Крестное знамение

Аудио-версия статьи

***

Кре́стное зна́мение – осе­не­ние зна­ме­нием Креста, внешне выра­жа­е­мое в таком дви­же­нии руки, что оно вос­про­из­во­дит сим­во­ли­че­ское очер­та­ние Креста, на кото­ром был распят Гос­подь Иисус Хри­стос; при этом осе­ня­ю­щий выра­жает внут­рен­нюю веру во Святую Троицу; во Христа как в воче­ло­ве­чив­ше­гося Сына Божьего, Иску­пи­теля людей; любовь и бла­го­дар­ность по отно­ше­нию к Богу, надежду на Его защиту от дей­ствия падших духов, надежду на спа­се­ние.

krestnoe znamenie - Крестное знамение

Для крест­ного зна́мения мы скла­ды­ваем пальцы правой руки так: три первых пальца (боль­шой, ука­за­тель­ный и сред­ний) сла­гаем вместе кон­цами ровно, а два послед­них (безы­мян­ный и мизи­нец) при­ги­баем к ладони…

Сло­жен­ные вместе три первых пальца выра­жают нашу веру в Бога Отца, Бога Сына и Бога Свя­того Духа как еди­но­сущ­ную и нераз­дель­ную Троицу, а два пальца, при­гну­тые к ладони, озна­чают, что Сын Божий по вопло­ще­нии Своем, будучи Богом, стал чело­ве­ком, то есть озна­чают Его две при­роды – Боже­скую и чело­ве­че­скую.

Осе­нять себя крест­ным зна­ме­нием надо не торо­пясь: воз­ло­жить его на лоб (1), на живот (2), на правое плечо (3) и затем на левое (4). Опу­стив правую руку можно делать пояс­ной или земной поклон.

Осеняя себя крест­ным зна­ме­нием, мы при­ка­са­емся сло­жен­ными вместе тремя паль­цами ко лбу – для освя­ще­ния нашего ума, к животу – для освя­ще­ния наших внут­рен­них чувств (сердца), потом к пра­вому, затем левому плечам – для освя­ще­ния наших телес­ных сил.

О тех же, кото­рые зна­ме­нуют себя всей пятер­ней, или кла­ня­ются, не окон­чив еще креста, или махают рукой своей по воз­духу или по груди своей, свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст сказал: «Тому неисто­вому маха­нию бесы раду­ются». Напро­тив, крест­ное зна­ме­ние, совер­ша­е­мое пра­вильно и неспешно, с верою и бла­го­го­ве­нием, устра­шает бесов, ути­шает гре­хов­ные стра­сти и при­вле­кает Боже­ствен­ную бла­го­дать.

Созна­вая свою гре­хов­ность и недо­сто­ин­ство перед Богом, мы, в знак нашего сми­ре­ния, сопро­вож­даем нашу молитву покло­нами. Они бывают пояс­ными, когда накло­ня­емся до пояса, и земные, когда, кла­ня­ясь и ста­но­вясь на колена, каса­емся голо­вою земли.

 «Обычай делать крест­ное зна­ме­ние берет начало со времен апо­столь­ских» (Полн. Пра­восл. бого­слов. энцик­лоп. Сло­варь, СПб. Изд. П.П.Сойкина, б.г., с. 1485).Во время Тер­тул­ли­ана крест­ное зна­ме­ние уже глу­боко вошло в жизнь совре­мен­ных ему хри­стиан. В трак­тате «О венце воина» (около 211 г.) он пишет, что мы ограж­даем свое чело крест­ным зна­ме­нием при всех обсто­я­тель­ствах жизни: входя в дом и выходя из него, оде­ва­ясь, воз­жи­гая све­тиль­ники, ложась спать, садясь за какое-либо заня­тие.

Крест­ное зна­ме­ние не явля­ется лишь частью рели­ги­оз­ного обряда. Прежде всего, это – вели­кое оружие. Пате­рики, отеч­ники и жития святых содер­жат много при­ме­ров, сви­де­тель­ству­ю­щих о той реаль­ной духов­ной силе, кото­рой обла­дает образ Креста.

Уже святые апо­столы силою крест­ного зна­ме­ния совер­шали чудеса. Одна­жды апо­стол Иоанн Бого­слов нашел лежа­щим при дороге боль­ного чело­века, сильно стра­дав­шего горяч­кой, и исце­лил его крест­ным зна­ме­нием (Димит­рий Ростов­ский, свя­ти­тель. Житие свя­того апо­стола и еван­ге­ли­ста Иоанна Бого­слова. 26 сен­тября).

Пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий гово­рит о силе крест­ного зна­ме­ния против демо­нов: «Посему, когда демоны при­хо­дят к вам ночью, хотят воз­ве­стить буду­щее или гово­рят: “Мы – ангелы”, не вни­майте им – потому что лгут. Если будут они хва­лить ваше подвиж­ни­че­ство и убла­жать вас, не слу­шайте их и нимало не сбли­жай­тесь с ними, лучше же себя и дом свой запе­чат­лейте кре­стом и помо­ли­тесь. Тогда уви­дите, что они сде­ла­ются неви­ди­мыми, потому что бояз­ливы и осо­бенно стра­шатся зна­ме­ния креста Гос­подня. Ибо, кре­стом отъяв у них силу, посра­мил их Спа­си­тель» (Житие пре­по­доб­ного отца нашего Анто­ния, опи­сан­ное святым Афа­на­сием в посла­нии к инокам, пре­бы­ва­ю­щим в чужих стра­нах. 35).

В «Лав­са­ике» рас­ска­зы­ва­ется о том, как авва Доро­фей, сотво­рив крест­ное зна­ме­ние, выпил воду, взятую из колодца, на дне кото­рого был аспид: «Одна­жды авва Доро­фей послал меня, Пал­ла­дия, часу в девя­том к своему колодцу налить кадку, из кото­рой все брали воду. Было уже время обеда. Придя к колодцу, я увидел на дне его аспида и в испуге, не начер­пав воды, побе­жал с криком: “Погибли мы, авва, на дне колодца я видел аспида”. Он усмех­нулся скромно, потому что был ко мне весьма вни­ма­те­лен, и, пока­чав голо­вой, сказал: “Если бы диа­волу взду­ма­лось набро­сать аспи­дов или других ядо­ви­тых гадов во все колодцы и источ­ники, ты не стал бы вовсе пить?” Потом, придя из кельи, он сам налил кадку и, сотво­рив крест­ное зна­ме­ние над ней, первый тотчас испил воды и сказал: “Где крест, там ничего не может злоба сатаны”».

Пре­по­доб­ный Вене­дикт Нур­сий­ский (480–543) за стро­гую свою жизнь был избран в 510 году игу­ме­ном пещер­ного мона­стыря Вико­варо. Святой Вене­дикт с усер­дием правил мона­сты­рем. Строго соблю­дая устав пост­ни­че­ского жития, он никому не поз­во­лял жить по своей воле, так что иноки стали рас­ка­и­ваться, что выбрали себе такого игу­мена, кото­рый совер­шенно не под­хо­дил к их испор­чен­ным нравам. Неко­то­рые решили его отра­вить. Они сме­шали яд с вином и дали пить игу­мену во время обеда. Святой сотво­рил над чашею крест­ное зна­ме­ние, и сосуд силою свя­того креста тотчас же раз­бился, как бы от удара камнем. Тогда чело­век Божий познал, что чаша была смер­то­носна, ибо не могла выдер­жать живо­тво­ря­щего креста» (Димит­рий Ростов­ский, свя­ти­тель. Житие пре­по­доб­ного отца нашего Вене­дикта. 14 марта).

Про­то­и­е­рей Васи­лий Шустин (1886–1968) вспо­ми­нает о старце Нек­та­рии Оптин­ском: «Батюшка гово­рит мне: “Вытряси прежде само­вар, затем налей воды, а ведь часто воду забы­вают налить и начи­нают раз­жи­гать само­вар, а в резуль­тате само­вар испор­тят и без чаю оста­ются. Вода стоит вот там, в углу, в медном кув­шине; возьми его и налей”. Я подо­шел к кув­шину, а тот был очень боль­шой, ведра на два, и сам по себе мас­сив­ный. Попро­бо­вал его подви­нуть, нет – силы нету, тогда я хотел под­не­сти к нему само­вар и налить воды. Батюшка заме­тил мое наме­ре­ние и опять мне повто­ряет: “Ты возьми кувшин и налей воду в само­вар”. – “Да ведь, батюшка, он слиш­ком тяже­лый для меня, я его с места не могу сдви­нуть”. Тогда батюшка подо­шел к кув­шину, пере­кре­стил его и гово­рит: “Возьми”, – и я поднял и с удив­ле­нием смот­рел на батюшку: кувшин мне почув­ство­вался совер­шенно легким, как бы ничего не веся­щим. Я налил воду в само­вар и поста­вил кувшин обратно с выра­же­нием удив­ле­ния на лице. А батюшка меня спра­ши­вает: “Ну, что, тяже­лый кувшин?” – “Нет, батюшка. Я удив­ля­юсь: он совсем легкий”. – “Так вот и возьми урок, что всякое послу­ша­ние, кото­рое нам кажется тяже­лым, при испол­не­нии бывает очень легко, потому что это дела­ется как послу­ша­ние”. Но я был прямо пора­жен: как он уни­что­жил силу тяже­сти одним крест­ным зна­ме­нием!» (См.: Шустин Васи­лий, про­то­и­е­рей. Запись об Иоанне Крон­штадт­ском и об Оптин­ских стар­цах. М., 1991).

***

Вна­чале хри­сти­ане кре­сти­лись одним пер­стом, под­чер­ки­вая этим веру в еди­ного Бога – в про­ти­во­вес язы­че­скому мно­го­бо­жию. После Никей­ского все­лен­ского собора (325 г.), сфор­му­ли­ро­вав­шего догмат о един­стве двух природ во Христе, хри­сти­ане стали кре­ститься двумя пер­стами. Когда Русь кре­сти­лась в пра­во­сла­вие, в Визан­тии кре­сти­лись еще двумя пер­стами, како­вой обычай пере­шел и на Русь. Затем, в XI веке, в про­ти­во­вес оче­ред­ной ереси, отри­цав­шей Тро­ич­ность Божию, было поло­жено кре­ститься тремя пер­стами (символ тро­ич­но­сти). Но, в силу отрыва Руси от Визан­тии, этот обычай не был введен на Руси до Никона. Ста­ро­веры, не зная ничего о даль­ней­шем раз­ви­тии цер­ков­ной куль­туры в Визан­тии, упорно дер­жа­лись за дву­пер­стие.
С.А. Левиц­кий

***

Каково про­ис­хож­де­ние крест­ного зна­ме­ния?

Про­ис­хож­де­ние крест­ного зна­ме­ния точно неиз­вестно. Свт. Васи­лий Вели­кий отно­сил его к Таин­ствам, кото­рые пере­да­ются в мол­ча­нии по пре­да­нию и не запи­саны апо­сто­лами (“О том, откуда полу­чил начало, и какую силу имеет слог «с», и вместе о не изло­жен­ных в Писа­нии уза­ко­не­ниях Церкви”).

Есть ли в Свя­щен­ном Писа­нии какие-либо ука­за­ния на крест­ное зна­ме­ние?

Про­об­ра­зами крест­ного зна­ме­ния в Свя­щен­ном Писа­нии послу­жили запо­ведь «о знаке на челе», данная Гос­по­дом прор. Иезе­ки­илю (Иез.9:4), и слова Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова о «печа­тях на челах» верных (Откр.7:3, 9:4, 14:1). С крест­ным зна­ме­нием про­ро­че­ство Иезе­ки­иля свя­зы­вают Тер­тул­лиан, Ориген и сщмч. Киприан Кар­фа­ген­ский (“Что в этом зна­ме­нии крест­ном заклю­ча­ется спа­се­ние для всех, кои будут назна­ме­но­ваны им на челах своих”), при этом Ориген тол­кует «знак на челе» как изоб­ра­же­ние послед­ней буквы евр. алфа­вита «тав», кото­рая отож­деств­ля­ется с греч. буквой «тау» и по форме может напо­ми­нать крест (связь между «тау» и формой креста для рас­пя­тия усмат­ри­вали и неко­то­рые язы­че­ские авторы). Воз­можно, знак креста высту­пал как один из вари­ан­тов напи­са­ния имени Божия, чем объ­яс­ня­ется при­сут­ствие знаков «тав» и креста в неко­то­рых кумран­ских и иудей­ских маги­че­ских текстах.

Как в древ­ней Церкви совер­ша­лось крест­ное зна­ме­ние?

Чаще всего в ранних источ­ни­ках упо­ми­на­ется совер­ше­ние крест­ного зна­ме­ния одним паль­цем или всей рукой, под­чер­ки­вая этим веру в еди­ного Бога – в про­ти­во­вес язы­че­скому мно­го­бо­жию. Однако какое при этом упо­треб­ля­лось пер­сто­сло­же­ние и каким было направ­ле­ние дви­же­ния (слева направо или справа налево), не ука­зы­ва­ется. Веро­ятно, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной формой было крест­ное зна­ме­ние одним (ука­за­тель­ным или боль­шим) паль­цем, о чем писали свт. Епи­фа­ний Кипр­ский и свт. Гри­го­рий Вели­кий (“О Мар­ти­рии, иноке Вале­рий­ской обла­сти”). Однако свт. Кирилл Иеру­са­лим­ский, говоря о крест­ном зна­ме­нии, исполь­зует мно­же­ствен­ное число – «паль­цами» (“Поуче­ния огла­си­тель­ные”  и также Patrologija Graeca). Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным местом нало­же­ния крест­ного зна­ме­ния был лоб, о чем, напри­мер пишет Тер­тул­лиан (“О венце война”), иногда в соче­та­нии с др. частями тела: лбом и обла­стью сердца (о чем сооб­щает Пру­ден­ций — “Авре­лий Пру­ден­ций Кле­мент”) или лбом, ушами, гла­зами и устами (согласно Кипри­ану Кар­фа­ген­скому). Также упо­ми­на­ется нало­же­ние крест­ного зна­ме­ния на глаза, уста и область сердца (согласно Гри­го­рию Нис­скому“Посла­ние о жизни пре­по­доб­ной Мак­рины”), уста и грудь и на все тело (согласно Тер­тул­ли­ану — “Посла­ние к жене”). К IV веку хри­сти­ане стали осе­нять кре­стом все свое тело, то есть появился «широ­кий крест».

Двое­пер­стие при совер­ше­нии крест­ного зна­ме­ния, как счи­тают неко­то­рые иссле­до­ва­тели, своим появ­ле­нием было обя­зано рас­про­стра­не­нию начи­ная с сере­дины V в. ереси моно­фи­зит­ства; хотя прямых под­твер­жде­ний этой точки зрения нет, из моно­фи­зит­ских источ­ни­ков и из позд­ней­ших сви­де­тельств пра­во­славно-моно­фи­зит­ской поле­мики видно, что для моно­фи­зи­тов одно­пер­стие слу­жило аргу­мен­том в пользу моно­фи­зит­ства, что застав­ляло пра­во­слав­ных исполь­зо­вать двое­пер­стие в каче­стве контр­ар­гу­мента. Рас­про­стра­не­нию двое­пер­стия (имев­шему место не только в гре­че­ском мире, но и на Западе) должно было спо­соб­ство­вать и закреп­ле­ние его в ико­но­гра­фии (но не наобо­рот).

Зна­ме­ни­тый пример исполь­зо­ва­ния паль­цев руки в бого­слов­ской дис­кус­сии — выступ­ле­ние свт. Меле­тия Антио­хий­ского на Антио­хий­ском Соборе 361 г. с обли­че­нием ари­ан­ства, когда он про­ил­лю­стри­ро­вал мысль о еди­но­су­щии Отца, Сына и Св. Духа путем раз­ги­ба­ния трех паль­цев руки и затем сги­ба­ния двух из них (много позд­нее на Руси этот пример сыграл опре­де­лен­ную роль в поле­мике вокруг двое­пер­стия, поскольку интер­пре­ти­ро­вался как сви­де­тель­ство об опре­де­лен­ном пер­сто­сло­же­нии, хотя из рас­сказа древ­них цер­ков­ных исто­ри­ков такой вывод сде­лать нельзя).

После рас­про­стра­не­ния двое­пер­стия его бого­слов­ское тол­ко­ва­ние как испо­ве­да­ния двух природ во Христе (что сим­во­ли­зи­руют соеди­нен­ные вместе ука­за­тель­ный и сред­ний пальцы) и одно­вре­менно тро­ич­но­сти Лиц Боже­ства (что сим­во­ли­зи­руют соеди­нен­ные вместе осталь­ные пальцы) стало в Визан­тии клас­си­че­ским. Тем не менее и после рас­про­стра­не­ния двое­пер­стия визан­тий­ская свя­то­оте­че­ская мысль про­дол­жала под­чер­ки­вать вто­ро­сте­пен­ность спо­соба пер­сто­сло­же­ния по отно­ше­нию к самому знаку креста, — напр., прп. Феодор Студит писал, что тот, кто изоб­ра­зит крест «хоть как-нибудь и [даже] одним только пер­стом, [тот] тотчас обра­щает в бег­ство враж­деб­ного демона» (Патро­ло­гия Миня).

Когда Русь кре­сти­лась в Пра­во­сла­вие, в Визан­тии была доста­точно рас­про­стра­нена тра­ди­ция кре­ститься двумя пер­стами, како­вой обычай пере­шел и на Русь. Около XIII в. в Визан­тии двое­пер­стие было вытес­нено трое­пер­стием. Первым ясным сви­де­тель­ством о трое­пер­стии у греков явля­ется т. н. Прение Пана­ги­ота с Ази­ми­том. Впро­чем, известны и более позд­ние сви­де­тель­ства о про­дол­же­нии быто­ва­ния у греков двое­пер­стия. Тем не менее со вре­ме­нем трое­пер­стие рас­про­стра­ни­лось в гре­че­ском мире повсе­местно (так, в Пида­ли­оне прп. Нико­дима Свя­то­горца, в ком­мен­та­рии на 91‑е прав. свт. Васи­лия Вели­кого, Д. упо­ми­на­ется как старая форма пер­сто­сло­же­ния), а имев­шие, оче­видно, место случаи сосу­ще­ство­ва­ния трое­пер­стия и двое­пер­стия нико­гда не вызы­вали споров и поле­мики, как это слу­чи­лось на Руси.

В силу отрыва Руси от Визан­тии, обычай совер­шать крест­ное зна­ме­ние тремя паль­цами не был введен на Руси до Никона. Ста­ро­веры, не зная ничего о даль­ней­шем раз­ви­тии цер­ков­ной куль­туры в Визан­тии, упорно дер­жа­лись за дву­пер­стие.

В каких ситу­а­циях сле­дует нала­гать на себя крест­ное зна­ме­ние?

Многие писа­тели Древ­ней Церкви гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти совер­шать крест­ное зна­ме­ние как можно чаще и в самых разных жиз­нен­ных ситу­а­циях. Согласно Тер­тул­ли­ану (“О венце война”.  § III), «при всяком входе и выходе, когда мы обу­ва­емся и оде­ва­емся, перед купа­ни­ями и при­е­мами пищи, зажи­гая ли све­тиль­ники, отходя ли ко сну, садясь ли или при­ни­ма­ясь за какое-либо дело, мы осе­няем свое чело крест­ным зна­ме­нием». Он же первым упо­ми­нает (“Посла­ние к жене”. Глава 5) хри­сти­ан­ский обычай кре­стить свою постель перед сном. А, напри­мер, сол­даты-хри­сти­ане, согласно Пру­ден­цию, кре­сти­лись перед боем (“Авре­лий Пру­ден­ций Кле­мент”). 

Когда впер­вые стали совер­шать крест­ное зна­ме­ние за бого­слу­же­нием?

В бого­слу­же­нии, по край­ней мере, начи­ная с III в., крест­ное зна­ме­ние исполь­зу­ется как свя­щен­но­слу­жи­те­лями при совер­ше­нии Таинств, так и всеми вер­ными в опре­де­лен­ные моменты службы. Уже Ориген сооб­щает о крест­ном зна­ме­нии перед нача­лом молитвы и чтения Свя­щен­ного Писа­ния (см. Selecta in Ezechielem). Во многих тра­ди­циях встре­ча­ется нало­же­ние «печати» на чело огла­ша­е­мых при под­го­товке к при­ня­тию кре­ще­ния или в каче­стве после­кре­щаль­ного signatio на ново­кре­ще­ных.

Совер­ша­лось ли в древ­но­сти крест­ное зна­ме­ние за тра­пе­зой?

Перед тра­пе­зой крест­ное зна­ме­ние всегда имело особое зна­че­ние. Как на Востоке, так и на Западе встре­ча­ются исто­рии о чудес­ном спа­се­нии при угрозе отрав­ле­ния ядом. Блж. Иоанн Мосх гово­рит, что Иулиан Бостр­ский трижды кре­сто­об­разно осенил пер­стом чашу со сло­вами: «Во имя Отца и Сына и Свя­того Духа» и, выпив тайно под­ме­шан­ный яд, остался невре­дим» (“О Иули­ане, епи­скопе Бостры”). Прп. Вене­дикт Нур­сий­ский, кото­рого также хотели отра­вить, «про­стерши руку, сделал над сосу­дом зна­ме­ние креста, и сосуд, долго до того вре­мени бывший в упо­треб­ле­нии, так рас­селся от этого зна­ме­ния, как будто бы вместо [нало­же­ния зна­ме­ния] креста святой муж бросил в него камень», сооб­щает св. Гри­го­рий Вели­кий (“Диа­логи”).

Нужно ли осе­нять себя крест­ным зна­ме­нием во время иску­ше­ний?

Святые отцы при­зы­вали нала­гать крест­ное зна­ме­ние при пре­одо­ле­нии разных стра­стей. Напри­мер, блж. Иеро­ним Стри­дон­ский упо­ми­нал совер­ше­ние крест­ного зна­ме­ния при печали и скорби о покой­ных, а свт. Иоанн Зла­то­уст учил: «Обидел ли кто тебя? Огради крест­ным зна­ме­нием грудь; вспомни все, что про­ис­хо­дило на Кресте – и все погас­нет» (Беседа 87). Однако чаще всего крест­ное зна­ме­ние упо­ми­на­ется, в том числе сщмч. Кипри­а­ном Кар­фа­ген­ским (“Книга о падщих”), в каче­стве неви­ди­мой печати, отго­ня­ю­щей диа­вола. Один из раз­де­лов «Апо­столь­ского пре­да­ния» сщмч. Иппо­лита Рим­ского подробно рас­кры­вает именно этот аспект крест­ного зна­ме­ния (“О крест­ном зна­ме­нии”). Но больше всего о борьбе с демо­нами с помо­щью крест­ного зна­ме­ния гово­рится в мона­ше­ской пись­мен­но­сти. В Житии прп. Анто­ния Вели­кого при­во­дится такое настав­ле­ние: «Демоны, гово­рит он, про­из­во­дят меч­та­ния для устра­ше­ния бояз­ли­вых. Посему запе­чат­лейте себя крест­ным зна­ме­нием и идите назад смело, демо­нам же предо­ставьте делать из себя посме­шище» (“Поуче­ния”). В житии свт. Гри­го­рия Чудо­творца, епи­скопа Неоке­са­рий­ского рас­ска­зы­ва­ется о том, как он, будучи вынуж­ден зано­че­вать в язы­че­ском храме, изгнал всех демо­нов, начер­тав крест­ное зна­ме­ние в воз­духе во время обыч­ных вечер­них молитв. К помощи крест­ного зна­ме­ния против демо­нов при­бе­гали даже неве­ру­ю­щие. Так, импе­ра­тор Юлиан Отступ­ник, уже отрек­шись от веры, одна­жды невольно пере­кре­стился, когда был испу­ган, пишет свт. Гри­го­рий Бого­слов (“Слово 4”).

Нужно ли осе­нять себя крест­ным зна­ме­нием, если вдруг ока­зался в непра­во­слав­ном храме?

Цер­ков­ные писа­тели IV–V вв. сооб­щают об обя­за­тель­ном нало­же­нии хри­сти­а­нами крест­ного зна­ме­ния при вынуж­ден­ном входе в язы­че­ский храм или сина­гогу. Напри­мер, свт. Иоанн Зла­то­уст (“Против иудеев”) пишет: «Как вой­дешь ты в сина­гогу? Если запе­чат­ле­ешь лицо свое [крест­ным зна­ме­нием], тотчас убежит вся вра­же­ская сила, оби­та­ю­щая в сина­гоге; а если не запе­чат­ле­ешь, то уже при самом входе ты бро­сишь свое оружие, и тогда диавол, нашедши тебя без­за­щит­ным и без­оруж­ным, при­чи­нит тебе мно­же­ство зла». Особое вни­ма­ние нало­же­нию крест­ного зна­ме­ния уде­ля­лось даже при пере­ходе из одного поме­ще­ния в другое внутри мона­стыря или храма во вре­мена прп. Колум­бана Люк­сей­ского (VI–VII вв.) в ирланд­ской мона­ше­ской тра­ди­ции, где за нена­ло­же­ние крест­ного зна­ме­ния даже преду­смат­ри­ва­лась епи­ти­мия.

Не счи­та­ется ли язы­че­ством вера в то, что после совер­ше­ния крест­ного зна­ме­ния можно исце­литься от того или иного недуга?

Упо­ми­на­ния о чудес­ных исце­ле­ниях после совер­ше­ния крест­ного зна­ме­ния встре­ча­ются, напри­мер, в мона­ше­ской пись­мен­но­сти. Так, подвиж­ник Петр «поло­жил свою руку на глаз боль­ного, изоб­ра­зил зна­ме­ние спа­си­тель­ного креста, и болезнь сразу исчезла», сооб­щает блж. Фео­до­рит Кир­ский (“Исто­рия бого­люб­цев”). Другой подвиж­ник, пишет блж. Фео­до­рит, – прп. Лимней – исце­лял с помо­щью крест­ного зна­ме­ния с при­зы­ва­нием имени Божия зме­и­ные укусы.

Что дать почи­тать чело­веку, не при­зна­ю­щему силу крест­ного зна­ме­ния?

Такому чело­веку можно, напри­мер, пред­ло­жить книгу «Тол­ко­ва­ние Канона на Воз­дви­же­ние Чест­наго и Живо­тво­ря­щаго Креста Гос­подня», тво­ре­ние свя­того Космы, состав­лено Нико­ди­мом Свя­то­гор­цем. Пере­вод с гре­че­ского под редак­цией про­фес­сора И. Н. Кор­сун­ского.

В чем отли­чие крест­ного зна­ме­ния у пра­во­слав­ных и като­ли­ков?

Пра­во­слав­ные для совер­ше­ния крест­ного зна­ме­ния скла­ды­вают три первые пальца правой руки (боль­шой, ука­за­тель­ный и сред­ний), а два других пальца при­ги­бают к ладони; после чего после­до­ва­тельно каса­ются лба, верх­ней части живота, пра­вого плеча, затем левого. Три сло­жен­ных вместе перста сим­во­ли­зи­руют Пре­свя­тую Троицу; сим­во­ли­че­ское зна­че­ние двух других паль­цев в разное время могло быть разным. Так, пер­во­на­чально у греков они вовсе ничего не озна­чали. Позд­нее, на Руси, под вли­я­нием поле­мики со ста­ро­об­ряд­цами (утвер­ждав­шими, что «нико­ни­яне из креста Хри­стова Христа упразд­нили») эти два пальца были пере­осмыс­лены как символ двух природ, соеди­нен­ных в Ипо­стаси Христа: Боже­ствен­ной и чело­ве­че­ской. Это тол­ко­ва­ние явля­ется сейчас самым рас­про­стра­нён­ным, хотя встре­ча­ются и другие (напри­мер, в Румын­ской церкви эти два пальца тол­ку­ются как символ Адама и Евы, при­па­да­ю­щих к Троице). Рука, изоб­ра­жая крест, каса­ется сна­чала пра­вого плеча, потом левого, что сим­во­ли­зи­рует тра­ди­ци­он­ное для хри­сти­ан­ства про­ти­во­по­став­ле­ние правой сто­роны как места спа­сён­ных и левой как места поги­ба­ю­щих (Мф.25:31–46). Таким обра­зом, под­нося руку сна­чала к пра­вому, затем к левому плечу, хри­сти­а­нин просит при­чис­лить его к участи спа­сён­ных и изба­вить от участи поги­ба­ю­щих.

Наи­бо­лее при­ня­тый и рас­про­стра­нен­ный вари­ант в като­ли­че­ском мире – совер­ше­ние крест­ного зна­ме­ния пятью паль­цами, откры­той ладо­нью, слева направо, в память о пяти ранах на теле Христа.

Когда крест­ное зна­ме­ние сле­дует и не сле­дует совер­шать на бого­слу­же­нии?

В совре­мен­ной прак­тике Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви крест­ное зна­ме­ние обя­за­тельно совер­ша­ется при бла­го­сло­ве­нии свя­щен­ным пред­ме­том — Еван­ге­лием, Кре­стом или Чашей. Также при­нято осе­нять себя крест­ным зна­ме­нием при чтении или пении «При­и­дите, покло­нимся», Три­свя­того, в начале и при окон­ча­нии чтения Свя­щен­ного Писа­ния, на «Алли­луия», при чтении и пении Сим­вола веры, на отпу­сте. Обычай кре­ститься во время каж­дого из про­ше­ний раз­лич­ных екте­ний не явля­ется устав­ным (в гре­че­ской и древ­не­рус­ской тра­ди­циях он не встре­ча­ется). Крест­ное зна­ме­ние совер­ша­ется при про­хож­де­нии по храму напро­тив Цар­ских врат. Кре­стятся при постав­ле­нии свечи на под­свеч­ник перед иконой, перед при­кла­ды­ва­нием к иконе, перед потреб­ле­нием просфор. Кре­ститься не поло­жено во время архи­ерей­ского или иерей­ского при­вет­ствия «Мир всем» или иных воз­гла­сов, сопро­вож­да­е­мых бла­го­сло­ве­нием народа рукой. Крест­ное зна­ме­ние не совер­ша­ется во время чтения или пения псал­мов и стихир, запре­щено кре­ститься при под­ходе к Святой Чаше для При­ча­ще­ния. Крест­ное зна­ме­ние в опре­де­лен­ных слу­чаях соче­та­ется с покло­нами, но при этом они не должны совер­шаться одно­вре­менно с крест­ным зна­ме­нием.

На иконах Иисус Хри­стос или какой-либо святой порой изоб­ра­жа­ются, скла­ды­ва­ю­щими пальцы в особом пер­сто­сло­же­нии. Как это пони­мать?

Не только Иисус Хри­стос или святые на иконах скла­ды­вают пальцы в особом пер­сто­сло­же­нии, име­ну­е­мом име­но­слов­ным. Так делает и пра­во­слав­ный свя­щен­ник, бла­го­слов­ляя людей или пред­меты. Счи­та­ется, что пальцы, сло­жен­ные таким обра­зом, изоб­ра­жают буквы ІСХС, из кото­рых потом надо сло­жить ІС ХС и мыс­ленно при­ба­вить титло, чтобы полу­чи­лось имя Иисус Хри­стос – І͠С Х͠С (Ιησούς Χριστός) в древ­не­гре­че­ском напи­са­нии. При бла­го­сло­ве­нии руку при начер­та­нии попе­реч­ной линии креста ведут сна­чала налево (отно­си­тельно пре­по­да­ю­щего бла­го­сло­ве­ние), потом направо, то есть, у чело­века, бла­го­слов­ля­е­мого таким обра­зом, сна­чала осе­ня­ется правое плечо, потом левое. Архи­ерей имеет право пре­по­да­вать бла­го­сло­ве­ние сразу двумя руками.

Почему на иконах Хри­стос или какой-либо святой изоб­ра­жены с двое­пер­стием?

В пра­во­слав­ной ико­но­гра­фии рука, сло­жен­ная в крест­ное зна­ме­ние, явля­ется рас­про­стра­нен­ным эле­мен­том. В ходе поле­мики 2‑й поло­вины XVII – начала XX веков по вопросу двое­пер­стия как его сто­рон­ники, так и его про­тив­ники нередко ссы­ла­лись на те или иные ран­не­хри­сти­ан­ские и визан­тий­ские ико­но­гра­фи­че­ские изоб­ра­же­ния. В очень боль­шой сте­пени широ­кое исполь­зо­ва­ние древ­них хри­сти­ан­ских изоб­ра­же­ний в целях апо­ло­гии двое­пер­стия было вызвано тем, что в позд­ней­шей прак­тике, сохра­няв­шейся на Руси до реформ пат­ри­арха Никона, и при совер­ше­нии крест­ного зна­ме­ния, и при свя­щен­ни­че­ском (или епи­скоп­ском) бла­го­сло­ве­нии упо­треб­ля­лось одно и то же двое­пер­стие, поэтому любые изоб­ра­же­ния Гос­пода Иисуса Христа или святых с под­ня­той рукой и пер­сто­сло­же­нием, сход­ным с двое­пер­стием, вос­при­ни­ма­лись как одно­знач­ное сви­де­тель­ство о двое­пер­стии (т. е., иными сло­вами, как изоб­ра­же­ния бла­го­сло­ве­ния с исполь­зо­ва­нием двое­пер­стия; необ­хо­димо отме­тить, что соб­ственно крест­ное зна­ме­ние в ико­но­гра­фии встре­ча­ется редко). Впро­чем, наряду с двое­пер­стием в ико­но­гра­фии Гос­пода Иисуса Христа и святых часто встре­ча­ются и иные формы пер­сто­сло­же­ния – просто рас­кры­тая ладонь, вытя­ну­тый ука­за­тель­ный палец и т. н. ора­тор­ский жест (когда все пальцы, кроме боль­шого и безы­мян­ного, вытя­нуты, а эти два сло­жены вместе), вос­хо­дя­щий, как думает немало ученых, к антич­ной тра­ди­ции; воз­ник­но­ве­ние двое­пер­стия в ико­но­гра­фии нередко свя­зы­вали с упо­мя­ну­тым ора­тор­ским жестом. Однако такой подход к двое­пер­стию в ико­но­гра­фии, когда оно отож­деств­ля­ется с двое­перст­ным пер­сто­сло­же­нием при бла­го­сло­ве­нии (и тем более крест­ном зна­ме­нии), неве­рен. Двое­пер­стие в ико­но­гра­фии Гос­пода Иисуса Христа (а затем и святых) свя­зано с т. н. жестом вели­чия, состо­яв­шем в под­ня­тии руки с разо­гну­тыми и соеди­нен­ными вместе ука­за­тель­ным и сред­ним паль­цами и согну­тыми осталь­ными (т. е. внешне сов­па­дав­шем с двое­пер­стием), кото­рый вос­хо­дит к дохри­сти­ан­ской рим­ской тра­ди­ции, где изоб­ра­жался в каче­стве знака три­умфа. Так, одно из самых ранних изоб­ра­же­ний Христа с жестом вели­чия (оши­бочно отож­деств­ля­е­мым поле­ми­стами с двое­пер­стием) в сюжете «Вход Гос­по­день в Иеру­са­лим» на сар­ко­фаге Адель­фии; сим­во­лика жеста состоит не в дву­перст­ном бла­го­сло­ве­нии Хри­стом жите­лей Иеру­са­лима, а в том, что Он изоб­ра­жен вхо­дя­щим в Святой град как Побе­ди­тель и истин­ный Царь. Позд­нее жест вели­чия, как и другие рим­ские атри­буты (пре­стол, клавы и др.), ста­но­вится обыч­ным эле­мен­том изоб­ра­же­ний Гос­пода Иисуса Христа во славе. При этом, сле­дует иметь в виду, суще­ствует немало типов изоб­ра­же­ний Гос­пода Иисуса Христа, на кото­рых упо­мя­ну­тый жест сим­во­ли­зи­рует бла­го­сло­ве­ние.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки