«Красота вселенной»

Воздвижение Креста ГосподняПразд­ник Воз­движе­ния, по­свя­щен­ный Кре­сту Хри­сто­ву, вы­ра­жа­ет ли­тур­ги­че­ский (бо­го­слу­жеб­ный) ас­пект по­чи­та­ния хри­сти­а­на­ми Гол­гоф­ско­го Кре­ста как ору­дия спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. На­зва­ние ука­зы­ва­ет на тор­же­ствен­ное под­ня­тие Кре­ста вверх («воз­движе­ние») по­сле об­на­ру­же­ния его в зем­ле. Это един­ствен­ный дву­на­де­ся­тый празд­ник (т. е. один из две­на­дца­ти ве­ли­чай­ших празд­ни­ков го­до­во­го цик­ла), ис­то­ри­че­ской ос­но­вой ко­то­ро­го яви­лись не толь­ко но­во­за­вет­ные со­бы­тия, но и бо­лее позд­ние – из об­ла­сти цер­ков­ной ис­то­рии.

Рож­де­ние Бо­го­ма­те­ри, празд­но­вав­ше­е­ся ше­стью дня­ми ра­нее, – пред­две­рие тай­ны во­пло­ще­ния Бо­га на зем­ле, а Крест воз­ве­ща­ет о Его бу­ду­щей жерт­ве. По­это­му празд­ник Кре­ста то­же сто­ит в на­ча­ле цер­ков­но­го го­да (14/27 сен­тяб­ря). Его про­ис­хож­де­ние свя­за­но с тор­же­ством хри­сти­ан­ства в IV ве­ке. Вспом­ним ис­то­рию Свя­тых мест.

Тре­мя сто­ле­ти­я­ми ра­нее, вес­ной 30 го­да, въез­жая в Иеру­са­лим за неде­лю до стра­да­ний, Хри­стос, – пи­шет еван­ге­лист Лу­ка, – «за­пла­кал о нём и ска­зал: „О, ес­ли бы в этот день и ты ура­зу­мел, что ве­дёт к ми­ру! Но это со­кры­то ныне от глаз тво­их. И вот по­стиг­нут те­бя та­кие дни, ко­гда твои вра­ги воз­ве­дут про­тив те­бя осад­ные баш­ни, и возь­мут те­бя в коль­цо, и ото­всю­ду бу­дут те­бя тес­нить, и по­верг­нут во прах те­бя и оби­та­ю­щих в те­бе, и не оста­вят у те­бя кам­ня на камне…“» (Лк.19:41-44).

Про­шло со­рок лет, и рим­ские ок­ку­пан­ты, же­сто­ко по­да­вив­шие вос­ста­ние жи­те­лей Па­ле­сти­ны, взя­ли штур­мом Иеру­са­лим. При этом сго­рел Храм (70 г., сен­тябрь), един­ствен­ное доз­во­лен­ное в Вет­хом За­ве­те ме­сто по­кло­не­ния Еди­но­му Бо­гу, и с тех пор бо­го­слу­же­ния в соб­ствен­ном смыс­ле (жерт­во­при­но­ше­ния) у иуде­ев не со­вер­ша­ют­ся.

Во II ве­ке им­пе­ра­тор Адри­ан, раз­гро­мив­ший по­след­нее ан­ти­рим­ское вос­ста­ние Бар-Кох­бы (132–135), враж­деб­ный как к иуде­ям, так и к хри­сти­а­нам, ре­шил уни­что­жить все сле­ды нена­вист­ных ему ре­ли­гий. Он пол­но­стью пе­ре­стро­ил Иеру­са­лим (став­ший эл­ли­ни­сти­че­ским го­ро­дом, пре­бы­ва­ние в ко­то­ром ев­ре­ям бы­ло за­пре­ще­но под стра­хом смер­ти) и на­звал его, в честь же­ны, Элия Ка­пи­толина. На два сто­ле­тия Свя­той го­род слов­но бы ис­чез с ли­ца зем­ли[1].

На ме­сте Гол­го­фы и Гро­ба Гос­под­ня был по­стро­ен храм Ве­не­ры, а на тер­ра­се быв­ше­го Иеру­са­лим­ско­го хра­ма – храм Юпи­те­ра. Ро­ща Адо­ни­са окру­жи­ла Виф­ле­ем­скую пе­ще­ру.

Толь­ко по­сле 313 г., ко­гда «Ми­лан­ский эдикт» (точ­нее – ре­скрипт) рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на I Ве­ли­ко­го (306–337) предо­ста­вил хри­сти­а­нам сво­бо­ду ве­ро­ис­по­ве­да­ния, на­ча­лось вос­ста­нов­ле­ние по­ру­ган­ных Свя­тынь. Сам им­пе­ра­тор при­ка­зал по­стро­ить храм Вос­кре­се­ния (греч. Анаста­сис) на ме­сте Гол­го­фы и пе­ще­ры Гро­ба Гос­под­ня по­сле про­из­ве­дён­ных на этом ме­сте рас­ко­пок. Его освя­ще­ние со­сто­я­лось 13 сен­тяб­ря 335 г., и бы­ло ре­ше­но празд­но­вать Воз­дви­же­ние Кре­ста 14 сен­тяб­ря (по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю). По пре­да­нию, хра­нив­ший­ся в Иеру­са­ли­ме Крест Гос­по­день был неза­дол­го до это­го (в 325 или 326 г.) най­ден («об­ре­тён») ма­те­рью Кон­стан­ти­на, вдов­ству­ю­щей им­пе­ра­три­цей Еле­ной, со­вер­шив­шей па­лом­ни­че­ство по Свя­тым ме­стам и лич­но воз­гла­вив­шей рас­коп­ки Гол­го­фы. (Рим­ская цер­ковь празд­ну­ет «Об­ре­те­ние Свя­то­го Кре­ста Гос­под­ня» 3 мая, со­глас­но ука­за­нию древ­них ав­то­ри­тет­ных ме­ся­це­сло­вов.) Офи­ци­аль­ное цер­ков­ное ска­за­ние об уста­нов­ле­нии празд­ни­ка чи­та­ет­ся у ви­зан­тий­ских ис­то­ри­ков уже сле­ду­ю­ще­го (V-го) сто­ле­тия; при этом они при­во­дят раз­лич­ные ва­ри­ан­ты это­го со­бы­тия.

Со­глас­но Фе­о­до­ри­ту Кир­ско­му († ок. 466 г.), ца­ри­ца Еле­на, «уви­дев ме­сто, при­няв­шее спа­си­тель­ные для все­го ми­ра стра­да­ния, тот­час по­ве­ле­ла раз­ру­шить по­стыд­ное ка­пи­ще (храм Ве­не­ры) и вы­вез­ти сор. Ко­гда же от­кры­лась гроб­ни­ца, то яви­лись три кре­ста, за­ры­тые при Гро­бе Гос­под­нем. Тут все несо­мнен­но уве­ри­лись, что один из них был крест Гос­по­да на­ше­го и Спа­си­те­ля Иису­са Хри­ста, а про­чие кре­сты рас­пя­тых с Ним раз­бой­ни­ков, но ни­кто не знал, ко­то­рый имен­но при­ка­сал­ся к те­лу Гос­под­ню и при­нял кап­ли дра­го­цен­ной Его кро­ви. Муд­рей­ший Ма­ка­рий, пред­сто­я­тель го­ро­да (ар­хи­епи­скоп Иеру­са­лим­ский), раз­ре­шил это недо­уме­ние сле­ду­ю­щим об­ра­зом. Од­на зна­ме­ни­тая жен­щи­на одер­жи­ма бы­ла про­дол­жи­тель­ной бо­лез­нью. Воз­ла­гая на неё с мо­лит­вой и бла­го­го­ве­ни­ем каж­дый из этих кре­стов, он узнал си­лу кре­ста Спа­си­те­ля, ко­то­рый, лишь толь­ко кос­нул­ся той же­ны, тот­час ис­це­лил тяж­кую её бо­лезнь. Та­ким об­ра­зом мать ца­ря до­стиг­ла то­го, что со­став­ля­ло пред­мет её пла­мен­ных же­ла­ний» (Цер­ков­ная ис­то­рия 1, 18). По вер­сии же дру­го­го ис­то­ри­ка, Со­зо­ме­на († сер. V в.), под­лин­ность Гол­гоф­ско­го Кре­ста вы­яви­лась при воз­ло­же­нии на него по­кой­ни­ка, немед­лен­но вос­крес­ше­го.

По­сле это­го ар­хи­епи­скоп Ма­ка­рий вы­со­ко «воз­двиг» (под­нял) Жи­во­тво­ря­щий Крест над мо­ля­щей­ся тол­пой жи­те­лей Иеру­са­ли­ма и па­лом­ни­ков, да­вая воз­мож­ность всем уви­деть свя­ты­ню. Со­глас­но совре­мен­ной пра­во­слав­ной тра­ди­ции, на­ка­нуне празд­ни­ка Воз­дви­же­ния (за Все­нощ­ным бде­ни­ем, по­сле «Ве­ли­ко­го сла­во­сло­вия»), свя­щен­ник вы­но­сит изо­бра­же­ние кре­ста (рас­пя­тие) из ал­та­ря на се­ре­ди­ну хра­ма, воз­ла­гая его на ана­лой. В со­бор­ных церк­вах су­ще­ству­ет обы­чай мед­лен­но «воз­дви­гать» его на че­ты­ре сто­ро­ны све­та при пе­нии «Гос­по­ди, по­ми­луй!» По­сколь­ку Крест – сим­вол стра­да­ний, то в день Воз­дви­же­ния уста­нов­лен пост.

Ска­за­ние об об­ре­те­нии Кре­ста сле­ду­ет оце­ни­вать не в фак­то­ло­ги­че­ском (ис­то­ри­че­ском), но в бо­го­слов­ско-сим­во­ли­че­ском ас­пек­те (по­доб­но Вве­де­нию Бо­го­ро­ди­цы во Храм), по­сколь­ку совре­мен­ни­кам Кон­стан­ти­на и Еле­ны оно неиз­вест­но. Сам имп. Кон­стан­тин в по­здра­ви­тель­ном пись­ме к ар­хип. Ма­ка­рию, пред­ла­гая укра­сить недав­но от­кры­тый гроб Гос­по­день, ни­че­го не го­во­рит о Кре­сте. Не зна­ет о нём и «Па­лом­ник из Бор­до» (333 г.), опи­сав­ший Гол­го­фу и храм Вос­кре­се­ния. Зна­ме­ни­тый ис­то­рио­граф кон­стан­ти­но­вой эпо­хи Ев­се­вий, ар­хи­епи­скоп Ке­са­рии Па­ле­стин­ской (в под­чи­не­нии ко­то­ро­го на­хо­ди­лась то­гда Иеру­са­лим­ская Цер­ковь), в сво­ём «По­хваль­ном сло­ве им­пе­ра­то­ру Кон­стан­ти­ну» (335 г.) и «Жиз­ни Кон­стан­ти­на» так­же не упо­ми­на­ет об об­ре­те­нии Кре­ста. При этом он по­дроб­но опи­сы­ва­ет его стро­и­тель­ную де­я­тель­ность на ме­сте вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, пред­ше­ству­ю­щие рас­коп­ки Гро­ба и да­же па­лом­ни­че­ство по Свя­тым ме­стам Еле­ны. (Ра­зу­ме­ет­ся, та­кое на­ро­чи­тое иг­но­ри­ро­ва­ние ве­ли­чай­шей хри­сти­ан­ской Свя­ты­ни бы­ло бы невоз­мож­ным да­же для объ­ек­тив­но­го язы­че­ско­го ис­то­ри­ка, тем бо­лее для пра­вя­ще­го ар­хи­ерея, в епар­хии ко­то­ро­го буд­то бы про­изо­шло это зна­ме­на­тель­ное со­бы­тие!) Во 2-й по­ло­вине IV ве­ка ар­хи­еп. Ки­рилл Иеру­са­лим­ский уже го­во­рит о по­чи­та­нии Кре­ста Гос­под­ня в Иеру­са­ли­ме и о том, что ча­сти­цы его раз­не­се­ны хри­сти­а­на­ми по всей им­пе­рии.

Ве­ро­ят­но, в это вре­мя на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся цикл ле­генд об об­ре­те­нии Кре­ста Гос­под­ня. Сю­жет­но они объ­еди­не­ны об­ра­зом бла­го­че­сти­вой жен­щи­ны, на­шед­шей на Гол­го­фе три кре­ста и через из­ле­че­ние (или вос­кре­ше­ние) че­ло­ве­ка опре­де­лив­шей ис­тин­ный Крест. Впер­вые о на­хож­де­нии Кре­ста Еле­ной пи­шет в 395 го­ду Ам­вро­сий Ме­дио­лан­ский (за­пад­ный епи­скоп, не бы­вав­ший в Иеру­са­ли­ме!). У дру­го­го за­пад­но­го пи­са­те­ля и по­эта Пав­ли­на Но­лан­ско­го (403 г.) по­яв­ля­ют­ся по­дроб­но­сти – о при­зва­нии Еле­ной на Гол­го­фу, в ка­че­стве со­вет­ни­ков, ев­рей­ских и хри­сти­ан­ских муд­ре­цов и о бо­же­ствен­ном вдох­но­ве­нии, раз­ре­шив­шем недо­уме­ние им­пе­ра­три­цы. В си­рий­ских ва­ри­ан­тах ле­ген­ды сре­ди по­мощ­ни­ков Еле­ны, кро­ме ар­хи­епи­ско­па Ма­ка­рия, фигу­ри­ру­ют дру­гие пер­со­на­жи (в том чис­ле по­след­ний иудео-хри­сти­ан­ский епи­скоп Иеру­са­ли­ма Иуда Ки­ри­ак). Ещё од­на вер­сия при­пи­сы­ва­ет пер­вое об­ре­те­ние Кре­ста ми­фи­че­ской Про­то­ни­ке, име­ну­е­мой же­ной имп. Клав­дия (41–54 г.). Свя­той Иоанн Зла­то­уст (†407 г.) про­ти­во­по­став­ля­ет этим ле­ген­дам утвер­жде­ние об эс­ха­то­ло­ги­че­ском смыс­ле Кре­ста, ко­то­рый не остал­ся на зем­ле, но был взят Спа­си­те­лем на небо, чтобы вновь явить­ся с Ним лишь во вре­мя Вто­ро­го Слав­но­го При­ше­ствия. (В дру­гих текстах с име­нем это­го ав­то­ра – тек­сто­ло­ги при­зна­ют их непод­лин­ны­ми – при­во­дит­ся тра­ди­ци­он­ное со­об­ще­ние о на­ход­ке трех кре­стов.)

Лит.: Ска­бал­ла­но­вич М. Н. Воз­дви­же­ние Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Кре­ста Гос­под­ня. Ки­ев, 2004; Chirat H. Cross. Finding of the Holy // New Catholic encyclopedia. Palatine, 1981. Vol. 2, p. 479–482.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. наук, канд. богословия


При­ло­же­ние

Из бо­го­слу­же­ния празд­ни­ка

Апо­столь­ское чте­ние (Кре­сту)

(1Кор.1:18-24. – За­ча­ло 125)

[От­но­ше­ние ко Кре­сту иуде­ев, эл­ли­нов и хри­сти­ан]

(Бра­тья!) Сло­во о Кре­сте для по­ги­ба­ю­щих – это глу­пость (безу­мие), а для нас, спа­са­е­мых, – си­ла Бо­жия. Ведь на­пи­са­но: «По­губ­лю муд­рость муд­ре­цов, и ра­зум ра­зум­ных от­верг­ну» (Ис.29:14). Где муд­рец? Где книж­ник? Где оп­по­нент («со­во­прос­ник») это­го ве­ка? Не об­ра­тил ли Бог муд­рость ми­ра в безу­мие? Ведь ко­гда мир [сво­ей] муд­ро­стью не по­знал Бо­га в пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей, – то Бог счёл за бла­го безу­ми­ем про­по­ве­ди спа­сти ве­ру­ю­щих.

Ведь и иудеи тре­бу­ют чу­дес, и эл­ли­ны ищут муд­ро­сти; а мы воз­ве­ща­ем Хри­ста рас­пя­то­го; для иуде­ев это – непри­ли­чие (скан­дал), для эл­ли­нов – глу­пость (ма­разм), а для са­мих же при­зван­ных, иуде­ев и эл­ли­нов, – Хри­ста, Бо­жию Си­лу и Бо­жию Пре­муд­рость.

Еван­гель­ское чте­ние (Кре­сту)

(Ин.19:6-11, 13-20, 25-28, 30-35. – За­ча­ло 60)

[Крест – осу­ществ­ле­ние Спа­се­ния]

Ко­гда уви­де­ли Его пер­во­свя­щен­ни­ки и слу­жи­те­ли, то за­кри­ча­ли: «Рас­пни, рас­пни (Его)!" Пи­лат го­во­рит им: «Возь­ми­те Его вы, и рас­пни­те, ведь я не на­хо­жу в Нём ви­ны». От­ве­ти­ли ему иудеи: «У нас есть За­кон, и по За­ко­ну Он дол­жен уме­реть, по­то­му что сде­лал Се­бя Сы­ном Бо­жи­им!»

Пи­лат, услы­шав это сло­во, ещё боль­ше устра­шил­ся. Он сно­ва во­шел в пре­то­рию и ска­зал Иису­су: «От­ку­да Ты?» Но Иисус не дал ему от­ве­та. Пи­лат го­во­рит Ему: «Мне ли не от­ве­ча­ешь? Раз­ве Ты не зна­ешь, что я имею власть от­пу­стить Те­бя и власть имею рас­пять Те­бя?» Иисус от­ве­тил ему: «Ты не имел бы на­до Мной ни­ка­кой вла­сти, ес­ли бы не бы­ло да­но те­бе Свы­ше. По­это­му больший грех на том, кто пре­дал Ме­ня те­бе».

Услы­шав эти сло­ва, Пи­лат вы­вел Иису­са на­ру­жу и сел (для со­вер­ше­ния су­да) на воз­вы­ше­нии, в ме­сте, на­зы­ва­е­мом Ли­фо­стротон («Ка­мен­ный По­мост»), а по-ев­рей­ски Гав­ва­фа. Бы­ла же пят­ни­ца пе­ред Пас­хой; око­ло ше­сто­го ча­са. И ска­зал Пи­лат иуде­ям: «Вот Царь ваш!» Но они за­кри­ча­ли: «Возь­ми, возь­ми, рас­пни Его!» Пи­лат го­во­рит им: «Ца­ря ли ва­ше­го рас­пну?» Пер­во­свя­щен­ни­ки от­ве­ча­ли: «Нет у нас ца­ря, кро­ме ке­са­ря (рим­ско­го им­пе­ра­то­ра. – Ю. Р). То­гда, на­ко­нец, он пре­дал Его им на рас­пя­тие.

Итак, взя­ли Иису­са и по­ве­ли. И, неся на Се­бе крест, Он вы­шел на ме­сто, на­зы­ва­е­мое «Лоб­ное», по-ев­рей­ски Гол­го­фа. Там рас­пя­ли Его и с Ним двух дру­гих, по обе сто­ро­ны от Него, а по­сре­дине Иису­са. Пи­лат же сде­лал на дос­ке над­пись и по­ста­вил на кре­сте. Бы­ло же на­пи­са­но: «Иисус На­зо­рей, Царь Иудей­ский». Эту над­пись чи­та­ли мно­гие из иуде­ев, по­то­му что ме­сто, где был рас­пят Иисус, бы­ло неда­ле­ко от го­ро­да, и на­пи­са­но бы­ло по-ев­рей­ски, по-гре­че­ски, по-рим­ски.

У кре­ста Иису­са сто­я­ли Мать Его и сест­ра Ма­те­ри Его, Ма­рия Клеопо­ва, и Ма­рия Маг­да­ли­на. Иисус же, уви­дев Мать и близ сто­я­ще­го уче­ни­ка, ко­то­ро­го Он лю­бил, го­во­рит Ма­те­ри: «Жен­щи­на! Вот сын Твой». По­том го­во­рит уче­ни­ку: «Вот Мать твоя!» И с то­го ча­са взял уче­ник Её к се­бе.

По­сле это­го Иисус, зная, что уже всё со­вер­ши­лось, го­во­рит (во ис­пол­не­ние Пи­са­ния): «Жаж­ду». <…> И, ко­гда Иисус вку­сил ук­су­са, Он ска­зал: «Со­вер­ши­лось (за­кон­че­но)!" И, скло­нив го­ло­ву, предал дух. По­сколь­ку же это был день При­го­тов­ле­ния (пят­ни­ца), – а сле­ду­ю­щий день суб­бо­ты был День Ве­ли­кий (Пас­ха), – то иудеи, чтобы тела не оста­лись на кре­сте в суб­бо­ту, по­про­си­ли Пи­ла­та пе­ре­бить у них го­ле­ни и снять их.

Итак, при­шли во­и­ны, и у пер­во­го пе­ре­би­ли го­ле­ни, и у дру­го­го, рас­пя­то­го с Ним. По­дой­дя же к Иису­су, они уви­де­ли, что Он уже умер, и не пе­ре­би­ли Ему ног, но один из во­и­нов ко­пьём прон­зил Ему бок, и вы­шла тот­час кровь и во­да. Ви­дев­ший это за­сви­де­тель­ство­вал, и ис­тин­но его сви­де­тель­ство. И он зна­ет, что ис­тин­ное го­во­рит, – чтобы и вы ве­ри­ли.


При­ме­ча­ния

[1] Ин­те­рес­но, что преж­нее на­зва­ние Свя­то­му Гра­ду вер­ну­ли толь­ко в се­ре­дине IV ве­ка, уже по­сле пер­во­го «хри­сти­а­ни­на на троне рим­ских ке­са­рей» имп. Кон­стан­ти­на, при­ка­зав­ше­го по­стро­ить в Иеру­са­ли­ме Храм Вос­кре­се­ния! На I Все­лен­ском со­бо­ре (325 г.) при­сут­ство­вал скром­ный и не иг­рав­ший ни­ка­кой ро­ли «епи­скоп Элии» (т. е. Иеру­са­ли­ма), под­чи­нён­ный ар­хи­епи­ско­пу Ке­са­рии (Це­за­реи) Па­ле­стин­ской (граж­дан­ская сто­ли­ца Иудеи). В V сто­ле­тии это уни­зи­тель­ное со­сто­я­ние лик­ви­ди­ро­ва­ли, но цер­ков­ные ди­пти­хи опре­де­ли­ли пат­ри­ар­ху Иеру­са­лим­ско­му толь­ко пя­тое ме­сто; а по­сле раз­ры­ва с пер­вен­ству­ю­щим Ри­мом (1054 г.) он стал чет­вер­тым по стар­шин­ству в се­мье Пра­во­слав­ных Церк­вей и пре­бы­ва­ет на этом ме­сте до сих пор (пер­вым же сто­ит пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский, ре­аль­но – Стам­буль­ский!). Как ви­дим, по­ли­ти­че­ская тра­ди­ция, вос­хо­дя­щая ко вре­ме­нам ещё язы­че­ской Рим­ской им­пе­рии, во­пре­ки здра­во­му смыс­лу, санк­ци­о­ни­ро­ва­на и цер­ков­ны­ми ка­но­на­ми.

Случайный тест