Родо­слов­ная Иисуса Христа

***

Родосло́вная Иису́са Христа́ — книга род­ства Иисуса Христа, содер­жа­ща­яся в Еван­ге­лии от Матфея (Мт.1:1–16) и Еван­ге­лии от Луки (Лк.3:23–38).

***

про­фес­сор М.И. Бого­слов­ский:
При­го­тов­ле­ние чело­ве­че­ства к при­ня­тию Иску­пи­теля совер­ши­лось, как известно, двумя парал­лель­ными путями: в иудей­стве – путем поло­жи­тель­ным, чрез непо­сред­ствен­ные Боже­ствен­ные откро­ве­ния (Рим.9:4), а у языч­ни­ков – отри­ца­тель­ным, кото­рый привел их к созна­нию духов­ной бес­по­мощ­но­сти чело­века и к иска­нию вышней помощи, «дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и неда­леко от каж­дого из нас» (Деян.17:27). При­ме­ни­тельно к этому, можно ска­зать напи­саны и еван­гель­ские родо­сло­вия. Так, родо­сло­вие у св. Матфея, если бы мы даже и не знали, для кого пред­на­зна­ча­лось самое Еван­ге­лие, одним уже тем, что начи­на­ется с Авра­ама и Давида, глав­ней­ших пред­ков еврей­ского народа (Быт.22:18 и 2Цар.7:12–13), ясно пока­зы­вает, что в крат­ком его перечне пред­ста­ви­те­лей и носи­те­лей обе­то­ва­нии Божиих повто­ря­ется исто­рия избран­ного народа, исто­рия его при­го­тов­ле­ния к при­ня­тию Мессии. Этим, соб­ственно, только и можно объ­яс­нить, почему св. Матфей в родо­сло­вии Иисуса Христа не выхо­дит за пре­делы, как бы ука­зан­ные Самим Богом, а пред­ла­гает усмат­ри­вать обе­щан­ного Иску­пи­теля в свя­щен­ном роде Авра­ама и Давида. «Поскольку гово­рит иудеям, – пишет Зла­то­уст, – то излиш­ним счи­тает начи­нать родо­сло­вие о древ­ней­ших родов».
Совсем другое мы видим в родо­сло­вии Еван­ге­лия от Луки. Это родо­сло­вие, хотя также идет чрез Авра­ама и Давида, но оно вос­хо­дит гораздо выше и дохо­дит даже до родо­на­чаль­ника всех людей Адама. В исто­рии чело­ве­че­ской нельзя еще ука­зать дру­гого подоб­ного родо­сло­вия, кото­рое бы так точно и так далеко про­сти­ра­лось, как родо­сло­вие Иисуса Христа в Еван­ге­лии от Луки. Так как св. Лука писал свое Еван­ге­лие для хри­стиан из языч­ни­ков (то есть греков), по воз­зре­нию кото­рых про­ис­хож­де­ние чело­ве­че­ства покрыто непро­ни­ца­е­мым мраком и у кото­рых ходили самые неле­пые басни о пер­во­быт­ных людях, то он и пред­ла­гает в своем родо­сло­вии крат­кое, но истин­ное ска­за­ние о про­ис­хож­де­нии Иисуса Христа (чудес­ное рож­де­ние Кото­рого он описал выше, в гл. 1 и 2), а вместе с Ним и всех людей от еди­ного чело­века, от единой крови (мысль апо­стола Павла, см. Деян.17:26, с одной сто­роны, для того, чтобы разо­рять преж­ние, неле­пые язы­че­ские басни о пер­во­быт­ных людях, а с другой, и глав­ным обра­зом, пока­зать, что во Христе Иисусе, согласно обе­то­ва­нию, дан­ному еще пра­ро­ди­те­лям в раю (Быт.3:15), спа­се­ние открыто и предо­став­лено всему роду чело­ве­че­скому, а не одним только иудеям.
«Пра­во­слав­ный собе­сед­ник», 1880

***

^ О родо­сло­вии Христа

Тол­ко­ва­ние на Еван­ге­лие от Матфея

бла­жен­ный Иеро­ним Стри­дон­ский

Глава I. – Стих 1: Родо­сло­вие Иисуса Христа, Сына Дави­дова, Сына Авра­амова. - У про­рока Исайи мы читаем: род Его кто изъ­яс­нит? Не будем поэтому думать, что еван­ге­лист [или: Еван­ге­лие] про­ти­во­ре­чит про­року в том смысле, что еван­ге­лист начи­нает изла­гать то, что, по слову про­рока, изло­жить невоз­можно; потому что у пер­вого, – про­рока, – гово­рится о рож­де­нии по боже­ству, а у вто­рого, – еван­ге­ли­ста, – о вопло­ще­нии. А начал он с плот­ской сто­роны для того, чтобы через чело­века мы начали гово­рить о Боге.

Стих 2: Сына Дави­дова, Сына Авра­амова. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и бра­тьев его.

- Здесь поря­док такой, в кото­ром предки сле­дуют за потом­ком; но здесь еван­ге­ли­сту необ­хо­димо было сде­лать пере­мену. Дей­стви­тельно, если он сна­чала поста­вил Авра­ама, а потом – Давида, то ему снова нужно было повто­рить Авра­ама, чтобы далее пока­зать поря­док про­ис­хож­де­ния. Вот почему он, про­пу­стив осталь­ных, назвал Спа­си­теля пер­во­на­чально сыном только этих [двух], потому что только этим двум дано обе­то­ва­ние о Христе, – [именно]: Авра­аму гово­рит: и бла­го­сло­вятся в семени твоем все народы и Давиду: от плода чрева твоего посажу на пре­столе твоем.

Стих 3: Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама. Арам родил Ами­на­дава; Ами­на­дав родил Наас­сона. - Необ­хо­димо обра­тить вни­ма­ние на то, что в родо­слов­ной Спа­си­теля не ука­зы­ва­ется ни одной святой жен­щины, а упо­ми­на­ются только такие из них, кото­рых пори­цает Свя­щен­ное Писа­ние, чтобы пока­зать, что При­шед­ший ради греш­ни­ков, про­ис­ходя от греш­ни­ков, изгла­дил грехи всех. Поэтому и в сле­ду­ю­щих стихах ука­зы­ва­ется на моави­тянку Руфь и Вир­са­вию (Bethsabee), жену Урии.

Стихи 4–8: Наас­сон родил Сал­мона; Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соло­мона от бывшей за Уриею; Соло­мон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; Аса родил Иоса­фата; Иоса­фат родил Иорама. – Выше­упо­мя­ну­тый Наас­сон есть родо­на­чаль­ник пле­мени Иуды, как мы читаем в книге Чисел.

Стихи 9–11: Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию; Езекия родил Манас­сию; Манас­сия родил Амона; Амон родил Иосию; Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехо­нию и бра­тьев его, перед пере­се­ле­нием в Вави­лон. - В чет­вер­той книге Царств мы читаем, что от Иорама родился Охозия, по смерти кото­рого Иоза­бет, дочь царя Иорама, сестра Охозии, похи­тила Иоаса, сына брата своего, и спасла его от убий­ства, кото­рое было под­го­тов­лено Гофо­лией (Athalia или: Atholia). Ему [Иоасу] насле­до­вал цар­ство сын его Амас­сия, после кото­рого цар­ство­вал сын его Азария, назы­ва­ю­щийся также Озия [или: Охозия], пре­ем­ни­ком кото­рого был сын его Иоафам. Итак, ты видишь, что согласно с несо­мнен­ным сви­де­тель­ством о про­шед­ших собы­тиях в сере­дине было еще три царя, кото­рых этот еван­ге­лист про­пу­стил, потому что Иорам родил не Озию, а Охозию, а также и осталь­ных, кото­рых мы пере­чис­лили. Про­изо­шло это несо­мненно потому, что еван­ге­лист имел в виду пред­ста­вить в разных отрез­ках вре­мени три раза по четыр­на­дцать родов, а к роду Иорама при­ме­тался род нече­сти­вей­шей Иеза­вели; поэтому род ее забы­ва­ется до тре­тьего поко­ле­ния, чтобы не быть вклю­чен­ным в ряд участ­ву­ю­щих в свя­щен­ном рож­де­стве.

Стихи 12–15: По пере­се­ле­нии же в Вави­лон, Иехо­ния родил Сала­фи­иля; Сала­фи­иль родил Зоро­ва­веля; Зоро­ва­вель родил Авиуда; Авиуд родил Ели­а­кима; Ели­а­ким родил Азора; Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; Елиуд родил Еле­азара; Еле­азар родил Мат­фана; Матфан родил Иакова. - Если бы мы захо­тели поста­вить Иехо­нию в конце преды­ду­щих четыр­на­дцати родов, то в сле­ду­ю­щих четыр­на­дцати будет не четыр­на­дцать, а три­на­дцать родов. Итак, будем теперь знать, что Иехо­ния был прежде Иоакима и что этот послед­ний был сыном, а не отцом [пер­вого]; имя пер­вого из них пишется через буквы: с и т, а вто­рого – через ch и n;, и что вслед­ствие ошибки писцов и отда­лен­но­сти от нас вре­мени их у греков и лати­нян про­изо­шло сме­ше­ние [этих имен].

Стих 16: Иаков родил Иосифа. - По поводу этого места импе­ра­тор Юлиан поста­вил нам на вид раз­но­гла­сие еван­ге­ли­стов, – именно: почему еван­ге­лист Матфей назвал Иосифа сыном Иакова, а Лука [еван­ге­лист] назвал его сыном Илия (Heli); он не пони­мал, что по обычаю, опи­сан­ному в Писа­ниях (non intelligens consuetudinem Scripturarum), один был отцом ему по при­роде, а другой – по бла­го­дати. В самом деле, ведь мы знаем запо­ведь, данную от Моисея по пове­ле­нию Божию, о том, чтобы, если брат или род­ствен­ник умрет без­дет­ным, то другой брат или род­ствен­ник должен взять его жену для вос­ста­нов­ле­ния семени брата или род­ствен­ника своего. Об этом более подробно рас­суж­дали Афри­кан, соста­ви­тель лето­пи­сей, и Евсе­вий Кеса­рий­ский в книге «Раз­но­чте­ния еван­ге­ли­стов».

Стих 17: Мужа Марии, от кото­рой родился Иисус, назы­ва­е­мый Хри­стос. -Слыша слово мужа, ты не поду­май вдруг о браке, но при­помни обык­но­ве­ние Писа­ния назы­вать жени­хов мужьями, а невест – женами.

Стих 18: И от пере­се­ле­ния в Вави­лон до Христа четыр­на­дцать родов. -Пере­счи­тай от Иехо­нии до Иосифа и най­дешь три­на­дцать рож­де­ний. Таким обра­зом четыр­на­дца­тым рож­де­нием пред­став­ля­ется рож­де­ние Иисуса Христа.

(Стих 18: Рож­де­ство Иисуса Христа было так. - При­леж­ный чита­тель станет допы­ты­ваться и скажет: «Так как Иосиф не был отцом, то какое отно­ше­ние к Гос­поду имеет поря­док родов, дове­ден­ный до Иосифа?» Такому мы прежде всего отве­тим, что обычаю Писа­ний не свой­ственно, чтобы в родо­сло­вие вво­дился ряд женщин. Затем, Иосиф и Мария были от одного колена, поэтому согласно пред­пи­са­нию закона он должен был при­нять ее как близ­кую род­ствен­ницу и быть запи­сан­ным вместе с ней в Виф­ле­еме, потому что они были про­ис­хо­дя­щими из одного и того же колена.

По обру­че­нии Матери Его Марии с Иоси­фом. - Почему Он зачи­на­ется не просто от Девы, но от обру­чен­ной мужу? Во-первых, чтобы пока­зать про­ис­хож­де­ние Марии через родо­сло­вие Иосифа; во-вторых, чтобы Она не была побита кам­нями как будто пре­лю­бо­дейка; в‑третьих, чтобы во время бег­ства в Египет она могла иметь защиту в лице [мни­мого] супруга. Муче­ник Игна­тий ука­зы­вает еще и чет­вер­тую при­чину, по кото­рой Он зачат был от обру­чен­ной; это для того, гово­рит он, чтобы рож­де­ние Его было сокрыто от дья­вола, чтобы дьявол считал Его родив­шимся от замуж­ней жены, а не от Девы.

Прежде нежели соче­та­лись они, ока­за­лось, что Она имеет во чреве от Духа Свя­того. - Только Иоси­фом, а не другим кем-либо она най­дена была име­ю­щей во чреве; он, конечно, по праву закон­ного супруга, знал все, что каса­ется его буду­щей жены. Когда же гово­рится: Прежде чем они сошлись, то из этого не сле­дует, что они сошлись потом: Свя­щен­ное писа­ние пока­зы­вает здесь на то, чего не было.

Стихи 19–20: Иосиф же муж Ее, будучи пра­ве­ден и не желая огла­сить Ее, хотел тайно отпу­стить Ее. Но когда он помыс­лил это, – се, Ангел Гос­по­день явился ему во сне и сказал. – Если тот, кто всту­пает в связь с блуд­ни­цей, ста­но­вится с ней одним телом и если в законе пред­пи­сано, чтобы не только винов­ные [во грехе], но и соучаст­ники в совер­ше­нии его были ответ­ственны за пре­ступ­ле­ние, то каким обра­зом Иосиф, скры­вая [или наме­ре­ва­ясь скрыть пре­ступ­ле­ние жены, назы­ва­ется в Писа­нии пра­вед­ным? Это – сви­де­тель­ство в пользу Марии, потому что Иосиф, зная ее непо­роч­ную чистоту и удив­ля­ясь про­ис­шед­шему, покрыл мол­ча­нием то, тайны чего он не пости­гал.

Иосиф, сын Дави­дов! не бойся при­нять Марию, жену твою; ибо родив­ше­еся в Ней есть от Духа Свя­того. - (Стих 21: Родит же Сына. - Уже и выше мы ска­зали, что обру­чен­ные (sponsae – неве­сты) назы­ва­ются женами, о чем более подробно учит книга против Гель­ви­дия. А то, что во сне ему гово­рит ангел с выра­же­нием нежной ласки, было для того, чтобы оправ­дать осно­ва­тель­ность его скром­ного мол­ча­ния. Вместе с тем необ­хо­димо заме­тить, что Иосиф назы­ва­ется сыном Давида, чтобы пока­зать, что и Мария также про­ис­хо­дит от рода Дави­дова.

Стих 21 [про­дол­же­ние]: И наре­чешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих [populum suum] от грехов их. - Слово Иисус на еврей­ском языке значит Спа­си­тель. Таким обра­зом еван­ге­лист обо­зна­чает про­ис­хож­де­ние имени Его, когда гово­рит: И наре­чешь Ему имя… и т. д.

Стихи 22–23 и 24 [начало]: А было все это так, что испол­ни­лось ска­зан­ное от Гос­пода чрез про­рока, кото­рый гово­рит: Вот, Дева будет иметь во чреве и родит Сына, и наре­кут имя Ему Емма­нуил, что значит: С нами Бог. Вос­ставши же Иосиф от сна, сделал так, как пове­лел ему Ангел Гос­по­день, и принял жену свою. - Вместо ска­зан­ного у еван­ге­ли­ста Матфея: Будет иметь во чреве, у про­рока напи­сано: Во чреве при­и­мет. Это потому, что пророк, пред­ска­зы­вая буду­щее, обо­зна­чает то, что должно быть, и пишет: при­и­мет, а еван­ге­лист, пере­да­ю­щий повест­во­ва­ние о про­ис­шед­шем, заме­нил: при­и­метсловом: будет иметь. В самом деле, тот, кто имеет, никоим обра­зом не может при­нять [уже име­ю­ще­еся]. Здесь то же, что мы видим и в псал­мах: Ты восшел на высоту, пленил плен, принял дары для чело­ве­ков. При­водя это сви­де­тель­ство, апо­стол не сказал: принял, но: дал, потому что там пока­зано буду­щее, – что Он примет, а здесь идет повест­во­ва­ние о том, что Он при­ня­тое дал.

^ Родо­сло­вие Иисуса Христа

епи­скоп Мефо­дий (Куль­ман) (1902–1974)

Еван­ге­лист Вет­хого Завета, слав­ный пророк Исаия, воз­ве­щая о стра­да­ниях гря­ду­щего в мир Иисуса, с бла­го­го­ве­нием помыш­ляет о том, Кто сей гря­ду­щий Спа­си­тель, откуда и куда Он нис­хо­дит. И, пора­жён­ный мыслью о Его Боже­ствен­ном досто­ин­стве, Пророк вос­кли­цает: Но род Его кто изъ­яс­нит? (Исаи. 53:8); – то есть кто изъ­яс­нит нам, земно­род­ным, Его пред­веч­ное рож­де­ние от Бога Отца? Оно непо­сти­жимо не только для ума чело­ве­че­ского, но и ангель­ского. И вот сей Бог, непри­ступ­ный, неиз­ре­чён­ный, непо­сти­жи­мый и равный Отцу, пришёл к нам на землю, не погну­шав­шись родиться от Жены и иметь пред­ками Давида и Авра­ама. Пред­веч­ный Бог рож­да­ется, как чело­век, ста­но­вится во всём, кроме греха, подоб­ным, срод­ным нам Чело­ве­ком. И первый Еван­ге­лист Нового Завета, святой Апо­стол Матфей, рас­кры­вая перед нами запи­сан­ное им Еван­ге­лие, бла­го­вест­вует, что эта книга – это Родо­сло­вие Иисуса Христа, свиток, в коем запи­саны предки по плоти, вся жизнь и деяния обе­то­ван­ного Мессии – Сына Дави­дова, Сына Авра­амова. Подобно тому, как вет­хо­за­вет­ный быто­пи­са­тель Моисей, начи­ная исто­рию пад­шего чело­ве­че­ства, выра­жа­ется: Вот родо­сло­вие Адама (Быт.5:1), – святой Матфей, начи­ная исто­рию вос­ста­нов­ле­ния пад­шего чело­века, пока­зы­вает Родо­сло­вие Иисуса Христа. От пер­вого, перст­ного чело­века пошло рас­строй­ство, но вот – новый Чело­век, новый Адам, Гос­подь с неба (1Кор.15:47), началь­ник нового поко­ле­ния людей, рож­да­е­мых духовно и состав­ля­ю­щих народ святой. Древ­нее прошло, и стало всё ново. Какая радость для земно­род­ных уже в одном назва­нии книги: Родо­сло­вие Иисуса Христа! О каком родо­сло­вии гово­ришь ты, Апо­стол Хри­стов? Кто и кому сроден? Бог, Творец неба и земли, пре­ис­кренне при­об­щился нашей плоти и крови, не погну­шался назвать подоб­ных нам людей Своими пред­ками, а нас – бра­тьями Своими. Это ли не радость?! Это ли не бла­го­ве­стие?! Но эта благая весть осо­бенно была радостна для уве­ро­вав­ших Иудеев: они знали, что Давиду и Авра­аму было обе­щано Богом рож­де­ние Христа Спа­си­теля от их семени. И вот святой Еван­ге­лист Матфей, писав­ший своё Еван­ге­лие для уве­ро­вав­ших Иудеев, в самом начале книги пока­зы­вает им, что эти обе­то­ва­ния испол­ни­лись в Иисусе Христе. Он – Сын Давида, Он – Сын Авра­ама, Сын Без­на­чаль­ного Отца, сияние славы и образ ипо­стаси Его (Евр.1:3), бла­го­во­лит назы­ваться Сыном чело­ве­че­ским, Потом­ком Дави­до­вым, дабы тебя, чело­век, соде­лать сыном Божиим. Он бла­го­во­лит назы­вать отцом Своим раба, дабы твоим отцом сде­лать твоего Вла­дыку. Сын Божий есть Дави­дов и Авра­амов. Не сомне­вайся же, что и ты сын Адамов, будешь сыном Божиим. “Он – Бог, чтобы иметь силу поне­сти на Себе немощи чело­ве­че­ские, Он – чело­век, при­част­ный плоти и крови нашей (Евр.2:14), чтобы сде­лать чело­века при­част­ни­ком Боже­ствен­ного есте­ства” (Мит­ро­по­лит Фила­рет). Царь земной обле­ка­ется иногда в одежду про­стого воина, чтобы не при­вле­кать на себя вни­ма­ние непри­я­теля. Царь Небес­ный скры­ва­ется под обра­зом раба, чтобы не заста­вить врага, диа­вола, бежать прежде сра­же­ния. Он пришёл, чтобы спасти нас, отчего и принял имя Иисуса, что по-еврей­ски значит Спа­си­тель. Он был Царём, ибо воца­рился для истреб­ле­ния греха. Он был Пер­во­свя­щен­ни­ком, ибо Сам Себя принёс в жертву за наши грехи. А в Ветхом Завете и царей, и пер­во­свя­щен­ни­ков пома­зы­вали святым елеем, и потому они назы­ва­лись хри­стами: и Гос­подь наш был пома­зан истин­ным елеем, Духом Святым, и потому назы­ва­ется Хри­стом, что в пере­воде с гре­че­ского значит Пома­зан­ник. – Но если Авраам жил прежде Давида, почему же Еван­ге­лист назы­вает Иисуса Христа сна­чала Сыном Дави­до­вым, а уж потом – Авра­амо­вым? Да потому что Давид осо­бенно сла­вился у Иудеев по зна­ме­ни­то­сти его цар­ствен­ных деяний. Притом Давид жил спустя тысячу лет после Авра­ама, и обе­то­ва­ние, данное Богом Давиду, как недав­нее, было у всех Иудеев на устах. Обе­то­ва­ние, данное Авра­аму, можно было отне­сти ко всем коле­нам еврей­ского народа, тогда как обе­то­ва­ние, данное Давиду, прямо ука­зы­вало не только на колено Иудово вообще, но в част­но­сти и на род Дави­дов, из кото­рого над­ле­жало ожи­дать обе­то­ван­ного Спа­си­теля. Давид первым из всех царей бла­го­уго­дил Богу, первым из них полу­чил обе­то­ва­ние, что из его семени родится Хри­стос. К тому же и сам Давид был про­об­ра­зом Христа: как Давид воца­рился вместо отвер­жен­ного Богом Саула, так и Хри­стос воца­рился над нами, когда Адам поте­рял данную ему власть над всем живу­щим на земле и над демо­нами. Давид сам сказал, что Бог с клят­вами обещал ему от плода чрева его поса­дить его на пре­стол. Поэтому никто не назы­вал Христа Сыном Авра­амо­вым, но Сыном Дави­до­вым. Хри­стос придёт от семени Давида, ска­зано в писа­нии, и из Виф­ле­ема, из того места, откуда был Давид (Ин.7:42). И веро­вав­шие во Христа Иудеи любили назы­вать Его Сыном Дави­до­вым: Поми­луй нас, Иисус, Сыну Дави­дову! Осанна Сыну Дави­дову! (Мф.9:27, 21:9). Давид и Авраам были осо­бенно славны: Давид был Про­ро­ком и Царём, а Авраам – Пат­ри­ар­хом и Про­ро­ком.

Но Хри­стос родился от без­муж­ней Девы, а родо­сло­вия Пре­свя­той Девы у Еван­ге­ли­ста нет. Откуда же мы знаем, что Хри­стос есть Пото­мок Давида? Да потому что Пре­свя­тая Дева была дей­стви­тельно от рода и пле­мени Давида. Бог пове­ле­вает Гав­ри­илу идти к Деве, обру­чён­ной мужу, именем Иосиф, из дома Дави­дова (Лк.1:27). Родо­сло­вие Иосифа пока­зы­вает, что и он был потом­ком Давида. По закону иудей­скому, не поз­во­лено было брать в жёны не только из дру­гого колена, но и из дру­гого рода в том же колене. Пра­вед­ныйИосиф (как назы­вает его Еван­ге­лист Матфей) не мог, да и не имел ника­кой нужды нару­шать столь важный закон. Почему же Еван­ге­лист поме­стил родо­сло­вие Иосифа, а не Марии? Да потому что Иудеи не вели родо­слов­ной по жен­скому колену. Если бы Еван­ге­лист пока­зал родо­сло­вие Девы, то чита­тели из Иудеев посчи­тали бы его ново­вво­ди­те­лем. А если бы он умол­чал о родо­сло­вии Иосифа, мы бы не знали пред­ков Девы. А по изъ­яс­не­нию “чудных и зна­ме­ни­тых мужей,” дошед­шему до нас бла­го­даря св. Зла­то­усту, Еван­ге­лист не хотел в самых первых стро­ках Еван­ге­лия откры­вать неве­ру­ю­щим Иудеям тайну рож­де­ния Христа от Девы, дабы не оттолк­нуть их от чтения святой Книги. Если и после столь­ких чудес неве­ру­ю­щие Иудеи назы­вали Христа Сыном Иоси­фо­вым, то как бы пове­рили они, не зная о Его чуде­сах, что Он родился от Девы? Самому пра­вед­ному Иосифу для подоб­ной веры было необ­хо­димо откро­ве­ние от Бога и сви­де­тель­ства про­ро­ков. Да и Пре­чи­стая Дева, Матерь Хри­стова, не смела до вре­мени откры­вать эту тайну. Послу­шай, что гово­рит Она Своему Боже­ствен­ному Сыну-Отроку: Вот отец Твой и Я искали Тебя (Лк.2:48).

Про­чтём теперь родо­сло­вие Иисуса Христа по порядку. Еван­ге­лист писал для Евреев и потому не считал нужным начи­нать родо­сло­вие с Адама. Он начи­нает с Авра­ама: Авраам родил Исаака. Авра­аму пер­вому Бог вменил веру в пра­вед­ность, и он первым полу­чил от Бога обе­то­ва­ние, что в Семени его (то есть через его потомка) бла­го­сло­вятся (будут Богом бла­го­сло­венны) все народы земли (Быт.22:18). Хри­стос и есть то Семя Авра­амово, в кото­ром полу­чили бла­го­сло­ве­ние все мы, бывшие прежде языч­ни­ками. Еван­ге­лист не упо­ми­нает о других детях Авра­ама потому, что все Евреи про­изо­шли не от них, а от Исаака. Поэтому же не гово­рит он и об Исаве, сыне Исаака, а только об Иакове. Исаак родил Иакова. Иаков родил Иуду и бра­тьев его. Из всех две­на­дцати сыно­вей Иакова Еван­ге­лист назы­вает только Иуду, потому что от колена Иудова про­изо­шёл Хри­стос. А о бра­тьях Иуду св. Матфей упо­мя­нул потому, что они были родо­на­чаль­ни­ками избран­ного Богом народа Еврей­ского. Пат­ри­арх Иаков, бла­го­слов­ляя перед смер­тью детей своих, сказал Иуде: не отой­дёт ски­петр от Иуды и зако­но­да­тель от чресл его, доколь не придёт при­ми­ри­тель, и Ему покор­ность наро­дов (Быт.49:10), то есть не пре­кра­тится цар­ская власть из колена Иудова, пока не придёт обе­то­ван­ный При­ми­ри­тель – ожи­да­ние всех наро­дов земных, Спа­си­тель Хри­стос. Это и сбы­лось во время Рож­де­ства Хри­стова: у Иудеев не было своего царя, а царём был Ирод-ино­пле­мен­ник, и их цар­ство при­над­ле­жало Рим­ля­нам. Иуда родил Фареса и Зару от Фамари. Фамарь была невест­кой Иуды, вдова, остав­ша­яся без­дет­ной после двух его сыно­вей. Желая иметь детей от семени Авра­ама, она при­тво­ри­лась блуд­ни­цей и зачала от своего свёкра Иуды двух близ­не­цов: Фареса и Зару. Так, упо­мя­нув о Фамари, Еван­ге­лист напо­ми­нает о грехе самого Иуды. “Что дела­ешь ты, бого­дух­но­вен­ный муж? – вопро­шает св. Зла­то­уст. – Напо­ми­на­ешь нам исто­рию без­за­кон­ного кро­во­сме­ше­ния?” И отве­чает: “В родо­сло­вии вопло­тив­ше­гося Бога не только не должно умол­чать, но ещё велег­ласно воз­ве­стить об этом для того, чтобы пока­зать, Его про­мыш­ле­ние и могу­ще­ство. Ибо Он пришёл не для того, чтобы избе­гать позора нашего, но чтобы уни­что­жить оный позор.” Христу должно удив­ляться не только потому, что Он сде­лался Чело­ве­ком, но и потому, что пороч­ных людей удо­стоил стать Своими срод­ни­ками, не сты­дясь нимало наших поро­ков. Он не гну­шался ничем нашим, уча этим и нас не сты­диться зло­нра­вия [низ­кого про­ис­хож­де­ния], но искать только одного – доб­ро­де­тели. Ибо доб­ро­де­тель­ный, хотя бы и про­ис­хо­дил он от ино­пле­мен­ника, хотя бы и родился он от блуд­ницы, но не может он полу­чить от этого ника­кого вреда.” Этим сми­ря­ется и гор­дость Иудеев: они хва­ли­лись своим про­ис­хож­де­нием от Авра­ама и думали спа­стись доб­ро­де­тель­но­стью пред­ков. Но вот и “самые пра­отцы их виновны во грехах. Так пат­ри­арх Иуда, от кото­рого и самое имя полу­чил народ Иудей­ский, ока­зы­ва­ется нема­лым греш­ни­ком, ибо Фамарь обли­чает его в блу­до­де­я­нии. И Давид от жены пре­лю­бо­дей­ной родил Соло­мона. Если же эти вели­кие мужи не испол­нили закона, то тем более те, кто ниже их. А если не испол­нили, значит, все согре­шили, и при­ше­ствие Христа было необ­хо­димо” (Зла­то­уст).

Еван­ге­лист про­дол­жает радо­слов­ную лествицу: Фарес родил Есрома; Есром родил Арама; Арам родил Ами­на­дава; Ами­на­дав родил Наас­сона; Наас­сон родил Сал­мона; Салмон родил Вооза от Рахавы. “Думают, что Рахав и есть та блуд­ница, кото­рая при­няла и скрыла у себя согля­да­таев, послан­ных Иису­сом Нави­ном в Иери­хон, и за то спас­лась от истреб­ле­ния после взятия этого города Евре­ями. Упо­мя­нул Еван­ге­лист о ней в нази­да­ние нам: как она была блуд­ница, так и все языч­ники блу­до­дей­ство­вали своими делами. Она при­няла послан­ных Иису­сом Нави­ном и спас­лась. Так и языч­ники, при­няв­шие послан­ных Иису­сом Хри­стом Апо­сто­лов и веря­щие в Него, спа­са­ются” (св. Фео­фи­лакт). Вооз родил Овида от Руфи. Вот ещё одна языч­ница – ино­пле­мен­ница Руфь. Она оста­вила родную страну и дом отца своего, пошла со своей све­кро­вью из земли Моавит­ской в Виф­леем, уве­ро­вала в Бога истин­ного и за то удо­сто­и­лась быть пра­ма­те­рью Давида и Самого Иисуса Христа. “Так и Цер­ковь из языч­ни­ков забыла почи­та­ние идолов и отца своего диа­вола и обру­чи­лась с Еди­но­род­ным Сыном Божиим” (св. Фео­фи­лакт). Овид родил Иессея; Иессей родил Давида Царя; Давид Царь родил Соло­мона от бывшей за Уриею. Урия был вое­на­чаль­ни­ком Давида. Давид пре­льстился кра­со­той его жены, Вир­са­вии, и впал с нею в грех пре­лю­бо­де­я­ния. Желая покрыть этот грех, он пове­лел стар­шему своему вое­на­чаль­нику Иоаву поста­вить Урию в самом опас­ном месте во время сра­же­ния, и Урия был убит. А Давид женился на Вир­са­вии. Так Еван­ге­лист, упо­мя­нув о жене Урия, снова вводит в родо­сло­вие Иисуса Христа греш­ницу и гово­рит о тяжком паде­нии луч­шего из пред­ков Хри­сто­вых по плоти – слав­ного Царя-Про­рока Давида. Воис­тину, здесь слава Иисуса Христа обна­ру­жи­ва­ется не через вели­чие, но через низость и гре­хов­ность Его земных пред­ков. Фамарь и Раав – блуд­ницы, Руфь – ино­пле­мен­ница, Вир­са­вия – пре­лю­бо­дейка. И все они удо­сто­и­лись чести быть напи­сан­ными в числе пред­ков Спа­си­теля мира. Как тут не удив­ляться Его край­нему снис­хож­де­нию?! Поис­тине, перед Богом нет уже Иудея, ни Еллина-языч­ника; нет раба, ни сво­бод­ного; нет муже­ского пола, ни жен­ского (Гал.3:28). Но всех, к Нему при­хо­дя­щих с пока­я­нием, Он с любо­вью при­ем­лет. Воис­тину, Он пришёл при­звать греш­ни­ков к пока­я­нию, пришёл уни­что­жить все наши грехи; пришёл, как Врач, а не Судья. Кто после сего смеет похва­литься своим про­ис­хож­де­нием от слав­ных и име­ни­тых пред­ков? “Невоз­можно, – гово­рит св. Зла­то­уст, – Совер­шенно невоз­можно через доб­ро­де­тели или пороки пред­ков быть чест­ным или бес­чест­ным, зна­ме­ни­тым или неиз­вест­ным. Можно ска­зать ещё более: тот больше и зна­ме­нит, кто, родив­шись от недоб­рых роди­те­лей, сам стал добрым чело­ве­ком.” Поис­тине, чело­веку нечем похва­литься. Но обра­тимся к родо­слов­ной Иисуса Христа.

Соло­мон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; Аса родил Иосо­фата; Иосо­фат родил Иорама; Иорам родил Озию. С Давида начи­на­ется ряд царей до плена Вави­лон­ского. Из Свя­щен­ного Писа­ния Вет­хого Завета видно, что у Иорама был сын Охозия, у Охозии – Иоас, у Иоаса – Амасия, а у сего Амасии уже – Озия. Думают, что Еван­ге­лист про­пу­стил трёх царей для облег­че­ния памяти, чтобы удоб­нее было запом­нить родо­слов­ную таб­лицу, если счи­тать их ровно три раза по четыр­на­дцать имён. А почему он опу­стил именно эти три имени, св. Зла­то­уст счи­тает не важным и не почи­тает нужным решать его. – Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию; Езекия родил Манас­сию; Манас­сия родил Амона; Амон родил Иоссию; Иоссия родил Иоакима; Иоаким родил Иехо­нию и бра­тьев его перед пере­се­ле­нием в Вави­лон. Пере­се­ле­ние Вави­лон­ское – это плен Вави­лон­ский. За 600 лет до Рож­де­ства Хри­стова Евреи до того раз­вра­ти­лись, что Гос­подь про­гне­вался на них и предал их в руки царя Вави­лон­ского – Наву­хо­до­но­сора, кото­рый в 607 году до Рож­де­ства Хри­стова взял Иеру­са­лим и отвёл много народа Еврей­ского в Вави­лон. Цар­ство Вави­лон­ское было там, где теперь Персия. Вави­лон был глав­ным горо­дом на реке Евфрат. В этом плену Евреи нахо­ди­лись 70 лет. По пере­се­ле­нии же в Вави­лон Иехо­ния родил Сала­фи­иля. Сам Иехо­ния умер без­дет­ным, как пред­ска­зал этому нече­сти­вому царю пророк Иере­мия: “Так гово­рит Гос­подь: запи­шите чело­века сего лишен­ным детей, потому что никто из его пле­мени уже не будет сидеть на пре­столе Дави­до­вом и вла­ды­че­ство­вать в Иудее” (Иер.22:30). Но у Евреев был такой закон, что если кто умирал без­дет­ным, то вдова умер­шего не должна была выхо­дить замуж за чело­века чужого. Её должен был взять за себя брат умер­шего или, если тако­вого не было, другой бли­жай­ший род­ствен­ник умер­шего. Дети, рож­дён­ные от этого брака, счи­та­лись детьми того, кто умер без­дет­ным. Таким обра­зом, у них было два отца: один – по плоти, другой – по закону. Братья и бли­жай­шие род­ствен­ники царя Иехо­нии во время взятия Иеру­са­лима были умерщ­влены, поэтому жену его взял за себя Нирий, пото­мок царя Давида от сына его Нафана. Вот почему у Еван­ге­ли­ста Луки родо­сло­вие Иисуса Христа от царя Давида до Сала­фи­иля идёт по другой линии родов, через Нафана и Нирия. Сала­фи­иль родил Зоро­ва­веля. Свя­щен­ное Писа­ние Вет­хого Завета (по рус­скому пере­воду, 1Пар.3:18–19) гово­рит, что у Сала­фи­иля не было детей; значит, его жена после его смерти вышла замуж за его брата Фадаию. От этого брака и родился Зоро­ва­вель, кото­рый по крови был сыном Фадаии, а по закону счи­тался сыном Сала­фи­иля.

Зоро­ва­вель родил Авиуда; Авиуд родил Ели­а­кима; Ели­а­ким родил Азора; Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; Елиуд родил Еле­азара; Еле­азар родил Мат­фана; Матфан родил Иакова. Откуда Еван­ге­лист взял это родо­сло­вие Гос­пода нашего Иисуса Христа? У Иудеев был обычай вести записи, кто у кого был отцом, дедом, пра­де­дом и т.д. Записи эти пере­хо­дили от отцов к детям, велись и хра­ни­лись из рода в род в каждом семей­стве. Каждое новое семей­ство запа­са­лось подоб­ными запи­сями у тех, от кого отде­ля­лось и начи­нало жить отдель­ным домом. Каж­дого в цар­ском роде Дави­до­вом к этому побуж­дала надежда видеть именно в своей семье испол­не­ние обе­то­ва­ния Божия о рож­де­нии Христа Спа­си­теля. Такого рода запись была и в доме Иосифа. Св. Еван­ге­лист взял её у Божьей Матери или у Иакова, сына Иоси­фова, или у кого-то дру­гого из семьи и поме­стил в своём Еван­ге­лии. Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Кото­рой родился Иисус, назы­ва­е­мый Хри­стос. У Еван­ге­ли­ста Луки вместо Иакова отцом Иосифа назван Илий, и родо­сло­вие от Сала­фи­иля ведётся не через Авиуда, а через Рисая. При­чи­ной тому тот же закон род­ства, о кото­ром ска­зано выше: Илий умер без­дет­ным, а жена его вышла замуж за род­ствен­ника его, Иакова, от кото­рого и родила Иосифа. Так объ­яс­няют раз­ницу в именах родо­сло­вия Хри­стова древ­ней­шие тол­ко­ва­тели, ссы­ла­ясь на пре­да­ние, дошед­шее до них от род­ствен­ни­ков Спа­си­теля по плоти. Св. Матфей не закон­чил Иоси­фом родо­сло­вие Хри­стово, но при­со­еди­нил и имя Марии, дабы пока­зать, что для Марии он привёл родо­сло­вие самого Иосифа, что Иисус Хри­стос родился не от Иосифа, но от Марии-Прис­но­девы. Это видно уже в самих словах Еван­ге­ли­ста; он не сказал: “Иосиф же родил Иисуса от Марии,” а гово­рит: от Кото­рой родилсяСам родился, от Духа Свя­того, без семени мужаИисус, назы­ва­е­мый Хри­стос. Св. Матфей назы­вает Иосифа мужем Марии в том же смысле, в каком и мы можем назвать обру­чён­ного жениха мужем обру­чён­ной неве­сты, хотя их брак ещё и несо­вер­ше­нен. В заклю­че­ние родо­сло­вия Еван­ге­лист сводит общий счёт родам и, чтобы было удоб­нее запом­нить, делит их на три равные части. Итак, всех родов от Авра­ама до Давида четыр­на­дцать родов; и от Давида до пере­се­ле­ния в Вави­лон четыр­на­дцать родов; и от пере­се­ле­ния в Вави­лон до Христа четыр­на­дцать родов. Так можно раз­де­лить всю исто­рию народа Божия от Авра­ама до Христа:

  1. От Авра­ама до Давида Евреи управ­ля­лись ста­рей­шими в роду и судьями.
  2. От Давида до плена Вави­лон­ского – царями.
  3. От плена Вави­лон­ского до Христа – пер­во­свя­щен­ни­ками.

Явился Хри­стос, истин­ный Судия, Царь и Пер­во­свя­щен­ник, и пре­кра­ти­лось у Евреев всякое прав­ле­ние. Достойно заме­ча­ния то, что Еван­ге­лист при­чис­ляет к родам и Самого Христа, везде при­со­во­куп­ляя Его к нам (без имени Христа в тре­тьей части родо­сло­вия выхо­дит только три­на­дцать родов). Сле­дует также заме­тить, что Еван­ге­лист запи­сал родо­сло­вие Гос­пода нашего ещё в те вре­мена, когда про­ис­хож­де­ние Его из рода Дави­дова можно было вся­кому Иудею дока­зать по под­лин­ным доку­мен­там, и всякий, дей­стви­тельно, мог уви­деть это сам, если хотел.

Из книги: Свя­то­оте­че­ское тол­ко­ва­ние на Еван­ге­лие от Матфея.

^ Фраг­мент тол­ко­ва­ния Еван­ге­лия от Матфея, состав­лен­ное по древним свя­то­оте­че­ским тол­ко­ва­ниям Визан­тий­ским, XII-ого века, ученым мона­хом Евфи­мием Зига­бе­ном

Стих 1. Книга род­ства Иисуса Христа. Под род­ством здесь Иоанн Зла­то­уст разу­меет рож­де­ние, потому что слово род­ство в общем смысле значит и рож­де­ние. А неко­то­рые гово­рят, что как Хри­стос, сверхъ­есте­ственно родив­шийся от Девы, воз­об­но­вил есте­ствен­ное рож­де­ние, так и еван­ге­лист воз­об­но­вил есте­ствен­ное назва­ние рож­де­ния, назы­вая им род­ство.

Имя Иисус – еврей­ское и значит Спа­си­тель. Той бо спасет, гово­рит (Ангел),люди Своя от грех их (Мф.1:21). А чтобы ты, при слове, обо­зна­ча­ю­щем раз­лич­ное, не вво­дился в заблуж­де­ние, когда слы­шишь: Иисус, – так как был и другой Иисус – Навин, – то еван­ге­лист не сказал только: Иисуса, но Иисуса Христа, раз­ли­чая Этого от того. Но кто-нибудь может быть при­ве­ден в сомне­ние тем, что эта книга содер­жит не одно только рож­де­ние Иисуса Христа, но вообще Его жизнь и Домо­стро­и­тель­ство. Это сомне­ние мы раз­ре­шаем тем, что рож­де­ние есть глава всего Домо­стро­и­тель­ства и жизни, начало и корень нашего спа­се­ния. Воз­буж­дает в нас вели­кое удив­ле­ние и стоит выше всякой надежды и ожи­да­ния то, что Бог ста­но­вится чело­ве­ком; когда же это совер­ши­лось, то все после­ду­ю­щее идет есте­ственно и само собою. Итак, от этой важ­ней­шей части вся книга названа книгою род­ства. Таким же обра­зом и Моисей первую свою книгу назвал книгою бытия неба и земли (Быт.2:4), хотя она гово­рит не только о небе и земле, но и о всех тво­ре­ниях.

Или: так как Хри­стос родился и сверхъ­есте­ственно, именно без семени и от Девы, – и по есте­ству, именно родился от Девы и питался сос­цами, то посему еван­ге­лист сказал род­ства (Мф.1:1), разу­мея то, что было сверхъ­есте­ственно, а ниже гово­рит: Иисус Хри­стово рож­де­ство сице бе (Мф.1:18), откры­вая то, что было есте­ственно. А неко­то­рые гово­рили, что род­ство Иисуса – это соше­ствие Его в мире, именно каким обра­зом Он явился.

Стих 1 Сына Дави­дова, Сына Авра­амля. Сыном Давида еван­ге­лист назы­вает Христа, а сыном Авра­ама – самого Давида, воз­водя умы слу­ша­те­лей к вос­по­ми­на­нию обе­то­ва­нии. Неко­гда Бог обещал Авра­аму и Давиду, что из семени их родится Хри­стос, и так как слу­ша­те­лями, как мы выше ска­зали, были иудеи, то они знали эти обе­то­ва­ния. Прежде еван­ге­лист поста­вил Давида, потому что он был у всех на устах, как вели­кий пророк, как весьма слав­ный царь и, притом, не слиш­ком давно умер­ший. Авраам же хотя и был зна­ме­нит, как пат­ри­арх, но так как умер давно, не был в таком почте­нии. Хотя Бог дал обе­то­ва­ние и тому и дру­гому, но о том, как о древ­нем, мол­чали, а это, как новей­шее, носи­лось у всех на устах. Посему и гово­рили: не от семени ли Дави­дова и от Виф­ле­ем­ския веси, идеже бе Давид, Хри­стос при­и­дет (Ин.7:42). Итак, никто не назы­вал Его сыном Авра­ама, а все, сыном Давида. Посему начи­ная с того, что было извест­нее, вос­хо­дит к тому, что было древ­нее.

Так как Матфей писал к тем, кото­рые были от обре­за­ния, то он не воз­во­дит родо­слов­ную выше Авра­ама; а начав с него, он нис­хо­дит до Христа, пока­зы­вая только, что Он родился от семени Авра­ама и Давида, согласно с обе­то­ва­ни­ями. И ничто так не уте­шало уве­ро­вав­ших из иудеев, как изве­стие, что Хри­стос родился из семени Авра­ама и Давида, потому что они всегда ожи­дали его оттуда. Лука, говоря чрез посред­ство Фео­фила всем верным, пере­дает полное родо­сло­вие. Он начи­нает снизу от Христа и вос­хо­дит до Адама, чтобы пока­зать, сколько поко­ле­ний отде­лило нового Адама от вет­хого и над сколь­кими поко­ле­ни­ями гос­под­ство­вал грех. Посему раз­ли­чие дока­зы­ва­е­мых пред­ме­тов про­из­вело раз­ли­чие дока­за­тельств. Матфей, по необ­хо­ди­мо­сти сделав упо­ми­на­ние об Авра­аме, от него обыч­ным поряд­ком нис­хо­дит до Христа, родо­сло­вие кото­рого пишет. Лука же, кото­рому не было надоб­но­сти упо­ми­нать об Авра­аме, начи­ная по необ­хо­ди­мо­сти от Христа, вос­хо­дит, – что было обычно у евреев, – и по этому вос­хож­де­нию состав­ляет родо­сло­вие.

Стих 2. Авраам роди Исаака. Исаак же роди Иакова. Иаков же роди Иуду и братию его. Был обычай состав­лять родо­слов­ные только чрез мужчин. Муж вли­вает семя, и он есть начало и корень дитяти и глава жены; а жена, согре­ва­ю­щая, пита­ю­щая и воз­ра­ща­ю­щая семя, дана в помощь мужу. Иуду еван­ге­лист поста­вил пре­иму­ще­ственно пред дру­гими сыно­вьями Иакова, потому что из его колена про­изо­шел Хри­стос. Так как в родо­слов­ных таб­ли­цах всегда ста­вится один пре­ем­ник для каж­дого, то нужно наблю­дать, когда ста­вится их больше, потому что не напрасно дела­ется это при­бав­ле­ние, а бывает какая-нибудь при­чина. Так, здесь еван­ге­лист упо­мя­нул о бра­тьях Иуды, потому что был один изра­иль­ский народ, воз­во­ди­мый к две­на­дцати корням, кото­рыми были две­на­дцать сыно­вей Иакова. По-види­мому, и они назы­ва­ются пред­ками Христа, потому что были гла­вами колен изра­иль­ского рода, из кото­рого родился Хри­стос (Авраам значит отец наро­дов; Исаак – радость, смех).

Стих 3. Иуда же роди Фареса и Зару от Фамары. (Зара значит восток, а Фарес – отде­ле­ние или рас­се­че­ние. Отсюда и фари­сеи, потому что они отде­ляют себя от сооб­ще­ства с толпою). Иуда был чет­вер­тый сын Иакова. Он взял Фамарь в жены сыну своему пер­венцу Иру, и когда этот умер без­дет­ным, то дал ее в жены вто­рому сыну (Онану); а когда и этот подоб­ным же обра­зом умер, то обещал дать ее в жены и тре­тьему (Шиле). Но боясь, чтобы и этот тотчас не умер, отло­жил брак. Невестка же, сильно желая вос­при­нять семя от рода Авра­ама, как весьма слав­ного, когда узнала, что Иуда отла­гает обе­щан­ное, обма­нула его. Надев одежду блуд­ницы, она, при­крыв­шись, села пред город­скими воро­тами. Иуда, видя ее и не узна­вая, вошел к ней как к блуд­нице, после чего она зачала близ­не­цов. Когда насту­пили муки рож­де­ния и должны были родиться Фарес и Зара, то Зара первым выста­вил руку. Пови­валь­ная бабка, увидев это и желая сде­лать замет­ным пер­венца, пере­вя­зала выстав­лен­ную руку крас­ною нитью; но дитя пота­щило назад пере­вя­зан­ную руку, после чего вышел Фарес, а потом Зара. Вот исто­рия этого обсто­я­тель­ства. Есте­ственно было взять в родо­слов­ную только Фареса, потому что чрез него шел род к Давиду; но еван­ге­лист поста­вил и Зару, как образ хри­сти­ан­ского народа; а Фарес был обра­зом еврей­ского народа. Как Зара, первым выста­вив руку, пота­щил ее назад, затем тогда уже сам совер­шенно вышел, когда вышел Фарес; так и часть еван­гель­ской жизни яви­лась еще во вре­мена Авра­ама, затем насту­пила закон­ная, и только после нее совер­шенно яви­лась еван­гель­ская. Итак, видишь, что не напрасно взят Зара.

Оста­ется пока­зать, что не напрасно еван­ге­лист упо­мя­нул как о Фамари, так и о трех женах ниже. Хотя Фамарь была в неза­кон­ной брач­ной связи со своим све­кром, Раав была блуд­ница, Руфь – ино­пле­мен­ница, а Вир­са­вия, жена Урии – была пре­лю­бо­дей­ная жен­щина, как пока­зы­вают их исто­рии, однако еван­ге­лист вклю­чил и этих женщин, чтобы пока­зать, что Хри­стос не сты­дился про­изойти от таких пред­ков, из кото­рых один родился от неза­кон­ного брака, другой от блуж­де­ния, третий от ино­пле­мен­ницы, чет­вер­тый от пре­лю­бо­де­я­ния. Без­за­ко­ние пред­ков не вредит доб­ро­де­тель­ному. Всякий счи­та­ется добрым или злым на осно­ва­нии соб­ствен­ных дел, а не чужих. Хри­стос не для того пришел, чтобы избе­жать позора нашего, но чтобы вос­при­нять его и уни­что­жить Своими совер­шен­ствами. Он пришел как врач, а не как судья. Такова первая при­чина. Вторая: так как иудеи, не радея о суще­ствен­ных доб­ро­де­те­лях, осо­бенно пре­воз­но­си­лись пред­ками и рас­про­стра­няли их бла­го­род­ство вверх и вниз, то еван­ге­лист сми­ряет их пре­воз­но­ше­ние, пока­зы­вая, что и они про­изо­шли от неза­кон­ных браков. Так, одно­имен­ный с ними пат­ри­арх Иуда – от неза­кон­ного брака родил пред­ков их, Фареса и Зару. И Давид, весьма слав­ный, родил Соло­мона от пре­лю­бо­дей­ной жен­щины. Итак, напрасно они пре­воз­но­сятся своими пред­ками. Пола­гаю, что по этой, пре­иму­ще­ственно, при­чине еван­ге­лист упо­мя­нул о бра­тьях Иуды. Четыре из них рож­дены от рабынь Иакова, и, однако, никому из них не повре­дило раз­ли­чие про­ис­хож­де­ния: все равно были пат­ри­ар­хами и гла­вами колен. Третья при­чина та, что эти жен­щины были обра­зом Церкви из языч­ни­ков. Как на них, под­вер­жен­ных раз­лич­ным поро­кам, жени­лись выше­упо­мя­ну­тые мужи, так и Хри­стос соеди­нил с Собою чело­ве­че­скую при­роду, угне­тен­ную раз­лич­ными пре­гре­ше­ни­ями. И как род таких жен, так и брак Церкви с Собою не считал недо­стой­ным. Чрез это же мы вместе науча­емся – не сты­диться грехов пред­ков, а своих соб­ствен­ных; не пре­воз­но­ситься пред­ками, а забо­титься о соб­ствен­ной доб­ро­де­тели; не пори­цать слав­ных мужей, про­ис­шед­ших от достой­ных осуж­де­ния браков; не оттал­ки­вать тех, кото­рые при­хо­дят к вере от раз­лич­ного нече­стия.

Стихи 3–11. Фарес же роди… В пре­се­ле­ние Вави­лон­ское. Чет­вер­тая книга Царств (24 гл.) и вторая Пара­ли­по­ме­нон (36 гл.) гово­рят о трех сыно­вьях Иосии – Иоахазе, Иоакиме, кото­рый назы­ва­ется и Ели­а­ки­мом, и Седе­кии, кото­рый назы­ва­ется и Мат­фа­нием; от одного из них, Иоакима, про­изо­шел, гово­рят, Иехо­ния. Между тем, книга Ездры гово­рит, что Иехо­ния был сыном Иосии, как это утвер­ждает и еван­ге­лист. Что же ска­зать на это? Что книга Ездры назы­вает Иехо­ниею того, о ком те гово­рят как об Иоакиме, потому что он имел два имени, как и братья его. Все, что те ска­зали об Иоакиме, книга Ездры без пере­мены ска­зала об Иехо­нии, что он имел мать Ами­тану, дочь Иере­мии, что начал цар­ство­вать два­дцати трех лет, цар­ство­вал только три месяца, был сверг­нут еги­пет­ским царем Фара­о­ном и в каче­стве плен­ника пере­се­лен в Египет.

Сле­до­ва­тельно, был другой Иехо­ния, сын Иоакима, о бра­тьях кото­рого не упо­мя­нула ника­кая книга. И веро­ятно, что после того как егип­тяне были раз­биты Наву­хо­до­но­со­ром, царем Вави­лон­ским, то и Иехо­ния был пере­се­лен в Вави­лон. Иосия же, гово­рит еван­ге­лист, роди Иехнию и братию его в пре­се­ле­ние Вави­лон­ское. На самом деле Иосия родил их прежде пере­се­ле­ния иудеев в Вави­лон; сле­до­ва­тельно, в пре­се­ле­ние ска­зано вместо около вре­мени пере­се­ле­ния. Еван­ге­лист упо­мя­нул также и о бра­тьях его, потому что все они подоб­ным обра­зом цар­ство­вали и равно в каче­стве плен­ных были пере­се­лены Наву­хо­до­но­со­ром в Вави­лон.

Но каким обра­зом почти на сре­дине этой части еван­ге­лист про­пу­стил трех царей, именно Охозию, сына Иорама, Иоаса, сына Охозии и Амасию, сына Иоаса? Амасия родил, по словам чет­вер­той книги Царств, Азарию, кото­рого вторая книга Пара­ли­по­ме­нон назвала Озиею, потому что он имел два имени. Итак, каким обра­зом Матфей гово­рит, что Иорам родил Озию? Оче­видно, что Иорам родил Озию как потомка своего, а не как сына. Никто до сих пор не указал при­чины, почему еван­ге­лист про­пу­стил, как ска­зано, трех царей; объ­яс­не­ние же наших совре­мен­ни­ков весьма неясно, так как никто из пред­ше­ствен­ни­ков не раз­ре­шил этого.

Стихи 12–16 По пре­се­ле­нии же Вави­лон­стем, Иехо­ния роди Сала­фи­иля… Иаков же роди Иосифа, мужа Мари­ина, из Неяже родися Иисус, гла­го­ле­мый Хри­стос. Дойдя до Иосифа, еван­ге­лист не оста­но­вился на этом слове, но при­ба­вил – мужа Мари­ина, пока­зы­вая, что ради Нее он и соста­вил родо­слов­ную Иосифа. Так как не было обычая состав­лять родо­слов­ную женщин, то еван­ге­лист поста­рался – и сохра­нить обычай, и пока­зать другим спо­со­бом, что Хри­стос про­ис­хо­дит из рода Давида и Авра­ама. Он соста­вил родо­слов­ную обруч­ника Бого­ма­тери и таким обра­зом дока­зал то, что ему нужно было. Если дока­зано, что Иосиф был из рода Давида и Авра­ама, то оче­видно, что и Бого­ма­терь про­ис­хо­дит оттуда, потому что можно было брать жену только из того же колена, того же рода, и пле­мени… Мужем Ее еван­ге­лист назы­вает Иосифа, как жениха, и далее назы­вает Марию женою его, как неве­сту, потому что был обычай упо­треб­лять такие назва­ния даже до брака.

Стих 17 Всех же родов… четы­ре­на­де­сяте… Все родо­сло­вие еван­ге­лист раз­де­лил на три части, и есте­ственно, потому что было три формы прав­ле­ния. От Авра­ама до Давида, после Моисея и Иисуса Навина, евреи управ­ля­лись судьями; от Давида до пере­се­ле­ния Вави­лон­ского – царями; от пере­се­ле­ния Вави­лон­ского до Христа – пер­во­свя­щен­ни­ками. С при­ше­ствием же Христа, истин­ного Судьи, Царя и Пер­во­свя­щен­ника, пре­кра­ти­лись ука­зан­ные роды прав­ле­ния. Сле­дует также обра­тить вни­ма­ние на то, почему еван­ге­лист, поста­вив в тре­тьей части две­на­дцать родов, назы­вает их четыр­на­дца­тью. Оче­видно потому, что он поста­вил в число родов и время пере­се­ле­ния и Самого Христа, как гово­рит вели­кий Зла­то­уст.

^ О родо­сло­вии Иисуса Христа

свя­ти­тель Феофан Затвор­ник

При­сту­па­ю­щий к напи­са­нию или изу­че­нию исто­рии, первый прежде всего дает знать, а другой хочет знать, кто то лицо, о кото­ром будет идти речь. Так и при­сту­па­ю­щему к ура­зу­ме­нию Еван­ге­лия и обу­че­нию себя чрез него надобно напе­ред возы­меть свет­лое поня­тие о Том, Чьи деяния и сло­веса изоб­ра­жены в Святом Еван­ге­лии. Святой Пророк, пред­зря явле­ние Его, вос­кли­цал: род «же Его кто испо­весть?» (Ис.53:8). И народ, видев­ший Его, явив­ше­гося на земле, недо­уме­вал, кто Он и откуда?

Святое Еван­ге­лие решает недо­уме­ние, опре­де­ли­тельно ска­зы­вая, кто Он, откуда и как пришел? Еван­ге­лист Матфей, пред­став­ляя родо­сло­вие Его, дает разу­меть, что Он есть пото­мок Давида и Авра­ама. Но святой Лука вос­хо­дит далее по ряду святых пат­ри­ар­хов и дохо­дит до самого пер­во­здан­ного; не оста­нав­ли­ва­ясь, однако ж, и на нем, он захо­дит за пре­делы тварей и воз­но­сится к Самому Богу, говоря, что Он – Божий (см.: Лк.3:38). Что значит это «Божий», объ­яс­няет святой Иоанн Бого­слов в своем выспрен­нем (высо­ком) бого­сло­вии о Боге Слове. Божий Он не как прочие твари, но как Бог Слово, без­на­чаль­ное и еди­но­сущ­ное, как Еди­но­род­ный Сын Божий, вопло­тив­шийся. И вот Кто Тот, о Ком бла­го­вест­вует Святое Еван­ге­лие! Бог во плоти, или в чело­ве­че­ском есте­стве, истин­ный Бог и истин­ный чело­век в одном Лице. Святой Матфей и Лука в своем родо­сло­вии ска­зы­вают, как Он есть чело­век; а святой Иоанн учит, как Он есть Бог. Но как те не оста­нав­ли­ва­ются на одном чело­ве­че­стве, а вос­хо­дят к Боже­ству Его, заклю­чая родо­сло­вие пока­за­нием, что Он – Божий, так и этот не Боже­ство только созер­цает, но нис­хо­дит до явле­ния Его в мир вопло­ще­нием, откры­вая, как пред­веч­ное Слово, сущее у Отца, «плоть бысть и все­лися в ны» (Ин.1:14). Те сви­де­тель­ствуют, что Он не чело­век только, но и Бог; а этот наво­дит, что Он не Бог только, но и чело­век: все Он – один и Тот же есть, и Бог и чело­век.

Испо­ве­да­ние сего состав­ляет сущ­ность веро­ва­ния о Лице Иисус Хри­стове, чтобы ни чело­ве­че­ство не погло­ща­лось Боже­ством, ни Боже­ства не отри­цать ради чело­ве­че­ства, но то и другое созер­цать соеди­нен­ным в одном лишь – Спа­си­теле нашем. Испо­ве­да­ние сие – камень, на коем создана Гос­по­дом Цер­ковь Его Святая, кото­рая потому, не колеб­лясь, отвер­гала все, про­тив­ное сей норме веро­ва­ния. Отвергла она и Ария,— ума­ляв­шего в Спа­си­теле Боже­ство, и доке­тов (секта), не знав­ших чело­ве­че­ства, и Несто­рия, не ура­зу­мев­шего див­ного соче­та­ния Боже­ства и чело­ве­че­ства в едином Лице Иисус Хри­стове. «Таков подо­баше нам» Спа­си­тель и Вос­ста­но­ви­тель падших! Соеди­няя в Себе и Боже­ство и чело­ве­че­ство, Он, как Бог Сын, еди­но­сущ­ный Отцу, едино есть с Ним и, как Сын Чело­ве­че­ский, еди­но­есте­ствен­ный чело­ве­кам, едино есть с ними,— Он один и Тот же. И стал Он, таким обра­зом, посред­ни­ком, вос­со­еди­ня­ю­щим в Себе падшее чело­ве­че­ство с Богом. Все веру­ю­щие, силою учре­жден­ных Им таинств, ста­но­вятся едино с Ним, а чрез Него и в Нем соеди­ня­ются с Богом, в обще­нии с Коим, живом и суще­ствен­ном, пред­на­зна­чено быть людям в самом тво­ре­нии. И осу­ществ­ля­ется пред­опре­де­лен­ное соче­та­ние во едино, или пред­опре­де­лен­ная целость всего сотво­рен­ного, рас­стро­ен­ная паде­нием. Отпало от Бога будто одно звено, но такое, на коем дер­жа­лось все прочее. Пал один чело­век, но рас­строй­ство паде­нием его вве­дено во все тво­ре­ния, и веще­ствен­ные и духов­ные, и цело­сти строй­ной не стало.

Святой Павел ска­зы­вает нам, как в Боге вопло­щен­ном снова воз­глав­ля­ется все, и земное и небес­ное, и вво­дится от века пред­устав­лен­ная гар­мо­ния во все сущее (см.: Еф.1:10). Как мог бы Иисус Хри­стос явить такое дей­ствие, если б Он не был Бог? Такова сила Его в цело­сти всего сущего. В отно­ше­нии соб­ственно к нам, чело­ве­кам, силу вос­со­еди­нить падших нас с Богом, при­ми­ре­нием нас с Ним, явил Он потому, что, как Бог бес­пре­дель­ный, бес­пре­дельно ценную при­несши жертву Богу бес­пре­дель­ному, удо­вле­тво­рил тем правде Его бес­пре­дель­ной и открыл, таким обра­зом, чрез Себя всем доступ к Богу Отцу, в Коем истин­ная жизнь наша (см.: Еф.2:18). Мы или совсем пере­стали бы суще­ство­вать вслед за паде­нием, или если бы и суще­ство­вали, то суще­ство­вали бы, как омерт­ве­лые, не имея в себе истин­ной жизни. Но с минуты пер­вого в раю обе­то­ва­ния Он стал хода­таем нашим, и мы про­дол­жали и про­дол­жаем жить в силу сего хода­тай­ство­вав­шего посред­ни­че­ства, в силу того, что от Него исхо­дит к нам жизнь Боже­ствен­ная, ожи­во­тво­ря­ю­щая нас.

«Бла­го­сло­вен Бог и Отец Гос­пода нашего Иисуса Христа, бла­го­сло­вив­ший нас всяким бла­го­сло­ве­нием духов­ным в небес­ных о Христе! « (ср.: Еф.1:3). «Да веруем же, яко Иисус есть Хри­стос» Сын Божий и Бог; ибо, только веруя таким обра­зом, удо­сто­имся мы возы­мети истин­ный живот во имя Его (см.: Ин.20:31). Таково пред­веч­ное опре­де­ле­ние Божие, что только веру­ю­щий в Сына Божия, как Бога, может иметь живот (см.: Ин.6:40). Над тем же, кто не верует в Него, как Бога и Иску­пи­теля, про­стер­тым пре­бы­вает гнев Божий, сила коего – поги­бель вечная. Укро­емся же под эту сень испо­ве­да­ния Боже­ства Иисус Хри­стова; ибо иначе не мимо идет гнев Божий. Кто испо­ве­дует сие, тот есть Божий; а кто не испо­ве­дует,— тот анти­хри­стов (см.: 1Ин.4:3). Ныне много лиц, испол­нен­ных духа анти­хри­стова; закроем же слух от их речей тле­твор­ных. Они вели­ча­ются муд­ро­стию; на деле же обна­ру­жи­вают только свое юрод­ство; ибо видя не видят и слыша не слышат: оде­бе­лело (огру­бело) сердце людей сих. Мы же «во свете Лица Бога вопло­щен­ного пойдем, чтобы о имени Его и воз­ра­до­ваться во веки».

Уроки из деяний и словес Гос­пода Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

^ О Родо­сло­вии Хри­сто­вом

свя­щен­ник Виктор Ильенко

Первая часть Еван­ге­лия, чита­е­мого в неделю пред Рож­де­ством Хри­сто­вым, состоит в родо­сло­вии Гос­пода нашего Иисуса Христа: пере­чис­ля­ются имена Его пред­ков по плоти, начи­ная с Авра­ама и кончая Иоси­фом, мнимым мужем Прис­но­девы Марии. И первый вопрос, тотчас же воз­ни­ка­ю­щий, как только слышим мы имя пра­вед­ного Иосифа: «Но ведь это родо­сло­вие не Марии, матери Иисуса, а Иосифа, кото­рый был непри­ча­стен к рож­де­нию Иисуса Христа!» Да, это родо­сло­вие Иосифа, но оно же и родо­сло­вие Марии, ибо Она была одного с ним рода! Что Иосиф был из рода Давида, видно не только из этой гене­а­ло­гии, но и из прямых слов архан­гела, послан­ного Богом в момент, когда Иосиф, видя обру­чен­ную ему Марию непразд­ной (то есть бере­мен­ной), хотел тайно отпу­стить ее от себя: «Не бойся, Иосифе, сыне Дави­дов, – сказал ему ангел, – при­нять Марию, жену твою, ибо родив­ше­еся от нее есть от Духа Свя­того» (Мф.1:20). А что Мария была тоже из дома и оте­че­ства Дави­дова, можно заклю­чить из обычая, очень твердо сохра­няв­ше­гося у евреев, – брать себе жен не только из своего колена, но и рода.

Поскольку еван­ге­лист Матфей име­нует Иосифа пра­вед­ни­ком, то просто невоз­можно пред­по­ло­жить, чтобы сей пра­вед­ный муж пре­не­брег этим освя­щен­ным веками обы­чаем и взял себе жену из дру­гого рода.

Теперь оста­ется решить вопрос, почему не дано родо­сло­вие Девы Марии. Причин этому – несколько. Первая – у евреев не было обычая вести родо­сло­вие по жен­ской линии, и поскольку еван­ге­лист Матфей писал свое еван­ге­лие для евреев, то есте­ственно он не хотел вво­дить нов­ше­ства и пер­выми же стра­ни­цами своего повест­во­ва­ния воз­буж­дать недо­уме­ния и недо­ве­рие чита­те­лей.

Вторая при­чина лежит в том, что о без­муж­нем рож­де­нии нельзя было гово­рить при жизни Марии. Если даже чудеса Иисуса Христа не открыли глаз еврей­ских на то, что пред ними не про­стой чело­век, то в какое бешен­ство пришли бы они, услы­шав о рож­де­нии от девы! Нужно было сна­чала убе­дить их, все­лить в них веру, что Иисус есть Сын Божий, тогда в том, что Он родился от Девы, как в более легком для пони­ма­ния, они не стали бы сомне­ваться.

Нако­нец, третью при­чину того, что дано родо­сло­вие не Девы Марии, можно усмот­реть в сми­ре­нии Ее. Пре­чи­стая всегда ста­ра­лась оста­ваться в тени за Своим Сыном. Про­ис­ходя из цар­ского рода, из дома Дави­дова, Она жила с цар­ствен­ной про­сто­той и сми­ре­нием, нико­гда не выстав­ля­ясь, нико­гда не гор­дясь ни своими пред­ками, ни своим Бого­ма­те­рин­ством. Перед этим Ее сми­ре­нием скло­нился и святый Еван­ге­лист, дав родо­сло­вие пра­вед­ного Иосифа.

В ряду имен пред­ков Христа по плоти встре­ча­ются несколько жен­ских, притом имена таких женщин, как Фамарь или Раав, кото­рые не могут похва­литься без­упреч­ной нрав­ствен­но­стью. Что же это значит? Почему в родо­сло­вие Христа Спа­си­теля вклю­чены греш­ные предки? Напри­мер, при рож­де­нии Соло­мона ука­зана его мать, до ее брака с Дави­дом бывшая женой его вое­на­чаль­ника Урии. И здесь соста­ви­тель родо­сло­вия, как будто с целью, делает это пояс­не­ние не осо­бенно лест­ное для царя Давида. Что могло побу­дить свя­того Еван­ге­ли­ста к этому?

Святой Иоанн Зла­то­уст ука­зы­вает одну мысль: в родо­сло­вие Иисуса Христа, – гово­рит он, – вве­дены греш­ные предки для того, чтобы всем стало ясно, что пороч­ность роди­те­лей нимало не позо­рит бла­го­че­сти­вого чело­века и нисколько не обес­це­ни­вает его доб­ро­де­те­лей.

Но можно пред­ло­жить и еще одну мысль: тот факт, что даже для Гос­пода Иисуса Христа в дохри­сти­ан­ском чело­ве­че­стве не нашлось непре­рыв­ной линии пра­вед­ни­ков, пока­зы­вает, как трудно дости­жима была тогда пра­вед­ность; и значит, – при­ше­ствие в мир Сына Божия было необ­хо­димо. Ста­ре­ю­щему дереву чело­ве­че­ства, при­но­сив­шему только кислые плоды, нужна была при­вивка, чтобы оно могло снова укра­ситься пло­дами пра­вед­но­сти.

И еще отме­тим одну мысль св. Иоанна Зла­то­уста о родо­сло­вии, выте­ка­ю­щую из того факта, что св. Еван­ге­лист делит его на три части по 14 родов в каждой. От Авра­ама до Давида – это время, когда народ еврей­ский управ­лялся тео­кра­ти­че­ски, от Бога ука­зан­ными лицами; от Давида до пере­се­ле­ния в Вави­лон – время прав­ле­ния царей; и от пере­се­ле­ния до Христа – прав­ле­ние ари­сто­кра­тии. И несмотря на пере­мену прав­ле­ния иудеи не ста­но­ви­лись луч­шими. Значит, заклю­чает Свя­ти­тель, при­ше­ствие Спа­си­теля было совер­шенно необ­хо­димо.

Итак, родо­сло­вие Хри­стово, на первый взгляд кажу­ще­еся про­стым пере­чис­ле­нием имен, на самом деле имеет глу­бо­кий смысл: оно убеж­дает нас в том, что Хри­стос не гну­ша­ется греш­ни­ками, что Его при­ше­ствие было совер­шенно необ­хо­димо для обнов­ле­ния чело­ве­че­ства и что Он, Сын Божий, чрез вопло­ще­ние став истин­ным чело­ве­ком – вторым Адамом – сде­лался духов­ным родо­на­чаль­ни­ком ново­за­вет­ных пра­вед­ни­ков.

^ Посла­ние к Ари­стиду

О родо­сло­виях Иисуса Христа, запи­сан­ных в святых Еван­ге­лиях

Юлий Афри­кан

1. Неко­то­рые оши­бочно пред­по­ла­гают, будто два отли­ча­ю­щихся друг от друга родо­сло­вия Иисуса сле­дует тол­ко­вать не бук­вально (они, мол, не схо­дятся между собой), а алле­го­ри­че­ски: в них якобы пере­ме­шаны имена свя­щен­ни­ков и царей, и сде­лано это для того, чтобы пока­зать Иисуса как Царя и как Свя­щен­ника. Можно поду­мать, будто кто-то сомне­ва­ется в том, что Иисус есть вели­кий Пер­во­свя­щен­ник, пред­сто­я­щий перед Богом за нас и пред­став­ля­ю­щий Ему наши молитвы! Можно поду­мать, будто кто-то не верит, что Иисус есть Царь, Кото­рый пре­выше всех земных пра­ви­те­лей, Кото­рый Духом Своим Святым цар­ствует над всеми веру­ю­щими, раз­де­ля­ю­щими Его спа­се­ние, и вместе с Отцом руко­во­дит поряд­ком вещей во всем мире! Ведь никто не сомне­ва­ется в этом, и не пола­гает надежду свою ни в чем другом, как только в хода­тай­стве и цар­стве Иисуса Христа. И открыли это нам не древ­ние пере­писи, и не пере­ме­шан­ные родо­сло­вия – об этом учили про­роки и пат­ри­архи. Поэтому не нужно нам вда­ваться в рели­ги­оз­ные домыслы, выводя свя­щен­ство и цар­ствен­ность Иисуса из пере­пу­тан­ных имен в родо­сло­виях!

Если для дока­за­тель­ства свя­щен­ства Иисуса потре­бо­ва­лось какое-то родо­сло­вие, то его могли бы предъ­явить без труда. Ведь свя­щен­ни­че­ское колено Левия пород­ни­лось с коле­ном Иуды, когда Аарон взял в жены Ели­за­вету, сестру Наас­сона, а сын его Еле­азар – одну из доче­рей Фути­ило­вых (Исх.6:23, 25). Полу­ча­ется, что еван­ге­ли­сты лгали, выда­вая при­вле­ка­тель­ные фан­та­зии за истину? Этого быть не может, да и не могли они не знать, что Иисус (а значит, и его предки) были из цар­ского дома Давида, кото­рый был из колена Иуды. И если Нафан был про­ро­ком, и Соло­мон, и Давид, то про­роки могли быть из разных колен и разных племен. Свя­щен­ники же могли про­ис­хо­дить только лишь из колена Левия. Поэтому даже если бы еван­ге­ли­сты и пыта­лись под­та­со­вать имена в свою пользу, это не имело бы ника­кого смысла, и не при­несло ника­кой пользы.

Поэтому такое тол­ко­ва­ние Гос­под­них родо­сло­вий не может иметь место в Хри­сто­вой Церкви так же, как не может быть лжи в Хри­сто­вом учении, даже если ложь эту и при­ду­мали для славы Божьей. Вспом­ните слова апо­стола, кото­рый, с уве­рен­но­стью про­по­ве­дуя вос­кре­се­ние Хри­стово, в страхе и тре­пете гово­рил: «А если Хри­стос не вос­крес, то и про­по­ведь наша тщетна, тщетна и вера ваша. Притом мы ока­за­лись бы и лже­сви­де­те­лями о Боге, потому что сви­де­тель­ство­вали бы о Боге, что Он вос­кре­сил Христа, Кото­рого Он не вос­кре­шал» (1Кор.15). И если апо­стол, посвя­тив­ший жизнь свою про­слав­ле­нию Бога, боится ока­заться лжецом, про­по­ве­дуя столь вели­кое собы­тие, то тем более мы должны бояться погре­шить против истины, пыта­ясь под­твер­дить ее лож­ными дово­дами.

Ведь если бы Хри­стовы родо­сло­вия лгали, и не пока­зы­вали бы Его земных пред­ков по линии Иосифа, если бы все это дела­лось только для того, чтобы утвер­дить Его слу­же­ние Царя и Свя­щен­ника, то Слово Божье уни­зи­лось бы до про­стых опытов сти­хо­твор­цев, а потому не давало бы ника­ких под­твер­жде­ний в пользу слу­же­ния Иисуса, и вообще не слу­жило бы для славы Божьей. Не может обман слу­жить славе Божьей, и Божий суд скорее обру­шится на тех, кто верит в сим­во­лич­ность родо­сло­вий, поскольку он гово­рит то, чего нет, и выдает ложь за правду. Нам же над­ле­жит пока­зать оши­боч­ность их мнения, тем самым предот­вра­тив других от сле­до­ва­ния подоб­ным заблуж­де­ниям. Для этого я и изложу исто­рию еван­гель­ских родо­сло­вий – как все было на самом деле.

2. Почему в Еван­ге­лиях запи­саны разные родо­сло­вия Иисуса? Дело в том, что у евреев родо­слов­ные записи велись либо по есте­ствен­ному род­ству, либо по закон­ному порядку. Поясню: если в семье умирал глава, то его брат входил к вдове и рождал от нее детей, кото­рые счи­та­лись детьми умер­шего. Это назы­ва­лось «вос­ста­нов­ле­ние семени». Так вот, когда родо­сло­вие велось по есте­ствен­ному род­ству, то отцом ребенка счи­тался живой отец (кото­рый и был ему отцом по при­роде), а если по закон­ному порядку – то умер­ший. Поэтому у одного отца могло быть несколько детей, притом одни счи­та­лись его детьми, как и поло­жено, другие же отно­си­лись к семье его умер­шего стар­шего брата и носили его имя. Делали они это потому, что им не была в полной мере открыта надежда на вос­кре­се­ние мерт­вых. Их пони­ма­ние вос­кре­се­ния и бес­смер­тия было свя­зано с именем чело­века – чело­век живет, пока живо его имя – поэтому евреи ста­ра­лись уве­ко­ве­чить свое имя таким обра­зом. Оттого в родо­слов­ных запи­сях «отец» мог быть и отцом по при­роде, и отцом по закону, хотя по при­роде и не быть им. Поэтому-то еван­ге­ли­сты и не допу­стили ошибки, запи­сы­вая разные родо­сло­вия Иисуса – просто один из них вел запись по есте­ствен­ному род­ству, а другой – по закон­ному порядку. Среди земных пред­ков Гос­пода нашего две линии (а именно – те, кото­рые про­ис­хо­дили от Соло­мона, и те, кото­рые про­ис­хо­дили от Нафана) сме­ши­ва­лись из-за того, что один из род­ствен­ни­ков вос­ста­нав­ли­вал семя дру­гому, и поэтому в двух родо­сло­виях мы можем найти несколько имен, отно­ся­щихся и к одной, и к другой семье, то есть, и к закон­ному отцу, и отцу по при­роде. Поэтому обе родо­слов­ных записи вполне исто­ричны и досто­верны, обе вос­хо­дят к Иосифу, и сде­ланы, хоть и не вполне ясно, зато вполне досто­верно и акку­ратно.

3. Но чтобы пока­зать пра­виль­ность моих слов, я хочу пока­зать на при­мере, как пере­се­ка­лись родо­сло­вия в Еван­ге­лиях. Если мы сосчи­таем пред­ков Иисуса у Матфея – от Давида через Соло­мона и до Иосифа, тре­тьим с конца стоит Матфан, кото­рый родил Иакова, а Иаков в свою оче­редь родил Иосифа. Но если мы загля­нем в Еван­ге­лие от Луки, где родо­сло­вие идет от Давида через Нафана, то здесь тре­тьим с конца стоит не Матфан, а Матфат, кото­рый родил Илия, а Илий уже родил Иосифа. Полу­ча­ется, по Луке Иосиф был сыном Илии и Мат­фата, а по Матфею – сыном Иакова и Мат­фана. Значит, у Иосифа было два отца – один по линии Соло­мона, другой – по линии Нафана! Как это объ­яс­нить? Чтобы Илий и Иаков в равной мере могли счи­таться отцом Иосифа, нужно, чтобы они были бра­тьями (этого тре­бо­вал закон вос­ста­нов­ле­ния семени). В таком случае перед нами вста­нет два вопроса: во-первых, как Илий и Иаков ока­за­лись бра­тьями, про­ис­ходя из разных семей, и во вторых – какое уча­стие во всем этом при­няли Матфат и Матфан.

Нам известно, что Матфан веду­щий свое про­ис­хож­де­ние от Соло­мона, женился на жен­щине по имени Есфа, и родил от нее Иакова. Затем он умер. Закон же не запре­щал вдове или раз­ве­ден­ной жен­щине снова выхо­дить замуж, и потому на Есфе женился Матфат, кото­рый, как ска­зано уже в Еван­ге­лии, родил от нее Илия. Так Иаков и Илия стали свод­ными бра­тьями, хотя один про­ис­хо­дил от Соло­мона, а другой – от Нафана. Братья выросли, и Илий женился, но, к несча­стью, умер без­дет­ным, и Иаков, чтобы вос­ста­но­вить брату семя, женился на его вдове, и родил Иосифа, кото­рый был ему сыном по при­роде, да и все счи­тали так. поэтому Матфей и напи­сал, что «Иаков родил Иосифа». Но по еврей­скому закону Иосиф счи­тался сыном Илии, потому что Иаков родил его, вос­ста­нав­ли­вая семя умер­шему брату, и вести родо­сло­вие Иосифа через Илию не было ни ошиб­кой, ни негра­мот­но­стью, ни обма­ном. Поэтому и напи­сал Лука, что Иисус «был, как думали (именно, «как думали»), сын Иосиев, Илиев, Мат­фа­тов». Поэтому он и избе­гал, в отли­чие от Матфея, слово «родил», воз­водя родо­сло­вие Иисуса к Адаму и Богу. Яснее ука­зать на то, что родо­сло­вие ведется не по есте­ствен­ному род­ству, а по закон­ному порядку еврей­ских тра­ди­ций нельзя.

4. Собы­тия, о кото­рых я говорю – это не смелая гипо­теза, и не теория, кото­рую невоз­можно дока­зать. Кое-что я знаю от потом­ков земных бра­тьев нашего Спа­си­теля – не знаю, то ли ради тор­же­ства истины, то ли чтобы воз­ве­ли­чить себя рас­ска­зали они мне это, но что они не солгали – это правда. А было все так: одна­жды во вре­мена Селев­ки­дов иду­мей­ские раз­бой­ники совер­шили набег на пале­стин­ский город Аска­лон, и, помимо про­чего, раз­гра­били храм Апол­лона, постро­ен­ный возле город­ских стен, уведя также в плен Анти­па­тра, сына неко­его Ирода, жреца в этом храме. Поскольку Ирод не имел воз­мож­но­сти выку­пить сына, то Анти­патр вырос среди иду­меев и был вос­пи­тан в их обы­чаях, а впо­след­ствии позна­ко­мился с иудей­ским пер­во­свя­щен­ни­ком Гир­ка­ном. Когда в Иудею пришел Помпей, Анти­патр отпра­вился к нему с посоль­ством – замол­вить слово за Гир­кана, а позже – еще и вернул под власть Гир­кана цар­ство, кото­рое в свое время утра­тил брат пер­во­свя­щен­ника Ари­сто­бул.

Бла­го­даря своей удаче Анти­патр выбился в про­ку­ра­торы Пале­стины, а когда завист­ники пре­да­тель­ски убили его – власть насле­до­вал его сын Ирод – тот самый царь Ирод Вели­кий или Ирод Иду­ме­я­нин, как его еще назы­вали, кото­рого поста­вили пра­ви­те­лем три­ум­вир Марк Анто­ний, а затем – и импе­ра­тор Окта­виан Август. Детьми этого Ирода были Ирод Антипа и другие тет­рархи – сопра­ви­тели тех обла­стей. Я это не при­ду­мал, и про­честь об этом можно не только у меня, а и в гре­че­ских книгах по исто­рии.

5. Зачем я это говорю? А затем, что до этого вре­мени еврей­ские родо­сло­вия запи­сы­ва­лись в госу­дар­ствен­ных архи­вах, и в них не упус­ка­лось ничего. Запи­саны там были даже те, кто вел свое про­ис­хож­де­ние от языч­ни­ков, обра­тив­шихся в иудей­скую веру – таких, как Руфь моави­тянка, Целек Аммо­ни­тя­нин, слу­жив­ший в Дави­до­вом войске, или те, кто вышел вместе с евре­ями из Египта. Ирод же, зная, что род­ства он вовсе не цар­ского, и что еврей­ские родо­сло­вия не помо­гут ему под­нять свой авто­ри­тет в народе, решил сжечь эти архивы. Так он наде­ялся выдать себя за царя с подо­ба­ю­щим про­ис­хож­де­нием, поскольку никто не мог дока­зать обрат­ное, раз все архивы уни­что­жены. Но были и такие семьи, кото­рые вели записи само­сто­я­тельно. Кое-что они пом­нили, осталь­ное каким-то обра­зом почерп­нули из архи­вов. Есте­ственно, что те счаст­ливцы, кото­рые вели свой род от Давида, Соло­мона и других древ­них царей, весьма гор­ди­лись этим. Были такие и в Наза­рете, и в другие еврей­ских селе­ниях. Среди них ока­за­лись и те, кого мы назы­ваем детьми Гос­под­ними за их род­ствен­ные связи с земной семьей Спа­си­теля нашего. Они и рас­ска­зали еван­ге­ли­стам (а несколь­кими поко­ле­ни­ями позже – и мне) свои родо­слов­ные, све­ря­ясь, насколько воз­можно, с хро­ни­ками.

Воз­можно, мои аргу­менты можно оспо­рить, однако более досто­вер­ное объ­яс­не­ние найти невоз­можно – это не только мое мнение, он с ним согла­сится всякий, в ком жив еще здра­вый смысл. И даже если никто не может под­твер­дить мое сви­де­тель­ство, пусть это объ­яс­не­ние удо­вле­тво­рит любо­пыт­ство чита­те­лей, потому что более истин­ного, досто­вер­ного и удо­вле­тво­ри­тель­ного ответа дать на постав­лен­ный вопрос – в чем при­чина несо­гла­сия между родо­сло­ви­ями – дать нельзя.

В любом случае, Еван­ге­лия гово­рят истину.

6. Итак, Матфан, про­ис­хо­див­ший от Соло­мона, сына Давида, родил Иакова. Потом он уми­рает, и его вдова выхо­дит замуж за Мат­фата, про­ис­хо­див­шего от Нафана, сына Давида. Матфат от нее рож­дает Илия. Поэтому Илий и Иаков – свод­ные братья. Илий женится, но уми­рает без­дет­ным, и Иаков вос­ста­нав­ли­вает ему семя, рождая Иосифа – по при­роде своего соб­ствен­ного сына, но по еврей­скому закону сына Илия. Поэтому Иосиф мог счи­таться сыном обоих отцов. Поэтому здесь линии Нафана и Соло­мона схо­дятся, и в Еван­ге­лиях мы видим два разных родо­сло­вия.

После­сло­вие:

Суще­ствует точка зрения, согласно кото­рой Лука при­во­дит родо­сло­вие Иисуса по линии Марии. Однако впер­вые такое мнение было выска­зано в 15 веке латин­скими бого­сло­вами, жела­ю­щими про­сла­вить Деву Марию. Офи­ци­ально сфор­му­ли­ро­вана она была Аннием Витерб­ским в 1502 году. В ранней же церкви в целом была при­нята точка зрения, изло­жен­ная Афри­ка­ном или схожая с ней. Во всяком случае, все согла­ша­лись в том, что оба родо­сло­вия ведутся от Иосифа, и что Иаков и Илий были бра­тьями – то ли род­ными, то ли дво­ю­род­ными, и когда один умер, другой вос­ста­но­вил ему семя.
Кроме того, древ­ние евреи не вели родо­сло­вие по линии матери, и потому Лука не мог при­во­дить его для дока­за­тель­ства цар­ствен­но­сти Иисуса.

***

См. также: БРАТЬЯ ГОС­ПОДНИ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки