профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

Глава четвёртая. Просвещение.

1. – Наше просвещение – книжная начитанность.

В период до-монгольский мы не заимствовали настоящего просвещения от Греков и не создали его себе сами; подобным образом и в рассматриваемое нами время мы не сделали ни того ни другого: как тогда, так и теперь единственное наше просвещение составляла, после приобретения искусства чтения, собственная книжная начитанность каждого желавшего, т. е. собственная, бо́льшая или меньшая, начитанность в церковно-учительных и других книгах, переведённых с греческого языка и вообще составлявших наличность нашей чтомой письменности.

Пока способом распространения книг оставалось рукописание, а не стало печатание, как это имело место у нас во всё наше время, возможность книжной начитанности в отношении к количеству лиц, которые бы находились в обладании ею, долженствовала быть до последней степени ограниченной. Из частных людей могли бы составлять библиотеки четиих книг только люди очень богатые, принадлежавшие к знатнейшим боярам; но эти люди не считали книжной начитанности и забот о ней своим делом. А если кто-нибудь из них и заводил для себя небольшую библиотеку книг, то библиотека эта не шла в род, с тем, чтобы постепенно приумножаться и чтобы, став доступной для всех желающих, представлять собой в большем или меньшем смысле публичную библиотеку, а обыкновенно исчезала вместе с лицом, которое её заводило и которое перед смертью отказывало книги по церквам и монастырям. Возможность книжной начитанности почти единственно и исключительно ограничивалась казёнными библиотеками книг, которые постепенно заводились и составлялись при епископских кафедрах и в монастырях.

Но и в весьма узких пределах, в которых существовала возможность книжной начитанности, по причине того, что центр исторической жизни нашей не оставался постоянно на одном месте, а быв сначала на юге, переместился потом на север, мы должны были два раза создать себе эту возможность. В продолжение периода до-монгольского составились библиотеки четиих книг при епископских кафедрах и в монастырях; но наибольшая часть епископских кафедр была на юге, а под монастырями, в которых составились библиотеки книг, почти исключительно до́лжно разуметь монастыри южные. Насколько Монголы при своём нашествии успели истребить библиотеки Южной Руси, мы не знаем; но истребили их они совсем или только в незначительной степени, для Руси Северной это было безразлично: библиотеки Южной Руси и были для ней, а для Руси Северной могли иметь значение только свои собственные библиотеки.

Вовсе или почти что вовсе не имея библиотек монастырских, Северная – Московская Русь начала свою историческую жизнь с одними библиотеками епископских кафедр, которых при том было крайне ограниченное число. К Северной Руси принадлежали епархии: Смоленская, Новгородская, Ростовская, Владимирская и Рязанская. Из пяти кафедральных библиотек этих епархий о двух – Рязанской и Владимирской со всей вероятностью нужно думать, что они истреблены были Монголами сполна, а о третьей – Ростовской, что она была истреблена ими, по крайней мере, отчасти, так что остаётся и всего две с половиной библиотеки. Таким образом, две с половиной библиотеки, которые можно предполагать с уверенностью, представляли собою почти что всю возможность книжной начитанности, с которой начала свою историческую жизнь Северная – Московская Русь после нашествия Монголов! После этой возможности так сказать совершенно гомеопатической настала возможность сколько-нибудь действительная чрезвычайно не скоро. Первыми монастырями, которые начали заботиться о заведении настоящих библиотек четиих книг, были монастыри преподобного Серия Радонежского и преподобного Кирилла Белозерского, а это было уже только в конце XIV – начале XV века.

Со времени преподобных Сергия и Кирилла, которые были вместе и истинными насадителями монашества в Северной – Московской Руси, дело заведения библиотек в монастырях, наконец, пошло. Лучшие монастыри, которые основывались после них руками их учеников или не их учеников, взирали на пример их монастырей; а равным образом начали взирать на их пример и те лучшие монастыри, которые были основаны прежде них. Вошло в обычай между отдельными состоятельными монахами, как это было в период до-монгольский, приобретать книги в частную собственность с тем, чтобы оставлять их после себя монастырям, как приличнейшее наследие, что весьма много (и может быть, даже более, чем прямые заботы монастырских властей) содействовало увеличению монастырских библиотек.

Таким образом, настоящая возможность книжной начитанности настала в Московской Руси только уже в более или менее близкому концу рассматриваемого нами времени. Мы вовсе не обладаем никакими положительными сведениями о монастырских библиотеках за сейчас указанный конец нашего времени; но со значительной уверенностью можно утверждать, что наибольшая часть монастырей, претендовавших на некоторую „степенность” в чиновной монастырской „лестнице”, – а таких монастырей было весьма не мало, – обладали бо́льшими или меньшими библиотеками книг. Когда пробудилась у монахов Московской Руси ревность к составлению библиотек, и самое дело этого составления стало значительно легче и дешевле: в качестве материала для книг со второй половины XIV века дорогой пергамин начал быть заменяем менее дорогой бумагой; одновременно с тем (или несколько ранее того) медленный способ писания книг – устав начал сменяться более скорым способом – полууставом, к которому присоединился потом и совсем скорый способ, получивший, как таковой, именно название скорописи277 . Итак, в отношении к возможности книжной начитанности, представлявшей собой средство нашего древнего и старого просвещения, Московская Русь не пошла далее от того, на чём остановилась Русь Киевская, но снова повторила историю этой последней: начала почти с ничего и только весьма нескоро создала себе возможность. Иначе сказать: это обстоятельство, что центр умственной жизни Руси сначала был на одном месте, а потом перенесён был на другое, по отношению к нашей возможности имело своим следствием то, что мы должны были дважды сделать одно и то же.

Библиотеки епископских кафедр и монастырей представляли единственное средство настоящей, большей или меньшей, начитанности; следовательно, эта настоящая начитанность и была возможна только для монахов и для тех, кто имел доступ в епископские и монастырские библиотеки. Но с настоящим всё-таки не должно совсем забывать и про ненастоящее, как всё-таки имеющее своё некоторое значение. А следовательно, не до́лжно вовсе забывать и про те библиотечки, которые могли составлять себе частные богатые люди, и которые могли служить как им самим, так и желающим из круга их знакомых278 . В то время, как создана была и явилась на Москве возможность начитанности настоящей, явилась возможность некоторой начитанности для людей даже и небогатых. С заменой пергамина бумагой279

и уставного письма полууставными и скорописными книги значительно подешевели, и хотя небогатые люди не стали ещё в состоянии приобретать себе целых библиотечек книг, но они стали в состоянии приобретать себе отдельные книги, и для удовлетворения их стремлению к начитанности явились такие отдельные книги, которые до некоторой степени заменяли собой целые библиотечки, это – сборники, составлявшиеся из разрозненных, разнообразных выписок из книг280 .

Ответить на вопрос о возможности книжной начитанности не значит вместе с тем ответить и на другой вопрос: насколько в действительности распространена была эта начитанность в среде тех наших грамотных людей, для которых она была возможна. На последний вопрос отвечать весьма нелегко, ибо мы не имеем твёрдых данных, на основании которых мы были бы в состоянии дать тот или другой положительный ответ. Среду грамотных людей, для которых была доступна начитанность, составляли почти исключительно монахи; на том, как кажется, основании, что монахи должны бы быть усердными читателями книг, у нас составилось представление, что они и на самом деле были таковыми читателями: насколько однако это справедливо? Из того обстоятельства, что в монастырях заведены были библиотеки книг, нисколько не следует, что все монахи были и усердными их читателями: О заведении библиотек заботились игумены монастырей отчасти по действительному сознанию нужды в них, отчасти же вовсе без этого сознания по простому соревнованию другим. Заведению библиотек весьма содействовали отдельные книжные монахи своими посмертными вкладами. Но о большинстве монахов это совершенно ничего не говорит. Мы со своей стороны того решительного мнения, что стремление к книжной начитанности не было ни всеобщим, ни слишком обширным или распространённым между нашими монахами, и что ею занимались и ей предавались только сравнительно очень немногие между ними. Стремление к начитанности могло бы быть водворено в среде монашеской, если бы было водворено между монахами сознание, что начитанность составляет их обязательное дело и непременный их долг. Но до такого сознания вовсе не возвышались у нас и те, кто заботился о создании монахам возможности быть начитанными: в начитанности, которая нисколько не вменялась у нас всем монахам в обязанность, и к которой все они не были способны и по той простой причине, что между ними должен быть предполагаем весьма значительный процент совершенно безграмотных, о чём скажем ниже – в главе о монашестве, у нас было видено не более, как душеполезное и святое дело, только желаемое от совершеннейших и избранных между монахами. И до́лжно со всей вероятностью думать, что процент этих совершеннейших и избранных между монахами, стремившихся к книжной начитанности, был так же невелик, как вообще бывает невелик процент совершеннейших и избранных. Добровольное, весьма несильное стремление монахов к книжной начитанности в большей или меньшей степени должны были поддерживать сторонние побуждения. В настоящее время далеко не все ищут просвещения ради самого просвещения; до некоторой степени подобное этому было и в старой Руси. Когда в монастырях наших, т. е. монастырях Северной – Московской Руси, начала водворяться книжная начитанность, то начали желать и искать её от кандидатов в игумены и епископы. А для людей честолюбивых, помышлявших об игуменских и епископских местах, это и должно было стать побуждением к тому, чтобы они заботились о приобретении книжной начитанности и о создании себе славы людей начитанных.

Но если до́лжно думать, что между монахами книжная начитанность была распространена весьма нешироко, то необходимо думать, что между мирскими священниками и между мирянами, в пределах крайне ничтожной для них возможности, она была распространена и ещё гораздо менее широко. Для священников, как пастырей, начитанность была бы не менее, а ещё более обязательна, чем для монахов; но уже с самого начала они явились у нас пастырями не в том смысле, чтобы пасти мирян словом учении; эта обязанность вовсе не сознавалась ими у нас, а между тем семейная жизнь с её заботами и суетами создала для них признававшееся достаточными оправдание в том, что они оставались совершенно безкнижными. Между мирскими священниками имели возможность приобретать настоящую книжную начитанность священники епархиальных городов через пользование кафедральными епископскими библиотеками: и более чем вероятно, что такие священники считались лишь единицами. Священники городов уездных и сельские могли приобретать некоторую начитанность посредством этих своего рода энциклопедий, которые представляли собой сборники: и едва ли не в одинаковой степени, вероятно, полагать обладателей подобных энциклопедий настолько немногочисленными, чтобы они славились на целые свои округи. Миряне – бояре представляли собой то сословие, ввести просвещение в котором сделал было попытку Владимир, и нужно думать, что в период до-монгольский, не став людьми просвещёнными, они были людьми не совсем безкнижными; но в наше время они уже, несомненно, стали в своём решительном большинстве бесхитростными служилыми людьми (бородатыми и великочеревными предками „не очень хитрых усачей” Пушкина), забывшими про всякую книжность и про всякие книги, давно переставная считаться барским делом. Летописные известия прямо дают нам знать, что были очень малокнижны великие князья Димитрий Иванович Донской281

и его внук Василий Васильевич Тёмный282 : что же думать о боярах?

2. – Переводная письменность.

Мы говорили выше, что уже до-монгольские предки наши имели в своём распоряжении наличность переводной письменности очень не бедную. В рассматриваемое нами время наличность нашей письменности увеличилась чрезвычайно значительным образом, так что стала совершенно богатой. Но, к сожалению, об этом богатстве должно быть сказано, что по своему составу или выбору оно было весьма односторонне, главным образом сводясь к христианскому, а преимущественно к монашеско-аскетическому, нравоучению, и что отдел книг, посвящённых не только мирскому, но даже и церковному, настоящему, а не фантастически-апокрифическому, знанию; за исключением, впрочем, догматического богословия или христианского вероучения, был до крайности скуден.

Переводами книг периода до-монгольского мы были обязаны Болгарам и отчасти Сербам. Переводами книг нашего времени мы обязаны тем и другим и, как кажется, наиболее последним, потому что в позднейшее время, в XIV-XV веке, относительно умственного движения и книжности Сербы взяли некоторый верх над Болгарами. Что касается до нас самих, то, сколько известно, и в настоящее время мы сделали относительно переводов почти так же мало, как и в период до-монгольский, и немногое сделанное нами было не столько сделано именно нами самими, сколько по нашим поручениям и наймам. Положительными сведениями о переводчиках и переводах мы обладаем весьма недостаточными. Но до́лжно думать, что последние главнейшим образом принадлежали монахам и что нарочитым местом, где они совершались и откуда они получались и нами, был Афон283 .

Обстоятельное библиографическое обозрение переводной письменности рассматриваемого нами времени мы даём ниже, в особом приложении. А здесь мы сделаем обзор её только более или менее общий.

Во главе переводной письменности стоят книги Священного Писания или Библия. В отношении к этим книгам заботу должно было составлять не приумножение, а сохранение, так как в период до-монгольский мы имели их все (за исключением, как нужно думать, книг Маккавейских, которые, не быв переведены Мефодием первоучителем, вероятно, остались не переведёнными и после него). Но по пословице, что „первый блин комом”, в отношении к этим книгам случилось то, что мы не вполне их сохранили, но некоторую часть их утратили. В древнее и старое время книги Священного Писания или библейские не писались у нас непременно все вместе, так как при способе рукописями вся полная совокупность этих книг составляла бы рукописи слишком большие и слишком дорогие, а по частям или по группам и по отдельным книгам, вследствие чего и была возможной утрата некоторых из книг. В конце XV века то обстоятельство, что еретики Жидовствующие имели у себя Библию в полном составе, побудило архиепископа Новгородского Геннадия навести справки: в каком составе имели её православные, и он не нашёл у последних кроме книг Маккавейских ещё девяти книг Священного Писания: восьми книг – с первой Паралипоменон по книгу Есфирь (2 Паралипоменон, 1 Ездры, Неемии, 2 Ездры, Товита, Иудифь, Есфирь), писавшихся, как нужно думать, в виде особой части Библии или особого отдела книг библейских, и девятой – Премудрости Соломоновой. Геннадий решился восполнить открытую им недостачу книг Священного Писания и сделал это таким образом, что восемь книг перевёл с латинской Вульгаты (при помощи одного иностранца – католического монаха и ещё, может быть, при помощи двух посольских толмачей или переводчиков, – тех самых, которые после с Максимом Греком переводили Толковую Псалтирь), а девятую книгу, именно – Есфирь, отчасти взял в готовом переводе, сделанном кем-то в его собственное время с еврейского (именно – первые девять глав, которые находятся на еврейском; не без вероятности можно думать, как говорили мы выше, что перевод принадлежал Жидовствующим и заимствован был, самим ли Геннадием или уже до него, из их Библии), а отчасти (последние семь глав книги, которых нет на еврейском) перевёл с той же Вульгаты. При этом Геннадий восполнил, хотя несовершенно, и недостаток, существовавший у нас с самого начала, а именно – перевёл с той же Вульгаты две первые книги Маккавейские (а не все три потому, что третьей в Вульгате нет). Чтобы на будущее время более не утрачивались книги Священного Писания, Геннадий сделал полное издание Библии, т. е. приготовил такую её рукопись, в которой она была помещена в полном своём составе. (В некоторых других книгах Священного Писания Геннадий сделал поправки и дополнения по Вульгате, см. обстоятельнее о его Библии в библиографическом обозрении, ниже).

По истолкованию Священного Писания мы имели на славянском языке в период до-монгольский: Шестоднев Иоанна, экзарха Болгарского, сокращённое толкование на книгу Иова Олимпиодора Александрийского, два толковании на Псалтирь – одно, усвояемое Афанасию Александрийскому, другое, принадлежащее Феодориту Кирскому, [на Песнь песней Филона Карпафийского], сводное, составленное неизвестным, толкование на бо́льшую часть 16 пророков и Ипполита Римского (Портуенского) на пророка Даниила, толкование на послания апостола Павла, принадлежащее или усвояемое Икумению Триккскому284 , толкование на Апокалипсис Андрея Кесарийского. В рассматриваемое нами время явились на славянском следующие новые толкования (не упоминая об отрывочных, встречаемых в рукописях): беседы Иоанна Златоустого на книгу Бытия, названным в переводе Шестодневником, Шестоднев Севериана Гевальского, состоящий из шести слов о творении мира, пространное толкование на книгу Иова Олимпиодора Александрийского, сводное толкование на Псалтирь, переведённое Максимом Греком, сводное толкование на Псалтирь, составленное одним западным епископом (Бруноном, епископом Гербиполенским или Вюрцбургским XI в., переведённое по приказанию архиепископа Новгородского, после митрополита, Макария, в 1535г.), сводное толкование на 50 первых псалмов, составленное Никитой Ираклийским, толкование на книгу Екклесиаст неизвестного, беседы Иоанна Златоустого на евангелия от Матфея и Иоанна, Феофилакта Болгарского толкование на все четыре евангелия (Благовестник), Григория Двоеслова беседы на евангелия от Луки и Иоанна, толкование на Деяния апостольские отчасти сводное (до главы 13), составленное неизвестным, отчасти принадлежащее одному неизвестному (с главы 13 до конца), – первая половина которого переведена была не позднее XV в., а вторая – Максимом Греком (см. выше 1 половину этого тома стр. 679–680 ), сводное толкование, составленное неизвестным, на соборные послания.

По богословию догматическому были переведены на славянский язык в период до-монгольский: Точное начертание православной веры Иоанна Дамаскина, Огласительные и тайноводственные поучения Кирилла Иерусалимского, слова против Ариан, Афанасия Александрийского, два слова о богословии и несколько слов на Господские праздники Григория Богослова. Сейчас указанного было совершенно достаточно для приобретения познаний в истинах христианской веры. Но при заботах не о нужде, а о полноте перевода на славянский язык того, что существовало у Греков по этому важнейшему отделу христианской письменности, после указанного долженствовало бы быть переведено и многое другое. Как заслуживавшие перевода могут быть названы творения отеческие: слова против Евномия (числом 5) Василия Великого (о божестве Сына и Св. Духа), слово катехизическое великое (Λόγος κατηχητικὸς ὁ μέγας), представляющее собой прекрасное систематическое изложение догматов христианской веры и слова против Евномия (числом 12) Григория Нисского, две обширные книги о Троице Кирилла Александрийского, сочинение „Против языческих басней” (заключающее в себе и прекрасное сокращённое изложение догматов веры) Феодорита Кирского. В позднейшее время у Греков явились обширные и важные богословско-догматические компиляции: „Всеоружие богословское” (Πανοπλία δογματική) Евфимия Зигабена († после 1118г.) и „Сокровище православной веры” (θησαυρὸς ὀρθοδόξου πίστεως) Никиты Хониата или Акомината († после 1206г.). Но трудившиеся над переводами книг с греческого болгарские и сербские монахи позднейшие, нашего после-монгольского, времени не показали своей заботливости о том, чтобы доставить славянскому православному миру греческую богословско-догматическую письменность в возможно полном составе её важнейшего. Ничто из сейчас нами указанного не было ими переведено, и единственное, что было ими переведено по нашему отделу догматического богословия, это – творения „тёмного в разуме” (очень трудного к пониманию) философствующего по Платону богослова Дионисия Ареопагита (т. е. позднейшего писателя известного под именем Дионисия). Взамен обширных творений догматического содержания, переводчики нашего позднейшего времени, заботясь о простейших между людьми грамотными и о людях безграмотных, перевели целый ряд кратких изложений христианского вероучения и кратких толкований на Символ веры. Много догматического рассеяно в церковных словах, которых переведено было в наше время весьма большое количество, и как на слова нарочито догматические может быть указано на две шестерицы слов Иоанна Златоустого о непостижимом (в обличение ереси Аномейской) и против Иудеев (все 12 слов читаются в сборнике слов Златоустого, известном под именем Маргарита).

К отделу догматическому должны быть отнесены обличительно-полемические сочинения против еретиков. Между сочинениями этого рода наибольшую практическую важность имели сочинения против латинян, и в рассматриваемое нами время у нас существовали в славянском переводе: три послания против латинян патриарха Фотия, сочинения против них Григория Паламы и Нила Кавасилы. Из других существовавших ересей и существовавшего иноверия были сочинения против Армян, против Иудеев и против Сарацин или магометан; были также сочинения и против древних, уже прекративших своё существование, ересей. Если принимать как бы за переводное относящиеся к нашему отделу списания преподобного Максима Грека, то после многих слов против латинян он написал по одному слову против язычников, Иудеев и Армян, три слова против магометан и два слова, в которых содержатся частные обличения против лютеран.

В отдел нравственного богословия или нравоучительный мы включаем: во-первых, нарочитые сочинения нравоучительного содержания, во-вторых, – церковные слова, и в-третьих, – жития святых с так называемыми Патериками. Отдел этот, до чрезвычайности обширный в церковной литературе греческой, уже в период до-монгольский был очень богат у нас не только сравнительно с другими отделами, но и безотносительным образом, сам по себе. В рассматриваемое время он достиг величайшего богатства, так чтобы совершенно удовлетворять всякому желанию.

Из нарочитых сочинений нравоучительного содержания в период до-монгольский были переведены: несколько трактатов Мефодия Патарского, [т. н. Стословец Геннадия Константинопольского], Ответы Анастасия Синайского, Лествица Иоанна Лествичника, Пандект Антиоха Иерусалимского, Главы о молитве; Нила Синайского [и Пандекты и Тактикон Никона Черногорца]. В рассматриваемое нами время переведены были нравоучительные сочинения, и именно – по преимуществу нравоучительно-аскетические, весьма длинного ряда отцов, восходящего до числа 25, а считая с неотцами ряда писателей, восходящего до числа 30. (Отцы в хронологическом порядке их жизни суть: авва Исаия Скитский, Евагрий Понтийский, Макарий Египетский, Исихий Иерусалимский, Кассиан Римлянин, Нил Синайский, Марк Скитский, Диадох Фотикийский, авва Зосима Палестинский, Исаак Сирин, Варсонофий Великий, авва Дорофей Палестинский, Максим исповедник, авва Фалассий Ливийский, Феодор Едесский, Филофей Синайский, Симеон новый богослов, Никита Стифат, инок Филипп, Пётр Дамаскин, Стефан Фивейский, Григорий Синайский; неотцы: диакон Агапит, император Василий Македонянин, греческие философы, в христианской переделке, – Епиктет и Менандр Мудрый. – О сочинениях всех см. в библиографическом обозрении).

Из церковных слов в период до-монгольский существовали на славянском языке: небольшой выбор слов Григория Богослова, огромный выбор слов Иоанна Златоустого, простиравшийся числом до двухсот с лишком, собрание 106 слов Ефрема Сирина, известное под именем Паренезиса, собрание 124 слов Феодора Студита, известное под именем Малого катехизиса, 51 поучение на воскресные дни года, составленные епископом болгарским Константином. В рассматриваемое нами время были переведены: новый огромный выбор слов Златоустого, новый очень большой выбор слов Ефрема Сирина, весьма большое собрание слов разных отцов и церковных проповедников, отчасти известных, отчасти неизвестных, Евангелие учительное, составленное патриархом Константинопольским Филофеем и состоящее из 75 слов на воскресные дни года и на праздники.

В каком составе относительно месяцев и какой полноте относительно чисел имели мы в период до-монгольский на славянском языке Четьи-Минеи, содержащие жития святых, это остаётся пока достоверным образом неизвестным; равным образом остаётся неизвестным и то, сколькие и какие именно были переведены тогда Патерики. В рассматриваемое нами время мы имели Четьи-Минеи всех 12 месяцев в такой полноте, что читались в них жития на все дни года, а Патериков имели в переводе не менее шести (Египетский, Скитский, Синайский, азбучный, носившее названия Лимониса или Лимонаря и Старчества).

По отделу истории в период до-монгольский у нас были: так называемая Палея и хронографы Георгия Амартола и Иоанна Малалы. В рассматриваемое время прибавились: в дополнение к истории священной, которую представляла собой Палея: О трёх пленениях Иерусалима (Навуходоносоровом, Антиоховом и Титовом) неизвестного и О войне иудейской Иосифа Флавия; по истории несвященной: краткий летописец (χρονογραφία αὑντομος, что по-славянски переведено было „Летописец вскоре”) патриарха Константинопольского Никифора, от сотворения мира до императора Никифора I (ἀπό Γενικνῶ, † 811), продолженный после автора до императора Иоанна Комнина († 1143) и представляющие собой одну голую хронологию лиц; летопись Симеона Метафраста от сотворения мира до 963г., продолженная неизвестным после автора до 1059г.; летопись Иоанна Зонары от сотворения мира до 1118г. (переведённая не совсем сполна); летопись Константина Манассии от сотворения мира до императора Никифора Вотаниата (1078–1081)285 . Странным образом замечательно, что не было переведено на славянский язык ни одной собственно церковной истории (Евсевия, Сократа и пр.). Может быть, люди, в руках которых находилось дело перевода книг, считали достаточным источником сведений по церковной истории жития святых, или же, может быть, они руководствовались тем соображением, по которому преподобный Максим Грек отказался перевести для митрополита Даниила церковную история Феодорита, т. е. что в церковных историях повествуется о возникавших в церкви ересях и излагаются самые лжеучения еретиков. Особый отдел в священной истории Ветхого и Нового Завета составляют сказания апокрифические: в русской письменности рассматриваемого нами времени находим этот отдел очень обильным, так что едва ли не следует сказать, что апокрифическо-историческое господствовало у нас в этой истории, вслед за Греками, над на стоящим историческим.

В переводной письменности нашей рассматриваемого нами времени находим особый отдел церковной археологии, именно – ряд кратких статей, посвящённых толкованию о церкви, о богослужении и о совершителях последнего.

Кроме книг, относящихся к области церковного знания и научения, находим в рассматриваемое время на славянском языке книги, относящиеся, к области знания и вне церковного, мирского.

По грамматике была переведена под именем „Книги философской о осмих частех” краткая (весьма и далеко неполная) грамматика неизвестного, которая усвояется Иоанну Дамаскину и в которой речь подлинника о греческом языке обращена на язык славянский или применена к этому последнему. [Сюда же могут быть отнесены и древнерусские толковые словари или т. н. Алфавиты и Азбуковники, краткие редакции коих появились в XV и XVI веках].

(Болгаро-сербский писатель первой половины XV в. Константин Костеичский (философ) составил „Сказание о письменех”; но оно оставалось неизвестным у нас на Москве).

По философии была переведена (под именем Любомудрия, книги философской) действительно принадлежащая Иоанну Дамаскину Диалектика, трактующая в 68 главах (по разделению подлинника) о философских общих понятиях, категориях, и терминах (принятых в ней выражениях).

По географии математической или астрономической была переведена Христианская топография всего мира (Χριστιανικὴ τοπογραφία παντὸς κόσμου) Космы Индикоплевста (Ἱνδικοπλεύστης, т. е. плаватель в Индию, что у нас по-славянски переведено было – Индикоплов), египетско-александрийского купца и потом монаха первой половины VI века, который поставляет свою задачу в том, чтобы опровергнуть мнение языческих астрономов о шарообразности (кругловидности) земли и научным образом доказать (обосновать) принимавшееся большей частью отцов и казавшееся основанным на Священном Писании мнение об её плосковидности. К географии математической в книге присоединена глава из географии зоологическо-физической: О животных Индии и об острове Тапробане (Цейлоне).

Мы говорили выше, что до-монгольские предки наши могли почерпать физико-метеорологические и естественно-исторические сведения из Начертания веры Иоанна Дамаскина, из Шестоднева Иоанна экзарха [в состав коего вошёл почти полностью Шестоднев Василия Великого] и из Палеи. В рассматриваемое нами время не явилось ничего нового в этом отношении (за исключением, может быть, некоторого количества мелких статей; а переведённым в наше время Шестодневом Севериана Гевальского пользовался уже Иоанн экзарх). Взамен этого явились многочисленные нарочитые руководства к особого рода естественно-сверхъестественной науке, именно – к науке предуведения будущего по естественным приметам или к науке о приметах. Сюда относятся: Лунники – руководства предузнавать будущее по луне, Громники – руководства предузнавать будущее по грому, Колядники – руководства предузнавать будущее по дню Рождества Христова.

По медицине в предшествующий период были у нас только статьи, состоявшие в указании, в какие дни месяцев и года можно и не должно пускать кровь и в какие времена года что должно употреблять в пищу. В рассматриваемое нами время, впрочем, уже к концу его, явился у нас в славянско-русском переводе целый настоящий лечебник, именно – лечебник, переведённый по приказанию митрополита Даниила с немецкого (под именем Доброхотного Вертограда).

В настоящее время существует в нецерковной, морской, литературе весьма обширный отдел письменных произведений, специальное назначение которых состоит в том, чтобы доставлять людям удовольствие (художественное наслаждение) и которые известны под именем романов. Далеко не так обширный и бывший в своём роде против нынешнего существовал этот отдел и в древне-старое время и известен в истории нашей старой письменности под именем отдела повестей. Наши предки рассматриваемого нами времени имели у себя в славянском переводе с греческого некоторое количество этих, назначенных для увеселений, повестей.

Итак, в рассматриваемое нами время наличность переводной письменности нашей весьма значительно увеличилась против периода до-монгольского и, если разуметь не соответственное разнообразие выбора, а простое количество, стала очень и можно сказать – чрезвычайно богатой. Увеличение наличности происходило постепенно и, следовательно, имеет свою историю. Мы не можем дать этой истории, потому что вовсе не имеем относящихся сюда сведений. Нужно различать здесь две вещи: совершение переводов с греческого на славянский Болгарами и Сербами и получение переводов от тех и других нами. Представляется вероятным думать, что самое дело работа над переводами со стороны болгарских и сербских переводчиков шло с действительной, большей или меньшей, постепенностью, начиная от самого нашествия Монголов, и составляло непрерываемое продолжение предшествующей в этом отношении деятельности, так как событие нашей частной истории, каково это нашествие, не могло иметь на него никакого влияния. Но что касается до получения переводов нами, то здесь представляется за вероятнейшее принимать не непрерывную постепенность, начиная от самого нашествия Монголов, а нечто несколько иное, именно – что первое довольно продолжительное время после нашествия заботы о приобретении переводов были сравнительно очень слабы, – что они настоящим образом начались приблизительно со второй половины – с конца XIV века, и что после этого у нас одновременно заботились как о приобретении того, что переведено было прежде, так и о приобретении того, что переводилось вновь.

Из представленного нами общего обозрения видно, что́ давала вновь явившаяся после нашествия Монголов наличность переводной письменности. По богословию догматическому (по отделу христианского вероучения) она не прибавляла ничего важного к тому, что было переведено уже в период до-монгольский; по церковной истории она также не давала ничего (нарочитого), как это было и в период до-монгольский. После значительного восполнения толкований на Священное Писание главный и изобильнейший вклад её принадлежит нравственному богословию или христианскому нравоучению, каковой вклад должен быть разделяем на два отдела: церковные слова представляли собой отдел нравоучения общехристианского; нарочитые нравоучительные сочинения отцов – отдел нравоучения по преимуществу и почти исключительно монашеско-аскетического. Весьма значительно увеличившийся отдел апокрифов, как само собой понятно, мог иметь значение не положительное, а только более или менее отрицательное. Вновь явившиеся переводы сочинений, принадлежавших к области наук нецерковных, мирских, слишком немного способствовали к изучению этих последних наук: из краткой грамматики, носящей громкое название „книги философской о осми частех”, можно было узнать почти только то, что речь имеет восемь частей и что имена существительные имеют три рода; по одной Диалектике Иоанна Дамаскина невозможно было самообучаться философии; Топография Космы Индикоплевста представляла целую систему математической географии, но систему именно противонаучную286 .

Относительно возможности книжной начитанности или иначе средств образования Московская Русь, как мы сказали, должна была сызнова повторить работу Руси Киевской: не пошла далее от того, на чём остановилась эта последняя, т. е. не продолжила дальнейшее расширение возможности, которую успела создать та, а должна была снова начать почти с того же самого начала, с которого начато было в Киеве. А таким образом, внешняя история нашего своеобразного образования, какова книжная начитанность, была у нас двойная: сначала создана была его возможность в Руси Киевской, а потом снова в Руси Московской.

Относительно внутренних качеств образование Московской Руси не превзошло и не могло превзойти образования Руси Киевской. Средство этого образования было одно и то же – книжная начитанность; следовательно, и оно по своим качествам долженствовало быть тем же самым. Мы говорили о до-монгольских предках наших, что по отсутствию всякого интереса к истории они не могли иметь никакой охоты читать книг исторических, какие у них были, что от чтения требовавших подготовленного нарочитым учением разума книг библейско-истолковательного и догматического содержания их должно было удерживать опасение вместо пользы получить вред, и что главным образом и почти исключительно область их начитанности должна быть ограничиваема книгами нравственного содержания, разумея под этими последними не только нарочитые таковые сочинения и церковные слова, но и жития святых. Совершенно то же самое нужно думать о предках наших и после-монгольского или московского периода. Если в отношении к периоду до-монгольскому мы только сами предполагаем, что чтения книг с серьёзным богословским содержанием должны были чуждаться наши книжные люди из опасения вреда для себя, то насчёт существования у них этого опасения в период московский мы имеем прямые и положительные свидетельства287 . Что даже болгарские и сербские книжники, которые были значительно выше наших, считали главной областью чтомого книги нравоучительные, видно из того, что они, столь много позаботившись о переводе этих книг, столько мало позаботились о переводе книг догматического и исторического содержания.

Итак, в период московский, как и в период киевский, весьма немногочислен был у нас – на Руси класс людей, имевших возможность быть книжно-начитанными, и начитанность этого немногочисленного класса людей была очень ограниченна, так что не доходила до сколько-нибудь настоящего богословского ведения, которого, таким образом, у нас не было как в один период, так и другой. Однако последнее сейчас сказанное должно быть разумеемо о большинстве наших книжно-начитанных людей, а не обо всех без всякого изъятия. Из большинства всё-таки выделялись единицы, которые, возвышаясь над его общим, весьма низким, уровнем, так далеко простирались в книжной начитанности, что при помощи её достигали настоящего, большего или меньшего, богословского самообразования. Как велико было число подобных единиц, мы, как понятно, вовсе не ведаем и можем указать только те из них, о которых знаем, как о таковых исключительных единицах, по их сохранившимся литературным трудам. Из нашей части периода до-монгольского нам известна не одна подобная единица.

3. – Наша собственная (оригинальная) письменность.

Обращаемся к нашей собственной письменной производительности или к нашей оригинальной письменности рассматриваемого нами времени.

Не имея наук, невозможно писать и сочинений научного свойства. А из этого само собой следует, что как не было писано у нас подобных сочинений в период киевский, так не могло быть писано их и в период московский.

Из письменных произведений ненаучных первое место должны были бы занимать у нас церковные проповеди. Главную обязанность пастырей церкви составляет обязанность учить пасомых или мирян истинам веры и правилам нравственности христианской, от чего именно они и называются пастырями; а церковное проповедование есть одно из обязательных средств этого учения. Но, не составляя науки, проповедничество составляет такое искусство, в котором хотя и можно упражняться без нарочитого ему обучения или без изучения науки о нём, однако, в этом последнем случае упражняться только с очень великим трудом. Избавляя себя от труда, наши пастыри освободили себя от обязанности учить пасомых посредством церковного проповедования. А вследствие этого и церковные проповеди, как произведения нашей письменности, представляют собой по своему количеству крайне ничтожный отдел этой последней (если не считать проповедников, не принадлежащих к числу самих Русских). За рассматриваемое нами время мы имеем церковных проповедников ещё менее, чем за период до-монгольский, а именно – и всего-навсего одного проповедника, к которому должен быть присоединён ещё один проповедник в несобственном смысле, заявивший себя таковым не в нарочитых словах или поучениях, а в нескольких (очень немногих) случайных так называемых речах288 .

Церковные проповеди как письменные произведения составляют одну часть учительного отдела церковной письменности, другую часть которого составляют учительные списания, прямо назначенные для чтения. В до-монгольской письменности ещё вовсе нет этой второй части учительного отдела, а в письменности нашего времени он уже есть, из чего следует, что наше время, во всяком случае, выше в этом отношении периода до-монгольского. В действительности находим следующее: довольно многие из наших митрополитов и некоторые, немногие, из наших епископов, заботясь хотя бы то о невеликом исполнении своей пастырской обязанности учить, обращались к подведомым им духовенствам и паствам со словом своего учения посредством своих пастырских посланий, каковые послания представляют собой целый ряд, хотя и не весьма длинный. От одного из митрополитов наших, именно – Даниила, обладаем довольно длинным рядом учительных посланий, адресованных к частным лицам; один из наших митрополитов, и именно – тот же самый Даниил, представляя собой между нашими книжными людьми человека исключительным образом начитанного и литературного, составил некоторое количество целых трактатов нравоучительного содержания. Учители церковные в несобственном смысле, каковыми были представители монашества, оставили после себя некоторое количество учительных посланий отчасти публичного, а преимущественно частного характера. Наконец, высшие пастыри церкви – митрополиты и епископы оставили после себя некоторое количество особых учительных посланий, которые могут быть названы политическими и в которых они – пастыри выражают свою готовность или своё прямое желание служить государям и государству289 .

Из сейчас указанного состоит учительный отдел письменности рассматриваемого нами времени.

Присоединяя к отделу всё, что подходит более под его рубрику, чем под какую-нибудь другую, мы должны назвать ещё одну, так сказать, мирскую, учительную книгу, которая, быв сочинена не за один раз, и принадлежа нескольким неизвестным и из неизвестного класса учителям, содержит в себе науку для мирских людей о добром христианстве и о добром христианском гражданстве (жизни общественной и домашней с домо- и хозяйство-водством) и которая известна под именем Домостроя.

Другим главным отделом нашей письменности рассматриваемого нами времени, так же как и периода до-монгольского, была письменность повествовательно-историческая, в области которой труды наших книжных людей выразились: слаганием житий святых, ведением летописей и составлением отдельных исторических сказаний. По отношении к житиям святых особые исторические обстоятельства времени имели своим следствием то, что, весьма немногочисленные в период до-монгольский, теперь они написаны были в таком большом количестве, что образовали собой отдел письменности сравнительным образом чрезвычайно обширный.

Житиями святых условливался особый от них род письменности – богослужебные каноны святым, которых и составлено было почти столько же много, сколько самых житий.

В двух паломниках – Данииловом и Антониевом период до-монгольский дал образцы литературы паломнической, и книжные странствователи к святым местам нашего времени оставили после себя целый некоторый ряд паломников. Кроме того, имеем от настоящего времени описания и простых путешествий.

Богословская или богословствующая мысль Русских (каковой в собственном смысле у них и не было) слишком мало работала, чтобы могли подниматься между ними какие-нибудь богословские вопросы. Однако, в рассматриваемое нами время поднимались некоторые, sui generis, таковые вопросы, и люди, считавшие себя компетентными, давали на них свои ответы. Ответы эти могут быть названы отделом письменности богословским, хотя в них речь и не о догматах веры, а только о мнениях богословского свойства.

В рассматриваемое нами время церковная жизнь наша успела достигнуть такой зрелости или вообще такого состояния, чтобы против существовавших в ней злоупотреблений поднималась реакция и раздавались протесты. Это так действительно было, и относящиеся сюда списания могут быть названы отделом письменности реформационным.

Появление у нас в рассматриваемое нами время расколов и ересей требовало обличительных сочинений против тех и других. Такие сочинения действительно были писаны, и они составляют отдел письменности полемический, замечательный тем, что по своему достоинству он есть отдел письменности самый важный.

В сейчас представленные рубрики не включены нами писания, относящиеся к благоустроению монашества. Но о них удобнее будет сказать в главе о монашестве, в связи с историей этого последнего, а поэтому мы и скажем о них там. Равным образом, о писаниях, относящихся к обрядовым спорам, по причине того же большего удобства, скажем в главе о богослужении.

Так как в каждой письменности есть большее или меньшее количество случайного, не подходящего ни под какие рубрики, то на конце обозрения мы присоединим отдел смеси.

Отдел учительный.

Церковные проповеди и так называемые речи, пастырские послания. Митрополит Даниил. Учительные послания, принадлежащие не пастырям (представителям монашества). Домострой.

Церковных проповедников, от которых сохранились до настоящего времени самые проповеди или слова, как мы сказали выше, известен и всего один. Он есть Владимирский епископ XIII века Серапион. Вместе с этим одним проповедником несомненным мы должны сказать о другом одном проповеднике проблематическом, от которого мы не имеем слов, но о котором имеем свидетельства, как будто бы выдающие его именно за проповедника. ↓ Этот второй проповедник есть Ростовский епископ того же XIII века Кирилл.

Старший по времени есть Кирилл, занимавший кафедру с 1231г. по 1262г. Под первым из двух годов читается в Лаврентьевской летописи довольно пространная похвальная запись о нём, в которой, между прочим, говорится, что в соборную Ростовскую церковь Богородицы собирались не только жители самого Ростова, но и приходящие из окрестных городов. – Отчасти чтобы посмотреть на её украшения, которыми она была обязана нашему епископу, отчасти же, чтобы послушать „учения его, еже от святых книг”. Выражение записи: „учение еже от святых книг” может быть понимаемо двояко: или так, что Кирилл слагал свои собственные слова, пользуясь для этого творениями отеческими, или что он просто произносил (читал) в церкви отеческие слова. Гораздо вероятнее как будто первое, потому что во втором не было бы ничего замечательного. Однако не невозможно, что – и второе, и что замечательным при этом в глазах автора записи, принадлежащего к числу панегиристов и, следовательно, наклонного творить замечательное, было или усердие, с которым епископ занимался произношением отеческих слов, или умение, с которым он их произносил290 .

Епископ Владимирский Серапион был поставлен на свою кафедру митрополитом Кириллом III из архимандритов Киево-Печерского монастыря в конце 1273г., перед тем знаменитым собором, деяния которого сохранились до настоящего времени и присутствовавшие на котором епископы были непосредственным образом созваны митрополитом именно для его поставления. (Деяния собора надписываются: „Правило Кюрила, митрополита руськаго (и) съшьдъшихся епископ: Далмата Ноугородьского... на поставление епископа Серапиона Владимирскаго”. После весьма недолговременного пребывания на кафедре он скончался 12 Июня 1275г. В настоящее время известны пять церковных слов, которые усвояются Серапиону самыми их надписаниями и которые должны быть усвояемы ему с несомненностью, и два слова, которые, не быв усвояемы ему надписаниями, могут быть признаваемы за его слова с большей или меньшей вероятностью. Если положительным образом усвоять Серапиону и два последних слова и считать всех слов семь, то всё-таки это будет немного. Между тем он не один раз свидетельствуется перед слушателями (в несомненно принадлежащих ему словах), что многажды глаголал и глаголет им и что всегда сеет в ниву их сердец слово божественное. Из этого следует, что до нас сохранились или пока открыты не все слова Серапиона, а только некоторая их часть. Соображая предполагаемую многочисленность его слов с весьма кратковременным пребыванием его на кафедре епископской, нужно представлять себе дело так, что тотчас по занятию кафедры он предался делу учительства посредством церковной проповеди со всем усердием и что вёл его с возможной неопустительностью. В начертании Правила или деяний Владимирского собора 1273г. Митрополит Кирилл выразил своё желание и стремление очистить русскую церковную жизнь от разных бывших присущими ей недостатков, причиной которых, между прочим, были неустроение пастушское и обычай неразумия, т. е. небрежение высших пастырей – епископов и ненаученость пасомых. Можно поэтому думать, что избирая кандидата на праздную Владимирскую кафедру одновременно с тем, как созывать собор с указанной целью, митрополит позаботился выбрать такого кандидата, который подавал надежду явить образ истинного пастыря. – Что он взял с последнего нарочитое торжественное обещание в этом смысле, и что Серапион, заботясь достойным образом исполнить обещание и оправдать возлагавшиеся на него надежды, между прочим, и предался со всей ревностью делу учения паствы посредством церковной проповеди. (Многократные напоминания Серапиона слушателям о тяжком гневе Божием, постигшем отечество в лице Татар, как бы имеют своей темой слова митрополита Кирилла, читаемые в деяниях Владимирского собора: „Какую прибыль получили мы” и пр., – см. выше первую половину этого тома стр. 66 ).

Все семь слов Серапиона, т. е. как несомненно ему принадлежащие, так и усвояемые только с вероятностью, представляют собой по своим размерам и по своему характеру краткие поучения. Так как слова или поучения представляют большое однообразие в отношении к общему своему содержанию, то это последнее может быть обозначено, именно: в пяти словах (трёх первых по счёту несомненных и обоих вероятных) содержится так сказать суммарное (общее) обличение слушателей в греховности и призыв их к пробуждению от сна греховного, к покаянию и исправлению. В двух словах (четвёртом и пятом по счёту несомненных) содержится частное обличение некоторых, господствовавших в народе, суеверий, которые приводили его к убийству живых людей и к надруганию над телами людей умерших. Частнейшим образом содержание слов есть следующее. В первом слове, которое, как даётся в нём знать, не есть первое в действительности и которое – неизвестно – есть ли первое по отношению к прочим открытым (ибо этих последних мы знаем только порядок, в каком они читаются в рукописях, но не действительный, который из них самих не виден), проповедник говорит, что, по словам Господа в евангелии, в последние лета будут знамения в солнце, в луне и в звёздах, трусы по местам и глады. – Что сказанное Господом сбылось ныне при последних людях, ибо много раз видели мы (проповедник и слушатели) погибель (т. е. затмение) солнца и луны и пременение звёзд и даже увидели своими очами и землетрясение (которое было во всей Руси в 1230г.)291 , но что от всего этого мы нисколько не покаялись. – Что, наконец, по попущению Божию пришёл на нас язык немилостивый, который землю нашу опустошил, города пленил, церкви святые разорил и пр.; „ныне же, братье, – обращается проповедник к слушателям, – се ведуще (видяще?), убоимся прещения сего страшного”, и увещевает их покаяться, отступить от скверных и немилостивых судов, от кровавого резоимания (ростовщичества), от всякого грабления, татьбы, разбоя и нечистого прелюбодейства, от сквернословия, лжи, клеветы, клятвы (лживой) и поклёпов и от иных дел сатанинских. При этом проповедник укоряет слушателей за то, что много говорил им и мало видит плодов от своих обличительных речей. Во втором слове проповедник высказывает слушателям своё горькое сетование на то, что много раз говорил им, желая исправить их, и не видит в них никакой перемены. – Что всегда (непрестанно) сеет на ниву их сердец слово божественное, и вовсе не видит, чтобы семя принялось и принесло плод: „молю (же) вы, братье и сынове, – взывает он к слушателям, – пременитеся на лучшее, обновитеся добрым обновлением, престаните злая творяще”; вот уже к сорока годам приближаются томление и мука (монгольская) и не прекращаются дани тяжкие на нас, голода и моры, так что не можем есть всласть хлеба и скорби иссушили наши кости: а кто навёл это на нас, как не наше беззаконие и грехи, наше непослушание и наше непокаяние? Древний великий город Ниневия, полный беззакония, Бог хотел истребить как Содом и Гоморру, и он покаялся по гласу пророка Ионы и избавился от погибели: мы же что будем на это говорить (т. е. говорить в оправдание своей нераскаянности), – чего мы не видели, чего с нами не случилось, чем не наказывает нас Господь Бог наш, желая избавить нас от наших беззаконий? В третьем слове проповедник говорит, что Господь по своему человеколюбию призывал нас к себе всякими казнями, но мы оставались глухи, и что тогда, подвигнутый яростью своей, Он послал на нас страшный бич свой, – язык немилостивый и лютый, который опустошил страну нашу страшным образом (проповедник рисует картину опустошения, произведённого Монголами в нашей стране при их первом нашествии). Но поскольку и от этого последнего мы не обратились к покаянию, продолжая оставаться тем, чем были, то Господь продолжает казнить нас всякими казнями. „Что же подобает нам творити, – спрашивает проповедник, – да злая престанут, яже томят ны”? И отвечает, что бо́льшая заповедь самого Владыки состоит в том, чтобы мы любили друг друга, чтобы мы любили ближнего своего, как самого себя, чтобы тело своё соблюдали чисто, а не оскверняли блудом, чтобы не высокомыслили и не воздавали злом за зло. В четвёртом и пятом словах, как мы сказали, содержится частное обличение слушателям за их суеверие, которое приводило их к убийству живых людей и к надруганию над телами людей умерших. Пребывание Серапиона на кафедре Владимирской совпало с трёхлетним или более продолжительным недородом хлеба в России; его пасомые, как и все тогдашние Русские, суеверно принимали, что обилием и скудостью жита владеют колдуны, и что урожаи и голода бывают от их волхвования, – а также верили они, что производит голод надлежащее погребение в земле удавленников и утопленников. Вследствие этого они предавали смерти, посредством сожжения огнём, тех людей, которых принимали за колдунов, и повыбрасывали из земли тела незадолго перед тем случившихся удавленников и утопленников: обличению слушателей за это суеверное убийство живых людей и за это суеверное надругание над телами людей умерших и посвящены наши два слова. В четвёртом слове Серапион обличает слушателей за убийство волхвов, при чём уверяет их, что чародеи и чародейцы при помощи бесов могут действовать, по попущению Божьему, только на тех людей, которые веруют им и боятся их. Но что на тех, кто держит твёрдую веру к Богу, они действовать не могут и что казни, как учит нас слово Божие, посылаются на людей от Бога. В пятом слове, которое имеет своё нарочитое надписание: „о маловерии”, обличив слушателей за убийство волхвов и за выгребание из земли тел утопленников и удавленников и сказав, что казни посылаются на людей от Бога, Серапион увещевает слушателей отвращать от себя гнев Божий покаянием и оставлением своих злых дел, в которых затем укоряет их, сравнивая их с погаными (под которыми, вероятно, до́лжно разуметь Татар) и находя, что последние лучше их. В шестом слове (первом из вероятных), которое надписывается: „Слово о кончине мира” проповедник говорит о признаках приближения кончины мира, и находит, что писанная вся конец приимают и реченная знамения сбываются, а посему увещевает слушателей к покаянию; затем укоряет их за нераскаянность, несмотря на постигающие их казни Божии, и снова увещевает к тому же покаянию. В седьмом слове, которое надписывается: „Слово о мятежи жития сего”, проповедник говорит о суете, ненадёжности и изменчивости земной жизни и обличительно изображает господство в людях всякие неправды и всякого греха.

В литературном отношении поучения Серапиона очень хорошо составлены; настолько хорошо, что, будучи переведены на русский язык, они могут быть признаны за современные хорошие поучения. Недостатком их может быть признано разве только то, что не соблюдается в них строго последовательный порядок в изложении отдельных мыслей. Но если поучения хороши как поучения, то не следует, однако, и преувеличивать их достоинства и выдавать за образцы духовного красноречия. Краткие поучения, как бы они ни были хороши сами по себе, не могут быть таковыми образцами. Задача церковного красноречия, как и всякого другого, состоит не в том, чтобы говорить людям, что они не должны делать того-то и того-то: это они очень хорошо знают и без всякого сказывания, а в том, чтобы убеждать и убедить их не делать; но при помощи краткого поучения цель эта не достижима, ибо невозможно убеждать и убедить в двух-трёх словах, хотя бы слова были и очень сильны. Представим себе, что какой-нибудь политический или судебный оратор мечтал бы убедить своих слушателей в чём-нибудь при помощи такой речи, как наши краткие церковные поучения, и мы найдём это смешным. Как вид церковной проповеди, краткие поучения и обязаны своим происхождением именно людям, которые, имея усердие учить, не находили в себе полной к тому способности и которые хотели, по крайней мере, напоминать, если не могли настоящим образом убеждать. Не будучи настоящим убеждением, конечно, и напоминание не бесполезно; но не до́лжно одному усвоять достоинство другого. Серапион писал краткие поучения и не написал пространных слов, нет сомнения, потому, что чувствовал себя способным делать одно и не чувствовал себя способным делать другого. Находя его поучения хорошими, каковы они действительно, неправильно и несправедливо было бы отождествлять их с настоящими хорошими словами. В литературном отношении поучения Серапиона отрицательным образом весьма замечательны тем, что нет в них церковно-проповедной риторики в худом смысле этого слова.

Способность слагать и хорошие только поучения, а не настоящие слова, для человека просто грамотного очень замечательна. В разъяснение этого недоумения Серапион даёт в своих поучениях некоторое основание подозревать, что он был человек не просто грамотный, но в виде исключения между нашими книжными людьми получивший где-то и от кого-то, по крайней мере, некоторое настоящее образование292 .

(Почему не ставим в числе проповедников митрополита Феодосия, хотя и остались от него проповеди, см. выше первую половину этого тома стр. 524 ).

Кроме поучений, принадлежащих известному лицу, каков епископ Владимирский Серапион, встречаем в рукописях поучения безымянные, которые, судя по языку, относятся к нашему времени (а не древнейшему) и которые по признакам содержания должны быть признаваемы за русские. Сколько встречали мы этих поучений, в литературном отношении весьма и крайне мало удовлетворительных, это – не поучения в собственном смысле, произносившиеся в церкви, а келейные сложения монахов, которым только придана форма или дано название поучений. Одни из монахов наших одушевлялись искренним желанием учить, а другие одушевлялись честолюбивым стремлением делать то же; но по своей малограмотности ни одни, ни другие не в состоянии были писать обширных нравоучительных трактатов: и вот одни и другие и слагали маленькие и крошечные трактатцы, которым давали форму и название поучений.

Итак, на целые триста слишком лет между епископами нашими и всего только один церковный проповедник!293 Впрочем, как выше говорили мы, нет в этом ничего слишком удивительного. Мы приняли христианство от Греков, когда у них уже давно перестало считаться обязательным для епископов делом учить народ посредством церковной проповеди и когда у них епископы уже чрезвычайно мало упражнялись в этом проповедовании. Но если в Греции епископы давно освобождены были или сами себя освободили от обязанности учить народ посредством церковной проповеди: то тем более епископы имели быть освобождены от неё или сами себя освободили у нас в России, где при отсутствии настоящего просвещения исполнение этой обязанности было бы до чрезвычайности трудно. С самого начала пошло у нас за обычное, чтобы епископы не писали и не сказывали церковных проповедей; а как пошло, так и продолжалось целые многие века, ибо было бы нечто совершенно не естественное, чтобы когда-нибудь потом епископы, переменяя установившийся обычай, сами захотели создать себе весьма тяжкий труд: а поэтому мы и находим у нас между ними проповедников только в виде самых весьма немногих исключений. Если за рассматриваемое нами время таких исключительных епископов мы находим и всего только одного, то, конечно, это уже слишком немного; но исключения суть именно исключения и могло бы их не быть даже и совсем ни одного. На это совершенное отсутствие у нас церковной проповеди не до́лжно смотреть как на обстоятельство, достойное великого сожаления. Необразованные епископы наши могли бы составлять проповеди только крайне неудовлетворительные, а, следовательно, и собственное их проповедование имело бы весьма мало смысла и значения; между тем в их распоряжении находилась в славянском переводе весьма обширная проповедная литература отеческая. Для епископов церковная проповедь составляет обязательный способ учения народа истинам веры и правилам нравственности христианской; но, как говорили мы выше (и как будем говорить ещё), главный способ учения составляет не она, а школьное обучение детей, о чём должны бы были заботиться епископы. Достойно всякого сожаления, что не было школ для обучения христианству (как весьма немного их и теперь); но если вместе со школами не было и церковной проповеди, то об этом последнем – сожаление только уже не особенно большое...

Пастырям церкви, которые, по заповеди апостола, должны учить благовременно и безвременно, могут представляться частные нарочитые случаи, когда поучительное слово с их стороны является как нечто совершенно уместное и вместе желательное. Но так как слагать слова и поучения на частные случаи нисколько не легче, чем слова и поучения общие, то из этого само собой понятно, что в этом роде проповедничества, уже по самому своему происхождению не обязательного, а только желательного, и которое без проповедничества общего и представляло бы собой странную аномалию, наши епископы упражнялись не более того, чем в проповедничестве общем, т. е. не упражнялись ровно и совершенно нисколько. Впрочем, и здесь знаем всё-таки одно исключение, это – митрополит Макарий, который, не ознаменовав себя трудами проповедничества общего, оставил после себя два памятника нашего проповедничества частного в двух поучениях или двух речах, сказанных великому князю Ивану Васильевичу при его венчании царским венцом и при его брачном венчании с Анастасией Романовной.

Венчанию Ивана Васильевича царским венцом надлежало совершиться с возможной торжественностью; поучение святительское или так называемая речь требовалась этой торжественностью: и митрополит Макарий сложил поучение или речь, чтобы приветствовать ново-венчанного царя. Брак Ивана Васильевича с Анастасией Романовной был уже не брак великого князя, а бого-венчанного царя; поучение святительское должно было возвысить его торжественность: и митрополит Макарий придал ему эту желаемую торжественность через своё поучение или свою речь к высоким новобрачным.

Содержание поучений или речей мы уже указывали выше (см. первую половину этого тома стр. 850 ), именно – в первом или первой из них говорится об обязанностях царских, а во втором или во второй – об обязанностях христианских, царских и супружеских. В отношении к литературному достоинству поучения не представляют ничего выдающегося и ничего особенно замечательного·, но они достаточно складны для того, чтобы могли быть названы совершенно приличными.

Есть ещё третья речь митрополита Макария, которая не совсем сюда идёт, но которая оказалась бы на своём месте только в том случае, если бы была поставлена единственной представительницей особого класса речей панегиристическо-политических. Это – речь, сказанная митрополитом царю при победоносном возвращении последнего из-под взятой Казани. О содержании речи мы говорили выше (стр. 850

первой половины этого тома); об её литературном достоинстве должно быть сказано то же самое, что о достоинстве двух предшествующих речей.

Пастырские учительные послания наших митрополитов разделяются на три класса: одни адресованы окружным образом (энциклически) ко всему подведомому духовенству и ко всем мирянам; другая – к духовенствам и мирянам известных мест; третьи – к известным собраниям людей. Первого класса послания сохранились от митрополитов: святых Петра и Алексея и от Даниила; второго класса – от св. Ионы (на Вятку, в Новгород и Псков), Геронтия (на Вятку) и Симона (в Великую Пермь)294 ; третьего класса – от митрополита Макария (к царскому войску в Свияжске).

Обо всех посланиях мы говорили выше, в первой половине этого тома295 .

Кроме учительных посланий, принадлежащих митрополитам, известно одно таковое послание, принадлежащее епископу, и именно адресованное последним окружно ко всем священникам своей епархии. В надписании послания по некоторым его спискам296 оно усвояется епископу Кириллу, и со всей вероятностью нужно думать, что оно принадлежит тому Ростовскому епископу Кириллу, о котором мы говорили немного выше ( стр. 146 здесь ) и который занимал кафедру с 1230 по 1262г. Пока после нашествия Монголов не явился в Суздальской Руси митрополит Кирилл III, епископ Ростовский был здесь представителем Русской церкви. Это именно временное церковное главенство и могло послужить для Кирилла особенным побуждением к тому, чтобы он адресовал к подчинённым ему священникам своё учительное послание, т. е. что он хотел показать себя временным главой, достойным своего положения.

В весьма необширном по объёму послании епископ говорит священникам о божественной высоте и великой ответственности их звания и увещевает их быть в своей жизни и поведении достойным этого последнего, а отчасти преподаёт им наставления, как учить и духовно наказывать своих детей духовных.

Трудно предполагать, чтобы обращение епископа Кирилла с окружным посланием к подчинённым ему священникам было его собственным нововведением и гораздо вероятнее думать, что как временный заместитель митрополита в Суздальской Руси он хотел в этом случае подражать примеру прежних митрополитов. А из этого следует, что обращаться к духовенству или к духовенству и мирянам с окружными посланиями имели обычай уже митрополиты периода до-монгольского, и что св. Пётр не должен быть считаем в этом отношении инициатором297 .

Пастырские учительные послания митрополитов и епископов политического характера нам известны следующие: митрополита Кирилла Новгородцам по поводу их ссоры с великим князем Ярославом Ярославичем, всего собора епископов и всего духовенства крамолившему против великого князя Василия Васильевича его двоюродному брату Дмитрию Юриевичу Шемяке (писанное в небытность на Москве митрополита, перед поставлением в митрополиты св. Ионы), соборное послание великому князю Ивану Васильевичу III на Угру митрополита Геронтия и особое послание ему же туда же архиепископа Ростовского Вассиана, два послания митрополита Макария Ивану Васильевичу IV во время его похода на Казань.

О посланиях Кирилла (не сохранившемся сполна и в подлинном виде), Геронтия и Макария мы говорили выше, в первой половине этого тома, и здесь скажем только о посланиях соборно-епископском Шемяке и Вассиановом Ивану Васильевичу.

Послание к Шемяке, очень обширное по объёму, заключает в себе немного собственно пастырски-учительного. Епископы излагают крамольному князю историю тщетной борьбы с Василием Васильевичем его отца Юрия и его старшего брата Василия (Косого), дабы показать ему, что кому Бог не назначил царства, тот напрасно усиливается получить его; затем, делают выписку из его докончальных грамот с Василием Васильевичем и укоряют его, что он ничего не исполнил по своему докончанию с последним; сделав ему увещание, чтобы он искренне смирился пред великим князем и во всём исправился к нему по своим грамотам, епископы в заключение обращаются к нему и с настоящим пастырски-учительным увещанием или поучением. Но приведши из истории три (не совершенно удачные, – не совсем идущие к делу) примера того, как Бог наказывает царей за гордость, они оканчивают своё поучение оговоркой: „имели быхом, господине, ещё и много тобе писати от божественнаго Писания, но сам, господине, как ти дал Бог разум, потонку разумеешь божественное Писание”. Очень может быть, что Шемяка и действительно потонку разумел божественное Писание; но если бы епископы чувствовали себя в состоянии предложить ему пространное поучение, то едва ли бы они остановились этим, и более чем вероятно, что на благовидный предлог не распространять поучение они ссылаются потому, что недостаточно чувствуют в себе искусства предложить его. Нам приходилось встречать отзывы о нашем послании, в которых оно признаётся за образец убедительного духовного красноречия; с подобными отзывами крайне трудно согласиться (епископы начинают послание высокой и далёкой речью о падении первого человека Адама; но эта высоко далёкая речь даже и в высокопарном роде неудачна, а внезапный переход от неё к тому, что было в наши времена, – к истории Юрия Дмитриевича может и совсем развеселить читателя).

Епископом Вассианом писано послание Ивану Васильевичу по случаю нашествия на Россию хана золотоордынского Ахмата. Великий князь чем-то возбудил против себя гнев хана (но не тем, что явно замышлял свергнуть иго татарское), и последний, решив наказать строптивого подручника, двинулся с войском на Россию к верховьям Дона. Отсюда, через нынешние губернии Тульскую и Калужскую, поворотил на северо-запад и расположился станом на берегу реки Угры, впадающей с левой стороны в Оку в 15 вёрстах выше Калуги. Патриотическая часть русского общества горячо воодушевилась мыслью и надеждой, что дать Татарами битву, подобную Куликовской, и позорное иго будет, наконец, свергнуто; но Иван Васильевичи был не Дмитрий Ивановичи Донской. Он выслал войско против Татар и сам отправился к войску, но не думал вступать с врагами в битву; по некотором времени, под благовидными предлогами, он даже возвратился от войска назад в Москву. В столице вместе с её жителями сидел в осаде наш архиепископ Ростовский Вассиан, который был весьма близок к государю, как его (бывший) духовник и который стоял во главе патриотов. Архиепископ встретил великого князя жестокими укоризнами, в лицо называя бегуном и говоря ему: „дай мне войско в руки и посмотри, буду ли я, старик, скрываться от Татар”; общественное мнение так громко и небоязненно вопияло против поведения государя, что он, наконец, нашёлся вынужденным снова возвратиться к своим полкам. Но он по-прежнему не помышлял о том, чтобы дать Татарам битву, а, уступая малодушию своему собственному и своих советников, начал попытки уладить дело с ними миром и отправил к хану послов с унизительными мирными предложениями. Когда об этих постыдных стараниях великого князя дошли слухи до Москвы, Вассиан и написал ему своё увещательное послание. Сказав государю, что в свой приезд в Москву, повинуясь молению и доброй думе митрополита, своей матери, князей и бояр, он дал было слово крепко стоять за православное христианство и за своё отечество против безбожного бесерменства и что, по доходящим до Москвы слухам, он смиряется перед ханом и молит его о мире и снова слушает своих прежних развратников, которые шепчут ему в уши не противиться врагам и предать им христианство, архиепископ простирает затем к государю свои увещания: он показывает ему, какое бесчестие и какой великий позор хотят привлечь на него его льстивые и трусливые советники. Возбуждая его к мужеству, он свидетельствуется ему, что по словами даже языческого философа Демокрита, князь, прежде всего, должен иметь крепость, мужество и храбрость, напоминает ему примеры древних русских князей – Игоря, Святослава и св. Владимира, которые брали дань на греческих царях, Владимира Мономаха и других, которые столько много и так крепко бились с Половцами за русскую землю, и особенно пример Дмитрия Ивановича Донского, который поразил Мамая; не помянув прежних грехов Димитрия, милостивый Бог даровал ему славную победу над Мамаем за его решимость биться за веру, за церковь и за православное христианство до самой смерти. Архиепископ одушевляет государя уверенностью, что если и он с чистым покаянием о своих грехах и с такой же решимостью дерзнёт на стоящего перед ним христоненавистного супостата, то Бог не только дарует ему победу, чтобы избавить нового Израиля от нового Фараона, но и поработить врагов под нашу власть. Не совершенно обработанное и не совершенно небезукоризненное со стороны внешнего ораторства, послание, тем не менее, поелику представляет собой не соплетение риторских фраз, а излияние искреннего патриотического одушевления, исполнено великой силы убедительности, и как подвиг гражданского мужества со стороны архиепископа Ростовского представляет нечто такое, чем по справедливости может гордиться наше духовенство. По словам летописи, великий князь не послушал убеждений Вассиановых и продолжал хлопотать о том, чтобы купить у хана мир. Но, по крайней мере, то главным образом должно быть объясняемо влиянием послания, что великий князь снова не оставил войска, а остальное докончил милосердый к нам Господь: пришла зима, настали страшные морозы, несмотря на бегство нашего войска Татары бежали, и это их бегство было концом их владычества над нами...

Митрополит Даниил, как говорили мы много выше (в первой половине этого тома), представляет собой человека двойственного: по своим общественным нравам он нисколько не был пастырем – учителем, ибо отличался такой угодливостью пред государем, что не только дозволял последнему, но и сам ради него вероломным образом нарушал торжественные клятвы, и такой беспощадной и непримиримой ненавистью к своим врагам, какую только возможно себе представить. Но, в то же время, для исполнения пастырской обязанности учить словом он сделал столько, сколько никто из митрополитов, так что в этом последнем отношении он решительно выдаётся из ряда прочих митрополитов.

По искренней ли любви к книжности или из честолюбивого желания прослыть человеком учёным, что облегчало бы путь к архиерейству, Даниил постарался приобрести исключительным образом обширную книжную начитанность. Посредством этой начитанности поставив себя в возможность быть человеком учительным, он действительно хотел и старался, после того как занял кафедру митрополита, опять по неизвестным нам – тем или другим побуждениям, сделать из этой возможности такое употребление, которое в отношении к учительности приобретало бы ему право на выдающееся место в ряду других митрополитов. Во-первых, он составил обширный сборник учительных трактатов; во-вторых, он с великим усердием занимался делом учительства в виде частных посланий к людям, искавшим у него слова учительного, так что написал этих, частных по форме, но нарочито учительных по содержанию посланий, сравнительно очень большое количество.

О сборнике Данииловом, содержание входящих в состав которого трактатов не только нравоучительное, но ещё отчасти просто догматическое, отчасти догматико-полемическое, мы скажем ниже, в отделе полемическом (см. стр. 221–224 ). Своеобразной по условиям нашей книжности особенностью сборника должно быть признано то, что он представляет собой большую, настоящую, книгу. А так как настоящих книг, относящихся к области богословия, нашими книжными людьми произведено было и всего три: наш сборник и две полемические, и так как сборник отчасти имеет общее с последними содержание, отчасти находится с ними в прямой связи (именно с Просветителем преподобного Иосифа Волоколамского): то и представляется нам удобнейшим, чтобы речь обо всех трёх больших книгах богословского содержания была ведена в одном месте.

Имеем основания думать, что дошли до нас не все и, может быть, даже значительно не все частные послания митрополита Даниила нравоучительного содержания298 . Во всяком случае, и количество дошедших до нас сравнительным образом очень значительно, а именно – двенадцать. Если бы судить по настоящему времени, то, конечно, это было бы не Бог знает как много; но при суждении о книжных произведениях и письменной производительности того времени, о котором говорим, совсем нужно забыть о мерке настоящего времени. Для книжных людей того времени слагание письменных произведений представляло собой такой величайший труд, что даже автор и одного произведения, подобного посланиям Данииловым, приобретал уже всё право на титул писателя. А таким образом, и двенадцать посланий составляют для того времени не немногое, а очень многое. А если предполагать, что мы имеем не всё, написанное Даниилом в нашем роде, то получим, что он трудился в деле учительства путём частных посланий чрезвычайно усердно.

Из 12 посланий Даниила девять обращены к мирянам и три к монахам. Послания, обращённые к мирянам, писаны на следующие нравоучительные темы:

1) „яко житие сие прелестное яко сон мимо грядет” (у Жмакина указанное сочинение IV),

2) о страхе Божьем, внедрение которого в себе есть начало спасения (у Жмакина IX),

3) о страшном суде, памятование о котором удерживает человека от грехов (у Жмакина VIII),

4) о духовном внимании и трезвении и брежении (именно о непрестанном, наблюдении человека над самим собой в отношении к нравственному состоянию у Жмакина XIV),

5) о том, что святые апостолы и богоносные отцы человеческое житие на две жизни уставили – на иноческую и на супружескую, и что приходящие к законному браку должны сохранять неоскверняемым ложе супружеское (у Жмакина VI),

6) о целомудрии и чистоте (у Жмакина XI),

7) о тех же целомудрии и чистоте и смешанно о многом другом, объемлющем почти всё христианское нравоучение (у Жмакина XIII),

8) о вреде обхождения и беседе с женами и с мужами женовидными (у Жмакина X),

9) о блудных помыслах (у Жмакина XVIII)299 .

Если бы вместе с митрополитами и епископами мы не имели в числе писателей нашего нравоучительного отдела ни одного священника, то не было бы в этом совершенно ничего удивительного. У епископов вовсе не вошло в обычай сказывать церковные проповеди и таких проповедников оказывается между ними в виде исключения и всего на всего один: естественно, что не вошло в обычай сказывать проповеди у священников и неудивительно, что между ними мы не находим даже и ни одного исключения. Писать учительные послания к своим паствам священники, как это ясно, не имели нужды и побуждений. Остаётся третей вид учительства: писание частных учительных посланий. Видя между епископами представителем этого рода учительства не более, как только одного (сейчас помянутого митрополита Даниила) и здесь мы не имели бы оснований удивляться, если бы не видели ни одного священника. Однако здесь, в виде случайного исключения, находим одного. Этот один есть знаменитый временный любимец царя Ивана Васильевича священник Сильвестр, известный двумя нашего рода учительными посланиями, из коих одно, впрочем, не несомненно принадлежит ему, а только усвояется с вероятностью.

Одно послание, несомненное, написано Сильвестром к Казанскому наместнику и воеводе князю Александру Борисовичу Шуйскому – Горбатому (назначенному на своё место после взятия царём Казани, что́ было 2 Октября 1552г.); другое, вероятное, к неизвестному лицу, подпавшему царской опале, под которым разумеют того же князя Шуйского (подпавшего опале в следующем 1553г.). В первом посланий Сильвестр, в ответ на желание князя получить от него учительное писание, поучает его добрым нравам христианским, обязанностям хорошего правителя и судии; приглашая князя возвещать священническому чину новозавоёванного и новохристианского края, чтобы у них – священников церковное благочиние было по уставу и чтобы собственное их жительство было по святительскому наказанию и по преданию, подробно распространяется об обязанностях священнического чина. Во втором послании, в ответ на просьбу неизвестного лица ходатайствовать о нём, признавая себя бессильным ходатайствовать, преподаёт духовное наставление, что скорби посылаются на нас Промыслом Божьим для нашего исправления и что до́лжно переносить их безропотно и с упованием на Бога300 . Оба послания по своему объёму значительно обширные, и особенно первое из них, обширнейшее, написаны со старательным витийством, но с тем казённо-холодным по своему характеру витийством, когда фразы набираются помимо чувства, и с теми приёмами, обычными этому последнему витийству в старое время, что расширение речи достигается посредством отступлений, не идущих к делу301 .

Подражая и соревнуя книжным представителям монашества греческого таковые же представители нашего русского монашества должны были бы с бо́льшим или меньшим усердием упражняться в слагании тех обширных и нарочитых списаний (трактатов и книг) нравоучительного и нравоучительно-аскетического характера, которых так много было произведено в Греции. Но подобные обширные и нарочитые списания были вовсе недоступны или непосильны для книжных представителей нашего монашества; они могли проявлять свою учительную способность только в списаниях более или менее кратких, в каковых действительно её и проявили.

Эти краткие нравоучительные списания были слагаемы представителями нашего книжного монашества по двум побуждениям: или без всякого внешнего вызова, по собственной ревности простереть к целому обществу, какой-нибудь части общества и к отдельным лицам своё учительное слово, или же в ответ на обращённые к ним просьбы о преподании этого учительного слова.

Писания, слагавшиеся в ответ на вызовы, по своей внешней форме, как это само собой явствует, суть послания, адресованные к известным лицам. Что касается до писаний, слагавшихся по собственной ревности, то они суть или слова безлично и вообще обращённые к целому обществу или те же послания, обращённые к известным лицам.

Так как безличных учительных слов, авторы которых нам были бы положительно известны, сохранилось чрезвычайно немного, то мы скажем сначала о посланиях.

Послания, быв писаны, как мы сейчас дали знать, или по собственной инициативе писавших или вследствие обращённых к ним вызовов, разделяются на два класса по характеру содержащегося в них учения: одни обращены к лицам правительственным и научают их как таковые; другие обращены или к частным лицам с целью их частного научения или же хотя и к лицам правительственным, но с целью их поучения не как правителей, а как частных людей.

Послания первого класса сохранились до настоящего времени: от преподобного Кирилла Белозерского, от игумена Псковского Елизарова или Евфросинова монастыря Памфила, от преподобного Иосифа Волоколамского, от старца того же Елизарова монастыря Филофея и от одного неизвестного монаха.

От преподобного Кирилла сохранились два послания: к великому князю Василию Дмитриевичу и к его брату, князю Можайско-Белозерскому, Андрею Дмитриевичу.

Великий князь Василий Дмитриевич, почитавший преподобного Кирилла, как строгого подвижника, посылал ему с его братией свою милостыню, причём, прося его молитв, искал себе от него учительного слова. Воздавая князю посредством послания своё благодарение за один из присылов милостыни, преподобный Кирилл и простирает к нему некоторое поучение. После общего напоминания о великой ответственности государей, поставленных от Господа пастырями над людьми (подразумевается – телесными) и после общего увещания не уклоняться на путь, ведущий в пагубу, преподобный поучает в частности великого князя возненавидеть властолюбие и гордость и братоненавидение, противное наибольшей заповеди Христовой о любви к ближним. И молит его показать милость и жалование к князьям Суздальским, которые были согнаны им со своего удела302 .

К князю Андрею Дмитриевичу, удельному князю Белозерской области, преподобный Кирилл писал по такому же поводу, что и к его брату – великому князю. Простирая к нему своё поучение, он увещевает его смотреть, чтобы поставленные от него судьи судили праведно, чтобы не было в его вотчине корчмы, которая есть великая пагуба душам, и мытов, которые суть куны неправедные, – чтобы не было разбоев и татьбы, – увещевает унимать находящихся под ним людей от скверных слов и от лаяния, не лениться о том, чтобы самому давать управу христианам, как самому усердно посещать церковь и стоять в ней с подобающим благоговением, так и других относительно стояния в церкви учить тому же303 .

От игумена Памфила сохранилось послание, написанное в 1505г. к Псковскому наместнику великого князя, и содержащее в себе увещание к последнему прекратить своей властью совершавшееся в Пскове в ночь под праздник рождества Иоанна Предтечи или под так называемый Иванов день, „идольское, кумирское, по выражению игумена, празднование”, состоявшее в известных, общих всей России, увеселениях, которые действительно представляли собой остаток язычества, и в собирании (что делалось в самый день рождества Предтечи) трав и кореньев для приготовления отравных зелейных питий и для волхвования304 .

Между посланиями преподобного Иосифа находятся два послания, относящиеся к нашему классу, – оба к брату великого князя Василия Ивановича, Дмитровскому удельному князю Юрию (Георгию) Ивановичу.

Одно послание писано к князю вследствие его просьбы о письменном поучении, другое – по случаю голода, бывшего в Дмитровской области. В первом послании преподобный Иосиф поучает Юрия Ивановича: обязанности к подданным – быть милостивым к ним и заботливым о них; обязанности к великому князю – оставаться верным ему и обязанности в отношении к самому себе – хранить чистоту телесную305 . Во втором послании Иосиф представляет и доказывает князю, что на нём лежит долг заботиться о пропитании его подданных306 .

От старца Филофея сохранились два послания нашего класса: одно к великому князю Василию Ивановичу, другое к Псковскому дьяку великого князя Мисюрю – Мунехину.

После взятия Константинополя Турками, как я не один раз говорил выше, предки наши начали смотреть на своё Московское государство как на третье православное Римское царство. Из этих представлений их о высокой роли, ставшей жребием Москвы, следовало то, чтобы она сама в свою очередь нарочито позаботилась стать достойной высокой роли. Одушевляемый сейчас указанными представлениями о Москве и вместе с тем опираясь на них, старец Филофей и обращается к великому князю со своими увещаниями озаботиться некоторыми исправлениями самого себя, церковной администрации и церковно-нравственной жизни общества. „Старого Рима церковь, говорит Филофей, пала неверием Аполлинариевой ереси, а двери второго Рима, Константинова града, рассекли секирами и оскордами агарянские внуки, и ныне соборная и апостольская церковь третьего нового Рима, твоего державного царства, во (все) концы вселенной в православной христианской вере светится паче солнца, и да знает твоя держава, благочестивый царю, что все царства православной христианской веры сошлись в едино твое царство, – един ты во всей поднебесной царь христианам: подобает тебе, царю, держать это со страхом Божиим, убойся Бога, давшего тебе это”. Последние слова значат: надлежит тебе, государь, позаботиться, чтобы самому стать достойным имени царя и чтобы государству твоему стать достойным имени царства. Самого великого князя Филофей увещевает: во-первых, не уповать на злато и богатство и славу, пременить скупость на щедроты, а немилосердие на милость и утешить плачущих и вопиющих день и ночь, избавить обидимых из руки обидящих; во-вторых, не обидеть святых Божиих церквей и честных монастырей, – (не отнимать у них) данное Богови в наследие вечных благ, на память последнему роду. В словах об уповании великого князя на богатство и об утешении плачущих старец разумеет то, что после совершенного отнятия Василием Ивановичем в 1510г. воли или прежней вольности у Пскова, в городе этом с его областью, по свидетельству Псковских летописей, настало правление совершенно грабительское, причём грабительство отчасти было помимо великого князя, как злоупотребление со стороны его наместников и дьяков. Отчасти же и не помимо его, ибо, по словам летописей, от существовавшей системы управления „нача казна великого князя множитися во Пскове”307 . Что именно разуметь в словах о необидении церквей и монастырей, остаётся неизвестным может быть, тот замысел обобрать церкви и монастыри Новгородской епархии, который приведён был в исполнение после смерти великого князя в 1536г. и о котором см. выше, первой половины этого тома стр. 735 . Дальнейшие увещания старца Филофея к великому князю состоят в следующем: Βο-первых, что не возлагают человецы на себе право знамения честного креста и чтобы он позаботился об этом. Относительно этого мы будем говорить ниже в главе о богослужении. Во-вторых, чтобы он – князь исполнил святые соборные церкви епископами, да не вдовствует при его царствии святая Божия церковь. Здесь старец разумел то, что великий князь очень долго оставлял незамещённой Новгородскую епископскую кафедру после низведения Серапионова. В-третьих, чтобы он искоренил горький плевел – содомскую мерзость, которая умножилась не только в мирских, но и в прочих, „о нихже – говорит старец – помолчю, чтый же да разумеет” т. е. среди высшего монашествующего духовенства308 .

В послании к дьяку Мисюрю-Мунехину старец Филофей восстаёт против мер, которые приняты были правительством по случаю свирепствования в Пскове моровой язвы и которые состояли в том, что на дорогах устроены были кордоны, что дома опустевшие запечатывались, что священникам запрещаемо было ходить к больным и что тела умерших не были погребаемы на кладбищах при церквах, а были вывозимы далеко за город. Порицая принятые меры и в особенности запрещение ходить священникам к больным для их предсмертного напутствования святыми тайнами, старец поучает дьяка, что моровая язва есть обнаружение гнева Божия, которому не до́лжно и напрасно сопротивляться человеческими мерами309 .

Остающийся неизвестным по имени монах адресовал царю Ивану Васильевичу, между 1547 и 1551 годами, послание, в котором увещевает государя искоренить между высшими боярами и в монашествующем духовенстве злое беззаконие – содомский грех и в котором напоминает ему, что нет у Русских истинного крестного знамения по существу310 .

Послания второго, указанного выше, класса или частного характера сохранились до настоящего времени: от преподобного Кирилла Белозерского, от преподобного Нила Сорского и от преподобного Иосифа Волоколамского311 .

От преподобного Кирилла сохранилось нашего класса послание к брату великого князя Василия Дмитриевича, удельному князю Звенигородско-Галичскому Юрию Дмитриевичу. У князя лежала в тяжкой болезни супруга, и он послал преподобному Кириллу милостыню, прося молиться за больную. В благодарственном послании за милостыню, преподобный Кирилл поучает князя смотреть на постигшее его несчастье, как на проявление Божия к нему милосердия и человеколюбия, которое призывает его к покаянию в грехах. Увещевая князя сделать это последнее, преподобный говорит, что кто творит милостыню и велит молить за себя Бога, а сам не отстаёт от своих неподобных дел, тому нет никакой пользы от его милостыни, и Господь не благоволит на приношения такого человека. Выражая своё твёрдое упование, что Бог воздвигнет княгиню от одра болезни в случае усердного и покаянного обращения к Нему его – князя, преподобный увещевает последнего не скорбеть и тогда, если бы Бог позвал его супругу к Себе. Ибо – говорит он – это до́лжно понимать так, что ради её добродетели Господь хочет упокоить её от этой маловременной и болезненной жизни в оном нестареющем блаженстве. (Значительная часть нашего послания посвящена решительному отговору князя от предполагавшегося им путешествии к нему – Кириллу, ибо посещение князя, как прямо он изъясняет последнему, доставило бы ему похвалу человеческую, а последней по причине её крайней опасности для монаха, он хотел – как тоже прямо говорит – всемерно бежать. К этой части послания мы возвратимся, когда будем характеризовать преподобного Кирилла как представителя монашества)312 .

От преподобного Нила Сорского сохранилось 8 или 9 учительных посланий. Все они писаны к монахам. Но в двух из них содержится нравоучение, столько же относящееся к мирянам, как и к монахам. Эти два послания суть: к иноку Кассиану, в мире Константину князю Мавнукскому или Манкупскому и к Вассиану Косому.

Кассиан, иноземец в России, представляющий собой пока загадочную личность, до прибытия к нам и после прибытии претерпел многие скорби и беды. В своём послании к нему, написанном именно по поводу этих претерпенных им скорбей и бед, преподобный Нил поучает его о необходимости страданий и бедствий для человека в здешней жизни, как представляющих собой единственный путь к вечному блаженству в будущей жизни313 .

В послании к Вассиану Косому, написанном вскоре после его невольного пострижении, преподобный Нил, утешая человека, внезапно подвергшегося жестокой превратности судьбы и из самого знатного боярина, вдруг ставшего смиренным иноком, простирает поучение о ничтожности этой жизни, о тленности и непрочности всего земного314 .

Между посланиями преподобного Иосифа Волоколамского есть два, относящиеся к нашему отделу послания. Это именно – послание к неизвестному вельможе о миловании рабов315 и послание к другому, также неизвестному, вельможе о рабе его, постригшемся в чернцы.

В обоих посланиях, – в первом нарочито, а во втором ненарочито, преподобный Иосиф поучает должному обращению господ с рабами и должной о них попечительности в отношении телесном и душевном. Он указывает господам на то, что рабы суть равные с ними в очах Божиих, как крещённые одним с ним крещением и как искупленные одной с ними кровью Христовой, – что после кратковременной этой жизни настанет вечная, в которой не будет ни господ, ни рабов и в которой первые будут призваны к ответу за последних316 .

И само по себе вероятно думать и положительным образом, из прямых свидетельств, мы знаем, что сохранившиеся до нас учительные послания представителей нашего монашества не составляют всего, что действительно было написано ими в нашем роде. Но как думать о количестве не дошедшего до нас, полагать ли его очень большим или не особенно большим, это – такой вопрос, на который трудно отвечать так или иначе. Что лучшие представители нашего монашества имели бы ревность учить, в этом нельзя сомневаться: но насколько вместе с ревностью они богаты были (обладали) умением это делать? Мы со своей стороны считаем более вероятным то, чтобы предполагать скудость, а не избыток или хотя бы даже достаток умения; а поэтому и о количестве несохранившегося до нас считаем более вероятным думать то, что оно – не особенно велико. Много выше мы говорили об учительных монахах в наших монастырях, которые нарочитым своим трудом и подвигом избирали дело учения мирян посредством келейных нравоучительных к ним бесед. До́лжно думать, что лучшие между этими нарочито учительными монахами и занимались по преимуществу слаганием учительных писаний, – в виде ли слов или в виде наших посланий. О несохранившихся до нас или пока остающихся неизвестными нам посланиях одного подобного учительного монаха мы читаем запись в летописи. Именно – в Никоновской летописи под 1383 годом записано: „Тогоже лета преставися блаженный старец Павел, живый житием иноческим дивным; и книжен бысть велми и философ велий, и молчание и безмолвие имяше много. Егда же беседы время бываше ему, многоразсуден и полезен зело, и слово его солью божественною разтворено, много же добродетелен и дивен всем бысть, нарицашежеся по прозванию Павел высокий. Положен же бысть в Печерском монастырь честно в Новегороде в Нижнем, и многи поскорбеша по нем, понеже бяше утешение и прибежище духовное многим приходящим к нему. Не точию же презвитеры и иноцы, но и миряне поскорбеша по нем, но и самый митрополит и епископы, и той Дионисей епископ Суздальский и Городецкий и Новагорода Нижнего опечалишася о нём, зане книжен бе зело и благорастворен обычаем добрым и благопослушлив о Господе и всем сладок и утешен и полезен”317 .

В отношении литературном о приведённых нами посланиях должно быть сказано следующее: послания преподобного Кирилла Белозерского весьма просты и нисколько не обработаны; у игумена Памфила и старца Филофея есть ораторские стремления, но в общем дело сводится к тому, что их послания, ораторские по намерению, не являются таковыми в действительности; преподобные Нил Сорский и Иосиф Волоколамский, не заботясь нарочито об ораторстве, как о таковом, пишут достаточно хорошо, потому что достаточно обладают способностью писать. Наконец, послание неизвестного монаха к царю Ивану Васильевичу, весьма обширное по объёму, представляет собой такое ораторское произведение, которое, как это необходимо думать, было признаваемо в своё время за образец самого блестящего красноречия. Оно и действительно было бы очень хорошо, если бы было не так многословно, и если бы течение мыслей было в нём более упорядочено. Автор задаётся мыслью написать царю по поводу господствовавшей в высшем, светском и духовном, обществе содомии, столько же грозное обличительное слово, сколько грозны обличительный речи пророков. И, составляя его, главным образом, посредством выписок из последних, хотя и не всегда и не во всем идущих к делу, действительно успевает составить такое обличительное слово, которое должно было производить очень большое впечатление. Вообще послание представляет собой замечательное ораторское произведение, несмотря на его крупные недостатки.

Мы сказали выше, что кратких учительных слов, которых известны были бы нам составители, имеем мы чрезвычайно немного. Именно – мы знаем таких слов и всего одно; это – старца Волоколамского монастыря половины XVI в. Фотия (слово) „собрано от божественных писаний, зело полезно, еже не сквернословити языком всем православным хрестьяном, паче же иноком, ниже пакы рещи матернее лаяние брату своему: блядин сын, какову любо человеку крестианьския нашеа веры святыя”318 .

Доказывая греховность для христианина матерной лаи или брани старец Фотий говорит, что мы, крестившиеся в Отца и Сына и Св. Духа, называемся сынами Божьими и братьями о Христе и, следовательно, – что лающий другого матерно лает того, кто называется сыном Божиим и есть брат наш о Христе, – что если Иисус Христос запрещает называть брата уродом, то тем более запрещена наша матерная брань, – что устами своими, которые мы оскверняем матерной бранью, мы славим Бога и принимаем Тело и Кровь Христовы. Затем старец приводит выписки против сквернословия из отцов: Макария Великого, одного неназываемого по имени отца (кажется, из Патерика), Исаака Сирина, Иоанна Лествичника, Максима Исповедника, Симеона нового богослова и Никона Черногорца319 .

Домострой, представляющий собой учительно-руководительную книгу для мирского человека относительно всей его жизни, с христианским благочестием во главе, или как бы его христиански-житейский Енхиридион, был прежде усвояем известному, помянутому выше, священнику Сильвестру, на том основании, что в некоторых его списках последнюю главу его составляет „Послание и наказание отца к сыну”, которое, несомненно, есть поучение или духовное учительное завещание священника Сильвестра, написанное им своему сыну Анфиму. Но гораздо вероятнее новейшее мнение, что Домострой написан ранее Сильвестра, и что ему принадлежит (может быть) только та редакция нашего Енхиридиона, в списках которой читается его послание и наказание. Очень может быть, что Домострой написан был не за один раз и не одним лицом, а в несколько приёмов несколькими лицами. Много выше мы упоминали о нраво- житейско-учительной статье, с надписанием: „На поучение всем крестьяном”, которая читается в рукописи XIV века и которая с большой вероятностью должна быть относима к периоду до-монгольскому (I т. 1 половина, стр. 679 примечание 2/825 примечание ). Статья эта представляет собой первообраз Домостроя и как бы его зачаток: от периода до-монгольского до XVI века он постепенно, т. е. в несколько приёмов, и мог быть создан в том виде, как мы его знаем.

В книге начертывается идеал благочестивого христианина и хорошего во всех отношениях (общественном, семейном и хозяйственном) гражданина, какой имели допетровские предки наши и которому действительные люди должны были по возможности подражать. Разделяясь на 63 главы, Домострой не отличается вполне систематическим изложением, но вообще может быть разделён на три части: сначала излагаются в нём правила относительно веры и благочестия или относительно „праведного жития”, подобающего „людям богобоязливым” (первые 15 глав); потом излагаются правила относительно жизни семейной: „како жити православным христианом в миру с женами и детьми и с домочадцы и их наказывати и учити” (главы 16–26), и наконец – правила относительно держания дома и ведения всего хозяйства („о домовом строении”, – остальные главы с 27-й).

К содержанию книги, которая, как произведение литературное, очень удовлетворительна, – написана языком толково-ясным и складным и не страдает недостатком риторического многословия и неделословия (если можно так выразиться), мы возвратимся после, когда будем говорить о нравах наших предков рассматриваемого нами времени.

Читаемое в некоторых списках Домостроя и принадлежащее священнику Сильвестру „Послание и наказание от отца к сыну” представляет собой до некоторой степени тот же Домострой, только в сокращённом виде. Разделяясь на те же три части, что и большой или настоящий Домострой, послание содержит в себе: во-первых, изложение обязанностей в отношении к благочестию общественному и домашнему и к нарочитым служителям благочестия – священникам и монахам. Во-вторых, повествование Сильвестра сыну о своей собственной жизни, долженствовавшей служить для последнего примером подражания. И в-третьих, преподаяние разных советов житейского благоразумия. В литературном отношении послание Сильвестра, написанное языком простым в смысле приближения к простоте говорной речи, и в то же время весьма складным, живым и выразительным, не только хорошо в достаточной степени, но, можно сказать, хорошо замечательным образом. Читая послание, мы представляем себе человека с убедительным словом, который имел некоторое время столько большое влияние на юного царя Ивана Васильевича.

Отдел исторический.

Жития святых (и сказания об иконах явленных). Летописи. Частные исторические сказания.

Жития320

В период до-монгольский у нас было прославлено посредством житий очень небольшое количество наших святых. Настоящих житий, не считая кратких повестей, составляющих Патерик Печерский, было написано и всего пять: князей-мучеников Бориса и Глеба, преподобного Феодосия Печерского, преподобной Евфросинии Полоцкой, святителя Ростовского Леонтия и преподобного Аврамия Смоленского. Не до́лжно представлять себе дела таким образом, будьте число святых, которые были бы достойны прославления посредством житий, и всего состояло у нас в период до-монгольский только из указанной пятерицы. Если в Печерском монастыре мы видим целый сонм подвижников, то, конечно, в продолжение нашего периода Бог не ограничивал свою благодать одним только местом во всей Русской земле, т. е. этим Печерским монастырём321 . Крайнюю малочисленность святых, прославленных у нас в наш период, надлежит объяснять двумя причинами. С одной стороны, предки наши заимствовали от Греков многочисленнейший сонм святых, пред которым они, будучи ослепляемы и подавляемы им, как бы смирялись, так что дерзали пополнять его своими святыми только с великой осторожностью. С другой стороны, относительно возможности писания житий они слишком мало и скудно располагали этой тростью книжника скорописца, которая бы в состояния была начертывать жития, сколько-нибудь достойные своего имени.

По обеим сейчас указанным причинам и в рассматриваемое нами время могло бы быть написано у нас житий наших святых немного более, чем в период до-монгольский. Но особые исторические обстоятельства нашего времени вызвали предков наших на то, чтобы они озаботились прославлением своих святых посредством житий с нарочитым старанием. После собора Флорентийского и вскоре за ним последовавших окончательного разрушения Турками византийской империи и взятии ими Константинополя, высокая роль представительницы православного христианства перешла, по представлениями предков наших, на нашу Россию; представительница православного христианства должна была украшаться тем, что составляет венец этого украшения – сонмом святых: это и заставило предков наших не таить и не полагать под спудом славу своих святых, но с нарочитым старанием извести её на свет общего ведения и видения. В продолжение двухсот лет от нашествия Монголов до Флорентийского собора у нас написано было житий святых только одним или двумя более чем в период до-монгольский, т. е. шесть или семь. Тотчас после собора Флорентийского – взятия Константинополя Турками, у нас началось усиленное писание житий святых, что и продолжалось до митрополита Макария включительно, так что в течение ста двадцати пяти лет от собора до его смерти житий написано было [до 49, а если считать отдельно редакции одних и тех же житий, – до 52; кроме того составлены: надгробные слова 5 святым, целый патерик Волоколамского монастыря и до 7 новых редакций прежних житий]. Точнейшим образом за эти сто двадцать пять лет история писания житий святых такова: тотчас после собора Флорентийского начали писать жития с возможной поспешностью; по некоторому времени эта спешка улеглась и писание житий пошло ровным постепенным ходом, против прежнего времени форсированным; митрополит Макарий и книжные русские люди его времени, при которых государь наш формальным образом возложил на себя венец царей византийских и государство наше формальным образом заняло место империи византийской, по этому именно поводу, о чём мы говорили выше, показали заботливость о написании житий святых ещё несравненно большую, нежели как это было тотчас после собора Флорентийского.

Жития святых должны быть историческими рассказами о жизни и подвигах людей, прославившихся той и другими, и, по-видимому, писать их, как такие рассказы, очень просто. Но в действительности жития не были только историческими рассказами о святых, а представляли собой в гораздо большей степени ещё нечто иное. Всякое дело начинается с того, чем ему надлежит быть, и уклоняется со своего прямого пути лишь постепенно. В древнейшее время у Греков жития святых действительно были историческими рассказами об их жизни и подвигах, и поэтому между древнейшими греческими житиями можно находить истинно прекрасные по той назидательности, которую представляет собой исторически повествуемое в них, т. е. подробно изображённые в них эти жизнь и подвиги. Но ложное мнение, будто более назидает ораторство и риторика, чем безыскусственный рассказ, сделало то, что жития начали становиться всё более и более искусственными и, наконец, совершенно превратились в искусственную обработку исторического материала, который давали собой жизнь и подвиги святых. Когда мы приняли христианство от Греков, жития уже совсем стали у них именно этим родом словесных произведений. Но при таком литературном превращении житий и нетрудность их писания превратилась в очень большую трудность, почти что равнявшуюся трудности слагания церковных слов.

В период киевский с писанием житий было у нас таким образом, что самый первый по времени составитель их был вместе с тем и лучшим по качеству (преподобный Нестор). Подобного не могло быть в период московский. В Киеве водворение книжности началось с попытки введения настоящего образования, и хотя попытка не удалась, но, по крайней мере, плодом её и остатком от неё была сравнительно высокая грамотность (точнее было бы выразиться – грамотейность). Московская Русь начала с совершенной безграмотности, чтобы потом постепенно создавать у себя грамотность. Правда, были у Москвы Новгород и Ростов, которые, по-видимому, могли быть её руководителями в этом случае. Но на Новгород и Ростов грамотность не успела достаточным образом распространиться из Киева в период до-монгольский и после нашествия Монголов они оказывались не в таком положении, чтобы быть руководителями Москвы, а в таком, чтобы вместе с ней только водворять у себя то же, что и она. Чрезвычайно нескоро водворилась на Москве грамотность настолько, чтобы она могла справляться с задачей писания житий святых. Правда, что в первые двести лет рассматриваемого нами времени, – от нашествия Монголов до Флорентийского собора, мы находим между нашими писателями житие святых одного даже выдающегося из ряда вон. Но этот один (монах Епифаний Премудрый, о котором ниже) должен быть признаваем за случайность и за человека, приобрётшего своё исключительное искусство писать жития не в России. А то, что видим неслучайного, свидетельствует о чрезвычайно низком уровне среди книжных людей Москвы писательской способности. В 1326г. скончался митрополит св. Пётр, и решено было написать его житие. Несомненно, что вследствие побуждений политических, которые указаны нами выше [стр. 150 1 половины этого тома], должны были очень желать, чтобы житие написано было по возможности удовлетворительно: и однако вовсе не нашли человека, который бы написал житие сколько-нибудь удовлетворительное, и принуждены были удовольствоваться житием весьма неудовлетворительным. Через 50 лет с небольшим после смерти св. митрополита Алексея (1378г.), также решено было написать его житие, и опять не нашли человека, который бы написал последнее сколько-нибудь удовлетворительно и должны были удовольствоваться житием, которое ещё ниже по качеству жития св. Петра. Мы сказали, что Флорентийский собор побудил предков наших озаботиться прославлением своих святых через написание их житий; но если бы не помог предкам нашим счастливый случай, то заботы их могли бы оставаться бесплодными заботами более или менее продолжительное время. Счастливый этот случай состоял в том, что тотчас после собора прибыл к нам в Россию один сербский монах, обладавший специальной способностью писания житий (по имени Пахомий, – о нём ниже, стр. 176 и далее .), услугами которого у нас и воспользовались. Наконец, во второй половине XV века московские книжные люди оказываются настолько сильными в книжности, что находятся в среде их одно за другим отдельные лица, образующие в своей совокупности целый, сравнительно длинный ряд лиц, которые принимают на себя писание житий святых, и которые делают, наконец, агиографию обычной отраслью нашей письменности, так сказать, совсем акклиматизируя и натурализуя её у нас. А во второй четверти XVΙ века митрополит Макарий и одними желаниями с ним проникнутое общество уже зараз находят достаточное количество рук для того, чтобы произведены были обширные агиографические работы. Это не до́лжно представлять себе так, чтобы со второй половины XV века Русские стали (сделались способными) писать жития исключительно хорошие, а так, что они, наконец, нашли одолимой для себя трудность писания житий. Что, тем или иным способом одолевая трудность, они начали писать их, и что, подобно тому, как люди долго не имевшие какого-нибудь ремесла, наконец, вводят его у себя, именно усвоили нам, как сказали мы, эту отрасль письменности.

Что касается до литературного достоинства наших житий, начиная с того времени, как они стали обычным видом нашей письменности, то достоинство это различно, а общий отзыв о нём, как уже и само собой можно предполагать по состоянию нашей книжности, далеко не положительный, а весьма отрицательный. Есть весьма немногие жития очень хорошие в смысле тех безыскусственных исторических новостей, которыми были у Греков жития в древнейшее время; есть не особенно многие жития достаточно хорошие в смысле той искусственной обработки подлежавшего им исторического материала, чем вообще стали у Греков жития в позднейшее время; но значительно бо́льшая часть житий, представляя собой эту искусственную обработку, являются таковой в различной степени неудовлетворительными. Относительно искусственной обработки житий, т. е. относительно риторического изложении исторического материала или относительно замены этого последнего, в случае его недостатка, риторикой нашим составителям житий не приходилось быть творцами или изобретателями, а только заимствователями из многочисленного собрания житий греческих. Как заимствователи, большая часть наших составителей житий и являются в различной степени неудовлетворительными: одни употребляют риторику сверх меры, другие употребляют её сверх меры и вместе с тем некстати, третьи соединяют отдельные риторические фразы в целые речи так, что выходит риторическая нескладица. Вообще, неудовлетворительность этой большей части наших житий состоит в том, что составители их обнаруживают различную степень неумелости в пользовании риторикой. Есть и такие жития, составители которых очень просто разрешают для себя задачу пользования, а именно – составляют жития посредством дословных выписок из других житий, идущих и нисколько не идущих к тем святым, жизнь которых описывают322 .

Прежде чем не водворилось у нас писание настоящих житий святых (а отчасти и после этого), существовала у нас особая, нам свойственная, агиографическая письменность. Не отваживаясь писать настоящих житий, книжные монахи некоторых монастырей заботились о том, чтобы хотя несколько и как-нибудь увековечить память основателей монастырей или (что составляет только весьма немногие исключения) бывших между ними знаменитых подвижников, и писали о них так сказать бесформенные в отношении литературном и неукрашенные житийным ораторством записки, в которых безыскусственно и вместе с тем большей частью беспорядочно поведывалось для памяти „мало нечто” о святых, и которые потом служили материалом для составителей настоящих житий.

История писания наших житий состояла не только в том, что они писались, но и в том, что довольно значительное количество их после написания исправлялись и переделывались. Некоторые жития в своём первоначальном виде оказывались неудовлетворительными в отношении к житийному ораторству, слишком скудными в отношении к историческим сведениям или то и другое вместе; поэтому составлялись новые их редакции, с тем, чтобы улучшать их в одном или другом отношении или в обоих вместе. Некоторые жития и в своём первоначальном виде были более или менее удовлетворительны, но с течением времени увеличивалась требовательность к житиям, как к произведениям ораторским, и поэтому предпринимали новые их обработки в удовлетворение этой требовательности. Жития, переделанные по одному разу, довольно многочисленны, но есть и такие, что переделывались до трёх раз. В позднейшее время считалась необходимой принадлежностью жития возможно риторическая и возможно пространная похвала святому, как его (жития) заключительная часть. Между тем, иные из житий, ранее написанных, не имели этих похвал, или имели их слишком мало удовлетворявших позднейшим требованиям: И к житиям, не имевшим похвал, они приписывались, а похвалы, признававшиеся неудовлетворительными, подвергались переделке. Наконец, есть немного и таких случаев, что написано было по нескольку житий одного и того же святого независимых одно от другого.

Что жития представляют собой чрезвычайно скудный источник сведений по общей истории отечества церковной и гражданской, об этом мы говорили выше. Но о житиях рассматриваемого нами времени до́лжно сказать, что их достоверность и в отношении к частной жизни тех святых, которым они посвящены, весьма далеко не безусловна. Некоторые жития мы имеем возможность поверить по летописям, и находим, что они допускают грубые ошибки; сравнивая несколько редакций одних и тех же житий, мы иногда находим, что в позднейших редакциях заведомо более или менее переделываются, т. е. пересочиняются, исторические факты. Немалая часть житий писана спустя много времени после смерти святых и при том так, что у их составителей не было никакого другого источника, кроме устного предания: естественно, что составители житий должны были воспроизводить при этом историю и вместе легенду. Цель житий не история, а назидание, и позднейшее время прямо предоставляло составителям житий широкую свободу относительно переделки фактов исторических сообразно с целями назидания...323 . До какой степени доходила свобода составителей житий в отношении к истории, можно видеть из того, что некоторые из них просто-напросто берут истории для своих святых из житий других святых. Должна быть, однако, сделана одна важная оговорка в отношении к житиям как источнику истории церковной и гражданской. Непременную часть их составляют записи о чудесах святых; в этих записях без житийной риторики, а с естественной простотой рассказываются по поводу совершавшихся чудес разные приключавшиеся с монахами и с мирскими людьми случаи (их личные истории). И между этими рассказами встречаются такие, которые представляют собой важный источник для истории монастырей и для истории мирового общественного быта.

В продолжение двухсот лет от, нашествия Монголов до Флорентийского собора, как мы говорили, у нас написано было семь или восемь житий. Жития эти суть: Варлаама Хутынского, Кирилла Туровского, митрополита Петра, епископа Ростовского Игнатия, Стефана Пермского, Сергия Радонежского, митрополита Алексея и, может быть, Никиты Переяславского324 .

Мы сказали, что один из принадлежащих к составителям наших житий представляет собой человека, выдающегося из ряда вон. Это составитель или – как в данном случае подобающе выразиться – автор двух житий: св. Стефана Пермского и преподобного Сергия Радонежского монах Епифаний, известный с прозванием Премудрого. После неизвестно сколь продолжительного странствования по Востоку и жизни в Константинополе, Иерусалиме и на Афоне325 , он был монахом Троицкого Сергиева монастыря, в который пришёл ещё при самом его основателе преподобном Сергии, более или менее под конец его жизни († 25 Сентября 1391г.) и в котором (имея сан иеромонаха и вместе будучи духовником братии) скончался в 1420–21г.326 . Епифаний наделён был вообще незаурядными способностями, а в частности – исключительным ораторским талантом. Если бы он всю жизнь остался в России, то очень может быть, что, не чувствуя себя способным сделать употребление из своего таланта, он не стал бы и писателем житий. Но пребывание на Востоке, куда, как с большой вероятностью надлежит думать, увлекло его не одно только благочестивое паломническое чувство, но и желание приобрести некоторое настоящее образование, имело своим следствием то, что он написал два жития не только хорошие, но так сказать и чересчур хорошие. Для греческих агиографов позднейшего времени жития святых стали возможно риторическим изложением некоторого исторического материала; но всё-таки греческие писатели житий не забывали в риторике совершенно всякую меру327 . Далеко оставляя за собой греческих писателей, сделали именно это последнее писатели сербские. Не знаем, чем объяснять это, национальным ли сербским характером, – их наклонностью красно- и многоглаголить, или чем другим, но только это факт. Стоит только прочесть жития святых Саввы и Стефана Сербских, написанные иеромонахом Дометианом, чтобы увидать, что такое сербская житийная риторика и как далеко оставляет она за собой таковую же риторику греческую. Во второй половине XIV века, когда Епифаний жил на Афоне, сербские риторы были в апогее своей славы, так что преклонялись перед ними и искали учиться у них риторы болгарские: и до́лжно думать, что он попал в науку именно к ним, с тем, чтобы, развивая свой ораторский талант, вместе с тем заразиться от них, к вреду последнего, и необыкновенной страстью к риторике. Два написанные Епифанием жития, обширные по объёму, были бы очень хороши, если бы не портило их усиленнейшее и совсем потопляющее читателя своим изобилием краснословие, представляющее собой непрерывный ряд бесконечных и искусственнейших риторических амплификаций и такой набор синонимов с эпитетами, который был бы не под силу и нарочитому синонимическому словарю, и дозволяющее себе многие и очень большие отступления от действительного предмета речи328 . Впрочем, об ухищрённой риторике Епифания до́лжно сказать, что при своём изобилии она не страдает другим недостатком – нескладностью, что, напротив, большей частью она очень складна, так что должна быть принимаема за нечто в своём роде очень замечательное (за нечто сделанное по плохой и безвкусной модели, но руками хорошего мастера). Затем, до́лжно сказать, что житие преподобного Сергия страдает риторикой в значительно меньшей степени, чем житие св. Стефана: последнее, старшее первого годами 15-ю, Епифаний писал, когда находился в полном обладании своих умственных сил и ораторских способностей, а первое ораторски отделано им из черновых, без ораторства сделанных, записей, только перед самой смертью, когда при упадке сил и способностей он не мог уже быть тем блестящим (в своём роде) оратором, каким был в своё цветущее время. От последующих книжных наших людей Епифаний величаем был мудрейшим и премудрейшим, и действительно, сколько знаем, никто из позднейших составителей житий не сравнялся с ним в мастерстве ораторства. (В житии Стефана вместе со своим недосягаемым красноречием Епифаний должен был поражать последующих наших книжных людей и своей учёностью, которую, кроме некоторых учёных отступлений, особенно проявляет в своих речах об изобретении Стефаном Пермской азбуки и которая состоит в том, что, делая не совсем удачное применение к Пермянам, он воспроизводит у себя Храброву учёно-апологетическую записку об изобретении Константином и Мефодием славянских письмен. А в отношении к красноречию составляют его оригинальный измысл, которому не отваживался подражать никто из позднейших, три плача по св. Стефану, которыми он оканчивает житие, именно: плач Пермских людей, плач церкви Пермской, егда овдове и плакася по епископе си (своём), и плач и похвала инока списающа).

Из остальных шести житий, написанных в продолжение наших двухсот лет, о двух – митрополитах Петра и Алексея, как о житиях кратких и весьма мало удовлетворительных, мы говорили уже выше. Жития Варлаама Хутынского, Кирилла Туровского и Игнатия Ростовского (?) ещё более кратки и ещё более ясно свидетельствуют о том, как мало развита была у нас в наше время способность писать жития святых. Только житие Никиты Переяславского, которое лишь с вероятностью может быть относимо к нашему времени, а не к позднейшему, представляет собой настоящее (не особенно высокое по своим качествам) житие в смысле обработки.

Житие митрополита Петра было переделано, с целью его улучшения, сторонними руками болгарского книжника – митрополита Киприана ещё в наше время. Жития Варлаама Хутынского существует вторая редакция, представляющая попытку распространения и улучшения первой, которая должна быть относима также к нашему времени.

Написаны были в наше время три исторических сказания, которые принимаются за жития, именно: сказание о мученической кончине в Орде Михаила Всеволодовича Черниговского и его боярина Феодора329 , сказание о доблестях Александра Ярославича Невского и сказание о мученической кончине в той же Орде Михаила Ярославича Тверского. Но эти сказания по своей первоначальной цели не суть жития, а именно исторические сказания, и были более или менее переделаны в жития только уже впоследствии. Как исторические сказания, а не жития, они и в литературном отношении не стремятся стать тем, чем долженствовали быть последние, и если не чужды стремления к красноречию, как сказание об Александре Ярославиче Невском, то красноречию не житийному.

Сербский монах, явившийся на помощь Русским после собора Флорентийского, был Афонский монах Пахомий. Как попал он в Россию, остаётся неизвестным. Полагают, что он нарочно был вызван нашим правительством для той литературной деятельности, за которой мы находим его у нас; но это не представляется вероятным. Вызывают людей знаменитых, уже успевших прославиться; но возраст Пахомия в минуту его прибытия к нам в Россию должен быть считаем не старшим или не много старшим 30-летнего, а в такие года люди ещё не успевают прославиться; при том же и литературный талант его был, в сущности, вовсе не такой, чтобы он мог прославиться им на Афоне. Наконец, если бы его нарочито вызвало правительство, то тотчас же бы и засадило за свои работы, а между тем мы вовсе этого не видим. На основании сейчас сказанного читаемое в надписании одного из составленных Пахомием житие, что он пришёл из Сербской земли к великому князю Василий Васильевичу330 . вероятнее понимать не так, что он был вызван правительством, а так, что он пришёл к нам по своему собственному побуждению. Побуждением этим могла быть надежда, и на самом деле оправдавшаяся, сделать у нас выгодное для себя употребление из своей писательской способности. Прибыл он в Россию около 1440г. (во всяком случае, между годами 1438 и 1443)331 . Постоянным местом его пребывания в России во всю его весьма долговременную жизнь в ней был Троицкий Сергиев монастырь, в котором, спустя то или другое время после прибытия, он удостоен был сана иеромонаха332 . Умер он неизвестно когда, но после 1484г. и вероятно – более или менее вскоре после него333 .

Тотчас после того, как Пахомий водворился в Троицком монастыре, ему была поручена здесь литературная работа, именно – произвести сокращение жития преподобного Сергия, написанного Епифанием. Когда он сделал сокращение, дополнив его от себя сказанием об открытии мощей преподобного Сергия и рассказами о 12 его чудесах, было найдено, что сокращение всё-таки обширно334 , ему поручено было произвести новое сокращение. Одновременно с тем, как [он стал] заниматься этими сокращениями или после них, он написал службу преподобному Сергию и краткое проложное его житие. По окончании второго сокращения он дополнил подлинное Епифаниево житие теми своими прибавлениями, которые сделал к первому сокращению, причём, сообразуясь с размерами жития, дал им новое обширнейшее изложение335 . Когда было исполнено им всё, чего желали от него по отношению к преподобному Сергию, ему поручено было написать житие ученика и преемника Сергиева на игуменстве в монастыре преподобного Никона вместе со службой ему336 . В сейчас указанном состояла литературная деятельность Пахомия в продолжение лет 10 или несколько более, до 1450г. или несколько далее337 .

↓ Митрополит Иона в непродолжительном времени после своего вступления на кафедру (15 Декабря 1448г.) установил общецерковное празднование памяти святителя Алексея, и Пахомию было поручено им – митрополитом с собором епископов написать сказание об открытии мощей святителя и службу ему, а также составить новое его житие вместо существовавшего, написанного епископом Питиримом. Следующими за этими по времени литературными трудами Пахомия можно с некоторой вероятностью считать переделку в житие сказания о мученической кончине в Орде князя Михаила Всеволодовича Черниговского и боярина его Феодора вместе с составлением службы им, написание похвального слова на праздник Покрова Богородицы и составление канона святым Борису и Глебу338 . Все три работы, как с вероятностью следует думать339 , были поручены ему правительством, для которого побуждениями могли быть; в первом случае – забота о том, чтобы вторую двоицу наших мучеников после Бориса и Глеба надлежащим, так сказать, образом ввести в сонм наших святых, ибо хотя они и прежде признавались за таковых, но не имели ещё настоящего жития (каковым не было существовавшее сказание) и нарочитой службы. Во втором случае – забота о том, чтобы нарочито возвеличить праздник, установленный у нас в России и собственно наш русский. В третьем случае – желание явить своё особенное усердие к первоначальникам наших святых. По совершении Пахомием сейчас указанного московская Русь в теснейшем смысле этого слова не находила у себя агиографических работ, которые бы могла возложить на него; но его перу, ставшему свободным здесь, дана была работа в Новгороде. Его вызвал к себе Новгородский архиепископ Евфимий, и при преемнике этого, вскоре вслед за вызовом скончавшегося, архиепископа (10 Марта 1458г.) Ионе в весьма непродолжительное время он умножил свои агиографические труды тем, что переделал существовавшее житие Варлаама Хутынского (вторую существовавшую редакцию), дополнив его похвальным словом святому и рассказом об одном новейшем чуде, совершившемся при его мощах, и составив ему канон, – что написал жития равноапостольной Ольги, Саввы Вишерского340 и сейчас помянутого архиепископа Евфимия с канонами всем троим, и что сверх того написал ещё четыре канона (преподобному Онуфрию, во имя которого был храм в Отней пустыне, месте пострижения архиепископа Ионы, Новгородскому празднику Знамения Божией Матери – два канона341 и только что, – 31 Марта 1461г., – умершему митрополиту Ионе). Из Новгорода Пахомий вызван был в Москву, чтобы исполнить поручение правительства: митрополит Феодосий (преемник Ионы с 3 Мая 1461г.) и великий князь Василий Васильевич († 17 Марта 1462г.) приказали ему съездить в Кириллов Белозерский монастырь для того, чтобы он собрал на месте сведения о св. Кирилле и составил его житие. После этого за десятилетнее пространство времени от нашего последнего жития не имеется сведений о литературной деятельности Пахомия. В 1472г. по случаю перестройки митрополитом Филиппом Успенского собора было перенесение мощей св. Петра митрополита, в память какового события был установлен ежегодный праздник: Пахомию поручено было написать слово на перенесение и канон установленному празднику (канонов написал два). Между 1472 и 1484 годами по просьбе епископа Пермского Филофея он написал канон Стефану Пермскому. Не ранее 1484г., неизвестно по чьей просьбе, он написал житие архиепископа Новгородского Моисея342 . Наконец, ко всему указанному одна известная рукопись усвояет ему житие Новгородского архиепископа Иоанна343 .

Таким образом, Пахомий Сербин обогатил нашу агиографическую литературу, не говоря об его многочисленных канонах и об его словах. Четырьмя житиями, вновь редактированными или переделанными (считая, в том числе и сокращение жития Сергиева, – оба за одно житие), и 6-ю или 7-ю житиями вновь написанными, а всего 10-ю или 11-ю житиями. Т. е. он один написал житий столько, сколько не было написано их у нас в продолжение двухсот лет от нашествия Монголов и до него!

Русские пользовались услугами Пахомия потому, что их заставляла делать это нужда, неимение своих людей, способных писать. Но вместе с этим они, несомненно, были и очень высокого понятия об его писательской способности; биограф архиепископа Новгородского Ионы прямо отзывается о нём, как о писателе „книжным слогням искусном”344 . Между тем на самом деле Пахомий не был писателем блестящим и выдающимся, а довольно рядовым и только обладал необыкновенно быстрым пером. А недобросовестная поспешность, с которой он пёк свои произведения, ища скорых заработков или уже таков будучи по натуре, имела своим следствием даже то, что он писал хуже, нежели как мог бы писать. Его новые редакции прежних житий представляют собой самые поверхностные переделки, сработанные на самую скорую руку. Некоторые из его оригинальных житий, каково житие Моисея Новгородского, можно сказать, ниже всякой критики. Лучшим из последних житий признается житие Кирилла Белозерского; но и его нельзя признать чересчур хорошим: образ преподобного Кирилла, столько же в своём роде привлекательный, как преподобного Феодосия Печерского, несомненно, ещё был в свежей памяти у монахов Кириллова монастыря, современных Пахомию, и однако, он мало заботится начертать этот образ в его жизненной целости и живыми красками345 . Замечательно, что Пахомий, будучи Сербом, вовсе не представляет собой неудержимого сербского оратора; конечно, как всякий присяжный писатель житий, он ораторствует, но ораторствует сравнительным образом скромно. Может быть, это до́лжно объяснять тем, что ораторствование, – набор и хитросплетение фраз и слов, требует немалого времени, а он писал наспех; может быть, тем, что с самого прибытия в Россию, из данного ему троицкими монахами поручения сократить Енифаниево житие преподобного Сергия, он понял, что сербское ораторство придётся Русским не по вкусу, и не будет иметь у них надлежащей цены. Относительно уважения к исторической правде и действительности Пахомий не дал в себе последующим нашим агиографам высокого образца: он вовсе не затруднялся, насколько можем мы поверить его, переделывать действительность с той целью, чтобы переделкой достигалась бо́льшая, по его мнению, назидательность, и вообще готов был писать так, как ему прикажут346 ...

Наша собственная настоящая агиография началась приблизительно с половины XV века, т. е. одновременно с тем, как приехал к нам Пахомий. Однако не до́лжно при этом представлять себе дела таким образом, что его приезд к нам был напрасен и что сделанное им мы сами сделали бы своими руками. Наши агиографы начали робко и неуверенно в себе, и если бы правительство обратилось к исканию между ними людей для исполнения желавшихся им работ, то, конечно, никто не отважился бы предложить себя, как человека способного исполнить эти работы; они начали и не с того, чтобы оказаться способными писать так много, как писал Пахомий, а с того, чтобы в целую жизнь производить по одному житию. Наоборот необходимо думать, что писательская деятельность Пахомия весьма много послужила к воодушевлению наших книжных людей. Если этот Серб производил так много, то наши книжные люди, смотря на его пример, могли отважиться на попытки производить хотя немногое.

С половины XV века и до митрополита Макария у нас написано было житий святых до 15, а если считать отдельно редакции одних и тех же житий, до 18, именно: князя Ярославского Феодора Чёрного (два жития), Димитрия Прилуцкого, епископа Ростовского Исаии (две редакции), Зосимы и Савватия Соловецких347 , епископа Тверского Арсения, архиепископа Новгородского Ионы, Дионисия Глушицкого348 , Михаила Клопского (две редакции), Аврамия Ростовского, Григория Пельшемского (две редакции), Ефросина Псковского, Пафнутия Боровского, князей Ярославских Василия и Константина, Павла Обнорского349 . Между этими житиями есть очень хорошие, каковы: Дионисия Глушицкого и Димитрия Прилуцкого350 , и из рук вон плохие, каковы: одно из житий князя Феодора Чёрного и житие князей Василия и Константина.

При митрополите Макарии, наконец, совершилось то, что русское государство уже формальным образом заняло место византийской империи в качестве третьего православного римского царства, вместе с чем, по представлениям предков наших, и русская церковь уже формальным образом заняла место представительницы православия среди других частных православных церквей. Следствием этого было то, что у наших предков во второй раз явилось усиленное желание, проявившее себя на этот второй раз в превосходной степени усиленнейшего, видеть свою церковь украшаемой, сообразно занятому ею положению, всей славой святых, которая была ей дана. (Что вместе служило бы доказательством и её прав на занятое ею положение).

Трудно сказать, накопилось ли к нашему времени у русских книжных людей способности писать жития святых; но, во всяком случае, они уже приобрели теперь достаточное дерзновение на это. Достаточно, так сказать, освоились с этим делом: и, не заставляя более прибегать к помощи иностранцев, они восстали целым немалочисленным сонмом, чтобы поспешить удовлетворением одушевлявшего общество желания. В 20-летнее правление митрополита Макария было написано житий святых почти на одну треть более, чем во всё предшествующее время от нашествия Монголов, а если считать новые редакции прежних (и отчасти при нём самом написанных) житий, то почти в два раза более. Вновь написанные жития разделяются на два класса: на жития святых, которые были канонизованы на соборах 1547 и 1549 годов, и на жития святых, которые не были канонизованы на этих соборах. Первого класса житий было написано 14, именно: митрополита Ионы, Александра Свирского, Макария Калязинского, Максима юродивого Московского, Прокопия и Иоанна Устюжских, Константина Муромского с чады, Петра и Февроньи Муромских, канонизованных на соборе 1547г., и: Саввы Сторожевского, Никиты Новгородского, Нифонта Новгородского, Всеволода Псковского, Ефрема Перекомского, Евфросина Псковского (другое житие)351 , Евфимия Суздальского, канонизованных на соборе 1549г.352 . Житий святых, не канонизованных на соборах, было написано 20, именно (в топографическом или областном порядке святых): Иосифа Волоколамского (два жития), Кассиана Босого Волоколамского, Фотия Волоколамского, Стефана Махрищского, Серапиона Новгородского, Ферапонта и Мартиниана Белозерских, Филиппа Ирапского, Саввы Крыпецкого, Игпатия Прилуцкого, Иоасафа Каменского, Григория и Кассиана Авнежских, Исидора Ростовского, Феодора и Павла Борисоглебских, Аврамия Чухломского, Иоанна Суздальского353 , Евфросинии Суздальской, Космы Яхромского, Даниила Переяславского и Исидора Юрьевского (Дерптского)354 .

Вместе с этими житиями святых было ещё написано несколько надгробных слов им (Иосифу Волоколамскому, Никите Новгородскому, Иоанну Новгородскому, Ионе Новгородскому, Николе Качанову Новгородскому) и составлен был даже целый небольшой Патерик (Волоколамского монастыря)355 .

↓ Новых редакций прежних житий было составлено до 7, именно: жития Александра Невского три редакции (третья – в Степенной книге), жития митрополита Алексея – две редакции (вторая – в той же Степенной книге), жития Никона Радонежского – одна редакция, жития Димитрия Прилуцкого – одна редакция. Житий, написанных при самом митрополите Макарии, составлены были новые редакции: митрополита Ионы – одна (в Степенной книге), Никиты Новгородского – две.

↓ Пробудителем и главным виновником необыкновенного агиографического движения был митрополит Макарий. Но он не только пробудил его, но и сам непосредственно весьма много заботился о том, чтобы движение выразило себя делом: по его личному поручению и благословению написано было не менее 11 житий (святых, канонизованных на соборах 1547 и 1549 годов: митрополита Ионы, Саввы Сторожевского, Александра Свирского, Никиты Новгородского, Нифонта Новгородского; неканонизированных: Иосифа Волоколамского одно житие, Стефана Махрищского, Даниила Переяславского, Григория и Кассиана Авнежских, Саввы Крыпецкого и Исидора Юрьевского. Двенадцатым житием с некоторой вероятностью может быть считаемо житие Макария Калязинского)356 . Новые редакции житий, помещённые в Степенной книге, должны быть усвояемы инициативе Макария, если не непосредственно, то, по крайней мере, в том смысле, что этой его инициативе обязана своим существованием и вся книга.

При митрополите Макарии уверенное в себе дерзновение наших книжных людей дошло до того, что при нём явились у нас даже свои присяжные писатели житий святых и канонов им, способные (т. е. собственно – готовые), подобно Пахомию Сербину, поставлять тех и других, сколько угодно. Таковы были: псковский священник Василий, в монашестве Варлаам, и монах Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря Григорий. Василий-Варлаам написал, отчасти по поручению митрополита Макария, отчасти по собственной инициативе, шесть житий новых (Нифонта и Никиты Новгородских, Всеволода Псковского, Евфросина Псковского, Саввы Крыпецкого и Исидора Юрьевского) и одну новую редакцию жития прежде существовавшего (Александра Невского) и, кроме того, три канона (Савве, Евфросину и Георгию Болгарскому). Григорий написал жития трёх указанных выше Суздальских святых – Евфимия, Иоанна и Евфросинии и четвёртое – Космы Яхромского357

и не менее пяти канонов (четверым сейчас названным и ещё Феодору Суздальскому) с одной службой (новым русским чудотворцам). Жития, принадлежащие одному из этих присяжных писателей житий: Василию-Варлааму Псковскому, не могут быть поставлены сколько-нибудь высоко по своему качеству, а жития, принадлежащие второму – Григорию Суздальскому, должны быть поставлены и совсем низко.

Из многочисленных житий, написанных в правление митрополита Макария, до 10 житий могут быть названы хорошими или, по крайней мере, удовлетворительными: таковы в качественном их порядке, насколько мы можем быть их судией: Даниила Переяславского, Александра Свирского, два жития Иосифа Волоколамского, Кассиана и Фотия Волоколамских, Григория и Кассиана Авнежских, Фёдора и Павла Борисоглебских, Аврамия Чухломского. Почти такое же количество житий должны быть признаны весьма плохими, именно: Серапиона Новгородского, Исидора Ростовского, Иоасафа Каменского, Константина Муромского, Петра и Февроньи Муромских и все четыре жития, принадлежащие Григорию Суздальскому.

Хронология житий святых.

а) до митрополита Макария.

1. Житие Леонтия Ростовского. Шесть редакций. Первая отчасти ко времени Боголюбского, отчасти к 1194–1204г. Ключевский, стр. 10. – Вторая – неизвестно когда. – Третья около 1467г. и до 1514г., – ibid., стр. 12 fin.. – Постепенная прибавка сведений, – ibid. стр. 14.

2. Житие Исаии Ростовского. Две редакции. Первая вскоре после 1474г., – Ключевский, стр. 24 начало; вторая неизвестного времени, – ibid.,стр. 26 начало.

3. Житие Авраамия Ростовского. У Ключевского стр. 26–38.

4. Житие епископа Игнатия Ростовского † 1288г. Житие царевича Петра (не житие, а записка ibid., стр. 42 fin.). Оба написаны одним автором вскоре после 1322г., не позднее половины XIV в. – Ключевский, стр. 38–39, 42 sub fin..

5. Житие Никиты столпника Переяславского около начала XV в., – Ключевский стр. 46, 48. Фотий потому и искал мощей, что прочёл житие. Характер жития, – ibid., стр. 44 fin.. Добавления XVI в., ibid., стр. 282 fin..

6. Житие Авраамия Смоленского, – Ключевский, стр. 52 (может быть не до нашествия Монголов, а тотчас после нашествия).

7. Жития Варлаама Хутынского: 1) первоначальное, краткое, первой половины XIII в., – Ключевский, стр. 58 fin., 61; 2) вторая редакция – начала XV в., ibid., стр. 140 fin. – 142 начало; 3) Пахомиево – 1460г., переделка второй, ibid., стр. 121, 142 (как сочинялись ibid., стр. 143); Лихудов ibid., стр. 356 примечание 4.

8. Житие Аркадия епископа Новгородского († 1163г.). Краткое, близкое к его времени, – Ключевский, стр. 64.

9. Житие Александра Невского († 1263г.). Первоначальное принадлежит современнику, Ключевский, стр. 65 fin., житие святого, ibid., стр. 69 fin., характеристика, – стр. 68, три Макариевские редакции – двух неизвестных и Василия Псковского, – стр. 238, 251, 258, пятая при патриархе Иове, – стр. 312 fin..

10.  ↓ Повесть о Михаиле Ярославиче Тверском († 1319г.) современника, – Ключевский, стр. 71, редакция XV в., стр. 170 (/характеристика), редакция XVII в., стр. 354. [См. ниже № 25 ].

11. Житие св. Петра митрополита († 1325–26г.): Прохорово – Ключевский, стр. 74 fin., Киприаново – стр. 82.

12. Житие преподобного Сергия Радонежского († 1391г.): Епифаниево – Ключевский стр. 88 fin. (до 1418г.), 98 sub fin. (характеристика стр. 102), Пахомиево (сочинительство – стр. 131), 114, 129, Симона Азарьина – стр. 351. Повесть о преподобном Сергии – Никоновская летопись, IV, 203–239.

13. Житие Стефана Пермского († 1396г.) Епифаниево – Ключевский, стр. 92 fin. sqq.

14. Жития митрополита Алексея († 1378г.): Питиримово, упоминается с 1447г., Ключевский стр. 134 fin., Пахомиево – ibid., стр. 136.

15. Сказание о Михаиле Черниговском († 1246г.): древнее – Ключевский, стр. 146, Пахомиево ibid., стр. 147. Макарий V, 140.

16. Житие Моисея архиепископа Новгородского († 1363г.): Пахомия – Ключевский стр. 147 fin. и неизвестного, стр. 149 fin.. Краткая запись – стр. 150.

17. Житие Никона Радонежского († 1427г.) Пахомиево – Ключевский, стр. 152.

18. Житие архиепископа Новгородского Евфимия († 1434г.) Пахомиево – Ключевский, стр. 153 fin. (современник).

19. Житие Саввы Вишерского († 1461г.) Пахомиево – Ключевский, стр. 156 (современник).

20. Житие Кирилла Белозерского († 1427г.) Пахомиево – Ключевский, стр. 158.

21. Житие Иоанна архиепископа Новгородского († 1186г.), усвояемое Пахомию – Ключевский, стр. 161 fin. (езда на бесе). Когда – стр. 164. Мощи обретены 1439г.

22. Житие Димитрия Донского(† 1389г.), вскоре после его смерти, Ключевский, стр. 169.

23. Житие кн. Феодора Чёрного Ярославского († 1298г.): краткая запись и два жития XV в. (монаха Антония и Андрея Юрьева), Ключевский, стр. 171 (списывает, хорошая риторика).

24. Сказание о князьях Василии († 1268г.) и Константине(† 1309г.) Ярославских, Ключевский, стр. 175, монаха Пахомия, первой половины XVI в. (списывает и сочиняет).

25.  Сказание о Михаиле Александровиче Тверском († 1399г.), написанное около половины XV в., Ключевский, стр. 177 (жизнеописание, а не житие, – стр. 179 fin.) и другое – стр. 180, краткое (также жизнеописание, а не житие). [ См. выше № 10 ].

26. Житие Арсения епископа Тверского († 1409г.), монаха Феодосия, в конце XV в., – Ключевский, стр. 181 (по кратким запискам современников – стр. 182).

27. Воспоминание об архиепископе Новгородском Ионе († 1470г.) – Ключевский, стр. 184, современника.

28. Житие Димитрия Прилуцкого († 1392г.), игумена Прилуцкого Макария, в начале второй половины XV в. (после 1450г.), Ключевский, стр. 188 (полная биография).

29. Житие Дионисия Глушицкого († 1437г.) – Ключевский стр. 193 (на основании монастырских записок), монаха Иринарха, конца XV в., очень хорошее, стр. 195 fin..

30. Житие Григория Пельшемского († 1442г.) конца XV-начало XVI в., Ключевский стр. 196.

31. Житие Зосимы и Савватия Соловецких († 1478г.) митрополита Спиридона, на основании записок Досифея, – Ключевский, стр. 199. 1503г.

32. Житие Пафнутия Боровского († 1477г.), архиепископа Ростовского Вассиана, брата Иосифова, Ключевский, стр. 204.

33. Сказание о Михаиле Клопском († 1452г.) – Ключевский, стр. 209. Две редакции до Тучковского 1537г., Тучкова 1537г., по поручению Макария ibid., стр. 232. Канон пресвитера Илии, – ibid., стр. 232 fin..

б) Жития, написанные по поручению Макария или в его время.

1. Житие Михаила Клопского, новая редакция 1537г. Василия Михайловича Тучкова. Ключевский стр. 232 (Светская образованность Тучкова – стр. 233 fin.). Сочинение пророчеств – стр. 235. Макарий, VII, 434.

2. Житие мученика болгарского Георгия, написанное пресвитером Илией в 1539г. Ключевский стр. 235 fin.. Противоречие с болгарским – стр. 236–237. Макарий, VII, 435.

3. Житие Александра Невского после собора 1547г.: одна редакция, составленная во Владимире, состоит в прибавке к древнему сказанию чудес – Ключевский, стр. 238, вероятно инока Михаила Владимирского Рождественского монастыря, который написал канон Александру ibid.; другая – священника Василия Псковского ibid., стр. 239, 251, 258 (списывает), третья в Степенной книге – ibid. стр. 239. Макарий, VII, 439.

4.  ↓ Житие митрополита Ионы: две редакции, – одна в Степенной книге, другая в Минеях, после собора 1547г. Ключевский, стр. 240. Третья редакция: полный свод известий, – стр. 241. Поздн.? Макарий, VII, 440.

5. Житие митрополита Алексея: редакция (третья после Питиримовой и Пахомиевой) помощ. в Минее, Ключевский, стр. 245, другая в Степенной книге, – стр. 245.

6. Житие Максима юродивого Московского – Ключевский, стр. 245 fin..

7. Житие Никона Радонежского, – вторая редакция, Ключевский, стр. 247 (распространение Пахомия – стр. 247).

8. Житие Саввы Сторожевского, инока Маркелла, написано около 1550г., Ключевский, стр. 248 (247). По поручению митрополита Макария, стр. 248. Макарий, VII, 447.

9. Летопись Псковского Печерского монастыря 1531г., Ключевский, стр. 249. Пропущено.

10. Житие Евфросина Псковского священника Василия, 1547г. Ключевский, стр. 250 fin.. Первое житие – стр. 252, не позднее 1510г., – стр. 254.

11. Житие князя Всеволода Псковского священника Василия, 1550–52 годы, Ключевский, стр. 250 fin., 257.

12. Житие Саввы Крыпецкого священника Василия, 1555г., Ключевский, стр. 251, 258.

13.  ↓ Житие Никиты епископа Новгородского священника Василия, Ключевский, стр. 252 начало. По поручению Макария. Макарий, VII, 450. После 1558г. – рукопись Царского, – № 133, стр. 61 fin. [См. ниже № 18 ].

14. Житие Нифонта епископа Новгородского священника Василия, Ключевский, стр. 252 начало. По поручению Макария, стр. 260 начало. (Сказание о Нифонте Патерика – стр. 260–261).

15. Житие Исидора Юрьевского (Дерптского) священника Василия, Ключевский, стр. 259.

16. Житие Александра Свирского, монаха Иродиона, современника, написано в 1545г. по поручению архиепископа Макария и Феодосия архиепископа Ключевский, стр. 262 (подробное и любопытное). Царского рукопись № 78, стр. 41 fin..

17Ефрема Перекомского, списанное с жития Александра Свирского, Ключевский, стр. 263. Не ранее 1552г.

18.  Жития Никиты епископа Новгородского: 1) инока Маркелла, Ключевский, стр. 264. 2) Игумена Иоасафа (как сочиняет), стр. 265. 3) Слово на обретение мощей Никиты (1558г.) Зиновия Отенского стр. 267 fin. (критика, стр. 268). – [ Ср. выше № 13 ].

19. Слово на обретение мощей Ионы арх иеп ископа Новгородского Зиновия Отенского. Ключевский, стр. 267.

20. Похвальное слово архиепископу Новгородскому Иоанну XVI в. Ключевский, стр. 268.

21. Похвальное слово Николе Кочанову Новгородскому XVI в. Ключевский, стр. 268 fin..

22. Зосиме и Савватию Соловецким два слова Льва Филолога и предисловие к житию Максима Грека. Ключевский, стр. 269.

23. Житие Димитрия Прилуцкого: игумена Макария около половины XV в. и другое в Макариевских Минеях (Ключевский стр. 270), и третье, стр. 271, половины XVI века.

24. Житие князя – инока Игнатия Прилуцкого. Ключевский, стр. 271. Половины XVI века.

25. Житие Павла Обнорского: пространное незадолго до 1538г., краткое половины XVI века Ключевский, стр. 271–272. (Списания от древних источников, стр. 272).

26. Жития Ферапонта и Мартиниана Белозерских 1547г. Ключевский, стр. 272. Монаха Ферапонтова монастыря.

27. Житие Филиппа Ирапского, старца Германа, конца первой половины XVI в. Ключевский, стр. 274.

28. Житие князя Иоасафа Каменского не ранее 1547г. (чудеса, списано). Ключевский, стр. 275.

29. Житие Аврамия Чухломского, Протасия, половины XVI в. Ключевский, стр. 276 (по древним запискам).

30. Жития Прокопия и Иоанна Устюжских юродивых, половины XVI в. Ключевский, стр. 277.

31. Житие Стефана Махрищского игумена Иоасафа, половины XVI в. Ключевский, стр. 278 fin.. По поручению митрополита Макария (древняя запись, стр. 280). Макарий, VII, 452.

32. Житие Григория и Кассиана Авнежских, половины XVI в. Ключевский, стр. 278. Игумена Иоасафа Данилова монастыря, стр. 279. (/Есть важное, стр. 280). Макарий, VII, 451–452 и VIII, 46.

33. Житие Исидора Ростовского, половина XVI века. Ключевский, стр. 280 fin. (списывает).

34. Повесть об основании Ростовского Борисоглебского монастыря Феодором и Павлом, половины XVI в. Ключевский, стр. 281 (хорошая).

35. Житие Даниила Переяславского, написанное учеником в 1553г. по поручению царя и митрополита Макария (очень хорошее, лучшее). Ключевский, стр. 282. Макарий, VII, 451 начало.

36. Житие князя Смоленского Андрея, погребённого в Переяславле, выписанное из жития Даниила Переяславского. Ключевский, стр. 282.

37. Житие Евфимия Суздальского инока Григория, первой половины XVI века. Ключевский, стр. 284.

38. Житие Евфросинии Суздальской инока Григория, первой половины XVI века. Ключевский, стр. 284.

39. Житие Иоанна епископа Суздальского инока Григория, первой половины XVI века. Ключевский, стр. 284.

40. Житие Космы Яхромского инока Григория, первой половины XVI века. Ключевский, стр. 284.

41. Житие князя Константина и детей его Феодора и Михаила Муромских. Ключевский, стр. 287 (сочинительство и враньё).

42. Житие Петра и Февроньи Муромских. Ключевский, стр. 287 (легенда).

43. Житие Макария Калязинского, 1546–47 годы, Ключевский, стр. 289. (Кроме пространного краткое любопытное и третье – у Досифея Топоркова).

44. Житие Серапиона, архиепископа Новгородского. Ключевский, стр. 290 fin. (списывает. Описание Лаврских рукописей. № 636 и № 783).

45. Жития Иосифа Волоколамского: 1) Саввы Чёрного, епископа Крутицкого, в 1546г., по благословению митрополита Макария, Ключевский, стр. 292. Макарий, VII, 437. 2) Надгробное слово Досифея Топоркова – Ключевский, ibid. 3) Неизвестного ibid. (догадки об авторе, стр. 293).

46. Патерик Досифея Топоркова. Ключевский, стр. 294 (любопытно).

47. Житие Кассиана Босого Волоколамского. Ключевский, стр. 295–296 (без риторики).

48. Житие Фотия Волоколамского, ученика Кассиана Босого, Ключевский, стр. 295 (Вассиана. Без риторики).

49. Записка о Феодосии Новгородском Евфимия Туркова, Ключевский, стр. 297 начало. Волоколамская рукопись № 512, лист 213.

в) Жития, написанные при Макарии, в алфавитном порядке святых.

* Жития канонизованных на соборах 1547 и 1549 годов.

** По поручению м. Макария.


1 Аврамия Чухломского.
** 2* Александра Свирского. 1547г.
* 3 Всеволода Псковского. 1549г.
** 4 Григория и Кассиана Авнежских.
** 5 Даниила Переяславского.
* 6 Евфимия Суздальского. 1549г.
* 7 Евфросина Псковского. 1549г.
8 Евфросиньи Суздальской.
* 9 Ефрема Перекомского. 1549г.
10 Исидора Ростовского.
** 11 Исидора Юрьевского.
12 Иоанна Суздальского.
13 Иоасафа Каменского.
** 14* Ионы митрополита. 1547г.
** 15 Иосифа Волоколамского. Два жития.
16 Кассиана Босого Волоколамского.
* 17 Константина Муромского с чады. 1547г. Местно.
18 Космы Яхромского.
**? 19* Макария Калязинского. 1547г.
* 20 Максима юродивого Московского. 1547г. Местно.
** 21* Никиты Новгородского. 1549г. два.
** 22* Нифонта Новгородского. 1549г.
* 23 Петра и Февроньи Муромских. 1547г. Местно.
* 24 Прокопия и Иоанна Устюжских. 1547г. Местно.
** 25 Саввы Крыпецкого.
** 26* Саввы Сторожевского. 1549г.
27 Серапиона Новгородского.
** 28 Стефана Махрищского.
29 Филиппа Ирапского.
30 Фотия Волоколамского.
31 Фёдора и Павла Борисоглебских.
32 Ферапонта и Мартиниана Белозерских.

Всех житий 33, потому что Иосифа Волоколамского два жития.

Нет жития Иакова Ростовского, канонизованного на соборе 1549г.

Новые редакции житий при митрополите Макарии: Михаила Клопского (при Иоасафе), Александра Невского две редакции, митрополита Ионы две редакции, митрополита Алексея три, Никона Радонежского, Никиты две кроме Васильевой, Димитрия Прилуцкого.

Летописи.

История наших летописей за рассматриваемое нами время остаётся пока недостаточно известной.

Перед нашествием Монголов ведены были в северной Руси две летописи: летопись общерусская или точнее – великого княжения, писавшаяся во Владимире и называемая по области Суздальской, и летопись частно-Новгородская, писавшаяся в Новгороде. Вторая летопись была непрерывно продолжаема до половины XV века (после чего её сменили частные летописные записи, сведённые в одно место, чтобы составить новую Новгородскую летопись, в конце XVI века: в печатном – вторая Новгородская летопись). Что же касается до продолжения первой или Суздальской летописи, то было оно или нет, как таковое нарочитое продолжение, сказать этого мы не в состоянии. Не имея его в подлинном виде, мы имеем его в летописном своде, сделанном в XVI веке, в правление митрополита Макария, и может быть предполагаемо одно из двух: или что такого нарочитого продолжения не было ведено, а ведены были только частные летописи (в монастырях)358

и летописные записи, которые в XVI в. и сведены были в одно место, или что продолжение было ведено, но что только оно не дошло до нас в своём подлинном виде, быв заменено летописным сводом, который сделан был в XVI в. и который был составлен таким образом, что наше продолжение было дополнено из частных одновременно с ним ведённых летописей. Само по себе представляется более вероятным второе предположение, ибо, во-первых, трудно допустить, чтобы князья наши, для которых летописи, пока не утвердилось единодержавие в московском доме, представляли весьма важный документ в их родословных счетах, не позаботились о ведении такой документальной книги, а во-вторых, – не совсем легко допустить и то, чтобы князья не заботились о ведении и записывании истории своей земли, оставляя это дело единственно ненадёжному усердию частных людей359 .

Как бы то ни было, но в XVI веке, при митрополите Макарии и, как необходимо думать, по его вместе с царём или без царя поручению, был составлен летописный свод, который обнимает время от нашествия Монголов до 1558г. и которому предпослана сводная летопись и периода до-монгольского. Этот свод есть так называемая Никоновская летопись, которой Шлёцер дал её настоящее название весьма неудачным образом360 . Так как составители свода ни в предисловии к нему (которого нет) ни в нём самом вовсе не указывают, из каких летописей и вообще на основании каких источников они его составили, то и не может быть сказано об этом ничего положительного. Кроме предполагаемой нами летописи так сказать официальной361

существовали более или менее многочисленные летописи, ведённые в монастырях, что мы знаем положительно362 , могли существовать летописи, ведённые непрерывно или отрывочно при епископских кафедрах, существовали отдельные сказания (летописные записи) о замечательных лицах и событиях. Много выше мы говорили, что читаемое в Никоновской летописи о митрополитах Киприане и Фотии в некоторых случаях ясно даёт видеть и отчасти прямо указывает людей, писавших при них самих, в их дворе, и со всей вероятностью до́лжно предполагать, что при кафедре митрополичьей велась летопись если не постоянно, то отрывочно, по временам. Несомненно, что составители Никоновской летописи находятся в тесной связи с составителями Степенной книги (о которой ниже стр. 193–195 ), а эти последние прямо говорят, что они собирали исторический материал самым старательным образом, ища его в повестях не только писанных, но и глаголемых, т. е. устных или народных былинах. До какой степени были старательны в собирании материала составители нашего летописного свода, можем указать один пример. В дополнениях к первоначальной летописи, под 990г.363 , составители говорят о философе Марке Македонянине, которого Владимир посылал с проповедью христианства к Болгарам: оказывается, что этот Марк философ взят из семейных преданий боярской фамилий Философовых364 . По небрежности и невнимательности или же руководимые желанием сделать свод с беспристрастной полнотой, составители иногда помещают у себя по нескольку несогласных между собой сказаний об одних и тех же лицах. Какая бы ни была причина, но это – на наше счастье, ибо некоторые из подобных сказаний являются для нас очень важными (например, рассказ о Митяе, принадлежащий не прямому его врагу вместе с рассказом, принадлежащим прямому врагу).

(Наибольшая часть нашего летописного свода, известного под именем Никоновской летописи, именно – с 1114г., с княжения Владимира Мономаха, по 1554 год, была приготовлена ещё в иллюстрированном виде, снабжённая картинками, причём и текст этого иллюстрированного издания был несколько пополнен против издания простого. Текст иллюстрированного издания, без воспроизведения картинок, напечатан в виде трёх отдельных летописей, которым даны названия: Царственного летописца, Древнего летописца (две части) и Царственной книги: Поленова Обозрение летописей, стр. 58 sqq. Лихачёв Η . П . Палеографическое значение бумажных водяных знаков. СПБ., 1899г.).

Кроме нашего свода мы имеем от XVI в. ещё два летописных свода, из которых один с некоторой вероятностью также может быть усвояем инициативе митрополита Макария. Своды эти суть: так названный Софийский Временник, составленный в Новгороде, но содержащий не одну летопись Новгородскую, а и общую русскую, начинавшийся первоначальной летописью и доведённый до 1538г.365 , и так называемая Воскресенская летопись, начинающаяся той же летописью и доведённая по одним спискам до 1541г., по другим до 1560г.366 . Представляется некоторая вероятность усвоять инициативе митрополита Макария Софийский Временник, именно – думать, что он составлен по инициативе Макария, когда тот был архиепископом Новгородским. (Свод надписывается: „Софейскый времянник, еже нарицается летописание русьскых князь” и пр. Если бы он был составлен не по поручению Софийской власти, т. е. архиепископа Новгородского: то с какой стати назывался бы Софийским? Но в 1538г. архиепископом Новгородским был Макарий).

(Составлен был в XVI веке и ещё один летописный свод, несколько предупредивший все три указанные выше. Это так названная (от своей небольшой части) Тверская летопись, составленная в 1534г.367

одним Ростовским книжным человеком, начинающаяся подобно трём предыдущим сводам первоначальной летописью и доведённая до 1499 года).

В правление митрополита Макария, по его замышлению и приказанию, был составлен у нас первый опыт настоящего руководства к истории России гражданской и вместе церковной. Это так названная его Степенная книга. В летописях наших, ведущих свой рассказ погодно или год за год и не делающих никакого частнейшего разделения (разбивки) этого последнего. Кроме того, что выставляют годы, читателю нет возможности обозреваться и припоминаться в событиях, так что, прочитав в них погодный рассказ о правлении какого-нибудь князя, он должен для достижения сейчас указанной цели сам составлять себе таблички, росписи событий. Одной из задач своей Степенной книги Макарий и поставляет то, чтобы дать в ней историю России, в которой можно было бы обозреваться и припоминаться: повествование ведётся в ней хронологически, как и в летописях, но каждое событие составляет в ней особую рубрику и книге предпосылается подробное оглавление всех этих рубрик, так что читатель получает в ней руководство к истории, возможно конспективным образом изложенное. В летописях церковная история почти что совершенно отсутствует. Степенная книга даёт эту последнюю историю, насколько может и как её понимает. Понимая её как изображение проявившейся в церкви благодати Божией или как изображение богодарованной славы последней, наша книга, после выписок из летописей, причём даётся непрерывная роспись преемства митрополитов, помещает у себя жития тех митрополитов, которые причислены к лику святых, жития князей, причисленных к лику святых, житии знаменитейших святых из числа монашествующих, повествования о чудотворных иконах. Цель составителей Степенной книги состояла не только в том, чтобы воспроизвести летописи, что было уже сделано в своде, известном под именем Никоновской летописи, а вообще в том, чтобы написать историю; поэтому они дополняют у себя летописи из всяких других источников, из каких могут, и ведут свой рассказ не таким образом, чтобы он представлял дословное воспроизведение летописей, а таким образом, что он представляет более или менее свободное их изложение, причём они – составители наклоняют его в известном направлении, именно – в том, чтобы история нашей земли возможно более оказывалась историей её славы, как земли исключительной и избранной (не высказывается прямо, но подразумевается: предназначавшейся быть и ставшей третьим римским царством). Что касается до других источников, кроме летописей, то в предисловии к повествованию о св. Владимире неизвестный составитель книги или один из её неизвестных составителей, говорит, что он пользовался, как мы это уже приводили, повестями пишемыми и глаголемыми, т. е. не только письменными сказаниями, но и устными народными былинами. До́лжно, однако, заметить и нарочито отметить, что эта хорошая сторона – величайшая тщательность в собирании материала имеет и обратную сторону: составители книги нисколько не обладали критикой и нисколько не были расположены к ней, а поэтому, старательно, но нисколько не разборчиво, собирая материал, они в весьма достаточной степени наполняют её легендами (иногда чересчур легендарными). Относительно тенденций книги к общему, сейчас сказанному, должно быть прибавлено частнейшее, что хотя Россия не называется в ней прямо третьим римским царством, но измышленные в связи с этим сказания о происхождении наших государей от Августа Кесаря и о венчании Владимира Мономаха царским венцом в ней читаются368 .

Своё название Степенная книга получила от того, что изложение разделяется в ней по временам правления тех великих князей, которые были прямыми предками дома государей московских и которые представляют собой линию степеней нисходящего родства, почему и отделы книги (правления помянутых великих князей) называются в ней степенями. Так как прямые предки дома государей московских составляют только некоторую часть всего количества великих князей, то отсюда и степеней в книге должно было явиться несравненно менее, нежели, сколько всего было великих князей. Но число степеней и ещё уменьшается против действительного вследствие того, что они начинаются не с язычника Рюрика, а с первого христианского государя – Владимира святого. Всех степеней от св. Владимира до Ивана Васильевича Грозного, до которого доводится книга, считая с включением этого последнего, – 16; но в книге их одной более, – 17: лишняя против действительного степень явилась таким образом, что непосредственному родоначальнику государей московских, удельному князю московскому Даниилу Александровичу, который не был великим князем, отводится в книге место в виде особой степени. Из сейчас сказанного видно, что порядок степеней в Степенной книге есть такой: 1) св. Владимир, 2) Ярослав Великий, 3) Всеволод Ярославич, 4) Владимир Всеволодович Мономах, 5) Юрий Владимирович Долгорукий, 6) Всеволод Юрьевич, 7) Ярослав Всеволодович, 8) Александр Ярославич Невский, 9) Даниил Александрович, 10) Иоанн Данилович Калита, 11) Иоанн Иоаннович, 12) Дмитрий Иванович Донской, и пр. Обо всех прочих великих князьях Степенная книга не упускает говорить, но говорит о них под нашими степенями (которые подразделяются на главы, с подразделением иногда последних на титла): именно – о великих князьях, предшествующих св. Владимиру, начиная с Рюрика, под его степенью, а о прочих великих князьях под степенями соответствующими.

Мы сказали, что повествование в Степенной книге доведено до Ивана Васильевича Грозного включительно (который составляет 17-ю степень). Каким именно годом правления Грозного она была окончена, этого не может быть сказано, потому что мы не имеем таких списков книги, относительно которых могло бы быть с уверенностью принято, что они содержат её в её подлинном виде, как она вышла из рук составителей, и не заключают в себе бо́льших или меньших позднее сделанных приписок. Принимается за вероятное (но не особенно, кажется, вероятное само в себе), что она оканчивалась 1559 годом369 .

Что Степенная книга составлена по благословению и повелению митрополита Макария, это прямо и ясно говорится в ней в предисловии к повествованию о св. Владимире. В виду очень значительной обширности книги более чем вероятно думать, что она составлена не одним кем-то, нам неизвестным, а несколькими таковыми неизвестными. Помянутый выше Псковский священник Василий, в монашестве Варлаам, даёт знать в своём житии Александра Невского, что ему принадлежит составление той или другой части Степенной книги370 .

Отдельные исторические сказания.

Отдельные исторические сказания более или менее вскоре после того, как являлись, были заносимы в летописи. Очень может быть, что не все сказания после занесения в летописи продолжали писаться и в отдельном виде; очень может быть, что сказания, сохранившиеся только в летописях, не все сохранились так, чтобы можно было узнать их первоначальное появление в виде отдельных сказаний: а из этого следует то, что, может быть, мы в настоящее время знаем не все действительно написанные отдельные сказания. Известные в настоящее время таковые сказания суть следующие: 1) об убиении в Орде Черниговского князя Михаила Всеволодовича и боярина его Феодора, 2) об Александре Ярославиче Невском, 3) об убиении в той же Орде Тверского князя Михаила Ярославича, 4) об архимандрите Михаиле – Митяе, 5) о Куликовской битве, 6) о нашествии на Москву Тохтамыша, 7) о Димитрии Ивановиче Донском, 8) о нашествии на Россию Темир – Аксака (Тамерлана) и о перенесении из Владимира в Москву чудотворной иконы Владимирской Божией Матери, 9) о Тверском князе Михаиле Александровиче, 10) о войне литовского великого князя Витовта с ханом Темир – Кутлуем (Тимур – Кутлуком), 11) о нашествии на Москву Едигея, 12) о Флорентийском соборе371 .

Из 12 перечисленных сказаний пять относятся к нашим историческим лицам, т. е. о двух князьях, убитых в Орде, об Александре Ярославиче Невском, об архимандрите Михаиле – Митяе и о Димитрии Ивановиче Донском.

Сказание об убиении Михаила Всеволодовича написано по тому побуждению, что он привлёк на себя гнев Батыя своей исключительной ревностью о христианской вере и что таким образом история его христиански – доблестной смерти имела всё право быть увековеченной в памяти русских людей, как история смерти истинно мученической. Михаил Ярославич был казнён в Орде не за веру христианскую, а по интригам своего соперника – Юрия Даниловича Московского. Но, во-первых, смерть его была также мученической смертью от руки неверных поработителей русской земли, достойной памяти потомства, а во-вторых, как прямо и справедливо говорит написанное о нём сказание, о котором у нас речь372 , была смертью за христиан: если бы Михаил не пошёл в Орду, позванный на суд ханом, то могло бы пролиться от Татар много христианской крови в Тверской области. Оба сказания представляют собой простые, не украшенные литературно, исторические повествования или рассказы о печальных событиях. Впоследствии, когда началось церковное празднование обоим князьям мученикам (первому общецерковное не позднее как с первой половины XV века373 , а второму до собора 1549г. местное), сказания были более или менее переделаны, чтобы по форме и по литературному достоинству (риторической украшенности) приближаться к настоящим житиям святых374 .

Сказание об Александре Ярославиче Невском долженствовало быть по намерению его автора сказанием о мужестве и житии князя, т. е. об его жизни и об его военных подвигах375 . Александр Ярославич был блестящий русский князь своего времени и блестящий воитель, одержавший несколько знаменитых побед над Немцами (Шведами и Ливонцами), прославивший русскую землю среди других народов (прославивший „Словенский язык”), столько грозный врагам, что будто бы даже женщины Татарские стращали им детей, говоря: „молчи, великий князь Александр идёт”. И вот нашёлся между его современниками и даже между близкими к нему людьми книжный человек, который для славы отечества возжелал увековечить память его в потомстве и написать его историю (его рыцарскую повесть). К великому сожалению, авторские средства неизвестного возжелавшего крайне мало соответствовали его предприятию. Он уверяет нас, что Александр был необыкновенный человек, наполнивший своей славой весь мир, – что западные рыцари нарочно приезжали к нему, чтобы видеть его и потом отзывались о нём: „прошед страны и языки, не видехом такового и в цесарих цесаря ни в князих князя”. Мы ждём с великим интересом, что нам будет показан (изображён) необыкновенный человек, и находим только весьма скудное о нём повествование и голые уверения, что, „дал бе ему Бог, премудрость Соломоню” и что „храбрьство его (было) акы цесаря римьского Еуспасьяна, иже бе пленил всю подъиюдейскую землю”. Впрочем, очень невысоко ставя наше сказание и весьма сожалея о том, что автор его не обладал большим талантом, мы всё-таки должны быть благодарны последнему за его усердие к памяти Александра, потому что и его скудное повествование всё-таки же не совершенно бесполезно. Впоследствии, с целью придать сказанию форму и литературные достоинства жития, его несколько раз переделывали, ибо позднейшие жития Александра суть именно его (сказания) переделки376 .

Краткое сказание об архимандрите Михаиле – Митяе представляет собой совершенно единственный пример нарочитого исторического повествования о духовном лице, не причисленном к лику святых, т. е. пример именно простого исторического повествования, а не жития. Как уже говорили мы выше, это необходимо объяснять необыкновенной знаменитостью в своё время чрезвычайно выдававшейся личности Митяя377 .

Дмитрий Иванович Донской есть виновник Куликовской победы над Татарами, знаменитейшей из всех побед, когда-либо одержанных Русскими. Но цель сказания о нём – не та, чтобы описать Куликовскую битву, – об этой последней существуют нарочитые сказания, а та, чтобы дать его биографию и именно – чтобы, не касаясь его государственной деятельности, изобразить его благочестивые христианские нравы и его благочестивую христианскую жизнь. Т. е. дать о нём повесть, что́ в теснейшем смысле называется житием. Происхождение сказания подобного рода должно быть объясняемо чаянием, что Дмитрий Иванович будет причислен церковью к лику святых. Так как оно составлено для какого-то частного духовного лица, то нужно думать, что и чаянием одушевлялось это неизвестное лицо. Сказание, стремящееся быть красноречивым и действительно до некоторой степени достигающее своей цели, а, во всяком случае, – не худое в отношении литературном378 , не есть произведение более или менее современное, за каковое иными принимается, а позднейшее, принадлежащее временам Ивана Васильевича III – Ивана Васильевича IV и всего вероятнее – последним379 .

Печальная знаменитость Тверского князя Михаила Александровича состояла в том, что в его княжение Тверь должна была окончательно и совершенно смириться перед Москвой. Но для Тверичей была дорога его память, как последнего, хотя и несчастного, борца за их тверскую землю, и эта его память была увековечена в особом его житии, в котором повествуется об его воинских доблестях. Причём, патриотически умалчивается об его неудачах, об его христианских добродетелях и об его смерти в схиме монаха. Впоследствии, на основании нашего жития380 написано было другое житие, которое известно только в отрывках и которое, несколько дополняя (и отчасти перевирая)381 наше житие со стороны исторических сведений, главной своей задачей, вероятно, имело улучшение стороны литературной (в отношении к которой наше первое житие – хорошо, но недостаточно украшено)382 .

О знаменитой Куликовской битве мы имеем сказание историческое и сказание эпическое, но первое, обработанное в трёх редакциях, которые, пожалуй, могут быть принимаемы и за три отдельных сказания. Первоначальная редакция сказания исторического, читаемая в Софийском Временнике (в Собрании летописей, т. VI, стр. 90–98), в Воскресенской (- там же, VIII, 34–41) и в 4 Новгородской летописях (- там же, IV, 75–83), представляет собой рассказ о битве с предшествовавшими ей приготовлениями к ней, замечательно складно и хорошо составленный (украшенный и риторикой, но умеренно и прилично). Вторая редакция, читаемая в Никоновской летописи (IV, 86–127), представляя собой риторически обработанное распространение первой, с одной стороны дополняет её двумя вымыслами – будто Дмитрий Иванович перед отправлением на битву молился пред Владимирской иконой Божией Матери (которая ещё была тогда во Владимире) и будто в минуту этого отправления находился в Москве митрополит Киприан (прибывший в неё только спустя восемь с половиной месяцев после Куликовской битвы), которого автор заставляет говорить великому князю многие совещательные и увещательные речи. А с другой стороны дополняет довольно многими подробностями, которые могут быть принимаемы за достоверно исторические383 . Третья редакция, читаемая только в отдельном виде и усвояемая в рукописях иерею Софоние или Софронию Рязанцу или же (что гораздо вероятнее) Софоние Рязанцу, Брянскому боярину384 , отчасти распространяет, отчасти сокращает вторую редакцию, главным же образом вносит в неё некоторый лирический элемент, через изображение отдельных поэтических картин, составленных по подражанию Слову о полку Игореве и большей частью через прямое заимствование из него. – Сказание эпическое представляет собой похвальное слово или хвалебную песнь Дмитрию Ивановичу, рабски копирующую и, насколько можно, буквально воспроизводящую Слово о полку Игореве. О московских лириках и эпиках с сожалением до́лжно сказать, что чрезвычайно мало находим у них собственного поэтического вдохновения385 .

Нашествия на Россию – на Москву Тохтамыша, Темир – Аксака и Едигея представляли собой важные исторические события по своей грозности. Так как Темир – Аксак не доходил до Москвы, поворотив назад с верховьев Дона, то его нашествие, может быть, и не было бы описано в особой повести. Но нарочитый повод к составлению последней являлся в том, что Москва усвояла своё спасение от него сверхъестественному заступлению Божией Матери, Владимирская чудотворная икона которой была перенесена тогда в неё (Москву) из Владимира. В отношении литературном все три сказания суть простые исторические повествования о подлежащих событиях386 .

Сказание о войне Витовта с ханом Темир – Кутлуем содержит в себе рассказ о совершенном поражении, которое понёс от хана великий князь литовский. По-видимому, русским летописателям не было дела ни до побед, ни до поражений Витовта; но существовали особые поводы, которые заставили их написать сказание о нашем поражении. Идя на хана, Витовт хвалился, что, победив его, не только посадит своего подручника в Орде, но и завладеет землёй Северской, Великим Новгородом и Псковом и будет брать дани и оброки со всех великих князей русских (как с подручников своего подручника). Эта-то оскорбительная для чести и гордости Русских похвальба литовского великого князя и заставила наших летописателей составить сказание о позорном поражении, которое потерпел Витовт от хана387 .

Сказание о Флорентийском соборе написано Суздальским иеромонахом388 Симеоном, который ездил на собор с митрополитом Исидором в свите епископа Суздальского Аврамия. Сказание не содержит в себе сколько-нибудь обстоятельной истории собора, на что у Симеона вовсе не хватало сведений и, по всей вероятности, не хватило бы и авторских средств, но даёт некоторый общий, относительно достоверности не совсем свободный от легендарности, очерк этой истории, имеющий своей целью то нравоучение, что уния, принятая Греками на соборе, была с их стороны делом позорной измены православию. Деяния Флорентийского собора были двойные, состоявшие: во-первых, из богословских прений, производившихся в торжественных соборных заседаниях, – во-вторых, – из переговоров латинян с Греками и совещания последних между собой, происходивших помимо соборных заседаний. Не зная ни по-гречески, ни по латыни, Симеон мог только видеть, как происходили прения, но не понимать, в чём они состояли, и потом получать некоторые общие сведения о них из расспросов. Не принадлежа к членам собора, он не мог знать непосредственным образом и о переговорах и о совещаниях, а мог кое-что узнать о тех и о других только посредством выведываний и посредством собирания ходивших слухов. Составленный Симеоном на основании таких источников, его общий очерк истории собора мог до некоторой степени выйти смешением истины с легендой и помимо его прямого намерения. Но как будто он присоединяет отчасти и это прямое намерение, заставив свои глаза, смотревшие через очки ревности о православии видеть то, чего на самом деле не было. Мы говорили выше, что хотя Исидор прибыл в Феррару значительно позднее Греков, но что торжественные заседания собора вследствие причин, которые нами указаны [1 половины тома стр. 439–440 ], начались уже только после того, как он явился. Таким образом, Симеон мог начать свой очерк истории собора с самого его начала (понимая слово собор в смысле формального соборования). Он начинает вступлением, в котором уверяет, что получил благословение описать собор от Марка Ефесского с другими тремя митрополитами, поборавшими по православию, и в котором сообщает некоторые сведения о составе собора, а затем передаёт историю последнего следующим образом. Греки избрали для прений с латинянами трёх святителей: Марка Ефесского, Виссариона Никейского и Исидора Русского. На трёх первых заседаниях собора вели беседы Виссарион и Исидор „и ничтоже бысть межи ими” (Греками и латинянами) или, как поясняет позднейшая редакция сказания, „не бысть между ими пря никоеяже”389 . На четвёртом заседании стал говорить Марк Ефесский, и простёр свои обличения к латинянам (если не сполна, то в значительной степени сочиняемые самим Симеоном)390

с таким дерзновением и такой силой, что будто папа, кардиналы и все решительно латиняне с поспешностью оставили место соборных заседаний или бежали с собора. После этого папа начал стараться, чтобы подкупить императора греческого и всех бывших с ним архиереев посредством золота и серебра; Марк усердно старался в этом случае противодействовать папе, но его старания не имели успеха; он мог только с негодованием отстранить усиленные старания папы подкупить его самого. После того, как в Ферраре имели место 17 совершенно бесплодных соборных заседаний и после того, как император и патриарх решили было возвратиться домой, некоторые Греки, подкупленные папой, присоветовали последнему перенести собор в другое место, далее от морского берега и за горы от него, так чтобы сделать для императора и патриарха более трудным возвращение назад и чтобы они, если не ради золота, то ради нужды согласились изменить православию: это и сделал папа, перенесши собор во Флоренцию. В сей последней он не дал Грекам золота (подразумевается: на содержание), как обещал, и заставил их соборовать нуждою. После многих соборований, которые также ни к чему не могли привести вследствие непреоборимой твёрдости Марка, некоторые из греческих архиереев обратились к усиленным стараниям склонить защитника православия к уступчивости. Когда все старания архиереев оказались напрасными, а один латинский философ, по имени Иван, за злословие Марка поражён был внезапной смертью, попытался сделать то же сам император, но и он имел такой же малый успех. И после этого Греки разделились надвое: с одной стороны Марк с 12 митрополитами, с другой император, патриарх и все прочие. Император и патриарх (второй – пока не постигнут был смертью) со своими единомышленниками в продолжение почти трёх с половиной месяцев через день и ежедневно совещались, как бы устроить соединение с папой и как бы преклонить к нему Марка. Наконец, папа начал с гневом посылать к императору, требуя, чтобы кончено было дело о соединении и, укоряя его, что он не может привести Марка к послушанию. Император отвечал папе, что пусть он сам попытается сделать последнее. Папа действительно послал к Марку, но „не со злом, а с великою честью”, приказав насыпать золотом большое блюдо и золотой ковш и при поднесении ему этих даров приказав просить его, чтобы он пришёл видеться с ним – папой и взять от него великую честь: но Марк не пустил послов папы и в свою палату, а бывшему главным между ними, Флорентийскому архимандриту Амвросию, предсказал смерть через 40 дней, что и случилось. Тогда, – говорит Симеон, кончая истории как-то ex abrupto, – „соборовали” соединение церквей и без Марка, и описывает, как происходило торжество соборования и как все митрополиты приклякнули папе по фряжскому праву и как сам император припадал перед ним на колена. Своё повествование Симеон заключает, после заметки о своём собственном страдании от Исидора, рассказом о позорной неудаче, постигшей попытку митрополита ввести унию на Москве и похвалой твёрдому охранителю православия, великому князю Василию Васильевичу.

Несколько темна и загадочна личная судьба автора нашего сказания, иеромонаха Симеона. Он терпел гонение от митрополита, несколько раз был сажаем по его приказанию в темницу, на возвратном пути в Россию бежав от него из Венеции снова был захвачен им в Смоленске и привезён в Москву в железах. Следовало бы ожидать, что человек, столько пострадавший от митрополита – предателя православия, будет встречен в Москве, как мученик. И однако, этого вовсе не случилось, а случилось то, что, освобождённый в Москве из желез, он тотчас же послан был в заключение в Троицкий Сергиев монастырь391 . Это даёт основание подозревать, что он виновен был пред митрополитом не одним только тем, что не хотел быть с ним единомышленным и дерзал укорять его за его измену православию. Не без основания, поэтому, предполагают, что и своё сказание он написал водимый личным побуждением оправдать себя и доказать, что единственной причиной гонения на него со стороны митрополита было сейчас указанное. Симеон уверяет, что не только сказание он начал писать по благословению Марка, но что этот защищал его в Риме392

от митрополита и отпустил в Россию со своим благословением и наказанием, „аможе пойдеть, проповедати всем православным, да имут (содержат) предание святых апостол и заповеди святых отец седми собор”393 . На эти любовь и доверенность, действительно или только будто бы приобретённые от Марка, Симеон мог нарочито указывать, как на доказательство безукоризненности своего поведения394 .

Описания святых мест и путевые записки.

От рассматриваемого нами времени мы имеем шесть описаний святых мест и три путевых записки.

Известные описания святых мест суть следующие:

1. Новгородского монаха Стефана (Стефана Новгородца) описание Константинополя, поскольку этот последний представлял собой святое место или поскольку находилось в нём святыни, посещённого автором в 1353г.395 .

2. Смоленского иеродиакона Игнатия описание Константинополя и Иерусалима с Палестиной, посещённых автором в продолжение 1389–91 годов396 .

3. Неизвестного места дьяка Александра описание Константинополя, в котором был автор между 1391 и 1397 годами397 .

4. Троицкого Сергиева монастыря Иеродиакона398

Зосимы описание Константинополя, Афона и Иерусалима с Палестиной, посещённых автором в продолжение 1419–1421 годов.

5. Неизвестного места гостя или по-нынешнему первогильдейного купца Василия описание Иерусалима – Палестины, относящееся к 1466 году399 .

6. Неизвестного по имени поклонника описание Иерусалима – Палестины, относящееся к 1531 году400 .

Четыре описания Константинополя в отношении к его святыне не выше своим достоинством уже существовавшего описания, составленного архиепископом Новгородским Антонием; а четыре описания Иерусалима с Палестиной значительно ниже Паломника, принадлежащего игумену Даниилу. Таким образом, наши описания, будучи плодом искреннего усердия или авторско-поклоннического тщеславия, не представляли собой того, что требовалось бы нуждой, и чем пополнялась бы для наших предков существовавшая письменность.

Говорить о каждом описании в отдельности мы не находим нужным.

Описания Константинополя в отношении к его святыне составлены по образцу описания Антониева, именно – в них перечисляются, начиная с св. Софьи, одна за другой церкви города, в которых находилась та или другая святыня, – мощи или иконы, и которые посещены были описателями: идохом в такую-то церковь (монастырь) и видехом и целовахом то-то, а оттуда идохом в такую-то церковь (монастырь), и т. д. Описания Иерусалима с Палестиной, имея своим образцом и руководителем Даниила, отчасти описывают святые места, не давая ничего нового против последнего, отчасти просто перечисляют их, показывая их расстояние от Иерусалима. О наших описателях нельзя сказать того же, что об игумене Данииле, именно – чтобы они старались чуждаться баснословия. Монах Стефан, не хотев верить собственным глазам, а хотев верить бабьим басням, утверждает, будто во святой Софии дверей 365 (по числу дней года), також и престолов (равным образом – его рассказ о пахире, который обронили русские поклонники, купаясь в Иордане, и который очутился в Константинополе, в алтарном кладезе св. Софии). Иеродиакон Зосима, бывший очень высокого мнения о самом себе и своём описании и вообще претендовавший быть вторым игуменом Даниилом401 , тем не менее, уверяет, что близь дуба Мамврийского он видел врата адовы, и что на острове Кипре он видел крест благоразумного разбойника, держимый воздухом.

(Странник Новгородского монаха Стефана содержит в себе описание не только Константинополя, но и Иерусалима, в котором он также был; но его описание Иерусалима есть простое сокращение Паломника Даниилова. Описание иеродиакона Игнатия читается внесённым в Никоновскую летопись, как часть его путевых записок, о которых сейчас ниже).

Описание Афона, читаемое у иеродиакона Зосимы, очень кратко и состоит только в поименовании двадцати двух афонских монастырей. Странно, что ни Зосима не распространяется сколько-нибудь об Афоне, и что никто другой не составил его описания. Может быть, это до́лжно объяснять так, что в общем Афон был более или менее известен Русским, а что описывать его частнейшим образом не находили нужным.

Не имев большего значения для своих современников описания не бесполезны для нас в научном отношении: находим в них некоторые важные для нас заметки исторические и можем также извлечь некоторую пользу из их указаний топографических.

(В „Русском Филологическом Вестнике”, издаваемом в Варшаве А. И. Смирновым, 1885г. № 1 (том XIII, год 7) напечатано: „Хождение архимандрита Грефения [Агрефения), обетели пресвятыя Богородица”. [Около 1370г. Издано также в XLVIII выпуске Православного Палестинского Общества].

[Хожение священноинока Варсонофия ко св. граду Иерусалиму в 1456, 1461–1462 годы напечатано в XLV выпуске Православного Палестинского Общества. М. 1896г.].

(В 1558г. архидиакон Новгородский Геннадий послан был на Восток писать тамошние обычаи, – 2 Новгородская летопись в Собрании летописей III, 159). [Ср. 1 половины тома стр. 847–848 и стр. 894 ].

[Хождение купца Василия Позднякова, 1558–1561г., напечатано в XVIII выпуске Православного Палестинского Общества].

Три путевые записки принадлежат: помянутому выше иеродиакону Игнатию, неизвестному по имени чиновнику Суздальского епископа Аврамия, сопровождавшего митрополита Исидора на Флорентийский собор и Тверскому купцу Афанасию Никитину.

Игнатий, вместе со своим Смоленским епископом Михаилом, сопровождал митрополита Пимина в его третье путешествие в Константинополь, предпринятое 13 Апреля 1389г. Отправляясь из Москвы, митрополит поручил своим спутникам вести путевые записки: это и сделал наш иеродиакон, ведши дневник пути (лежавшего через Орду на Азов) от Москвы до Константинополя. В дневнике не только перечисляются места, которыми ехал митрополит, но отчасти и описываются, каковые описания не совсем безынтересны. Весьма интересное дополнение к дневнику составляет описание коронации императора Мануила, которая имела место в бытность Игнатия в Константинополе, и которую он видел своими глазами.

Неизвестный по имени чиновник Суздальского епископа Аврамия, сопровождавший вместе с последним митрополита Исидора на Флорентийский собор, составил дневник пути митрополита туда и обратно вместе с дневником самого собора (с отметкой дней, в которые происходили его торжественные заседания)402 . Подобно Игнатию, автор нашего дневника не только отмечает места, через которые проезжали, но и описывает их. Тогдашние западные города, не имевшие ничего общего с нашими русскими тогдашними городами, должны были приводить в великое удивление русского человека. Между тем как наши города были те же деревянные и грязные деревни и отличались от последних только количеством домов, западные города имели отличную каменную стройку, отличную мостовую на улицах, фонтаны с проведённой во все части их водой, роскошные купеческие магазины, и украшались такими затейными вещами, как часы на городских башнях с более или менее сложными механизмами. Наши тогдашние церкви и монастыри были по своей стройке до крайности скромны, тогда как на западе они сплошь и рядом были великолепные; у нас не было и помина о таких общественных заведениях, как богадельни и больницы, а на западе они нередко представляли собой целые огромные дворцы. Своё удивление к невиданным чудесам западных городов и высказывает наш неизвестный автор в своих описаниях этих городов. Кроме сейчас указанного интереса, дневник, очень точно и вообще очень хорошо составленный, имеет немаловажное значение и историческое. (Странно весьма, что при своей точности автор дневника не записал у себя о смерти во Флоренции патриарха Иосифа)403 .

Тверской купец Афанасий Никитин, человек исключительно предприимчивый, стоящий хорошего нынешнего американца, решился в 1466г., пользуясь одним случаем (поездкой посла от великого князя к шаху или султану Шемахинскому), пробраться в Индию, чтобы накупить там по дешёвой цене дорогих в России товаров. Надежды совершенно обманули Афанасия и, подвергшись несчастьям ещё при самом начале пути, он употребил около шести лет на путешествие в Индию, чтобы возвратиться домой ни с чем. Но плодом этого неудачного и вместе знаменитого путешествия были его записки о виденных им странах (Персии, Индии и отчасти Турции), которые, не отличаясь слишком высоким достоинством, очень, однако, замечательны и интересны для своего времени404 .

Отделы богословский, реформационный и официозно-публицистический.

Под сочинениями богословскими мы разумеем сочинения, писанные с целью разрешения возникавших в обществе богословских вопросов, и именно – вопросов, которые возбуждаемы были самими православными, а не извне еретиками.

Таких сочинений нам известно два: Послание Новгородского архиепископа Василия, от 1347г.405 , к Тверскому епископу Феодору о земном рае и Слово или трактат митрополита Даниила о Божьих судьбах и о младенцах умирающих.

О послании Василия мы уже говорили выше [1 половины тома стр. 166–167 ]. В Твери возникла распря о том, погиб или не погиб земной, насаждённый Богом, рай, в котором пребывал Адам до грехопадения. Узнав об этой распре, архиепископ Новгородский хотел исполнить божественную заповедь о вспомоществовании друг другу (друг друга тяготы носите, – Гал. 6:2 ), которая преимущественно относится к епископам, и подражать примеру апостолов и древних великих святителей, которые непрестанно писали один к другому послания, почему и написал к Феодору своё послание. Вопреки мнению, которого держался Тверской епископ, что земной рай погиб и что святые пребывают в раю мысленном, архиепископ Новгородский настоятельно (и с запальчивостью) доказывает, что рай этот не погиб, и что святые пребывают в нём. Доказательства, приводимые Василием, трёх родов: свидетельства заимствуемые из книг, и именно – отчасти настояще – церковных, отчасти апокрифических, общие так сказать метафизические положения, которые идут к нашему вопросу, и показания очевидцев. „А се, брате, – пишет он Феодору, приводя свидетельства из книга, – в Пролозе всем яве есть в чудесех архангела Михаила, яко, возме праведного Еноха, (архангел) в рай посадил честнем; а се Илия святый в раю же седит; находил Ѵ17; (его, – рай) Агапий святый и часть хлеба взял; а святый Макарей за 20 поприщ жил от святого раю; а Евфросин святый был в раю и три яблока принесл из рая и дал игумену своему Василю, от нихже исцеления многа быша; ... егда приближися преставление Владычица нашея Богородица, ангел вравье принесе ветвь из рая, являя, где ей быти”406 ... Приводит Василий и ещё свидетельства, в которых говорится, что Бог уготовал для святых рай, – что они пребывают в раю, но в которых не говорится прямо, какой этот рай. Общее положение, на котором опирается наш защитник земного рая, есть то, что ничего из сотворённого Богом не может погибнуть, пока не настанут новое небо и новая земля, и что, следовательно, не погибли и земные рай и ад, назначенные служить местом пребывания один для праведников, другой – для грешников. Показания очевидцев, на которые ссылается Василий, суть уверения его Новгородских купцов, будто они – купцы, ездя по морям для торговли, видели и ад и рай. „Муки суть на запади, – пишет он Феодору о самовидении его купцами земного ада, – много детей моих Новгородцев видоки тому: на дышущем мори червь неусыпающий, скрежет зубный и река молненая Морг, и вода входит в преисподняя и паки исходит трижды днем”. А относительно того, будто его купцам случалось достигать по морю и до рая, рассказывает Феодору следующее: „То место святого рая находил Моислав Новгородец и сын его Яков, и всех их было три юмы (судна), и одна из них погибла, много блудив, а две их потом долго носило море ветром, и принесло их к высоким горам; и видеша на горе той написан Деисус лазорем чудным и вельми издивлен паче меры, яко не человеческима рукама творен, но Божьею благодатью; и свет бысть на месте том самосиянен, яко не мощи человеку исповедати; и пребыша ту долго время на месте том, а солнца не видеша, но свет бысть многочестный, светлуяся паче солнца; а на горах тех ликования много слышахуть и веселия гласы свещающа; и повелеша единому другу своему взыти по щегле (шесту, жерди) на гору ту, видети свет и ликования гласы; и бысть, яко взыде на гору ту, и абье всплеснув рукама и засмеяся и побеже от другов своих к сущему гласу; они же вельми удивлешеся и другого послаша, запретив ему, да обратився скажет им, что есть бывшее на горе той: и той такожде сотвори нимала возвратився к своим, но с великою радостью побежа от них; они же страха наполнишася и начаша размышляти в себе глаголюще: „аще ли и смерть случится, но видели быхом светлость места сего” (т. е. во что бы то ни стало, но увидим...), и послаша третьяго на гору, привязав ужищем за ногу его, и такоже и той хоте сотворити и восплесвав радостно и побеже, в радости забыв ужища на нозе своей, они же задержаша его ужищем, и в том часе обретеся мертв; они же побегоша вспять, не дано им есть дале того видети светлости тоя неизреченный и веселия и ликования тамо слышащего(ся); а тех, брате, мужей, – заключает архиепископ свой рассказ епископу, – и нынеча дети и внучата добры – здоровы”.

Судьбы Божьи или, что то же – промысл Божий, как мы видим его действия на людях, представляется человеческому разуму загадочным и непонятным: очень часто люди нечестивые благоденствуют, а люди благочестивые страждут и бедствуют. Одни люди доживают до естественной старости, а жизнь других пресекается внезапной смертью на половине её течения и ранее; ещё непонятнее в последнем отношении судьба младенцев умирающих: человек родится для того, чтобы жить, и умирает тотчас, как родится: для чего же родится? Вопросы эти нарочито занимали современное митрополиту Даниилу русское общество, и в ответе на них он написал своё Слово о Божьих судьбах и о младенцах умирающих. Прежде всего, Даниил предлагает пытливым то учение, что „нам (ограниченным) не подобает непостижимое и недомыслимое и неизследованное Божье естество и существо испытовати, такоже и о божественных его судьбах”. Отвечая на вопрос о благоденствии нечестивых и страданьях благочестивых, он говорит, что иные нечестивые не так нечестивы и иные благочестивые не так благочестивы, как нам кажутся, – что действительно нечестивых Бог призывает своими щедротами к ним на путь покаяния и действительно благочестивых путём страданий ведёт к большему совершенству. На вопрос о преждевременной смерти людей Даниил отвечает словами Афанасия Александрийского, что „благоговейнии горькою (преждевременной) смертью умирающе, мал некий недостаток имеша и того избавятся таковою злою смертью, я ко да больших воистину честей сподобятся, прочее же яко да и мы зряще уцеломудримся; грешнии же, таковою смертью умирающе, всяко от сего отчасти милость улучат, купно же паки и зрящей пользу некую приимут, видяще напрасно кого восхищаема”. Осуждая родителей за их плач о своих детях, умирающих младенцами, Даниил указывает троякую цель, с которой бывает это последнее по воле Божьей: одних младенцев Бог берёт к себе, чтобы они, придя к Нему чистыми, соделались избранными сосудами спасения; других младенцев по своему милосердию Он избавляет от жизни, в которой они, как Он предвидит, соделались бы орудием сатаниным; третьих младенцев Он восхищает смертью ради их родителей, „яко да се видевше, – говорит Даниил словами Афанасия Александрийского, родителие их абие в страх придут и тако умилившеся оцеломудрятся”. Укоряя и вместе утешая родителей, плачущих о своих младенцах, умирающих некрещёнными, Даниил на основании того же Афанасия Александрийского говорит, что хотя они не сподобляются царства небесного, но не отходят и в муку (и следовательно, что судьба их всё-таки лучше судьбы людей, которые живут долгую жизнь, чтобы потом наследовать муку).

К двум нашим сочинениям может быть до некоторой степени причисляемо третье; это – послание старца Елизарова монастыря Филофея, о котором мы говорили выше, к упомянутому равным образом выше Псковскому дьяку великого князя Мисюрю – Мунехину о предсказаниях тогдашней астрономии и о заблуждениях распространённой тогда у нас астрологии. Живший в России Николай Немчин, о котором мы говорили много выше [l половины тома стр. 683–688 ), ведя речи о преподобном Максиме Греке, прислал дьяку, одному из видных людей русского общества в первой четверти XVI века, своё послание, в котором защищал астрологию и в котором сообщал, что, по предсказанию западных астрономов, в 1524г. должно случиться всея вселенные градовом и царством и странам (и) вкупе всем земнородным пременение и преиначенье407 . Дьяк отправил послание Николая к старцу Филофею с тем, чтобы он высказал о нём своё мнение. И последний, исполняя желание дьяка, и написал ему своё послание.

Относительно предсказания западных астрономов, основанном на том, что в 1524г. имеет случиться совсем необычное сочетание „преходных звезд” (планет), старец Филофей отвечает, что, по ясному глаголанию божественного писания, Святым Духом всяка тварь обновляется и что звезды ни чувственны ни животны суть и, следовательно, не могут иметь никакого влияния на землю. Относительно заблуждений астрологии и именно – верования в дни и часы злые, Филофей говорит, что вся сия кощуны суть и басни, – что если бы Бог сотворил злые дни и часы, то почто бы и грешных Ему мучить, – что звёзды, солнце и луна, не будучи ни чувственны, ни животны и будучи преносимы от ангельских невидимых сил, не могут иметь никакого влияния на дни и часы. Свои доказательства старец Филофей развивает очень мало или лучше сказать, совсем не развивает. Значительную часть послания составляет отступление, в котором доказывается, что царство древнего Рима пало, что латиняне суть еретики, впадшие в Аполлинариеву ересь (чрез опресноки) и что наша Москва есть третий православный Рим.

Сочинений реформационного характера, т. е. таких, в которых возвышается голос против существовавших в церкви и в её жизни злоупотреблений, нам известно: во-первых, послание Тверского монаха Акиндина к великому князю Михаилу Ярославичу против взимания митрополитом и епископами платы за поставления в церковные степени; во-вторых, писания Вассиана Косого против вотчиновладения монастырей. О послании Акиндина и о писаниях Вассиана мы говорили выше [1 половины тома стр. 111 , стр. 123–125 , стр. 650–665 ].

К нашему отделу может быть отнесено Написание о вдовых попах Ростовского священника, Георгия Скрипицы, направленное против постановления о вдовых священниках, принадлежащего собору 1503г. О нём мы также говорили выше [1 половины тома стр. 621–622 ]408 .

1   2 Весьма любопытное для своего времени сочинение официозно-публицистическое, выданное правительством по поводу поставления в митрополиты Феодосия и по поводу принятого вместе с этим решения ставить на будущее время русских митрополитов в самой России, есть „Слово избран(н)о от святых писаний, еже на латыню”409 и пр., о котором мы также отчасти говорили выше [1 половины тома стр. 516–517 ]. Содержание сочинения или как точнее по нынешнему назвать его – брошюры составляют: история Флорентийского собора410

с предшествующей последнему историей прибытия в Россию Исидора и с последующей за ним историей отриновения великим князем унии, принесённой было Исидором с собора, речь о поставлении на место Исидора св. Ионы, речь о прибытии из Рима и об отриновении великим князем ученика Исидорова Григория, историческо-полемический экскурс об отпадении латинян от православия, речь о поставлении в митрополиты Феодосия. Цель сочинения или брошюры доказать, что Русские имели право поставить Феодосия сами, и что они имели право сделать при этом, и общий приговор о том, чтобы на будущее время ставить своих митрополитов в самой России. На Флорентийском соборе Греки позорным образом изменили православию (с целью показания чего и предлагается история собора), русский же великий князь, как отпуская Исидора на собор, употребил все свои старания заставить митрополита возвратиться с собора православным, так и после его возвращения решительно отверг принесённую им унию. По некоторому времени папа сделал новую попытку введения в России унии чрез присыл ученика Исидорова Григория, но и этого великий князь так же решительно отверг, как самого Исидора. Таким образом, русский великий князь явился стражем и охранителем православия, заступая в этом случае императора греческого, на котором лежала обязанность быть стражем и охранителем, и который позорно изменил своей обязанности: А через это Русские и приобрели право избирать своих митрополитов самим, – они стали выше Греков, но став высшими они не могли получать более (имели всё право на то, чтобы отказаться получать) митрополитов от ставших низшими их. В сочинении не говорится ещё совсем прямо, что после собора Флорентийского православие Русских стало выше православия Греков, и что после взятия Константинополя Турками русский государь заступил место императора византийского в качестве единого православного царя; но не прямо это высказывается с достаточною ясностью. В отношении к православию и христианству о России утверждается, что в ней большее православие и высшее христианство, хотя и не прибавляется: чем у Греков411 , и затем изображается христианство – православие России самым цветущим и сияющим, причём даётся подразумевать, что не таково оно у Греков. Великий князь не называется преемником императоров византийских, но называется боговенчанным царём, каковой титул усвояется ему постоянно, и даже утверждается о нём, будто император Константинопольский Иоанн Палеолог открыто признал его за царя – своего брата. Объясняя то, почему папа с императором долго не начинали в Ферраре собора, автор утверждает, будто причиной медления было ожидание из России митрополита Исидора, а ожидали Исидора будто бы потому, что император говорил папе: „в Белой Руси есть государь великий, брат мой, Василей Васильевич, емуже восточнии царие прислухають и велиции князи с землями служать ему, но смирения ради благочестия и величеством разума благоверия не зовется царем, но князем великим руским своих земель православия”412 . Как произведение литературное, наше Слово очень хорошо и составлено с теми искусством и ловкостью, как требуются от подобного рода брошюр. Кто был его автором, остаётся неизвестным. Как говорили мы выше, нам не представляется вероятным усвоять его Пахомию Сербину по нескольким причинам и главным образом потому, что оно написано лучше, нежели как писал Пахомий. Автор Слова даёт видеть в себе человека, ездившего с Исидором на собор, следовательно, он был или иеромонах Симеон, написавший историю собора, что́ можно считать наиболее вероятным413 , или неизвестный составитель путевых записок, или же кто-нибудь третий из числа лиц, сопровождавших Исидора в Италию414 .

Отдел полемический.

Полемические сочинения против еретиков и раскольников, которые имеем мы от рассматриваемого нами времени, суть:

1) краткое списание св. Стефана Пермского против Стригольников,

2) обширное сочинение преподобного Иосифа Волоколамского против Жидовствующих,

3) несколько слов или трактатов митрополита Даниила, читаемых в его сборнике и направленных главным образом против тех же Жидовствующих, а отчасти против Вассиана Косого, и

4) обширное сочинение Зиновия Отенского против Феодосия Косого.

О сборнике митрополита Даниила мы отложили речи до нашего отдела не только в отношении к словам, нарочито или прямо касающимся нас, но в полном его составе.

Св. Стефану, о кратком списании которого мы говорили выше [1 половины тома стр. 293–294 , стр. 402–404 , стр. 880 ], предлежала задача доказать невозможное, будто плата, взимаемая епископами за поставления в церковные степени, есть нечто законное. Невозможного он не в состоянии был сделать возможным, и его списание нисколько не отличается особенной силой убедительности. Не представляет оно собой ничего замечательного и в отношении литературном: Стефан составил его по просьбе архиепископа Новгородского, обращённой к нему в его приезд в Новгород; вероятно, что он и изготовил его в самое время своего кратковременного пребывания в Новгороде, т. е. писал слишком наспех, чтобы позаботиться о тщательной литературной отделке.

Сочинения преподобного Иосифа Волоколамского и Зиновия Отенского и сборник митрополита Даниила имеют своим внешним отличительным признаком то, что представляют собой письменные произведения очень большие, – целые настоящие книги. Внутренний отличительный признак их составляет то, что они суть письменные произведения, которые должны быть признаны настоящим образом богословски – учёными. Посредством собственной книжной начитанности большинство наших грамотников, составлявших класс наших образованных людей, приобретало богословское образование весьма и крайне невысокое; но в виде исключений, неизвестно нам – насколько частых или редких, случались между ними отдельный лица (единицы), которые успевали достигать такой начитанности, что она переходила в действительную учёность (эрудиции). В Иосифе, Данииле и Зиновии мы видим перед собой именно такие исключительные единицы, проявившие свою учёность в письменных трудах. Первый и последний между ними как писатели вместе с учёностью обладали нерядовым литературным талантом, и вследствие этого дали нам в своих обличительных сочинениях против еретиков такие письменные произведения, которым в ряду других произведений нашей письменности должно быть отведено совсем особое и совсем своё место, как произведениям богословски – учёным, замечательно хорошим для того времени, когда они написаны.

Обличительное сочинение преподобного Иосифа Волоколамского против ереси Жидовствующих, называвшееся по его обширности книгой на них, а в настоящее время известное под именем Просветителя, по своей внешней форме состоит из исторического введения и 16 трактатов, которым дано название слов. Во введении, озаглавленном: „Сказание о новоявившейся ереси Новгородских еретиков – Алексея протопопа и Дениса попа и Феодора Курицына и инех, иже такоже мудрствующих”, излагается история ереси от её первого насаждения в Новгороде прибывшим из Киева жидом Схарией до её процветания вообще в России при еретике – митрополите Зосиме после допущенного этим последним собора на её некоторых прозелитов 1490г.. Со всей вероятностью нужно думать, что введение написано не при Зосиме, а уже после его низложения с кафедры; но преподобный Иосиф кончает в нём историю на сейчас указанном, предоставляя себе досказать её впоследствии, с одной стороны, потому, что именно наше торжество ереси побудило его решиться на составление его обличительной книги против еретиков (при чём получался естественный переход от введения к словам) и что дальнейшая история ереси нужна ему для дальнейших речей. А с другой стороны, как до́лжно предполагать, потому, что наше введение есть переделка частной исторической записки о ереси, составленной действительно в правление Зосимы415 . В 16 трактатах, озаглавленных словами, во-первых, обличается и опровергается учение Жидовствующих и именно – как учение самих еретиков в строгом смысле этого слова, так и совращённых ими с пути истинного христианства и православия людей вольномысленных. Во-вторых, – опровергаются благоприятные еретикам доктрины (мнения) так сказать церковно-дисциплинарного характера, которые или проповедовались ими самими или которых держались православные, желавшие относиться к еретикам иначе, нежели как относился к ним Иосиф и люди одного с ним образа мыслей. Опровержению учения еретиков и отрыгнутых ими (пошедших от них) вольнодумцев посвящено 11 слов из 16; они идут в таком порядке:

в 1 слове опровергается учение, что Бог есть един, а не троичен;

во 2 слове – учение, что Христос ещё не родился, а только родится, и что тот Христос, которого христиане называют Богом, есть простой человек, а не Бог;

в 3 слове – учение, что до́лжно держать и хранить закон Моисеев, приносить жертвы и обрезываться (именно – что закон Моисеев дан был не на время только, а навсегда, а поэтому и не мог быть отменён, как учат христиане);

в 4 слове – учение, что Бог в состоянии был спасти людей и не чрез собственное схождение на землю и не чрез воплощение от жены и преухищрение диавола, что унизительно для Него и недостойно Его, а иным образом, – при посредстве ангелов, пророков и праведников:

в 5 слове – учение, что не до́лжно писать на иконах св. Троицу, так как Авраам видел Бога с двумя ангелами, а не Троицу;

в 6 и 7 словах – учение, что не до́лжно покланяться иконам;

в 8 слове – учение, что писания отеческие ложны, основанное на том, будто отцы утверждали, что с окончанием 7 тысяч лет последует кончина мира, тогда как на самом деле этого не случилось;

в 9 слове – учение, что писания апостольские ложны, основанное на том, будто апостолы возвещают в них, что Христос родился в последние лета, тогда как от Его рождения прошло уже тысяча пятьсот лет;

в 10 слове – учение, что ложны писания св. Ефрема, так как он будто бы проповедовал скорое пришествие Христово, а это оказалось совершенной неправдой;

в 11 слове – учение, что монашество есть человеческое изобретение, противное заповедям Божьим.

Мы уже много выше говорили [1 половины тома стр. 606–607 ] и сейчас сказали, что преподобный Иосиф опровергает в своём Просветителе не только учение еретиков Жидовствующих в строгом смысле этого слова, но и мнения людей вольномысленных, которые, не отпадая от христианства, только в большей или меньшей мере заразились от них так сказать протестантизмом и неологизмом. Отвергая божество Иисуса Христа, Жидовствующие, конечно, отвергали не одно только поклонение иконам и не одно монашество, но и всё христианство со всеми его таинствами и учреждениями. Если из частнейшего так сказать христианства Иосиф защищает иконопочитание, монашество и обычай писать на иконах Троицу, основанный на веровании, что Аврааму явилась Троица, то защищает именно против сейчас указанных людей вольномысленных. Странно, по-видимому, что люди вольномысленные, не отвергавшие троичности Божества, усвоили себе от Жидовствующих то вольномыслие, чтобы думать, будто Аврааму являлась не Троица, а Бог с двумя ангелами, и можно было бы подумать, что Иосиф занимается тут праздным опровержением. Но что первое было действительно, так и что Иосиф занимается вовсе не праздным опровержением, видно из того, что опровергаемое им учение мы находим содержимым людьми вольномысленными в половине XVI в. (см. выше 1 половины тома стр. [830–841]

об Артемии, бывшем игумене Троицком). Если преподобный Иосиф защищает против Жидовствующих отдельно от других отцов и нарочито преподобного Ефрема Сирина, то причину этого, кроме особенности от других отцов его учения, по поводу которого он был защищаем, составлял ещё великий авторитет, который имел он в глазах наших предков и что Жидовствующие, как прямо говорит Иосиф, с поколебанием его авторитета надеялись поколебать авторитет и всех других отцов416 .

Доктрины, благоприятные Жидовствующим, которые опровергает Иосиф в остальных своих 5 словах, суть:

в 12 слове, что хотя святитель будет и еретик, но если не благословит или проклянёт кого-нибудь из православных, то последует его суду божественный суд;

в 13 слове, что не до́лжно осуждать ни еретика ни отступника;

в 14 слове, что не до́лжно много разыскивать и дознавать о еретиках и отступниках, если они сами не исповедают своей ереси и отступления;

в 15 слове, что если еретик или отступник покается, то в возможно скором времени до́лжно дозволять ему входить в церковь и причащаться божественных таин. В этом слове Иосиф досказывает историю ереси Жидовствующих от митрополита Зосимы до собора 1504г., что служит у него к оправданию защищаемого им поведения относительно еретиков, так как из этой досказываемой истории видно, что последние были нераскаянны и только хотели прибегать к притворному покаянию в виду казней.

В 16 слове Иосиф опровергает доктрину, что до́лжно принимать покаяние еретиков и отступников и в том случае, если они принесут его только уже после обличения и осуждения.

Последние четыре слова, как говорили мы выше, направлены Иосифом против так называемых заволжских старцев, которые держались таких взглядов на отношение к еретикам православной церкви и православных, что весьма расходились в этом случае с Иосифом и· с большинством представителей духовной власти. 12 слово, о том, что хотя святитель будет и еретик, но что если он не благословит или проклянёт кого-нибудь из православных, то его суду последует божественный суд, направлено против митрополита Зосимы. Этот последний, заняв кафедру, воздвиг гонение на ревнителей православия, и между прочим употреблял против них то средство, чтобы мирян отлучать от причастия, а духовных лишать священства; но так как в виду слухов и подозрений насчёт его собственного еретичества подвергавшиеся от него нашему наказанию могли признавать это последнее за недействительное, то он и проповедовал указанное учение. Что учение действительно достигало своей цели, быв признаваемо православными, – что оно действительно смущало и останавливало их, и, следовательно, – что была нарочитая нужда опровергать его, это с достаточной убедительностью видно из того, что Иосиф считал нужным нарочито опровергать его через своё послание перед одним из епископов (Суздальским Нифонтом)417 . Наше 12 слово читается только в весьма редких списках Просветителя, наибольшей же частью опускается в них. Это опущение нужно объяснять тем, что слово имело своё практическое значение именно только по отношению к лицу Зосимы и что когда пребывание еретика на кафедре митрополичьей стало давним событием, не видели в нём нужды.

На том основании, что история ереси Жидовствующих рассказывается преподобным Иосифом в два приёма и что есть списки Просветителя, в которых содержатся только 11 первых слов, думают, что последний написан был Иосифом в два приёма и что первоначально он выдан был им в составе 11 наших слов, к которым остальные пять добавлены после. Но сам преподобный Иосиф заставляет принимать за вероятнейшее, что Просветитель, как таковой как книга, написан им за один раз418 . А между тем сейчас указанному могут быть даны и другие объяснения: то обстоятельство, что история ереси излагается в два приёма, может быть объясняемо соображениями литературными и расчётами полемическими, как мы указали; а существование списков Просветителя только в объёме 11 первых слов может быть объясняемо существованием между читателями последнего лиц, которые не сочувствовали Иосифу относительно написанного им в остальных пяти словах (которые разделяли в этом случае взгляды заволжских старцев) и которые поэтому и не писали их для себя. Вместе с сейчас сказанным, что представляется вероятнейшим думать о Просветителе, как о книге, положительным образом известно о нём другое, а именно – что довольно значительная часть читаемого в нём составляет обработку написанного Иосифом ранее в частных посланиях или в форме частных посланий. Так, 1 слово о троичности Божества составляет обработку послания Иосифа о Троице к архимандриту Вассиану, 12 слово о недействительности проклятия святителя – еретика – незначительную обработку излагаемого в послании к Нифонту Суздальскому; 13 слово против учения о неосуждении еретиков и отступников – несколько более значительную обработку содержащегося в послании к андрониковскому архимандриту Митрофану; 15 и 10 слова против учения о скором принятии в церковь еретиков кающихся и о принятии покаяния еретиков, приносимого и после осуждения, имеют своим предметом то же самое, что послание к заволжским монахам о повиновении соборному определению.

Учение Жидовствующих, что Бог един, а не троичен, что Мессия ещё не пришёл, а только придёт, и что закон Моисеев дан Богом не на время, а навсегда, преподобный Иосиф опровергает Священным Писанием Ветхого Завета, доказывая, что Бог проповедует себя в этом Писании не единым, как утверждают еретики, а троичным, – что Иисус Христос явился на землю в то самое время, когда по его (Писания) свидетельству надлежало прийти Мессии, что закон Моисеев по ясным его (Писания) речам имел быть только до Мессии, каков есть Иисус Христос. Направленные к подрыву истинности христианства уверения Жидовствующих, что апостолы святые отцы и в частности Ефрем Сирин говорят в своих писаниях ложь, преподобный Иосиф опровергает, доказывая, что Апостолы говорят о пришествии Христовом в последние лета не в том смысле, чтобы Он пришёл незадолго до кончины мира, а в том, что Он пришёл много спустя времени от его начала, – что святые отцы назначают существованию мира семь неопределённых веков и нигде не говорят, чтобы его кончина настала по истечении определённых семи тысяч лет, – что Ефрем Сирин говорит о страшном суде Христовом, как уже о приближающемся единственно потому, что „обычно есть божественному Писанию о грядущих, яко настоящих, глаголати”419 . Против возражения Жидовствующих, что Бог в состоянии был спасти человека и не через посольство на землю Своего Сына, а иным образом, преподобный Иосиф доказывает, что справедливость Бога в отношении к дьяволу, которому Он не хотел делать насилия, но которого Он хотел своею мудростью и своим божественным коварством переухитрить, требовала, чтобы Он спас человека так, как это Он сделал, – через посольство на землю в образе человеческом Своего Сына, Который, быв принят диаволом за обыкновенного человека, доведён был им до смерти крестной, чем и совершилось искупление людей. Заимствованные у Жидовствующих вольномысленные христианские мнения, что не до́лжно поклоняться иконам и что монашество есть противное заповедям Божиим человеческое изобретение преподобный Иосиф опровергает Священным Писанием Ветхого и Нового Завета, не священными Иудейскими историками и творениями отеческими (действительными и только принимаемыми им за таковые), доказывая в первом случае, что в Ветхом Завете Бог не запретил, а положительно узаконил воздавать поклонение сотворённым вещам, и что в Новом Завете иконы ведут своё начало от Иисуса Христа и апостолов, а во втором случае – что девственное и пустынное житие, в чём состоит монашество, существовало в Ветхом Завете и что в Новом Завете монашество, как таковое, учреждено апостолами. Заимствованное от Жидовствующих неправое мнение, что Аврааму являлась не Троица, а Бог с двумя ангелами, преподобный Иосиф опровергает самим Моисеевым повествованием о бывшем Аврааму богоявлении.

Учение митрополита Зосимы о действительности проклятия, наложенного святителем – еретиком, Иосиф опровергает выписками из отцов, правил соборных и градских греческих законов. Своё собственное учение о беспощадной и неумолимой суровости по отношению к еретикам и о дозволенности прибегать для их открытия к хитрости („благомудростным коварствам”) Иосиф защищает теми же свидетельствами отцов, правил соборных и градских греческих законов и потом ещё историческими примерами поведения отцов.

Преподобный Иосиф обладал самой основательной начитанностью в Священном Писании и самой широкой начитанностью в творениях отеческих и вообще во всей нашей тогдашней письменности. Он обладал весьма нерядовыми и весьма замечательными умственными способностями и таковым же писательским талантом. Счастливое соединение одинаково богатых средств, – природных и приобретённых, причём последние, конечно, должны быть вменяемы в полную заслугу преподобному Иосифу, имело своим следствием то, что он написал книгу, для своего времени истинно замечательную. Он опровергает еретиков и вольнодумцев со всей возможной учёностью, какой только мы имеем право требовать от человека его времени. Он ведёт свою аргументацию очень умно и очень остроумно, стараясь ставить её так, чтобы она приобретала всю свою доказательность. Наконец, внешним образом он излагает так, что почти не остаётся желать лучшего: просто, не говорим складно и толково, и в то же время языком живым и экспрессивным. Чтобы судить о степени основательности аргументации преподобного Иосифа не до́лжно забывать, что он был по своему направлению самый решительный консерватор. Очень вероятно думать, что в его время не все наши книжные начётчики слепо верили во всё то, что можно было читать в наших книгах; очень вероятно, например, что преподобный Нил Сорский не стал бы доказывать на основании существовавших в нашей письменности свидетельств, будто монашество было учреждено апостолами: но на то Иосиф был именно Иосиф. Насколько принадлежит отцам его теория об искуплении, как о преухищрении Богом диавола, мы не компетентны сказать; сам он приводит только одно место из Златоустого, в котором Бог Отец говорит Богу Сыну: „достоит Ти в тлеемаго человека облещися и въсприяти всего Адама в Себе, достоит Ти и распяту быти и пострадати и в ад снити и оттуду человека извести, и яко диавол прехитри Адама, тако подобает Ти прехитрити диавола премудростью Своею”420 . Но что эта теория имеет отношение к теории Иосифа о дозволительности благомудростных коварств для людей, именно – для православных в отношении к еретикам (хотя в последнем случае он и не ссылается на пример Самого Бога, говоря в первом, что „многа суть в божественных Писаниих прехищрения же и коварства, яже Сам Господь Бог сотвори”421

и что оригинальная теория (которая есть то же, что западное, известно – чьё: цель оправдывает средства) была личным образом ему сочувственна, в этом не может быть сомнения. Как бо́льшая часть консерваторов преподобный Иосиф имеет решительную наклонность и необыкновенную смелость говорить, что всё не наше – скверно. Доказывая превосходство монашества перед брачной жизнью он не затрудняется сказать: что „с женами живущии епископи и мирский образ имущии, – как то было до шестого вселенского собора, – худи быша и ненарочити и нечтоже преславно сотвориша в житии, – ни чюдеса ни знамения”422 , т. е. Иосиф находит возможным сказать это о временах, когда церковь распространялась и утверждалась в мире и когда она внутренне образовывалась! Но где не было места ни консерватизму, ни либерализму, каковы например три его первые слова, тут нужно отдать ему полную честь и всю подобающую похвалу.

Относительно доказательств Иосифа в пользу возможно суровых мер против еретиков, которые он считал нужным употребить против них вместе с большинством представителей духовной власти, мы уже говорили выше [1 половины тома стр. 580–582 ].

Нам приходилось встречать, так сказать, разочарованное мнение о преподобном Иосифе, сетования на него, что он обманывает ожидания. Возьмёшь-де толстую книгу, написанную в начале XVI века, и приходишь в восторг, что такая книга могла быть написана у нас в сейчас указанное время; но станешь читать её, и восторг исчезает, – она оказывается ничем иным, как сбором простых выписок из отцов. Мнение это совершенно несправедливо. Преподобный Иосиф богословствует на основании Священного Писания и отцов: но разве и может быть дело иначе и разве нынешние настоящие образованные богословы делают не то же самое? А утверждать, будто всё богословствование Иосифа состоит только в голых выписках из отцов, без всякого участия его собственного богословствующего разума, значит доказывать, что книга вовсе не читана423 .

Принадлежащий митрополиту Даниилу учительный сборник состоит из 16 слов или трактатов догматического и нравственного содержания424 .

Вместе с Иосифом и Зиновием представляя собой между нашими писателями человека исключительным образом книжно-начитанного, настоящего учёного, Даниил не может быть относим вместе с двумя первыми к числу наших писателей исключительных. Его сборник составляет книгу очень толстую (рукописную, ибо не издан в печати), но принадлежащего ему в последнем как автору в собственном смысле этого слова, говоря сравнительным образом очень немного: бо́льшую часть книги составляют голые выписки из творений отеческих. Митрополит Даниил берёт ту или другую тему, – догматическую или нравственную; делает о ней своё некоторое изъяснение, и затем приводит более или менее длинный ряд выписок из отеческих творений, относящихся к её предмету, и именно, как сказали мы, выписок совершенно голых, ставимых одна за другой так сказать совершенно механически, ничем и нисколько искусственным образом одна с другой не связанных. Таковы все слова митрополита Даниила. Но кроме двух сейчас указанных частей, – собственного некоторого изъяснения о материи и более или менее длинного ряда выписок на неё из творений отеческих, все слова имеют ещё третью часть, которая, подобно первой, принадлежит собственному авторству Даниила и которая, имея особое название „наказания” и весьма редко находясь, а иногда и вовсе не находясь, в логической связи с предметом слова, всегда содержит в себе нравственные наставления или обличения к читателям. Таким образом, все слова митрополита Даниила состоят из трёх частей: собственного вступления, выписок из отцов, и собственного, – но в несобственном или настоящем смысле – заключения. Средняя часть в каждом слове несравненно обширнее двух остальных, которые вообще более или менее кратки.

Почему митрополит Даниил составлял свои так называемые им слова сейчас указанным нами странным образом, т. е. почему он, вместо того, чтобы на основании отцов или хотя бы посредством простой выборки из них составлять свои собственные трактаты, даёт группы голых выписок из них, на вопрос этот он сам не даёт ответ, оставляя дело нашим предположениям. Может быть, он не чувствовал себя достаточно сильным литературно, чтобы писать свои собственные трактаты, и при этом сознании своего бессилия нашёл выход для себя в своём желании поделиться с другими плодами своей учёности или своей книжной начитанности в том, чтобы предлагать учение отцов этим странным способом, который мы у него находим. Может быть, он сознательно и намеренно предпочитал своему собственному изложению отцов прямые или голые выписки из них: при своём собственном изложении отцов он подвергался опасности передавать их более или менее неточно, более или менее искажать их, а в простых выписках они предлагаемы были совершенно в подлинном их виде, так что эти выписки являлись так сказать документальными справками из отцов по тем или другим вопросам веро- и нравоучения.

Не менее, если ещё не более, странны в словах митрополита Даниила эти третьи их части, называемые „наказаниями”. Представляя собой обличительные пастырские поучения, они приклеены и приткнуты к словам большей частью ни с того ни с сего, ни к селу ни к городу, и должны были бы составлять нечто совсем особое от них и отдельное. В объяснение этой второй странности могут быть сделаны также два предположения. Чтобы поучения издать отдельно, нужно было обработать их так, чтобы каждое из них было на свою особую тему, а не составляло смешанного нечто о том, о сём и обо всем. Чувствуя себя способным только на последнее, чем и действительно мы находим наказания, а не на первое, Даниил и присоединил их к словам, так как в этом виде прибавлений сейчас указанный их недостаток менее бросался бы в глаза и так как в этом виде, т. е. без претензий на самостоятельность и самостоятельное значение, они находили бы для себя большее извинение. С другой стороны, поучения, по своему обличительному тону очень язвительные, быв изданы отдельно, представляли бы собой нечто очень резкое: желая ослабить эту резкость, Даниил и мог присоединить их к словам в том намерении, чтобы, так сказать, несколько спрятать их за последними.

Как бы то ни было, но, не являясь в своих словах блистательным писателем, Даниил является в них именно таковым книжным начётчиком: в этом последнем отношении он не только не уступает своему учителю, преподобному Иосифу, но, пожалуй, даже несколько и превосходит его.

Догматические и нравственные вопросо-предметы, изложению о которых посвящены слова митрополита Даниила, суть следующие:

1) о воплощении Сына Божия, против еретического мнения, будто по воплощении Он имел едино естество божества (против докетизма, – слово 5),

2) о таинстве искупления, и именно – что в ниспослании для этого на землю Своего Сына Бог явил к людям Свою неизреченную милость (слово 6) и что при этом Он премудростью прехитрил злого хитреца диавола (слово 7),

3) о Промысле Божием, поскольку он является непонятным для человеческого разума в своём проявлении на людях (слово 11),

4) о твёрдом соблюдении веры и нравственных евангельских заповедей (слово 12),

5) о непреложном соблюдении всех церковных преданий писаных и неписаных, узаконенных апостолами и отцами (слово 3), и в частности предания знаменовать лицо своё крестообразно и обращаться в молитвах на восток (слово 4),

6) о необходимости исповедовать свои помыслы отцам духовным (слово 11),

7) о бегании от ложных пророков и учителей и от чего они познаются (слово 1),

8) „о еже что мир и яже в мире”, в утверждение той истины, что в мире также возможно спасение, как и в монашестве (слово 13),

9) „яко нелепо есть враждовати друг на друга и яко не всюду есть мир добро” (слово 2), „аще некая зла сотворим братиям нашим, в таяжде впадем” (слово 10), „не судите, да не судимы будете” (слово 9);

10) о недозволительности разводов мужей с жёнами без законной вины и о недозволительности для лиц, законно развёдшихся вступать во второй брак (слова 14 и 16);

11) о повиновении властям и о поведении относительно врагов Божиих – еретиков (слово 8).

Довольно значительная часть слов составлена митрополитом Даниилом по нарочитым побуждениям; к составлению другой части он подвигнут был, с одной стороны, может быть, обращёнными к нему вопрошениями, о которых он говорит прямо (в начале 1 слова, если только эти вопрошения не писательский вымысел), с другой стороны – вообще ревностью или желанием показать ревность об исполнении пастырского долга учить. Слово о воплощении, опровергающее докетизм, очевидно, направлено против Вассиана Косого, который в своём мудровании не по разуму держался нашей ереси. Слова о таинстве искупления, очевидно, должны быть понимаемы как признававшееся со стороны Даниила необходимым дополнением к Иосифову трактату об этом предмете, читаемому в Просветителе425 . Слова о бегании от ложных пророков и учителей и о хранении преданий направлены против тогдашних вольнодумцев, которых произвело Жидовство. Часть одного слова (8)- о поведении относительно врагов Божиих – еретиков, причём оправдываются суровые против них меры, написана в защиту доктрин относительно этого пункта, содержавшихся преподобным Иосифом и всей его партией. Речи о повиновении властям, может быть, имеют своим нарочитым поводом то, что слишком суровая власть великого князя Василия Ивановича критиковалась в обществе как деспотизм. Для трёх слов против развода был достаточный общий повод в том, что у нас, вследствие особого способа заключения браков, разводы были в старое время очень часты; но, может быть, Даниил хотел доказать этими словами и то, что, дозволив развод великому князю, он видел себя вынужденным отступить от строгих требований церковных лишь побуждаемый исключительно нуждой государственной.

Когда митрополит Даниил составляет слова на темы: „яко нелепо есть враждовати друг на друга”; „аще некая злая сотворим братиям нашим, в таяжде впадем”; „не судите, да не судими будете”: то, конечно, поступает очень хорошо. Но, припоминая, чем он на деле явил себя по отношению к Максиму Греку, невольно говоришь: врачу, исцелися сам. Не может подлежать сомнению, что и современники, не принадлежавшие прямо к его партии, говорили то же самое.

Не знаем, насколько имели права современники обращаться к Даниилу с нашим укором по поводу его обличений тогдашнего общества в разных частных пороках. Но обличения эти, вообще очень едкие, иногда рисующие нам пороки в отчётливых и живых картинах, важны для нас в отношении историческом, как представляющие собой материал нравоописательный.

Зиновий Отенский, монах Новгородского Отенского монастыря, написал весьма обширное обличительное сочинение на ересь Феодосия Косого, которому дал название: „Истины показание”, соединяя с этим названием ту мысль, что сочинение содержит показание, обнаружение истины относительно качества учения Косого, т. е. относительно его лживости и еретичества426 .

Столько же замечательным, сколько и обширным, сочинением мы обязаны, по словам автора, простому случаю или счастливой случайности. К Зиновию в Отенский монастырь пришли три клирошанина Спасского монастыря из Старой Русы, – два монаха монастыря и один живший в нём мирянин, и обратились к нему (Зиновию) с настоятельной просьбой, сказать им своё мнение „о нынешнем”, как выражались они, учении, т. е. именно об учении Феодосия Косого, которым они были более или менее увлечены. Исполняя просьбу клирошан, Зиновий предпринял ряд собеседований с ними, на которых обширно опроверг ересь Феодосия и которые и воспроизвёл в „Истины показании”.

С внешней своей стороны „Истины показание” представляя собой воспроизведение происходивших собеседований, разделяется на 10 отделов, которые озаглавливаются пришествиями клирошан, т. е. пришествиями к нему – Зиновию для этих собеседований; отделы или пришествия (мало отвечающие частям материи собеседований) разделяются на главы, которых всего в сочинении 56. Впрочем, десятое или последнее пришествие и содержащиеся в нём последние десять глав посвящены речам не о ереси Феодосиия Косого.

Весьма можно сомневаться в том, чтобы сочинение было написано Зиновием действительно только вследствие прихода к нему клирошан, ибо написать слишком серьёзное сочинение по одному лишь случайному поводу – это есть нечто не особенно естественное. Гораздо вероятнее думать, что Зиновий намеревался написать сочинение независимо ни от каких внешних случайных поводов, но что к случайному приходу клирошан он только так сказать приурочивает сочинение, дабы, взяв форму собеседований, иметь бо́льшую свободу изложения, и чтобы в этих собеседованиях, прерываемых и возобновляемых, иметь готовое внешнее разделение для своей книги427 . На основании сейчас сказанного очень можно сомневаться и в том, чтобы книга представляла собой точное воспроизведение имевших место собеседований. В этом последнем можно весьма сомневаться ещё и на основании её внутренних признаков: беседы Зиновия с клирошанами не заключают в себе ничего случайного и случайно-беспорядочного, а имеют вид лекций его к ним, предварительно обдуманных и в целом и в частностях. Зиновий даёт знать, что его собеседования с клирошанами имели место в 1564г.428 : из этого следует, что его труд явился в своём теперешнем виде не ранее этого года.

Содержание обличительного сочинения Зиновиева есть следующее:

Сначала – вступление или введение. Клирошане назвали Зиновию учение Феодосия новым учением; о нём самом сказали, что он прозывается Косым от физического недостатка косоглазия, – что он есть бывший раб одного из московских бояр, бежавший от своего господина для пострижения в монахи на Белоозеро и при этом уведший у последнего лошадь, – что, быв схвачен по обвинению в ереси, он бежал в Литву и там, сняв с себя монашество, женился на жидовке. Эти сведения и дают Зиновию материал для вступления: если учение Косого есть новое, – говорит он, – то, очевидно, что есть ложное, ибо после Иисуса Христа и апостолов не может быть нового учения; от человека с развращёнными глазами и учение может быть только развращённое; раб и человек таких худых нравственных качеств, как Косой, не может быть истинным учителем. Т. е. Зиновий хочет сказать клирошанам и читателю, что уже на основании внешних признаков видно, что учение Косого есть ложное учение.

Спросив за сим клирошан, в чём именно состоит учение Косого, и кратко показав, что оно представляет собой такое богохульство, которого нельзя найти не только ни у каких еретиков, но даже и у врага Христовой веры Бахмета (Магомета), Зиновий начинает своё обличение, которое состоит в защите православного христианства против его рационалистического ниспровергателя.

Здесь мы находим у Зиновия, в порядке его изложения, следующее:

1) он доказывает бытие Божие. Феодосий Косой не сомневался в бытии Божием, но Зиновий находит, что его ересь неизбежно приводит к безбожию, а поэтому и начинает с доказательства того, к отрицанию чего, по его мнению, должна была вести ересь;

2) доказывает троичность лиц Божества;

3) доказывает, что Новый Завет сменил собой Ветхий, и что Иисус Христос есть Сын Божий;

4) изъясняет тайну воплощения Сына Божия, именно – доказывает необходимость и возможность Его воплощения;

5) защищает почитание икон и креста, почитание святых и их мощей и пение им служб, строение церквей;

6) изъясняет слова Василия Великого, читаемые в предисловии к его Постным (Постническим) книгам: „прельстил есть нас злейший обычай и великим злым вина нам бысть развращенное человеческое предание”429 , на которые ссылался Косой в доказательство того, что внешняя церковь со всеми её учреждениями составляет человеческое предание430 ;

7) делает толкование (комментарий) на Слово Василия Великого „о здравей вере и о благочестивой славе”431 , на которое также ссылался Косой;

8) доказывает разными местами из Василия Великого, что последний вовсе не отвергал церковных правил и что 70 канонических правил, носящих его имя, действительно принадлежат ему;

9) доказывает, что монашество не есть человеческое предание и защищает обычай наших русских монастырей владеть вотчинами.

После сейчас изложенного десятое пришествие, заключающее в себе последние десять глав книги, как мы сказали, содержит речи, не относящиеся к ереси Феодосия Косого. В последний раз вместе с крылошанами пришёл к Зиновию один житель Новгорода, который, не быв увлечён ересью Косого, желал предложить ему (Зиновию) несколько вопросов литургического, канонического и церковно-археологического характера. Ответы на эти вопросы и составляют содержание последнего пришествия и последних десяти глав, за исключением ответа на один случайно предложенный клирошанами вопрос, именно – будто бы иконы повелел писать только 6 вселенский собор.

Начав свою защиту православного христианства против лжеучения Феодосия с того, чтобы доказывать истину бытия Божия, Зиновий Отенский, очевидно, должен был начать свои доказательства не от Священного Писания, авторитет которого люди, отвергающее бытие Божие, конечно, не признают, а от естественного разума. Так Зиновий и поступает. Но употребляя доказательства от естественного разума там, где они были необходимы и единственно возможны, он употребляет их и там, где не было в них особенной нужды и где бы он мог обойтись и одними доказательствами от Священного Писания. Эта наклонность Зиновия к доказательствам от естественного разума составляет его отличительную, весьма его характеризующую, черту. (Не без некоторого основания можно подозревать, что и бытие Божие Зиновий доказывает не столько по действительному сознанию необходимости этого, сколько из желания показать свою компетенцию и силу в области философии). Другую отличительную черту Зиновия, столько же его характеризующую, составляет то, что он излагает свои доказательства как от естественного разума, так и от Священного Писания и от чего бы то ни было, формально научным образом, посредством построения силлогизмов (посылки и заключение или вывод), и вообще со школьными приёмами. По сейчас указанным нами отличительным чертам Зиновий представляет собой человека единственного между нашими писателями рассматриваемого нами времени.

Любопытно было бы нам знать, стал ли Зиновий философствующим богословом со школьными приёмами единственно путём книжной начитанности или он имел какую-нибудь случайную возможность получить некоторое настоящее образование. К сожалению, на вопрос этот мы не можем отвечать ничего положительного. Читаемое в некоторых списках „Истины показания” и сделанное чьей-то сторонней рукой, историческое извещение, что книга есть именно его (Зиновия) труд, уверяет, что он был ученик преподобного Максима Грека432 . Но это показание едва ли может быть принято за несомнительное. В вопросе о вотчиновладении наших монастырей Зиновий совершенно расходился с Максимом и принадлежал к стороне ему противной; но не легко допустить, чтобы ученик Максима не подчинился в этом случае его взглядам, а также не совсем легко допустить и то, чтобы человек, принадлежавший в этом случае к Иосифлянам, захотел стать учеником Максима. По некоторым сведениям, которые сообщает Зиновий о Востоке, можно было бы заключать, что он был там и, следовательно, – можно было бы предполагать, что именно там он успел получить некоторое образование. Но при этом нужно было бы предполагать, что он знал греческий язык, а между тем он ясно говорит в книге, что таким знанием не обладал. Он даёт знать, что имел учителей и называет последних людьми „в божественных просвещенными”: однако это не совсем определённо и, употребляя высокий слог, к которому он был специально наклонен, он мог назвать так и простых хороших книго-начётчиков. Общее впечатление от книги, т. е. от всех в ней приёмов и от всего тона автора, получается то, что мы имеем пред собой человека, обладающего настоящим, бо́льшим или меньшим, образованием. Однако, впечатление таково, что не решает вопроса: имеем ли мы перед собой человека, получившего образование от учителей, или же дошедшего, возвысившегося до него единственно путём собственного чтения книг.

Мы со своей стороны склоняемся более к тому, чтобы видеть в Зиновии научного мыслителя-самоучку. Но будем ли мы видеть в нём то или другое, во всяком случае, мы имеем в нём перед собой человека нерядового, который или нашёл средства приобрести некоторое образование от учителей или который сам хотел и успел до некоторой степени самообразовать себя. Для некоторого философского самообразования единственное нарочитое средство составляла у нас переведённая на славянский язык Диалектика Иоанна Дамаскина. Но, во-первых, и эта Диалектика составляла именно средство, а не была совсем ничем: во-вторых, философского метафизически-онтологического достаточно рассеяно в творениях отеческих.

Истину бытия Божия Зиновий доказывает следующими положениями: во-первых, все живые существа, составляющие население земли, не самобытны, следовательно, – есть Бог, Творец их; во-вторых, все народы, право или неправо, веруют в Бога, следовательно, – это верование вложено Богом в естество человеческое; в-третьих, всё, составляющее вещественную, неодушевлённую, природу, не безначально и не самобытно, следовательно, – есть Бог, Творец всего; в-четвёртых, четыре стихии мира сопротивны и губительны одна другой, и однако, не уничтожая одна другой, находятся в гармонии, в равновесии одна с другой: следовательно, есть Бог, Который поддерживает их в этом состоянии.

Троичность лиц Божества Зиновий доказывает доводами от разума и свидетельствами Священного Писания. Доводы от разума суть: первый – тот433 , что Бог есть живое существо, что как таковое существо Он должен иметь слово и дух, но что как Сам Он вечен, так и Слово и Дух Его должны быть вечны. Второй довод, посредствованный через Священное Писание, есть тот, что Бог сотворил человека по образу Своему и по подобию, но что человек, представляющий собой образ и подобие Божие, имеет душу, слово и дух.

В вопросе о таинстве искупления Зиновий доказывает доводами разума: во-первых, необходимость искупления человека именно Сыном Божиим, во-вторых, возможность сего именно искупления. Необходимость искупления человека именно Сыном Божиим Зиновий доказывает выводами из того, утверждаемого им, положения, что человек есть совершеннейшее из всех творений Божьих, высшее и ангелов: за кого бы то ни было может ходатайствовать только высший его. Следовательно, за человека мог ходатайствовать перед Богом только Сын Божий; человек мог быть искуплён только ценой соответствующей и подобающей (чего он стоил), но такую цену могло иметь только искупление, совершённое самим Сыном Божиим (ибо ангелы малоценнее человека). Возможность искупления человека самим Сыном Божиим, именно возможность того, чтобы Сын Божий сошёл на землю и воплотился в нечистом чреве Девы, Зиновий доказывает тем, что для Бога нет ничего нечистого, – что Он очищает своей святостью всё, к чему прикасается.

Феодосий Косой отвергал существовавшее христианство не на основании доказательств от разума, не как рационалист в собственном смысле этого слова, а на основании книг Моисеевых, которые он признавал за единственно богодарованные и боговдохновенные книги. Поэтому, и Зиновий, при употреблении доводов от разума, главным образом опровергает его теми же книгами Моисеевыми, доказывал, что они проповедуют Бога не единого, а троичного, – что они возвещают тайну искупления человека434 , что они запрещают идолов, но не иконы и пр., т. е. делает то же самое, что преподобный Иосиф в своём Просветителе. Не признавая книг Священного Писания Нового Завет, Косой, однако, ссылался на них, утверждая, будто и самые эти книги называют Иисуса Христа не Богом, а человеком. Поэтому, Зиновий доказывает, что по проповеданию наших книг Он есть Богочеловек, а не простой человек.

На Василия Великого Косой ссылался в доказательство того, что будто бы и по учению этого знаменитого отца церкви все церковные уставы и правила составляют человеческие предания. Опровергая ссылку Косого на слова Василия Великого: „прельстил есть нас злейший обычай и великим злым вина нам бысть развращенное человеческое предание”, Зиновий доказывает, что Василий Великий разумеет в этих словах не церковные уставы и правила, а гражданские языческие законы, написанные языческими философами, которые оставляют иные нравственные преступления людей без наказания и таким образом служат виной развращения. Слово Василия Великого „о здравей вере и благочестивой славе” Зиновий приводит у себя потому, что оно представляет собой прямое и ясное опровержение клеветы Косого на Василия Великого, а также, нужно думать, и потому, что оно содержит изложение здравой веры, начертанное столь знаменитым отцом церкви.

В литературном отношении сочинение Зиновия было бы хорошо и даже, может быть, очень хорошо, если бы оно не страдало одним важным недостатком, именно – тем, что в большей части книги он слишком почасту повторяет себя, ведя свою речь так, что как будто бы втолковывал урок маленьким школьникам, вследствие чего становится скучным, а иногда, можно сказать, даже нестерпимо скучным. Есть у Зиновия один отдел в книге, где нет у него наших повторений; это комментарий на сейчас помянутое Слово Василия Великого о здравой вере и благочестивой славе: и отдел этот справедливо должен быть признан очень хорошим. Особенность языка Зиновьева составляет то, что он, стремясь к точности и выразительности, или же просто стремясь к оригинальности, употребляет свои собственные слова, отчасти взятые из древнего языка, отчасти же (и кажется – по преимуществу) им самим составленные. Ведя свои рассуждения так сказать философским образом, Зиновий иногда достаточно или очень тяжёл в конструкции своей речи.

Защищая против Феодосия Косого истины христианства и православные установления церковные, Зиновий защищает против его укоризн и наше русское вотчиновладение монастырей. Эту последнюю защиту его никак нельзя признать удовлетворительной. Заявляя некоторую наклонность к софистике и выше, он является тут перед нами совершенным и вовсе не блистательным софистом435 . Основная мысль этой защиты есть та, что Господь и апостолы дали заповедь о нестяжании не одним только монахам, а и всем людям, т. е. Зиновий хочет забывать, не смущаясь и Василием Великим, которого так хорошо знал, что монахи намеренно выделяются из всех людей и дают добровольный нарочитый обет нестяжательности. [Ср. 1 половины тома стр. 826–830 ].

(Неизвестный по имени неизвестного монастыря монах писал по просьбе православных Литовско-Русских, среди которых проповедовал свою ересь Феодосий. Православные прислали монаху список ересей Феодосия и просили написать на них опровержение. Исполняя просьбу, монах и написал опровержение в виде послания к просителям, которому дал название: „Послания многословного”, так как оно очень обширно. (Напечатано в Харьковском „Духовном Вестнике” за 1865 год и потом А. Н. Поповым во 2 книге Чтений Общества Истории и Древностей за 1880 год). Некоторые усвояют „Послание многословное” тому же Зиновию Отенскому; но мы в этом весьма сомневаемся436 .

Далее о митрополите Макарии, который стоит на рубеже взятого нами времени со своими знаменитыми Четь-Минеями, заключающими в себе всю предшествующую нашу письменность437 . Потом обзор литературы по писателям и общую её характеристику. Затем о писателях из Славян и Греков: митрополит Киприан438 , Фотий439 , Григорий Цамблак440 и Максим Грек441 .

Приложения.

I . Максим Грек.

1. – Сказания о Максиме греке.

1) Сказание о Максиме иноке святогорце Ватопедской обители (позднейшее; сам непосредственно автор ничего не знал о Максиме). Начало: „Осмей убо тысящи наставше, в четвертоенадесять лето годищного обхождения Русские земля скипетр удержавшу благочестивому и приснопамятному государю великому князю Василию Ивановичу”... Лаврская рукопись Сочинений Максима грека № 201, слово 134, лист 553 оборот, (составлено человеком, лично не знавшим Максима: „рождения его не вем, но токмо от сотворенных от него книг уразумех, яко учения философии прия в западных странах…”, лист 554. О просьбе переводчиков у патриарха и пр. врёт. О перевозе греками книг в Италию из Курбского. (Предисловие к Маргариту; с переделкой), и, следовательно, сказание составлено (Курбский † 1583) в конце XVI или начале XVII века? Выбирает историю Максима из его сочинений и, не зная дела, врёт (Максим, считая с 1515г., говорит, что пользовался расположением великого князя 9 лет; автор пишет: „и сице 9 лет препроводи, труды удручался, книги переводя”, лист 555 оборот); о заточении в Твери, будто 22 г. и допущен к причастию митрополитом Иоасафом, – враньё, это и далее из Хронографа или в Хронограф отсюда? Из заключения видно, что сказание писано довольно много спустя времени по смерти Максима). То же сказание в другой Лаврской рукописи Сочинения Максима № [200] с некоторыми дополнениями (см. Прибавления к Творчеству Святых отцов книга 18, 1859г., стр. 145 примечание б). [Ср. у С. А. Белокурова в исследовании: „О библиотеке Московских государей в XVI столетии”, М. 1899г., стр. XXIX-XXXVIII].

У Толстова, Отд. III, № 74, лист 150, стр. 609: „Сказание о Максиме философе, иже бысть инок св. горы Афонские, преславные обители Ватопедския честного её Благовещения, и како прииде на Москву” – одно с этим или особое? [См. у Белокурова стр. CCCI].

В библиотеке Общества Истории и Древностей Отдел. I, 311 225, лист 405, стр. 108: „Сказание о Максиме философе, еже бысть инок св. горы Афонские, преславные обители Ватопедские, иже зде пострада довольна лет за истину” – одно с этим или особое? [См. ibid. стр. CCXLIII].

2) Начало: „Максим сын воеводский, инок родом грек, философ, святогорец, освященныя обители Божия Матере великого Ватопеда”. Сказание это есть „Предисловие вкратце” к переводу Псалтири, сделанному Максимом для Нила Курлятева, – Лаврская рукопись № 62, лист 1 (Составлено писцом рукописи иноком Исаией, лист 2 оборот начало?). Составлено после 1591г. (Сведения очень кратки; говорится о свидетельствовании книги сочинений Максима Грозным и митрополитом Макарием с собором, о свидетельствовании канона Параклиту патриархом Иовом). См. Синодальные рукописи № 192, стр. 581. [Ср. 1 половины тома стр. 667 и у С. А. Белокурова, стр. I-VI Приложений].

3) В Академической рукописи Сочинений Максима № 153, на переднем белом листе, написано: „Арта442

град от Царствующего града 18 дней и полдне к Иерусалиму путе443 , а от Аръты до Иерусалима толикож, на полупути Аръта меж Иерусалимом и Цариградом. Максимово греково рожение от града Аръты, отца Мануила и Ирины христианех грекох философех”. То же в Лаврской № 200, лист 14. [Ср. 1 половины тома стр. 666 ].

4) Сказание известно о приходе на Русь Максима грека и како претерпе до скончания своего. Синодальные рукописи № 192, лист 26, стр. Описания 579 (Позднейшее, с привираньем; есть лишнее против предыдущих сказаний (о страданиях в Иосифовом монастыре, о пребывании в Твери и отношениях к Акакию и о самом Акакии). [См. у Белокурова стр. XVII-XXVIII].

5) В Румянцевском Музее рукопись Собрание сочинений Максима № 265, на листе 283, стр. 379: „Предмова до хутливого чительника” (в которой некоторые известия о Максиме, и рассказывается, по какому поводу написано им слово на латинов). [См. ibid., стр. CCXLVIII].

6) В Лаврской рукописи № 740, лист 173 заметка: „На Максиме греке камень подписывал Каменского монастыря постриженик чорной дьякон прозвище Ефиоп, ино сказал достоверно, что на камени надписано: Максим грек прозвище слиняло от доски” (Последние два слова по догадке читаны библиотека Лаврская).

2. – Книжные труды Максима до заключения в Иосифов монастырь (до 1525г.).

1) Перевод толковой Псалтири. Прибавления к Творениям Святых Отцов книга 18, 1859г., стр. 175 sqq. О самом совершении перевода ibid. письмо Дмитрия к Мисюрю, стр. 190. Описания Синодальные рукописи № 71 sqq. (Переводил Псалтирь с величайшей ревностью, так что в то время дыхать не имел праздности, – Казанское издание, слово XII, часть 1, стр. 237). Что для перевода Псалтири был вызван – Казанское издание II, 378.

2) Перевод Толкования на Апостол (неизвестного автора), оконченный в Марте 1519г. Прибавления к Творениям Святых Отцов книга 18, 1859г., стр. 187. (Этого Апостола список в Лаврской библиотеке № 118, в лист). Прежний сводный толковый Апостол в Академической библиотеке № 17 (в 1501г. дан Симоном митрополитом в Троицкий монастырь, потом принадлежал Варлааму митрополиту (брат был на подержание?). [Ср. 1 половины тома стр. 680 примечание 1 ]. Собрание рукописей графа Толстого, Отдел I, № 297, стр. 192. – В Лаврской библиотеке № 118 (О переводе: „помощию Божиею и повелением святейшего Варлаама митр. всеа Русии написано тлъкование Деанием св. Апостол от 31 зачала до конца зачала 51, и преложено с греческого языка на рускый монахом Максимом святые горы Афоня великыа обители Благовещениа пресв. Богородица Ватопедя монастыря, да Власием толмачем латынским и немецким в ... Москве в царство благоч. ... Василия в четвертоенадесятое лето его, в лето 7027 Марта”. – Ещё о переводах см. ниже стр. 236, №№ 18 и 19 и стр. 242 № 1 .

3) Исправление Триоди. См. Исповедание веры Максима, слово первое, в приложении к Истории преосвященного Платона, стр. 293 fin. и 295 (исправлял через Митю и Власа, не знал ещё по-русски. Тут „седел” и „седев”. Следовательно, исправлял по приглашению (ибо, не зная языка, по доброй воле не стал бы). И вообще исправлял книги (богослужебные разумеются?), растленные от преписующих ibid. стр. 300 начало („и иные богодухновенные книги изправих”). Ibid. стр. 304, 306, 308.

4) Перевод Метафрастова жития Богородицы (в 1521г. Прение Васьяна с митрополитом Даниилом, – Чтений Общества Истории и Древностей Российских 1847г. № 9, Смесь, стр. 9 col. 2; в 1531г. было 10 тому лет, как сделан перевод).

5) Слово противу тщащихся звездозрением написано в 1523г. Царская рукопись № 242, лист 290, стр. 211. В Казанском издании слово XVIII, часть 1 стр. 399. Это слово есть первая епистолия к господину Фёдору Ивановичу Карпову о звездозаконии; сравни в Казанском издании часть 1 стр. 357 и 427. [Ср. 1 половины тома стр. 685, примечание 1 ].

6) Господину Фёдору Карпу Ивановичу. Прочет еже твое ко мне послание (о звездозаконии второе послание). Написано в 1524г. (По Измаильскому пленению Константинополя написано в 64г., – Казанское издание стр. 363). Царская рукопись № 242, лист 322, стр. 211. Волоколамская рукопись № 488, лист 176. В Казанском издании слово XVI, часть 1 стр. 347.

7) Слово о том, яко промыслом Божиим, а не звездами и колесом счастия вся человеческая устрояются (Казанское издание слово XVII, стр. 377 часть 1) написано, по всей вероятности, тогда же. Это слово, написанное ко всем православным христианам, составляет как бы дополнение к двум предыдущим посланиям, написанным к частному лицу. Мысли те же, что в послании к Феодору Ивановичу, следовательно, тогда же; есть указание на германские бесования стр. 386 fin. Казанское издание. Но имени Николая нет: не после ли писано? К Алексею из Твери Максим посылал слово на звездочетие (Казанское издание часть 2, стр. 383; не там ли оно и написано?).

8) Послание к Феодору Ивановичу Карпову (слово на латинов), Казанское издание часть 1, стр. 235, слово XII, написано во время перевода Псалтири (см. в Казанском издании стр. 237 и 239). Одно послание к Максиму Карпова, – Царская рукопись стр. 224, лист 373 оборот.

9) Послание к нему же (на латинов же). Казанское издание слово ΧIII, часть 1, стр. 267, написано вскоре после предыдущего (это есть вторая (обещанная) часть предыдущего послания (показывает это и самое заглавие, которое в обоих словах одно и то же), сравнить в Казанском издании стр. 253 fin. (образы симметричны) со стр. 294–298, и стр. 237 и 239 (дыхати не имею праздности) со стр. 320 (яко же предречеся (т. е. в первой части) времени не имам).

10) К Николаю латыннику о исхождении св. Духа, – Казанское издание слово XIV, часть 1, стр. 323.

11) К нему же о римской церкви и с убеждением обратиться к православию, – Казанское издание слово XV, часть 1, стр. 341.

12) К нему же слово ответное, когда отлучились латины от грек, – Казанское издание слово ХХV, часть 1, стр. 509. Все эти три слова, по всей вероятности, написаны прежде 1525г., около того же времени, как слова о той же материи (латинах) к Феодору Ивановичу Карпову. (Что два последние написаны вслед за первым cfr Казанское издание стр. 339 fin. и 340 (три от Николая послания, три и ответ) и начала 2-го и 3-го слов). Что в одно время со словами к Феодору Ивановичу, видно из того, что в третьем слове к Николаю (Казанское издание слово XXV, стр. 509) есть места буквально сходные со вторым посланием к Карпову или Казанское издание слово XIII, стр. 267.

13) Противу льстивого списания Николая Немчина о совокуплении православных христиан и латинов, – Казанское издание часть 1, стр. 213, слово XI, по всей вероятности, тогда же, т. е. до 1525г.

14) Слово обличительно отчасти латынского злословия, в нём же и на альманака и пр., – Казанское издание часть 1, стр. 457, слово XXII, до 1525г. (Предсказание из Альманаха о всемирном потопе распространял Николай Немчин, – см. Казанское издание часть 1, стр. 455, слово XXI, на Николая Немчина слово). Иоанн Stoffler предсказывал, что в 1524г. мир погибнет от нового потопа, и навёл ужас на всю западную Европу. См. Этюды, Популярные чтения Шлейдена в русском переводе (Москва, 1861), к чтению шестому примечание 1 стр. 216 (ссылается на Bayle, Historisch-kritisches Wörterbuch, Art. Stoffler. To же предсказание, о котором Николай писал к Мисюрю Мунехину? Николай писал к Мисюрю Мунехину, что в 32г. (т. е. в 7032г.) будет вселенным странам и народам и областям и пр., и пр. несомненное пременение и изменение и пр. См. у Щапова Раскол старообрядства стр. 158, выдержку из Соловецкого Хронографа.

15) Послание к некоему иноку, бывшему в игуменах, о немецкой прелести, глаголемей фортуне, и о колесе её, – Казанское издание часть 1, слово XX, стр. 446, до 1525г. (восхищена учительством Николая Немчина стр. 447fin.).

16) Слово на Николая Немчина, прелестника и звездочетца, – Казанское издание часть 1, слово XXI, стр. 455 (о неожиданной смерти Николая).

17) Совет к собору православному на Исака жидовина, волхва и чародея и прелестника, – Казанское издание часть 1, слово III, стр. 51 (Исаак, по всей вероятности, жил в Москве, а, следовательно, и совет написан до 1525 года; после, вдали от Москвы, Максим не знал бы о нём. После осуждения своего Максим едва ли бы сунулся со своим советом к собору архиереев. Если до 1525г., то до Даниила, т. е. до 1521г., при Данииле не сунулся бы с советом.

18) к на евангелие от Матвея, перевод инока Селивана. Описания Синодальные рукописи № 82 и № 83. Перевод сделан до 1525г., под надзором Максима? Иоанн Наседка в сказании об архимандрите Дионисии (печатное издание 1834г. стр. 119) говорит, что „Беседы евангельские и апостольские (?)” переведены в Троицком монастыре в царствование Иоанна IV, по благословению митрополита Макария, Селиваном, учеником Максима Грека, а Максим всё исправил их своей рукой). Врёт Наседка. Предисловие Селивана к переводу бесед Златоустого см. в Лаврской рукописи № 200, содержащей сочинения Максима Грека, особая вставленная тетрадь, лист 8 sqq. О переводе на русский язык Селиван говорит: „преведена бысть от еллинскаго премудрейшаго языка сия душеполезная книга на роуской язык в лето 7032 (1524) в матери градовом, в преименитой и пресловущей Москве при благоверном и благочестивом великом князе Василии Ивановичи, всея Руси самодръжцы, в 20-е лето господарства его и при священном господине нашем Даниле митрополите всея Руси, умышлением и промышлением и проторы и повелением (что проторы и попечением митрополита Даниила – это Селиван повторяет и в другом месте лист 10) самого того святителя, во второе лето святительства его, разумом же и наказанием (т. е. под надзором и руководством) премудрейшаго старца Максима” и прочее, лист 8 оборот и 9 (Максим в то время знал уже и русский язык, лист 9; похвалы Максиму ibid.; о себе Селиван говорит на конце предисловия лист 11 оборот: „молим вы, и нас не забывайте пишущих сия, и его же трудом и потом преведеся многогрешнаго инока Селивана, обители живоначалныя Троицы и преподобнаго чудотворца Сергия” и прочее).

19) Беседы Златоустого на евангелие от Иоанна, перевод Максима при сотрудничестве Селивана. Синодальные рукописи №№ 84–86; о переводчике стр. 123. О сотрудничестве Селивана Максиму в переводе Златоустого говорит Курбский в предисловии к Маргариту, – Жизнь Курбского в Литве, часть 2, стр. 309, примечание fin.. В предисловии к печатному изданию [Москва, 1665г., см. составленное П. Строевым Описание старопечатных книг славянских] Царская рукопись № 192, [стр. 311], сказано, что переведены в 7032 (1524)г. благословением и радением и тщанием митрополита Даниила.

3. – Максим в Твери.

1) Писал послание к князю Петру Ивановичу Шуйскому (сыну известного временщика Ивана Васильевича Шуйского в малолетство Грозного). Познав многое к себе благоумие и кротость князя (прежнее знакомство с Шуйским, – Казанское издание стр. 418), просит: 1) „не оно прошу в оную честную ... гору (на Афон), – вем бо и сам, яко таковое мое прошение несть вам любезно, ниже благоприятно, – но оно прошу...: да мя сподобите причястия пречистых и животворящих Христовых таин, их же не причястен пребываю лет уж 17” (Казанское издание часть 2, стр. 418); 2) „отдадите ми, яже со мною оттуда (из Афона) пришедшия зде книги греческия” (ibid. стр. 419).

Князь Иван Васильевич Шуйский в другой раз во главе Боярской Думы 3 января 1542 года (Карамзин, т. VIII, стр. 44); сам Иван Васильевич Шуйский скоро отказался от власти, предоставив её своим родственникам (/Карамзин, т. VIII, стр. 47 fin.); господство Шуйских продолжалось до 1543г. (/Карамзин, ibid. стр. 50), впрочем, Пётр Иванович, временно подвергшись опале в 1543г. (ibid. стр. 51), потом в числе первых бояр. 1525†17­1542. Писано послание во время господства ещё самого Ивана Васильевича Шуйского, а потому и не к другому из Шуйских, а к Петру Ивановичу, как сыну временщика? Максим не положительно говорит 17 лет, а „лет уж 17”, т. е. писал в 1541г.? Следовательно, послание писано в 1541 или 1542г. Впрочем, в 1542г. Иван Васильевич ещё занимался делами, – Карамзин к т. VIII примечание 130. [Ср. 1 половины этого тома стр. 813–814 ].

2) Исповедание православныя веры Максима инока св. горы, имже извещает и пр., – Лаврская рукопись № 201, слово 1, лист 6, у преосвященного Платона часть 2 стр. 285; Казанское издание I, 1. Написано к епископам и боярам, правившим в малолетство Грозного (Платон стр. 298: „к благоверным и православным судиям и князем творю сии ответы мои”); написано прежде 1544 (или 1543) года, потому что упоминается в слове отвещательном о книжном исправлении (у Платона стр. 303), написанном в 1544г. (по другим спискам в 1543г.). Это исповедание веры послано вместе с письмом к Петру Ивановичу Шуйскому. В письме к Шуйскому Максим не просится на Афон, а просит только сподобить причастия. Но и здесь прямо не просится, а только укоряет, зачем держат его силой, если не требуют сущего в нём отчасти искусства св. писаний (Платона стр. 298); просьба его, не ясная, и здесь в том же, чтобы сподобили причастия (подражайте пастырю, который, оставив 99 овец, пошёл за одной, покажите ко мне любве и кротости ..., да спасет, а не погубит (причастие) души человеческие, – Платона стр. 301). – Писано после смерти матери царя Елены, потому что говоря: „аз безпрестани молюся всех Владыце”о царе и его брате, не упоминает о ней. Писано прежде послания к митрополиту Даниилу, в послании упоминает об Исповедании, – Казанское издание часть 2, стр. 375. А митрополит Даниил умер вскоре после низведения, в том же 1539 году, следовательно, Исповедание писано, когда Даниил был ещё на кафедре?

3) Слово отвещательное о исправлении книг русских, – Лаврская рукопись № 201, слово II, лист 78, у преосвященного Платона часть 2 стр. 302, Казанское издание III, 60. К боярам, правившим в малолетство Грозного. Писано в 1544 году (обдержим есмь уже лет 19, – Платона стр. 302) или в 1543 (Лаврская рукопись № 201, лист 78, лет 18; Синодальная рукопись № 191 стр. 524: лет 15). Просит отпустить на Афон (/Платон стр. 321). Почему, не надеявшись на удовлетворение этой просьбы прежде, обращается с нею теперь? Увидевши благосклонность к себе от Шуйских или от кого-нибудь из сильных людей? [Ср. 1 половины тома стр. 816 примечание 4 ).

4) К царю Ивану Васильевичу (называет царём) с просьбой отпустить на Афон (стр. 356). В одно время с самим Максимом просили царя о том же Афонские Ватопедские монахи стр. 357. Муравьёва Сношения с Востоком I, 47. Казанское издание часть 2, слово XXVIII, стр. 346. Вероятно, не ранее 1545г., т. е. не ранее 15-летнего возраста государева, когда Максим мог надеяться на самостоятельную деятельность с его стороны и давать ему наставления, что есть тут. [Ср. 1 половины тома стр. 817 примечание 2 ].

5) Другое послание к царю Ивану Васильевичу (не называет царём) с просьбой отпустить на Афон, – Казанское издание часть 2, стр. 376, слово XXXI. Тоже не ранее 1545г.; посылает царю нисколько тетрадей своих сочинений в свидетельство своего православия стр. 379. То собрание сочинений, которое в рукописи № 42, Иоасафовской (к царю, разумеется, без предисловия)? Опыты самостоятельной деятельности Иван Васильевич начал показывать в 1543г. Карамзин, т. VIII, стр. 50. [Ср. 1 половины тома стр. 816 и примечание 4 ].

6)  ↓ К митрополиту Макарию с просьбой отпустить на Афон (стр. 366), не тотчас по возведении Макарьевом на престол, а спустя довольное время, потому что говорит (восхваляет) об его деятельности в сане митрополита. В одно время с Максимом просил за него Константинопольский патриарх (стр. 366). Казанское издание часть 2, слово XXIX, стр. 357. См. ниже № 9 .

7) Послание к царю Ивану Васильевичу Константинопольского патриарха Дионисия с просьбой отпустить Максима на Афон, – Лаврская рукопись № 201, лист 121 оборот. (Послание писано патриархом с собором архиереев, избравших его в патриархи). Дионисий избран в патриархи в субботу Лазареву 17 Апреля 1546г. (Пасха 25 Апреля), Crusii Turcograecia p. 165 fin.. – 1545г. Царская рукопись стр. 207, лист 106. [Ср. 1 половины тома стр. 817 примечание 1 ].

8) Послание к царю Ивану Васильевичу от Александрийского патриарха Иоакима, с просьбой отпустить Максима на Афон, 4 Апреля 1545г. Лаврская рукопись № 201, лист 120 fin.. Карамзин к т. VIII примечание 386. [Ср. 1 половины тома стр. 817 примечание 1 ].

9)  Словцо отвещательное о книжном исправлении. Свидетеля вам, господам моим, предлагаю на душу мою, – Лаврская рукопись № 201, лист 85 оборот, слово 12; у преосвященного Платона часть 2 стр. 323 написано к какому-то архиерею („твое святолепное преподобство” у Платона стр. 330; „святый владыко” ibid. fin.; „мене поучати святительски благоизволи” ibid. стр. 336). К митрополиту Макарию вместе с просительным письмом, выше № 6? (Должно быть; Максим пишет протосингеллу: „молю тя, прочти сам посланейцо мое (разумеет послание, которое в приложении к статье Филарет в Москвитянине?), его же черкнул к преосвященному, и в том уразумевши известно всю мою кривду и правду” (Казанское издание часть 2, стр. 383); но в самом послании только голые уверения в своей невинности, а доказательств нет; они, значит, приложены были к посланию отдельно). [Ср. 1 половины тома стр. 816 примечание 1 в конце ].

10) К Алексею [протосиггелу], – Казанское издание часть 2, слово XXXIII, стр. 382, между прочим просит: „мене ради Бога, заклинаю вас Иисус Христом, не оставите без причастия” (стр. 385). Упоминаемый в этом письме, на конце, священнодиакон ризничий Вассиан есть тот же, который в Новгороде был у Макария дьяком, и который подписался Дополнений к Актам Историческим т. I, № 28, стр. 30 col. I fin.. Это письмо писано вместе с письмом к митрополиту, которое за ним. [Ср. 1 половины тома стр. 816 примечание 1 ].

11) К митрополиту Макарию в приложении к статье архиепископа Филарет Максим грек, Москвитянин 1842г. № 11, часть VI, стр. 91 sqq. Это послание в Румянцевском Музее № 264, лист 37, стр. 367. См. ниже стр. 259, № 21 . Важное. Митрополит писал к Максиму и посылал деньги. Предлагал Максиму причащаться тайно, притворяться больным, стр. 93. Писал к Максиму о клеветах на него и протосингелл и сосудохранитель митрополита инок Алексей (к которому письмо Максима, считаемое за „к Адашеву”); митрополит просил Максима присылать к нему свои сочинения; спрашивал митрополита Максима о греках (стр. 95), писал Максиму, что пособить ему не может (стр. 96 писано как будто при жизни Даниила и, следовательно, не к Иоасафу ли?). В послании говорится о протосинкелле Алексие и служебнике митрополита Андрее Семёнове, с которым посылает митрополиту 10 тетрадок своих сочинений, [Ср. 1 половины тома стр. 815–816 ].

12) К Алексию протосингеллу митрополичьему, и к митрополиту Макарию Максим посылал из Твери тетрадки, где вооружение на латинские ереси и упрямство еврейско, и на еллинскую прелесть и звездочетие (Казанское издание часть 2, стр. 383), следовательно:

1)  ↓ Слово о рождестве Господа нашего И. Христа, в том же и на Иудея, – Казанское издание часть 1, слово II, стр. 39.

2)  ↓ Слово обличительно на еллинскую прелесть, – Казанское издание часть 1, слово V, стр. 62.

3)  ↓ Слово похвальное апостолам Петру и Павлу, в том же обличении и на латинские три большие ереси, – Казанское издание часть 1, слово X, стр. 180.

4)  ↓ Слово противу тщащихся звездозрением предрицати о будущих и о самовластии человеческом, – Казанское издание часть 1, слово XVIII, стр. 399 (См. об этом слове выше, в сочинениях, написанных до 1525г., стр. 234, № 5). К этому слову относится, т. е. это слово послано к некоему неизвестному при послании, которое Румянцевского Музея № 264, лист 87 оборот, стр. 369, col. 1?).

13) В тех же тетрадках к Алексею было „учение о нравех” (ibid. стр. 383): какие именно сего содержания статьи? В исповедании веры, посланном к боярам, Максим говорит: „аз моими писании себе же и всякому благоверному иноку думаю жительствовати и житие устрояти по св. Божиих заповедех... и да отступают от всякого лихоимственного корыстолюбия и неправды и хищения чужих имений” и пр. (у преосвященного Платона стр. 292). И с теми же тетрадками Максим посылал ещё тетрадку неизвестного содержания, составленную по наказу Алексея (ibid. стр. 382 fin. и 383 начало о тафьях).

14) Георгию неизвестному Максим посылает (Казанское издание часть 2, стр. 424): 1)  ↓ Два слова на агарян, – Казанское издание часть 1, слово VI и VII, стр. 77 и 131. 2) Словеса противу глав Самуила евреина, – Казанское издание часть 1, слово IV, стр. 55.

Что слова на агарян написаны именно в Твери, это видно из того, что Максим посылает Теорию останок 1-го слова (стр. 424), т. е. Максим посылал их Георгию при самом писании, написал половину слова и послал, потом другую половину. Если бы слово написано было прежде, то Максиму незачем было бы посылать его по половинам. Но из начала первого слова на агарян видно (ч. I, стр. 77), что Максим начал писать его непосредственно вслед за тем, как написаны были им слова на иудейское зловерие и еллинское нечестие и латинские ереси; следовательно, и эти последние слова написаны также в Твери. В Твери написаны эти сочинения прежде Исповедания веры, посланного к боярам, о котором выше, и прежде послания к митрополиту Данилу, в котором упоминает о них, – Казанское издание ч. 2, стр. 371. В Исповедании, преосвященного Платона стр. 292: „аз моими писаниями всякую латинскую ересь и хулу иудейскую и языческую обличаю, разоряю и развращаю, якоже и самая писания моя свидетельствуют”. Целью написания этих сочинений, кроме ревности по православной вере, нет сомнения, было и то, чтобы представить русским доказательства чистоты своей веры и своей ревности к православию. Что слова: на иудея выше стр. 239 № 1 , на еллинскую прелесть выше № 2 , на латинские три большие ереси выше № 3 и на агарян выше Георгию № 1 писаны в одно время, об этом можно заключать из того, что в собрании своих сочинений Максим помещает эти слова рядом (Академическая рукопись № 42, слова 5–9).

15) ↓ 1 2

С другими тетрадками к Алексею (что выше) Максим послал тетрадку, в ней же главы 27, к самому великому властителю (т. е. царю), – Казанское издание часть 2, стр. 383, или Главы поучительные начальствующим правоверно, – Казанское издание часть 2, слово VIII, стр. 157 (что эти главы суть тетрадка, в ней же главы 27, см. Список сочинений Максимовых митрополита. Иоасафа, Академическая, рукопись № 42, слово 25, листа по верхней разметке 264 оборот). Эти между прочим главы послал Максим царю при послании, которое Казанское издание часть 2, слово XXXI, стр. 376 (см. конец послания) ? [Ср. 1 половины этого тома стр. 808 ].

Отношения к Акакию Тверскому.

1) Акакий из Иосифова монастыря, – Акты Исторические т. I, № 216, стр. 411, col. 1. О малоучёности Акакия, – Описания Синодальных рукописей № 192, стр. 580. После пожара, бывшего в Твери в 1537г. 22 Июля, написал:

а) Слово о том, какие речи рекл бы убо к Содетелю всем епископ Тверский, сожжену бывшу соборному храму и всему двору его и пр., – Казанское издание часть 2, слово XX, стр. 260.

б) Сложение вкратце о бывшем пожаре Тверском, в том же и похвала о обновлении церковного украшения, – Казанское издание часть 2, слово XXI, стр. 290. О пожаре Тверском, – Вифанский хронограф лист 560 оборот в самом верху припись; Софийская 2 летопись в Собрании летописей VI, 303 начало.

в) Сложение быти было подписану на амвоне, – Казанское издание часть 2, слово XXIV, стр. 295.

г) Речи от амвона к восходящим на нем попом и диаконом, – Казанское издание часть 2, слово XXIII. (О великолепном амвоне, сделанном архиепископом Макарием в Новгородский Софийский собор в 1533г., см. Полное Собрание Летописей т. 6, стр. 291).

2) Недоразумения с Акакием из-за речи: „Господи, прибежище был еси нам”. В псалме 89 стих 2 по старому переводу неправильно читался: „Господи прибежище бысть нам” (так и в Острожской Библий: „Господи прибежище бысть нам”); Максим исправил: „Господи, прибежище был еси нам”. Акакий находил, что Максим своим переводом проповедует, что Господь был нам прежде прибежище, а что теперь уже нам нет прибежища к Богу, – Казанское издание часть 2, слово XXXIX, стр. 421 (Максим защищает правильность своей поправки). Каким образом начались об этом прения? Максим, когда было дозволено ходить ему в церковь, слыша там чтение: „Господи, прибежище бысть нам”, укорял за него и требовал, чтобы читали: „Господи, прибежище был еси нам”, и таким образом возникли прения об этом предмете? Прения происходили, когда Максим жил в Твери „многа лет” (стр. 423). В переводе Псалтири, сделанном самим Максимом для Нила Курлятева: „Господи прибежище бысть нам” (Лаврская рукопись № 62, стр. 99) Почему это?

В письме к Григорию, – Казанское издание часть 2, стр. 423, Максим говорит, что Акакий „упокоил его всяким довольством многа лет” (правда, или хвалил поневоле, чтобы не было хуже?); „его (т. е. Акакьево) многодетное бережение и жалование забыти не мощно ми есть, Григорие” стр. 423. Этот диакон Григорий был близкий человек к Акакию (Казанское издание часть 2, слово XXXIX) и ходатайствовал за Максима перед архиереем? Максиму Григорий был друг (стр. 424 переписывал Максиму его сочинения; Максим дружески обличал его за пьянство, – Казанское издание часть 2, слово XXXIV, стр. 386).

В Сказании о Максиме (Лаврская рукопись № 201, слово 134, лист 553 оборот): „бысть в заточении лет 22 (меньше 22 лет; с 1531 по 1551 только 20 лет) во граде Твери во епископии, и неизглаголанными судьба человеколюбца Христа Бога ослабу улучи от епископа тверского Акакия, по благословению преосвященного Иасафа митрополита (Иоасафом не было дозволено Максиму причащение; он просил этого дозволения у Макария см. выше письмо к Макарию), к церкве хождение и пречистых и животворящих Христовых таин причащение” (лист 556).

После того, как дозволено было Максиму писать, не было у него один раз чернил отрадных и киновари, – Казанское издание часть 2, слово XL, стр. 425. Случайно это, только на тот раз, о котором говорит (или это простая отговорка?), или потому, что слишком скудное ему даваемо было содержание, так что не на что было покупать чернил и киновари?

Когда износился у Максима клобучок греческий (это было в последнее время его пребывания в Твери), то он просил Алексея, чтобы прислал новый, – Казанское издание часть 2, слово ΧΧΧIII, стр. 386. Не на что было завести самому?

Находясь в Твери, Максим пользовался расположением Алексея и священника Сильвестра; с Алексеем находился в переписке (Казанское издание часть 2, стр. 383); говорит, что он (Алексей) имеет прилежное тщание об его (Максимове) добре (ibid. стр. 382). Сильвестра называет своим благодетелем (ibid. стр. 379), просит его за одну вдову, следовательно, надеется на его расположение (ibid.). Послание к Сильвестру есть первый опыт сношений с ним? Пишет просто потому, что много слышал об его милосердии, а не потому, что прежде знаком был с ним (cfr стр. 380 fin.)? Обоим им посылает свои сочинения (см. письма к ним).

См. „Сия словеса сотворил есть инок в темнице, затворен и скорбя, имиже себе утешаше и утвержаше в терпении, в 7040 (1532) лето. Не тужи, не скорби”... Царская стр. 208, лист 109 оборот и стр. 221 начало; Казанское издание часть 2, слово XLIX, стр. 452. Толстого стр. 109.

4. – Максим у Троицы.

1) По просьбе Нила Курлятева перевёл Псалтирь в 1552г. Лаврская рукопись № 62 (см. тут извещение самого Нила).

5. – Вообще о сочинениях Максима.

В Лаврской рукописи № 200, на 1 листе похвалы книге Максима: „Сладка убо сия книга благочестивым, обличительна же злочестивым, страшна же нам грешником, наказателна же всякому возрасту и роду” и пр. и другая тут же: „Есть же и богословствующих наказателна, и естествословствующим просветителна, стязающимся вооружение, молчалником опасение” и пр.

Автограф Максима (Греческая псалтирь, написанная в 1540г.) в Новгородской Софийской библиотеке, – см. Евгения Словарь исторический, слово Максим, издание 2, часть 2, стр. 39 [ныне в Петроградской духовной Академии].

В Лаврской рукописи № 200 пустое место на обороте листа 13 и на листе 14 записано чьей рукой? (Тут по-гречески греческие буквы и их цифирное значение: ᾱ- ῡ πρῶτον и пр.). Не самим ли Максимом? (Если бы так, то и находящаяся тут приписка об Арте граде и родителях Максима лист 14 и приписка к предисловию: „прочитающеи молитеся о мне окаянном” принадлежали ему же бы). Между этими приписками на обороте листа 14 стихи к Феодору Тверитину. Это показывает, что листы 12–15 написаны в Твери, а не у Троицы, и только вплетены в Троицкую рукопись (как и предисловие к переводу Златоустого на Матвея)?

Первое собрание сочинений Максима Грека сделано было самим Максимом. Это первое собрание представляют рукописи Академические – № 42, принадлежавшая митрополиту Иоасафу, и № 153. Предисловие к этому собранию: „Предисловье, сказующе вкратце силу книжки сея. Настоящая новосъчиненая книжка дар есть всесвятаго и поклоняемаго Духа” и пр. написано самим Максимом. Предисловие это по некоторым спискам (см. Казанское издание часть 1, стр. 7) надписывается: „Предисловье, сказующе вкратце силу книжки сея. В летех осмые тысящи четыредесятому лету наставшу, егда нача Максим книгу сию составляти”. 7040–5500­1540. 7040­1532. Похвалы, которые он восписует в этом предисловии своим сочинениям, суть те же самые (и теми же самыми словами), что в послании к Алексею [Казанское издание часть 2, стр. 383), к Георгию (ibid. часть 2, стр. 424 fin.), к попу Сильвестру (ibid. часть 2, стр. 379 fin. „вдохновенна мне от св. Духа” сравнивай с началом предисловия), к митрополиту Макарию (ibid. часть 2, стр. 364), в Исповедании веры (ibid. часть 1, стр. 30; Платона стр. 292).

В 1532г. т. е. при жизни автора и мог составить сборник только сам автор, т. е. Максим.

Весь склад и слог предисловия показывает, что оно Максимово. Это видно далее:

1) из того, что заключая предисловие, говорит: „ихже (грешных) аз первый и злейший есмь” (cfr в Исповедании веры Казанское издание стр. 31, у Платона 293: а по житии моему). Другой не выставил бы тут своей личности, потому что другому это было бы совершенно неуместно (и смешно). В списке № 153, на конце предисловия, после аминь прибавлено: „Прочитающеи молитеся о мне окаянном” (Ясно, что это говорит сам Максим). В Лаврской № 200 то же, лист 13 (приписано другой рукой, на верху).

2) Книга названа книжкой. Другой большой книги, конечно, не назвал бы книжкой, а Максим называет так по смирению.

Рукопись № 42, принадлежавшая митрополиту Иоасафу († 27 Июля 1555г.), списана с собственноручной рукописи Максима? Чужие, вставные речи (не только чужие), в ней обозначаются иногда неизвестными русским книжникам знаками: (листы по верхней разметке 71 оборот, 72 и оборот, 73, 82, 86, 87 оборот, 88 оборот, 89 оборот, 100, 102, 103 оборот, 108, 109, 136 оборот, 140, 144, 145, 147, 206 оборот, 289 оборот, 366 оборот, 345 оборот, и другие). Впрочем, знаки эти могли быть в рукописи, если она и не прямо с собственноручной Максимовой была писана. Знаки эти есть и во всех позднейших списках.

На листах 111, 112 оборот и 118 оборот есть знак киноварный ∻ Заграничный он или наших писцов?

Одна из правивших рукопись рук, именно та, которая на листах 43 оборот, 49 оборот, 54 оборот, 71, 81 оборот, 104, 107, 108, 122 оборот внизу, 123 оборот внизу, 125 внизу, 129, 147 оборот, 148, 152 оборот, 171, 178, 187, 187 оборот, 208 оборот, 335, 346 оборот внизу, 367) не Максимова ли? Буква „н” во многих местах имеет греческую форму (см. листы, набранные курсивом): рука привыкла писать по-гречески. На листах 221 оборот и 222: актимон и фипоктимwн написаны человеком, знающим по-гречески. Букву „н” писали в виде н и русские, не знавшие по-гречески. См. Собрания государственных грамот Румянцевского музея т. II, стр. 105 подпись попа Богдана. На листе 367 на поле той же рукой: „Зри прилежно и исправися” (Максимово?). Но отчего на листе 364 не исправлено навранное по-гречески?

В оглавлении, в обоих списках, т. е. и № 42 и № 153, с главы 48 приписано другими руками, следовательно, оглавление, написанное самим Максимом (а, следовательно, и первоначальное собрание сочинений, сделанное самим Максимом содержало 47 глав?

И в рукописи Царской № 241, стр. 206, после главы 46 прерывается счёт глав (следовательно, тут конец первоначальному оглавлению), и стр. 200 fin. (в оглавлении переплёта 1-го показано глав 46, т. е. оглавление это списано с первоначального оглавления), и № 243 тоже.

В Сказании о Максиме при его переводе Псалтири для Нила Курлятева (Лаврская рукопись № 62, лист 1 оборот) говорится, что священная книга Максимова свидетельствована царём Иваном Васильевичем и митрополитом Макарием с собором. Максим представлял митрополиту то собрание своих сочинений, которое в №№ 42 и 153? И собрание это сделано им, чтобы представить митрополиту?

Не любили у Троицы сочинений Максима до архимандрита Дионисия. В житии Дионисия, печатн. 1834г., стр. 119 sqq.

Лишки в Румянцевских рукописях №№ 264 и 265.

1) Похвала Адаму первозданному № 264, лист 45, стр. 368.

2) Слово некоего человека верна умудрити разум. Ibid., лист 48, стр. 368.

3) Поучение Златоустого (какое?). Ibid., лист 49, стр. 368.

4) Повесть св. отца Космы о видении преславнем. Ibid., лист 56, стр. 368.

5) Слово Нифонта. Ibid., лист 59 оборот, стр. ibid..

6) О сивиллах более чем в Лаврских, листы 64 оборот – 66 оборот.

7) Молитва Марьи египтянины, лист 66 оборот, стр. ibid..

8) Толкование на место в Деяниях Апостольских об ап. Павле, ареопаге, и неведомом боге. Ibid., лист 68, стр. ibid..

9) Из Григория Богослова, листы 68 оборот, 69, 82 оборот, стр. ibid..

10) О внутреннем посте, лист 69, стр. ibid..

11) О коленопреклонениях, лист 70 оборот, стр. ibid..

12) „О житии рекше о пощении и разрешении всего лета” и тут же правила некоторых соборов и толкование имён: митрополит, епископ, архимандрит, лист 71 оборот стр. ibid..

13) О поставлении иерарха на орлеце. Ibid. лист 82, стр. ibid.. См. в Академической рукописи № 175, лист 38.

14) Краткое послание к кому-то при поднесении слова на звездочетцев, лист 87 оборот, стр. 369, col. 1. Есть в Лаврской рукописи № 201.

15) Об Альде Мануччи, лист 99, стр. ibid. (к князю Василию Михайловичу. Не к Василию ли Михайловичу Верейскому, который был женат на дочери Андрея, брата Софьи Фоминишны (Карамзин т. VI, стр. 45 fin.) и жил в изгнании в Литве (ibid. стр. 153), следовательно, мог интересоваться иностранными книгами?).

16) Сказания о Оригене лист 100, о Иове лист 103, о Мелхиседеке лист 106, стр. ibid..

17) О переводах из Свиды, лист 107, стр. ibid..

18) О сатане, лист 107, стр. ibid..

19) Поучение, яко мощно и легко есть спастися в мирском жительстве, лист 122, стр. 370, col. 1. Есть в Лаврской и Казанской.

20) Иосипа Иудеанина свидетельство о Христе Иисусе, лист 131 оборот, стр. ibid..

21) О Платоне философе, лист 135, стр. 371 col. 1.

22) Послание утешительное к некоей княгине, скорбящей о смерти сына, лист 169, стр. ibid..

23) От книги толковые, что есть апостольское жительство, лист 170 оборот, стр. ibid..

24) О католических доминиканском и францисканском монашеских орденах (к Акакию Тверскому), лист 177, стр. ibid..

25) Послание утешительное к неизвестному, лист 189, стр. 372.

26) Перевод мест из 2 книги Ездры (письмо Карпова и ответ о Левиафане?), лист 200, стр. ibid..

27) Молитвы и духовные наставления некоей инокине, лист 202 оборот, стр. 372.

28) О посте, к некоей госпоже, лист 208, стр. ibid..

29) Молитва Марии Египетской, лист 219 оборот, стр. ibid..

30) Из Златоустого выписки, лист 239 оборот, стр. ibid..

31) Из Афанасия Синайского, лист 246, стр. ibid..

32) Молитва от крови, текущей носом или усты, лист 251 оборот, стр. ibid..

33) Из Патерика скитского о св. Макарии, лист 252, стр. ibid..

34) Св. Василия, яко не подобает праздновати в день пятка, лист 254, стр. ibid..

35) Толкование некоторых аллегорических изображений, лист 260 оборот, стр. ibid.. Есть в наших.

36) Как смотрели современники на сочинения Максима (негодовали), лист 262, стр. 373.

37) Против помыслов хульных молитва, лист 273, стр. ibid..

38) Поучение сокращенно всякому обуреваемому в мори житейском, лист 274, стр. ibid..

39) Повесть о св. Киприане и Иустине, лист 280, стр. ibid..

40) Ответ вкратце к святому собору о нихже оклеветан бывают (бываго?), листы 288–295, стр. ibid. (Что сие?). Писано царю см. конец. – Напечатано в приложении к статье Филарета Максим Грек, Москвитянин 1842г. № 11, часть VI,. стр. 84 sqq (писан вскоре (может быть, и не вскоре) после Тверского пожара и вследствие клевет, которые возбудил своим сочинением Словеса аки от лица (на пожар и пр.). Указываются сочинения, написанные прежде.

41) Поучение из пророчеств Исаииных, лист 295, стр. ibid..

42) То же, к какой-то знатной особе, лист 296, стр. 373 (благодетелю Максима), тому же что № 15, князю Василию Михайловичу (лист 296 оборот).

43) Послание к какой-то княгине, лист 298, стр. ibid. (к той же, что № 22).

44) Иоакиме патриархе александрийском, показавшем чудо в изобличении жидов, лист 300, стр. ibid..

45) Послание к Грозному. Начало: Да исчезнет от всякия благочестивыя мысли лжа и ласкание и завистлив нрав, лист 302, стр. ibid..

46) Толкования слов из пророчеств, псалмов и пр., лист 305, стр. ibid..

47) Исповедание веры Никона черногорца, лист 316 (Максиму, вероятно, эта выписка не принадлежит).

48) От старчества духовного врачевства (рецепт против грехов), лист 320 оборот, стр. 374.

49) О Голиафе и Давиде № 265, лист 348, стр. 380. Тоже Синодальная рукопись № 191, лист 613, стр. 574.

50) Отрывок из письма Максимова о посылке к кому-то какого-то многоболезненного труда (и о ненависти к нему), лист 349, стр. 380.

51) Перевод книги Есфири (Максимов? Разделена на 30 глав, по-гречески?), лист 356 оборот, стр. ibid..

52) Вопрос и ответ (о чём?), лист 381 оборот.

У Царского в № 244 и в Лаврской № 200 лишнее против Лаврской № 201:

1) Лист 373 оборот Послание Фёдора Карпова к Максиму. В конце ответ Максимов: о левиафане. Лаврская № 200, лист 420.

2) Лист 377 оборот Василия Великого Слово о еже не пригвоздитися в житейских. Лаврская № 200, лист 424 („переведено Максимом греком”).

3) Лист 310. Василия Великого О св. мученице Варлааме (прямо сказано, что переведено Максимом). Лаврская № 200, лист 350, глава 88.

4) Лист 422 оборот. Воспоминание о св. горе Афонской, како наречена бысть. Лаврская № 200, лист 458.

5) Лист 425 оборот. Об иверском купце. Лаврская № 200, лист 460 оборот.

6) Лист 428. О монастыре Ватопеди. Лаврская № 200, лист 463.

7) Лист. 429 оборот. О явлении образа Богородицы одному (неизвестного места)

старцу. Лаврская № 200, лист 465 оборот.

8) Лист 436 оборот. Разное. Между прочим: „от правил” (т. е. соборных. Выписки о монахах (особенного ничего) с замечаниями). Лаврская № 200, лист 474.

9) Лист 444 оборот. Заключение и азбука загадочная (не загадочная; а показывается цифирное значение букв). Лаврская № 200, лист 480.

В Лаврской № 201, глава 105 (лист 471) только начата: „Павел фивеянин нарочитое питание пустынное сказа сия великому начальнику иноков” и более ничего. В Иоасафовской эти слова составляют заключение глава 51, Похвалы древнему мученику, его же имя неведомо (т. е. об этом неведомом мученике сказал Павел?). После „начальнику иноков” прибавлено киноварью: „сиречь Антони” (должно быть: „Антонию”, как в списке Академической № 153).

6. – Классификация [сочинений Максима грека].

I) Полемические: а) против иноверцев и еретиков (иудеев, язычников, магометан, армян, латинян, лютеран); б) против переведённых с латинского языка на русский книг; в) против астрологии; г) против старых славянских апокрифических книг и суеверий.

II) Нравоучительные (к монахам, властелям, всем христианам).

III) На вопросы церковной практики.

IV) Богослужебные.

V) О разных предметах и действиях церковно-обрядовой внешности.

VI) Объяснения на места из св. Писания, богослужебных и четиих книг.

VII) Сочинения, относящаяся к делу об исправлении книг.

VIII) В защиту православия греков.

IX) Похвальные слова святым.

X) Исторические.

XI) Послания.

XII) По естественной истории и физиологии.

XIII) По грамматике и лексикографии.

XIV) Панегирики лицам и слова благодарственные Господу по поводу событий.

XV) Надписи.

XVI) В разрешение вопросов казуистическо-богословских.

XVII) Varia.

XVIII) Переводы.

I ) Полемические:

а) против иноверцев и еретиков:

1) Иудеев:

Слово о рождестве. Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в том же и на Иудея. Казанское издание часть 1, слово II, стр. 39; Лаврская рукопись .V 201, глава 5, лист 18. В Иоасафовской слово 5. (К проповеди Исака жидовина слово, кажется, не имеет отношения, потому что нет в нём никакого обращения к Исаку; написано слово не вследствие каких-нибудь внешних особенных побуждений, а потому, что Максим положил написать ряд слов против всех главнейших иноверцев и еретиков).

2) Язычников:

Слово обличительно на еллинскую прелесть. Казанское издание часть 1, слово V, стр. 62; Лаврская № 201, глава 6, лист 22 оборот. В Иоасафовской слово 6. (Писано также без особенного внешнего побуждения, см. начало слова).

3) Магометан: α) Слово обличительно на агарянскую прелесть и умыслившего её скверного пса Моамефа. Казанское издание часть 1, слово VI, стр. 77; Лаврская № 201, глава 8, лист 41. В Иоасафовской слово 8. β) Слово 2 о том же к благоверным, на богоборца пса Моамефа и сказание отчасти о кончине века сего. Казанское издание часть 1, слово VII; Лаврская № 201, глава 9, лист 61. В Иоасафовской слово 9. γ) Ответы христианом противу агарян, хулящих нашу православную веру христианскую. Казанское издание часть 1, слово VIII, стр. 151; Лаврская № 201, глава 46, лист 195 оборот.

4) Армян:

Слово на арменское зловерие. Казанское издание часть 1, слово IX, стр. 169; Лаврская № 201, глава 45, лист 151 оборот.

5) Латинян: α) Слово похвальное к святым апостолам Петру и Павлу, в том же обличения и на латинские три большие ереси (огонь чистилищный, Filioque и опресноки). Казанское издание часть 1, слово X, стр. 180; Лаврская № 201, гл. 7, лист 28. β) Слово противу льстивого списания Николая немчина, его же списал о совокуплении православным христианом и латыном (опровергается утверждаемое Николаем в его списании, будто латиняне так же православны, как и греки с русскими, и нет препятствий к соединению; выставляет Максим три латинские ереси: Filioque, чистилище и опресноки). Казанское издание часть 1, слово XI, стр. 213; Лаврская № 201, глава [47, лист 161 оборот]. γ) Слово на латинов, яко нелеть есть ни единому приложити что или убавити в божественном исповедании непорочныя христианския веры. Казанское издание часть 1, слово XII, стр. 2,35; Лаврская № 201, глава 135, лист 556 оборот. δ) Слово на латинов... (как предыдущее). Это и предыдущее к Фёдору Ивановичу Карпову: в обоих пространно опровергаются доводы Николая в пользу Filioque. Казанское издание часть 1, слово XIII, стр. 267; Лаврская № 201, глава 53, лист 201. ε) К Николаю латынянину слово о исхождении Св. Духа (опровергается Filioque). Казанское издание часть 1, слово XIV, стр. .323; Лаврская № 201, глава 79, лист 413 оборот. η) Слово ответно к Николаю латынянину (о том, когда и как отлучились латиняне от православия и когда изобрели свои новые догматы: Filioque, purgatorium, опресноки). Казанское издание часть 1, слово XXV, стр. 509; Лаврская рукопись № 201, глава 78, лист 405. (Писано при митрополите Данииле, – Казанское издание стр. 530; Николай сбирался обратиться в православие ibid.).

6) лютеран:

а) Слово на люторы. Говорится об одном только иконопочитании (т. е. защищается оно). Еретики, к которым писано слово, не называются по имени, и примет их нет. К людям, более умеренным и сдержанным, чем русские рационалисты XVI в., говорившим, что честные святые вещи почитать должно, но только не подобает ничему кланяться, кроме единого Бога. Казанское издание часть 1, слово XXIII, стр. 485; Лаврская № 201, глава 63, лист 288. Румянцевского Музея № 264, лист 241, стр. 372, col. 2: „слово о поклонении святых икон противу явльшагося в Немцех иконоборца Лютора”. β) Слово на хульники пречистыя Божия Матере. Против глаголющих: тогда точию Божия Матерь была свята и преславна, когда носила в утробе своей Еммануила, а когда родила и отдоила Его, стала как одна от прочих жен. Казанское издание часть 1, слово XXIV, стр. 495; Лаврская № 201, глава 35, лист 138.

б) против переведённых с латинского языка на русский книг, наполненных неправильными мыслями:

1) Словеса супротивна противу глав Самуила евреина. Казанское издание часть 1, слово IV, стр. 55; Лаврская № 201, глава [52, лист 198 оборот]. Главы Самуила евреина перевёл Николай Немчин (ibid.), в Новгороде в 1504г. для архиепископа Геннадия (Царская № 461, лист 154). [О Самуиле Мароккском еврее см. 1 половины тома стр. 606 примечание 1 ] в сочинении своём старается доказать, что Христос есть истинный Мессия (у Грессе II, 107).

2) Послание к некоему мужу (Георгию) поучительно на обеты некоего латынина мудреца (против Луцидариуса). Лаврская № 201, глава 54, лист 248 (то же глава III, лист 499). В Лаврской № 201 только часть против Луцидариуса; другую часть см. в Лаврской № 200, лист 370: „Учитель и ученик беседуют. Сея книга именуема Лусидариус сиречь просветитель”. О Луцидариусе в Летописях Тихонравова книга I, Отдел II, 33. В форме диалога между учителем и учеником христианское учение о мире, о людях, животных, странах и вообще о том, на что требовала ответ любознательность грамотного человека (и у Дамаскина есть о разных предметах естествознания). Максим о книге: „в множайших лжет и супротив пишет православным преданием”). [Казанское издание часть 3, слово XXVIII, стр. 226–236].

3)  ↓ Словеса супротивна ко Иоанну Лодовику толковнику священные книги святого Августина епископа Иппоньскаго. Лаврская № 201, глава 51, лист 191. Против астрологии, которую защищает Людовик греческими языческими писателями; против авторитета и чтения этих последних, из коих Платона Людовик называет святейшим; в защиту перевода 70-ти (это главное: главы 7, 12, 13, 14, 15) и против Акилы, Симмаха и Федотиона, которым следует Людовик, и еврейского текста; против рая на небеси, созданного прежде создания всех сущих и проч. и проч., глав 21 (каждая на особое заблуждение). Есть важное. О Людовике см. Описания Синодальных рукописей № 191, стр. 543.

в) против астрологии:

1) Господину Фёдору Ивановичу Карпову (опровергается утверждаемое Карповым, будто звездозрения прелесть нужна христианам). Казанское издание часть 1, слово XVI, стр. 347; Лаврская № 201, глава 77, лист 393 оборот.

2) Слово о том, яко промыслом Божиим, а не звёздами и колесом счастья, всё человеческое устрояется. Казанское издание часть 1, слово XVII, стр. 377; Лаврская № 201, глава 72, лист 345. В Иоасафовской 13.

3) Слово противу тщащихся звездозрением предрицати о будущих и о самовластии человеческом. Казанское издание часть 1, слово XVIII, стр. 399; Лаврская № 201, глава 53, лист 231 оборот. Первое послание к Карпову, – Казанское издание 1, 357, 427. В Лаврских № 200 и № 201 и в Синодальных Описания № 191 вставка, сделанная Максимом после (или писцами не ладно, она должна быть в 2-м, которое писано после 1525г. в Твери), о бумаге Николая Немчина о начале турков и пр. См. Синодальных рукописей Описания № 191, лист 174, стр. 537 („церковь в пребывание любве вечные даже до лет Господня”... Лаврская № 200: „Ѵ54;зфоѕ” (7576), Лаврская № 201: „Ѵ54;ѕфоѕ” (6576). Лаврская № 200, лист 322 оборот и № 201, лист 225 оборот. Тут видно, что против Николая Максим писал до 1525г.

4) Слово обличительно отчасти латынского злословия, в нём же и на альманака, иже возвелеречевавша потопа всемерного быти, иже некогда поминаемых губительнейша. Казанское издание часть 1, слово XXII, стр. 457; Лаврская № 201, глава 136, лист 571.

5) Послание к некоему князю слово поучительно о прелести звездочестней и утешительно живущим в скорбех. Казанское издание часть 1, слово XIX, стр. 435; Лаврская [№ 201, глава 88, лист 436]. В Иоасафовской 36.

6) Послание к некоему иноку, бывшему во игуменех, о немецкой прелести, глаголемей фортуне, и о колесе её. Казанское издание часть 1, слово XX, стр. 446; Лаврская № 201, глава [89, лист 440]. В Иоасафовской 37. Выше отдел I, раздел II, № 3 ( стр. [249] ) и ниже в отделе II (нравоучительный), раздел 3, № 1 ( стр. 252 ).

г) против старых славянских апокрифических сказаний и русских суеверий:

1) Слово обличительно вкупе и развращательно лживого описания Афродитиана персянина зломудренного. Лаврская № 201, глава 10, лист 68. В Иоасафовской 10. Слово Афродитиана, – Волоколамская рукопись № 525, лист 302; Волоколамская рукопись № 644, лист 217. Напечатано у Тихонравова в Памятниках т. II, стр. 1 (по рукописи XIII в.).

2) Сказание о присносущественне и о преславном рожении Единородного Сына и Слова Божия Господа нашего Иисуса Христа. Просити у мене изъяснение глупого вопроса Епифаниева и глупейшего ответа юродивого. Лаврская № 201, глава 118, лист 528.

3) Сказание против глаголющих, Христа во священство ставили. Лаврская № 201, глава 144, лист 590. (Сказания об иерействе Христовом напечатаны у Тихонравова в Памятниках т. II, стр. 164). О поповстве Христовом в Епифаниевом житии Богородицы, – Волоколамская рукопись № 656 [231], лист [30 оборот]; ibid. № 515 [152], лист [374]; и в Написании Афанасия к Панкову о древе крестном.

4) Сказание, яко не подобает отнюдь внимати глаголющим, не быти прочее отнюдь им божественней литургии не поспевшим приити к чтению божественного евангелия. Лаврская № 201, глава 86, лист 431 оборот. В Иоасафовской 34. (О составе литургии; в проскомидии говорит об одной агничной просфоре).

5) Сказание ко глаголющим, яко во всю Светлую неделю солнце не заходя стояло, и того ради глаголют един день всю Светлую неделю. Лаврская № 201, глава 95, лист 464. В Иоасафской 42.

6) Слово на безумную прелесть и богомерзкую мудрствующих, яко погребания для утопленного и убитого бывают плодотлителнии стужи земных прозябений. Лаврская № 201, глава 31, лист 129. Серапион Владимирский. (Не погребали утопленников и убитых, а на поле извлекши отыняли колием; погребенных, если случалась весной стужа, выбрасывали из могил). По этой причине вынут из могилы (и выстрелен из пушки) Самозванец, – Карамзин т. XI, стр. 176 fin..

7) Ответ к вопросившему, к кому рече преж всех с небесе грамота сослана бысть. Лаврская № 201, глава 39, лист 145 (Ответ: с небесе грамота несть сослана николиже никомуже).

8) Сказание о рукописании греховнем. Лаврская № 201, глава 21, лист 108 оборот; Казанское издание часть 1, слово XXVI, стр. 533. (Против сказания, будто Адам дал на себя диаволу рукописание вечной работы. О рукописании Адама см. у Тихонравова в Памятниках т. I, стр. 4, 16 и 12).

II ) Нравоучительные:

а) К монахам:

1) Поучение ко иноком о исправлении иноческого жития и кая есть сила великой схимы. Лаврская № 201, глава 20, лист 106; Казанское издание часть 2, слово XII, стр. 220 (223 fin.). Увещание к монахам украшать не внешний куколь, а внутренний, и ходить достойно данных обетов. О вотчиновладении нет. Первое обличительное? См. начало.

2) Словцо о покаянии нелицемерном, в нём же и о известном иноческом жительстве, зело полезно внимающим ему с верою. Лаврская № 201, глава 73, лист 353; Казанское издание часть 2, слово IV, стр. 119. В Иоасафовская 19. Общие увещания бегать греха и соблюдать заповеди Христовы (по указанию учения о блаженствах). Отчасти против вотчиновладения монастырей и немилосердия монахов к своим крестьянам, стр. 122, 125, 126, 129 fin. sqq., 136, 144. Тщета предсмертного покаяния, стр. 137, 139 начало. Милости хощу, а не жертвы, стр. 144. Писано до 1525г. (начало: [„доидохом] тихо и спасительно [пристанище] четыредесятницы”).

3) Слово о покаянии. Лаврская № 201, глава 80, лист 419 оборот. К иноческой душе увещание. Казанское издание часть 2, слово V, стр. 148. В Иоасафовской 16. Монашество не в том, что человек живёт в монастыре и носит монашеские одежды. Жить своими трудами стр. 149.

4) Стязание о известном иноческом житии, лица же стязующихся Филоктимон да Актимон. Лаврская № 201, глава 74, лист 365. Казанское издание часть 2, стр. 89 (95). В Иоасафовской 20. С силою о немилосердии монахов к их крестьянам.

5) Ненасытное чрево бесчисленных зол виновно иночествующим. Лаврская № 201, глава 70, лист 344. Казанское издание часть 2, стр. 153. В Иоасафовской 17. Кратко. О нестяжательности есть.

6) Повесть страшна и достопамятна и о совершенном иноческом жительстве. Лаврская № 201, глава 50, лист 180 оборот; Казанское издание часть III, стр. 178. Похвала латинским монастырям и против наших монастырей. О Саванароле стр. 194.

7)  ↓ Слово воспоминательно о исправлении иноческого жития к некоим честным инокиням. Лаврская № 201, глава 91, лист 444. В Иоасафовской 38. См. ещё [стр. 258] отдел XI (Послания) № 4.

б) К властелям:

1) Слово пространне излагающее с жалостью нестроения и безчиния царей и властелей последнего века сего. Лаврская № 201, глава 13, лист 90; Казанское издание часть 2, слово XXVI, стр. 319. В Иоасафовской 26. О граблении правителей и судей, которые на счёт угнетаемых ими строят дома́, собирают богатства и пируют. Первая заповедь: возлюбиши Господа Бога стр. 330.

2) Главы поучительны к начальствующим правоверно. В Описании Синодальных рукописей № 191, лист 134 оборот, стр. 531 несправедливо замечено, что главы эти к Василию Ивановичу. Лаврская № 201, глава 66, лист 293; Казанское издание часть 2, слово VIII, стр. 157. В Иоасафовской 25. Против внешнего благочестия стр. 161. Обязанность епископов предстательствовать пред царями, стр. 174. Обличение архиереев, стр. 174 fin.. Ср. выше [ стр. 240, № 15 ], и ниже [здесь] в следующем отделе № 7 .

3) Послание к начальствующим правоверно, – Казанское издание часть II, стр. 338.

4) О правде и о милости. Лаврская № 201, глава 145, лист 590 оборот (кратко).

5) О веледушии и совете. Лаврская № 201, глава 146, лист 591 (кратко).

6) Сказание Менандра философа (кратко). Синодальные рукописи № 191, лист 129, стр. 530.

в) Ко всем христианам:

1)  Беседа души и уму по вопросу и ответу, о еже откуду страсти раждаются в них, в том же и о божественном Промысле и на звездочетцев. Лаврская № 201, глава 68, лист 310 оборот; Казанское издание часть 2, слово II, стр. 52. В Иоасафовской 14. О сребролюбии, ростах, лихоимании стр. 57. Против звездозакония стр. 59 sqq, 73 sqq. следовательно, до 1525г. Против внешнего благочестия стр. 68. Против звездозакония целая половина. [ См. стр. 239 ].

2) Словеса душеполезна зело внимающим им беседует ум к души своей. Лаврская № 201, глава 69, лист 325 оборот; Казанское издание часть 2, стр. 5. В Иоасафовской 15. Есть немного и против монахов, стр. 20, 35, 40, 45, против лихвенной злобы, стр. 30, 31, 32, угнетения бедных, стр. 44, 45, милостыня нищим ничто, стр. 32 fin., внешнее благочестие, стр. 41.

3) „Какия речи рекл бы убо к Содетелю всем епископ некий (Иоасаф Тферский) сожжену бывшу соборному храму и всему двору его” и пр. Лаврская № 201, глава 67, лист 304; Казанское издание часть 2, слово XX, стр. 260. В Иоасафовской 21.

4) Словеса аки от лица пресвятой Богородицы к лихоимцем и скверным и всякия злобы исполненным, а каноны всякими и различными угождати чающим. Лаврская № 201, глава 92, лист 451; Казанское издание часть 2, слово XV, стр. 241. В Иоасафовской 39.

5) Сказание живущим во гресех неотступно, а каноны всякими и молитвами преподобных молящихся Богу по вся дни, надеющихся спасение получити. Лаврская № 201, глава 117, лист 527 оборот; Казанское издание часть 2, слово X, стр. 213.

6) Сказание, яко достоит нам делом исполнити наши обеты. Лаврская № 201, глава 18, лист 103 оборот; Казанское издание часть II, стр. 214. Зарекаются есть мясное в понедельник и в этот же понедельник пьянствуют стр. 218. О пьянстве священников и монахов стр. 219.

7)  Слово о неизглаголанном Божии промысле, благости и человеколюбии, в том же и на лихоимствующих. Лаврская № 201, глава 49, лист 171. Казанское издание часть 2, стр. 185. Внешняя набожность стр. 199 начало. Против лихоимства судей и правителей стр. 199 (стыдит ляхами, немцами и неверными стр. 201). О судебном поле стр. 201 sqq. Лихоимство всех и епископов стр. 206 и всякие мерзости стр. 206 sqq. Содомия стр. 208. Против внешнего благочестия стр. 210.

8) Слово на потопляемых и погибаемых без ума богомерзким, гнусным содомским грехом в муках вечных. Лаврская № 201, глава 124, лист 532 оборот; Казанское издание часть 2, стр. 251.

9) Кая словеса рекл бы Пётр, отвергся Христа и плакася горко. Лаврская № 201, глава 4, лист 17. В Иоасафовской 4.

10) На общую прелесть мечтаемых во сне сониих. Лаврская № 201, глава 71, лист 344. В Иоасафовской 18.

11) Словеса возставлятельная к покаянию. Лаврская № 201, глава 100, лист 469 (кратко); Казанское издание часть 2, стр. 247. В Иоасафовской 47.

12) О покаянии. Лаврская № 201, глава 147, лист 591 (гл. 149, лист 594 то же самое).

13) Сказание притчею сада о младом отрочищи, якоже глаголют родивый сына не умре. Лаврская № 201, глава 42, лист 148 оборот (кратко).

14) О том, како подобает входити во святые храмы Божия. Лаврская № 201, глава 37, лист 143 оборот (в двух переводах). Эти стихи написаны Максимом для испытания учёности приходящих на Русь греков. См. Румянцевского Музея № 265, лист 226 оборот, стр. 377.

15) Речи аки от амвона ко восходящим на нем попом и диаконом. Лаврская № 201, глава 120, лист 529; Казанская часть 2, стр. 295.

г) К отдельным лицам:

Послание Максима к некоему, желающему отврещися мира и ити в иноческое Житие, коснящему же, а уже нужею ни единою обдержиму, и ещё просящу у него (Максима) притчи и ганания и словеси темна. Лаврская № 201, глава 26, лист 123.

III ) На вопросы церковной практики:

1) Сказание о разрешении обета постного. Лаврская № 201, глава 16, лист 102 (См. Котошихина стр. 66: в Великий и Успеньев посты в понедельник, среду, и пятницу не ели ничего, а в остальные дни по однажды).

2) Словцо к хотящим оставляти жены без вины законныя и идти во иноческое Житие. Лаврская № 201, глава 84, лист 426. В Иоасафовской 32.

3) Послание Максима к некоему князю, просившу у него, с чего пошло не ясти скоромно в понедельник день. Лаврская № 201, глава 122, лист 531.

4) О проскурнице (о неядении ими мяса). Лаврская № 201, глава 139, лист 585 оборот.

5) Сказание триех неких взысканий нужных всякому рачителю книжному (ответы на три вопроса одного неизвестного):

1)  ↓ аще истинствуют нецыи, мудрствующе убиваемым в боех от нечестивых язык благочестивым воином причастным бывати достояния праведных, сиречь царствия небесного (ответ утвердительный);

2) каков толк есть предписуемому к неким каноном краегранесию;

3) позволительно ли ядение свиных мяс (ответ: не только свиных, но и всяких, чистым всё чисто, закон Моисеев для христиан не обязателен, отменён Христом и апостолами (важно против раскольников). Лаврская № 201, глава 94, лист 459. [Казанское издание часть 3, слово XXXV, стр. 245–259].

IV ) Богослужебные:

1) Молитва к пресвятой Богородице, в той же и отчасти винословие о страсти Спасове. Лаврская № 201, глава 2, лист 12. В Иоасафовской слово 2.

2) Песнь благодарственная к пресвятой Троице, глаголемая во всю Светлую неделю Св. Пасхи. Лаврская № 201, глава 3, лист 15. В Иоасафовской 3.

3) Канон молебный к божественному и покланяемому Параклиту. Лаврская рукопись № 62, лист 176 (после канона молитва Св. Духу). В Иоасафовской после выписок из пророков, по верхней перемете лист 408 оборот (канон и молитва).

4) Пение на честное успение Богородицы. Сложено Максимом. Царская № 265, лист 306, стр. 243.

[В Лаврской рукописи № 62] полунощница воскресная лист 200, канон Троице творение Митрофаново лист 201, припевы воскресные Григория Синаита лист 206, полунощница повседневная лист 210, и полунощница субботняя, лист 215, помещённые в приложении к Максимову переводу Псалтири для Нила Курлятева, Лаврская рукопись № 62, не исправлены ли Максимом (по просьбе того же Нила)? Очищены от сербизмов Киприана, о которых говорит Нил в предуведомлении к переводу Псалтири?

V ) Сочинения, писанные в ответ на вопросы о разных предметах и действиях церковно-обрядовой внешности:

1) Сказание, како знаменатися крестным знамением. Лаврская № 201, глава 85, лист 429 оборот; № 200, глава 46, лист 281. В Иоасафовской 33. „Совокуплением бо триех перстей, сиречь пальца и еже от среднего и малого, тайну исповедуем богоначальных триех ипостасей, – Отца и Сына и Св. Духа, единого Бога трое; протяжением же долгого и среднего сшедшася два естества во Христе, сиречь самого Спаса Христа исповедаем”... В Лаврской рукописи № 200 по поскоблённому: „совокуплением бо триех перстей, сиречь пальца и еже от среднего и указательного... согбением же малого и близь того сущего”.

2) К смеющим трищи глаголати аллилуиа чрез предания церковного, а четвертое: слава тебе Боже. Лаврская № 201, глава 114, лист 522 оборот. В Иоасафовской 27. „Словцо к смеющим”... Есть это словцо в сборнике Евфимия Туркова, написанном в 7070 (1562) году, – Волоколамская рукопись № 514, лист 501 (не после ли приплетённая тетрадь?).

3) Повесть о воздвижении пречистыя Богородицы хлеба. Лаврская № 201, глава 130, лист 549 оборот. (Сравни в Псалтири Киприана митрополита ту же повесть лист 190).

4) Сказание о освящении воде назаутриа святых Богоявлений. Лаврская № 201, глава 87, лист 434. В Иоасафовской 35.

5)  ↓ Сказание строки, глаголющей о свышнем мире и о спасении душ наших. (К Акакию Тверскому. Опровергается, будто под свышним миром разумеются ангелы. Во второй части послания о „Бог бо рождейся, сего ради и естества истощишася”). Лаврская № 201, глава 113, лист 520. В Иоасафовской 30.

6) Сказание о священном образе Спаса Христа, его же называют уныние. К Акакию Тверскому? (Об образе Спасовом, написанном по приказанию папы Григория Двоеслова, вследствие видения). Лаврская № 201, глава 30, лист 128 оборот.

7) Сказание о венце Спасове и о свитце, иже в руке Его и о Богородицыне имени. Лаврская № 201, глава 55, лист 252.

8) Сказание о венцах свадебных. Лаврская № 201, глава 40, лист 145.

9) Сказание о том, что под крестом на церкви, в нем же водружен аки месяц млад. Лаврская № 201, глава 34, лист 137 оборот. Ещё см. в Румянцевском прибавлении.

Ответы на вопросы об иконах Николая Любчанина (Царская № 314, лист 161, и № 377 лист 26 оборот) принадлежат не Максиму ли же?

О брадобритии письмо к Грозному.

VI ) Объяснения на некоторые места в книгах Св. Писания, в книгах богослужебных и четиих:

1) (Объяснение) от евангелия еже от Иоанна (слов: яко ни самому всему миру могущу вместити писуемые книги, аще по единому писана была Спасова чудеса. Гл. 21, ст. 25). Лаврская № 201, глава 115, лист 524. В Иоасафовской 28.

2) Толкование от псалма 102, строка: обновится, яко орли, юность твоя. Лаврская № 201, глава 29, лист 127 оборот.

3) Сказание отчасти на 18 псалом. Лаврская № 201, глава 33, лист 134 оборот (К какому-то честнейшему отцу лист 136 оборот). Лаврская № 200, лист 393: „к тому же иноку”. То же Синодальный № 191, лист 31, стр. 522.

4) Послание к некоему другу, в немже толкование некоих речений, неудобь разумеваемых, в божественном писании. Лаврская № 201, глава 93, лист 452 оборот В Иоасафовской 40. Толкование мест из псалмов 1, 2, 3, 25, 33, 31, 141.

5) Толкование некоторых мест в псалмах (присоединено к другой, 107, главе). Начало: Псалом 41. Бездна бездну призывает. Толкование. Бездна трудов духовных призывает бездну разума Божия. Лаврская № 201, лист 479. (Объяснения мест из псалмов 41, 45, 48, 52, 55, 56, 57, 67, 72, 75, 80, 81, 82, 87, 105, 109, из песней библейских 2, 3 (см. Румянцевского Музея № 264, лист 11 оборот и лист 22, стр. 366 и 367, и лист 26 оборот, против звездознания, к некоему другу, до 1525г., ибо Николай Немчин стр. 367 col. 1). 4, потом мест из акафиста Богородице). Знал по-болгарски, лист 479 (хлябии).

6) Сказание сея речи: ступайте людие мои (Исаии, 26, 20). Лаврская № 201, глава 15, лист 100 оборот.

7) Римской церкви толкование Господня моления (т. е. молитвы Отче наш) вопросы и ответы. Лаврская № 201, глава 143, лист 499 оборот. (Перевод с латинского?). Максимово ли? В надписании не сказано.

8) Толкование 4 гласа ирмос первые песни. (Три стояще крепкии рожейся от Девы). Лаврская № 201, глава 150, лист 594.

9) Сказание отчасти недоуменных неких речений в слове Григория Богослова (Нифракинстии уставы сия). Лаврская № 201, глава 44, лист 149.

VII ) Сочинения, относящиеся к делу об исправлении книг:

1) Исповедание православной веры Максима инока из Св. горы, в нём же извещает о Христе Иисусе всякого православного священника же и князя, что по всему истиннейше есть православен инок и пр. Казанское издание часть 1, слово 1, стр. 23; Лаврская № 201, глава 1, лист 6. В Иоасафовской 1. Защищается против того, что еретик и враг русской державы. К епископам и боярам в малолетство Грозного, – Казанское издание стр. 33, 36. Просьба в общих выражениях стр. 38 fin..

2) Слово отвещательно о исправлении русских книг, в немже и глаголющих, яко плоть Господня по воскресении мертвых неописана бысть и прочее. Лаврская № 201, глава 11, лист 78; митрополита Платона часть 2 стр. 302; Казанское издание часть III, стр. 60. Просится в Святую гору. К князьям. В Иоасафовской 11. Писано в 1543 или 1544г. Казанское издание стр. 61. Упоминание о предыдущем стр. 61 fin..

3) Словцо отвещательно о книжном исправлении. Лаврская № 201, глава 12, лист 85 оборот; митрополита Платона часть 2 стр. [323]. Казанское издание часть III, стр. 79. В Иоасафовской 12. В одном из Синодальных списков, описания № 191, стр. 524, лист 39 оборот на поле приписано: „сие писано епископу Тверскому”. Вздор, – митрополиту Макарию.

4) Сказание, како подобает известно блюсти исповедание православный веры (о символе веры). Лаврская № 201, глава 48, лист 169. (Было в символе: из Марии Девы вместо и Марии Девы; чаем вместо чаю; жизнь будущую века вместо жизнь будущего века). В Румянцевской № 264, лист 136 оборот, стр. 371 col. 1, к Григорию (т. е. диакону Тверскому?).

5) О фимиаме. Лаврская № 201, лист 526 (Начало: Блаженного Иоанна Златоустого о приносимей фимиаме толк да ся исправит молитва моя).

6)  ↓ Толкование строки псалма 89: „Господи прибежище был еси нам”. Лаврская № 201, глава 19, лист 105 (Смущаются о мне нецыи пословицею сею..., то же, что в письме к Григорию.

7) Свод мест, по-своему переведённых Максимом в Псалтири. Лаврская № 201, глава 107, лист 473 оборот.

Ещё см. [ стр. 255 ] в отделе V статью 5.

VIII ) Сочинения в защиту православия греков:

1) Сказание ко отрицающимся на поставлении (и) кленущимся своим рукописанием русскому митрополиту и всему священному собору, еже не приимати поставления на митрополию и на владычества от римского папы латыньския веры, и от Цареградского патриарха, аки во область безбожных турок поганого царя, и поставленного от них не приимати. Лаврская № 201, глава 97, лист 467; Казанское издание часть III, стр. 154. В Иоасафовской 44.

2) Сказание о том, яко не оскверняются святая николиже, аще и многа лет обладаемы суть градове от поганых. Лаврская № 201, глава 41, лист 145 оборот; Казанское издание часть III, стр. 156.

IX) Похвальные слова святым:

1) Похвалнаа епи о преподобном Иоанне, нареченном превеликом. Лаврская № 201, глава 101, лист 469 оборот. В Иоасафовской 48.

2) Похвалнаа епи о блаженней Фомаиди, мечем убитей от своего свекра. Лаврская № 201, глава 102, лист 469 оборот fin.. В Иоасафовской 49.

3) Похвалнаа епи о некоторой добропобедной мученици, ей же имя Потамия, еже толкуется речная. Лаврская № 201, глава 103, лист 470. В Иоасафовской 50.

4) Похвалнаа епи к некоему пречудному древнему мученику, егоже имя неведомо. Лаврская № 201, глава 104, лист 470 оборот. В Иоасафовской 51.

5) Предисловие житию чудотворцов Соловецких. Лаврская № 201, глава 106, лист 471. (Писано по чьему-то понуждению лист 471 fin. и лист 473. Тут не похвала, а предуведомление: Максим по чьей-то (воле?) исправлял и дополнял житие Соловецких чудотворцев. Монастырь на Печенге, о котором тут упоминается, основан в 1533г., – см. в Истории Иерархии часть 4, Кольский или Кольскопеченский и у Курбского о Феодорите).

X ) Исторические:

1) О Спиридонии чудотворцы. Лаврская № 201, глава 22, лист 111 оборот.

2) Иосифа июдеянина слово о том, яко благочестивый помысл самодержец есть страстем, и сие являет от вышеестественного терпения, еже ко горчайшим мукам, Маккавеев, мученых бывших Антиохом. Лаврская № 201, глава 23, лист 112 оборот.

3) Сказание о Иуде предатели на Аполлинария. Лаврская № 201, глава 83, лист 424 оборот. В Иоасафовской 31.

4) Максима грека повесть самовидца бывша мучению некоего новоявленна мученика во Гречестей земли. Лаврская № 201, глава 96, лист 465 оборот. В Иоасафовской 43.

5) О Валтасаре царе Вавилонском. Лаврская № 201, глава 116, лист 527.

6)  ↓ О Христофоре. Лаврская № 201, глава 138, лист 585.

7) О архистратиге, еже по-русски воевода, какову ему быти во исправлении земском (о Велисарии, поучает воевод примером Велисария). Лаврская № 201, глава 151, лист 594 оборот.

8) О сивиллах, колико их есть было. Лаврская № 201, глава 131, лист 551 оборот, и глава 142, лист 589 (К кому-то лист 551 оборот).

9) Повесть о соборе, хотевшем уставити, дабы попы и диаконы и подъяконы без жен были (другое заглавие: устав, како жити попом и диаконом. О Пафнутии, отвергшем указанное предложение). Лаврская № 201, глава 17, лист 103.

XI ) Послания:

1) К Николаю многоучительному Немчину. Пред малыми деньми велел ми еси память о тебе всегда имети, сиречь молитвы о тебе возсылати Спасу Христу (убеждает обратиться в православие). Казанское издание часть 1, слово XV, стр. 341; Лаврская № 201, глава 32, лист 132.

2) К митрополиту Даниилу, уже изверженному (о примирении и прощении). Лаврская № 201, глава 27, лист 124; Казанское издание часть 2, слово XXX, стр. 367. О своей деятельности до России стр. 370 fin..

3) К некоему другу, седящу в темницы и просившу, како избыти от искушениа сатанина бываему истицанию скверному во сне, и о скоктании стужаему и помыслов блудных, и от малодушия. Лаврская № 201, глава 123, лист 531 оборот; Казанское издание часть II, стр. 248. К Василану, когда он сидел в Иосифове [монастыре] (Казанское издание стр. 250: „копати не могу”- барин Василан?).

4) Послание к некоим честным инокиням (вместе со словом воспоминательным о исправлении иноческого жития, которое [ см. выше стр. 251 ] в нравоучительных к монахам № 7). Лаврская № 201, глава 90, лист 443 оборот; Казанское издание часть II, стр. 394. Обширное; прекрасное. Против внешнего благочестия. Против вотчинновладения.

5) Господину и брату Георгию. Казанское издание часть 2, слово XL, стр. 424.

6) К Григорию диакону (об его пьянстве). Казанское издание часть 2, слово XXXIV, стр. 386.

7) К нему же о „Господи прибежище был еси”. Казанское издание часть 2, слово XXXIX, стр. 421 (то же, что выше в сочинениях по делу исправления книг [ стр. 256 ] № 6).

8) Послание утешительно ко князю Димитрию о терпении в скорбех. Казанское издание часть 2, слово XXXV, стр. 388.

9) К князю Петру Ивановичу Шуйскому. Лаврская № 201, глава 148, лист 591 оборот; Казанское издание часть II, стр. 415. Не просится на Афон, ибо это неугодно, но причастия стр. 418. Писано в 1542г. ibid..

10) К митрополиту Макарию. Лаврская № 201, глава 14, лист 96 оборот; Казанское издание часть II, стр. 357. Учительное и просит причащения и [чтобы он был] отпущен на Афон. О своей деятельности в Ватопеде до России стр. 364 fin.. Писано в то время как просил за Максима вселенский патриарх стр. 366. В Синодальном Описании № 191, лист 537, стр. 564: глаголемых лях.

11) К Грозному. Лаврская № 201, глава 109, лист 486 оборот fin.; Казанское издание часть 2, слово XXVIII, стр. 346. В Иоасафовской 24. (Здесь оно надписывается обще: „Слово к начальствующему на земли”, и начинается без обращения к Грозному прямо: „Многа убо и ина суть”. Хорошее. Учительное. Против внешней набожности стр. 349. Оклеветан князем Василием Ивановичем стр. 355. Просьба о возвращении на Афон стр. 356).

12) К Грозному, когда был уже царём. Лаврская № 201, глава 141, лист 587 оборот. Казанское издание часть 2, слово XXXI, стр. 376, cfr I, 34. Просительное о возвращении. На Афоне до путешествия в Россию жил 10 лет.

13) К Грозному о еже не брити брады. Лаврская № 201, глава 137, лист 583.

14) К Алексею о тафьях. Лаврская № 201, глава 140, лист 586; Казанское издание часть 2, слово XXXIII, стр. 382. (Не к Адашеву см. послание 21).

15) К Сильвестру попу. Лаврская № 201, глава 132, лист 552 оборот; Казанское издание II, стр. 379.

16) К некоторой инокине, в нём же учит не скорбеть об умерших. Казанское издание часть 2, слово XLI, стр. 425.

17) К юноше Михаилу Васильевичу, [сыну] сына князя Петра Шуйского, о Христофоре. Казанское издание часть 2, слово XXXVIII, стр. 420 (то же, что в исторических [ стр. 257 ] № 6).

18) К великому князю Василию Ивановичу (при переводе, Псалтири). Лаврская № 201, глава 76, лист 383.

19) Совет к собору православному на Исака жидовина волхва и чародея. Лаврская № 201, глава 98, лист 467 оборот. В Иоасафовской 45.

20) Утешительное к другу Константину. Румянцевского Музея № 264, лист 34, стр. 367, col. 2.

21) К ненаименованному митрополиту. Румянцевского Музея № 264, лист 37, стр. 367. (К митрополиту Макарию. Послание к Алексию вместе с этим (в послании к Алексию Максим упоминает о послании к митрополиту, – Казанское издание часть II, стр. 383); но вместе с посланием к Алексию Максим посылает к царю тетрадку, в ней же глав 27: а это не при Иоасафе, когда Грозный был маленьким, а при Макарии. Послание о тафьях, как оказывается из сличения этого послания с тем, писано не к Адашеву, а к Алексею протосингеллу и судохранителю митрополичьему Алексию, о котором здесь (и в самом том послании: преподобие отче ... отче Алексею). См. выше стр. [240] .

22) В Казанской рукописи № 310, лист 704: „Максимово ответно к королю о вере, на ересь латинскую зело сильно”. Начало: „Доброобычное всегда поздравление (о всяцем чествованием предпослав, честный Жигимонте”. Описания рукописей [Соловецкого монастыря в Казанской духовной Академии] часть I, стр. 496.

XII) По естественной истории и физиологии:

1) Сказание о струфокамеле и яйце его. Лаврская № 201, глава 43, лист 148 оборот.

2) Сказание о птице неясыти. Лаврская №201, глава 99, лист 469. В Иоасафовской 46.

3) Семь степеней человеческого жития. Лаврская №201, лист 253 (краткое).

X III ) По грамматике и лексикографии:

1) О греческих гласных и согласных, слогах, надсловных греческих и славянских знаках и пр.. Лаврская № 201, лист 525 fin.. См. Синодальный № 191, стр. 575 и 576.

2) Толкование имён (собственных) греческих и еврейских и римских. Лаврская № 201, глава 108, лист 481 оборот. Знал Максим по-еврейски, или был у него греческий толковник еврейских имён? Вероятно, последнее.

3) Объяснение слов: пандок (пандекты), левиафан, тристат. Лаврская № 201, лист 291 оборот.

4) О грамматике. Румянцевского Музея № 264, стр. 370 (краткое).

XIV) Панегирики лицам, слова благодарственные к Господу по поводу событий:

1) Сложение вкратце о бывшем пожаре Тверском, та же и похвала обновлению церковного украшения, бывшего боголюбивым епископом Тверским Акакием. Лаврская № 201, глава 81, лист 421. В Иоасафовской 22.

2) Слово благодарственное Господу нашему Иисусу Христу о бывшей преславной победе на Крымского... в лето осмые тысящи четыредесять девятое. Лаврская № 201, глава 75, лист 377 оборот. В Иоасафовской 23.

XV) Надписи:

Сложение Максимово, быти было подписи на амбоне. Лаврская № 201, глава 119, лист 529.

XVI) В разрешение вопросов богословских:

1) Сказание противу глаголющих, яко плотьским совокуплением и рождьством хотяше множитися человеческий род, аще бы и не согрешили праотцы. Лаврская № 201, глава 82, 422 оборот fin.. В Иоасафовской 29.

2) Сказание, который убо во человеческом естестве первый грех. Лаврская № 201, глава 38, лист 144 оборот.

3) Сказание трёх неких взысканий, нужных всякому рачителю книжному (см. [ стр. 253 ] в III на вопросы церковной практики № 5 взыскание первое). Лаврская № 201, глава 94, лист 459.

XV I I) Variä

1) На Николая немчина, прелестника и звездочетца (о смерти Николая). Лаврская № 201, глава 28, лист 127 оборот.

2) Из книги глаголемые Суиды. Лаврская № 201, лист 253 (о таланте). Ещё из Суиды см. Румянцевского Музея № 264, лист 30 оборот, стр. 367 col. 1. Вообще о Максимовых переводах из Свиды ibid. лист 107, стр. 369, col. 2.

3) Разгадка одной криптографической подписи (разгадал: „Карпафос” вместо „Филиппос”). Лаврская № 201, лист 525.

4) Сия словеса сотворил инок в темнице затворен и скорбя, ими же себя утешание и утвержание в терпении, в 7040 лето. Лаврская № 201, глава 36, лист 143. (Царская № 244, глава 93, стр. 221 начало, гораздо полнее и перевод не тот). Казанское издание часть 2, слово XLIX, стр. 452.

5) Притча. Некто родися на лицы поля, в нощи тмой, пеленою не повит, водою не омыт и пр. (Следует разгадка: антихрист). Лаврская № 201, лист 291 оборот.

6) В голуби вошь. Голубь птица проста, беззлобива и чиста есть от вшей (в голубе вошь – грех от действа дьявола в душе простого человека). Лаврская № 200, лист 417.

XV III ) Переводы:

1) Геннадия, патриарха Константинопольского Схолариса диалог или беседование (патриарха Геннадия с турчанином. Перевод не Максимов, а одного из учеников его (см. предисловие, тут об отношении Максима к ученикам), только сделанный с Максимовой греческой книги). Лаврская № 201, глава 56, лист 253. Перевод Курбского см. Синодальные рукописи № 191, стр. 568.

2) Прение выписано из книги Дамаскиновы, в немже описуется гадания христианина ко срацином, или магметаном (перевод того же, что и предыдущее, или самого Максима? Перевод Курбского см. Синодальные рукописи № 191, стр. 567). Лаврская № 201, глава 57, лист 263. Собирался Максим и ещё переводить из Дамаскина. См. Слово отвещательно о исправлении книг русских у Платона стр. 319 fin. и 320.

3) Божественного Иоанна Хризостома слово на пянтикостие о Святем Дусе. Многиа воистину инакое благодати участницы суть (чей перевод не сказано). Лаврская № 201, глава 58, лист 267. См. Синодальный № 191, стр. 569. Слово это не Златоустого.

4) Святого отца нашего Василиа, архиепископа Кесарии Каппадокийские речение. И аще светлы суть оные постановления закон, ихже царие ко управлению (чей перевод не сказано. В русском переводе в издание Творения Святых Отцов часть V, стр. 40 sqq). Лаврская № 201, глава 59, лист 276.

5) Нравоучение от беседы 29-й еврейского послания (Златоустого. Александром Васильичем [Горским] на поле замечено: переведено с латинского). Лаврская № 201, глава 60, лист 279.

6) Нравоучение Златоустого от беседы 30-й еврейского послания о латынех зело полезно. (На поле Александром Васильичем [Горским]: с латинского). Лаврская № 201, глава 61, лист 282 оборот.

7) Нравоучение от беседы 8-й еврейского послания (Александром Васильичем: с латинского). Лаврская № 201, глава 62, лист 285.

8) Святого Максима исповедника. Начало: Несть согрешающему избежати будущего суда. (Небольшое. Чей перевод, не сказано). Лаврская № 201, глава 65, лист 292 оборот. В других сказано, что Максимово.

9) Сие слово несть мое Максима, но Кирила Иерусалимского. Начало: Боюся смерти, яко горка мне есть, боюся геены, зане безконечна есть. Лаврская № 201, глава 110, лист 491. – Румянцевского Музея № 265, лист 318, стр. 379, сказано, что переведено Максимом в 1542 году. То же в Академической рукописи № 195, лист 283.

10) Святого Григория Богослова о нищелюбии. Что не помогает естеству время имуще, чесо ради не покрывает, плоть суще, плоть смиренную. Лаврская №201, лист 519 (несколько выписок из Григория Богослова о нищелюбии), на конце к выпискам из пророков, составляющим главу 112 [см. сейчас], ниже № 12 ). В Лаврской № 200, лист 422 оборот: „на крещение Господне Григорий Богослов, глава 23”. Начало: Еретик же по величеству тяготы (краткая выписка).

11) Иоанна Златоустого о исходе души от тела. Попечемся, братие, о том часе, прити бо имать. Лаврская № 201, глава 121, лист 529 fin..

12) Выписки из пророков (сначала малых, потом больших; из больших с толкованиями Василия Великого, Златоустого, Феодорита. На обличение пороков тогдашнего русского общества?). Лаврская № 201, глава 112, лист 502 оборот. – В Иоасафовской после главы 51, на особой тетради, без обозначения главы, лист по верхней перемете 381.

13) Послание Домника архиепископа Венетийского, еже посла к святейшему патриарху великой Антиохии кир Петру и о прочих своих. Лаврская № 201, глава 125, лист 535 оборот. Отписание патриарха Петра к Домнику ibid. глава 126, лист 536 оборот. Германа патриарха к жестоковыйным латыном поучение. Начало: Познавше убо, возлюблении, истинное православие ibid. глава 127, лист 544 оборот. Исповедание папы, еже принесоша ответницы его фременурии патриарху Герману ibid. глава 128, лист 545 оборот (в списке сочинений Максима Румянцевского Музея № 264 есть см. лист 320 оборот, стр. 373, col. 2 fin.). Отвещание патриархаГермана и собора к посланным от папы фременуром ibid. глава 129, лист 545 оборот. Свидетельства, яко от Отца единого исходит Дух Святый (из отцов). Ibid. лист 546 оборот. И эти главы перевод Максимов?

14) Толковой Псалтири, Толкового Апостола, простой Псалтири для Курлятева, Златоустого на евангелистов Матвея и Иоанна, Метафрастова жития Богородицы. См. о них выше.

15) Слово Симеона Метафраста о чудеси святого Михаила архистратига иже в Хонех. Преведено Максимом (Лаврская № 664, лист 17, Сентябрьская Минея, под числом 6). В Макариевской Минее 6 Сентября.

16) Чудо архистратига Михаила, бывшее во Святей горе (т. е. Афонской). Лаврская № 664, лист 11, Сентябрьская Минея, 6 число, не Максимово ли?

17) Лаврская № 200, лист 443 оборот краткое известие о Григории Богослове и о слове пасха; с лист 444 иже во святых отца нашего Григория архиепископа Константинаграда Богослова на пасху и на опождение (sic) слово 1 (с толкованием Никиты Ираклийского). Всё слово первое и начало слова 2, лист 451.

18) Лаврская № 200, лист 452 Хруса уединенного от слова исторического о кресте Господни. Перевод Максимов же?

19) Из Златоустого о епископах нерадивых и на резоимцев. Румянцевского Музея № 264, лист 31 оборот, стр. 367, col. 1.

20) Патриарх Иоаким в книге Остен говорит, что Максим в 1521г. (по другим спискам в 1542г.) перевёл с греческого на славянский правила апостолов и соборов. См. митрополита Евгения Словарь исторический, [под словом] Максим, издание 2 стр. 37 fin.. Что разумеет Иоаким? Кормчую Вассьянову, которая Толстовской рукописи Отдел 1, № 169, стр. 92?

21) О монастырях Афонских. Лаврская № 200, лист 13 оборот (между прочим сказано: „а вси (монастыри Афонские) без имениих, и своими труды и питаются и одеваются, села у них несть, одны винограды и садове”). Максимово?

22) Слово Константина Порфирогенита... повесть... о посланном к Авгарю нерукотворенном... образе. Перевод Максима. Царская № 265, лист 336, стр. 243.

Из Суиды переводы в Varia [см. выше].

II. Переводная письменность от нашествий монголов до Митрополита Макария.

(Библиографический обзор).

1. Священное писание.

О собрании книг Священного Писания Афанасием Великим через Иофалия диакона см. у Зиновия Отенского стр. 355. О переводчиках Библий слово – Макариевские Четьи Минеи 20 Августа. О книге Иудифь см. у Зиновия Отенского стр. 777 fin.. Книга Премудрости Соломоновой переведена на Афоне иеромонахом Гавриилом в 1412г., – Рукописи Григоровича по описанию А. Е. Викторова стр. 40. Ездра см. у Иосифа Волоколамского в Просветителе стр. 271, 272 начало.

Геннадиево издание Библии.

(По Описанию Синодальных рукописей Горского и Невоструева, №№ 1–3).

Четыре предварительные статьи взяты из какого-то немецкого издания Библии (первая – стр. 3 и вторая – стр. 7 взяты из Библии Жидовствующих?).

Две книги Паралипоменон, три книги Ездры, книги: Неемии, Товита, Иудифь, Премудрости Соломоновой и две книги Маккавейские, вместе с предисловиями к ним Иеронима, переведены с Вульгаты.

В первой предварительной статье 1 и 2 книги Царств называются Самоиловыми, а в самом тексте (стр. 31) 1 называется Самоиловой), а 2 – второй Царств.

Пророк Иеремия значительно пополнен из Вульгаты (главы 1–25 и 46–51: стр. 91), Пророк Иезекииль несколько пополнен из Вульгаты (главы 45 и 46: стр. 104). Книга Притчей приведена на конце в порядок по Вульгате (стр. 66). То же Иисуса Сирахова и пророка Иеремии (стр. 80 и 98).

Книги Есфирь, имеющей 16 глав, первые 9 глав переведены с Еврейского (взяты из Библии Жидовствующих? См. стр. 181), а остальные 7 – с Вульгаты. [Ср. у Соболевского стр. 433–436].

Феодор, новокрещённый Еврей, перевёл Псалтирь и книгу Есфирь: Филарет архиепископ Обзор стр. 146.

Текст в списках разделён по Вульгате на главы, но без её (Вульгаты) разделения на стихи: стр. 10.

Перевод Пятикнижия принадлежит глубокой древности: стр. 13.

Перевод книг Иисуса Навина, Судей и Руфь – древний, хотя в формах языка менее следов этой древности, чем в Пятикнижии: стр. 25 начало.

Перевод четырёх книг Царств гораздо несовершеннее Пятикнижия и других предшествующих книг (стр. 34), и можно заключать, что переводчик их не одно лицо с переводившим предшествующие книги библейские (стр. 39).

Перевод книги Иова, за исключением первых глав, позднее исправленных, имеет признаки глубокой древности (стр. 59 fin.).

Перевод Псалтири весьма древний: стр. 62.

Перевод книги Притчей, несомненно, древний: стр. 72 начало.

Перевод книги Екклесиаста по языку представляется новее перевода Притчей: стр. 73 начало.

Перевод книги Песнь песней – древний: стр. 76.

Язык книги Иисуса сына Сирахова значительно поновлён: стр. 82.

Перевод пророков древний, но должен быть усвояем не одному переводчику, именно – переводчик 4-х последних малых пророков должен быть принимаем за особого от переводчика 4-х больших – и первых 7-ми малых: стр. 118.

Переводчики с латинского: доминиканец Вениамин (стр. 128) и Митя толмач­Дмитрий Герасимов (переводчик Николая де – Лиры: стр. 79). [О них см. у Соболевского стр. 39–40, 183–189, 254–259].

За неимением Греческой Библий и людей, знающих греческий язык, Геннадий совершил дело перевода при помощи Латинской и Немецкой Библий. Списки Геннадиевой Библии, сохранившиеся до настоящего времени, – 1499, 1558, XVI в. рязанский. Пользовались, исправив по Греческой, Геннадиевой Библией Острожские издатели Библии.

2. Толкования Священного Писания.

[Ср. ниже стр. 275–276 ].

Пятикниж ия :

Беседы Златоустого на книгу Бытия [См. ниже в отделе „Книги и трактаты в алфавитном порядке авторов” под словом Иоанн Златоуст ].

Шестодневы Василия Великого и Севериана Гевальского [См. ibid. под словами: Василий Великий и Севериан Гевальский].

↓ Толкования некоторых мест из книг Бытия и Исход [См. ibid. s. v.: Толкования].

Из Феодоритова „Изьяснения трудных мест” нечто на книгу Бытия [См. ibid. s. v.: Феодорит].

Георгия Писида Похвала к Богу о сотворении всея твари [См. ibid. s. v. Георгий Писида].

Книги Иова:

Толкования Олимпиодора Александрийского и других, полный перевод [См. ibid. s. v.: Толкования].

Псалтири:

Сводное толкование, перевод Максима Грека [См. ibid]. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 356, 358. [Ср. у Соболевского стр. 262 sqq].

Толковая Псалтирь Брунона [См. ibid .].

В рукописи фундаментальной библиотеки МДА № 18 Толкование на 50 псалмов Никиты Ираклийского или Серрского какого времени? См. Описание Соловецких рукописей, № 19 стр. 31, лист 10. Волоколамская рукопись (в библиотеке МДА) № 430.

Василия Великого Толкование на некоторые псалмы, – Волоколамская рукопись № 428.

Екклесиаста:

Толкование неизвестного [См. ниже s. v.: Толкования].

Песни песней:

Толкование Филона Карпафийского [См. ibid. и ниже в „Послесловии”].

Исаии пророка:

Сводное толкование Василия Великого, Феодорита, Кирилла, Хризостома [См. ibid. и s. v.: Василий Великий].

Иезекииля пророка:

Феодорита епископа Кирского „Сказание (-ний) 14 о пророчестве Иезекиилеве. (На греческом языке у Миня t. 81, р. 808: Ἐρμηνεία (разделённое) είς βιβλία ις’: 16).

На Четвероевангелие:

Златоустого – Беседы на Матфея и Иоанна, в переводе Максима Грека и Селивана.

Феофилакта Болгарского – Толкование на всех четырёх евангелистов. В рукописи МДА № 23 на Иоанна, 1456г. [См. ibid. s. v.: Толкования и у Соболевского стр. 22].

Григория Двоеслова Беседы на евангелия (на Луку и Иоанна). [См. ibid. s. v.: Григорий Двоеслов].

Евангелие учительное [См. ibid. s. v.: Евангелие учительное].

Толкования Феофилакта Болгарского – упоминается у Жмакина митрополита Даниила стр. 329, 330, 334, 335.

Толковое евангелие упоминается Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 564.

На Апостол:

На книгу Деяний:

Сводное толкование, простирающееся до главы 13, переведённое не позднее XV в. (Прибавления к Творениям Святых Отцов XVIII, 187) и с гл. 13 толкование неизвестного, переведённое Максимом Греком (ibid. В Макарьевских Минеях под 30 Июня „Толковый апостол”, – это? О времени перевода Синодальная рукопись №96, стр. 158 (не древнее). – Толкование на первые 13 глав в рукописи МДА № 17, писанной до 1501г., и в рукописи Троице – Сергиевой лавры № 117, XV в.).

Евсевия Емесского – Толкование на книгу Деяние, – Жмакин, митрополит Даниил стр. 414 примечание 3. На греческом у Миня t. 86, р. 561. Из сводного толкования?

На соборные послания:

Сводное толкование, переведённое одновременно с толкованием на 13 глав книги Деяний, – Синодальная рукопись № 96. (В Лаврской рукописи № 117, XV в.).

Василия Великого на первое послание Петрово, – Жмакин митрополит Даниил, стр. 410 примечание 4. Из сводного толкования?

На послания ап. Павла:

(В период до-монгольский было толкование не на первые только пять посланий, которое в рукопись 1220г., – Синодальный №95, а на все, – ibid. № 96, стр. 162 sqq).

Толкование неизвестного на послание к Галатам (из сводного, особого, отличного от предыдущего, толкования на послания?). [См. ниже под словами Иоанн Златоуст и Толкования].

На Апокалипсис:

Ипполита римского „О откровении Иоанна Богослова”. [См. ibid. s. v.: Ипполит].

3. Книги и трактаты в алфавитном порядке авторов 444 .

(Ср. ниже слова).

Из Четь-Миней митрополита Макария (где выставлены месяцы и числа) с дополнениями.

[Августина блаженного сочинения и житие, – у Соболевского стр. 195–198].

Агапита диакона главы императору Юстиниану. Синодальная рукопись № 202, лист 33, стр. 622, XV в.. На греческом у Миня t. 86, р. 1164, 72 главы. См. „Главник” митрополита Даниила.

Александр патриарх Константинопольский упомянут Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 578.

[Аммония мниха повесть об убиенных св. отцах. Старший русский список – пергамент. МДА № 7, XIV в.].

Андрей Критский упомянут Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 238. На греческом у Миня t. 97: 21 слово и несколько канонов. [До-монгольского периода – И.Р.Ц. т. I. 1 половина стр. 720/887].

Антон ий Великий упомянут Нилом Сорским у Архангельского стр. 178.

[Афанасия великого прение с Арием, – у Соболевского стр. 199–201. Вопросы и ответы князю Антиоху, – см. у Архангельского А. С. К изучению древнерусской литературы. Творения отцов церкви в древнерусской литературе (Обозрение), СПБ., 1888г., стр. 18 и Творения отцов церкви в древнерусской письменности (Извлечения), в. I-II, Казань 1889г., стр. 9 sqq].

Варлаама и Иоасафа Индейских книга. 17 Ноября.

Варсонофий Великий († 563). На греческом у Миня t. 86. У архиепископа Филарета в Патристике III, 166. См. у Жмакина в митрополите Данииле стр. 601 [взято из Никона Черногорца]. Лаврская рукопись № 181, лист 347 – поучение; № 182, лист 122 оборот – поучение; № 190, лист 251 – ответы; № 770, лист 372 – ответов 38. Академическая рукопись № 59. Нил Сорский у Архангельского стр. 151 начало.

Василия Амас ий ского послание к монаху, впадшему в отчаяние, собрание от лет царских. „О увы мне, что имам”. 26 Мая. Синодальная рукопись № 206, стр. 648, XVI век. Об авторе ibid..

1 2 Василий Велик ий. У митрополита Даниила по Жмакину: Послание к епископу Запольскому 331, 531; Толкование на 1 послание Петрово – 410; к Амфилохию о св. Духе – 430; Изречения – 500; к Амфилохию два канонических послания – 524, на пророка Исаию – 611. Постническая книга, стр. 667. Были в славянском переводе только Постнические книги, 349 и ещё два слова 350, – а прочие сочинения, которые Зиновий Отенский перечисляет, не были известны. Откуда знает? Из жития? [Ср. Истории Русской Церкви, т. I, 1 половина, стр. 721/888]. Иосиф Волоколамский в Просветителе упомянут, стр. 170, 336, 380 fin., 465, 515. Нил Сорский у Архангельского стр. 138 fin.. – Книга – словеса хотящим жити монашеского жития. 30 Июня. – Запрещения монахам и монахиням. 31 Декабря. – Книга о постничестве. 1 Января Синодальная рукопись № 202, лист 186, стр. 623. Академическая рукопись [библиотеки МДА] № 30, 1 половины XVI века. – Шестоднев – см. Филарет архиепископ. Черниговский в Обзоре духовной литературы стр. 112. Академическая рукопись № 145, № 31. – Послание к Кесарии болерыни о комкании. 29 Февраля. – (Из Василия Великого что́ переведено было во времена Курбского и Артемия см. у первого). [Ср. у А. И. Соболевского, стр. 15, 269–270; Архангельского К изучению древнерусской литературы, СПБ., 1888г., стр. 23–37].

Василия Нового – книга и Житие. 26 Марта.

Василия царя Греческого Главизны о нравоучительстве 66-ть к сыну его царю Льву. 31 Августа. Синодальная рукопись № 203, стр. 634 fin.. На греческом у Миня, t. 107, p. XXI. Академическая рукопись № 175, лист 103. См. „Главник” митрополита Даниила. [У Соболевского стр. 20].

Геннадия Схолария Диалог о вере с магометанином, – Синодальная рукопись № 191, стр. 566 (перевод князя Андрея Курбского?).

Георгия Писида Похвала к Богу о сотворении всея твари. 30 Июня. Перевод Димитрия Зуграфа 1385г., см. Синодальная рукопись № 331, стр. 767; Строева Словарь стр. 85; Порфирьев, История словесности I, 198 fin.. О переводе в 1385г. – Никоновская летопись IV, 146 (Почему записано в летописи? Перевод совершён в России?).

Герман, патриарх Константинопольский. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 339 (Послания, слова и объяснение литургии). „Стиси” см. „Главник” митрополита Даниила. [Ср. у Соболевского стр. 15].

Григорий Акрагантийский. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 499 fin., 516 sub fin., 536 начало. На греческом у Миня t. 93 (Десять слов на книгу Екклесиаст).

Григория епископа Амиритского книга – Прение его с Ерваном. 19 Декабря. См. у Жмакина в митрополите Данииле стр. 332, (347). Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 193. Академическая рукопись № 159. Григорий Амиритский переведён каким-то отцом Антонием, – Академическая рукопись № 64 (на русский). См. Строева Словарь стр. 18 fin., 19 (Андронием на Афоне для ученика своего инока Афанасия Русина перед 1432 годом). Житие Григория Омиритского – книга Ерван; об Афанасие Русине у Строева ibid. стр. 27. Рукопись 1432г. – ibid. стр. 20. [У Соболевского стр. 19, 31].

Григория Богослова книга, содержащая 26 слов. Января 25. – Известно было только 16 торжественных слов, Зиновий Отенский, стр. 350. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 76, 191, 335, 336, 338, 381, 386, 390. [Ср. Истории Русской Церкви т. I, 1 половина, стр. 722–724/890–891. У Соболевского стр. 270; Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 37–41].

Григория Двоесловца. Сказание о просфоре за усопших. „Много может душам”. 17 Августа. – Книга Беседовник, к Петру архидиакону вопросы и ответы о житии святых отец, иже в Италии. (Академические рукописи № 34 и № 158). Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 337, 592. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 385. – Книга от евангельских сказаний, а в ней 38 глав. 11 Марта. – Беседы на евангелия, – Синодальная рукопись № 149. В Виленской публичной Библиотеке по описанию Добрянского рукопись № 3 – XIV века. Переведены с латинского в XIV в., – Описание Синодальных рукописей № 149, стр. 235 sub fin., – в южной Руси – стр. 239: личник, свита, пекло, 241: адвокатуть. – [Ср. И. Р. Ц., т. I, 1 половина, стр.../.891–892].

1 2 Григория Нисского вопрос о Макриине. 29 Февраля. – Отрывок из сочинения о воскресении. Синодальная рукопись № 155, листы 201–209, стр. 292 fin.. – Отрывок из сочинения об устроении человека (главы 25–27). Синодальная рукопись № 155, листы 185–195, стр. 292. – Слово против Евномия, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 333. – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 337. [Ср. I том, 1 половина стр. 724/892].

Григория Паламы против латинян. Синодальная рукопись № 175, стр. 471, XV век. Академическая рукопись № 81.

Григория Синайского словеса различна. На греческом у Миня t. 150, р. 1237 (λόγοι διάφοροι). 11 Февраля. Описание Синодальных рукописей № 172, XV век. Аскетическое. Нил Сорский у Архангельского, стр. 151 начало, 174. Академическая рукопись № 49, пергаминная. [Ср. у Соболевского стр. 15–16. О житии его – стр. 19. У Архангельского К изучению литературы, стр. 141–142].

Григория Солунского Беседование с Евреями и Турками, – Лаврская рукопись № 116, лист 347.

Дамас папа Римский – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 338.

Диадоха (половина V века) главизны. – митрополит Даниил у Жмакина стр. 475 (у Миня t. 65: Κεφάλαια περὶ πνευματικῆς τελειώσεως). [У Соболевского стр. 16].

Дионисия Ареопагита книга. 3 Октября. Описание Синодальных рукописей № 107, с толкованиями Максима Исповедника; перевод 1371г.. О другом переводе см. Пискаревского рукопись № 45. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 653. Зиновия Отенского стр. 500 fin., 676. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 337, 462, 472, 515. Рукопись творений Дионисия Ареопагита, принадлежавшая митрополиту Киприану, – в библиотеке МДА № 144. [У Соболевского стр. 20].

Диоптра, см. ниже под словами Филипп и Зерцало.

Диоскора и Евтиха. Послание о содомском грехе. 31 Августа.

Дорофея аввы (около 620г.) книга, а в ней 25 слов. 5 Июня. Синодальная рукопись № 147. В Чудовом монастыре есть рукопись XIV в., ibid. стр. 224. Академические рукописи №№ 59 и 60, 154, 157. См. Филарет Патристика III, 206; „Главник” митрополита Даниила. Нил Сорский у Архангельского стр. 151 начало [У Соболевского стр. 16].

Евагрий Понтийский. С 380г. и после († 399). Читаемые ниже слова ( стр. 280 ) принадлежат ему и взяты из одного из его аскетических сочинений? На греческом у Миня t. 40.

Евангелие учительное, Синодальная рукопись № 209, стр. 658; о переводе стр. 667. Академическая рукопись № 13. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 335, 346, 351. [У Соболевского стр. 21].

Евлог ия повесть об ангелах, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 475.

Евсевия Емееского на Деяния апостолов, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 414.

Евсев ий Памфилийский – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 128, 462, 465, 475. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 652, 653. [См. ниже Слова].

[Евфимия Великого житие – у Соболевского стр. 19].

Епиктета Енхиридион в переделке. Заглавие: Якоже реша, Епиктита философа. Начало: „Сущих ова в нас, ова же не в нас”. Синодальная рукопись № 154, лист 115, стр. 285, конца XV – начала XVI в.; № 202, лист 47, стр. 622, XV в. [У Соболевского стр. 16].

Епифания Кипрского об ересях, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 336. – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 337 fin.. – О именах пророческих и откуду они и како умроша, и где лежат мощи их. 9 Мая. [До-монгольская И.Р.Ц., т. I, 1 половина, стр. 725/893].

Ефрема Сирина книга Патерик. 28 Января. То, что в Академической рукописи № 36. Нил Сорский у Архангельского стр. 178. [Ср. Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 42–53].

Зерцало – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 391. [См. ниже Филипп].

Златая Матица, сборник. Порфирьев Словесность I, 200.

Златая Чепь книга, а в ней глав 98. Июля 31. Порфирьев Словесность I, 200. Лаврская рукопись № 214, XVI век.

Зосимы преподобного (половина V в.) Беседы о ярости. У Жмакина митрополит Даниил стр. 475. Лаврская рукопись № 181, лист 316, и другие, см. Index. На греческом у Миня t. 78, р. 1780. [У Соболевского стр. 16].

Измарагд – сборник слов, см. ниже, [стр. 271, под словом Иоанн Златоустый].

[Илариона „об отвержении мира” и др.. Старшие русские списки: 1) пергаменный Румянцевского Музея № 1548, XIV в.; 2) Троице-Сергиевой лавры № 753, XV в.; 3) её же № 757, XV в.].

Ипполита епископа Римского об откровении Иоанна Богослова. 31 Декабря.

Исаака Сирина книга, а в ней глав 91. 31 Мая. Синодальная рукопись № 131, стр. 156. В МДА есть рукопись XIV века. Пискаревская 1472г., № 59: Слова постнические, числом 91. Академическая рукопись 109, 151. На греческом у Миня t. 86: περὶ λογισμῶν. Синодальная рукопись № 131: „Словеса постническа”. Исаак Сирин переведён с греческого на болгарский в 1389г., см. архимандрита Леонида статью о митрополите Киприане, стр. 22 начало. Строев Библиологический Словарь стр. 109 (Закхей). Митрополит Даниил у Жмакина стр. 359. Нил Сорский у Архангельского стр. 151 начало, 166. [У Соболевского стр. 16–17, 25; у Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 138–139].

Иса и я авва: митрополит Даниил у Жмакина стр. 601. На греческом в Патрологии Миня t. 40: λόγοι κθ’ и περὶ ἀσκήσεως καὶ ήσυχίας.

Исих и я пресвитера Иерусалимского († 432) к Феодулу Словеса о трезвении и добродетели. 11 Февраля. На греческом у Миня t. 93: λόγος ψυχοφελης περὶ νήψεως καὶ ἀρετῆς, две сотницы. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 662, 685. Нил Сорский у Архангельского стр. 178. [У Соболевского, стр. 17].

Иаков Жидовин. 19 Декабря. [См. ниже стр. 295 ].

Иоанна Дамаскина книга – Небеса. 4 Декабря. – Книга в восьми частях. 4 Декабря. Порфирьев Словесность I, 195, – Философия. Порфирьев Словесность I, 196. – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 194, 238, 337, 381. [У Соболевского стр. 20–21; Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 96–125].

Иоанна Златоустого Беседы на книгу Бытия. Афонский перевод 1426г. Синодальные рукописи № 61 и № 62. У Строева Словарь стр. 121, Иаков. – Толкование на Евангелие от Матвея, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 345, 394. Синодальная рукопись № 82. Нет в Макариевской Четь – Минее. – На евангелие от Иоанна, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 611. Синодальная рукопись № 85. Нет в Макариевской Четь-Минее. – На Деяния: митрополит Даниил у Жмакина стр. 335. (Не Златоустого, а сводное, см. Синодальная рукопись № 96, стр. 154). – На послание к Коринфянам, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 407.

Златоструй. 29 Февраля. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 324. – Книга Маргарит. 14 Сентября. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 350. Зиновий Отенский стр. 249 начало, 772 начало, 945 sub fin.. Синодальная рукопись № 126, стр. 119. Порфирьев Словесность I, 199. Переведён болгарским монахом Дионисием (мой Краткий Очерк [истории православных церквей Болгарской, Сербской и Румынской или Молдо-Валашской, М. 1871г.] стр. 172) в половине XIV века, – Starine I, 52 начало. Академическая рукопись № 33. – Книга Смарагд, а в ней 159 глав. 31 Июля. Синодальная рукопись № 230, стр. 53. Когда составлен стр. 82 fin.. Порфирьев Словесность, 1,200 начало. Академическая рукопись № 46. – Сборник слов, называемый Златоуст. Порфирьев Словесность, I, 199 начало. Академическая рукопись № 146. – Слова Постные (Fastreden), написанные на Афоне в 1451г., – мой Краткий Очерк стр. 514. Порфирьева Словесность стр. 199. Академическая рукопись № 47 (Торжественник постный). – „Умиление”, – собрание слов, усвояемое Златоустому. Синодальная рукопись № 61, стр. 46, cfr стр. 48 и 49, XV век.

Упомянут в Просветителе Иосифа Волоколамского стр. 159, 180, 184, 187, 194, 217 fin., 237, 316, 337, 377, 378, 381, 391, 412, 448 начало, 459, 472. Под 13 Ноября [в Макариевской Четь-Минее] большое собрание слов Златоустого. Не все сочинения Иоанна Златоустого переведены были, – см. у Зиновия Отенского стр. 350. [Ср. I т. 1 половина стр. 729–741/898–899. У Соболевского стр. 21, 271; Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 54–83, и Творения отцов церкви в. IV, Казань, 1890г.].

Иоанн Никейский об Арменах: Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 514, 575. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 324, 337, 416, 430. Академическая рукопись № 175, лист 198 оборот; № 191.

Иосифа Евреина (Флавия) о пленении Иерусалима. 29 Февраля. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 123, 128, 167, 454, 471. Академическая рукопись № 12, лист 447. Служил одним из источников для русского хронографа 1512г.. Переведён в Константинополе в 1399г. грешным Иоанном старцем, см. Строева Словарь стр. 399 и 400. [У Соболевского стр. 24].

Иосиф Песнописец упомянут Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 238.

Кассиана Римлянина († 435) сочинения 29) Февраля (не ясно – какие). Строева Словарь стр. 415. Синодальная рукопись № 203, стр. 633. Есть рукопись 1421г., – Строев Словарь стр. 28 и 415. Лаврская рукопись № 189, лист 353, XVII в., о рассужении и 8 бесед о 8 злых помыслах; рукопись № 674, XVII в., лист 157, – то же; № 756, XV в., лист 460, – то же; № 760, XV в., лист 167 – то же. См. „Главник” митрополита Даниила. Нил Сорский у Архангельского стр. 149 примечание, 150 примечание [У Соболевского стр. 17].

Кесарий, брат Григория Богослова, упомянут Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 339. [У Соболевского стр. 22].

Кирилла Иерусалимского книга, – см. Зиновия Отенского стр. 351, 959. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 173, 575. [Ср. Истории Р.Ц. т. I, 1 половина стр. 742/901. У Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 20].

Климент ученик ап. Петра. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 31.3, 460, 472, 508.

Кормчая книга. 29 Февраля. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 516 sqq, 568.

Косьма Индикоплов книга. 31 Августа. Академическая рукопись № 102 и № 103.

О латинянах статьи. 31 Августа fin.. Прение Панагиота с кардиналы, 30 Июня. См. ниже стр. 293–295 .

Леонтия Кипрского сочинения, – Строева Словарь стр. 414 fin.. На греческом у Миня t. 93 (Четыре слова и жития Иоанна Милостивого и Симеона Юродивого).

[Льва Премудрого стиси, – у Соболевского стр. 23].

Макария преподобного главизны 150. 11 Февраля. На греческом у Миня t. 34, Ὁμιλίαι πνευματικαἱ числом 50 и Ἀσκητικἀ 7 слов (семь). См. „Главник” митрополита Даниила. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 190, 482 fin.. Нил Сорский у Архангельского стр. 178. – Главизны преподобного Макария и прочих святых. 31 Декабря.

Максима [Исповедника] к Елпидию попу главизны 400 (Главы о любви). Февраля 11. Описание Синодальных рукописей № 154, стр. 283, конца XIV или начало XV в.. О переводе Максима, Нила и Феодора Едесского, ibid. № 154, стр. 286 fin.. На греческом у Миня t. 90, Κεφάλαια περὶ ἀγαπῆς (четыре сотницы). Академическая рукопись № 49 пергаминная. – Послания – 29 Февраля. На греческом у Миня t. 91. – Максима будто бы Исповедника книги глаголемые Кормчий, рекше Правитель душевный, – Синодальная рукопись № 202, лист 1, XV в.; об авторе стр. 622. Постническое слово (по вопросу и ответу) Максима переведено на Афоне в 1425–1426 годах, – Строева Словарь стр. 122 (для Евсевия – Ефрема Русина; о нём см. ibid. по Index’y Евсевий). На греческом: λόγος ἀσκητικὸς κατὰ πεῦσιν καὶ ἀπόκρισιν, p. 912–956. – Максим Исповедник – митрополит Даниил у Жмакина стр. 350 и „Главник”. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 217, 381, 382, 390. Нил Сорский у Архангельского стр. 151 начало [У Соболевского стр. 17].

Марка преподобного Скитского главизн 70 о гордящихся от дел правды (о мнящихся оправдаться от дел). 11 Февраля. См. „Главник” митрополита Даниила. В Синодальной рукописи № 165, лист 298 (Описания стр. 443) отрывки из сочинений: о духовном законе и о мнящихся оправдаться. На греческом у Миня t. 65, р. 905–964: Ἐγχειρίδιον περὶ νόμου πνευματικοῦ, главы 201, и Ἐγχειρίδιον περὶ τῶν οὶομένων ἔξ ἔργων δικαιοῦσθαι, глава 211.

Менандр мудрый. Лаврская рукопись № 762, лист 279, XV в. (У Ламбеция: V, 237: Γνώμαι μονόστιχοι Μενάνδρου. Начало: Ἂνθρωπον ὄντα δεῖ φρονεῖν τὰ ἀνθρώπινα). Он у жидовствующих, Синодальная рукопись №№ 1–3, стр. 137. На греческом в Ἀνέκδοτα’х Буассона , I, 147 и 153.

Многосложный свиток о святых иконах. 31 Декабря. См. о нём у Жмакина в митрополите Данииле стр. 326. Зиновия Отенского стр. 980, 990. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 295, 542 fin..

Никита Ираклийский, Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 500. См. выше „Толкования Священного Писания” [ стр. 265 ].

Никита Стифат († около 1050 или 1058), митрополит Даниил у Жмакина стр. 475, 601. (На греческом у Миня t. 120: Πρακτικῶν κεφαλαίων ἑκατοντάδες τρεῖς). [У Соболевского стр. 17].

Никифора [Каллиста] Ксанфопула Мясопустный Синаксарь, Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 395. Синодальная рукопись, М 185 стр. 507 (Н. Каллист о вечерях Христовых). [У Соболевского стр. 17, 21. Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 143–146].

Никифор патриарх Константинопольский, Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 128 (Летописец).

[Николы патриарха Константинопольского послание к проту Святой горы. Старший русский список – Троице-Сергиевой лавры № 756, XV в.].

Никона Черногорца книга. 30 Апреля. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 379. Иосиф в Просветителе стр. 62, 528 начало, 537. Порфирьев, Словесность I, 201. О полном переводе мой Краткий Очерк стр. 514. [Ср. I т. 1 половина И.Р.Ц., стр. 748–749/910–912. [У Соболевского стр. 21. Архангельского К изучению древнерусской литературы стр. 143–146].

Нил Кавасил, – Синодальная рукопись № 175, стр. 471. О переводе стр. 476. Академическая рукопись № 81.

Нила Синайского (Постника, † около 450) главизны 150 о молитве. (/До-монгольское). 11 Февраля. Синодальная рукопись № 154, лист 91 оборот (Описания стр. 284): о молитве (153 главы); № 165, лист 258 (стр. 441 fin.): от притч к инокам, лист 265: о восьми помыслах, лист 276 оборот: о бесстрастии души и тела. Академическая рукопись № 49 пергаминная. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 691, „Главник” митрополита Даниила; Нил Сорский у Архангельского стр. 138 fin., 153, 159. О переводе см. Максим. У Миня t. 79. [Ср. I т. 1 половина И.Р.Ц. стр. 749/912. У Соболевского стр. 17–18. Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 126–132].

Нифонта преподобного книга. 23 Декабря.

Патерики. См. Порфирьев Словесность I, 203 fin.. О Патерике см. Описание Синодальных рукописей № 153, стр. 267. [И.Р.Ц. т. I, 1 половина стр. 749–750/912–914]. Патерик Синайский. 30 Июня. Вновь переведён для митрополита Макария одним Греком (Досифеем Осифитие в 1528г., поправил язык, в чём состояла поправка см. Строев Библиология. Словарь стр. 94 fin. sqq. – Египетский. 30 Июня. – Скитский святой горы Синайской (О Евлогии каменосечце. О Антонии прокажённом). 31 Декабря. Другой св. отцов азбучный. 31 Декабря. Третий святых отец поучения, како подобает со всяцем прилежанием безмолвия искати. 31 Декабря. Старчество? Слово из Лимониса. 1, 4 и 7 Сентября. Лаврская рукопись № 37, XV в., лист 178, и во многих других местах. Порфирьев Словесность I, 204. На греческом у Миня t. 87. – Печерский. 3 Мая.

Петра Дамаскина (половина XII века) Собрание от божественных писаний. 11 Февраля. Синодальная рукопись № 164, XV в.; №№ 165, 166. О времени перевода ibid. стр. 448, № 140, стр. 187. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 444. Нил Сорский у Архангельского стр. 178. В „Добротолюбии” смешивается с Петром, епископом Дамасским, жившим при императоре Константине Копрониме, современником Иоанна Дамаскина, замученным от Оуалида, сына аравийского начальника Исима. В надписании помещённых в „Добротолюбии” 24 кратких слов или алфавита по Синодальной греческой рукописи XV в. из Иверского монастыря (/Matth. CCCVI, fol. 210): Πέτρου μοναχοῦ, τοῦ δαμασκηνοῦ. – В одной греческой рукописи сочинений Петра Дамаскина читается подпись (открытая Лекелем в одной Парижской рукописи): ὁ γὰρ νικήσας χάριτι Χριστοῦ τὰ ὀκτπάθη ταῦτα, φησὶν, ἐνίκησε καὶ τὰ λοιπὰ πάντα, ἅτινα προεγράφησαν ἐν τῷ πρώτβιβλίὑπὸ τοῦ συγγράψαντος αὐτὸ Πέτρου ταπεινοῦ τοῦ μονάχου δαμασκηνοῦ κατὰ τὸ Ѵ54;ςχξὲ ἔτος ίνδ. ε’ (6665­1157). – В Синодальной греческой рукописи XVI в. из Ватопедского монастыря ( Matth . CCCXXII) fol. 12: τοῦ ὁσίου Πέτρου τοῦ δαμασκηνοῦ. – На славянском языке в Синодальной библиотеке у Саввы показано только Воспоминание к своей ему души: № 650, XV в., листы 155–257; № 849, XVI в., 212 лист; № 653, XVII в., листы 99–200; № 456, скрп. 1649г., листы 279–378 (У Востокова рукопись XV в., № СХС, стр. 236, то же). На греческом: Ὑπόμνησις πρὸς τὴν ἑαυτοῦ ψυχὴν по Matth . CCCVI, по Савве № 319, листы 239–396. Это Воспоминание, кажется, есть то, что в „Добротолюбии” составляет 1 часть сочинении П. Дамаскина. В „Добротолюбии” в начале читается: „написав, во обличение окаянные души моея, наставление сие”. В древних славянских месяцесловах память Петра Дамаскина [9] Февраля (Сочинения Российской Академии часть 5, стр. 217). [У Соболевского стр. 18].

Писид Георгий см. Георгий Писид.

Пселлоса Михаила книга Зерцало. 29 Февраля. (Т. е. инока Филиппа с предисловием Пселла?). См. ниже Филипп. [Ср. у Соболевского стр. 19].

Пчела книга, имеет речи от евангелия и различных святых. 31 Июля. Синодальная рукопись № 312, стр. 530 (стр. 555 fin. sqq. Особая редакция). См. Порфирьев Словесность, 1, 201. Особая – Пискарёвская рукопись № 85, лист 288. [Ср. И.Р.Ц. т. I , 1 половина, стр. 752–753/916–917].

Риклад – Слово изложено от латинина Риклада о срацынской вере и о Бахмете. Июля 31. См. Востокова Описание рукописей Румянцевского Музея стр. 273 col. fin. [У Соболевского стр. 325].

Севериана Гевальского Шестоднев, – Строева Словарь стр. 413 fin.. Синодальная рукопись № 203, стр. 628. Рукопись 1459г., Отчёт Румянцевского Музея за 1867–69г. стр. 25 начало [У Соболевского стр. 21–22].

Симеон Метафраст, – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 499 fin. [У Соболевского стр. 265–268, 310].

Симеона игумена Нового Богослова († около 1030 или 1050г.). Книга о началожительстве к отрешившимся мира. Слова в ней 22. По латыне 33 слова. На греческом у Миня t. 120. Синодальная рукопись № 164, XV в.; №№ 165 и 167–169; о времени перевода Описания стр. 448. Академическая рукопись № 49, пергаминная; ещё № 154. – Наказание к монашеству пришедших. 31 Декабря (То же, что выше или другое?). О 12 главизнах. С 12 до 49 главизны. Греческое: Κεφαλαία πρακτικὰ καὶ θεολογικὰ καὶ θικά. О молитве. Λόγος περὶ τριών τῆς προσευχῆς τρόπων. 11 Февраля. Нил Сорский у Архангельского стр. 151 начало, 170; митрополит Даниил у Жмакина стр. 331. [У Соболевского стр. 18; Архангельский К изучению древнерусской литературы, стр. 139–141].

[Слово кратко противу тех, иже в вещи священные, подвижные и неподвижный съборные церкве вступаются и отъимати противу спасениа души своеа дръзают, – у Соболевского стр. 193–194].

Слово о переводцех Библии. 20 Августа. [У Соболевского стр. 189].

Старчество, Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 318. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 375, (492, 602 начало). Академическая рукопись № 185.

Стефана преподобного Фивейского о отрекшихся мира. 31 Декабря.

Тимофея, пресвитера Константинопольского, об ересях, митрополит Даниил у Жмакина стр. 336. [Ср. И.Р.Ц. т. I, 1 половина, стр/.921].

Толкования: некоторых мест в Пятикнижии, – Синодальная рукопись № 110, стр. 29. Академическая рукопись № 40. – Олимпиодора Александрийского и других на книгу Иова. Афонский полный перевод 1412г. Описание Синодальных рукописей № 63 (стр. 55 fin.). О древнем, сокращённом переводе ibid. № 1–3, стр. 57 fin.. Строева Словарь стр. 45–46, Гавриил (Хилендарский). – Приписание Псалтири, летописец вкратце. 20 Августа. – Толкование сводное Псалтири. Перевод Максима Грека. Синодальная рукопись № 71. – Толковая Псалтирь Брунона, епископа Гербиполейского. 20 Августа. Синодальная рукопись № 77. О переводе по повелению Макария в 1536г. см. Собрание летописей VI, 298 fin. [У Соболевского стр. 189–191]. – Толковый Екклесиаст. 31 Июля. На греческом есть Олимпиодора Александрийского, у Миня t. 93, р. 477, и Григория Акрагантского. Есть Μετάφρασις Григория Неокесарийского в Патрологии Миня t. 10, р. 988. – Толкование Филона Карпафийского на Песнь песней. Синодальная рукопись №№ 1–3, стр. 74. (В Чудовом монастыре рукопись XIV века). [О нём см. замечание ниже в „Дополнениях и Поправках”]. – На Исаию пророка Васильево, Феодоритово, Кириллово и Хрисостомово. 9 Мая. (Из толкования на 16 пророков попа Упыря? Да. См. Синодальную рукопись №№ 78–81, стр. 113). – Феофилакта на Четвероевангелие Синодальной рукописи №№ 87–94. Есть списки XIV в., ibid. стр. 134, 136. – Толковое Евангелие от Матвея. 16 Ноября. Митрополит Даниил у Жмакина стр. 329. – Толковое Евангелие от Марка. 25 Апреля. – Толкование евангелия св. Луки Феофилактово. 18 Октября. – Толкование на Луку и Иоанна в списке 1434г., – Филарет архиепископ в Обзоре стр. 112. – Толкование неизвестного на евангелие Луки, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 600 fin. – Толкование евангелия св. Иоанна. 26 Сентября. В Академической рукописи № 23 написано в 1456г. – Толковый Апостол. 30 Июня. Лаврская рукопись № 117; Синодальная рукопись № 96, XV в. (сводное толкование). – Толкование неизвестного на послание к Галатам, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 600 fin.. – На послание к Евреям, митрополит Даниил у Жмакина стр. 331.

Торжественник постный. Академическая рукопись № 47, 1524г. и № 48, 1499г.

Учительное евангелие см. Евангел ие учительное.

Филиппа инока (1095г.) Диоптра. Синодальная рукопись № 170, XV в.; о древних списках ibid. стр. 459 примечание. Академическая рукопись № 166. См. выше Пселлос. (О переводе Диоптры в XIV в. см. И.Р.Ц. 1 т. 1 половина стр. 724–725/892. У Соболевского стр. 22–24].

Филон Жидовин, Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 79 sub fin., 452, 475. На греческом у Миня t. 92, р. 69–80.

Филофея монаха Синайского (начало IX в.) 44 главы о хранении сердечном. 11 Февраля. На греческом у Миня t. 98, р. 1369. Академическая рукопись № 49 пергаминная. „Главник” митрополита Даниила. Нил Сорский у Архангельского стр. 163. [У Соболевского стр. 18].

Фотия патриарха Константинопольского послание к восточным архиереям о святом Духе. 31 Августа fin.. Послания к Римлянам о св. Духе и приносимом от них опресноке. 31 Августа. – К архиепископу Венетийскому о св. Духе. 31 Августа fin..

Хруса уединеного слово историческо о обретении креста. „Повеление вашего отчества”. 14 Сентября. См. у Жмакина в митрополите Данииле стр. 327.

Царские книги, преподобный Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 603. См. Строев Словарь стр. 66 fin., Академическая рукопись № 175, лист 147 оборот (какие – то исторические книги).

Ф аласия игумена разумы десять. Четыреста глав к Павлу пресвитеру. 11 Февраля. „Главник” митрополита Даниила. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 338. На греческом у Миня t. 91 (Περὶ αγάπης καὶ ἐγκρατείας καὶ τῆς κατὰ νοῦν πολιτείας). Описание Синодальных рукописей № 165, лист 359, стр. 444, XVI в.. Академическая рукопись № 160. [У Соболевского стр. 18–19.].

Ф еодора Едесского (IX в.) главы деятельные (100 глав). Синодальная рукопись № 154, лист 68 оборот, стр. 283, конца XV – начало XVI в.; № 208, стр. 654. О переводе см. Максим. Академическая рукопись № 57. См. „Главник” митрополита Даниила. Есть рукопись 1421г., – Строева Словарь 28 и 415. [У Соболевского стр. 19. О житии его – ibid.].

Феодорита епископа Кирского сказание 14 о пророчестве Иезекиилеве. 21 Июля. Отрывок из сочинения De Graecorum affectionum curatione. Синодальная рукопись № 155, лист 179, стр. 292, XIII в.; ibid. № 54, стр. 6. – Изъяснение трудных мест, митрополит Даниил у Жмакина стр. 416. На греческом у Миня в Патрологии t. 80, р. 76 (мест из книги Бытия, Исхода, Левит, Числ и пр.). [Ср. Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 87–88].

4. Слова445 .

(Ср. выше Книги и трактаты).

Из Четь-Миней митрополита Макария (где выставлены месяцы и числа) с дополнениями.

а) По алфавиту авторов.

Авраам ия, епископа Ефесского (на Сретение Господне). „Елма словеса на конци третего псалма”. 2 Февраля. Нет у Миня, у Филарета в Патрологии и у Кондогона. В Лаврской рукописи № 365, лист 139 – то же слово, № 674 лист 3 – то же слово.

Амфилохия, епископа Иконийского, о пресвятой Богородице и о Симеоне и Анне. „Мнози великих человек”. 3 Февраля. У Миня t. 39, р. 44 (Εὶς τὴν ὑπαπαντήν).

Анастасия св. Синайского. Еже не оклеветати иepeя о святом причастии. „Да не осудите, братие, молю вы”. 5 Апреля. О исповедании грехов пред духовным отцом. „Добро есть отнюдь и полезно исповедати грехи” 20 Апреля. – Еже не осуждати. „Рече св. Анастасий”. 12 Марта. – О казнех Божиих. „Убо человеколюбец и праведный Судия и Бог”. 28 Апреля. – На Преображение. „Яко страшно место се”. 6 Августа. – О 6 псалме. 31 Декабря. У Миня t. 89, р. 1077. – 13 Ноября. У Миня ibid., р. 1116. Анастасий Синайский у Миня t. 89. Есть только два последних слова о 6 псалме. (Митрополит Даниил у Жмакина стр. 379. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 382 начало, 515). [Ср. И.Р.Ц. т. I, 1 половина, стр. 720/886–887].

Андрея Критского (Иерусалимского). На рождество Богородицы. „Аще мирима есть”. 8 Сентября. „Убо нам”. 8 Сентября. – „Должны всегда”. 15 Августа. – „Елико же вас богочина сего честного”. 15 Августа. – На Воздвижение Креста. „Креста празднество творим”. 14 Сентября. – На Успение Богородицы. „Созывает нас паки обычное слово”. 15 Августа. „Таинство настоящее убо”. 15 Августа. – На греческом слова Андрея Критского (Иерусалимского) у Миня t. 97, р. 805 sqq. Всех слов 21.

Антиоха св. о гневе. „Вельми добро есть человеку”. 25 Октября. – У Антиоха Иерусалимского нет слов, кроме тех 130, которые в Пандекте Патрологии Миня t. 89. (Следовательно, нижеследующие слова из Пандекта). – О объядении. „Всем потребно есть”. 6 Ноября. – От чесого знати отца духовного. „Знамение есть имущим”. 18 Февраля. – О пострадании. „Иже пострадати, друг с другом”. 31 Января. – О мздоимании. „Мздоимец и ризоимец”. 13 Октября. – О шептании и оклеветании. ,,Паки шепотник и клеветник”. 19 Октября. – О очищении грехов. „Подобает нам прежде чистителю”. 20 Февраля. – О снех. „Понеже етери вероваша”. 26 Февраля, – О празднословии. „Празднословие и празднохождение”. 29 Декабря. – О прекословии. ,,Прекословие и безстудие”. 29 Декабря. – О лихоимании. „Рече Господь: никто же”. 14 Октября. – О чаянии будущих благ. „Чаяние будущих”. 14 Октября. – О милостыни, нищелюбии и страннолюбии. 20 Ноября. – О пьянстве. 7 Октября. – О оклеветании. 22 Октября. – Иосиф Волоколамский в Просветителе упоминает книгу Антиоха Иерусалимского, стр. 62). [Ср. 1 т. 1 половина И.Р.Ц. стр. 720/887].

Аркадия архиепископа на память мученика Никиты. „Созывает паки нас”. 15 Сентября. Нет у Миня в Патрологии, у Филарета в Патристике и у Кондогона. В Лаврской рукописи Аркадий, архиепископ Кипрский, см. Index.

Аркадия св. епископа на обновление храма великомученика Георгия. „Созывает паки нас”. 4 Ноября.

Астерия, епископа Амасийского, священномученику Фоке. „Священную убо”. 22 Сентября. В Патрологии Миня t. 40, р. 300. (Всех слов 21).

Афанас ия Александрийского о преступлении закона. „Иже бо не творит кто”. 12 Января. – Еже не осуждати. „Помышляюще убо, братие”. 2 Марта. – (Толкование слов: не судите, да не осужени будете – митрополит Даниил у Жмакина стр. 415). – О Мелхиседеке. „Мелхиседек царь якоже рехом”. 22 Мая. – На Сретение Господне. „Яже настоящая” 2 Февраля. У Миня t. 28, р. 973. Подложное. – Иоанну Предтече. „Ниву убо изсохшую” 24 Июня. У Миня t. 28, р. 905. Подложное. – О иконе Господни. 11 Октября. У Миня t. 28, р. 805. Подложное. – Афанасия Великого упомянут Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 334, 452 fin., 465. [Ср. у Архангельского К изучению древнерусской литературы стр. 18 и Творения отцов церкви, в. I-II, стр. 9 sqq].

Афанас ия, архиепископа Константинопольского, на Сретение Господне. „Радуйся зело, дщи Сионя”. 2 Февраля. У Афанасия Константинопольского, который † около 1289г., нет слов, – Миня Патрологии t. 142.

Варлаама пустынника поучение „Послушайте, братие”. 17 Ноября. Из жизни Варлаама и Иоасафа? На· греческом у Миня t. 96, р. 860.

Василия Великого о пустынных. „Блюдися, да тебе не прельстит враг”. 8 Января. (Из постнических?). – О гордости. „Богатством ли обросил еси”. 26 Февраля. Василия Великого Πρὸς τούς πλουτούντας у Миня t. 31, p. 277. – О добродетели. „Братия, будем благотворци”.13 Июля. – О пьянстве. „Бежим, братие”. 27 Июля. У Миня t. 31, р. 444. – О зависти. „Бежим, братие, зависти”. 10 Августа. У Миня t. 31, р. 372. – О вспоминании естества человеча. „Велия мудрость, бpaтие”. 1 Августа. – О послушании. „Возлюбленне, аще”. Ноября 3. Περὶ ταπεινοφροσύνης у Миня t. 31, р. 525. – О посте. „Вострубите, рече, в нов месяц”. 1 Января. У Миня t. 31, р. 164. – Второе о посте. „Молите, молите, люди моя”. 1 Января. У Миня t. 31, р. 185. – Да не преобидят раби господий своих. „Елико же куплении раби”. 6 Июня. – О подвижнем человеческом житии. „Житие человека”. 1 Января. У Миня t. 31, р. 540?– О многоимении. „Иже чюжего желает”. 11 Июня. – Како есть лепо монахом быти. „Лепо есть монаху имети”. 8 Декабря. – О суетном житии. „Много воздыханья”. 12 Июня. – О суете и унынии. „Многа убо воздыхания и уныния. 27 Декабря. – Поучение монахом. „Многи от человеков”. 1 Января. – Поучение о добрых делах. „Научися верный человече”. 21 Января. – К ленивым и похвала делателям. „Не хотевшу ми, братие”. 31 Июля. – „Не буди ревнитель”. 3 Сентября, – Да никтоже отчается спасения, впад в грехи. „Никтоже в злобе греховней ходя”. 26 Июня. – О еже внимай себе. 1 Января. У Миня t. 31, р. 197. – Беседа, евангелие от Луки: „Разорю житницы моя”. 1 Января. У Миня t. 31, р. 261. – О судьях. „Святый великий царь Константин рече”. 31 Декабря. – К отшедшим в монашеский чин. „Ты же небесного жития желатель”. 7 Марта. – К ленивым делателям. 31 Декабря. – О крещении. 31 Августа. У Миня t. 31, р. 424. – На Рождество Христово беседа. „Христово рождество”. 25 Декабря. [Ср. у Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 34–37].

Василия Селевкии Саврийской на Воздвижение креста. „Всяко убо, иже от горшего на лучшее”. 14 Сентября. На греческом у Миня t. 85 нет.

Геннадия патриарха о страхе Божием. „Что требуеши, человече”. 19 Февраля. – О царствии небесном и о бесконечной муке. „Якоже друзьи в человецех мнят”. 27 Августа.

Георгия экзарха похвала Богородице. „Благих нам начало”. 21 Ноября. – На вход Богородицы. „Добра нам вина”. 21 Ноября.

Германа, Архиепископа Константинопольского, слово на вход Богородицы. „Сей паки другий соборник”. 21 Ноября.

Григория св. к держащим гнев. „Не дадите, братие, в себе места”. 30 Августа. – О исходе души. „Хощу вам притчу малу сказати”. 2 Февраля.

Григория, Архиепископа Солунского (на Успение Богородицы). „Мою беседу днесь”. 15 Августа.

Григория Богослова на Рождество Христово. „Христос рождается, славите”. 25 Декабря. – О кресте Господнем и о крестах разбойничьих, како зачахуся. 30 Июня. – О св. мученике Киприане, митрополит Даниил у Жмакина стр. 350 (Григория Богослова слово надгробное Василию Великому, см. Зиновия Отенского стр. 561 начало, надгробное брату, ibid. стр. 963; какие-то исторические повествования о Константине Великом, – ibid. стр. 567 начало). [Ср. у Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 38–41]446 .

Григория Неокесарийского на Благовещение. „Днесь ангельские песнопенья”. 25 Марта.

Григория Нисского о Мелетии Антиохийском. „Врасти нам число апостольское”. 12 Февраля. – „Отче наш”, Зиновия Отенского стр. 974. – На Благовещение Богородицы, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 324.

Григория папы Римского на рождество Иоанна Предтечи. „Во время оно слышав Иоанн в узилищи”. 24 Июня. – О милостыни. „Во всем разумейте, чада”. 11 Марта.·- О странноприимстве. „Етер человек богат”. 25 Января. – О страшном суде. „В лета же устаревшагося”. 14 Ноября. – О смерти праведных. „Поведа нам св. Григорий”. 25 Января.

Дионисия св. о желеющих (по умершим). Начало: „Иногда к святому отцю Деонисью мнози прьидоша христолюбцы”. Синодальная рукопись № 230, стр. 66 начало и № 330 стр. 755 (древнее).

Евагрия св., еже не осуждати. „Видиши ли, кий грех”. 27 Сентября. Евагрий Понтийский, † около 399, у Миня t. 40 fin.. См. у Кондогона II, 607. Слова, должно быть, взяты из аскетического сочинения Μοναχὸς περὶ πρακτικῆς, см. у Кондогона р. 608 fin.. Следовательно, слова должны быть отнесены в разряд аскетический. – О объедении. „Начаток плодотворению цвет”. 13 Марта. – О умилении души. „Ох, душе”. 23 Ноября. – „Рече старец: горе души”. 27 Октября. – О восьми помыслах. „Первое объядение”. 5 Марта. – Поучение к монахам. „Подобает монаху”. 14 Апреля. – Слово о смиренных и возносящихся. „Почто преобразуешися”.12 Января. – О послушании. „Слыши, монаше”. 29 Февраля. – О тщеславии. „Тщеславие есть страсть бессловесная”. 15 Апреля. – „Целомудрие созидается”. 4 Ноября.

Евсевия Памфилийского (Александрийского) о покаянии Давидове. „Ибо той Нафан”. 26 Декабря. – епископа, како подобает чтити недели. 13 Ноября. – О еже хвалити Бога болящему и о Иове. 13 Ноября447 .

Епифания св. о житии и о рождестве и о успении Пречистой Богородицы. „Известней и истинней Богородице”. 8 Сентября, – Кипрского, похвала Богородице и о воплощении Господне. „Сияющая светлая Богородицы”. 26 Декабря.

Ефрема Сирина св. о не покоряющихся монахах игумену. „Аще приидет брат в монастырь”. 25 Июня. Из Паренесиса слово 19?. – О страхе Божии и безстрашии. „Блажен убо, братие, человек”. 31 Мая. – О долготерпении. „Блажен человек он по истине”. 16 Июля. – О чтенин книг. „Брате, егда найдет на тя”. 18 Мая. – К монахам. „Брате, подвизайся”. 5 Февраля. – О кресте. „Всяк праздник”. 14 Сентября. – Яко не подобает монахом многих риз имети. „В мирстем житьи”. 8 Марта. – О пользе души и о смирении. „Да есте ведуще, возлюблении”. 6 Марта. – К богатым о милостыне. „Держи богатство”. 8 Февраля. (Митрополит Даниил у Жмакина стр. 348). – О покаянии. „Доколе, о друже”. 28 Января. – О учителях. „Не желай владети душами”. 23 Июня. – О бесстрастии. „Не имея страха Божия в себе”. 26 Июля. – О покаянии и кресту похвала. „Ничто же почтим”. 24 Декабря. – О просфоре соблазнившемся. „Некто монах”. 30 Сентября. – Похвала сорока мученикам. „Образ мученический хощу”. 9 Марта. – На Преображение. „От нивы жатва и радование”. 6 Августа. (Митрополит Даниил у Жмакина стр. 324). – О суде и покаянии. „Приидите вси братие”. 24 Декабря. – Яко держася монашеского жития и мирского не может спастися. „Послушаем учения”. 30 Октября. – О подвизе. „Потщимся убо”. 17 Февраля. – О трех отроках и о глаголющих, яко время зло есть спастися. „Се да рассмотрим”. 17 Декабря. – Яко недостоит слушати кленущихся на зло. „Слышю притчю”. 3 Марта. – К богатым. „Слышите, богатии, внушите”. 16 Марта. – Яко не подобает монаху от места на место преходити. „Следуй убо Владыки Христа”. 10 Июня. – О наказании. „Ты же, о друже.” 18 Февраля. – О пользе душевной. „Убойся, брате, временные беседы”. 26 Августа. – О мирской суете и о будущем веке. „Уже время наводит ны”. 30 Апреля. – О суде. 13 Ноября. – О покаянии. 13 Ноября. – Похвала кресту. 13 Ноября. – О рассуждении. 31 Декабря. – О соделывании благих. 31 Декабря. (Слово 10 – Иосиф Волоколамский в Просветителе). [Ср. I т. 1 половина И.Р.Ц. стр. 725–726/893. Архангельского К изучению древнерусской литературы стр. 42–53 и Творения отцов церкви выпуск. III, стр. 88–118].

Илариона св. поучение. „Потщимся братие”. 31 Декабря. – К отрекшимся мира. 31 Декабря. – О пользе души. „Потщитеся молю вы”. 21 Октября. – Блаженного. „Яко же бо тело имеяй”. 18 Января.

Иса и и монаха о беззлобии. „Помните, братие”. 3 Июля.

Исихия пресвитера Иерусалимского на Сретение Господне. „Да или не весте, яко дух пророка”. 2 Февраля. – Святым апостолам Петру и Павлу. „Добро убо цветов пролетних”. 29 Июня. – (Исихия?) О благоизволении Божии. „Внегда Византийский град”. 11 Мая.

Иоанна Дамаскина о причастии тела Христова. „Мнози видим тело Христово приемлюща”. 25 Марта. – На Успение Богородицы. „Память праведных”. 15 Августа. – Об иконах. „Понеже убо мнози начаша”. 4 Декабря. (Митрополит Даниил у Жмакина стр. 331, 411, 430). – На рождество Богородицы. „Приидите вси”. 8 Сентября. – Об усопших. „Яже от снедей чистая и сладкая”. 4 Декабря. – На Благовещение Архангеловы и Богородичны вещания и ответы. 25 Марта. – Иосифа вещания и Богородицы. [Ср. у Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 96–125].

Иоанна Златоустого о супротивии всяком. „Аще имаши огнь похоти”. 22 Марта. – „Аще кто благочестив”. 11 Февраля. – „Аще наук имаши (имеении) о гресе(-ех)”. 5 Июня и 21 Ноября, – Еже не поносити, да не поносимы будут. „Аще поносиши инем”. 13 Января. – О послушании. „Аще тя кто поприще поймет”. 15 Сентября. – О милостыни. „Аще убо насытился”. 27 Апреля. – Иоанну Предтече. „Благовременен плод праздника”. 24 Июня. – На Преображение. „Бог первого человека сотвори”. 6 Августа. – На поклонение вериг. „Во время оно рече евангелист Лука”. 16 Января. – О гневе. „Возгнещение гневное”. 19 Сентября. – От Матфея: „Возмите ярем Мой на ся”. 12 Марта. – Похвальное, на Благовещение. „Возсия нам днесь праведное Солнце” 25 Марта. – Яко не внимати лживых учитель и пророк. „Внемлете от лжепророк”. 24 Октября. – О воздаянии коемуждо по делом. „Всем нам, братие”. 4 Августа. – Сказание Христова прихода к морю (Златоустого?). „Вся исполняя Господь”·. 3 Января. – На рождество Богородицы. „Всяк человек хотяй”. 8 Сентября. – Яко не обидети вдов. „В Константине граде бяше”. 19 Ноября. – О видении апостола Павла. „В Константине граде муж”. 16 Ноября. – Собору апостолов. „В лепоту и днесь наитие св. Духа”. 30 Июня. – На Благовещение и на Арианы. „В первую неделю православную сию церковь”. 25 Марта. – Поучение. „Ведомо буди”. 15 Ноября. – Слово о лжи и о клевете. „Да молю вы оставите”. 30 Января. – На Богоявление. „Да отверзаются уста днесь”. 6 Января. – „Днесь возлюбленный”. 6 Января. „Днесь Спас миру”. 6 Января. – О приходе Христове от моря к Иордану. „Днесь спасение сбывается”. 4 Января. – О емлющих ризы (резы?) на сиротах. „Доколе не насытитеся”? 27 Мая. – На Успение Богородицы. „Должны есмы, братие”. 15 Августа. – О покаянии. „Донеле же дышати”. 20 Июля. – „Егда душа объята будет”. 22 Июня. – О пущающих жены. „Егда бо муж восхощет”. 11 Августа. – Яко подобает молитися за творящих напасть. „Елико ты молишися о душе”. 29 Января. – О епископах, не пекущихся людми. „Епископ, не творя попечения”. 4 Июля. – Яко и по смерти милостыня добра. „Есть же и в последнем издыхании”. 19 Июля. – О послушании и с верою молящихся на всяком месте. „Ибо Павел не в храме святе помолися”. 18 Апреля. – Похвальное Иоанну Крестителю. „Иже подвигом внешним”. 8 Мая. – На Благовещение. „Иже правды возсия Солнце”. 25 Марта. – Об исповедании грехов. „Исповедайте вся грехи своя”. 30 Сентября. – Откуду подвизается (познаётся?) совершенный христианин. „Истинному христианину”. 6 Февраля. – На предпразднство Богоявления. „Источник евангельских учений”. 5 Января. – На собор Крестителя Иоанна. „Источник евангельских учений”. 7 Января. – На Рождество Христово. „Иисусу рождьшуся в Вифлиеме” 17 Декабря. – Похвальное Иоанну Крестителю. „Иоанн в Ефесе Асийстем” 8 Мая. – К глаголющим: несть муки. „Како не боишися”. 16 Июня. – О муце и о царствии небесном. „Кийждо возлюбленнии”. 13 Ноября. – О милостыни. „Ибо даеши нищим в руку Христову”. 27 Января. „Милостынею и верою очищаются греси”. 12 Ноября. „Милостыня ремественница есть мудра”. 11 Ноября. – Милостивым. „Милостыни убо есть”. 8 Августа. – О смирении. „Молю вы убо, чада”. 31 Мая. – Яко не подобает монахов осуждати. „Мнози безумны”. 14 Марта. – На Богоявление. „Мужие христолюбивы”. 6 Января. – Яко не подобает зло за зло воздавати. „Научитеся, братие”. 4 Июля. – Святым апостолам Петру и Павлу. „Небесе и земля реть вижу настоящого”. 29 Июня. – Яко не проповедати божества неверным. „Не дадите святыни псом”. 4 Июня. – О злых женах. „Ничтоже есть подобно на земли”. 19 Июля. – На Рождество Христово. „Ныне моего естества”. 25 Декабря. – „Несть бо храбру мощно явитися”. 26 Января. – О напастех. „Несть праведна”. 13 Февраля. – О божественных тайнах и о причащающихся и о терпении напастей и о блаженном Филогонии. „Обыкоша иже к царю земному грядущей”. 20 Декабря. – О еже предста царица. 13 Ноября. – О покаянии во вторник сырный. 31 Декабря. – О соборной молитве. 31 Декабря. – О Троице и твари и о суде. 31 Декабря. – На Богоявление. „Отческа паки с небесе послушаем гласа”. 6 Января. – Наказание иереям. „Паки же ты, о пресвитере”. 25 Ноября. – На усекновение главы Предтечи. „Паки Иродия бесится”. 29 Августа. – Похвальное Иоанну Крестителю. „Паки нам от небес прииде”. 8 Мая. – На Благовещение. „Паки радости благовестия”. 25 Марта. – На собор архангела, похвала Богородице. „Паки радостно благовещение”. 26 Марта. – О молитве, яко вкратце молитися. „Подобает убо молящемуся”. 20 Мая. – О покаянии и о воздаянии суда. „Помыслите, братие”. 31 Января. – О Иове и нищелюбии. „Послушайте, что глаголет писание”. 24 Января. – О покаянии. „Праздник приходит” 21 Декабря. – На Преображение. „Приидите, друзи” 6 Августа. – Пророку Ильи. „Пророды убо вси”. 20 Июля. – О мятеже житейском и о покаяния. „Разумейте, братие”. 30 Июля. – Яко подобает учащему такоже творити. „Рече Господь: всяк книжник”. 8 Июля. – Евангелие от Иоанна. „Рече Господь: Аз есмь дверь”. 13 Ноября. – О милостыне. „Рече Господь: сотворите себе други от мамоны”. 24 Января. – Како книг слушати и чести. „Рече св. Иоанн”. 16 Сентября. – На рождество Богородицы. „Светлый день днесь”. 8 Сентября. – На Преображение. „Слышасте ныне владыку нашего”. 6 Августа. – Како подобает иерея чтити. „Слышасте Павла глаголюща”. 1 Июня. – О причастии и милостыне. „Слышите и научитеся”. 26 Декабря. – На Сретение Господне. „Совет праведным”. 2 Февраля. – Яко о вечных пещися. „Согрешающая пред всеми обличай”. 6 Июля. – Иоанну Предтече. „Солнцу сему видимому”. 24 Июня. – О хлебе. „Суть мнози глаголющи”. 28 Декабря. – О милостыни и рабах. „Таци убо к рабом”. 27 Марта. – Иоанну Крестителю. „Торжество творим”. 6 Января. – О пользе души. „Темже, братие, патриархам подражаем”. 31 Августа, – „Уподобимся и мы жене Самаряныни”. 7 Декабря. – О Ироде и о младенцех. „Хотел был присно”. 29 Декабря. – О жидах, в пустыни прогневавших Бога. „Хощеши ли, да ти укажю от писания”. 5 Июля. – На Рождество Христово. „Христу, праведному Солнцу”. 17 Декабря. – На Благовещение. „Царских таин празднуем днесь”. 25 Марта. – О милостыне. „Человече, посли богатство”. 13 Апреля. – На воздвижение Креста. „Что реку”. 14 Сентября. – На Рождество Христово. „Что сие днесь знамение прорицанию”. 25 Декабря. – „Что убо страшние сих вещей, церкви бо небо есть”. 7 Февраля. – На перенесение мощей первомученика Стефана. „Чувственное солнце”. 2 Августа. – В начало индикта. „Чюдна православных”. 1 Сентября, – О умилении души. „Яко да написуется в твоей мысли”. 12 Августа. – „Яко два разбоя еста”. 9 Февраля. – На усекновение главы Предтечи. „Яко же сей муж етер любяй пустыню”. 29 Августа. – Множество слов и поучений под 13 Ноября. (Ссылки митрополита Даниила на слова Златоустого см. у Жмакина стр. 347, 351, 411,414. Алфавитный указатель греческих начал слов Златоустого у Маттеи в „Описании Синодальных рукописей”. Андриатис Златоустого см. у Зиновия Отенского стр. 365 начало). [Ср. И.Р.Ц. I, 1, стр. 729–741/898–899. Архангельского К изучению древнерусской литературы стр. 54–83 и Творения отцов церкви, в. IV, Казань, 1890г.]448 .

Иоанна милостивого о Петре мытаре. „Во Африкии Фригийстей сей бе”. 22 Сентября.

Иоанна митрополита Евхаитского. Похвала трём святителям. „Паки нам Иоанн, иже языком Златоустый”. 30 Января. У Зиновия Отенского см. стр. 682.

Иоанна мниха и пресвитера (Евбейского) на благовещение Иоакима и Анны. „Великий апостол божественных таин сказатель”. 9 Сентября и 9 Декабря.

Иоанн а Архиепископа Солунского великомученику Димитрию. „Всякого дела, слова и ума”. 26 Октября. – На Успение Богородицы. „Егда прииде время изыти из телеси”. 15 Августа.

Иулиана епископа Тавийского см. Юлиана.

Кирилла Александрийского о исходе души – „Боюся смерти”. 13 Ноября. [Ср. у Соболевского стр. 271]. – На скончание трёх отроков. „Вина временю настоит”. 17 Декабря. – На Преображение. „Иже умеет добре братися”. 6 Августа. – На собор святых отец 318 от святых книг. 16 Июля. – На вербный праздник, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 324. – О Богородице и святых отец иже в Ефесе собора на Нестория. 16 Июля. – О Аврааме и страннолюбии. 13 Ноября. – Кирилла Александрийского упомянут Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 338 fin. [Ср. Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 83–86].

Кирилла Архиепископа Иерусалимского в предпразднство св. Богоявления от еже к Коринфом послания. 5 Января. – (Иерусалимский?) В неделю пред Пентикостия. „Светло нам слово”. 12 Марта. – На предпразднство Рождества Христова. „Чистотнии совоскормительницы”. 23 Декабря. – В навечерие Рождества Христова. „Яко же убо в Иисуса Христа надеемся”. 24 Декабря. – О Богородице и святых отец. 12 Марта. [Ср. у Архангельского К изучению древнерусской литературы, стр. 21–22]449 .

Козмы Веститора похвала Иоакиму и Анне. „Вчера Богородичина”. 9 Сентября. – О Златоустом. „Послежде яко леть” 27 Января. – О Златоустом. „Слышася всяко нам”. 27 Января450 .

Лукиана пресвитера Иерусалимского – на перенесение мощей первомученика Стефана. „Стефан же исполнь сый”. 2 Августа.

Макария блаженного. „Яко нехотяще по закону творити”. 19 Января. – О отрекшихся мира. 31 Декабря.

Максима св. о любви. „Свершена есть любы”. 23 Октября.

Марка св. Аще оставите человеком согрешения. „Егда рече Господь ко учеником своим”. 19 Июля.

Поучение от словес отца Моисея. „Иже аще сотвориши грех деля”. 15 Декабря.

Нектария, архиепископа Константинопольского: Чесого ради в первую субботу св. поста творим память мученика Феодора. 17 Февраля.

Павлина св. епископа, иже вда себе в милостыню. „Поразумеем и уведаем”. 23 Января.

Павлово поучение о любви. „Молю вы убо, братие”. 24 Июля.

Пантолива пресвитера Византийского на Воздвижение креста. „Паки воздвижется крест”. 14 Сентября.

Петра монаха о временном сем житии. „Возбни, душе”. 28 Февраля. – На богатые и на убогие. „О богатии слепии”. 31 Октября. Александрийского. „Иже елико от высости своея прескачют”. 7 Апреля.

Прокла Архиепископа Константинопольского – на Богоявление. „Днесь возлюбленнии”. 6 Января. – Похвальное Иоанну Крестителю. „Другии убо благовестницы”. 8 Мая, – Иоанну Богослову. „Друзии убо благовестницы”. 26 Сентября. – Похвала св. Андрею. „Крепка апостольска ловления сеть”. 30 Ноября. – На Богоявление. „Христос явися мирови”. 6 Января.

Севириана епископа Гавальского о древе крестном. „Ищут неции, откуду”. 14 Сентября. Синодальная рукопись № 131, лист 368, стр. –173 fin..

Симеона Месопотамийского како во уме имети день исходный. 13 Ноября.

Семеона Метафраста о чуде архангела Михаила, переведённое Максимом. „И еже о иных святых”. 6 Сентября. – На Иоанна Богослова. „Яко немного от ангел разликует человек”. 26 Сентября. (Митрополит Даниил у Жмакина стр. 441). – О Дионисии, переведённое Максимом Греком. 3 Октября. Стефана св. „Не имей дружбы с женою”. 9 Сентября.

Тарасия архиепископа Константинопольского – на вход Богородицы. „Светлое и преславное”. 21 Ноября.

Тимофея пресвитера Иерусалимского о Симеоне. „Се возлюбленнии”. 3 Февраля.

Тит Вострский.

Христофора св. епископа Александрского. „Что уподобися житье сие”. 31 Августа.

Юлиана епископа Тавийского – на Богоявление. „Иже зданию владыка”. 6 Января. (Митрополит Даниил у Жмакина стр. 348).

Феодора епископа Едесского о столпнице. „Столпник некий во Едесе”. 7 Января.

Феодора Студита – о трудящихся Бога ради. „Братия и отцы”. 11 Ноября. – „Ничто же противно хотящему”. 11 Сентября. – Иоанну Предтече. „Славию некоему велегласну” 24 Июня. – О третьем обретении главы Предтечевы. „Третье явление Предтечевы главы”. 25 Мая. [Ср. у Соболевского стр. 19].

Феодорита епископа [Киррского] о страсти некоего безыменита. „Во дни Иулиана преступника”. 22 Июня. – О рассмотрении всякого дела. „Ведомо буду смотрящим”. 15 Июня. [Ср. у Архангельского К изучению древнерусской литературы стр. 87–88].

Феофила Александрийского об исходе души. 13 Ноября.

б) Безымянные (по начальным словам).

В неделю по Крещению. „Аще бо и праздник мимо иде”. 13 Января.

О небесном царствии и о муке вечной. „Аще в велик град внидеши”. 15 Января.

О покорении всякого человека. „Аще досадить ти кто, премолчи”. 13 Февраля.

Об исповедании грехов. „Аще убо обрящеши мужа духовна”. 2 Апреля.

О хранении языка. „Аще хощеши в жизни сей”. 20 Августа.

Об обетах и о молитве. „Аще что обещаеши Богови”. 29 Апреля. Похвальное апостолу Иакову. „Благий делатель”. 9 Октября.

Об исходе души. „Блаженный Иоанн”. 29 Октября.

Еже уповати на Бога. „Блажен есть, братия, человек”. 2 Июля.

О покаянии. „Блудного сына подражай”. 19 Декабря.

В неделю пред Рождеством Христовым. „Божественный апостол и евангелист Матфей”. 19 Декабря.

На Благовещение о девстве. „Братие и отцы”. 25 Марта.

Яко покорятися властем. „Братие, при всем повинуетеся”. 29 Июля. О хотящем пострищися со имением. „Брат един”. 21 Декабря.

Яко полезно о умерших памяти творити. „Бысть некто”. 9 Ноября. Како подобает чтити отца и матерь. „Будите, братие, ревнители добрым делом”. 28 Июня.

О погребающихся в церквах грешницех. „Бе некая монахиня”. 14 Января.

О юноше, ковавшем крест. „Бе некий юноша хитр”. 23 Сентября. О Мурине древосечце. „Бе некогда в Кипрстей”. 8 Сентября.

О покаянии. „Бе некто епископ”. 5 Сентября.

О некоем попе, иже крещая жены соблажняшеся. „Бе некто монах”. 29 Сентября.

О судьбах Божиих неиспытаемых. „Бяше некий отходник”. 21 Ноября.

О кладущихся в церквах. „Валентиан некто”. 15 Января.

Похвальное Клименту римскому. „Великого и неизреченного” 25 Ноября.

Похвальное архангела Михаила. „Велия и многа”. 6 Сентября.

О гордости. „Величаеши-ли ся силою?”.31 Декабря.

Пророка Аввакума – на обидящия. „Видите, обидливые”. 2 Декабря.

Се нарече безстрастного ради рождения. „Вначале бе Слово, но не Слово без слова”. 31 Июля.

Об узком пути в царство небесное. „Внимаим себе”. 20 Декабря.

На Воздвижение креста. „Во время оно потом”. 14 Сентября.

На память Космы и Дамиана. Евангелие от Матфея: „Во время оно призва Иисус”. 1 Ноября.

О кумеркарии, сотворшем милость с женою. „Во граде Тире бе некто”. 26 Октября.

Еже не судити о долготерпении Божии. „Во дни Леона и Александра”. 5 Января.

Апостола Иакова на Рождество Христово. „Во дни оны взыде повеление”. 25 Декабря.

О любви. „Возлюблении, аще стяже любовь”. 18 Июня.

На зачатие пресвятой Богородицы. „Возлюблении, днесь спасению нашему начаток” 9 Декабря.

Василия св. о клеветании. „Вопроси некто св. Василия” 29 Октября.

На Рождество Христово. „Восия нам днесь праведное Солнце“. 25 Декабря.

О кленущихся во лжу именем Божиим. „Воспоминаю вам и глаголю”. 23 Августа.

О временном веце и о царствии небеснем. „Время убо моего отшествия” 22 Декабря.

На Преображение от Евангелия. „Вси убо владычнии праздницы”. 6 Августа.

Епископле всем православным христианом. „Всем человеком сущим” 31 Декабря.

На память великомученика Димитрия Солунского. „Всех убо добродетельных”. 26 Октября.

На Сретение Господне. „Всякий праздник владычний” 2 Февраля.

Похвальное евангелисту Луке. „Всяко словесное естество”. 18 Октября. О вдовах и сиротах. „Всякая вдовы и сиры”. 29 Августа.

К сущим в печали. „Всяку радость имейте”. 9 Июня.

Еже всяк воззревый на жену, согрешает. „Всяк воззревый”. 11 Мая.

О постановления епископов. „Вшедшу Аввасу”. 12 Ноября.

О молитве. „Ведомо же есть”. 14 Марта.

Что есть знамение совершенного христианина? „Вера права”. 15 Марта. На рождество Богородицы. „В лето написания” 8 Сентября.

На Воздвижение креста. „В лето седмое”. 14 Сентября.

На рождество Иоанна Предтечи. „В праздники святых”. 24 Июня.

О послушании. – „Глаголю вам вещь” 25 Октября.

О звании Божии. „Господу Богу зовущу ны”. 25 Февраля.

О воскресении Христове. „Господу нашему исполнившу”. 31 Декабря.

О воскресении Господа. „Господу нашему Иисусу Христу исполнившу”. 28 Марта.

На неделю святых праотец. „Господь наш и владыка”. 19 Декабря.

По Рождестве Христове. „Давид пророк и царь” 31 Декабря.

Пред Благовещением святых отец. „Да есте ведуще” 24 Марта.

Пред Преображением Господним. „Да есте ведуще, братие”. 5 Августа.

Пред Успением св. Богородицы. „Да есте ведуще, братие”. 14 Августа. На предпразднство Рождества Христова. „Да есте ведуще, братие”. 5 Декабря.

Перед Крещением Господним. „Да есте ведуще, братие”. 5 Января.

На предпразднство Сретения Господня. „Да есте ведуще, возлюблении”. Февраля.

От апостольских деяний об умерших. „Да творятся третины”. 9 Ноября.

О чудеси Климента Римского. „Дивен Бог во святых”. 25 Ноября.

О диаконах. „Диакону убо подобает все творити”. 28 Мая.

На Сретение Господне. „Днесь, братие, законодавец”. 2 Февраля.

На Воздвижение креста. „Днесь, братие, веселимся”. 14 Сентября.

На Успение Богородицы. „Днесь, братие, мати Бога нашего преставльшися”. 15 Августа.

О молитве. „Добро есть, братие, всегда”. 19 Августа.

О попе. „Должен есть поп”. 24 Мая.

В неделю св. праотец. „Древле убо они и прежде закона”. 16 Декабря.

О монасех, не хотящих быти с монахи и подлежати труду монастырскому. „Друзии бо в затворе”. 10 Декабря.

На Рождество Христово. „Девическое торжество днесь братие”. 25 Декабря.

На зачатие св. Анны. „Егда приближися время пророческих проповеданий”. 9 Декабря.

О молитве. „Егда убо речет ти сердце”. 5 Апреля.

На Крещение Господне об искушении диаволи. „Елма народ идяше ко Иордановым струям”. 6 Января.

От апостольских устав: како подобает жити христианину. „Законодавцу Моисею рекшу”. 24 Февраля.

В неделю пред Крещением, евангелие от Марка. „Зачало евангелиа Иисуса Христа”. 5 Января.

Об игумене, изгонящем демоны. „Игумен некий”. 20 Октября.

О святых иконах. „Имже убо неции”. 11 Октября.

О звании Божии в царство небесное. „Инде же прилагая”. 19 Мая.

На Рождество Христово. Евангелие от Матфея. „Иисусу рождшуся”. 25 Декабря.

На Благовещение. „Красного дне”. 25 Марта.

На Воздвижение креста. „Красный день и светлый праздник”. 14 Сентября.

На рождество Богородицы. „К рождениа празднику взыдем”. 8 Сентября.

Еже не обиноватися лица человеча. „Лицезорие и человекоугодие”. 3 Февраля.

На зачатие Иоанна Крестителя. „Любимицы, доброгоден день”. 23 Сентября.

На усекновение главы Предтечи. „Любить убо, братие”. 29 Августа.

На Успение Богородицы. „Многа и различна торжества”. 15 Августа.

Похвальное собору апостолов. „Много упражнения требует”. 30 Июня.

Еже не осуждати монахов. „Мнози от безумных”. 27 Ноября.

О не хотящих каятися. „Мнози от согрешающих”. 17 Июля.

Яко не подобает осуждати согрешающего. „Муж свят виде единого согрешающа”. 16 Декабря.

Похвальное Иоанну Предтече. „Начало мирския радости”. 24 Июня.

На Рождество Христово. „Начало радости и веселия духовнаго”. 25 Декабря.

О величавых. „Не возносися, человече”. 9 Июля.

О труде и о царствии небеснем. „Не ленитеся, братие”. 21 Августа.

О добродетели. „Не ленитеся присещати болящих”. 27 Июня.

О покаянии. „Не отчайся, человече”. 18 Июля.

О труде (и) о царствии небесном. „Не ленитеся о своем спасении”. 13 Января.

О покаянии. „Не срамляйся исповедати”. 3 Июля.

Похвала святым апостолам Петру и Павлу. „Не убо кто согреши”. 29 Июня.

Не осуждати, но миловати согрешающая. „Никтоже воистинну”. 9 Сентября.

О гордости. „Никтоже да ищет славы”. 28 Августа.

На Благовещение. „Ныне подобно есть, братие”. 25 Марта.

О пречистых тайнах. „Ныне хотяще приступити”. 25 Декабря.

О печали. „Несть добро в безмерну печаль предавшуся”. 8 Июля.

Об игумене, его же искуси Христос в образе нищего. „Общему житию бе некто”. 18 Октября.

В неделю по Рождеству Христову. „О этом убо блаженнем Давиде”. 26 Декабря.

В неделю по Рождеству Христову. Евангелие от Матфея: „Отшедшим волхвом”. 31 Декабря.

О покаянии. „От всего сердца обращался”. 1 Декабря.

О лестно глаголющих. „От всякого глаголания неправедна”. 27 Августа.

На Рождество Христово и о звезде. „От Перс уведен бысть Христос”. 17 Декабря.

На неделю святых праотец. „О тех убо великий Моисий”. 19 Декабря.

На память Иоанна Богослова. „Паки нам с небес приидет”. 26 Сентября.

О правде и о неправде. „Первое убо сотворена Богом правда” 6 Апреля.

О Андронице и о жене его Афанасии. „Поведа нам отец Даниил”. 9 Октября.

О плясавшем демоне пред монахом. „Поведаше братии преподобный отец”. 19 Октября.

О гневе. „Поведаше Исак монах”. 3 Сентября.

Об игумене молящемся о братиях, дабы с ним были в раю. „Поведаше Иоанн Лествичник”. 24 Сентября.

О купце христолюбивом. „Поведаше некто вещь дивну”. 28 Октября.

Об узком пути, ведущем в жизнь, и о широком, ведущем в муку вечную. „Подвизайтеся, братие, тесным путем”. 15 Августа.

О наказании. „Подобает епископу”. 7 Ноября.

На рождество Иоанна Предтечи. „Подобно есть, братие”. 24 Июня.

О пользе души: „Подобает нам, братие”. 26 Апреля.

На зачатие Иоанна Крестителя. „Понеже убо”. 23 Сентября.

Похвальное на Покров Богородицы. „Понеже убо”. 1 Октября.

О смерти и о суде. „Попецемся, братие”. 12 Мая.

Женам, да будут молчаливы. „Послушайте, жены, заповеди Божия”. 3 Июня.

Како подобает детем чтити родителей. „Послушайте заповеди Господня”. 9 Августа.

Яко не достоит осуждати иерея. „Послушайте паки”. 25 Августа.

К властем мира. „Постави тя царь”. 26 Ноября.

О покаянии и прощении грехов. „Постница некая два”. 5 Мая.

Еже к церкви притекати. „Потщитеся, братие и сестры”. 18 Августа. К богатым, не творящим милостыни. „Почто скорбиши, человече”. 30 Июня.

На обретение главы Предтечи. „Праведный аще постигнет”. 24 Февраля.

О пресвитере, впадшем в прелюбодеяние. „Пресвитер некий”. 25 Сентября.

На св. Богоявление. „Присно подобно есть, братие”. 6 Января.

Похвальное Иоанну Предтече. „Присно текий источник”. 24 Июня.

На рождество Богородицы. „Приспе время”. 8 Сентября.

На Рождество Христово. „Приступите, братие”. 25 Декабря.

О юноше разбойнице, его же спасе Иоанн Богослов. „Пришед великий ученик Христов Иоанн”. 26 Сентября.

Похвальное евангелисту Луке. „Приидите, сынове освященнии”. 18 Октября.

О женитве и любодействе. „Приидите, умнии”. 24 Августа.

К судьям. „Разумейте прямо довольно”. 16 Мая.

О добрых женах. „Рече Бог ко Евве”. 23 Июля.

На память мученика Георгия. „Рече Господь: всяк, иже исповесть”. 23 Апреля.

Об установлении св. апостол Петра и Павла. „Рече Петр и Павел”. 21 Марта.

Похвальное св. Николаю. „Се наста, братие, светлое празднество”. 6 Декабря.

На Сретение Господне. „Се паки возглашает пророк”. 2 Февраля.

В неделю святых праотец. „Се приспе, братие, честная память”. 19 Декабря.

О мзде судящих. „Сице глаголет Господь”. 23 Мая.

Об успении Сисоя. „Сисой во святых”. 11 Декабря.

Похвальное на Покров Богородицы. „Сладчайши убо во временех весна”. 1 Октября.

На память святых апостолов Петра и Павла. „Слышасте ли, братие, в евангелии”. 29 Июня.

На Знамение Богородицы. „Слышасте убо”. 27 Ноября.

О мирстей чади. „Слышах некиа мирскиа лениво живуща”. 25 Июня.

О судьях, мзду емлющих. „Слышите, судьи земли всей”. 31 Декабря.

От книг Еноха праведного. „Слышите, чада моя”. 31 Декабря.

О мире и любви. „Смиряйтеся, братие”. 18 Августа.

О нравах добрых. „Страх Божий отгонит злобу”. 13 Мая.

О святей и живоначальней Троице. „Сый и есмь везде и вся совершаю”. 31 Июля.

О страсе Божии. „Убойтеся, братие”. 5 Августа.

О чести иерейской. „Хощеши ли уведати”. 19 Июня.

Како жити христианом. „Христианин всякий”. 21 Сентября.

На Крещение Господне. „Христос Господь свет великий”. 6 Января.

О небесном царствии. „Царствие небесное вечное”. 17 Января.

О молитве. „Церкви Божия зовущая”. 15 Июля.

Всякому христианину. „Чада моя возлюбленная”. 20 Июня.

О милостыни. „Человек некто в Константинополи”. 18 Сентября.

Слово в притчи о теле человечи и о души и о воскресении мёртвых. „Человек некто”. 28 Сентября.

О злоязычнем. „Человек яр разжигает свары”. 18 Июля.

Яко и по смерти милостыня приятна есть. „Человече, аще не достигл”. 2 Апреля.

О жене, пришедшей к Неофиту исповедатися. „Честный Неофит”. 18 Октября.

О добродетели, еже стяжав человек спасется. „Четыре суть добродетели”. 9 Октября.

На Иоакима и Анны Захарии пророка. „Якоже пишет пророк Давид”. 9 Сентября.

На введение Богородицы. „Якоже пишет пророк”. 21 Ноября.

О милостыни и о смирении. „Яко подобает милостыню хотно творити”. 2 Июля.

Об Аврааме. 9 Октября.

Перед Воздвижением креста поучения два. 13 Сентября.

На Воздвижение честного креста. 14 Сентября.

В неделю св. праотец слово со стихи. 16 Декабря.

О Евлогии монасе и о нищем расслабленном. 12 Сентября.

Пророка Захарии к немилостивым. 5 Сентября.

Об исповедании. 13 Ноября.

Како достоит у церкви стояти со страхом всякому веровавшему. 17 Мая.

О кузнеце, двигнувшем гору. 6 Октября.

На предпразднство рождества Богородицы. 7 Сентября.

О крестящихся и прочитающих книги. 31 Августа.

О милостивом схоластице. 8 Октября.

Похвальное Кириллу архиепископу и Мефодию. 14 Октября.

Похвальное мученикам Сергию и Вакху. 7 Октября.

Похвальное апостолу Фоме. 6 Октября.

О разбойнице, спасшемся слезами в 10 дни. 17 Октября.

О старцех, иже спасоша блудницу учением. 14 Сентября.

Три поучения на праздники. 1 Сентября.

О юноше совлачащем мертвецы. 2 Сентября.

Сборники слов: Евангелие учительное [ см. выше стр. 269 ], Сборники слов Златоустого [ см. выше стр. 271 ].

5. Статьи догматического и нравственного содержания.

Творения Дионисия Ареопагита [ см. выше стр. 269 ].

Василия Великого к Амфилохию о св. Духе [ см. выше стр. 267 ]. У Жмакина в митрополите Данииле, стр. 430, примечание 4. Подлинник в Патрологии Миня t. 32, p. 68–217: Περὶ τοῦ γίου Πνεύματος πρὸς.... Ἀμφιλόχιον..., ἐν κεφαλαίοις λ’ (30).

Григория Нисского слово против Евномия и о воскресении [ см. выше стр. 269 ]. У Жмакина ibid. стр. 333. Взято Даниилом из толкования на Деяния Апостольские.

Многосложный свиток [ см. выше стр. 272 ].

(В словах [ стр. 277–292 ] много догматического).

Анастасия, патриарха Аниохийского, и Кирилла Александрийского – Изложение вкратце о вере по вопрошению. Синодальная рукопись № 158, листы 105–106, стр. 321, XVI век. Академическая рукопись № 198, лист 1. Академическая рукопись № 175, лист 169: Кирилла Александрийского вопросы и ответы о Троице, – это же или особое? На греческом у Миня t. 89, р. 1400–1404.

Исповедание о святой единосущной и животворящей Троице. Начало: „Верую и исповедую единого Бога”. Синодальная рукопись № 158, лист 104 оборот, 105, стр. 321, XVI век.

О святой Троице и о вере. Начало: «Преже всех и с всеми и ради всех подобает истинному христианину видети что есть Бог”. Синодальная рукопись № 316, лист 11, стр. 571. Академическая рукопись № 175, лист 168 оборот (Надписывается Афанасия Александрийского о св. Троице).

Изложение вкратце о православной вере Иоанна философа к некоему, просившему у него. Начало: „Понеже ми еси просил слово добро, собранно и известно”. Академическая рукопись № 175, лист 21.

Вопросы любомудреца о вере и ответы истинного верника Христова. Начало: „Вопрос: Человече, како ты еси”. Академическая рукопись № 175, лист 43 оборот.

Поучения церковные, о святей вере вопросы и ответы. Начало: „Вопрос: Что есть Бог и почему Бог и колижды речется Бог”. Академическая рукопись № 175, лист 163 оборот.

Св. Максима изложение о вере, и вскоре вопрошати и отвещати всякому христианину. Начало: „Вопрос: Колико естеств исповедуеши”. Академическая рукопись № 175, лист 170 оборот.

Аще хощеши познати, что есть Бог и како есть поклонятися ему, слыши и внимай разумно и увеси истинное. Начало: „Отца и Сына и св. Духа, един свят, едино хотение”. Синодальная рукопись № 158, лист 106 оборот – 107 оборот, стр. 321, XVI век.

Догматического и нравоучительного содержания вопросы и ответы. Начало: „Может ли чародей убити человека”. Волоколамская рукопись № 566, листы 45–69.

Вопросы и ответы о вере хрестьянстей, како подобает веровати хрестьянину, каковым словом, аще хощет быти хрестьянин. Начало: „Верую о святей Троици, едино естество божество, о Христе же единем святыя Троица”. Синодальная рукопись № 268, стр. 300. Академическая рукопись № 175, лист 172 оборот.

Св. Григория Богословца толк символа веры. Начало: „Различно бо, рече, бози не суть иннии”. Описание Синодальных рукописей № 64, лист 147, стр. 59, 1546г., и № 67, стр. 62 fin.. В [Описании рукописей] Румянцевского Музея Востокова № 8, стр. 11, лист 104, толкование символа, принадлежащее неизвестному, должно быть, то же самое.

Геннадия архиепископа Константинопольского (Слово, Стословец?) о „Верую во единого Бога”. Зиновий Отенский, стр. 974 начало. Стословец см. „Главник” митрополита Даниила.

Толкование символа. Начало: „Не якоже мнози мнят, глаголюще, яко две еста начале”. Синодальная рукопись № 185, лист 165, стр. 506, XVI век.

Символ веры, преданный апостолами по частям, – Синодальная рукопись № 77, стр. 105.

О мытарствах. Синодальная рукопись № 165, лист 263, стр. 444, XVI век.

Слово некоего отца к сыну своему душеполезно. Начало: „Сыну мой, чадо мое, приклони ухо твое” См. И.Р.Ц. I т. 1 половина стр. 680, примечание sub fin/.стр. 826 примечание. Лаврская Златая Чепь № 11, лист 7 оборот – 11 оборот. Синодальная рукопись № 62, лист 429, стр. 47; сербизмы, следовательно, принесена в Россию (перевод с греческого), с Афона – подпись. Академическая рукопись № 162, лист 163 оборот.

Жалости праведного спасения, како учение жагти (мати?)­[жалости] сына своего. Начало: „Чадо мое милое, чадо мое сердечное, кости мои”.... Лаврский сборник XVI в., № 794, листы 362–369.

Слово святых отец о наказании. Начало: „Первее, братие, всякие мудрости ищите кротости”. Лаврская Измарагд № 204, лист 91.

На греческом краткие изложения веры у Миня t. 98, р. 1227 sqq.

Греческие краткие катехизисы в вопросах и ответах см. Ламбеция т. VIII, стр. 752, 753 начало. В Московской Синодальной библиотеке по Описанию Маттеи № 280, лист 299; № 150, лист 391; Типограф. библ. № 4, лист 99, стр. 300.

Толкования: на символ веры, – Маттеи Типограф. библ. № 24, лист 38, стр. 314. На молитву Господню, – Маттеи Типограф. библ. № 24, лист 57, стр. 314; № 48, лист 41, стр. 326; Bandinius Biblioth. Laurent., Plut. VII, p. 263, col. 2. – На „Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас”, – Bandinius ibid..

6. Против латинян и других еретиков.

Петра архиепископа Александрийского к Бенетскому архиепископу. Начало: „Нигде же несть писано первопрестолнику Акихийскому, рекше Бенетскому”. Лаврская Златая Чепь № 214, лист 375 оборот.

Германа патриарха к жестоковыйным латыном молебное и любезное поучение. Начало: „Познавше убо, возлюблении, истинное православие”. Синодальная рукопись № 158, лист 100 оборот, стр. 321. У Попова в Полемических сочинениях стр. 151, о подлиннике стр. 153. [Ср. у Соболевского стр. 20].

Статьи о латинянах в Синодальной рукописи № 177, стр. 478; Лаврская рукопись XV в., № 760; в Макариевских Минеях под 31 Августа [ см. выше стр. 272 ]; в Академических рукописях 81, 175, 198, 235.

Фотия патриарха три послания против латинян [ см. выше стр. 276 ].

О Фрязех и о прочих латынех и о мудрствующих с ними, иже с папою единогласницы в сих ересех. Начало: „Папа римский и еликоже западные страны христиане внеуду ионьския луки”. – Синодальная рукопись № 177, лист 338, стр. 479. На греческом у Гардта V, 390 fin..

Сказание о папах римских, откуду начало прияша. Начало: „В лето Ѵ54;єфx7є в царство Нероново, егда убиен бысть в Риме святый апостол Петр”, Синодальная рукопись № 177, лист 327, стр. 478, XVII век.

Исповедание вкратце, како и коего ради дела отлучишася от нас латыни. Начало: ,,В лето Ѵ54;ѕсп7ѕ бяше на седьмом соборе Андреан папа римский, потом Леон, таж Стефан”. Синодальная рукопись № 158, лист 107, стр. 321, XVI век.

Сказание о латынех, како отступиша от православных. Синодальная рукопись № 177, лист 333, стр. 479, XVII век.

Об отступлении пап и жития их какова коего бяху. Синодальная рукопись № 195, стр. 594, лист 78 оборот (маленькая).

„Подобает ведати, яко по Христофоре первом исповеднице развращенного исповедания его написаша яве латини в Римстей церкви” (Краткое сказание об отлучении латинян). В сборнике Кирилло-Белозерского монастыря второй половины XV в., см. в Учёных Записках 2 отделения Академии Наук, книга V, описание сборника архимандрита Варлаама, стр. 17, лист 96–97.

О еже како латини своя папы имут и о образе Роберта лжепапы на хоругви. Синодальная рукопись № 195, лист 78 оборот, стр. 594.

Григория Паламы сочинения против латинян. Синодальная рукопись № 175, XV в. [ см. выше стр. 269 . Ср. у Соболевского стр. 20].

Нила Кавасилы сочинения против латинян. Синодальная рукопись № 175, XV в.; ещё № 178.

Никиты Хартофилакса (патриарха Фотия) послание, – Попов Обзор полемических сочинений против латинян, стр. 118–121.

Енифания Кипрского о ересях, митрополит Даниил у Жмакина стр. 336 [ см. выше стр. 270 ]. Академическая рукопись № 187, лист 247 (Мерило праведное); № 195, лист 36.

Тимофей, пресвитер Константинопольский, о ересях, митрополит Даниил у Жмакина стр. 336.

Неизвестный о ересях, митрополит Даниил у Жмакина стр. 336.

О еретиках при императоре Михаиле III, преподобный Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 595–596. О ереси Варлаама и Акиндина при императоре Андронике ibid. стр. 596. Из Никона Черногорца, см. Лаврская рукопись № 760, лист 229 оборот [Ср. Соболевского стр. 20].

Григория Амиритского прение с жидами [см. выше стр. 268 ]. Архиепископом Геннадием переведённое против жидовствующих.

Вера и противление крестившихся иудей в Африкии и в Картагени (Διδασκαλία Ιακώβου νεοβαπτίστου). Синодальная рукопись № 156, лист 190, стр. 308, XVI в.; Академическая рукопись № 176, Строева Словарь стр. 399. [ Ср. выше стр. 271 ]. Иакова жидовина книга – митрополит Даниил у Жмакина стр. 326–327.

Риклада о Срацинской вере [ см. выше стр. 274 ].

Иоанн Никейский об Арменах [ см. выше стр. 271 ].

Против Армян. Академическая рукопись № 175, лист 76 оборот sqq.

Сочинения Максима Грека против иноверцев и еретиков.

[Ср. у Соболевского стр. 20, 21, 191–193, 216–217].

7. Уставы монашеские и Патерики.

Патерики, помещённые в Минеях Макария [ см. выше стр. 273 ]. Лимонарь [см. ibid. стр. 273 ].

Патерик Ефрема Сирина [ см. ibid. стр. 270 ].

Григория Двоеслова Беседовник о жизни отцов [ см. ibid. стр. 268 ]. Василия Великого О постничестве [ см. ibid. стр. 267 ].

Патриарха Константинопольского Филофея – Предание к своему ученику, еже како внимательно седети в келлии, – Лаврская рукопись № 756, лист 19 и другие.

Отечник, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 375. Отечество (Патерик)- Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 591, 592.

Житие Панкратия Тавроменийского, см. Зиновия Отенского стр. 997. Старчество упомянуто Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 318. [Ср. у Соболевского стр. 18, 441].

8 . Толкования церкви и служб.

Слово о церковнемь сказании. Начало: „Церквии есть земьное небо”. Лаврская Златая Чепь № 11, лист 30 оборот – 34 оборот; Академическая рукопись № 235, недалеко от начала.

Толкование святой соборной апостольской церкви. Начало: „Церкви есть небо земное”. Синодальная рукопись № 158, лист 111, стр. 321, XVI в.. В рукописи Царского № 423, лист 165, надписывается: Сказание Иоанна Богослова; в Синодальной рукописи № 206, лист 84, стр. 649, приписывается Исихию; надписывается: „Служба толкована Иоанна Златоустого, толкована Сихием (Исихием)”. (В Академической рукописи № 19 оно?). На греческом у Гардта II, стр. 325 fin. (приписанное Василию Великому).

Сказание церковное. Начало: „Цьркы есть молитвище, место свято”. (Из толкования Германа патриарха). Синодальная рукопись № 163, XIII в., лист 237–261, стр. 420.

Воображение о церкви. Начало: „Что есть верх церковный? Глава Господня. Олтарь есть гроб Господень”. Лаврская Златая Чепь № 11, листы 36–37. На греческом у Гардта, III, 149 в рукописи XII века.

Указ о церкви и за вса (sic) церковные дары, вопрос и ответ. Начало: „Рци ми: что есть епископ и что ли есть поп”. Лаврский Сборник № 794, XVI в., листы 307 оборот – 311. Синодальная рукопись № 239, лист 208, стр. 167.

Слово откровений святого отца нашего Григория Богослова о святой службе истолковано. Начало: „Собрашася преподобнии отци к святому Григорию Богословцю”. Лаврская Златая Чепь № 11, лист 28 оборот – 30. Синодальная рукопись № 106, лист 199.

Толкование божественой службы. Начало: „Глаголющю диакону: благослови, владыко, что (то) есть к невидимому Отцу”. Синодальная рукопись № 158, лист 117, стр. 322, XVI век. См. ещё ibid. № 206, лист 88, стр. 650.

Толк божественной литургии. Начало: „Антифоны суть святей литурии пророческая речеша”. Синодальная рукопись № 316, стр. 589.

Преподобного Стефана – о бдениях всенощных, еже в св. неделю и в праздники Господские учинённых. Начало: „Сотворения песнем часове никакоже не небрези”. Синодальная рукопись №208, лист 245 оборот, стр. 655, XVI в. (См. „Главник” митрополита Даниила).

Слово святого Василия толк ученического чина. Начало: „Что есть ерей и по коему желанию глаголет священник”. Лаврская Златая Чепь № 11, листы 34–36. Есть во многих Синодальных: Синодальная рукопись № 206, стр. 650; № 316, стр. 589. На греческом у Гардта, III, 84 и 286. Академическая рукопись № 175, лист 176 оборот.

Изъяснение Херувимской песни. Начало: „Личную службу поведают тайну божественного смотрения”. Синодальная рукопись № 64, стр. 59, XVI век.

Григория Нисского слово об „Отче наш”, – Зиновий Отенский стр. 974 начало; Филарет в Обзоре стр. 72.

Есть Максима Исповедника у Миня t. 90, р. 872.

О просфоре и о вине. Начало: „Хлеб и чаша есть в правду”. Синодальная рукопись № 206, лист 87, стр. 649 fin., XVI в.; Академическая рукопись № 175, лист 40 оборот; № 235 (недалеко от начала).

Правило святых отец, како облачатися ереом в стихарь. Начало: „Стихарь есть правда”. Синодальная рукопись № 204, лист 369, стр. 646, начало XVI век.

О священных дарах церковных вопрос. Начало: „Рци ми: что есть епископ, что ли поп”, – Синодальная рукопись № 239, стр. 167.

„Что есть постризание главы священнику”, св. отца Василия. Начало: „Что есть ерей (и) почему глаголется священник”. Синодальная рукопись № 204, лист 370, стр. 646, начало XVI в.; № 330, стр. 755.

Толкование о церковных вещах и служба толковая, – Макариевские Четь-Минеи под 31 Августа.

Чин отречения от ереси Армянской, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 327.

Феодор первопресвитер перевёл на „русский” язык несколько богослужебных сочинений патриарха Филофея, – Строева Библиологический Словарь стр. 300. Его переводы в Лаврской рукописи № 284. Не он ли протопоп Благовещенский при Иване Васильевиче III и митрополите Фотии? Ключевский. Жития стр. 449.

Чин царского венчания переведён в Москве в 1562г., – Строев Библиологический Словарь стр. 142 начало.

Архиепископ Ростовский Феодор перевёл с греческого „Крещение водное” [чин малого водоосвящения], – Памятники Павлова col. 795 начало примечаний [См. И.Р.Ц. т. II, 1 половину стр. 256].

9. Каноника.

Матфея Властаря Синтагма, написанная в 1451г., – Шафарика Geschichte d. Südslaw. Literat. Ill, 218 начало (мой Краткий Очерк стр. 514). Академическая рукопись № 53, XVII век. Переведена была (во второй раз?) в 1542г., см. Строева Словарь 106 начало. В Ново-Иерусалимском монастыре список XIV в., Строев Словарь, стр. 358 fin..

Мысль о сводной Кормчей явилась в Иосифовом монастыре для противопоставления её Кормчей Вассиановой и вообще в видах борьбы с Заволжцами? О Баклановой Кормчей см. в курсе А. С. Павлова стр. 117 и Записках Казанского университета 1864г..

Кормчую имели епископы и великий князь: Геннадий Новгородский к Прохору Сарскому у Хрущова Источниках XVII.

„Мерило Праведное” составлено в правление Дмитрия Александровича? (Предисловие). Что „Мерило Праведное” не русский сборник, видно из замечания, сделанного о Богомилах.

В позднейшее время, в XVII в., Кормчие назывались у нас Зонарами, рукопись Виленской Публичной библиотеки по Описанию Добрянского № 242, послесловие.

Зинарь, со Богом правила святых отец и апостол, сбор о епископех и о мнисех и о мирских человецех. Академическая рукопись № 53. См. Востокова Описание рукописей Румянцевского Музея стр. 329 col. 1 fin. и № 239.

Вальсамона толкования на правила в переводе Максима Грека, см. Жмакина митрополит Даниил стр. 209 примечание.

Никиты Ираклийского Правильные завещания упомянут преподобным Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 500.

Константина Великого к царям и князям упомянут преподобным Иосифом Волоколамским в Просветителе стр. 601–602. [Ср. у Соболевского стр. 24–25].

О греческой Кормчей митрополита Фотия в Московском Успенском соборе см. Описание рукописей Ундольского col. 444.

О „номокануне” его см. в рукописи Троице-Сергиевой лавры № 730, лист 462 [Описания часть III, стр. 122].

Лаптевская сводная Кормчая написана при митрополите Макарии? (Калачов о Кормчей, Чтений Общества Истории и Древностей Российских 1847г. № 4, стр. 3, § 2, оканчивается поставлением митрополита Макария).

Содержание сводной Кормчей Успенского собора у Снегирёва Памятники Московской древности стр. 45 sqq.

Подлинник сводной Кормчей Макария у В. М. Ундольского [См. Описание рукописей № 27, col. 31–32].

Властарева синтагма переведена была в 1542г., см. у Розенкампфа. Бычкова А. Ф . Описание сборников Императорской Публичной Библиотеки I, стр. 355 fin..

Максим грек перевёл Кормчую книгу в 1521 году, – Попова А. Н. Описание рукописей Хлудова стр. 202; в Москвитянине 1842г., № 11 статья архиепископа Филарета Черниговского о Максиме греке, примечание 14.

10. История.

Временник (греческий?), митрополит Даниил у Жмакина стр. 350 fin..

Хронограф. Выписки из него, оканчивающиеся 908г., – Лаврская рукопись № 1, лист 160, XIV век.

Историкии за Бога вкратце”, хронология от Адама до Льва Премудрого (от Адама до P. X. 5555). Синодальная рукопись № 163, лист 261, стр. 421.

Манассии летопись, – Строева Словарь стр. 413 fin.. Для русского хронографа 1512г. Манассия служил одним из источников.

Летописец Никифора в Кормчей 1282г., – Филарет в Обзоре, стр. 76. Академическая рукопись № 195, лист 388.

Летопись Иоанна Зонары, переведённая в 1344г. и сокращённая (Паралипоменон) в 1408г., мой Краткий Очерк стр. 507 и 513 fin..

Хронографы. См. о них Порфирьева Словесность I, 211.

Епифаний Премудрый читал хронографы, – у Ключевского в Житиях святых стр. 91.

В сказании о Тверском князе Михаиле Александровиче, составленном в половине XV в., упоминается русский хронограф, Владимирский полихрон, Ключевского Жития стр. 177 fin., 178 начало.

Симеона Метафраста у Попова в [Обзоре] хронографов I, выпуск 2, стр. 16 начало.

Хронограф, написанный в 1485г. тем Ио. (Ивашкой) Чёрным, (о котором преподобный Иосиф в Просветителе стр. 81 начало и Геннадий где-то), – Пискарёвская рукопись в Румянцевском Музее № 162, Описания стр. 38.

История священная и церковная: Иосифа Флавия о пленении Иерусалима [ см. выше стр. 271 ]. Евсевий Памфил [ см. ibidem, стр. 270 ].

Амартол, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 432. Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 128. [Ср. у Соболевского стр. 22, 23, 25].

11 . Апокрифы.

История Ветхого Завета с апокрифами. Лаврская рукопись № 769, лист 1 оборот- 18, XVI век.

Статьи апокрифические о падении Адама, смерти его, древе крестном и пр.. Лаврская рукопись № 298, лист 365, XVII в. (в № 660 о том же, но другое, кажется). Синодальная рукопись № 330, стр. 753 (о сотворении Адама).

О потопе и Ное, о языцех, о Моисее, о скрижалях, о пророках. Лаврская рукопись № 192, лист 161, XV век. Апокрифическое.

Слово от книг Еноха праведного, прежде потопа и ныне жив есть. Начало: „Слышите, чада моя, прежде даже вся не быша, Господь постави века творного и потом створи всю тварь”. Синодальная рукопись № 202, лист 335, стр. 626 fin.. В некоторых списках с именем пресвитера Иеремии. Слово не из общеизвестной книги Еноха – ibid.. На греческом в Хронике Пасхальной Περὶ τῆς προφητείας Ἐνωχ у Миня t. 92, p. 104.

О Мелхиседеке. Начало: „Мелхил царь, якоже рекохом, имея два сына единого Мелхила по своему имени, а другого Мелхиседека”. Лаврская рукопись № 732, лист 306, XVIII в. (Из Палеи?). Апокрифическое.

Апокриф об Асенефе, жене Иосифа, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 656.

Слово о Псалтири, како списа Псалтирь Давид царь. Лаврская рукопись № 805, лист 76; № 794, лист 246. Волоколамская рукопись № 551, лист 256 оборот (Апокрифическое). На греческом у Миня t. 92, р. 244 есть: τὸ πῶς συνέστη ὁ ψαλτήρ. Смотреть.

Паралипоменон (апокрифическое), – Синодальная рукопись № 317, стр. 592.

Суды Соломоновы. Лаврские рукописи № 256, лист 55, конца XV в. и № 729, лист 182 (Из Палеи?). Апокрифическое. Синодальная рукопись № 326, стр. 682 (Суды Соломона и Давида).

О потире Соломоновом. Лаврская рукопись № 729, лист 203 оборот, XV в.; № 793, лист 396. Апокриф или из жития Константина?

Никодимово евангелие. Начало: „В имя святей Троици начаток деяниа Спаса нашего Ис. Христа, яже обрете Феодосий Великий царь в Иерусалиме”. Лаврская рукопись № 145, лист 201, слово 69, начало XV в. [У Соболевского стр. 23].

О рождестве Господа нашего Иисуса Христа (что Пров другом Христа назвал). Лаврская рукопись № 769, лист 62 оборот, XVI век.

Слово на Рождество Господа нашего Ис. Христа от Ефродитиана о бывшем чудеси в Персстей земли. Начало: „От Перс уведен бысть Христос”. Лаврская № 792, лист 279, XV в.; Волоколамская № 525, лист 302. На греческом у Гардта, II, 326: Διήγησις Ἀφρικανοῦ περὶ τῶν ἐν Πέρσιδι γενομένων. Апокрифическое.

Указ, како Господь сотвори братство крестное. Начало: „В то время беша царь, Семиклий имя ему, любя же речи о Христе слышати”. Лаврская рукопись № 794, лист 274 оборот, XVI в.; № 769, лист 62 оборот. Апокрифическое.

О вшествии Христа на гору Елеонскую, – Синодальная рукопись № 330, стр. 753.

Послание Пилата к Тиверию и отпись Тиверия Пилату. Лаврская рукопись № 765, лист 248 и № 786, лист 101 оборот (послание в обоих без начала; отпись только в первом).

В пяток Страстной недели слово о суде Тиверия кесаря и о смерти Пилатове и о пленении июдейстем. Начало: „Понесенным же бывшим книгам Пилатовым в Рим к Тиверию кесарю”. Синодальная рукопись № 232, лист 312 оборот, стр. 117. Апокрифическое.

О Июде и о жидех. Апокрифическое предание об Иуде. Синодальная рукопись № 185, лист 177 оборот, стр. 507, XVI в.; Лаврская № 188, лист 107 оборот и № 214, лист 423 оборот, оба XVI век.

Слово о распятии Господа нашего Ис. Христа на Пасху. Начало: „Сице глаголет Господь: повеле пети сам бо в распятие Господне” („Святый Боже” пели Иосиф и Никодим при перенесении тела Христова, по „провещанию” Спасителя). Лаврская рукопись № 787, лист 26, XVI в. и № 780, лист 504. Cfr архимандита Порфирия Путешествие по Египту, 1856г., стр. 133. Апокрифическое.

О умучении пана нашего Есуса Криста. Начало: „Мука пана нашего Ivc. Христа”. С латинского. Синодальная рукопись № 203, стр. 636 fin., конца XV века.

О кресте Христовом и о крестах разбойников. Лаврская рукопись № 794, листы 397 оборот, 398 оборот и 399 (о главе Адамове в корени – лист 403). Апокрифическое.

Авгарево послание ко Христу. Надписание: Воспоминание о нерукотворенном образе Господа нашего Ис. Христа. Начало: „Подобает нам о том мало побеседовати”. Лаврская рукопись № 785, лист 386, XVI в.; Академической фундаментальной Четь-Минея Август 16 Декабря. По-гречески у Маттеи № 9, лист 192.

Слово образа нерукотворенного Господа Бога Спаса нашего Ис. Христа. Начало: „Послание Господа нашего Ис. Христа. С небеси спадше камень во св. Иерусалиме и во церкви. Лаврская рукопись № 791, лист 251. Апокрифическое.

Епистолия Бога Отца, – Синодальная рукопись № 231, стр. 104 fin. sqq.

Написание Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, еже воспомяну написание еврейским языком и философским, с немже и погребоша тело Исусово. „В лето великого Феодосия царя 17 преложишася из еврейских в греческая, еже сдея при Пилати Понтстем”. „В лето пятьнадесятое Тиверия кесаря”. Лаврская рукопись № 786, лист 73 оборот, XVI в., и № 774, лист 61. На греческом у Гардта V, 292 fin..

Имена Господни, числом 72. Егда их прочитаеши, непобежден будеши в рати и от всех враг присно избавлен. Волоколамская рукопись № 419, лист 204. Апокрифическое.

Афанасия мниха Иерусалимского написание Панкови о древе разумном добру и злу. Начало: „Поведаша ми нещи, яко многи учиши о древе разумнем”. Лаврская Злат. Чепь № 214, лист 381 оборот.

Слово Иоанна Богослова о покойствии Владычица нашея Богородица и приснодевы Мария. Начало: „Святой и преславне Богородицы и приснодеве Марии, по обычаю на святый гроб Господа нашего входящи кадити”. Академическая фундаментальная рукопись Четь-Минеи Август, лист 455 оборот (На греческом Fabr . X, 284; Eambec. VIII, 406; Gieseler II, I, S. 131; Thilo, Acta Thomae p. XVI; Гардт II, 157).

Епифания, иеромонаха обители Каллистратовы, о житии и воспитании и летного показания пречистой и преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии. Начало: „О въистину и истинной Богородицы и Приснодевыя Марии мнози подеша пророци”. Лаврские рукописи № 171, лист 390, XV в., и № 176, лист 221, XV век. (О поповстве Христове, о котором отдельно ibid. № 734, лист 35). Апокрифическое. Волоколамская рукопись № 515, листы 374–394 и № 656, листы 30 оборот – 49 оборот (полнее). Академическая библиотека Четь-Минея Август лист 528, Сентябрь число 8.

Молитва пречистой Богородицы к Сыну си и Богу. Лаврская рукопись № 785, лист 293, XVI в.; Синодальная рукопись № 313, стр. 547.

Имена Богородицы 72. ,,Купина, жезл, корень”. Волоколамская рукопись № 419, лист 207.

Хождение Иоанна Богослова, – преподобный Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 508.

Вопрошение Иоанна Богослова. Начало: „По вознесении Господни сему Иванну возшедшу на гору Фаворьскую, возрех очима своима на небо”. Лаврская рукопись № 660, лист 411 оборот, XVII в.. На греческом у Ламбеция VIII, 90.

Вопрошение Иоанна Богослова к Аврааму о праведных душах. Начало: „Рече Иоанн: отче Аврааме, ты пребываеши в раи, ты и приемлеши праведных души, скажи ми, отче, чим насыщаются праведных души в раи?” Лаврская рукопись № 323, лист 823 оборот, XVI век. (Волоколамская рукопись № 521, лист 69, начало: „Възыде Ис на гору Елеоньскую”).

Хождение апостола Фомы, – преподобный Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 508.

Деяние св. апостола Фомы. Волоколамская рукопись № 515, лист 424. Апокрифическое.

Хождение ап. Филиппа, – преподобный Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 457.

„Рече Павел на горе равне: възмете знамении. Толкование. Знамение есть крест”. Апокрифическое. Лаврская Златая Чепь № 214, листы 389–392.

Св. Григория слово об ангелах. Начало: „Аз Григорие видех ангела и рекох к нему: укажи ми, ангеле” Волоколамская рукопись № 419, лист 117. Апокрифическое. (Помянув ангела, и виноватый перетягает перед судом противника, – лист 119).

Ипполита Римского сказание о связании дьявола на тысячу лет. Синодальная рукопись № 1, лист 90, стр. 160, XV век.

Слово Иоанна Златоустого от пророчества Исаиина о последнем времени покающихся (sic). Апокрифическое. В Лаврском Сборнике XVI в., № 794, листы 267 fin. – 271.

Мефодия Патарского о первом роду и о последнем. Начало: „Ведомо же буди всем, яко девою беста Адам и Ева”. Лаврская рукопись № 769, лист 18 оборот, XVI век.

О Макарии римском, что три инока ходили на восток. Начало: „Поведаше нам неции трие старци из обители суще св. Асклипия”. Лаврская рукопись №704, лист 64 оборот, XV в.; № 709, лист 255 оборот, XVII в.. Апокрифическое.

Житие Феодора Тирона. Лаврские рукописи № 648, лист 357, XVI в.; № 723, лист 391, XVI в.; № 791, лист 221 оборот, XVI в.; № 794, лист 247. Волоколамская рукопись № 521, лист 123. Апокрифическое.

Мучение и страсть великомученика Георгия. Начало: „В оно время бе царь от Персиды, именем Дадиан, идоложрец”. Лаврская рукопись № 723, лист 436, XVI век. Апокрифическое.

Слово Златоустого, како зачахуся Павликиане. Начало: „Сотвори (ся) дьявол, яко един грамотник, велику лепоту имея”. Лаврская рукопись № 794, лист 342 оборот, XVI век. Апокрифическое.

Вопросы, иже от (о) Матфие Иоанна Златоустого. Начало: „Вопрос: Рци ми како есть земля”(очень замечательные). Лаврская рукопись № 794, лист 341, XVI век.

Вопросы и ответы. Начало: „Что есть человек? Адам”. Волоколамская рукопись № 515, лист 472. Апокрифическое.

Вопросы и ответы. Начало: „Кто бе Фисан, еже сказается Окин, а имя писавшему крест Господень”. Волоколамская рукопись № 515, листы 473–477. Апокрифическое. (Чего ради поются разные церковные службы – 473. Когда Господь был диаконом, попом – 473 оборот).

Канон преподобному Марою. Духовный Вестник 1863г., Январь, стр. 82.

Молитва от трясавицы (архангелу Михаилу и Сисиннию). Духовный Вестник 1863, Январь, стр. 79.

Повесть о Сивильском царстве. Начало: „Меж юга и запада, за Нилою рекой, за Политарскою землею, есть гора, имя ей скала” Синодальная рукопись № 850, лист 1039. Апокрифическое.

Притча о Вавилоне граде. Начало: „Бысть в Вавилонском царстве царь Аксеркс, славою и величеством превыше многих царей”. Синодальная рукопись № 850, лист 55.

Апокриф об Александре Македонском, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 656.

О Дарьяне царе, – Лаврская рукопись № 769, после лист 35 оборот.

Вопросы св. Ефрема о (к?) св. Василии. Начало: „В неделю сотвори Бог небо и землю” Лаврская рукопись № 794, лист 335 оборот, XVI век.

Житие Андрея Юродивого, – Волоколамская рукопись № 656, лист 288 (не все, без начала); № 520, лист 41 оборот (не все). На греческом у Гардта V, 404, cod. DLII. (Юродивый – σαλός, отсюда Саллос?).

Беседа трёх святителей. Сборник XVIII в., принадлежавший Η. П. Делицыну. Соловецкого монастыря рукопись № 925. Троице – Сергиевой лавры № 256; № 794, XVI в., лист 331.

Описания Синодальных рукописей, отдела 2 часть 2, стр. 631, № 203.

Молитва евангелиста Луки, – Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 457.

12 . О книгах истинных и ложных и о почитании книг.

О книгах истинных и ложных. Синодальные рукописи № 319, стр. 600 № 322, стр. 640; № 325, стр. 679; № 330, стр. 742; № 185, листы 11 оборот и 160, стр. 505 fin., 506; № 191, лист 641, стр. 577 fin. листы 646 оборот и 648, стр. 578. (О книгах ихже подобает чести и внимати и ихже не внимати, ни чести). См. Пыпина и Спасовича Историю славянских литератур 2 издание I, 68. Порфирьева Словесность, I, 225 примечание [Памятники Павлова col. 104, 114, 789–796].

О почитании книг слова, поучения и статьи: а) Златоустого – Слово како подобает чтениа послушати и внимати. Начало: „Рече блаженный Ио. Златоустый: седящу ти на чтении словес Божьих, прежде помолися ему”. Синодальная рукопись № 133, XVI в., стр. 178; № 153, стр. 271, конца XIV или начала XV в.; Лаврский Измарагд № 204, лист 5 оборот fin. б) Ефрема Сирина от слова 99 егда почнеши чести книгу кой, с прилежаньем и болезнию чти. Сходна с предыдущей. Синодальная рукопись № 138, XVII в., стр. 184. в) Златоуста, Ефрема Сирина, Василия великого, Исаака Сирина и других (выбор из-) о еже како подобает прочитати божественная писания, – Синодальная рукопись № 146, XVII в., стр. 213, рукопись листы 671–680. г) Преподобный Нестор, – Лаврский список стр. 65–66. д) Наказание святых отец. Аще кто боголюбец и богочтец всхочет насладить душу свою, то послушает святых книг. Волоколамская рукопись № 656, лист 263. е) Слово Златоустого о книжном учении и о почитании всякому человеку. Волоколамская рукопись № 460, лист 31 оборот. Начало: „Послушайте, братие, и разумейте чада, како вы есть веровати во единого Бога”. ж) Слово о книжной вещи Златоустого. Начало: „Что приобретают, приникающе в божественныя книги. Волоколамская рукопись № 566, лист 513 оборот. з) Ефрема Сирина, како достоит со всем прилежанием чести святые книги. Братия, егда ти найдет лукавый помысл, извлечи си мечь. Лаврский Измарагд № 204, лист 6. и) Лаврский Измарагд № 204, листы 5 оборот – 9 оборот. Несколько статей о почитании книг (много).

13. Статьи по азбуке, грамматике и философии. Азбуковники.

Азбуки толковые: а) Азбука толковая, счинена молитвой, говорити пред образом Господним. Аз к тебе припадаю, Христе милостиве. Синодальные рукописи № 850, лист 513; ibid. 789, 794. б) О Адаме азбука толковая. Аз наречеся Адам. Ibid, лист 788. в) Азбука о познании нашем и о рабе Божьи. Аз прочим гласом совершитель. Ibid., лист 790 оборот. г) начало: Аз есмь Господь Бог первый. Ibid., лист 792. д) Азбука толковая сложно о воскресении Господни до всех святых. Аз воскрес. Боголепне от гроба. Ibid., лист 793. е) Предисловие вкратце первоучебней сей малей книжице азбуце. Благий убо и преблагий Бог вся премудростью Своею сотвори. Синодальная рукопись №850, лист 549 (самой азбуки нет).

Азбуки и грамматики конца XVI в. см. в Академической рукописи № 35.

Иоанна Дамаскина книга философская в восьми частях (грамматика). Синодальная рукопись № 156, лист 113, стр. 308. Академическая рукопись № 39.

Грамматика. Синодальная рукопись № 850, листы 519, 534 оборот и 564: Предисловие книзе глаголемей грамматице, паче же наказание ко учению. Божиею помощью учителю дерзай. (Далее ещё несколько предисловий). (Начало грамматики). Тропарь глас 3 правого клонения. Апостол св. Филипп. – Грамматика. Начало: Правого клонения. Мученик твой, Господи, Мамант. – Академические рукописи № 39, №№ 147–150.

Иоанна Дамаскина. Диалектика. Синодальная рукопись № 156, лист 121, стр. 308.

Константина Костенчского. О правописании. Starine, книга I сначала.

О философии внешней разумно, да не погрешиши. Начало: „В посте и жажди и в воздержании”. Волоколамская рукопись № 520, лист 79.

Азбуковники. См. Порфирьева Словесность I, 286.

Толмач Димитрий Герасимов в 1522г. перевёл с латинского книгу Донатус, у Артемьева (Описание рукописи Казанского университета), стр. 317 fin., СХХХ.

Какие науки (азбука и грамматика) изучаемы были на Руси в XVI в. (упоминается обо всех свободных хитростях), – Известий Академии Наук т. IV, стр. 257 примечание.

В Степенной книге ч. I митрополит Михаил, что он говорил учителям, как учить детей (мнения автора книги, XVI в.).

Зиновий Отенский (Академическая рукопись № 61, стр. 799 и 800) говорит: „наш русский язык учения философского и грамматики не имать”. [Ср. у Соболевского стр. 122].

14. Астрология, физика, география, естествоведение, медицина.

Громник двунадесятым месяцем. Собрано Ираклием царём от звездозакония. Начало: „Март, животное, глаголемое Овен”. Лаврская рукопись № 762, лист 265, XV в.. О греческом громнике см. у Ламбеция, VII, 198.

См. Порфирьева Словесность I, 284 (Суеверные и гадательные книги).

См. Иоанна Лаврентия Лида: Περὶ διοσημειῶν. Περὶ βροντῶν. Ἐφήμερος βροντοσκοπία. Καθολικὴ ἐπιτήρησις πρὸς σελήνην. Περὶ κεραυνῶν. Ἐφήμερος τοῦ παντὸς ἐνιαυτοῦ и прочее в Патрологии Миня t. 85, p. 273–382.

Гадательная псалтирь, – Пискарёвская рукопись в Румянцевском музее № 156, лист 330.

О годовых приметах по дню, в который случится Рождество Христово. Лаврская рукопись № 762, лист 267 оборот, XV век.

Стихия двунадесятым месяцем. Начало: „Март. Аз воины на всеоружство извожду”. Лаврская рукопись №762, лист 268 оборот, XV век. О греческом луннике см. у Ламбеция, VII, 198.

О днях счастливых и несчастливых. Начало: „В первый день луны Адам сотворен бысть”·. Лаврская рукопись № 321, лист 1235 оборот, XVI в.; № 214, лист 330, XVI в. (на греческом подобная у Гардта III, стр. 208).

О небесех (девяти). Синодальная рукопись № 59, стр. 43 fin..

О небе и о земле в Академическая рукопись № 198.

О двенадцати ветрах. Начало: „Ведомо, яко воз (?) около земля суть двенадцать лугове с реками”. Волоколамская рукопись № 414, лист 162.

О громовах и о млъниах и о громне – гласне шибании. Начало: «Громове же и млъниа бывают сице: умножившимся ветром”. Волоколамская рукопись № 414, лист 162–165. Академическая рукопись № 175, лист 159.

Геннадия патриарха Царяграда о дузе небесней, яко подобие Божие есть. Начало: „Дуга есть образ божественного подобия”. Академическая рукопись № 175, лист 161.

О грому и о молнии, о звезде летящей, о водах морских, о птицах, зверях, рыбах. Лаврский Сборник № 769, лист 78 оборот, XVI век.

Сельскохозяйственный и врачебный календарь. Волоколамская рукопись № 515, листы 509–510.

Приметы по грому. Аще ли с полудни будет, то жита много будет. Волоколамская рукопись № 419, лист 119 оборот.

На греческом Ἰανουαρίου. ἔαν ὲστί ὴ σελήνη ὄρθη, πολλοὶ κάρποι (si luna recta, multi fructus), – у Гардта III, стр. 149 fin..

Астрологиеские прогностики в сербских рукописях см. у Шафарика в Geschichte d. Südslawisch. Literat. III, S. 201, № 102; 222 sqq., № 162 (много).

Елицы хотят приходить к моему смирению, имеюще мудрование астрологов и астрономов и мафиматов, и аз не приемлю. Царская № 412, лист 85 оборот, стр. 501.

Григория Нисского об устроении человека [ см. выше стр. 269 ].

Георгия Писида похвала Богу о сотворении всея твари [ см. выше стр. 268 451 ].

О широте и долготе земли. Волоколамская рукопись № 419, лист 215.

Космы Индикоплова христианская топография. Порфирьев Словесность, I, 212 fin..

О зверях, птицах, рыбах, камнях и деревьях. Лаврская Палея № 729, листы 155 оборот – 182 оборот. Маттеи Описание греческая Синодальная рукопись № 399, листы 138–139, стр. 258.

О птицах и рыбах. Волоколамская рукопись № 558, лист 328 оборот.

О льве, олени, орле. Волоколамская рукопись № 491, лист 150 оборот.

О фениксе, – Синодальная рукопись № 316, стр. 578.

О мудрости, еже есть о птице, паве. Начало: „Павина глава пригожается носить у себя, – человека мудра делает”. Синодальная рукопись № 850, лист 458 (№ не по Описанию Горского и Невоструева).

Перевод об орловом камени, что в себе имеет силу и угодия. Начало: „Старые знатцы, которые открыли”. Синодальная рукопись № 850 (не по Горскому и Невоструеву), лист 458.

Галиново на Иппократа. Лаврский Сборник № 762, XV в., лист 270 оборот.

Лечебник („Доброхотный Вертоград”), переведённый с немецкого по приказанию митрополита Даниила в 1534г., – Жмакина стр. 278; напечатан см. ibid.. См. Флоринский В. М. Русские простонародные травники и лечебники. Казань, 1880г. (Из Учёных записок Казанского университет за 1879 и 1880 годов).

О сеянии, кровопускании, саждении в известные дни луны. Лаврская рукопись № 762, листы 260–261, XV век.

О кровопущании. Животныи о лунных днех, о удобных зодиох, добрых, злых и посредных. О хитрец. О власожелицы, о былии Бжур. Лаврская рукопись № 762, лист 270 оборот, XV век. См. у Ламбеция VII, 198.

На греческом: Περὶ τῶν δώδεκα μηνῶν τοῦ ἐνιαυτοῦ, ὁποίαις δεῖ χρῆσθαι τροφαῖς ἐνὶ ἑκάσταύτῶν καὶ ἀπὸ ποιῶν άπέχεσθαι, – в Ανεκδοτα’-х Буассонада III, 409.

Наказы Дмитрии Герасимову, чтобы достал в Риме Осмичастную книгу и Миротворный круг.

Травник упомянут в Просветителе Иосифа Волоколамского, стр. 628 fin.. [Ср. у Соболевского стр. 22, 23, 52, 69, 137–143, 225, 441].

Повести и сказки.

Порфирьева Словесность I, 214 начало.

Пыпина и Спасовича История литератур, 2 издание I, 61 примечание.

[Сперанский М. Н. История древней русской литературы, 2 издание, М. 1914г..

Архангельский А. С. Из лекций по Истории русской литературы. Литература Московского государства (конец XV-XVII веков). Казань, 1913г.

Соболевский А. И. Переводная литература Московской Руси XIV-XVII веков. Библиографические материалы СПБ., 1903г., стр. 218–222, 233 sqq и другие.

Пыпина А. Н. Для любителей книжной старины. Библиографический список рукописных романов, повестей, сказок, поэм и пр., в особенности из первой половины XVIII в.. М. 1888г.].

* * *

277

 [Слово бумага – родственное с близкими к нему по звукам поздними греческими словами βόμβαξ, βόμβυξ, βάμβαξ хлопок, турецкими – pambuk, pamuk, персидским pambah, армянским bambak, грузинским bamba хлопок, происходит вместе с ними от какого-то слова неизвестного, вероятно, тюркского языка Средней Азии. Бумага первоначально появилась в Азии и оттуда перешла в Южную и Западную Европу. В Азии она изготовлялась из шёлка (Китай), из конопли и из волокон разных растений, похожих на хлопок, и хлопка; в Европе же её стали делать из тряпья или льна. Здесь первоначально бумага выходила толстой и рыхлой с мохнатой и волокнистой поверхностью; такую бумагу называют бомбициной (до появления трудов Брике, Карабачека и Виснера в 1884–1889 годах её считали сделанной из хлопка). С течением времени, с усовершенствованием выделки, бумагу в Западной Европе стали изготовлять тонкой и гладкой. Для сложенного бумажного листа с XV века появляется название десть. – По отношению к письму различают: устав, полуустав и скоропись; первый, просуществовав у Славян несколько столетий, превратился в полуустав, перешедший в свою очередь в скоропись. „Буквы в уставе отличаются наибольшей простотой очертаний. В них мы обыкновенно видим прямые линии, более или менее правильные углы, части круга, овалы. Каждая буква отделена от другой. Каждая буква имеет постоянно одну и ту же в общем форму; иначе говоря, разница в начертаниях одной и той же буквы у одного и того же писца незначительна. – Буквы в полууставе уже утрачивают простоту очертаний. Место прямых линий занимают ломаные; правильность углов, кругов, овалов уменьшается или теряется. Каждая буква отделена одна от другой. Каждая буква имеет по нескольку форм; иначе говоря, один и тот же писец пишет одну и ту же букву двумя, тремя, четырьмя способами. – Буквы в скорописи отличаются ещё большей сложностью очертаний и ещё бо́льшим количеством форм. Они могут писаться отдельно одна от другой, но также могут соединяться друг с другом тем или другим способом. Само собой разумеется, существует такое письмо, которое представляет нечто среднее между уставом и полууставом; его можно называть уставом, переходящим в полуустав. Точно также существует письмо среднее между полууставом и скорописью. Это полуустав переходящий в скоропись” См. А. И. Соболевский Славяно – Русская Палеография, курс первый, СПБ., 1901г., стр. 28, 29 и 35; ср. Н. П. Лихачёва Палеографическое значение бумажных водяных знаков, ч. I, СПБ., 1899г., стр. VII-XXIX].

278

 Князь Галицкий Владимир заплатил за молитвенники 8 гривен кун: это по счёту Срезневского – 80 рублей. Руководство для сельских пастырей 1873, II, стр. 17).

279

 (Бумагу начали употреблять у нас при Симеоне Гордом, – Карамзин IV, 172 fin.).

280

 (Сборники Василька Даниловича см. Ипатскую летопись, стр. 608 fin.. Другой сборник великий ibid. 609 [Ср. И. Р. Ц. т. I, 1 половина стр. 755/921 ]. В нашествие Тохтамыша на Москву сгорело в Москве великое множество книг: Собрание летописей т. IV, 87 fin.; VI, 101 fin.; VIII, 46 начало; у Карамзина т. V, примечание 96. Многие книги греческие сгорели в пожар 21 Июня 1547г., – Степенная Книга II, 247. Никоновская летопись VII, 56: иконы, а не книги).

281

 Никоновская летопись IV, 186.

282

 [В повести Симеона Суздальца „како римский папа Евгений состави 8 собор” между прочим читаем: „в тоже время князь великий млад бысть, якоже рехом, и некнижен, но умом благоразумен и богобоязнив”... См. Историко – литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян Андрея Попова. М. 1875г., стр. 357].

283

 [Кроме Афона таким местом был и Константинополь. О работах там и здесь см. у А. И. Соболевского Переводная литература Московской Руси XIV-XVII веков СПБ., 1903г., стр. 8–14, 24–32].

284

 В Ι томе сказано [стр. 719/886 ], что толкование Икумения было на первые пять посланий апостола Павла. Это ошибка. Оно было на все, только на остальные кроме первых пяти не сохранилось в рукописях до-монгольского периода.

285

 (Епифаний Премудрый читал хронографы, – Ключевский В. О. Жития, стр. 91).

286

 [Косма Индикоплевст – знаменитый византийский географ, купец из Александрии, позднее сделался монахом и между 535 и 547 годами составил толкования на Песнь песней и псалмы, обширное описание земли, астрономические таблицы и Христианскую топографию (Χριστιανικὴ τοπογραφία). Древнейшие из греческих списков последней относятся к IX и X векам. Она пользовалась большим распространением и на Руси, где носила заглавия: „Книги о Христе объемлюща весь мир” или „Книги Косьмы нарицаемого Индикоплова, избраны от божественных писаны благочестивым и повсюду славимым кир Косьмою”. Списки перевода раньше XVΙ в. не встречались, но один отрывок его найден в сборнике XIV-XV веков бывшей Новгородской Софийской библиотеки. В XVI и XVII веков произведение К. пользовалось на Руси непререкаемым авторитетом и вошло в состав Минеи-Четии митрополита Макария (23–31 августа). Великолепное факсимиле с рукописи XVI в. издало Общество любителей древней письменности (СПБ., 1886г.), в котором воспроизведены и многочисленные рисунки, украшающие рукопись. О миниатюрах на рукописях Космы см. Кондаков История византийского искусства (стр. 86 и далее). Литература указана у Крумбахера Geschichte der Byzantiner Literatur. Мюнхен, 1889г., § 70].

287

 У Преображенского [Ивана] в диссертации [Нравственное состояние русского общества в XVI в., по сочинениям Максима Грека и современным ему памятникам, Москва, 1881г.] стр. 20.

288

 (Священник П. Ф. Николаевский, Русская проповедь в XV-XVI веках, Ж. М. Н. Пр., 1868г., ч. 137, 138).

289

 Ещё один священник – Сильвестр [Московского Благовещенского собора].

290

 Слово о небесных силах, представляющее собой не церковное слово, а статью, не принадлежит епископу Кириллу; не принадлежит ему и другое, усвояемое ему Филаретом [архиепископом Черниговским] в Обзоре [русской духовной литературы, 3 издание 1884г., стр. 57].

291

 Польские летописи у Пертца [Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum ex Monumentis Germaniae historicis recudi fecit G. H. Pertz. Annales Poloniae (Annales Poloniae ex recensione Arndtii et Roepellii in usum scholarum ex Monumentis Germaniae historicis recudi fecit G. H. Pertz). Hannoverae, 1866], говорят, p. 25, 41 fin., 95 fin., о землетрясениях в 1257 и 1259 годах.

292

 Учился у латинских учителей в Галиции, в которой были эти учители? (Заметку о поучениях епископа Серапиона – Н. Я. Аристова см. во 2 томе Трудов 3 археологического съезда в Киеве, Киев 1878г., стр. 41–48. Слово Серапиона в рукописи В. М. Ундольского см. в очерке А. Е. Викторова, стр. 40).

293

 Поучение Симеона Новгородского, – см. Синодальную рукопись № 321, стр. 626.

294

 Грамоты в Новгород митрополитов Феодосия и Филиппа [о коих см. в первой половине этого тома стр. 524–526 и 532–538 ] деловые.

295

 (В одном сборнике библиотеки Ундольского есть „поучение всероссийского митрополита Феогноста”, – № 1411, лист 259, у Викторова в Очерке собрания рукописей Ундольского стр. 54. Напечатано Н. К. Никольским в 1 книге VIII тома (1903г.) Известий отделения русского языка и словесности Академии Наук Поучения митрополита Макария Лаврская рукопись № 739, лист 615 (стр. 131); против разговаривающих в церкви, – Жмакин приложения стр. 84). [Ср. 1 половины этого тома стр. 851 примечание].

296

 Оно напечатано в Прибавлениях к Творчествам святых отцов, книга 1.

297

 (Поучение, усвояемое Кириллу, епископу или митрополиту, есть соборное поучение в неделю православия. Павлов А. С. Памятн[ики канонического права], col. 111. № 3. А если оно поучение в неделю православия, то учительные послания св. Пётр первый начал писать). [Ср. 1 половину II тома стр. 120 ].

298

 См. Жмакина В. Митрополит Даниил и его сочинения. М. 1881г., стр. 274.

299

 [В посланиях митрополита Даниила нет таких резких внешних знаков и названий, которые полагали бы собой границы различным частям послания, как то напротив строго соблюдается в словах Соборника. В посланиях самому читателю приходится отмечать отдельные его части, которых в большинстве случаев можно насчитывать также три. В первой части обыкновенно развивается мысль оглавления послания, затем следует отдел, всегда сравнительно обширный со всеми другими частями послания, представляющий собой выписки из святоотеческих и других творений, за которым следует обыкновенно третья часть, состоящая из разных нравственных наставлений, иногда вовсе не связанных с общим предметом послания. В форме посланий митрополита Даниила находится немало спутанности, неопределённости, неупорядоченности и в литературном отношении они ниже посланий преподобного Иосифа Волоцкого. Как в „словах” митрополит Даниил при изложении свидетельств является списывателем их, простым копиистом, мысль которого во время труда остаётся совершенно бесследной для дела, так и в посланиях замечается то же отсутствие самодеятельности автора в пользовании святоотеческими свидетельствами, которые у него почти никогда не получают собственного, лично принадлежащего автору, освещения. Жмакин В. Митрополит Даниил и его сочинения. М. 1881г., стр. 290–292. – О побуждениях митрополита Даниила к учительству, которые могут быть предполагаемы, см. в первой половине этого тома стр. 737–738 ].

300

 Послания в Чтениях Общества Истории и Древностей 1874г., книга 1, стр. 88 sqq. Шуйский-Горбатов действительно ли подпадал опале несколько раз, как в послании?

301

 (В Трудах 8 археологического, съезда в Москве в 1890г., т. II, М. 1895г., стр. 175–182, напечатана статья Д. П. Лебедева „Неизвестный Московский проповедник половины XVI в.”. Автор предполагает, что слово, сказанное великому князю Ивану Васильевичу в 1541г. по случаю победы над Крымским ханом, принадлежит Сильвестру, вызов которого в Москву относят к 1541г. (Соловьёв т. VI, издание 3, стр. 51). Слово принадлежит Максиму греку Лаврская рукопись № 200, лист 158 оборот; № 201, лист 377 оборот Начинается: „Кто възглаголет силы Господня слышани сътворит хвалы его”, у Лебедева стр. 177).

302

 Соловьёв, История России т. IV, стр. 6.

303

 Оба послания в Истории Иерархии т. IV, стр. 403, 413.

304

 Послание в Дополнениях к Актам Историческим I, № 22 и в 1 Псковской летописи, – Собрание летописей т. IV, 278 (под 1505г., к наместнику).

305

 У Хрущ[ова в Исследовании о сочинениях Иосифа Санина, стр.] 95. (В Волоколамской рукописи № 535, лист 64 послание к Георгию Ивановичу – оно?).

306

 Ibid., стр. 96.

307

 1 Псковская летопись в Собрании летописей IV, 297 fin., ещё ibid. 282, 288, 304.

308

 Послание в Православном Собеседнике 1863г. книга I, стр. 343 fin..

309

 Послание в Дополнениях к Актам Историческим т. I № 23.

310

 [Ср. 1 половины II тома стр. 770, примечание fin. ]. Послание в Чтениях Общества Истории и Древностей 1874г. книга I, стр. 69. Что оно писано после 1547г., видно из того, что государь – боговенчанный царь; что до 1551г., – нет узаконения о крестном знамении. Оно не принадлежит Сильвестру, ибо с какой стати тот стал бы писать послание к царю, когда был с ним лицом к лицу? И склад не Сильвестров. А мнение, что послание есть та речь, которой Сильвестр подвиг царя к исправлению (ibid.) – нелепость: в послании не об исправлении самого царя, а об исправлении им одного порока в обществе. Сильвестр внёс его в свой сборник потому, что считал за образец красноречия. (В „Сборнике Археологического Института”, книга 4, отделение 1, стр. 90–130, помещена статья профессора Н. Барсова: „К вопросу об авторе послания к царю Ивану Васильевичу”. Автор не признаёт слово Сильвестровым и считает вероятным усвоять его Вассиану Топоркову).

311

 „Посланейце утешително к старице Александре” (Строев, Словарь, стр. 288) старца Волоколамского Фотия нравоучительное ли?

312

 Послание в Истории Иерархии, IV, 408 fin..

313

 У Архангельского [А. С. Нил Сорский и Вассиан Патрикеев. Их литературные труды и идеи в древней Руси, ч. I, СПБ., 1882г.,] стр. 77.

314

 У Архангельского, ibid., стр. 88.

315

 Напечатано в Дополнениях к Актам Историческим т. I, № 213.

316

 У Хрущова [Исследование о сочинениях Иосифа Санина, преподобного игумена Волоцкого. СПБ., 1868г., стр.] 90, 93. Ещё: Волоколамская рукопись № 573 (1) к просившему полезного поучения и 2) о хранении заповедей) и № 500 (к некоему христолюбцу). (Послания преподобного Иосифа Волоколамского учительные у меня обозрены не все (четыре послания учительных к вельможам).

317

 П. С. P. лист, т. XI, стр. 83. У архиепископа Филарета в Обзоре, § 72: „писаше же книги учительныя многи и к епископом посылаше”.

318

 Волоколамская рукопись № 564, листы 249–253.

319

 (Василия Архиепископа Новгородского слово о правде и неправде, – в Синодальной библиотеке у архимандрита Саввы стр. 178 fin.. Пасхалия его же в Памятниках канонического права А. С. Павлова col. 807 fin., 818 fin.).

320

 [Ср. Историю канонизации святых в Русской церкви Е. Е. Голубинского, 2 издание, М. 1903г.].

321

 После нашествия Монголов было прославлено некоторое количество до-монгольских святых.

322

 (Жития святых писали на выхвастку, – Епифаниево Житие преподобного Сергия лист 2 оборот. [„Не пишите новотворных канонов и жития человеческая особь по домом и в монастырех по келиям, младоумнии, без церковного блогословениа”, – см. Жмакин митрополит Даниил стр. 90 Приложений].

323

 Летопись о Пахомиевом слове на перенесение мощей св. Петра.

324

 [См.] о проложных житиях св. Владимира (моей Истории Ι том 1 половина, стр. 214/246 ), св. Ольги (Макария I, 87 и 276) и преподобного Антония Печерского (Макария VIII, 31 примечание и Бычкова Описание сборников стр. 143). [Ср. в Истории канонизации святых по 2 изданию стр. 56–57, 59–60, 63–64].

325

 Лаврское иллюстрированное житие преподобного Сергия, лист 366 оборот. (Епифаний знал по-гречески: аркуда – житие преподобного Сергия лист 78 оборот; монастырь преподобного Сергия – лавра. Что был на Востоке – письмо к Кириллу Белозерскому в „Православном Собеседнике”). [О нём см. Е. Е. Голубинского: преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра, 2 издание, М. 1909г., стр. 3–11 примечание].

326

 В Ростовском Григориевом монастыре не жил, что видно из того, что не совсем хорошо знает жизнь Стефанову в монастыре. А имел со Стефаном учёные беседы и споры во время остановок и гощений последнего в Троицком монастыре в проезды в Москву из Перми. [Ср. Преподобный Сергий Радонежский и Троице-Сергиева Лавра, 2 издание, М. 1909г., стр. 3–7 примечание].

327

 (Как обращались греческие патриархи с житиями, плохо написанными, (сжигали), – у Ралли и П. II, 453).

328

 Ключевский, Жития стр. 93; Макарий, V, 231.

329

 (Житие Михаила Черниговского написано не епископом Иоанном, а о. Андреем, – Ключевский Жития святых; Срезневский Памятники письма и языка стр. 57. Извести Академии Наук X, 195).

330

 У Ключевского, стр. 119 примечание.

331

 У Ключевского, стр. 118, 119 fin. (список 1443г.).

332

 В 1443г. ещё не иеромонах: Ключевский стр. 120 примечание, 125 (из летописи, относящееся к 1472г.).

333

 (Громкий и не совсем понятный титул логофета, который носил Пахомий, может значить просто дьяка, т. е. что в том Афонском монастыре, из которого прибыл в Россию, он был дьяком или письмоводцем).

334

 Ключевский, стр. 116 fin..

335

 Ключевский, стр. 120 начало, 117 fin. [Ср. Преподобный Сергий Радонежский и Троице-Сергиева лавра, 2 издание, М. 1909г., стр. 7–11, примечание].

336

 Ключевский, стр. 120 (заимствования из жития Никона в сокращении; но наоборот?).

337

 Ключевский, стр. 120 fin., 136.

338

 Ключевский, стр. 128.

339

 Кроме правительства некому было поручить, следовательно, полная вероятность.

340

 Житие Саввы составлено позднее? Ключевский, стр. 156 fin., 157 начало.

341

 Ключевский, стр. 126 fin..

342

 Архиепископа Сергия, который жил на покое в Троицком монастыре и который хотел загладить свою вину перед оскорблённым им Моисеем?

343

 Ключевский, стр. 127 fin..

344

 См. ещё у Ключевского, стр. 154 примечание 1 (великолепный отзыв).

345

 Cfr Ключевский, стр. 161.

346

 (Что Пахомий Сербин писал не особенно хорошо, плоховато, этого едва ли могли не видеть и Русские. Вероятно, они удивлялись в нём не тому, что писал хорошо, а тому, что – очень скоро, тогда как для них – написать одно житие требовалась целая жизнь).

347

 (В Житии Зосимы и Савватия любопытные рассказы в отношении к порче монастырских нравов, – Ключевский, стр. 203 начало, Волоколамская рукопись № 659).

348

 В ответе собора 1504г. великому князю о вотчинах называются как святые Дионисий и Димитрий Вологодские).

349

 Ключевский, стр. 272.

350

 Григория Пельшемского, Павла Обнорского? Житие Дионисия Глушицкого имеет важное значение в смысле исторического источника, – Ключевский, стр. 195 fin.).

351

 Оно должно быть принимаемо за новое житие, а не за новую только редакцию.

352

 Из святых, которым установлено было на соборе 1647г. общее празднование, не было житий: 1) митрополита Ионы (написано в 1547г.), Макария, VII, 440. 2) Макария Калязинского (написано в 1547г.). Переделаны прежде бывшие жития: Александра Невского, Никона Радонежского и Павла Обнорского (Макарий, VII, 430 начало). Были и оставлены без переделки семь: Иоанна Новгородского, Зосимы и Савватия Соловецких, Дионисия Глушицкого, Михаила Клонского, Пафнутия Боровского и Александра Свирского (написано в 1545г. Макарий VII, 430 начало).

Из местных. Вероятно, были прежде жития Арсения Тверского и Иоанна Юродивого. Собор не заботился о житиях, этих святых (Макарий, VII, 442).

Собор 1549г. Были прежде жития девяти святых: Евфимия Новгородского, Ионы Новгородского, Стефана Пермского, Михаила Тверского, Аврамия Смоленского, Саввы Вишерского, Григория Пельшемского, мучеников Литовских, Иоанна Сочавского (Макарий, VII, 445). Написаны вновь: Евфросина Псковского, Всеволода Псковского, Саввы Сторожевского, – ibid., 445. Написаны после 1552г.: Евфимия Суздальского, Ефрема Перекомского, Нифонта Новгородского, Никиты Новгородского, – ibid.. 447 fin.. Недостаёт Иакова Ростовского).

353

 И Феодора?

354

 Житие князя Андрея Смоленского буквально выписано из жития Даниила Переяславского.

355

 Житие Владимира в Степенной книге – не житие, а только так называется (историческое повествование). Житие Ольги, усвояемое Сильвестру, – Чтения Общества Истории и Древностей 1874г., I, стр. 108. Повесть о Псково-Печерском монастыре, у Ключевского, стр. 249. См. Филарета Обзор стр. 207.

356

 Не считаем житий, написанных по поручению Макария, когда он был архиепископом Новгородским (новая редакция жития Михаила Клопского и житие Георгия Болгарского). [Ср. ниже Приложение стр. 186  1   2 ].

357

 Ключевский, стр. 286.

358

 Такие частные летописи см. Строева [Библиологический] Словарь, стр. 361. (Летопись 1450г. см. у Филарета Черниговского в Обзоре стр. 148 начало. В сказании о Тверском князе Михаиле Александровиче, составленном в половине XV в., упоминается русский хронограф, Владимирский полихрон, Ключевский В. О. Жития, стр. 177 fin., 178 начало. В одной из грамот, касающихся ссоры Витовта с Фотием, говорится о летописцах Киевском, Владимирском и иных).

359

 Составитель Тверской летописи, написанной по поручению Тверского князя Бориса Александровича († 10 Февраля 1461г.), в предисловии к своему труду говорит, что имена великих князей до Александра Михайловича, – удельного князя Тверского, – потерявшего великокняжеский престол в 1327г., берёт из первого летописца: ...якоже Володимерский полихрон степенем приведе (sic) яве указует” (Собрание летописей XV, 465). Слова эти можно разуметь о простом списке великих князей, который ведён был во Владимире; но вероятнее разуметь их о настоящей летописи.

360

 (Никоновская летопись III, 155 писана ещё не в Москве, ибо поимка Александра Тверского называется злой мыслью, вложенной дьяволом). [Шлёцер так объясняет причину этого названия: „я назвал его Никоновым списком единственно только по той причине, что он подписан, в низу по листам, от 1 страницы по 37, известным оным патриархом Никоном:.. собственною его рукою и следующими словами…. А что он не был собиран во времена Никоновы, но что бо́льшая его часть гораздо древнее оных времен, то можно видеть” и пр... Русская летопись по Никонову списку, ч. I, СПБ., 1767г.].

361

 (О том, что летопись при Грозном составляется правительством, – см. Акты Экспедиции т. I, № 289, стр. 354, col. 1 начало и fin.).

362

 У Строева страница, указанная выше, Лисицкого монастыря летопись. – (Летописец церковный в одном из Новгородских монастырей в XVI веке. Карамзин IX, примечание стр. 87).

363

 Никоновская летопись I, 95.

364

 См. Родословную книгу издание Новикова, II, 393 fin., 394 начало.

365

 В Полном собрании русских летописей напечатан под именем 1 и 2 Софийских летописей. [Первоначально был напечатан Императорской Академией Наук под заглавием: „Российская летопись по списку Софийскому великого Новаграда”... ч. I. СПБ., 1795г., и затем П. М. Строевым в 1820г.: „Софийский Временник или Русская Летопись с 862–1534 гг.”, М., 2 части.].

366

 Воскресенская летопись не есть второй Софийский Временник, ибо глава 3 в ней, надписанная: „Софейскш времянник, еже нарицается” и пр. (Собрание летописей VII, 266), – взята из настоящего Софийского Временника (тоже в Тверской летописи, – Собрание летописей, XV, 26).

367

 Но в ней уже выписка из Софийского Временника (предыдущее примечание). Как попала? Внесена после?

368

 Легенды и басни в истории взятия Грозным Казани.

369

 Русские Достопамятности 1, 166 (книга оканчивалась у составителей каким-нибудь настоящим концом, а тут нет его). [В Московском Чудовом монастыре имеется рукопись Степенной книги с записью, что она „собрана смиренным Афанасием митрополитом всеа Русии”. Об отношении митрополита Афанасия к Степенной книге см. в исследовании П. Васенко „Книга Степенная царского родословия и её значение в древнерусской исторической письменности”, ч. I, СПБ., 1904г., стр. 199 и далее].

370

 У Филарета в Обзоре стр. 205, Казанская история. (В библиотеке Баузе, сгоревшей в 1812г., были две Степенные книги, одна 1551г., другая вообще времён Грозного, – Чтений Общества Истории и Древностей 1862г., книга II, Каталог рукописей Баузе, № 286 и № 287).

371

 Поход Ивана III на Новгород? (Походы Ивана IV на Казань не писались в виде отдельных повестей, а прямо вносились в летописи. О митрополите Фотии, – в Никоновской летописи V, 98 и в Степенной книге, – не сказание, а краткая запись). Батыева рать? (­Лаврентьевская, 1 Новгородская, Ипатская; в 1 Псковской числа взятых городов другие, чем в других летописях. Повесть о преподобном Сергии – Никоновская летопись IV, 203–239. Повесть об Арсении Тверском, – Ключевский, стр. 181 начало. Повесть об Исидоре митрополите, – Никоновская летопись, V, 124 sqq).

372

 Никоновская летопись III, 124.

373

 Макарий VIII, 30 примечание 35.

374

 (Сказание о убиении Михаила Черниговского, – Лаврентьевская летопись, 447 fin., – кратко; Ипатская летопись, 528, – кратко, ещё 536 fin.; Никоновская летопись III, 19 fin.: повесть не Пахомиева. Списки Пахомиевой повести см. у Ключевского, стр. 146 примечание 2. – У Макария древняя повесть, в Никоновской летописи другая, Пахомиева – третья. Никоновская у Макария, V, 409; Ключевский, 146 fin.. В Воскресенской летописи – Собрание летописей VII, 152 fin.. В Софийской летописи – Собрание летописей V, 182, то же, что в Воскресенской. (Но не то, что в Никоновской?). В Степенной книге I, 340).

375

 „Скажем же мужство и житье его”, начинает автор своё повествование: Лаврентьевская летопись под 1263г., стр. 453.

376

 (Сказание об Александре Ярославиче Невском у Ключевского, стр. 66. В Лаврентьевской летописи стр. 453 без конца. В Софийской – Собрание летописей V, 176. В Воскресенской, там же, VII, 146. Во 2 Псковской, там же, V, 2 с пропусками. Волоколамская рукопись МДА № 576, листы 1–9). Об отношении сказания к Новгородской летописи: (который-то у которого-то заимствует), но пишущий в Новгородской летописи так же современник, как и автор сказания [см. у В. Мансикка в его работе: „Житие Александра Невского. Разбор редакции и текст” (Памятники древней письменности и искусства. CLXXX. СПБ., 1913г. Ср. Н. Серебрянский Древнерусские княжеские жития. Обзор редакций и тексты. М. 1915г.)].

377

 [Об обеих повестях о Митяе-Михаиле – см. 1 половину тома стр. 226–243 ].

378

 Филарет [Черниговский] в Обзоре, стр. 115: блистательное красноречие.

379

 (Повесть – в Собрании летописей IV, 349; VI, 104; VIII, 53. Никоновская летопись IV, 184. Ключевский, стр. 169). Об отношении к Никоновской летописи: было древнее сказание, из которого сокращает Никоновская летопись, и потом на основании составлено новое (наше) сказание. (Или в сказании мы прямо имеем обработку древнего сказания)?

380

 Оно в Никоновской летописи.

381

 Учился грамоте у митрополита Феогноста (вместо Новгородского архиепископа Василия).

382

 (Сказание об убиении Михаила Ярославича Тверского, – Ключевский, стр. 71. Подлинное в Минее митрополита Макария, Ноябрь, и Тулупова, – Лаврская рукопись. № 671, лист 129. Переделки: в Софийской летописи – Собрание летописей V, 207; в Воскресенской, там же, VII, 188. В Никоновской летописи III, 116 не в виде отдельной повести. Степенная книга, I, 425).

383

 (На пиру у Николы тысяцкого – стр. 97, на усть Воронежа – 88, ещё на стр. 97 сторожа; ещё: 98; путешествие к Сергию – 98 fin. Сурожане – 101, будто бы вооружил преподобный Сергий – 104 начало, и ещё и ещё (но распространение несомненное: в некоторых местах дословно повторяет), Дмитрий Боброков, приметы – 107, видение Фомы Кацюгея – 109 и других, (вместо двухсот тысяч ратных сочиняет четыреста тысяч), как сочиняет – 119 начало. Морозов – стр. 118 убит).

384

 Софроний в Толстовской рукописи, Софония у Строева; Брянский боярин – в Тверской летописи, стр. 440. Он уже в XV веке, – Описание Синодальных рукописей № 217, лист 180 оборот, стр. 5 (Вместо Ягайла Ольгерд), вероятнее, что не рязанец, ибо рязанец не стал бы рассказывать о позоре своего князя.

385

 (Карамзин к т. 5 примечание 65. О памятниках, прославивших Куликовскую битву, реферат И. П. Хрущова напечатан во II томе Трудов 3 Археологического съезда, стр. 277–283).

386

 (Повесть о прихожении Тахтамышеве на Москву: Никоновская летопись IV, 131–138; Собрание летописей IV, 84–90, Новгородская; VI, 98–103, Софийская; и VIII, 41 fin. – 47, Воскресенская – Повесть о нахождении Темир – Аксака (и Владимирской): Никоновская летопись IV, 258–264; Софийская летопись, Собрание летописей VI, 124; Воскресенская летопись, VIII, 65; Степенная книга I, 535. – Повесть о нашествии Едигея: Никоновская летопись V, 17; Воскресенская летопись, Собрание VIII, 82 fin.).

387

 (Сказание в Никоновской летописи, IV, 279–283; Софийской – Собрание летописей V, 251 (кратко) и Воскресенской, Собрание летописей VIII, 72 (кратко).

388

 В лицевом житии преподобного Сергия он в священнической, а не в монашеской одежде, и Пахомий называет его попом.

389

 У Попова [А. Историко-литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян] стр. 365.

390

 У Павлова [Критические опыты по истории древнейшей греко-русской полемики против латинян, СПБ., 1878г.] стр. 200 sub fin. и 203: [„на четвертый збор нача Марко глаголати тихим гласом к папе, и к гардиналом, и арцибискупом, и бискупом, и к всему латинскому языку, и рекшу ему: „слыши, честный папа римский и учителю латынского языка, како ты глоголеши и осьмым сбором нарекаеши, и собе в начале поминавши, а царя не нарекавши ни в котором слове (- зборе), и своим собором зовеши осмым (- осьмый), а седми святых собор отрекаешися, а патриархов собе братьею не зовеши, а Латыню в начале поминавши, а православие последи поминавши?” Ему же папе сумневшуся и молчавшу им на долзе времени (велика бо бе гордость и буйство латинское, и никакоже возмогоша смиренно гласу его смирения отвещати, – возмогоша отвещати смиренному словеси его), святому же и великому Марку ещё тихим гласом глаголющу”… „Марку же ко царю глаголющу: „аще злато и сребро, царю, довольно возмете, то безчестие себе получите и от всех язык поношение и укорение приемлете; аще ли, царю и патриарше, злато презрите, а пойдете во свою землю, а святых отец седми собор заповеди не погрешивше, то от Бога милость получите и от святых отец благословение приимете, ещё же и честь и славу получите. Аще ли, царю, не слушаете, а злата и сребра довольно возмете, то напоследи безчестие получите: то про что ныне зовет их христианы? Слыши, царю, ещё папа глаголет: Латыню поминает, а христианства не поминает, а тебя царя в начале не поминает же, а вас патриархов братьею себе не зовет, седми святых соборов не поминати в начале, – то како ли христианин наречется? Осьмый собор поминати, а седми святых соборов не поминати впервых?...”].

391

Иллюстрированное житие преподобного Сергия лист 343 оборот (Симеон Суздальский, бежав от Исидора из Венеции, пришёл в Новгород, а не в свой Суздаль или Москву. Почему? Подозрительно). [Ср. 1 половины тома стр. 444 примечание 1 , стр.451 примечание 1 ].

392

 У Павлова [Критические опыты по истории древнейшей греко-русской полемики против латинян, СПБ., 1878г., стр.] 199 начало.

393

 У Павлова стр. 199 начало, яснее в житии преподобного Сергия лист 335.

394

 [Ср. 1 половины тома стр. 430–458 ]. (В Журнале Министерства Народного Просвещения 1895, Июль, статья Ф. Делекторского: „Критико-библиографический обзор древнерусских сказаний о Флорентийской унии”, стр. 131–184).

395

 Стефан был в Константинополе, как он говорит в своём описании, в шестое лето правления патриарха Исидора (Бухираса); а Исидор поставлен в патриархи 17 Мая 1347г., см. Миклошича Acta patriarchat. Constantinop., I, 256 начало – Своё описание Стефан назвал Странником: „Странник Стефана Новгородца”. [Издано Сахаровым в Путешествиях русских людей по Св. Земле].

396

 [Напечатано в XII выпуске Православного Палестинского Общества].

397

 Дьяк Александр был в Константинополе при императоре Мануиле и патриархе Антонии. Мануил занял престол и Антоний кафедру (вторично) оба в 1391г.; Антоний умер при Мануиле в начале 1397г., см. у Миклошевича ibid. На конце своего описания дьяк делает историческое замечание, могущее служить к точнейшему определению времени его пребывания в Константинополе, именно говорит, что „приходил царь (царевич) Калачан (Калуян) Андроников сын (племянник Мануила) с Туркы ко Царюграду, и (что) выехал царь Мануил с Греци и с Фрязы и прогонил Туркы”. [Издано Сахаровым в указанном сочинении).

398

 В описании Зосима иногда называет себя иеромонахом. [Издано в 24 выпуске „Православного Палестинского Общества”].

399

 [Описание известно по одному списку, – Синодальному № 420 (у архимандрита Саввы в Указателе для обозрения Патриаршей Библиотеки стр. 178; Буслаев Историческая Хрестоматия col. 750; Филарет архиепископ Черниговский Обзор духовной литературы стр. 149 начало. Издано архимандритом Леонидом в 6 выпуске „Православного Палестинского Общества”].

400

 Описание читается в Волоколамской рукописи № 387, листы 632–648. [Издано М. А. Голубцовой в Чтениях Императорского Общества Истории и Древностей Российских 1911г., книга 4].

401

 Он опасается, что между его читателями найдутся „етери воздушнии”, которые будут дивиться „высоте словеси” его. Своё описание он титулует: „Книга, глаголемая ксенос, сиречь странник”.

402

 [Древняя Российская] Вивлиофика, [2 издание], VI, 27.

403

 По одной рукописи дневник доведён до самого Суздаля. [См. у А. С. Павлова Критические опыты по истории древнейшей греко-русской полемики против латинян, СПБ., 1878г., стр. 91, примечание 2. Ср. 1 половины тома стр. 438–439 ].

404

 Статья Срезневского во 2 выпуске II книги Записок второго Отделения Академии Наук.

405

 Строева Словарь, стр. 36.

406

 (Земной рай в юго-западной Руси, – Голубева С Т. Пётр Могила, т. I, стр. 175 fin., 177 примечание).

407

 Православный Собеседник 1861г. книга 2, стр. 81 и 85.

408

 (Оно характерно, как смелый протест среди тогдашней подавленности. Заволжец).

409

 У Попова [Обзор сочинений против латинян] стр. 360.

410

 Иеромонаха Симеона, но в новой редакции.

411

 У Попова [А. Обзор сочинений против латинян] стр. 364 fin..

412

 У Попова [ibid.] стр. 364 fin..

413

 Автор выдаёт за факт событие в Дерпте с крестами; но это мог сделать и Симеон. Красноречие в Слове Симеоново. Если бы не он, то 6 Июня (день подписания акта) поправил бы на 6 Июля, как у составителя записок (следовательно, – не последний) и как в действительности.

414

 (О сочинении неизвестного по поводу послания доктора Николая Немчина к архиепископу Ростовскому Вассиану см. статью В. Жмакина „Памятник русской противокатолической полемики XVI в.” в Журнале Министерства Народного Просвещения за 1880г., Октябрь, стр. 319–332).

415

 Во введении везде о Зосиме в прошедшем времени, но один раз, – стр. 61, в настоящем (Введение из письма к кому-нибудь?).

416

 Казанское издание стр. 459.

417

 Наше слово и представляет собой несколько обработанную часть послания к Нифонту.

418

 Казанское издание стр. 569 fin.: „в начале сея книги”.

419

 Казанское издание стр. 445 sub fin.

420

 Казанское издание стр. 184. (Теория преухищрения Богом диавола взята Иосифом у Григория Амиритского, из прения с Ерваном (рукопись Московской Академии фундам. № 31, беседа 4; у Миня в Патрологии t. 86, p. 621 sqq).

421

 Казанское издание стр. 178.

422

 Казанское издание стр. 497.

423

 (Характеристика преподобного Иосифа Волоколамского как учёного, у Досифея Топоркова. Кем пользовался Иосиф в Просветителе, указано в статье: „Просветитель прп. Иосифа Волоколамского” в Православном Собеседнике 1859г., III (статья будто бы сильно врёт). О сочинениях по поводу ереси Жидовствующих см. в первой половине этого тома в тексте и в дополнениях).

424

 Сам Даниил дал своему собранию трактатов название именно сборника. Он озаглавил его: „Грешнаго и худаго инока Данила, митрополита всеа Русии Съборник (в позднейших рукописях: Соборник), събран от божественных писаний”.

425

 Одно преухищрение считает недостаточным и в пользу этого преухищрения приводит новые свидетельства из отцов.

426

 Полное название или заглавие сочинения очень обширно и есть следующее: „Истины показание к вопросившим о новом учении и прерочно паки к вопросившим о правом мудровании и о двою заповеди, первой и второй, иже на богописанных скрижалех, и о божественней славе, иже в книзе Бытия и иже в ней о проображении грядущих, и о апостольских глаголех неких и о оправданиих, яже християнство имать, и о человеческом предании, еже писа Василие Кесарии, и о здравей вере и о благочестивей славе, иже в Постных его, и о иных сведениих, иже во християнстве”.

427

 Может быть, даже выдумываются и монахи, ибо называть по именам современников, как это делает Зиновий, значит выдавать их полиции. Может быть, и Спасский монастырь выдуман, ибо далеко не во всех рукописях: Старорусский. (Искусственность видна и в других местах: Зиновий и знает и не знает о Косом).

428

 Казанское издание стр. 56 и 57.

429

 Это есть то, что у Миня t. 31, р. 653 fin..

430

 Есть и ещё кое-что.

431

 Подлинник у Миня t. 31, р. 676, Περὶ πίςτεως.

432

 „Сия книга счинена подвигом и трудами некоего черноризца кир Зиновия, житие имуща в российстей земли, славнаго и великаго Новаграда в монастыре зовомом Отня пустыня, ученика бывшего старца Максима Грека”.

433

 Стр. 70 sqq.

434

 При сотворении человека Бог советуется с Сыном (о сей тайне искупления).

435

 Защищает епископов.

436

 [См. 1 половину этого тома стр. 827 ]. (Что автор „Многословного послания” не Зиновий Отенский, видно из того, что он говорит (врёт) об Артемии).

437

 [См. 1 половину этого тома стр. 760 , 848–854 ].

438

 [См. ibid. стр. 322–323 , 329–331 , 347–355 ].

439

 [Ibid. стр. 389–393 ; ср. стр. 405–406 , 408–410 . Кроме указанных здесь слов и посланий митрополита Фотия см. ещё]: (1) Окружное послание Псковичам о соблюдении законоположений православной веры, удалении от церковных мятежников и покровительства православным, приходящим из Литвы, Акты Исторические т. I, № 20, стр. 40. 2) Псковичам о соблюдении устава в богослужении, неотпевании самоубийц, неядении удавленины и невзимании роста, ibid. № 22, стр. 45. 3) Псковичам разрешает от крестного целования, дозволяя отменить уставную грамоту Константина Дмитриевича, ibid. № 23, стр. 48. 4) Отлучительная грамота на вора, укравшего сокровища, хранившиеся в церкви, ibid. № 256, стр. 485 col. 1. 5) Псковичам об агнцах, аллилуия и пр., – преосвященного Макария Истории т. IV, 377. [В Памятниках Павлова эти послания под №№ 41, 43, 44, 48 и 59]. В Макариевских Минеях книга Фотиос или собрание посланий Фотия под 31 Декабря. 9 посланий Фотия в Псков под 31 Июля. О подлинниках сочинений митрополита Фотия см. Строева Библиологический Словарь слово Фотий, стр. 284. Исследование о поучениях митрополита Фотия, с показанием их отношения к греческим источникам, А. Б. Вадковского в Православном Собеседнике 1875г., Март и Сентябрь и во 2 издании сборника „Из истории христианской проповеди” митрополита Антония, СПБ., 1895г. стр. 322–367. У Порфирьева в Истории словесности, 4 издание стр. 475).

440

 [См. 1 половину тома стр. 374–383 ]. (О Григории Цамблаке см. статью митрополита Макария в Чтениях 2 отделения Академии Наук о языке и словесности 1856 и 1857г., стр. 212 и исследование А. И. Яцимирского: Григорий Цамблак. Очерк его жизни, административной и книжной деятельности. Издание Императорской Академии Наук. С 14 снимками. СПБ., 1904г. – Яцимирский приводит слова, находящиеся в церковном румынском языке, указывающие будто бы на Запад, – стр. 56. Напротив, слова указывают на Восток. У Румынов иконостас – тымпла, т. е. из греческого Τέμπλον, тогда как у латинян templum не употреблялось в значении алтарной преграды; кумыникаре славянское комкати).

441

 [См. первой половины тома стр. 665–697 , 711–726 , 803–817 ].

442

 Лаврская № 200: Арт.

443

 Ibid: путём.

444

 В числе этих книг и трактатов значились и нижеследующие, относительно коих Е. Е. Голубинским впоследствии было сбоку отмечено цветным карандашом: „Домонг.”, в виду чего они и выделены. – Анастасий Синайский: Иосиф Волоколамский в Просветителе стр. 382 начало, 515 [И.Р.Ц. т. I, 1, стр. 720/886]. – Св. Антиоха книга. 24 Декабря [ibid. стр. 720/887]. – Афанасия Александрийского книга на Ариан. 2 Мая [ibid. стр. 720/887–888]. – Иоанна экзарха Болгарского книга. 31 Июля [ibid. стр. 727–728/895–897]. – Иоанна Лествичника Лествица. 30 Марта [ibid. стр. 741/899–900. У Соболевского стр. 25]. – Кирилла Иерусалимского Оглашение и тайноучение. 12 Марта [ibid. стр. 742/901]. – Мефодия Патарского книга о вещи и о самовластве. 20 Июня [ibid. стр. 745/905–906]. – Нила Синайского (Постника главизны 150) о молитве. [Ibid. стр. 749/912]. – Палея толковая, Синодальная рукопись № 316, стр. 578 fin.. Простая – № 318. См. Порфирьева Словесность I, 208 [Ср. И. Р. Ц. т. I, 1 половина, стр. 749/912]. – Св. Сильвестра и преподобного Антония истолкование о святой Троице и о всей твари. 2 Января [ibid. стр. 741–742/901]. – Псалтирь толковая Афанасия с песньми. 20 Августа. – Псалтирь, толкование Феодоритово. 20 Августа [ibid. 719/885]. – Апокалипсис толковый. 26 Сентября. В нём сант (sanctus) вместо святой, см. Синодальную рукопись № 105, стр. 194 [ibid. стр. 719/886]. – Послание Фотия патриарха к Михаилу Болгарскому. 31 Июля [ibid. стр. 755/921]. – Книга Феодора Студита. 11 Ноября [ibid. стр. 755–756/921–922].

445

 [Из разряда „слов” Е. Е. Голубинским исключены следующие слова, как относящиеся к до-монгольскому времени: «Слово на Богоявление Григория Богослова. „Вчера праздником”. 6 Января. – Слово Златоустого о чести священник. „Богоносный Игнатий повелевает”. 10 Марта, – Поучение Златоустого о молитве. „Вси убо видят”. 26 Октября"].

446

 [Далее у Е. Е. Голубинского указываются следующие слова „Григория монаха” „Григория пресвитера” и „Григория монаха пресвитера”, приписываемые Григорию Цамблаку: «О милостыни. „Аще ревнуеши Христу Богу”. 7 Июня. – Апостолам Петру и Павлу. „Возсияша нам днесь светила”. 29 Июня. – На рождество Богородицы. „Да предначинает”. 8 Сентября. – Наказание. „Не мозем убо ленитися”. 27 Сентября. – Слово похвальное трём отрокам и яко искушения и напасти находят святых и о причащении. „От пророк ови убо”. 17 Декабря"].

447

 [Далее Е. Е. Голубинским отмечено: „Евфимия патриарха Терновского повесть о обновлении храма Христова. „Сицевым убо образом”. 13 Сентября. – Слово на вход Богородицы. „Веселия убо всяк”. 21 Ноября”]. (Слово Константину и Елене, – митрополит Даниил у Жмакина стр. 417).

448

 [Далее Е. Е. Голубинским отмечено: «Иоанна экзарха [Болгарского] слово о погребающихся в церквах. „Иоанну великому сущая”. 16 Января"].

449

 Далее Е. Е. Голубинским отмечено: «Климента епископа слово похвальное великомученику Димитрию Солунскому. „Наста, братие, светло празднество”. 26 Октября"].

450

 [Е. Е. Голубинским отмечено ещё: «Козмы презвитера о хотящих ити в монахи. „Многи убо отходят”. 17 Марта. – К пасущим стадо Христово. „Не погребайте таланта”. 21 Января"].

451

Вам может быть интересно:

1. История Русской Церкви. Том II. Часть 2 профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

2. История Русской Церкви. Том II. Часть 2 – Глава Пятая. Богослужение профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

3. История Русской Церкви Том II. Часть 1 профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

4. История Русской Церкви. Том I. Часть 2 профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

5. Инок Зиновий Отенский - новгородский богослов XVI века архимандрит Макарий (Веретенников)

6. Византия и Московская Русь – Глава VII. Византия и Москва протоиерей Иоанн Мейендорф

7. Словарь о бывших в России писателях духовного чина Греко-российской церкви митрополит Евгений (Болховитинов)

8. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X – Кириллова книга профессор Александр Павлович Лопухин

9. К вопросу о церковной реформе [Рец. на:] Преображенский И. В. Церковная реформа: Сборник статей профессор Николай Фёдорович Каптерев

10. История Русской Церкви. Период III святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

Комментарии для сайта Cackle