Путь к Православию <br><span class="bg_bpub_book_author">Ольга Д.</span>

Путь к Православию
Ольга Д.

Здравствуйте!

Я решила написать о том, как Господь Промыслом Своим привел меня к Православию.

Я не помню, с какого возраста я начала задумываться о Боге. Но когда мне было 4 года ‒ умер мой дедушка, и это была моя первая встреча со смертью. Мне стало страшно: ведь и я когда-то умру, и не могла смириться, что меня не будет. Тогда для моего отчаяния было два выхода: 1) пока я вырасту люди что-нибудь придумают от смерти; 2) после смерти есть жизнь. Моя прабабушка была очень набожная, и может быть, ее молитвами, со временем Бог привел меня к Православию. А в школе я, как и все, была «примерной пионеркой», с гордостью носила красный галстук. «Честное пионерское» было для меня не пустым словом. Я говорила, что Бога нет. Но это скорее было не потому, что была абсолютно уверенна в невозможности существования Бога, а потому, что серьезно о Боге не думала, а говорила, потому что так многие говорили.

В 90‑х годах на прилавках стали появляться книги об НЛО, о карме, реинкарнации, восточные учения. Мой атеизм плавно стал рассеиваться. И я с жаждой начала поглощать все, что касается «высшей материи»: Д. Андреев, Блаватская, Рерих, Лазарев. По книжкам высчитывала, кем я была в «прошлой жизни», и искренне верила во всё, что мне эти книги предлагали. В школе некоторые учителя тоже интересовались потусторонним, и иногда для нас детей рассказывали о барабашках, НЛО и призраках. В старших классах был у нас предмет «психология», но психологии как таковой не читали, а рассказывали о чакрах, медитации, и даже проводили сеансы. А вот сеансы гипноза Кашпировского во мне всегда вызывали ужас. И мои родители не могли меня усадить к телевизору. Разные секты меня тоже не привлекали, я боялась того, что опыты трансов и другие приемы еще не изучены, и не известно, какие могут быть последствия. Поэтому я ограничивалась только чтением книг, не уходя в «практику». А вокруг рассказывали, как хорошо пройти сеанс ребёфинга и избавиться от всех комплексов, болезней, получить экстрасенсорные способности и делать так, чтобы люди подчинялись твоей воле, даже не зная об этом. Я колебалась, но решила не рисковать.

Когда мне было 12 лет ‒ заболела моя бабушка, она была прикована к постели 5 лет. Я очень ее любила, и потерять ее для меня было непереносимо. Это был один из самых тяжелых периодов всей нашей семьи: недосыпания, переживания и борьба за ее жизнь. Она была человеком крещенным, но вера в партию затмила веру в Бога. Но за эти 5 лет страданий она обратилась к Богу, к Православию. А я все рассказывала ей о высшем разуме и других мирах. Она просила нас купить ей крестик. Мы крестик купили, но вместе с ним и талисман, «прибавляющий энергию». По ее просьбе в 13 лет я покрестилась. Тогда все религии и Православие я считала как разные пути, ведущие к Богу, и не важно каким путем идти. Два раза мы приходили с мамой в Церковь покреститься, и два раза все откладывалось. Тогда мы решили: пойдем в третий раз, и, если опять расстроится, тогда креститься совсем не будем. Слава Богу крещение состоялось! Это было первый мой вход в храм. Пока ждали в очереди креститься, я стояла возле Распятия и с ужасом смотрела на раны от гвоздей на ногах Христа, даже закрывала глаза, чтобы не видеть. Но опять смотрела и смотрела. Это было мое первое глубокое впечатление. Тогда я покрестилась только для того, чтобы Бог помогал, а о том какая теперь моя обязанность как христианина я не знала. Ничего я не знала ни о Таинстве Исповеди и Причастия, ни о том, что в храме поют и зачем молятся. Смерть моей бабушки (без исповеди, Причастия и отпевания, которого она так хотела) я переносила тяжело, я потеряла опору, теперь я ее искала только в Боге. Я и любила ее и боялась, что она может прийти в виде призрака и потому, каждый раз перед сном читала «Отче наш» и крестилась. Евангелие я не читала, но эта Книга дома у нас была, даже не знаю откуда. Я использовала ее как подпорку к ножке кровати, как самую ненужную книгу, которую не жалко. На Ней осталась большая трещина во всю длину, как память о таком кощунстве. А читать Евангелие я начала несколько лет спустя.

Когда я еще училась в 9 классе предстоял у меня экзамен по украинской литературе. И я, исходя из потребительских позиций, просила у Бога, чтобы мне попался 17 билет, и пообещала, что тогда прочитаю все Евангелие. Каково было мое удивление, когда этот билет мне и попался. Но с исполнением обещанного я не спешила. Потом как «честную пионерку» меня начала мучить совесть. Думаю, ну прочитаю одну главу. С неохотой я начала читать. Сначала было все непонятно, но потом все интереснее и интереснее. Конечно, я тогда больше воспринимала в историческом контексте, но и это произвело впечатление. Я стала больше думать о Христе, о том зачем нужна была такая смерть, а не о строении параллельных миров и развитии способностей.

После крещения через 4 года я побывала первый раз в монастыре: в Киево-Печерской Лавре. Хорошо душой мне было там. При всем при том, что я всегда боялась кладбищ и умерших, спустившись в пещеры к преподобным отцам Киево-Печерским, ‒ я страха не чувствовала, а было наоборот спокойно, и я не могла объяснить почему так. Но я все еще продолжала верить в переселение душ и всякую чепуху.

В 1997 г, когда мне было 19 лет, мы всей семьей отдыхали в Трускавце (на западной Украине), и там организовывалась экскурсия в Почаевскую Лавру. Именно эту поездку я и считаю началом своего обращения. Как помню, она была на 20 июля. Тогда все как бы препятствовало этой поездке. Купили мы билеты на автобус, а потом никак не могли их найти. Все полки пересмотрели ‒ билетов нет. Подходим к автобусу, а нас не пускают. Еле уговорили, что мы не обманываем. Там я первый раз услышала церковное пение и так оно мне понравилось, я стояла и не могла наслушаться. Я смотрела на лица монахов, это были не лица, а лики. Я чувствовала, что совершается, что-то великое, но слов разобрать не могла. Это потом я узнала о Литургии. Мы приложились к Чудотворной иконе Божией Матери и побывали в подземной церкви у мощей св. Иова Почаевского. С той поездки я начала осознавать, что Православие и то, что я читала ‒ совсем несовместимо. Что же я читаю о других религиях, а своей вовсе не знаю. Теперь я начала искать Православную литературу. Первая книга была как раз кстати: Серафим Роуз «Православие и религия будущего». И опять пошли книги, а в Церковь Бог привел через два года. Тогда болела моя сестра и осталась одна последняя надежда на Церковь. Нам посоветовали поговорить с одним священником, но, как и тогда при крещении, два раза мы приходили, а батюшка был занят (или его не было в эти дни). Придя в третий раз, мы решили поговорить с любым батюшкой, который будет мимо проходить. Бог послал нам другого священника, и я благодарю Бога, что именно он тогда проходил мимо. В моем представлении священник был старик, убеленный сединами, который совсем отрешен от людей, и с высоты смотрит на все мирское, который не сможет меня понять. Но я увидела совсем обратное! Его открытость и простота поразили меня. Такая доброта была в его глазах! За несколько минут общения, мне казалось, что я его уже давно знаю. У него была первая моя исповедь, а потом я первый раз причастилась! И вот уже два года как я живу в лоне Церкви Православной.

Люди, сколько мудрости и опыта собрала наша Церковь. И все книги «мистического толка» не идут в сравнение с тем, что хранят творения Иоанна Златоуста, Феофана Затворника, Иоанна Лествичника, Иоанна Кронштадтского и других великих святых! Теперь я знаю, что без Христа нет спасения. Если вы еще увлечены разными восточными течениями и сектами, то хотя бы на моих ошибках, обратитесь к нашей вере! Я столько лет потеряла в этом духовном блуде. Пусть хоть это минует вас. Храни вас Господь!

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки