Как я стал верующим <br><span class=bg_bpub_book_author>Диакон Максим Довбенко</span>

Как я стал верующим
Диакон Максим Довбенко

Диакон Максим Довбенко, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы г. Владивостока.

Часть 1

Не раз меня просили написать на эту тему, но все было некогда. А сегодня мой день рождения (35 лет) и почему бы не попробовать ради своих дорогих подписчиков не написать об этом пару слов? Думаю, читателю канала будет интересно почитать путь воцерковления самого автора.

Как я стал верующим
Вот я, похож?))
Как я стал верующим
А здесь? Я слева.

С чего начать повествование сие…? До 16-ти лет я даже не задумывался о вечных вопросах бытия. В школе мне нравились точные предметы (алгебра, геометрия, черчение и т.д.), а там эти вопросы не ставятся. Честно, не любил литературу, русский, историю. Домашнее задание по этим предметам выполнял лишь так, чтобы в четверти не было троек, иначе, родители не отпустят гулять на каникулах, а это был серьезный мотиватор.

– Сходим в храм? – прозвучал голос матери шестнадцатилетнего подростка.

– Храм? Что я там забыл? – удивленно ответил я. – Ишь, ты, храм! Смешно!

Мать не настаивала, она и сама только недавно начала в него ходить, ее пригласила подружка по институту. Шло время и в какой-то из воскресных дней я, любопытства ради, подумал: «Храм…ну он же зачем-то стоит, ну зачем? Зачем люди в него ходят? Только ради интереса схожу!»

Шла непонятная служба (это была Божественная литургия), я стоял, пытался вникнуть в произносимые священником и хором слова, но безуспешно. Когда все крестились, крестился и я, иногда не попадал. Даже пословицу придумал «Кто не знает, когда нужно креститься, у тех очень часто чешется нос» в том смысле, что ты поднял руку для крестного знамени, но поднял ее только ты и тогда делаешь вид, что зачесалось. «Понятное» началось в конце службы. Вышел священник и наконец начал «нормальным» языком что-то говорить. Говорил он о смерти, о вечной жизни, о Боге… Интересно! «Ну правда интересно говорит!» – подумал я. Ни разу я не задумывался о конечности этой земной жизни и, особенно, о каком-то продолжении бытия после нее. Мне не показалась речь священника какой-то сказкой, его слова вселяли убеждение. Я ранее говорил, что обожал геометрию, мне нравилось доказывать ее теоремы и здесь было все так логично… Мое сердце отозвалось на эту проповедь. Я начал похаживать в храм.

Через некоторое время мой максимализм привел меня к тому, что я подошел к батюшке и сказал: «Хочу быть священником!»  Я уже и не помню мотивы моего желания, но это было какое-то светлое стремление служения людям.

– Не так быстро – последовал ответ. – Хочешь проверить твердость своих намерений?

– Да – ответил я.

– У нас во Владивостоке есть мужской монастырь, хочешь, можешь испытать свое намерение там. Поживи там пол года и посмотришь: твое или нет.

– Согласен – прозвучал мой ответ.

К тому времени я закончил 10-й класс. Что я делаю: я перевожусь в другую школу, которая позволит мне закончить 11-й класс экстерном и уезжаю в монастырь. Все просто!)) Я уже не помню многих обстоятельств, но я помню ту решительность. Может за это, а не из-за праведности моей, Господь открыл мне Себя. До праведности было ооочень далеко. Я не был подонком, был добр, справедлив, но поведение «два» в дневнике было почти всегда, с 14-ти начал курить.

И тут, помню, осень, я плыву на пароме на остров Русский (моста еще не было) в монастырь… Ветер, желтая опавшая листва, незнакомые люди в черных одеяниях, я и родители, уходящие вдаль после сопровождения. Жутко было…))

Распорядок дня был примерно таков (могу где-то ошибиться):

5:30 – подъем, утреннее правило

8:00 – завтрак

9:00 – 13:00 – работа (стройка, помощь на кухне, заготовка дров и т.д.)

14:00 – обед

15:00 – 18:00 – опять работа

19:00 – Ужин

20:00 – молитвенное правило

23:00 – отбой

Сначала было тяжело, но потом привык. Познакомился с библиотекарем. Он рассказывал мне о вере, давал что-то почитать, но больше всего мне нравилось слушать проповеди игумена Никона и церковные песнопения под исон послушника Сергия (нынешнего игумена монастыря отца Климента). Проповеди игумена меня просто завораживали. Слышать их было каким-то неземным удовольствием. Ровная, монотонная речь несла в себе какую-то неведомую силу, благодать, наполняющую тебя всего изнутри. Ее, мне кажется, я мог слушать вечно. А витиеватые песнопения бывшего солиста группы «Овод» до слез умиляли сердце.

В молитве, в труде, в искренности сердца, в стремлении познать истину и идти за ней куда бы то ни было, в чтении, в слушании проповедей и посещении богослужений Господь дал мне почувствовать Его живое присутствие, Его любовь к человеку, Его благодать. Это настолько дивное состояние, что оно напрочь затмило во мне желания всех греховных удовольствий мира.

Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас;
возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим. (Мф.11:28-29)

Да, да, вот этот покой я ощутил на себе, мне кажется, во всей полноте. Месяцы, проведенные в монастыре, я могу назвать одними из самых лучших дней моей жизни.

Помню, у меня всё возникал вопрос: «Ну что там какое-то Царство Небесное? Что там может быть?» Вот здесь (на земле) есть, например, автомобили…, а я мечтал о машине! Для меня, подростка, Царство Небесное – это было вырасти, получить права, купить автомобиль и вдоволь кататься! Ммм…)) И вот в этой внутренней борьбе земного и небесного мне снится сон, где я нахожусь где-то высоко над землей. Я ничего не слышал, не видел, но только чистое, чистое небо и я как бы поднимаюсь вверх по невидимым ступеням и чем выше я поднимаюсь, тем мне радостнее, спокойнее на душе. Там я ощутил непередаваемую любовь и блаженство, и, что интересно, что я и там помнил об автомобиле, но этот мой вожделенный предмет казался такой мелочью… После этого сна я уже никогда не задавал себе подобных вопросов.

Когда я уехал с монастыря, то долго еще не мог привыкнуть к шуму города, к его суете, к его пропаганде об одних удовольствиях и т.д. Мне было это настолько чуждо, что мне даже хотелось вернуться, но меня ждала иная жизнь. 11-й класс я закончил без проблем. Меня даже похвалили за хорошую учебу и выходя за аттестатом мне аплодировали иные выпускники (видимо за помощь им в математике на итоговом экзамене).)) Началась подготовка к университету на кафедру «Теологии» Ее мне предложил все тот же священник. Я поступил на бюджет и поступил абсолютно верующим человеком!

На этом, наверное, заканчивается моя «блаженная» жизнь с Богом и начинает другая, но о ней читайте уже в другом выпуске.))

Примечание:

Необязательно уходить в монастырь навсегда. Можно месяц, другой просто поработать там в качестве трудника, а потом вернуться к прежним делам. Конечно, такая возможность есть не у всех, но просто имейте в виду. В суете мира, порой, тяжело понять: чего мы хотим от жизни? Молитва и труд – основа монастырской деятельности, молчание, беседа с духовником монастыря могут поменять ценности, понять смысл жизни, познать в чем настоящая радость и т.д.

Никто не имеет права принуждать вас принимать монашество. Игумен монастыря, расписывая все прелести монастырской жизни, может склонять вас «уйти из мира», но выбор всегда остается за вами. Принуждения никакого быть не должно! Ни в коем случае нельзя принимать монашество с точки зрения романтики (ношение черных одеяний и т.д.), безответной любви (не получилось с одним, всегда получится с другим), отсутствие карьеры в миру и т.п. Единственная причина – желание стремиться к Богу, без желания иметь семью. Если человека уговорят принять «ангельский образ» рассказывая о монашеской романтике, а он хотел иметь семью, то вскоре может случится трагедия: монах, давший Богу обеты послушания, безбрачия, нестяжания, возвращается в мир, попирая свои обеты. Такие случаи были.

Несколько видеороликов о нынешнем настоятеле монастыря игумене Клименте (бывшем рок-музыканте группы «Овод»)

https://www.youtube.com/watch?v=U70WTWtww7k

Часть 2. Падение.

Итак, мы закончили на том, что я после монастыря закончил 11-й класс и поступил на бюджет на кафедру теологии и религиоведения в ДВГУ.

В монастыре была практика, а институт – это, все-таки, теория. Мне, как человеку с техническим складом ума, гуманитарий давался сложно. В математике все просто: 2+2=4, а читаешь какую-нибудь философию Фридриха Ницше и ты не можешь ничего вычленить, разложить по полочкам, один гольный текст, наполненный непонятной терминологией. Плюс ко всему этому, у меня не было достаточной базы и опыта в постижении гуманитарных наук. Я говорил, что литературу, историю и т.д. сдавал в школе так, чтобы лишь бы получить хорошую оценку, а что в голове – не важно! До воцерковления я видел свой путь в или экономике, или в архитектуре, или в инженерии, но никак не в философии, истории или религиоведении.

Совет: не учитесь ради оценок, главное – знания.

И может разобрался бы, может стал бы гуманитарием, но злую шутку со мной сыграла любовь!)) Первый раз я «по уши» влюбился в одну девушку. Я ждал ее электричку, чтобы вместе поехать на пары, искал ее по вагонам, а найдя, говорил, что чисто случайно оказался здесь. Чисто случайно несколько раз подряд!))) Мы разговаривали, смеялись, иногда гуляли, но от нее я не чувствовал взаимности, а сам стал просто одержим ею. Врагу не пожелаю такого состояния. Мне стало совсем не до учебы, все мысли были о ней. И в один прекрасный день ко мне подошел один студент, который поступил в университет, лишь бы поступить, без всяких ответов себе: «Зачем?»))

– Что грустишь? Может выпьем? – непринужденно спросил он.

– С удовольствием! – ответил я.

Мы пили везде: на улице, тайком в университете, а отчислили меня за курение на территории университета! За курение на территории института, Карл!))) Мне было все-равно! Сразу оговорюсь, что я никого не виню, кроме себя, в эти годы ты мало думаешь о последствиях, играют эмоции.

Уходя в армию, я радовался! Шел 2006 год. На гражданке, с одной стороны – «пилящие» за учебу родители, с другой – непонятный факультет, с третьей – внутренняя боль от этой невзаимной любви, а тут что-то новое, необычное. Свобода! И действительно, думать о чем-то, что осталось за армейским забором было иногда некогда. Если у парня «рвет крышу», армия вылечит этот недуг.)) Помню, нас привезли на полигон на прополку его от небольших деревьев, которые уже успели вырасти и мешали его функционированию. После, мне казалось, верни меня обратно в детство к бабушке на дачу, я бы ей все огороды вспахал, ведь это такая мелочь!)

Как я стал верующим
Моя бабушка и я

В армии было некогда скучать, предаваться любовным лирам, там думаешь: где бы что съесть!)) Поначалу, первые дни, мы все были избирательны в пище: перловку я не ем, суп не вкусный и т.д. Через неделю мы ели всё, а наряд по столовой – это как попадание в мусульманский рай, где наконец-то неограниченное количество еды, в нашем случае: хлеба, каши, овощей и, бывало, омлета!) Ммм…))

Просто представьте. Проходит месяц или два службы, у нас присяга и ко мне приезжают родители. По моей просьбе они привозят конфеты. Да, там жуткая тоска по сладкому. Чтобы поделиться с сослуживцами и притом остаться в живых от натиска желающих полакомиться, мне пришлось встать в угол лицом к стене и через себя бросать конфеты назад. Конфеты, думаю, на пол не падали.)) В первые пол года службы мы делили сосательную конфету на троих. Представляете?)) На гражданке она мне и даром не нужна, а там тоска по этому. Почему? Не знаю.

Помню (прошло уже около месяцев 5 службы), идем мы с рабочки, все уставшие, голодные (это было в Хабаровске), вдали КПП и возле него стоят гражданские. Думаю, вот было бы здорово, если и мои были там, так хотелось их увидеть и вдруг из силуэтов людей я вижу мать! Среди гражданских возле КПП стояла моя мама!

Как я стал верующим
мне здесь 6 месяцев

Как я стал верующим

Я не поверил глазам, а когда поверил, то просто обалдел, я так был рад ее видеть! Меня отпустили в увольнение и я почти сутки был, как гражданский человек. Единственное, что меня отличало от них, это дикое желание дембельской каши!)) Кто не знает, это тертое печенье, перемешанное со сгущенным молоком.

Выезд на полигон – любимое, в кавычках, время, когда вначале 30 человек со всем имуществом 5 часов едут в кузове «резинового» ЗИЛа, где у тебя отекает все что можно, а потом, на протяжении нескольких недель, тебя ждет палаточная жизнь и нужно искать дрова для отопления. Полигон стоит не первый год и в радиусе километра все что можно, из сухостоя, уже сожгли, надо идти дальше!)) И, помню, ты идешь с огромным бревном на плече по заснеженному по колена лесу и, иногда падая, радуешься жизни. Большая радость была только от учений, когда при температуре минус 25 градусов ты без варежек должен выполнить стрельбу из АК-74. Руки в восторге! Особенно, они в восторге были таскать ящики с боеприпасами за такие маааленькие, тоненькие, металлические ручки, которые просто врезаются в руку. Короче, не жизнь, а сказка!)

Все это, я пишу не для того, чтобы как-то дискредитировать армию, нет. Так и должно быть. В армии ты учишься быть сильным, неизнеженным. Защита Родины не происходит в тепличных условиях.

Там у меня появилось много друзей. Помню, один парень подвергся буллингу со стороны сослуживцев, я подошел к нему и протянул Библию, говоря, что в Том о Ком в ней написано, он всегда найдет поддержку. Он взял. Это было еще в учебке, мы были, как говориться, «духами». Потом нас распределили по частям, я сначала был в одной части, потом на пересылке в другой и там в столовой я встретил его. Он очень тепло меня встретил, спросил, что мне нужно (видимо там он занял неплохое положение), протянул мне пачку хороших сигарет, что там было в большом дефиците. До сих пор помню этот момент (до слез), как добро всегда возвращается. А были и другие кадры, которые бравируя своей выслугой лет или силой, устраивали беспредел. Думаете, кто-то их вспоминает добрым словом? Увы! Помню один дембель называл меня Иисусом (видимо из-за моей набожности), но я не откликался, я ведь не Иисус.)) Неповиновение «деду» его раздражало!)) Пару фото:

Как я стал верующим
слева
Как я стал верующим
третий слева

Два года (2006-2008) срочной службы дали мне остыть, повзрослеть, все забыть и снова радоваться жизни. Однако, армия – не монастырь, духовно я там не напитался. Помню, у меня был блокнот с армейскими стишками. Мат через каждое слово и, что странно, я разучился видеть в этом что-то плохое. В армии мат – это нормально, многие предметы или действия уже и не помнились, как звучат по-русски. Мат заменял целые предложения и заменял очень эффективно!))

После увольнения в запас, я поступил в другой университет на деревообработку, также на бюджет. Однако, чувствую, – не мое! Не мое всё это! Не закончил. Когда-то прикоснувшись к Благодати Божией, я хотел служить Ей, служить Церкви, говорить людям о Боге и т. д. И, если до воцерковления мне хотелось быть экономистом, иметь бизнес и т.д., то после, мне не хотелось уже быть ни им, ни летчиком, ни плотником, ни инженером, ни строителем, никем. Почему я пошел на «дерево», а не в семинарию или обратно на теологию – не знаю. Видимо, за эти годы у меня остались лишь воспоминания о той Благодати, которую я, как мне кажется, уже растерял и идти по этому пути мне было уже как-то неловко.

Три года (2008-2011) я работал в разных сферах. Мирская жизнь, мирские друзья, в храм ходил редко, но конец всему этому положила авария. Была ночь, я спал на заднем сидении, когда наш водитель несся на скорости 180 км/ч и, не войдя в поворот, улетел прямо в кювет. От удара об дерево машину закрутило и я через боковое окно вылетел из автомобиля в кусты. Приехавшая полиция и скорая не могли поверить глазам, что …

На этом моменте заканчивается моя жизнь вне Церкви и начинается другая, поэтому продолжение следует.))

Часть 3. Возвращение блудного сына.

Из конца второй части:

Три года (2008-2011) я работал в разных сферах. Мирская жизнь, мирские друзья, в храм ходил редко, но конец всему этому положила авария. Была ночь, я спал на заднем сидении, когда водитель несся на скорости 180 км/ч и, не войдя в поворот, улетел прямо в кювет. От удара о дерево машину закрутило и я, через боковое окно, вылетел из автомобиля в кусты. Приехавшая полиция и скорая не могли поверить глазам, что …

За три года до этого:

Я уроженец Владивостока и до армии жил с семьей там, но во время армейской службы мои родители арендовали у знакомых дом в селе Каменушка (под Уссурийском) и переехали на время туда. У них был свой бизнес и место жительства для них не имело значения, а двухэтажный дом был намного просторнее квартиры.

Жить в селе и участвовать в семейном деле (изготовление одежды для новорожденных) меня не привлекло, мне 20 лет и хочется независимости, самостоятельности, хочется доказать и себе, и родителям, что я уже не маленький мальчик и сам волен устраивать свою жизнь. Мои пути с родителями расходятся, и я стал самостоятельно «крутиться» во Владивостоке. Жить в родительской Владивостокской квартире или у бабушки, которая также жила в этом городе – значит признать зависимость, а я хотел все сам. Просто сам, просто с нуля. Мне надоели нравоучения, контроль, хотелось свободы!

Все, что описано будет ниже, об этом родители не знали, иначе они бы меня просто забрали в свое уютное гнездышко, а я не хотел этого. Я хотел доказать, что вырос и сам могу решать свои проблемы.

Куда идти, когда у тебя 10 рублей в кармане и нет образования (ты – студент-заочник специальности «деревообработка»)? Туда, где хотя бы кормят!) Устроился официантом. Целый день: с утра до позднего вечера ты обслуживаешь столики, а ночью… Иногда останавливался у давнишнего школьного друга, иногда у другого, иногда, когда некуда было пойти, просто гулял всю ночь, утром садился в автобус, спал пару кругов его маршрута и снова на работу. Так продолжалось месяц. Появилась первая зарплата, встретил старых знакомых, стали с ними снимать гостинку на четверых. Помню, снимали в криминальном районе, там было дешевле. Это сейчас там находится Мариинский театр Приморская сцена, а тогда улица Надибаидзе считалась отшибом города и порой приходилось проявлять смекалку, чтобы не оказаться втянутым в постоянные в том районе разборки и драки. Прошло еще время, и я уже смог снимать комнату самостоятельно. Подрабатывал барменом, продавал диски, работал охранником, фактуровщиком. И, знаете, жизнь «пошла» в гору. Я уже мог позволить себе снимать не комнату, а квартиру, учиться на вышесказанную профессию и спокойно жить. Наверное, сейчас бы работал в какой-нибудь деревообрабатывающей фирме или еще где-то, но ранее я говорил, что после монастыря, где-то в глубине, хотелось иного.

Тем временем, у родителей зрела мысль переезда. Почему-то их умы пленил город Белгород. Не особо помню причину, но там для них раскрывались какие-то духовные перспективы и в это духовное будущее они звали и меня. «А почему бы и нет?» – подумал я. То, что я хотел доказать и самому себе, и родителям, я доказал, надо идти к мечте. Я бросаю работу, забираю документы с университета и возвращаюсь в «родное» село. Переезд планировался не сразу и у меня было время просто отдохнуть. От нечего делать, я ходил в Дом культуры села, участвовал в сельских мероприятиях, пел, был ведущим на концертах и т.д. Там же я познакомился с ней…

В ожидании выхода на танец, в стороне от общего молодежного дурачества стояла юная девочка. Ее взгляд, поведение, образ выдавали в ней и мудрость, и стать, и чистоту. Звали ее Екатерина.

Как я стал верующим

Мы начали общаться, а позже исполнили на очередном концерте парный танец, заканчивающийся свадебным маршем Мендельсона. Кто бы мог подумать, что это будет так пророчески.

Она не была верующей, но я был для нее интересен. Я был интересен!!! Не в том плане, что до нее я был неинтересен никому, нет.)) На «земном» уровне в общении с женским полом у меня все было отлично: со мной было интересно, весело, задорно, но как только речь заходила о чем-то духовном, божественном, вечном, то те, с кем я пытался завести общение, дружбу или еще что-то, оказывались от этого далеки и абсолютно невосприимчивы. В принципе, это было ожидаемо, ведь подруг во Владивостоке я искал далеко не в Церкви.))) А тут тоже не в Церкви, но есть интерес!

Она была далека от корысти. Ей, как и мне когда-то, была интересна мысль об истине, и она была бы готова идти за ней, если бы нашла. В ее свободные уши я «вливал» все, что у меня накопилось за годы моего воцерковления, она слушала. Честно, я думал, что ее родители меня прогонят, я был старше ее на 8 лет, но они приняли меня. Позже, мы начали встречаться. До свадьбы у нас не было никакой интимной жизни, общались как брат и сестра.

Как я стал верующим

Как я стал верующим
фото за день до аварии

День, мы гуляем по Уссурийску, а ночью, проводив свою девушку домой, я буду коротать время в компании сельских ребят на арендованной мною машине, которую взял, чтобы покатать возлюбленную. Будет поздно, я захочу вздремнуть на заднем сидении, оставив двоим своим товарищам возможность сидеть в машине и слушать музыку, но у них созреет иной план – довести третье лицо от Каменушки до Уссурийска без моего ведома. Дальше вы знаете.

Как я стал верующим

Как я стал верующим

На скорости 180 км/ч и, не войдя в поворот, мы улетели прямо в кювет. От удара о дерево машину закрутило и я, через боковое окно, вылетел из автомобиля в кусты. Приехавшая полиция и скорая не могли поверить глазам, что несмотря на груду хлама, что осталась от машины, все четверо остались живы и невредимы. По их словам, такого в их практике еще не было.

Думаете, водитель понес убытки? Нет, его «отмазал» какой-то богатенький родственник. Долг за авто пал на мои плечи, точнее на плечи родителей (у меня на тот момент не было столько денег). Пришлось расплатиться деньгами, которые были предназначены на переезд, поездка в Белгород отменилась. Да, я и второй пассажир, позже рассчитались с родителями за авто, сумма не была большой, машина была старенькая, но, как мы поняли в будущем, авария даже стала неким благоприятным знаком остаться. До сих пор вся моя семья рада, что поездка сорвалась.

Авария стала переломным моментом, где я усвоил один важный урок. В моей беде со мною остались только мои родители и моя девушка – всё! Знаете, иногда мы меняем жен, мужей, родителей на типа друзей, типа братство. На своем опыте убедился, что в трудную минуту вся эта «братская» мишура исчезает, как дым и с тобою остаются только те, кого ты, грубо говоря, любил не ценить. Парни, девушки, берегите своих вторых половинок и почитайте своих родителей.

Кстати, по некоторым данным, тот, кто «отмазал» нашего горе-водителя, вместе с ним как-то поехал на грузовике за дровами, где опять за рулем был он. Опять тот не справился с управлением, перевернулся и на этот раз уже погубил своего покровителя. «Мутная» история, не вникал в нее. Его самого участь была не лучше: решил в шутку повеситься, но повесился всерьез. Просто ужастик какой-то…

Тем временем, после аварии, в Уссурийский храм требуется пономарь. Пономарь – человек, отвечающий за порядок в алтаре, за организацию богослужения в храме. Это был мой шанс. Я согласился, мне было все-равно кем, главное – с Богом. Екатерина была не против. Это был 2011 год. Во Владивостоке я стремился к земной стабильности и постепенно достиг бы ее, а здесь полная неизвестность и опять все заново. Однако, уже в любимой отрасли.

Как я стал верующим

Примерно таким (фото выше) я пришел в храм. Не особо церковный вид, правда?))

Когда я впервые зашел в алтарь (самая восточная часть храма) у меня от благоговения тряслись колени.)) Это было, как некое возвращение блудного сына к Отцу. Помню эту песню, послушайте:

А на словах этой песни: «Сколько раз я, Отец, про Тебя забывал, сколько раз падал я, сколько Ты поднимал, сколько раз падал я, сколько Ты поднимал!» из моих глаз текли слезы. Действительно, сколько раз падал я в грехи и сколько раз Господь прощал меня, помогал мне, не уничтожил меня, не стер с лица земли…

И постепенно, благодаря службе в храме, выжженная как пустыня душа, когда-то чающая служения Творцу, постепенно начинает расцветать. Мои разговоры с любимой не пропали даром, Екатерина также уверовала в Бога и тоже начала посещать храм. Наша любовь стала не смотрением друг на друга, а взглядом в одно направление – к Богу. Екатерина, в будущем, станем даже более ответственной в духовной жизни, более благоговейной, чем я, и теперь она уже будет где-то молитвою и добрым советом помогать мне меняться к лучшему. Сколько она пережила…))) Парни, мужчины, ваши вторые половинки – это ваш надежный тыл, берегите его.

Как я стал верующим
Я – пономарь.

Да, поначалу было тяжело, нужно было вникнуть в службу, в обширный список обязанностей. Помню, мы гуляли с Катей по парку и я просто заснул от усталости, склонив свою голову ей на колени, а она смиренно ждала моего пробуждения.

В 2014 году мы поженились.

Как я стал верующим

Как я стал верующим

Как я стал верующим

Как я стал верующим
Венчание

Помните, во второй части я писал о невзаимной любви? Такое случается со многими и, кажется, жизнь теряет смысл, некоторые отчаянные подростки заканчивают жизнь самоубийством и т.д. Стоп! Нужно просто понять, что значит этот человек – не твоё. Бог предусмотрел для тебя нечто лучшее, как это произошло и в моем случае. Да, я долгое время был один, я не мог найти себе девушку по душе, но это случилось, и я безумно рад, что когда-то родителей «занесло» в это судьбоносное для меня село.

Служа в храме, я поступил заочно во Владивостокское духовное училище, а через три года пономарства, в 2014 году был рукоположен митрополитом Владивостокским и Приморским Вениамином в сан диакона.

Как я стал верующим

Как я стал верующим

Как я стал верующим

В 2019 году закончил и Хабаровскую духовную семинарию (высшее духовное образование).

На пути моего возвращения много чего было. Были и моменты, когда хотелось все бросить и уйти из пономарства обратно в мир. Почему? Искушения. Хотелось видеть в Церкви идеальную атмосферу и не сразу осознаешь, что все неидеальное – это причина того, что в нее вхожи обычные люди, которые также могут быть подвержены каким-то слабостям.

Учение Церкви, ее Таинства святы и непорочны, однако, в этом грешном мире, храм – это не райский островок, а больница для желающих выздороветь духовно и в этой больнице ты также сталкиваешься с грехом. Это нужно понять. Я писал, читайте: В храме не очаровывайся.

Мы идем ко Христу, а не к людям и не все, что мы, порой, слышим, видим, что от нас требуют – имеет отношение к учению Церкви. Нужно уметь отделять зерна от плевел, где-то смирится, где-то промолчать. Где бы я был сейчас, если бы диавольские искушения, которые только и норовят выдворить тебя из храма, победили? Я бы не был диаконом. Жизненные ситуации, как погода. Да, сегодня и пасмурно, и дождь, и гроза, но за ними всегда будет и солнце, и свежий ветерок и все это – полезно! Храм несомненно меняет людей к лучшему.

Тогда Иисус сказал двенадцати (ученикам): не хотите ли и вы отойти?
Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни:
и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живого. (Ин.6:67-69)
Я (Господь) создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее. (Мф.16:18)

Я знаю тех, кто не выдержал испытаний, они ушли из храма, но их внутренние колебания, нестроения прошли, а выбор, увы, уже был сделан. Вот оно, понятие о подставлении второй щеки. Человек, не реагируй на искушения мгновенным взаимным ударом. Подожди, остынь, взвесь и может ты увидишь, что не все так плохо? Войти в ситуацию оскорбившего тебя, может виноват ты сам? Поговори с обидчиком, не спеши хлопать дверью!

В 2018 году меня постигло еще одно испытание. Магнитно-резонансная томография (МРТ) показала у меня опухоль головного мозга, но об этом в другом посте.

В 2020 году меня перевели из Уссурийска во Владивосток. Теперь я служу в Покровском соборе столицы Дальнего Востока, имею двоих детей.

В своем рассказе о воцерковлении, я не приводил конкретные доводы в пользу бытия Божия, все это доступно в разделе воцерковления в оглавлении канала, я просто сказал, что в христианстве я увидел глубину, красоту, логику, нашел в нем все ответы на свои вопросы. На мой взгляд, главное для меня доказательство – моя жизнь. Если бы все это было сказкой, я бы не променял на эту сказку реальный мир с его карьерой, манящими искушениями и т. д.

Многие задавали мне вопрос: почему я не священник? Отвечаю.) У меня все для этого есть (образование, семейный статус) и мне, честно, предлагали принять иерейский сан. Однако я попросил, если на то есть воля священноначалия, побыть еще диаконом. Мне нравится эта ступень. Необязательно стремиться выше. Все самой собою когда-нибудь будет. Кстати, будучи диаконом, у меня есть немного времени вести канал. Пока я вижу ситуацию так: пусть священники духовно окормляют людей в храме, а я пока погуляю вокруг него и постараюсь, через свой канал, пригласить в него тех, кто и не собирался в него заходить.

Я знаю, что значит быть неверующим; я знаю, что значит быть верующим с Богом; я знаю, что значит быть верующим, оставившим Бога; я знаю, что значит быть верующим и как блудный сын вернувшийся к Нему. Я знаю, потому что прошел этот путь на собственном опыте. Я знаю, что значит грех, я знаю, что значит покаяние. Я понимаю любого грешника, потому что сам им являюсь. Я не достоин служить Богу, но Он избрал меня, я не просил сана, просто служил пономарем и не ждал большего, но сан сам нашел меня. Мне позвонили и сказали: «Завтра твоя хиротония!» «Понял, благословите!» – ответил я. В этом, думаю, есть воля Божия!

Господь любит каждого и помогает, и милует, и спасает только ты, человек, иди к Нему. Упал? Вставай. Еще раз упал? Еще раз вставай и так до конца.

Как я стал верующим

Как я стал верующим
я с родителями, братом и сестрами.

Источник: Telegram-канал диакона Максима Довбенко

Комментировать

1 Комментарий