Таинство Елеосвящения: Богословские аспекты

выско­прео­свя­щен­ный Димит­рий, архи­епи­скоп Тоболь­ский и Тюмен­ский

Оглав­ле­ние

 

Опре­де­ле­ния и пред­ва­ри­тель­ные заме­ча­ния

Согласно клас­си­че­ским дог­ма­ти­че­ским опре­де­ле­ниям, «Еле­освя­ще­ние есть таин­ство, в кото­ром при пома­за­нии тела елеем при­зы­ва­ется на боль­ного бла­го­дать Божия, исце­ля­ю­щая немощи душев­ные и телес­ные»1 «Таин­ство Пока­я­ния, как бла­го­дат­ное вра­чев­ство, пред­на­зна­чено для всех хри­стиан, но только для исце­ле­ния одних болез­ней их духов­ных. Таин­ство Еле­освя­ще­ния есть другое спа­си­тель­ное вра­чев­ство, пред­на­зна­чен­ное для хри­стиан, боль­ных по своему телу, и име­ю­щее целью вра­че­вать не одни болезни их духов­ные, но и телес­ные»2.

Еще одно опре­де­ле­ние дает блж. Симеон Солун­ский († 1421): «Елей есть елей святой по силе свя­щен­но­дей­ствия, и испол­нен боже­ствен­ной силы, и вместе с тем, как ума­щает чув­ственно, он про­све­щает и освя­щает и души, укреп­ляет силы, как телес­ные, так и духов­ные, исце­ляет раны, уни­что­жает болезни, очи­щает от нечи­стоты гре­хов­ной и имеет силу пода­вать нам милость Божию и уми­ло­стив­лять Его»3.

Из этих опре­де­ле­ний сле­дует, что содер­жа­ние таин­ства Еле­освя­ще­ния имеет несколько аспек­тов. С одной сто­роны, Еле­освя­ще­ние — таин­ство, «име­ю­щее целью вра­че­вать болезни… телес­ные». С другой сто­роны, оно «очи­щает от нечи­стоты гре­хов­ной» и поэтому может рас­смат­ри­ваться как допол­не­ние или аль­тер­на­тива таин­ству Пока­я­ния. Таин­ство Еле­освя­ще­ния «укреп­ляет силы, как телес­ные, так и духов­ные». Нако­нец, оно подает при­ни­ма­ю­щим его милость Божию. Рас­смот­рим эти аспекты подроб­нее.

Елей и вра­че­ва­ние

Как хорошо известно, елей в древ­но­сти был не только одним из основ­ных про­дук­тов пита­ния, но и широко рас­про­стра­нен­ным меди­цин­ским и кос­ме­ти­че­ским сред­ством. Так, само гре­че­ское слово «елей», по данным кор­пуса клас­си­че­ских гре­че­ских тек­стов (TLG), встре­ча­ется в сочи­не­ниях меди­ков — Гип­по­крата, Аэция и Галена — намного чаще, чем у всех осталь­ных антич­ных авто­ров.

В Ветхом Завете елей упо­ми­на­ется мно­го­кратно; в Сеп­ту­а­гинте слово упо­треб­ля­ется для пере­вода еврей­ских слов шемен и, зна­чи­тельно реже, ицхар; первое из этих двух слов обо­зна­чает именно олив­ко­вое масло. Оно, наряду с хлебом и вином было важ­ней­шим про­дук­том пита­ния (см.: 3Цар.17:12–16; Втор.7:13; 11. 14; 12. 17; 14. 23; 18. 4; 28. 51; 2Пар.31:5; 32. 28 и др.), исполь­зо­ва­лось в каче­стве кос­ме­ти­че­ского сред­ства (2Цар.14:2; Пс.103:15; Притч.27:9). Сим­во­ли­че­ски пома­за­ние елеем слу­жило выра­же­нием радо­сти (Пс.44:8; Ис.61:3). С радо­стью свя­зы­ва­лось не только пома­за­ние елеем, но и сам елей как тако­вой — в том числе, и потому, что олив­ко­вые дере­вья начи­нали пло­до­но­сить далеко не сразу после посадки. Елей исполь­зо­вался в лам­па­дах (Исх.25:6; 27. 20; Лев.24:2) и при целом ряде свя­щен­но­дей­ствий — при пома­за­нии царей и свя­щен­ни­ков, жерт­вен­ни­ков, при­над­леж­но­стей скинии и Храма (веро­ятно, этот елей пома­за­ния сме­ши­вался с раз­лич­ными аро­ма­ти­че­скими добав­ками), а также входил в состав неко­то­рых видов вет­хо­за­вет­ных жертв. Нако­нец, елей упо­треб­лялся и при лече­нии болез­ней, осо­бенно язв и ран (Ис.1:6).

Целеб­ное зна­че­ние елея в полной мере сохра­ня­лось в ново­за­вет­ную эпоху. Филон Алек­сан­дрий­ский писал: «Что можно бы искать для нати­ра­ний лучше плода, выжи­ма­е­мого из мас­лины? Ибо он смяг­чает и утом­ле­ние тела и содей­ствует здо­ро­вью, и, если ока­жется какая-нибудь язва, он пол­но­стью затя­ги­вает и сооб­щает более вся­кого дру­гого плода силу и бод­рость»4. Именно елей, а также вино, опи­саны как вра­чеб­ное сред­ство в притче Гос­пода нашего Иисуса Христа о мило­серд­ном сама­ря­нине: «Неко­то­рый чело­век шел из Иеру­са­лима в Иери­хон и попался раз­бой­ни­кам, кото­рые сняли с него одежду, изра­нили его и ушли, оста­вив его едва живым … Сама­ря­нин же некто, про­ез­жая, нашел на него и, увидев его, сжа­лился и, подойдя, пере­вя­зал ему раны, воз­ли­вая масло и вино» (Лк.10:30,33–34a).

Итак, с внеш­ней сто­роны таин­ство Еле­освя­ще­ния тесно свя­зано с древ­ней сре­ди­зем­но­мор­ской прак­ти­кой вра­че­ва­ния ран и болез­ней при помощи пома­за­ния елеем. Но цер­ков­ное таин­ство к этой прак­тике отнюдь не сво­дится. Согласно Еван­ге­лию, апо­столы, по пове­ле­нию Хри­стову, «многих боль­ных мазали маслом и исце­ляли» (Мк.6:13). Оче­видно, что эти исце­ле­ния совер­ша­лись не просто бла­го­даря меди­цин­ским свой­ствам елея, но бла­го­да­тью Божией, так как апо­столы исце­ляли силой и вла­стью полу­чен­ной от Христа. Исце­ляя при помощи елея, апо­столы совер­шали дей­ствие Бого­учре­жден­ное, так как посту­пали, следуя «стро­гому смыслу данной им Хри­стом запо­веди»5.

Ново­за­вет­ные сви­де­тель­ства о таин­стве Еле­освя­ще­ния

Об исце­ле­нии через Еле­освя­ще­ние пишет апо­стол Иаков, брат Гос­по­день: «Болен ли кто из вас, пусть при­зо­вет пре­сви­те­ров Церкви, и пусть помо­лятся над ним, пома­зав его елеем во имя Гос­подне. И молитва веры исце­лит боля­щего, и вос­ста­вит его Гос­подь; и если он соде­лал грехи, про­стятся ему» (Иак.5:14–15). Эти слова апо­стола явля­ются клю­че­выми для бого­сло­вия таин­ства Еле­освя­ще­ния и при­ме­ча­тельно, что в тра­ди­ции Церкви они рас­смат­ри­ва­ются вместе с про­ци­ти­ро­ван­ным выше сви­де­тель­ством Еван­ге­лия от Марка об исце­ле­ниях, совер­шав­шихся апо­сто­лами через пома­за­ние елеем по пове­ле­нию Самого Гос­пода. Так, блж. Фео­фи­лакт пишет: «Что апо­столы мазали маслом, гово­рит один Марк и еще Иаков брат Божий в своем Собор­ном посла­нии»6.

И из этих слов, и из их сопо­став­ле­ния с Еван­гель­ским сви­де­тель­ством можно сде­лать вывод о том, что Еле­освя­ще­ние, согласно цер­ков­ной тра­ди­ции, уста­нов­лено Самим Гос­по­дом: 1) назвав себя в начале посла­ния «рабом Бога и Гос­пода Иисуса Христа» (Иак.1:1), апо­стол, как слуга и про­воз­вест­ник Его воли, и настав­ле­ния дает не от себя, но от имени Хри­стова7; пред­пи­са­ние совер­шать елео­по­ма­за­ние дано апо­сто­лом с такой уве­рен­но­стью, что в них можно видеть не просто совет, но запо­ведь, необ­хо­ди­мую для испол­не­ния в Церкви Хри­сто­вой для всех мест и времен8. Нако­нец, эта запо­ведь пред­став­ля­ется уже извест­ной в Церкви, так как апо­стол пола­гает, что пре­сви­теры обя­за­тельно придут к боль­ным и совер­шат извест­ное им свя­щен­но­дей­ствие9.

Но глав­ное в словах апо­стола Иакова даже не это, а то, что боля­щего в таин­стве исце­ляет вовсе не елей, а молитва веры, и вос­став­ляет боль­ного Гос­подь. В этом суще­ствен­ное отли­чие и новизна ново­за­вет­ного елео­по­ма­за­ния от вет­хо­за­вет­ного и антич­ного. Елей здесь упо­треб­ля­ется не как про­стое меди­цин­ское сред­ство, но как про­вод­ник высшей вра­чу­ю­щей силы — Боже­ствен­ной бла­го­дати, кото­рая про­из­во­дит жела­е­мое дей­ствие. В отли­чие от меди­ков, кото­рые рас­счи­ты­вали на вра­чеб­ные свой­ства елея, и иудеев, кото­рые, даже и соеди­няя пома­за­ние с молит­вой, могли лишь наде­яться на помощь Божию, пре­сви­теры Церкви Хри­сто­вой, как име­ю­щие власть совер­шать таин­ства, явля­ются уве­рен­ными совер­ши­те­лями Бого­уста­нов­лен­ного дей­ствия, кото­рое обя­за­тельно про­явит свою силу10 Елей в хри­сти­ан­ском упо­треб­ле­нии ста­но­вится уже не само­сто­я­тель­ным меди­ка­мен­том, име­ю­щим силу только в опре­де­лен­ных болез­нях, но сред­ством выра­же­ния веры и молитвы. При­род­ные целеб­ные свой­ства самого веще­ства елея отхо­дят на второй план.

Здесь необ­хо­димо особо ска­зать о дей­ствен­но­сти таин­ства, так как не всегда можно видеть, что боль­ной, при­сту­пив­ший к Еле­освя­ще­нию, полу­чает жела­е­мое выздо­ров­ле­ние. Этому можно дать несколько объ­яс­не­ний. Во-первых, здо­ро­вье явля­ется вре­мен­ным благом для чело­века, так как тлен­ность самой чело­ве­че­ской при­роды пред­по­ла­гает неиз­беж­ность физи­че­ской смерти. Всегда желать исце­ле­ния от болез­ней зна­чило бы тре­бо­вать себе воз­мож­ность нико­гда не уми­рать. Такое жела­ние явля­ется «про­тив­ным самому плану нашего вос­ста­нов­ле­ния, по кото­рому нам необ­хо­димо сло­жить с себя это гре­хов­ное, мерт­вен­ное тело, чтобы… обле­щися в бес­смерт­ное»11. Во-вторых, если дей­ствие таин­ства и не ска­зы­ва­ется в полном выздо­ров­ле­нии, оно может облег­чить стра­да­ния боль­ного на время: «По край­ней мере, на неко­то­рое время боль­ной как бы под­ни­ма­ется с постели и исце­ля­ется»12. Отсут­ствие исце­ле­ния может быть также след­ствием недо­ста­точ­ной веры при­сту­па­ю­щего к таин­ству, или, напро­тив, особым дей­ствием про­мысла Божия о нем. Известны случаи, когда после Еле­освя­ще­ния люди, нахо­див­ши­еся в мучи­тель­ной и долгой болезни, избав­ля­лись от своих стра­да­ний через тихую и свет­лую кон­чину, даро­ван­ную, несо­мненно, по дей­ствию таин­ства.

Но наи­бо­лее точным объ­яс­не­нием будет то, что телес­ное исце­ле­ние не явля­ется основ­ным или важ­ней­шим дей­ствием таин­ства Еле­освя­ще­ния. Бла­го­дат­ное дей­ствие таин­ства Еле­освя­ще­ния ска­зы­ва­ется и на нрав­ствен­ном состо­я­нии души чело­века: «И если он соде­лал грехи, про­стятся ему». По мысли апо­стола, лежа­щий на одре болезни нуж­да­ется не только в физи­че­ском исце­ле­нии, но и в про­ще­нии грехов — болезнь и грех свя­заны между собой. Об этой связи сам апо­стол Иаков пишет в начале своего посла­ния: «Сде­лан­ный грех рож­дает смерть» (Иак.1:15). Как смерть и тлен­ность чело­ве­че­ской при­роды есть след­ствие гре­хо­па­де­ния, так и личные грехи чело­века могут быть при­чи­ной усу­губ­ле­ния болезни. Поэтому аспект таин­ства Еле­освя­ще­ния как таин­ства про­ще­ния грехов имеет очень боль­шое зна­че­ние.

Пока­я­ние и Еле­освя­ще­ние. Общее Еле­освя­ще­ние

Про­ще­ние грехов в таин­стве Еле­освя­ще­ния ставит его в связь с таин­ством Пока­я­ния. Однако Еле­освя­ще­ние не упразд­няет Пока­я­ния, а лишь вос­пол­няет его для тяже­ло­боль­ных. Согласно цер­ков­ной тра­ди­ции, Еле­освя­ще­ние пред­по­чти­тельно совер­шать вместе с испо­ве­дью. Необ­хо­ди­мость совер­ше­ния елео­по­ма­за­ния над боль­ными с целью отпу­ще­ния грехов объ­яс­ня­ется тем, что тяжесть болезни может ока­заться пре­пят­ствием для при­не­се­ния достой­ного пока­я­ния. Лежа­щий на одре болезни и изне­мо­га­ю­щий душою и телом, по немощи может не вполне испо­ве­дать свои грехи или «вовсе не испо­ве­дать по забве­нию»13. В неко­то­рых слу­чаях пре­по­да­ние боль­ному таин­ства Пока­я­ния может ока­заться и вовсе невоз­мож­ным, и тогда Еле­освя­ще­ние оста­нется един­ствен­ным сред­ством раз­ре­ше­ния его от грехов. Митр. Мака­рий (Бул­га­ков) ука­зы­вает также, что «неко­то­рые, осо­бенно тяжкие, грехи и после испо­веди могут сильно бес­по­ко­ить совесть боля­щего»14.

Но если про­ще­ние грехов также состав­ляет содер­жа­ние таин­ства Еле­освя­ще­ния, то поз­во­ли­тельно ли при­бег­нуть к нему также и тем, кто не явля­ется тяже­ло­боль­ным? Цер­ков­ное пре­да­ние сви­де­тель­ствует в пользу подоб­ной прак­тики, хотя и с ого­вор­ками15. По при­чине бла­го­дат­ного дей­ствия таин­ства не на тело лишь, но и на душу чело­века, отцы Церкви нахо­дили воз­мож­ным совер­шать его не только над страж­ду­щими телес­ными неду­гами. По сви­де­тель­ству отцов и учи­те­лей Церкви, уже с первых веков хри­сти­ан­ства это таин­ство совер­ша­лось над каю­щи­мися и было сред­ством при­со­еди­не­ния к Церкви тех, кто отпал от нее по при­чине тяже­сти своих грехов16.

Блж. Симеон Солун­ский писал о связи Пока­я­ния и Еле­освя­ще­ния: «Согре­шив, мы при­хо­дим к боже­ствен­ным мужам и, при­нося пока­я­ние, совер­шаем испо­ведь пре­гре­ше­ний; по пове­ле­нию их мы при­но­сим Богу елей в зна­ме­ние Его мило­сер­дия и состра­да­ния, в кото­рых сияет боже­ствен­ный и тихий свет бла­го­дати… Когда же и молитва испол­ня­ется, и елей освя­ща­ется, пома­зу­е­мые елеем полу­чают отпу­ще­ние грехов»17. В другом месте блж. Симеон засви­де­тель­ство­вал, что таин­ство Еле­освя­ще­ния может быть совер­шено «для вся­кого вер­ного, хотя­щего при­сту­пить к страш­ным Таинам, осо­бенно для вся­кого, впав­шего в грехи и испол­нив­шего пра­вило пока­я­ния, гото­вя­ще­гося к При­об­ще­нию и полу­чив­шего про­ще­ние от [духов­ного] отца; через этот свя­щен­ный обряд и пома­за­ние святым Елеем остав­ля­ются грехи, как пишет брат Гос­по­день; этому содей­ствуют и молитвы иереев»18. Таким обра­зом, к Еле­освя­ще­нию при­сту­пали, в том числе, и как к сред­ству под­го­то­вить себя к более достой­ному При­ча­ще­нию Святых Хри­сто­вых Таин. Вполне понятно, что, руко­вод­ству­ясь таким моти­вом, к Собо­ро­ва­нию могли при­бе­гать все хри­сти­ане19. И поскольку вре­ме­нем при­со­еди­не­ния каю­щихся к Церкви была в древ­но­сти по пре­иму­ще­ству Страст­ная сед­мица, а в после­ду­ю­щие века и вплоть до наших дней пока­ян­ный настрой и стрем­ле­ние при­об­щиться Святых Таин неиз­менно сопро­вож­дают вели­ко­пост­ный подвиг хри­стиан, время Страст­ной сед­мицы и стало наи­бо­лее бла­го­при­ят­ным для совер­ше­ния так назы­ва­е­мого общего Еле­освя­ще­ния.

В России прак­тика совер­ше­ния «общего мас­ло­освя­ще­ния» в собо­рах и мона­сты­рях в день Вели­кого чет­верга уко­ре­ни­лась не позд­нее, чем в XVI веке. В XVIIIXIX вв. эта прак­тика сде­ла­лась ред­ко­стью, но, все же, вплоть до рево­лю­ции сохра­ня­лась в неко­то­рых важ­ней­ших собо­рах. К концу XX в. общее Еле­освя­ще­ние вновь стало очень рас­про­стра­нено в рос­сий­ских храмах — но, в отли­чие от старой рус­ской прак­тики, сейчас оно уже совер­ша­ется, во-первых, не только в Вели­кий чет­верг20; во-вторых, чин общего Еле­освя­ще­ния в наши дни не отли­ча­ется от чина, изло­жен­ного в Треб­нике и пред­на­зна­чен­ного для совер­ше­ния над одним боль­ным. Здесь необ­хо­димо отме­тить, что общее Еле­освя­ще­ние имело то отли­чие, что пома­за­ние в нем совер­ша­лось одно­кратно: свя­щен­но­слу­жи­тели сна­чала про­чи­ты­вали весь чин цели­ком до момента воз­ло­же­ния Еван­ге­лия, после чего моля­щи­еся пооче­редно под­хо­дили к епи­скопу или стар­шему свя­щен­нику, кото­рый пома­зы­вал их со сло­вами: «Бла­го­сло­ве­ние Гос­пода и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во исце­ле­ние души и тела рабу Божию имярек всегда, ныне, и присно и во веки веков, аминь»; после этого над голо­вой пред­сто­я­щего раз­ги­ба­лось Еван­ге­лие и чита­лась соот­вет­ству­ю­щая молитва, чин закан­чи­вался обыч­ными екте­нией, сти­хи­рами и отпу­стом21. В совре­мен­ной гре­че­ской прак­тике сохра­ня­ется именно такой чин общего Еле­освя­ще­ния, и совер­ша­ется он в мона­сты­рях только в Вели­кий чет­верг и наве­че­рие Рож­де­ства Хри­стова, но не в другие дни. Поэтому можно было бы поста­вить вопрос о воз­рож­де­нии старой прак­тики совер­ше­ния общего Еле­освя­ще­ния.

Содер­жа­ние таин­ства Еле­освя­ще­ния

Но хотя таин­ство Еле­освя­ще­ния, и явля­ется сред­ством освя­ще­ния и сооб­ще­ния веру­ю­щим бла­го­дати Божией, доступ­ным всем хри­сти­а­нам, все же оно, по слову апо­стола Иакова, пред­на­зна­чено, глав­ным обра­зом, для боль­ных. Можно ска­зать, что совер­ше­ние таин­ства Еле­освя­ще­ния тесно свя­зано с запо­ве­дью Хри­сто­вой о посе­ще­нии боль­ных (Мф.25:36). Боля­щий чело­век в наи­боль­шей сте­пени нуж­да­ется в под­держке и уте­ше­нии. Физи­че­ская немощь часто делает чело­века, осо­бенно в совре­мен­ном обще­стве, крайне оди­но­ким, Собо­ро­ва­ние же при­звано напом­нить чело­веку, что он не одинок, что вся Цер­ковь молится вместе с ним о его исце­ле­нии, что Бог не оста­вил боля­щего. Поэтому духов­ное уте­ше­ние и укреп­ле­ние в болезни — непре­лож­ное след­ствие совер­ше­ния таин­ства, тогда как телес­ное исце­ле­ние может совер­шиться, а может и не про­изойти — это зави­сит от веры чело­века и бывает по про­мыслу Божию22.

Истин­ное исце­ле­ние чело­века состоит в доб­ро­воль­ном при­ня­тии стра­да­ний, в том, чтобы уви­деть в своих стра­да­ниях сред­ство соеди­не­ния со Хри­стом. Ап. Павел пишет: «Мы — дети Божии… сона­след­ники Христу, если только с Ним стра­даем, чтобы с Ним и про­сла­виться» (Рим.8:16–17); «если терпим, то с Ним и цар­ство­вать будем» (2Тим.2:12); «ибо крат­ко­вре­мен­ное легкое стра­да­ние… про­из­во­дит в без­мер­ном пре­из­бытке вечную славу» (2Кор.4:17–18).

Исце­ле­ние — неотъ­ем­ле­мая часть хри­сти­ан­ского бла­го­вест­во­ва­ния. Сам Гос­подь ука­зы­вает в Еван­ге­лии, что исце­ле­ния, совер­ша­е­мые Цер­ко­вью, будут слу­жить зна­ме­ни­ями веры: «Уве­ро­вав­ших будут сопро­вож­дать сии зна­ме­ния: именем Моим будут изго­нять бесов… воз­ло­жат руки на боль­ных, и они будут здо­ровы» (Мк.16:17–18). Но исце­ле­ние состоит не только и не столько во вра­че­ва­нии телес­ных неду­гов, сколько в обре­те­нии иска­жен­ной грехом цело­сти — то есть, в спа­се­нии. Поэтому Еле­освя­ще­ние есть спа­си­тель­ный знак мило­сти Божией — неда­ром и у многих древ­них отцов Церкви, и у бого­сло­вов Нового вре­мени под­чер­ки­ва­ется сход­ство зву­ча­ния гре­че­ских слов — масло и — милость23. И если в Ветхом Завете елей был не только про­дук­том пита­ния и целеб­ным сред­ством, но и знаком бла­го­сло­ве­ния Божия (Пс.51:10; 127. 3), даро­ван­ного вет­хому Изра­илю (Иер.11:16; Иоил.2:19,24; Ос.14:6; Авв.3:17), мило­сти Божией (4Цар.4:1–7; Пс.62:4,6) и радо­сти о Боге (Пс.44:8), то ново­за­вет­ное таин­ство Еле­освя­ще­ния ста­но­вится дей­стви­тель­ным бла­го­дат­ным даром, пода­ю­щим при­ни­ма­ю­щему его с верой и молит­вой милость Божию; вос­ста­нав­ли­ва­ю­щим целост­ность его тела и, глав­ное, души и через это при­об­ща­ю­щим его ко спа­се­нию во Христе24.


При­ме­ча­ния:

1 Про­стран­ный хри­сти­ан­ский Кати­хи­зис Пра­во­слав­ной кафо­ли­че­ской восточ­ной Церкви / [Сост. свт. Фила­рет (Дроз­дов)]. М., 2006. С. 84. Почти слово в слово это опре­де­ле­ние повто­ря­ется и в клас­си­че­ской гре­че­ской дог­ма­тике Хри­стоса Андру­цаса: AvSpovraag Хр., 1956 г. С. 401.

2 Мака­рий (Бул­га­ков), митр. Пра­во­славно-дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. М., 1999 г. Т. 2. С. 355.

3 Блж. Симеон Солун­ский. Раз­го­вор о св. свя­щен­но­дей­ствиях и таин­ствах цер­ков­ных 256 // Сочи­не­ния блж. Симеона, архиеп. Фес­са­ло­ни­кий­ского. М., 1994 г. С. 378.

4 Цит. по: Вене­дикт (Ален­тов), иером. К исто­рии пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния: Исто­рико-литур­ги­че­ское и архео­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние о чине таин­ства Еле­освя­ще­ния. К., 2004 г. С. 9–10.

5 Силь­вестр (Мале­ван­ский), еп. Опыт пра­во­слав­ного дог­ма­ти­че­ского бого­сло­вия. К., 1892 г. Т. 4. С. 50.

6 блж. Фео­фи­лакт Бол­гар­ский. Указ. соч. С. 49–50. Доре­во­лю­ци­он­ные авторы в связи с этой мыслью обычно также цити­руют слова, при­пи­сы­ва­е­мые Вик­тору, пре­сви­теру Антио­хий­скому: «О чем гово­рится здесь [в Еван­ге­лии], не раз­нится от того, что гово­рит ап. Иаков в своем кано­ни­че­ском посла­нии», но как пока­зали новей­шие иссле­до­ва­ния, ни автор­ство, ни точная дати­ровка этих слов неиз­вестны.

7 См.: Силь­вестр (Мале­ван­ский), еп. Указ. соч. Т. 4. С. 51.

8 См.: Фила­рет (Гуми­лев­ский), архиеп. Пра­во­слав­ное дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. Чер­ни­гов, 1865г. Т. 2. C. 311.

9 См.: Силь­вестр (Мале­ван­ский), еп. Указ. соч. Т. 4. С. 52.

10 Геор­гий (Яро­шев­ский), иером. Собор­ное посла­ние св. апо­стола Иакова: опыт иса­го­гико-экзе­ге­ти­че­ского иссле­до­ва­ния. К., 1901. С. 289.

11 Мака­рий (Бул­га­ков), митр. Пра­во­славно-дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. СПб., 1857; М., 1999г. Т. 2. С. 473.

12 Геор­гий (Яро­шев­ский), иером. Указ. соч. С. 292.

13 Мака­рий (Бул­га­ков), митр. Указ. соч. Т. 2. С. 473.

14 Там же.

15 Здесь можно отме­тить, что архи­епи­скоп Фила­рет (Гуми­лев­ский), мит­ро­по­лит Мака­рий (Бул­га­ков), иеро­мо­нах Геор­гий (Яро­шев­ский), епи­скоп Ила­рион (Алфеев) счи­тают невер­ным совер­ше­ние таин­ства Еле­освя­ще­ния над физи­че­ски здо­ро­выми людьми. Так архиеп. Фила­рет ука­зы­вает, что таин­ство не совер­ша­ется над

  1. неве­ру­ю­щими;
  2. здо­ро­выми;
  3. мла­ден­цами;
  4. нерас­ка­ян­ными греш­ни­ками.

Митроп. Мака­рий пишет, что оно «пред­на­зна­чено для хри­стиан только

боль­ных, и боль­ных тяжело…» (Указ. соч. Т. 2. С. 471). Тем не менее, общая прак­тика в неко­то­рых слу­чаях допус­кает совер­ше­ние таин­ства над ними — тем более, что в порож­ден­ных тех­но­ген­ной циви­ли­за­цией совре­мен­ных усло­виях жизни редкий чело­век может назвать себя пол­но­стью здо­ро­вым.

16 Так, свт. Иоанн Зла­то­уст, срав­ни­вая роди­те­лей по плоти и свя­щен­ни­ков, писал: «Одни (роди­тели) рож­дают для этой жизни, другие для той. Те не в силах защи­тить их (своих детей) и от телес­ной смерти, даже не всегда могут изгнать из их тела вторг­шу­юся болезнь; эти, напро­тив, часто спа­сали боль­ную душу, дол­жен­ство­вав­шую погиб­нуть, или под­вер­гая ее крот­кому нака­за­нию, или удер­жи­вая в самом начале от паде­ния не только уче­нием и настав­ле­нием, но и помо­щью молитв. Ибо они не только воз­рож­дают нас, но имеют силу про­щать грехи, сде­лан­ные по воз­рож­де­нии. Ибо ска­зано: “Болен ли кто из вас…”» (свт. Иоанн Зла­то­уст. Тво­ре­ния. М., 1991г. Т. 1. Кн. 1. С. 427).

17 блж. Симеон Солун­ский. Указ. соч. 24. С. 43.

18 блж. Симеон Солун­ский. Ответы Гав­ри­илу Пен­та­поль­скому 72 // PG. 155. Col. 932. Рус. пер.: Вене­дикт (Ален­тов), иером. Указ. соч. С. 71.

19 Здесь можно также отме­тить, что в руко­пи­сях визан­тий­ского Евхо­ло­гия встре­ча­ется пред­пи­са­ние о том, что при­зван­ные в дом пре­сви­теры наряду с боль­ным пома­зы­вали и всех при­сут­ству­ю­щих, а древ­ние сла­вян­ские руко­писи Треб­ника также ука­зы­вают пома­зы­вать «всех тре­бу­ю­щих бла­го­сло­ве­ния сего» (см.: Вене­дикт (Ален­тов), иером. Указ. соч. С. 74).

20 Хотя в тех храмах, где старая тра­ди­ция соблю­да­ется более строго, все же сохра­ня­ется связь общего Еле­освя­ще­ния с Вели­ким чет­вер­гом — так, в Покров­ском храме МДА общее Еле­освя­ще­ние бывает после утрени Вели­кого чет­верга вече­ром в Вели­кую среду.

21 Подоб­ные отли­чия чина и допу­ще­ние к уча­стию в нем здо­ро­вых людей даже поз­во­лили неко­то­рым бого­сло­вам и иссле­до­ва­те­лям про­шлого — Я. Гоару, прот. М. Архан­гель­скому, С. В. Бул­га­кову — отка­зы­вать общему Еле­освя­ще­нию в праве назы­ваться таин­ством, в отли­чие от Еле­освя­ще­ния над боля­щим.

22 См.: Фила­рет (Гуми­лев­ский), архиеп. Указ. соч. Т. 2. С. 318.

23 Здесь можно было бы поста­вить вопрос о том, что, поскольку сим­во­ли­че­ский аспект елея имеет очень боль­шое зна­че­ние, Еле­освя­ще­ние должно совер­шаться с обя­за­тель­ным исполь­зо­ва­нием олив­ко­вого масла — как и Евха­ри­стия совер­ша­ется только на вино­град­ном вине. В свое время прот. М. Архан­гель­ский писал: «Заме­нять олив­ко­вый елей другим маслом ни в каком случае не дoлжно… Свя­щен­но­дей­ствие над всяким другим маслом, помимо олив­ко­вого, будет, по суще­ству, непра­виль­ным и боль­ному не при­не­сет пользы» (О тайне св. Елея. М., 2001 г. С. 149). И если замена вино­град­ного вина в Евха­ри­стии на какое-либо другое может быть допу­стима только в самых край­них слу­чаях (см.: Тка­ченко А. А. Веще­ства таинств // Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. М., 2004. Т. 8. С. 98–100), то и олив­ко­вое масло при Собо­ро­ва­нии должно хотя бы в каком-то коли­че­стве добав­ляться в масло для освя­ще­ния.

24 Для чего, конечно, тре­бу­ется и даль­ней­шее уча­стие в жизни Церкви после при­ня­тия Еле­освя­ще­ния — в первую оче­редь, это отно­сится к уча­стию в Евха­ри­стии, поэтому связь между таин­ствами Еле­освя­ще­ния и Евха­ри­стии явля­ется важным пред­ме­том для даль­ней­шего бого­слов­ского изу­че­ния.

Доклад под­го­тов­лен Тоболь­ской Духов­ной семи­на­рией сов­местно с Сино­даль­ной Бого­слов­ской комис­сией. V Меж­ду­на­род­ная бого­слов­ская кон­фе­рен­ция Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви «ПРА­ВО­СЛАВ­НОЕ УЧЕНИЕ О ЦЕР­КОВ­НЫХ ТАИН­СТВАХ» Москва, 13–16 ноября 2007.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки