Человек, которого выбрал Бог. Протоиерей Олег Цветков

Человек, которого выбрал Бог. Протоиерей Олег Цветков

Не вы Меня избра­ли, а Я вас избрал и поста­вил вас, что­бы вы шли и
при­но­си­ли плод, и что­бы плод ваш пре­бы­вал, дабы,
чего ни попро­си­те от Отца во имя Мое, Он дал вам. 

(Ин.15:16)

Вот уже девя­тый год насто­я­те­лем одно­го из ста­рей­ших собо­ров Омска, что на Тар­ской – Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го – явля­ет­ся про­то­и­е­рей Олег Цвет­ков. Сила­ми это­го моло­до­го, умно­го и по-хоро­ше­му дело­во­го свя­щен­ни­ка за эти годы мно­гое сде­ла­но для при­хо­да. Поми­мо насто­я­тель­ско­го слу­же­ния отец Олег име­ет ряд епар­хи­аль­ных долж­но­стей: явля­ет­ся сек­ре­та­рем епар­хии, руко­во­ди­те­лем епар­хи­аль­но­го отде­ла по цер­ков­ной бла­го­тво­ри­тель­но­сти и соци­аль­но­му слу­же­нию, началь­ни­ком авто­ном­ной неком­мер­че­ской бла­го­тво­ри­тель­ной орга­ни­за­ции «Сера­фи­мо-Выриц­кая оби­тель мило­сер­дия». Поми­мо это­го, несёт еще ряд дру­гих послу­ша­ний, явля­ет­ся пред­се­да­те­лем и чле­ном мно­го­чис­лен­ных епар­хи­аль­ных комис­сий, отде­лов. Но сего­дня хочет­ся рас­ска­зать дру­гую исто­рию батюш­ки – лич­ную – о его дет­стве, юно­сти, встре­че с матуш­кой, семье. Такая бесе­да с отцом Оле­гом и с его матуш­кой Юли­ей не слу­чай­на – неза­дол­го до Пас­хи 10 апре­ля батюш­ка встре­ча­ет свой 40-лет­ний юби­лей. И, как водит­ся на зем­ле, в круг­лые даты при­ня­то под­во­дить какие-то ито­ги, раз­мыш­лять о про­жи­тых годах. Навер­ное, это и ста­ло лейт­мо­ти­вом это­го повествования.

Детство

С ран­не­го дет­ства жизнь отца Оле­га – это слу­же­ние Богу. Ина­че быть не мог­ло, ведь отец и мама батюш­ки явля­ют­ся потом­ка­ми священнослужителей.

«Пред­ки мое­го отца про­ис­хо­ди­ли из Санкт-Петер­бург­ско­го духо­вен­ства, пред­ки мате­ри из Казан­ской епар­хии. До сих пор в той и дру­гой епар­хии слу­жат батюш­ки по фами­лии Цвет­ко­вы. Может быть это одно­фа­миль­цы, но вполне воз­мож­но и род­ствен­ни­ки», – рас­ска­зы­ва­ет отец Олег.

Сто­ит ска­зать, что фами­лии Цвет­ко­вы, Цве­та­е­вы, Фло­ров­ские, Фло­рен­ские, Вино­гра­до­вы сви­де­тель­ству­ют о при­част­но­сти к свя­щен­ству, так назы­ва­е­мые «бур­са­чьи» фами­лии (от бур­са – в ста­ри­ну: назва­ние духов­но­го учи­ли­ща, духов­ной семи­на­рии. – При­меч. авто­ра). Уди­ви­тель­но, что отец и мама батюш­ки были одно­фа­миль­ца­ми – оба Цветковы.

Роди­те­ли буду­ще­го свя­щен­ни­ка Оле­га Цвет­ко­ва име­ли граж­дан­ские про­фес­сии: Алек­сандр Алек­сан­дро­вич слу­жил мили­ци­о­не­ром, Таи­сия Пет­ров­на была зоо­тех­ни­ком, семья не была рели­ги­оз­на, но о вере гово­ри­ли всегда.

В 1986 году слу­чил­ся пере­езд в Самар­канд – древ­ний город Сред­ней Азии. Здесь, на мусуль­ман­ской зем­ле Гос­подь при­вел юно­го Оле­га в пра­во­слав­ный храм, здесь он воз­рас­тал духов­но, здесь встре­тил свою буду­щую супругу.

Первый храм

Покров­ский собор, как и дру­гие хра­мы Самар­кан­да, нахо­дил­ся в импер­ской части горо­да – эта часть самая кра­си­вая, постро­ен­ная после при­хо­да на эту зем­лю рус­ских. Ста­рин­ная архи­тек­ту­ра, огром­ные, в несколь­ко обхва­тов, пла­та­ны дела­ли этот рай­он необык­но­вен­но колоритным.

Импер­ская часть укры­ва­лась меж­ду дву­мя исто­ри­че­ски­ми рай­о­на­ми – ста­рым горо­дом – самой древ­ней частью Самар­кан­да, постро­ен­ной до при­хо­да рус­ских в этот реги­он, и совет­ской частью города.

Насто­я­те­лем собо­ра Покро­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы был про­то­и­е­рей Геор­гий Хорун­жий – свя­щен­ник, сыг­рав­ший реша­ю­щую роль в жиз­ни отца Олега.

«Если до это­го я меч­тал стать воен­ным, носить фор­му, имел мно­го кни­жек такой тема­ти­ки, то, повстре­чав­шись с отцом Геор­ги­ем, решил – ста­ну свя­щен­ни­ком», – делит­ся батюшка.

У отца Геор­гия было мно­го детей и вну­ков, он часто наве­щал их: его сыно­вья – свя­щен­ни­ки – слу­жи­ли в дру­гих горо­дах. В один из лет­них дней отрок Олег при­шел на вечер­нее Бого­слу­же­ние и не застав батюш­ку, очень огор­чил­ся. Вто­ро­го свя­щен­ни­ка не было, совер­шать служ­бу было не кому.

Жен­щи­на, работ­ни­ца икон­ной лав­ки, уви­дев рас­строй­ство юно­го при­хо­жа­ни­на, посо­ве­то­ва­ла пой­ти на служ­бу в храм Геор­гия Побе­до­нос­ца, кото­рый, по ее сло­вам, был недалеко.

Так отец Олег при­шел в Свя­то-Геор­ги­ев­ский храм Самар­кан­да и остал­ся там на дол­гие годы.

Храм великомученика Георгия Победоносца

«Я при­шел чуть рань­ше нача­ла Бого­слу­же­ния, меня встре­ти­ла очень доб­рая жен­щи­на Еле­на Ива­нов­на, сотруд­ни­ца свеч­ной лав­ки… Как мно­го зави­сит от сотруд­ни­ка хра­ма: от убор­щи­цы, от работ­ни­цы свеч­ной лав­ки – тех, кто зача­стую пер­вы­ми встре­ча­ет чело­ве­ка, при­шед­ше­го к Богу, – обра­ща­ет вни­ма­ние насто­я­тель. – В хра­ме было мало людей, батюш­ка вышел кадить на «Гос­по­ди воз­звах», идёт, кадит, видит новый паре­нёк сто­ит. А потом подо­звал к себе, спро­сил, как зовут, отку­да, в ходе раз­го­во­ра пред­ло­жил поно­ма­рить – это было моей меч­той! Так, с мами­но­го раз­ре­ше­ния, я начал помо­гать в Геор­ги­ев­ском храме».

В свое вре­мя отец Димит­рий Козу­лин, насто­я­тель Геор­ги­ев­ско­го хра­ма, орга­ни­зо­вал вокруг при­хо­да общи­ну: он поку­пал доми­ки – храм нахо­дил­ся сре­ди част­но­го сек­то­ра, в кото­рых жили отдель­но маль­чи­ки, отдель­но девоч­ки, вос­пи­ты­ва­ясь при хра­ме. Что­бы добрать­ся до хра­ма, буду­ще­му отцу Оле­гу при­хо­ди­лось пре­одо­ле­вать зна­чи­тель­ное рас­сто­я­ние: ехать на обще­ствен­ном транс­пор­те, потом идти пеш­ком, да и на дво­ре были «лихие 90‑е» – на ули­це позд­ним вече­ром после служ­бы было небез­опас­но. Так отец Димит­рий пред­ло­жил 12-лет­ни­му Оле­гу посе­лить­ся с дру­ги­ми маль­чиш­ка­ми в при­ход­ской общине. Сна­ча­ла мама отпу­сти­ла на лето, но в сен­тяб­ре нача­лась шко­ла, и было при­ня­то реше­ние остать­ся жить при хра­ме и пере­ве­стись в шко­лу поблизости.

Жизнь при храме

Служ­ба в хра­ме совер­ша­лась еже­днев­но, поэто­му уча­стие в утрен­них и вечер­них Бого­слу­же­ни­ях счи­та­лось обя­за­тель­ным. Для вос­пи­тан­ни­ков это было не про­сто «сто­я­ни­ем»: батюш­ка зани­мал­ся с детьми, учил их уставу.

«Алтар­ни­ки исправ­но сле­ди­ли за поряд­ком в алта­ре, эта доб­рая при­выч­ка до сих пор живёт во мне. За годы жиз­ни при хра­ме мы впи­та­ли, что кади­ло это лицо поно­ма­ря, поэто­му его мы чисти­ли каж­дый день или через день. В Сред­ней Азии мно­го пыли, пер­вым делом, при­хо­дя в храм, выти­ра­ли ее, хло­па­ли поло­ви­ки, нати­ра­ли кади­ло и чай­ник. Пом­ню, когда мне выда­ли новые кир­зо­вые сапо­ги, кото­рые я каж­дый день, как поло­же­но, начи­щал кре­мом. Пом­ню, как на зиму всем ребя­там батюш­ка выдал шап­ки и буш­ла­ты», – с боль­шой теп­ло­той вспо­ми­на­ет отец Олег.

Девоч­ки и маль­чи­ки ходи­ли в шко­лы, кото­рые нахо­ди­лись рядом с хра­мом, после заня­тий воз­вра­ща­лись в при­ход. Кро­ме служб ребя­та зани­ма­лись каким-то тру­дом. Девоч­ки пели и чита­ли на кли­ро­се, уби­ра­ли в хра­ме, што­па­ли нос­ки, сти­ра­ли. Маль­чиш­ки в лет­ний пери­од фор­мо­ва­ли кир­пи­чи – труд это был хоть и тяжё­лый, но инте­рес­ный. Для это­го меси­ли гли­ну, в спе­ци­аль­ной боч­ке зама­чи­ва­ли фор­мы на один, два, три, четы­ре кир­пи­ча. Затем фор­му обсы­па­ли чёр­ным реч­ным пес­ком, запол­ня­ли вымо­чен­ной и выме­шан­ной гли­ной. Кир­пич этот при­го­ждал­ся в построй­ке допол­ни­тель­ных поме­ще­ний, хозяй­ствен­ных построек.

«У нас была пере­плет­ная мастер­ская, где мы пере­пле­та­ли раз­ные кни­ги, вме­сте с батюш­кой шили лет­нюю обувь. Он умел из ста­рых покры­шек сде­лать такие тап­ки, кото­рые мож­но было носить всю жизнь, чело­ве­ка не ста­нет, а тап­ки еще целые, – шутит отец Олег. – Я счи­таю, очень важ­но, что мы были все­гда чем-то заня­ты. Про­то­и­е­рей Димит­рий был чело­век, кото­рый мог абсо­лют­но всё делать сво­и­ми рука­ми насто­я­щий муж­чи­на. Он был мне при­ме­ром и духов­ным настав­ни­ком, как и про­то­и­е­рей Геор­гий Хорун­жий. Все самое хоро­шее, луч­шее, доб­рое, вос­пи­та­ли во мне два этих свя­щен­ни­ка и мама. Это вели­кие батюш­ки, оба мит­ро­фор­ные про­то­и­е­реи, каких, навер­ное, сей­час встре­тить ред­кость. Про­то­и­е­рея Димит­рия Козу­ли­на, к сожа­ле­нию, уже нет в живых…А отец Геор­гий, после смер­ти сво­ей матуш­ки при­нял мона­ше­ство и стал иеро­мо­на­хом Иоанном.

Инте­рес­но, что отец Геор­гий Хорун­жий, насто­я­тель Покров­ско­го собо­ра, родил­ся и вырос в Омске и когда узнал, что меня пере­ве­ли сюда слу­жить, ска­зал: «Есть все же меж­ду нами духов­ное род­ство. Я когда-то уехал из Омска, а ты через мно­го-мно­го десят­ков лет, пере­ез­жа­ешь в этот город».

Фундаментальные моменты

Став свя­щен­ни­ком, во вре­мя сво­их поез­док в Моск­ву отец Олег отме­тил, что их самар­канд­ские цер­ков­ные рас­пе­вы совер­шен­но сов­па­да­ют с мос­ков­ски­ми. В раз­ных горо­дах есть суще­ствен­ные отли­чия в рас­пе­вах, а здесь нет ника­кой раз­ни­цы. Хотя, каза­лось бы, где Москва и где Самарканд.

Отец Олег рас­ска­зы­ва­ет, что в Самар­кан­де не про­сто так сло­жи­лось эта осо­бая тра­ди­ция, дело в том, что в трид­ца­тых годах туда было сосла­но мно­го мос­ков­ско­го духо­вен­ства, и не толь­ко мос­ков­ско­го. Напри­мер, буду­щий архи­епи­скоп Ермо­ген Голу­бев, на тот момент он был архи­манд­ри­том, послед­ним насто­я­те­лем Кие­во-Печер­ской лав­ры до ее закры­тия. Это про­сто колос­саль­ная фигу­ра в исто­рии нашей Церк­ви. После сро­ка, его сосла­ли в Самар­канд, где он был насто­я­те­лем хра­ма Покро­ва Божи­ей Матери.

В сосед­нем хра­ме, кото­рый нахо­дил­ся совсем рядом, слу­жил архи­манд­рит Сера­фим Суто­ри­хин. Он был духов­ным чадом отца Алек­сия Мече­ва, в 2000 году про­слав­лен­но­го в лике свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

У этих зна­ме­ни­тых мос­ков­ских свя­щен­ни­ков в свое вре­мя была мощ­ная общи­на. Когда в Узбе­ки­стан отпра­ви­ли отца Сера­фи­ма, в Таш­кен­те слу­жил архи­манд­рит Борис Хол­чев, кото­рый рань­ше слу­жил в том же мос­ков­ском при­хо­де, что и отец Сера­фим Суторихин.

Уди­ви­тель­но, но вслед за эти­ми свя­щен­ни­ка­ми, поки­дая свои дома, в Самар­канд и в Таш­кент ста­ли съез­жать­ся преж­ние прихожане.

Несколь­ко архи­ере­ев из Моск­вы были таш­кент­ски­ми архи­ере­я­ми, напри­мер, мит­ро­по­лит Гурий Его­ров, кото­рый был назна­чен намест­ни­ком Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры, когда её откры­ли в 1943 году. Потом его пере­ве­ли в Ташкент.

Таким обра­зом, мос­ков­ская тра­ди­ция была очень силь­на в тех кра­ях и при­хо­жане, неко­то­рые труд­ни­ки Геор­ги­ев­ско­го хра­ма, при кото­ром вос­пи­ты­вал­ся и рос отец Олег – это хоро­шая мос­ков­ская интел­ли­ген­ция, сре­ди кото­рых были потом­ки древ­них дво­рян­ских родов.

Отец Олег и матуш­ка бла­го­дар­ны Богу, что смог­ли застать, име­ли воз­мож­ность общать­ся с эти­ми дедуш­ка­ми, ста­руш­ка­ми, тем осо­бым поко­ле­ни­ем, кото­рое ушло безвозвратно.

Встреча с матушкой

Это было нака­нуне дня Геор­гия Побе­до­нос­ца, 5 мая. А еще это был день матуш­ки­ных кре­стин и день встре­чи Вла­ды­ки – ведь в хра­ме был пре­столь­ный праздник.

Ту самую первую встре­чу пом­нит матуш­ка Юлия, кото­рой тогда было все­го 15 лет.

«Это был пер­вый день моей хри­сти­ан­ской жиз­ни, день мое­го кре­ще­ния. В хра­ме была суе­та, жда­ли Архи­ерея вла­ды­ку Вла­ди­ми­ра. Я мно­го­го еще не пони­ма­ла в цер­ков­ной жиз­ни, посколь­ку мы с бабуш­кой и мамой толь­ко нача­ли воцер­ков­лять­ся, с инте­ре­сом наблю­да­ла за тем, как наво­ди­ли поря­док, сте­ли­ли дорож­ки. Была кра­си­вая тра­ди­ция класть под ноги Вла­ды­ке живые цве­ты – все было ими устлано.

После кре­ще­ния бабуш­ка при­ве­ла меня в тра­пез­ную и оста­ви­ла у пова­ри­хи тети Раи дожи­дать­ся вечер­не­го Бого­слу­же­ния и при­ез­да Архи­ерея, а сама поспе­ши­ла помо­гать по хра­му, – рас­ска­зы­ва­ет матуш­ка. – В это вре­мя в тра­пез­ную вошел маль­чик в свет­лой рубаш­ке, в свет­лых брю­ках, подо­шел к тёте Рае и попро­сил: «Тётя Раеч­ка, дай­те мне, пожа­луй­ста, ком­по­ти­ка», а в бла­го­дар­ность про­из­нес: «Спа­си Гос­по­ди». На меня эти сло­ва про­из­ве­ли огром­ное впе­чат­ле­ние, я их нико­гда до это­го не слышала…».

Так полу­чи­лось пер­вое впе­чат­ле­ние о чело­ве­ке по его сло­вам – вос­тор­жен­ное, чистое, новое. А потом были встре­ча Вла­ды­ки, его бла­го­сло­ве­ние, Все­нощ­ное бде­ние, пение – все впер­вые в жиз­ни буду­щей матушки.

После 9 клас­са Юлия с мамой и с бабуш­кой при­шли в храм брать бла­го­сло­ве­ние у отца Димит­рия на поступ­ле­ние в меди­цин­ское учи­ли­ще, а после – в мединститут.

Выслу­шав, батюш­ка бла­го­сло­ве­ния не дал, и, ука­зав на храм, ска­зал: «Вот твой институт».

Так матуш­ка оста­лась в хра­ме, ста­ла петь на кли­ро­се, для это­го уже в 16 лет посту­пи­ла в музы­каль­ную шко­лу, кото­рую окон­чи­ла экс­тер­ном за 3 года.
В день, когда она при­шла зна­ко­мить­ся со сво­им новым домом, стоя у крыль­ца хра­ма и слу­шая отца Димит­рия, рас­ска­зы­вав­ше­го, что и где нахо­дит­ся, юную Юлю уви­дел юно­ша Олег, в то вре­мя он уже 2 года жил при хра­ме. Это была их вто­рая встре­ча в жиз­ни, имен­но она пом­нит­ся отцу Оле­гу, навер­ное пото­му, что девуш­ка Юля ему очень понравилась.

Насто­я­тель пред­ста­вил их друг дру­гу, так нача­лась чистая друж­ба, инте­рес­ное обще­ние: Олег мно­го читал, в том чис­ле и жития свя­тых, знал устро­е­ние хра­ма и Бого­слу­же­ние и был заме­ча­тель­ным рас­сказ­чи­ком, а Юле нра­ви­лось его слу­шать и полу­чать душе­спа­си­тель­ные знания.

Алексеевский собор

Отец Олег и матуш­ка про­дол­жа­ли дру­жить, вме­сте быва­ли на Бого­слу­же­ни­ях, после обща­лись. В это вре­мя откры­ли Свя­то-Алек­се­ев­ский собор, насто­я­те­лем кото­ро­го стал отец Алек­сандр, кото­рый в свое вре­мя был послуш­ни­ком у отца Димит­рия Козу­ли­на. Моло­дой иерей попро­сил у батюш­ки Димит­рия пев­чих, на вре­мя. Так Олег и Юлия ста­ли слу­жить в новом храме.

Увы, отцу Алек­сею недол­го было суж­де­но быть насто­я­те­лем и про­жить на этой зем­ле, в 23 года он погиб в авто­ка­та­стро­фе и при­ход осиротел.

Отцу Оле­гу тогда было 17 лет. Он, еще маль­чиш­ка, по бла­го­сло­ве­нию бла­го­чин­но­го читал про­по­ве­ди, надо ска­зать, что при­хо­жане слу­ша­ли с боль­шим вни­ма­ни­ем, бук­валь­но открыв рот. На этом момен­те хочет­ся сра­зу пере­не­стись в день сего­дняш­ний и отме­тить, что дар сло­ва и ныне застав­ля­ет сот­ни при­хо­жан вни­мать батюш­ке так­же с осо­бым бла­го­го­вей­ным трепетом.

Во мно­гом бла­го­да­ря тру­дам моло­дых слу­жи­те­лей Алек­се­ев­ско­го собо­ра Оле­гу и Юлии, дела­ю­щих свое дело с любо­вью и жела­ни­ем, само­от­вер­жен­но, при­ход не рас­те­рял­ся, хотя рядом нахо­ди­лись два хра­ма, где насто­я­те­ля­ми были вели­кие батюш­ки – два мит­ро­фор­ный протоиерея.

И, когда отец Роман Загре­бель­ный, начи­нав­ший своё слу­же­ние с кон­ца 80‑х годов в Покров­ском собо­ре поно­ма­рём при отце Геор­гии Хорун­жем, при­е­хал в Алек­се­ев­ский собор насто­я­те­лем, то полу­чил при­ход, где была жизнь.

Совсем ско­ро новый насто­я­тель отец Роман, кото­ро­го Олег и Юлия хоро­шо зна­ли и дру­жи­ли с ним, совер­шил пер­вое в сво­ей иерей­ской прак­ти­ке венчание…

Венчание

1998 год. Все про­изо­шло мгно­вен­но. Но сна­ча­ла ситу­а­ция скла­ды­ва­лась совер­шен­но про­тив бра­ка отца Оле­га и матуш­ки. Отец Димит­рий был раци­о­наль­но­го скла­да ума, при­во­дил ряд дово­дов, по кото­рым юные Олег и Юлия не мог­ли быть вме­сте. Так они оста­ва­лись про­сто дру­зья­ми и моли­лись о том, что­бы Гос­подь помог создать им семью. Пели ака­фист Бого­ро­ди­це перед ее ико­ной Уми­ле­ние. До сих пор это люби­мый ака­фист батюш­ки и матушки.

Жизнь шла сво­им чере­дом: после 9 клас­са Олег Цвет­ков окон­чил ремес­лен­ное учи­ли­ще по спе­ци­аль­но­сти «газо­элек­тро­свар­щик-авто­сле­сарь» и в 1997 году, в 17 лет соби­рал­ся посту­пать в духов­ное учи­ли­ще в Таш­кен­те. Посколь­ку насто­я­тель Алек­се­ев­ско­го собо­ра, поно­ма­рём кото­ро­го отец Олег был в тот момент, погиб, батюш­ка обра­тил­ся за бла­го­сло­ве­ни­ем на поступ­ле­ние к бла­го­чин­но­му, отцу Геор­гию Хорунжему.

«Отец Геор­гий бла­го­сло­ве­ние не дал, ска­зал собор не бро­сать и ждать, когда назна­чат ново­го насто­я­те­ля, у кото­ро­го и сто­ит попро­сить бла­го­сло­ве­ния для поступ­ле­ния. Так и ска­зал: «Я не бла­го­слов­ляю тебя поки­дать собор». Меня разо­бра­ла доса­да, я решил, что нет, зна­чит, воли Божи­ей, что­бы мне слу­жить у Его Пре­сто­ла», – делит­ся отец Олег.
Так они вме­сте с матуш­кой посту­пи­ли в Самар­канд­ское музы­каль­ное учи­ли­ще, матуш­ка Юлия на тео­ре­ти­ка, а батюш­ка на вокаль­ное отделение.
Его успе­хи были впе­чат­ля­ю­щи­ми, педа­го­ги про­ро­чи­ли музы­каль­ную карье­ру, поэто­му в пла­нах замель­ка­ло поступ­ле­ние в консерваторию.
Про­шел год, насту­пи­ло сле­ду­ю­щее лето, шел июль, и вдруг появи­лось изве­стие о при­ез­де Владыки.

«С чем был свя­зан его при­езд сей­час уже не пом­ню, пото­му что Вла­ды­ка обыч­но нано­сил визит два раза в год: на празд­ни­ки Покро­ва Божьей Мате­ри и Геор­гия Побе­до­нос­ца, т.е. на пре­столь­ные празд­ни­ки самар­канд­ских хра­мов. Когда в Алек­се­ев­ском собо­ре был насто­я­тель, отец Алек­сандр, то архи­ерей бывал в Самар­кан­де и на свя­ти­те­ля Алек­сия, – рас­ска­зы­ва­ет отец Олег. – Но тут он поче­му-то при­е­хал летом. Отслу­жил все­нощ­ную в Геор­ги­ев­ском хра­ме, Литур­гию в Покров­ском собо­ре. Мы с буду­щей матуш­кой сна­ча­ла были на служ­бе в одном хра­ме, потом в дру­гом, а после Литур­гии нас к себе позвал отец Геор­гий и велел ско­рее бежать к себе в храм, пото­му как Вла­ды­ка ско­ро при­бу­дет в Свя­то-Алек­се­ев­ский собор. Нам нуж­но было спеть тро­парь и кондак свя­ти­те­лю Алек­сию, вели­ча­ние, Ис пол­ла эти дес­по­та и пока­зать храм». 

Встре­ти­ли Вла­ды­ку как подо­ба­ет, отец Олег пока­зал храм, рас­ска­зал, как про­те­ка­ет жизнь на при­хо­де без насто­я­те­ля и в этот момент свое судь­бо­нос­ное сло­во ска­зал бла­го­чин­ный, про­то­и­е­рей Геор­гий Хорун­жий, обра­тив­шись к Владыке:

Вла­ды­ка, вот Олег, он уже мно­го лет поно­ма­рит и поёт в хоре.

Да, Оле­га я знаю. 

Вы же семи­на­рию в этом году откры­ва­е­те? Вла­ды­ка, бла­го­сло­ви­те его посту­пать в семинарию. 

Это заме­ча­тель­но! Я бла­го­слов­ляю тебя посту­пать в семинарию.

Надо ли гово­рить, насколь­ко был удив­лен буду­щий семи­на­рист. Но раз­го­вор продолжался:

— Вла­ды­ка, вот Юля, она заме­ча­тель­но поёт, хоро­шо зна­ет устав. Они с Оле­гом встре­ча­ют­ся уже 3 года, бла­го­сло­ви­те их обвенчаться. 

Это вооб­ще заме­ча­тель­но! Я бла­го­слов­ляю вас вен­чать­ся, и ты при­ез­жа­ешь в семи­на­рию уже женатым. 

В одно мгно­ве­ние жизнь, пла­ны, забо­ты поме­ня­ли ракурс. Сооб­щи­ли роди­те­лям, мож­но ска­зать ого­ро­ши­ли ново­стью! Ста­ли гото­вить­ся к вен­ча­нию: все наско­ро, нуж­но было спе­шить с поступ­ле­ни­ем в семинарию.

При­е­хал отец Роман, их ста­рый друг и зна­ко­мый, тот, о кото­ром уже ска­за­но выше. Его толь­ко руко­по­ло­жи­ли в свя­щен­ни­ки, он при­был в Алек­се­ев­ский собор настоятелем.

«Мы с матуш­кой были его пер­вым вен­ча­ни­ем. Каче­ствен­но повен­чал вот уже 22 года вме­сте», – с улыб­кой гово­рит батюшка.

Матуш­ка Юлия вспо­ми­на­ет, что на вен­ча­нии она была в сво­ем кон­церт­ном пла­тье, а батюш­ка в костю­ме, в кото­ром тоже высту­пал. Вре­ме­ни думать о под­ве­неч­ных наря­дах совсем не было. Так и повен­ча­лись. Пода­ли доку­мен­ты в ЗАГС, и батюш­ка уехал на месяц в Таш­кент, вер­нул­ся на реги­стра­цию и сва­дьбу. А в сен­тяб­ре нача­лась уче­ба в Таш­кент­ской духов­ной семи­на­рии, матуш­ка оста­лась в Самарканде.

Семинария

Год уче­бы в музы­каль­ном учи­ли­ще дал хоро­шую базу для обу­че­ния в семи­на­рии, напри­мер, изу­че­ние ита­льян­ско­го помог­ло в позна­нии латы­ни, да и отно­ше­ние к заня­ти­ям было серьез­ное, строгое.

«Мои одно­курс­ни­ки слу­жат Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви уже мно­го-мно­го лет. Неко­то­рые из них в Омске: отец Олег Доб­ры­гин заве­ду­ю­щий кан­це­ля­ри­ей, отец Вла­ди­мир Мас­лен­ни­ков слу­жит в Успен­ском собо­ре, – рас­ска­зы­ва­ет отец Олег. – Мои одно­курс­ни­ки слу­жат в Рос­сии, Узбе­ки­стане и Кир­ги­зии. Те, кто не стал свя­щен­ни­ка­ми, глу­бо­ко веру­ю­щие люди. Наш выпуск отли­чал­ся, он был пер­вым. Нас до сих пор ста­вят в при­мер, а нынеш­ние сту­ден­ты Таш­кент­ской Духов­ной Семи­на­рии вос­при­ни­ма­ют нас, как легенду».

Через 3 меся­ца семи­на­ри­ста Оле­га Цвет­ко­ва уже руко­по­ло­жи­ли в сан диа­ко­на, ещё через два с поло­ви­ной меся­ца 27 фев­ра­ля 1999 года состо­я­лась его свя­щен­ни­че­ская хиро­то­ния. Год моло­дая семья жила порознь. При­ез­жа­ли друг ко дру­гу очень ред­ко. Писа­ли пись­ма. Ходи­ли на пере­го­вор­ный пункт.

«Несмот­ря на испы­та­ния, была толь­ко радость и бла­го­дар­ность. Ника­кой печа­ли не было по пово­ду отсут­ствия квар­ти­ры, мы не вос­при­ни­ма­ли это как труд­но­сти», – делит­ся матушка.

В 1999 году Вла­ды­ка отправ­ля­ет батюш­ку из Таш­кен­та в Учку­дук на вре­мен­ное слу­же­ние. С 1 июня 1999 года в 19 лет иерей Олег стал насто­я­те­лем Учку­дук­ско­го прихода.

Служение в Учкудуке

Жизнь свя­щен­ни­ка – не про­стая доля. Но все в жиз­ни устра­и­ва­лось с Божи­ей помо­щью. Сна­ча­ла сни­ма­ли ком­нат­ку, обу­стро­ить кото­рую помог­ли нерав­но­душ­ные люди: отда­ли какую-то мебель, посу­ду, дру­гие, нуж­ные в хозяй­стве вещи. Нала­ди­ли быт. Эта ком­нат­ка была пер­вым домом ново­рож­ден­ной Настень­ки – туда при­нес­ли сво­е­го пер­вен­ца батюш­ка с матушкой.

Через вре­мя выде­ли­ли квар­ти­ру от пред­при­я­тия – помог Гор­но-Метал­лур­ги­че­ский Ком­би­нат. И опять все с нача­ла: вошли в новое жилье, а в патроне даже лам­поч­ки нет. Сла­ва Богу, мир не без доб­рых людей, обу­стро­и­лись и здесь. Батюш­ка с матуш­кой до сих пор с бла­го­дар­но­стью вспо­ми­на­ют тех людей, кто их под­дер­жал, ведь они и впрямь при­е­ха­ли на пустое место, не имея ничего.

Отец Олег стал пер­вым свя­щен­ни­ком, при­е­хав­шим слу­жить в Учку­дук. До него при­хо­да не было. Батюш­ка все­му учил народ, вплоть до того, что на пер­вой служ­бе пока­зы­вал, как нуж­но кре­стить­ся – слу­же­ние в Учку­ду­ке начи­на­лось с чисто­го бело­го листа.

«Со сто­ро­ны кажет­ся слож­ным начи­нать с нуля, но с дру­гой сто­ро­ны луч­ше, когда всё про­ис­хо­дит так, как ты сам поста­вишь», – гово­рит батюшка.

Когда Архи­ерей пред­став­лял моло­до­го свя­щен­ни­ка город­ско­му акти­ву (кста­ти, такой слу­чай един­ствен­ный на памя­ти отца Оле­га, тогда он думал, что это обыч­ная прак­ти­ка, но на самом деле слу­чай исклю­чи­тель­ный) на пресс-кон­фе­рен­ции в каби­не­те у дирек­то­ра гра­до­об­ра­зу­ю­ще­го пред­при­я­тия кто-то заме­тил, что свя­щен­ник-то слиш­ком моло­дой, хоте­лось бы постар­ше, авто­ри­тет­но­го. На что Архи­ерей отве­тил: «Ниче­го, моло­дость такая вещь, кото­рая очень быст­ро заканчивается».

Вла­ды­ка бла­го­сло­вил стро­ить в Учку­ду­ке храм, несколь­ко лет ниче­го не полу­ча­лось. «Одна­жды в рас­стро­ен­ном состо­я­нии я при­е­хал к Вла­ды­ке. Никто не верил в то, что полу­чит­ся постро­ить пра­во­слав­ный храм на зем­ле, где рус­ских прак­ти­че­ски не было. Вла­ды­ка ска­зал всё будет хоро­шо. Делай, у тебя всё полу­чит­ся, – делит­ся батюш­ка. – Сло­ва Вла­ды­ки рас­пра­ви­ли кры­лья за спи­ной и полу­чил­ся заме­ча­тель­ный храм в честь Всех свя­тых в зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших, где собра­лась креп­кая общи­на, как одна семья».

Храм постро­и­ли в крат­чай­шие сро­ки все­го за пол­то­ра года от пер­вой выну­той лопа­ты зем­ли до бла­го­устрой­ства территории.

Когда начи­на­ли слу­жить, матуш­ка орга­ни­зо­вы­ва­ла хор, кото­рый поет во сла­ву Божию и сегодня.

Там в Учку­ду­ке моло­дая матуш­ка во всей пол­но­те осо­зна­ла свою новую роль. Она гово­рит, что это не слож­но, но отец Олег, отме­чая скром­ность сво­ей супру­ги, заме­ча­ет, что с пер­во­го дня жена свя­щен­ни­ка несет боль­шую ответ­ствен­ность. Ей нуж­но сво­ей жиз­нью заслу­жить, что­бы её назы­ва­ли матуш­кой. И где бы ни нахо­ди­лась супру­га свя­щен­ни­ка, она все­гда долж­на пом­нить, что она – супру­га свя­щен­ни­ка. В любой ситу­а­ции. Это опре­де­лен­ный груз, пото­му что на неё смот­рят, состав­ля­ют мне­ние о свя­щен­ни­ке, и в целом о при­хо­де. В иде­а­ле жена свя­щен­ни­ка это и его пер­вая помощ­ни­ца. Имен­но ею в тече­ние всей жиз­ни явля­ет­ся матуш­ка Юлия.

Храм Всех свя­тых в зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших, постро­ен­ный отцом Оле­гом, живет и сего­дня, сто­ит на узбек­ской зем­ле, как корабль спасения.

Сво­их при­хо­жан они пом­нят по име­нам, пом­нят их семьи, их жиз­ни и судь­бы. В Учку­ду­ке отец Олег с матуш­кой про­слу­жи­ли 12 лет, там роди­лись их пер­вые чет­ве­ро деток.

Служение в Омске

С 1 сен­тяб­ря 2011 года про­то­и­е­рей Олег Цвет­ков явля­ет­ся насто­я­те­лем собо­ра Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня горо­да Омска.

«Я и моя семья за годы жиз­ни в Омске очень полю­би­ли наш город, пото­му что здесь живут заме­ча­тель­ные люди. Омск стал для нас род­ным. Мы полю­би­ли Омск.

Я бла­го­да­рен Богу и мит­ро­по­ли­ту Вла­ди­ми­ру за то, что слу­жу в этом ста­рин­ном, про­пи­тан­ном молит­вой собо­ре, бога­том исто­ри­ей и свя­ты­ня­ми. За эти восемь с лиш­ним лет свя­щен­но­слу­жи­те­ли, тру­же­ни­ки и при­хо­жане собо­ра ста­ли для меня и моей семьи род­ны­ми людь­ми», искренне гово­рит настоятель.

Дети

Отец Олег все­гда меч­тал о боль­шой семье, а матуш­ка в юные годы, будучи еще девоч­кой, дума­ла, что у неё будут два маль­чи­ка и 2 девоч­ки. Гос­подь пода­рил батюш­ке и матуш­ке шесте­ро детей: одну девоч­ку и пяте­ро маль­чи­ков. Стар­шая дочь 20-лет­няя Ана­ста­сия сту­дент­ка Омско­го Меди­цин­ско­го Уни­вер­си­те­та, хотя обла­да­ет заме­ча­тель­ным музы­каль­ным талан­том, рису­ет, девуш­ка выбра­ла слу­же­ни­ем путь вра­ча. Пора­зи­тель­но то, что все, с кем с дет­ства стал­ки­ва­лась Настя, при­шли в храм: вос­пи­та­те­ли, класс­ный руко­во­ди­тель, педа­го­ги, подруги.

«Настя очень любит учить­ся, при­леж­но и со всей ответ­ствен­но­стью, пра­виль­ная и во всём. С само­го дет­ства, если она что-то дела­ет, то на «отлич­но», – рас­ска­зы­ва­ет матуш­ка. Настя ста­ла само­сто­я­тель­ной уже с трёх лет. Созна­тель­но до 2 лет пере­ста­ла кушать перед при­ча­сти­ем, она усерд­но моли­лась перед зав­тра­ком и обе­дом в дет­ском саду, чем вызы­ва­ла инте­рес и недо­уме­ние у осталь­ных детей, боль­шин­ство кото­рых были из мусуль­ман­ских семей. В пять лет она заяви­ла, что если ее не отда­дут в шко­лу, то в дет­ский сад она все рав­но ходить не будет. Так наша Настя пошла в шко­лу в 5 лет, она была к ней готова».

Под­рас­тая, Настя меч­та­ла о сест­рён­ке, но сей­час настоль­ко любит сво­их бра­тьев, лов­ко уме­ет обра­щать­ся с малы­ша­ми, зна­ет все маль­чи­ше­чьи игры, зна­ет, о чем с ними мож­но пого­во­рить, как занять.

Непре­ре­ка­е­мый авто­ри­тет для Насти име­ет папа. С ним они ведут раз­го­во­ры по душам, обсуж­да­ют слож­ные темы, спорят.

Вто­рой сын Алек­сей сту­дент Омско­го команд­но­го реч­но­го учи­ли­ща им. Капи­та­на Евдо­ки­мо­ва В.И. Ему ско­ро будет 18 лет. Несмот­ря на слож­но­сти, быв­шие в под­рост­ко­вом пери­о­де, сей­час Але­ша доб­рый, веру­ю­щий моло­дой человек.

Геор­гий и Бог­дан школь­ни­ки, пер­вый окан­чи­ва­ет девя­тый класс, Бог­дан – чет­вер­тый, эру­ди­ро­ван­ный от при­ро­ды, он пошел в шко­лу в 6 лет.

Петр и Иван самые млад­шие дети в семье. Они роди­лись в Омске. «Наши анге­лоч­ки» – назы­ва­ют их роди­те­ли. Они порой дерут­ся, но при этом «не раз­лей вода» – друг без дру­га жить не могут. Осе­нью Петя уже пой­дет в пер­вый класс.

Меж­ду Настей – самой стар­шей и Ванеч­кой – самым млад­шим 15 лет раз­ни­цы. Сей­час они луч­шие друзья.

Отец Олег гово­рит, что ино­гда детям нуж­но набрать­ся сво­е­го жиз­нен­но­го опы­та. Хотя жиз­нен­ный опыт – это такая шту­ка, кото­рая быва­ет полез­ной, но меша­ет в те момен­ты, когда нуж­но дове­рить­ся Богу. Дети долж­ны уметь сами при­ни­мать реше­ние, ведь им самим пред­сто­ит отве­чать за себя перед Богом.

«Наши дети раз­ные, но все по-сво­е­му заме­ча­тель­ные и мы всех их очень любим», – гово­рит матуш­ка, мама шесте­рых детей.

«Я молил­ся, что­бы Гос­подь мне это сча­стья дал, я, прав­да, об этом про­сил каж­дый день до вен­ча­ния», – делит­ся отец Олег.

– Матуш­ка, что для вас счастье?

– Для меня сча­стье всё, что свя­за­но с моим супру­гом и мои­ми детьми. Сча­стье, что я всё вре­мя нахо­жусь рядом с батюш­кой. Сла­ва Богу за это.

– Отец Олег, а что сча­стье для вас?

– Это состо­я­ние я испы­тал со сво­ей супру­гой. Во всей пол­но­те нам Гос­подь дал то, что испра­ши­ва­ет­ся в таин­стве вен­ча­ния – еди­но­мыс­лие душ и телес. Я начи­наю фра­зу, матуш­ка закан­чи­ва­ет. Чем боль­ше мы нахо­дим­ся в бра­ке, тем чув­ство люб­ви ста­но­вит­ся боль­ше. С каж­дым годом мы любим друг дру­га всё силь­нее. У нас нет друг от дру­га сек­ре­тов, мы нико­гда ниче­го не ута­и­ва­ем. Нам нико­гда не скуч­но вме­сте. Мы мно­го раз­го­ва­ри­ва­ем. Каза­лось бы, за эти годы мож­но было пере­го­во­рить всё, но темы для обще­ния нахо­дят­ся все­гда: у нас общий инте­рес к музы­ке, к вере, к Богу, и это чудо. Гос­подь дал нам это сча­стье – это Его дар. 

Когда я совер­шаю таин­ство вен­ча­ния, желаю, что­бы Гос­подь дал моло­дой семье столь­ко сча­стья, сколь­ко дал нам с матуш­кой. В жиз­ни были и слож­но­сти, но мы всё пере­жи­ли вместе.

 

Источ­ник: сайт кафед­раль­но­го собор Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня г. Омск

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки