Кто мой ближний?

Апостольское чтение (Еф.2:4-10. – Зачало 220)
[Спасение благодатью; новая жизнь во Христе]

4 Бог, богатый милостью,
Своей великою любовью возлюбил нас,
5 и мертвых по причине наших преступлений,
Он оживил нас вместе со Христом,
– вы благодатью спасены, –
6 и воскресил нас вместе с Ним
и посадил нас вместе с Ним на небесах, –
всё это – во Христе Иисусе[1],
7 чтобы явить в веках грядущих
в благоволении к нам во Христе Иисусе
безмерное богатство благодати Своей.
8 Ибо вы благодатью спасены, через веру,
и это – не от вас. Это – дар Божий,
9 а не от ваших дел, и пусть никто не хвалится,
10 поскольку мы – Его творение, и созданы мы во Христе Иисусе
на добрые дела, которые предуготовил Бог,
чтобы мы в них ходили.

Перевод архимандрита Ианнуария (Ивлиева)

Евангельское чтение (Лк.10:25-37. – Зачало 53)
[Притча о милосердном самарянине]

[В то вре­мя] некий учи­тель За­ко­на встал и, же­лая ис­пы­тать [сла­вянск. ис­ку­сить] Иису­са, ска­зал: «Учи­тель! Что мне де­лать, чтобы на­сле­до­вать жизнь веч­ную?»

Он же ска­зал ему: «В За­коне что на­пи­са­но? Как ты чи­та­ешь?»

Тот ска­зал в от­вет: «Воз­лю­би Гос­по­да, Бо­га тво­е­го, всем серд­цем тво­им, и всей ду­шой тво­ею, и всей си­лой тво­ею, и всем рас­суж­де­ни­ем тво­им, и ближ­не­го тво­е­го, как са­мо­го се­бя» (Втор.6:5, 10:12; Лев.19:18). Иисус ска­зал ему: «От­ве­тил ты пра­виль­но; по­сту­пай так, и бу­дешь жить». Но тот, же­лая оправ­дать се­бя, ска­зал Иису­су: «А кто мне ближ­ний?»

o_samarianineНа это Иисус от­ве­тил: «Шёл некий че­ло­век из Иеру­са­ли­ма в Иери­хон и по­пал­ся раз­бой­ни­кам; те раз­де­ли его, из­ра­ни­ли и ушли, оста­вив его ед­ва жи­вым. Некий свя­щен­ник слу­чай­но шел той же до­ро­гой, уви­дел его – и про­шел ми­мо. Так­же и ле­вит, при­дя на это ме­сто, по­смот­рел и про­шел ми­мо.

А некий са­ма­ри­тя­нин, про­ез­жая тем же пу­тем, по­до­шел и, уви­дев его, от серд­ца сжа­лил­ся. На­кло­нясь, он омыл ему ра­ны ви­ном, по­ма­зал олив­ко­вым мас­лом, пе­ре­вя­зал, а по­сле, по­гру­зив на соб­ствен­но­го ос­ла, при­вёз его в го­сти­ни­цу и там при­нял на се­бя за­бо­ты о нём; а на дру­гой день, отъ­ез­жая, вы­нул два ди­на­рия, дал хо­зя­и­ну го­сти­ни­цы и ска­зал: «По­за­боть­ся о нем; и ес­ли по­тра­тишь боль­ше, на об­рат­ном пу­ти я от­дам те­бе».

Кто же из этих тро­их, по тво­е­му мне­нию, ока­зал­ся ближ­ним для по­стра­дав­ше­го от раз­бой­ни­ков?»

Тот ска­зал: «Со­тво­рив­ший для него де­ло ми­ло­сер­дия».

И ска­зал ему Иисус: «Сту­пай, и по­сту­пай так же».

Кто мой ближний?

По­че­му ге­ро­ем всем из­вест­ной прит­чи о ми­ло­серд­ном са­ма­ря­нине, про­из­не­сён­ной Хри­стом в кон­це Сво­е­го об­ще­ствен­но­го слу­же­ния, ста­но­вит­ся имен­но са­ма­ря­нин, а не ев­рей, си­ри­ец, грек или рим­ля­нин? Кто та­кие са­ма­ряне? В ка­ких от­но­ше­ни­ях они бы­ли с ев­ре­я­ми биб­лей­ских вре­мен?

Вспом­ним о зна­ме­на­тель­ной встре­че Иису­са Хри­ста с са­ма­рян­кой, про­ис­шед­шей ещё в на­ча­ле Его об­ще­ствен­но­го слу­же­ния. Утом­лён­ный до­ро­гой Иисус си­дит у ко­лод­ца и го­во­рит по­до­шед­шей жен­щине: «Дай мне пить». В от­вет эта пред­ста­ви­тель­ни­ца род­ствен­но­го, но враж­деб­но­го ев­ре­ям пле­ме­ни с ве­ли­чай­шим изум­ле­ни­ем от­ве­ча­ет: «Как? Ты, иудей, про­сишь пить у ме­ня, са­ма­рян­ки?!» – «Де­ло в том, что иудеи с са­ма­ря­на­ми не об­ща­ют­ся», – ла­ко­нич­но за­ме­ча­ет по по­во­ду хо­ро­шо ему зна­ко­мой си­ту­а­ции еван­ге­лист Иоанн (Ин.4:9). Для мно­гих из нас она тре­бу­ет бо­лее по­дроб­но­го разъ­яс­не­ния.

Преж­де все­го вспом­ним, что встре­ча про­изо­шла в цен­траль­ной ча­сти Па­ле­сти­ны, на ме­сте, освя­щён­ном па­мя­тью древ­них биб­лей­ских пат­ри­ар­хов – Ав­ра­ама, Иса­а­ка и Иа­ко­ва, ро­до­на­чаль­ни­ков на­ро­да Из­ра­иль­ско­го, жив­ших здесь ещё в XIX—XVIII ве­ках до н. э. Во 2-й по­ло­вине XIII ве­ка до н. э. ев­рей­ские пле­ме­на вторг­лись на тер­ри­то­рию Ха­на­а­на (преж­нее на­зва­ние Па­ле­сти­ны) и об­ра­зо­ва­ли со­юз две­на­дца­ти пле­мён (ко­лен), пре­вра­тив­ший­ся через два сто­ле­тия в древ­не­ев­рей­скую мо­нар­хию, управ­ляв­шу­ю­ся Са­у­лом, Да­ви­дом и Со­ло­мо­ном. Но по­сле смер­ти ца­ря Со­ло­мо­на (931 год до н. э.) это еди­ное Из­ра­иль­ско-Иудей­ское цар­ство раз­де­ли­лось на Из­ра­иль­ское, к ко­то­ро­му ото­шла тер­ри­то­рия цен­траль­ной и се­вер­ной Па­ле­сти­ны, и Иудей­ское (юж­ная Па­ле­сти­на); гра­ни­ца меж­ду ни­ми про­шла чуть се­вер­нее Иеру­са­ли­ма (смот­ри­те в лю­бом биб­лей­ском ат­ла­се). Сто­ли­цей Из­ра­иль­ско­го цар­ства вско­ре стал го­род-кре­пость Са­ма­рия (евр. Ше­мрон – «Сто­ро­же­вая го­ра»).

В 722 го­ду до н. э. Из­ра­иль­ское го­су­дар­ство бы­ло за­во­е­ва­но ас­си­рий­ца­ми, а его на­се­ле­ние, де­пор­ти­ро­ван­ное вглубь огром­ной Ас­си­рий­ской им­пе­рии, ас­си­ми­ли­ро­ва­лось с дру­ги­ми се­ми­ти­че­ски­ми на­ро­да­ми и ис­чез­ло с ми­ро­вой аре­ны. Немно­гие из­ра­иль­тяне, остав­лен­ные на ме­сте для ве­де­ния сель­ско­хо­зяй­ствен­ных ра­бот, сме­ша­лись с при­е­хав­ши­ми сю­да языч­ни­ка­ми; их по­том­ки и ста­ли на­зы­вать­ся (по име­ни быв­шей сто­ли­цы) «са­ма­ря­на­ми» (или «са­ма­ри­тя­на­ми»)[2]. Они со­хра­ни­ли ве­ру в Еди­но­го Бо­га, но из всех свя­щен­ных книг Биб­лии при­зна­ва­ли лишь Пя­ти­кни­жие Мо­и­се­е­во.

На­про­тив, жи­те­ли Иудей­ско­го цар­ства (со сто­ли­цей в Иеру­са­ли­ме), хо­тя и раз­гром­лен­но­го в 587 го­ду до н. э. зна­ме­ни­тым ва­ви­лон­ским ца­рем-за­во­е­ва­те­лем На­ву­хо­до­но­со­ром II, су­ме­ли со­хра­нить в «Ва­ви­лон­ском пле­ну» свою ве­ру и эт­ни­че­скую общ­ность, но это да­лось им через ги­пер­тро­фи­ро­ван­ное ощу­ще­ние на­цио­наль­ной ис­клю­чи­тель­но­сти («чи­сто­ты кро­ви»). По­это­му, вер­нув­шись в 538 го­ду до н. э. по ука­зу пер­сид­ско­го ца­ря Ки­ра Ве­ли­ко­го, но­во­го «ми­ро­во­го ли­де­ра», в Па­ле­сти­ну, иудеи от­верг­ли пред­ло­же­ние са­ма­рян объ­еди­нить­ся и не до­пу­сти­ли их к уча­стию в вос­ста­нов­ле­нии глав­ной свя­ты­ни – Иеру­са­лим­ско­го хра­ма. То­гда оби­жен­ные са­ма­ряне по­стро­и­ли се­бе от­дель­ный храм на го­ре Га­ризим, но в 134 го­ду до н. э. его раз­ру­шил иудей­ский царь Иоанн Гир­кан. (Со 152 го­да до н. э. и до при­хо­да рим­лян в 63 го­ду до н. э. древ­ние евреи в по­след­ний раз жи­ли в сво­ём неза­ви­си­мом го­су­дар­стве, управ­ляв­шем­ся ди­на­сти­ей Мак­ка­ве­ев.) Иудеи пре­зи­ра­ли са­ма­рян как нечи­сто­кров­ных «ере­ти­ков», от­но­сясь к ним ху­же, чем к языч­ни­кам, и, по­доб­но неко­то­рым на­шим ста­ро­об­ряд­цам, счи­та­ли осквер­не­ни­ем для се­бя вся­кое об­ще­ние с ино­вер­ны­ми, тем бо­лее – поль­зо­ва­ние од­ним со­су­дом. В об­щем, эти род­ствен­ные на­ро­ды пи­та­ли друг к дру­гу столь же «неж­ные» чув­ства, что и совре­мен­ные се­ми­ты – из­ра­иль­тяне и па­ле­стин­ские ара­бы, по­чи­та­е­мая мо­ги­ла об­ще­го пра­от­ца ко­то­рых, Ав­ра­ама, на­хо­дит­ся в хев­рон­ской ме­че­ти!

По­это­му сде­лать са­ма­ря­ни­на ге­ро­ем прит­чи для вы­яв­ле­ния «ближ­не­го» – зна­чи­ло бро­сить от­кры­тый вы­зов со­зна­нию на­цио­наль­но-ре­ли­ги­оз­ной ис­клю­чи­тель­но­сти, учи­нить скан­дал! Смысл прит­чи в том, что из­ра­нен­ный раз­бой­ни­ка­ми иудей тщет­но ждёт по­мо­щи от сво­их со­пле­мен­ни­ков-чи­сто­плю­ев, да ещё не про­стых, – а от свя­щен­ни­ка и ле­ви­та (низ­ше­го хра­мо­во­го слу­жи­те­ля), ко­то­рые пре­крас­но зна­ли за­по­ведь Мо­и­се­е­ва За­ко­на о люб­ви к ближ­не­му и долж­ны бы­ли слу­жить при­ме­ром всем осталь­ным! (К со­жа­ле­нию, по­доб­ная си­ту­а­ция зна­ко­ма и нам, хри­сти­а­нам.) А са­ма­ря­нин, у ко­то­ро­го бы­ли все ис­то­ри­че­ские ос­но­ва­ния вос­клик­нуть – «так те­бе и на­до! Бог на­ка­зал те­бя за то, что твой на­род с пре­зре­ни­ем от­верг нас и тре­ти­ру­ет как лю­дей «низ­шей ра­сы!«» – про­явил ис­тин­ное че­ло­ве­ко­лю­бие, пре­одоле­ва­ю­щее сло­жив­ши­е­ся сте­рео­ти­пы. Мы по се­бе хо­ро­шо зна­ем, как лег­ко най­ти та­ким сте­рео­ти­пам «ра­цио­наль­ное» объ­яс­не­ние.

Скан­да­ла не по­лу­чи­лось. Иисус не толь­ко вы­дер­жал пред­ло­жен­ное за­кон­ни­ком «ис­пы­та­ние», но и не поз­во­лил ему «оправ­дать» се­бя, ко­гда тот за­хо­тел сузить по­ня­тие «ближ­ний» до при­ем­ле­мо­го для его на­цио­на­ли­сти­че­ско­го со­зна­ния смыс­ла. Хри­стос за­ста­вил его при­знать, что «ближ­ним» в кон­крет­ной си­ту­а­ции мо­жет стать лю­бой че­ло­век вне за­ви­си­мо­сти от его ре­ли­ги­оз­ной и на­цио­наль­ной при­над­леж­но­сти. Мож­но се­бе пред­ста­вить, с ка­ким вы­ра­же­ни­ем за­кон­ник про­це­дил сквозь зу­бы, что ближ­ний для ра­не­но­го иудея – «со­тво­рив­ший для него де­ло ми­ло­сер­дия», – при­бег­нув к та­ко­му эв­фе­миз­му лишь для то­го, чтобы не про­из­но­сить нена­вист­ное сло­во «са­ма­ря­нин»!

Каж­до­го из нас окру­жа­ют свои «са­ма­ряне», но вряд ли ра­зум­ный че­ло­век за­хо­чет ока­зать­ся в ана­ло­гич­ной еван­гель­ской си­ту­а­ции для то­го, чтобы при­знать их ближ­ни­ми! Быть мо­жет, он пой­мет об­ра­щен­ную и к нему прит­чу Спа­си­те­ля?

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


При­ме­ча­ния

[1] Выражение «во Христе Иисусе» – ключ к пониманию христианства как такового. Оно противоположно выражению, отражающему жизнь «по стихиям мира». Всё, что мы отныне «делаем», мы должны делать «во Христе Иисусе».

[2] По­дроб­нее о са­ма­ря­нах: Ры­бин­ский В. П. Са­ма­ряне. Ки­ев, 1913; Райт Дж. Э. Биб­лей­ская ар­хео­ло­гия. СПб., 2003, с. 278–280, 352. Ин­те­рес­но, что, ви­ди­мо, имен­но са­ма­ряне по­ста­ви­ли по­след­нюю точ­ку в ка­рье­ре Пон­тия Пи­ла­та, по­сто­ян­но оскорб­ляв­ше­го ре­ли­ги­оз­ные чув­ства жи­те­лей Па­ле­сти­ны. Его сол­да­ты разо­гна­ли ре­ли­ги­оз­ную про­цес­сию са­ма­рян, дви­гав­шу­ю­ся к свя­щен­ной для них го­ре Га­ри­зим (на ме­сте сво­е­го раз­ру­шен­но­го хра­ма они до сих пор со­вер­ша­ют жерт­во­при­но­ше­ния). Те по­да­ли жа­ло­бу Ви­тел­лию, ле­га­ту Си­рии; он сме­стил Пи­ла­та и от­пра­вил его в Рим на суд им­пе­ра­то­ра Ти­бе­рия. При­быв ту­да в мар­те 37 го­да, Пи­лат уже не за­стал его в жи­вых, а вско­ре, в прав­ле­ние имп. Ка­ли­гу­лы (37–41), по сви­де­тель­ству ис­то­ри­ка Ев­се­вия Ке­са­рий­ско­го, по­кон­чил с со­бой.

Случайный тест