Доказательство существования Бога на примере порядка во вселенной

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­шего Пат­ри­арха Мос­ков­ского и Всея Руси Алек­сия II

Оглав­ле­ние


Пре­ди­сло­вие

Тем, кто встал на путь иска­ния и позна­ния Все­выш­него, а тако­вых немало в насто­я­щее время, необ­хо­дима лите­ра­тура, в кото­рой доступно и убе­ди­тельно осве­ща­ются вопросы хри­сти­ан­ского веро­уче­ния при­ме­ни­тельно к обра­зо­ва­тель­ному уровню совре­мен­ного чело­века. Ввиду того, что такая лите­ра­тура помо­жет многим людям обре­сти или укре­пить веру в Бога, Архи­епи­ско­пия при­сту­пила к выпуску брошюр серии рели­ги­озно-фило­соф­ская биб­лио­тека. Первой из этой серии выпус­ка­ется бро­шюра: «Дока­за­тель­ство суще­ство­ва­ния Бога на при­мере порядка во Все­лен­ной». С какой целью она издана? Не все знают, что Все­лен­ная явля­ется заме­ча­тель­ным учеб­ни­ком, откры­ва­ю­щим Вели­кого Созда­теля. Научить многих людей позна­вать по книге Все­лен­ной Творца – наша первая задача. Со школь­ной скамьи мил­ли­о­нам людей известны такие аргу­менты мате­ри­а­ли­стов и ате­и­стов против рели­гии: мол, нет Бога-Творца, поскольку мир не имеет ни начала, ни конца во вре­мени, что мате­рия не воз­ни­кает из ничего и не исче­зает бес­следно, что ученые нигде в про­сто­рах Все­лен­ной не обна­ру­жили Бога, что чудеса несов­ме­стимы с зако­нами при­роды и т. п. Эти аргу­менты неубе­ди­тельны для отри­ца­ния Бога. Но, к сожа­ле­нию, многие люди пола­гают их в каче­стве фун­да­мента своего анти­ре­ли­ги­оз­ного миро­воз­зре­ния. Вот почему необ­хо­димо осве­ще­ние подоб­ных вопро­сов с хри­сти­ан­ской точки зрения. А это явля­ется рели­ги­озно-фило­соф­ским осмыс­ли­ва­нием Все­лен­ной, в част­но­сти, аст­ро­но­ми­че­ских откры­тий.

Наша цель – дока­зать суще­ство­ва­ние Бога на при­мере порядка во Все­лен­ной. Дру­гими сло­вами, прийти к твер­дой уве­рен­но­сти, что Все­лен­ная создана Пре­муд­рым Твор­цом. Поэтому в центре нашего вни­ма­ния – вопрос о Боге как Творце Все­лен­ной.

Дока­зы­вая суще­ство­ва­ние Бога, первым делом надо знать, каков Он и где пре­бы­вает, как чело­век спо­со­бен найти Все­выш­него. Поэтому в первую оче­редь чита­тель узнает в бро­шюре о том, какие име­ются источ­ники и спо­собы позна­ния Все­выш­него, в какой сте­пени и на каких усло­виях чело­век спо­со­бен позна­вать Бога, каковы свой­ства Духа Божия. Только после этого речь пойдет о Все­лен­ной в плане позна­ния Бога.

В фило­соф­ском зна­че­нии этого слова Все­лен­ная пред­став­ляет собою все миро­зда­ние, вклю­чая Землю и все что её напол­няет. В кон­тек­сте же данной бро­шюры под Все­лен­ной под­ра­зу­ме­ва­ется все то, что свя­зано со звезд­ным небом. Хотя на стра­ни­цах бро­шюры в ряде мест раз­го­вор захо­дит также о целе­со­об­раз­ном устрой­стве рас­ти­тель­ного и живот­ного мира, орга­низма чело­века и всей нашей пла­неты.

Пер­во­на­чаль­ным звеном в плане нашего зна­ком­ства с небес­ным миром явля­ется вопрос о небе види­мом (физи­че­ском) и небе неви­ди­мом (духов­ном). Первое, что вызы­вает у людей звезд­ное небо, – это вос­хи­ще­ние, а у веру­ю­щего чело­века – про­слав­ле­ние Творца. Поэтому и мы пого­во­рим о том, как небо своим вели­ко­ле­пием про­слав­ляет Бога. Наблю­де­ние, созер­ца­ние звезд­ного неба ведет к позна­нию Бога. Но диавол нашел способ уво­дить с помо­щью звезд­ного неба людей от Творца, навя­зав им аст­ро­ло­гию. Поэтому, говоря о том, как звезд­ное небо про­слав­ляет Бога, нельзя не затро­нуть здесь акту­аль­ный вопрос об аст­ро­ло­гии, поскольку это душе­па­губ­ное заня­тие полу­чило ныне весьма широ­кое рас­про­стра­не­ние.

С целью позна­ния дивных дел Творца и про­слав­ле­ния за них без­гра­нич­ного Разума Божи­его чита­телю далее пред­ла­га­ется как бы мыс­лен­ное путе­ше­ствие по про­сто­рам сна­чала Сол­неч­ной системы, а затем и всей необъ­ят­ной Все­лен­ной. После обо­зре­ния Все­лен­ной вширь и вглубь подой­дем к куль­ми­на­ци­он­ному вопросу бро­шюры: рас­кры­тию вопроса о Боге как Пре­муд­ром Творце и Про­мыс­ли­теле миро­зда­ния.

Завер­ша­ется бро­шюра под­бор­кой выска­зы­ва­ний ряда выда­ю­щихся ученых о том, что Все­лен­ная самим фактом своего бытия и царя­щим в ней поряд­ком гово­рит о суще­ство­ва­нии Бога. Гени­аль­ные ученые также сви­де­тель­ствуют об их сов­ме­ще­нии веры в Бога с науч­ными откры­ти­ями.

Бро­шюра состав­лена из части мате­ри­ала напе­ча­тан­ных в Древ­ле­пра­во­слав­ном кален­даре пуб­ли­ка­ций «Бог. Миро­зда­ние. Чело­век» (1989 г.), «Небо. Веч­ность. Спа­се­ние» (1991 г.), «О бытии Божием и цели жизни чело­века» (1992 г.). В бро­шюре осве­ща­ется боль­шой круг бого­слов­ских, рели­ги­озно-фило­соф­ских, науч­ных вопро­сов. Мате­риал изла­га­ется в попу­ляр­ной форме, поэтому он досту­пен широ­кой ауди­то­рии.

Бог – все­со­вер­шен­ный Дух, источ­ник жизни види­мого и неви­ди­мого мира

Первый и глав­ный источ­ник бого­по­зна­ния – Боже­ствен­ное Откро­ве­ние

Име­ются два глав­ных источ­ника позна­ния Бога – Боже­ствен­ное Откро­ве­ние и тво­ре­ние, т.е. види­мый мир. Первый источ­ник позна­ния Бога рас­кры­вает духов­ную сущ­ность, свой­ства и совер­шен­ства Божии, Его святую волю по отно­ше­нию к чело­веку, план Боже­ствен­ного домо­стро­и­тель­ства нашего спа­се­ния. Боже­ствен­ное Откро­ве­ние содер­жится в Свя­щен­ном Писа­нии и в устном цер­ков­ном пре­да­нии.

В Свя­щен­ном Писа­нии нигде не дока­зы­ва­ется суще­ство­ва­ние Бога, поскольку эта бого­дух­но­вен­ная Книга пред­на­зна­чена для веру­ю­щих людей. Истин­ная вера чер­пает уве­рен­ность в бытии Божием не в логи­че­ских дока­за­тель­ствах, а в пере­жи­ва­ниях сердца, в рели­ги­озно – нрав­ствен­ном опыте бого­об­ще­ния, осно­ван­ном на молитве и пра­вед­ной жизни. Истина бытия Божия так же досто­верна для веру­ю­щего чело­века, как и его соб­ствен­ная жизнь. Своей душой бого­по­доб­ный чело­век ощу­щает бли­зость Бога, стрем­ле­ние к Нему. «Как лань желает к пото­кам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже», – вос­кли­цает псал­мо­пе­вец Давид (Пс. 41:2). Бог вложил в душу чело­века внут­рен­нюю рели­ги­оз­ную потреб­ность стре­миться к своему Созда­телю. Того же, кто гово­рит в сердце своем – «нет Бога», Святая Библия назы­вает безум­ным (Пс. 13:2).

Глав­ное усло­вие бого­по­зна­ния заклю­ча­ется не в напря­же­нии мысли и рас­судка, не в фило­соф­ских спо­соб­но­стях чело­века, а в еван­гель­ской нрав­ствен­но­сти, чистоте сердца, воз­вы­шен­ной духов­но­сти, свя­то­сти жизни. Вечная Истина – Хри­стос Бог сказал: «Бла­женны чистые серд­цем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8). Чело­век, погряз­ший в грехе, не может пре­бы­вать в обще­нии с бес­ко­нечно Святым Богом и позна­вать Его. Тот, кто желает познать Творца, прежде всего должен веро­вать, что Бог есть, «ибо надобно, чтобы при­хо­дя­щий к Богу веро­вал, что Он есть, и ищущим Его воз­дает» (Евр. 11:6). Первый шаг на пути позна­ния Бога – при­зна­ние верой Его суще­ство­ва­ния. Такова воля Божия. Тому, кто ее испол­нит. Гос­подь откры­вает даль­ней­шие глу­бины бого­по­зна­ния (при усло­вии, что жизнь чело­века будет бого­угод­ной).

В вопро­сах бого­по­зна­ния вера пред­ше­ствует разуму, ибо «верою познаем» (Евр.11:3) то, что недо­ступно разуму. Между верой и разу­мом нет про­ти­во­ре­чий. Разум выпол­няет здесь вто­ро­сте­пен­ную роль, обле­кая истины веры в доступ­ную для нашего пони­ма­ния форму. По словам свя­ти­теля Гри­го­рия Бого­слова, «не каж­дому дано любо­мудр­ство­вать о Боге, потому что на это спо­собны только те, кото­рые про­во­дят жизнь свою в созер­ца­нии Бога, кото­рые чисты в жизни своей или стре­мятся очи­стить душу и тело свое».

3>Второй источ­ник позна­ния Бога – Его тво­ре­ние – сви­де­тель­ствует о вели­чии и пре­муд­ро­сти Божией

Чело­век изум­ля­ется кра­соте, слож­но­сти, мно­го­об­ра­зию окру­жа­ю­щего мира.

Как вели­че­ственны океаны, горы, леса, поля! Немыс­лимо опи­сать кра­соту небес­ной синевы. Непо­вто­ри­мая пре­лесть есть в рож­де­нии каж­дого нового дня и в его закате.

В разные вре­мена года при­рода по – своему пре­красна. Весной она про­буж­да­ется и рас­цве­тает, поет на все голоса. Летом – одета в рос­кош­ный зеле­ный наряд, рас­ши­тый цве­тами. Осенью мир рас­кра­шен в желтые, оран­же­вые, крас­ные, золо­ти­сто – баг­ря­ные цвета. Каза­лось бы, зимой при­рода должна быть менее при­вле­ка­тель­ной. Но это не так. Хочется смот­реть на пада­ю­щие сне­жинки, на глу­бо­кие чистые сугробы, на засне­жен­ные дере­вья, будто бы наря­жен­ные в белые кру­жева.

Нельзя без свет­лого душев­ного тре­пета взи­рать на вели­чай­шее чудо жизни, откры­ва­ю­ще­еся в рас­ти­тель­ном и живот­ном мирах. У каж­дого рас­те­ния, у каж­дого живот­ного свои уди­ви­тель­ные сек­реты, свои осо­бен­но­сти стро­е­ния и жизни. Напри­мер, в кро­хот­ном семечке тополя скон­цен­три­ро­ван запас неви­ди­мой энер­гии, доста­точ­ной для вырас­та­ния гигант­ского дерева. В любом семени зало­жена слож­ная про­грамма, в кото­рой неиз­вест­ным для нас кодом зашиф­ро­ваны ствол или сте­бель, крона, форма и размер листьев, аромат цветов, вкус плодов, меха­низм само­вос­про­из­вод­ства и все другие свой­ства буду­щего рас­те­ния. Каждый зеле­ный лист – это слож­ней­шая фаб­рика, про­из­во­дя­щая орга­ни­че­ские веще­ства из неор­га­ни­че­ских (угле­кис­лого газа и воды) и выра­ба­ты­ва­ю­щая кис­ло­род. По своей тех­но­ло­гии зеле­ные фаб­рики во много раз совер­шен­нее любого хими­че­ского завода. Каждое рас­те­ние – это живой насос, кото­рый, пре­одо­ле­вая силу зем­ного при­тя­же­ния, под­ни­мает воду снизу вверх по стеблю тра­вя­ни­стого рас­те­ния или по стволу дерева к почкам, листьям, цвет­кам, плодам.

Или еще. Несколько разных цветов растут рядом, пита­ются от одной земли, но имеют каждый свои непо­вто­ри­мые краски и аро­маты.

Много более уди­ви­тель­ного содер­жит в себе живот­ный мир. Взирая на его пред­ста­ви­те­лей хотя бы только с внеш­ней сто­роны, при­хо­дишь в вос­торг от изящ­ных форм их тела, бога­тей­ших пере­ли­вов их красок. Так, крыло бабочки настолько вели­ко­лепно рас­кра­шено, что с подоб­ной зада­чей не спра­вится ни один худож­ник. У многих птиц перья пере­ли­ва­ются – неска­занно пре­крас­ными цве­тами. Отдель­ные виды птиц – искус­ные певцы. Птичьи мело­дии можно слу­шать круг­лый год, днем и ночью. Нико­гда не надо­ест звон­кая песнь соло­вья, кур­лы­ка­нье журав­лей, неуго­мон­ный крик чаек, куко­ва­ние кукушки.

Многие живот­ные умеют отыс­ки­вать необ­хо­ди­мые для них целеб­ные рас­те­ния. Есть живот­ные, зара­нее точно преду­га­ды­ва­ю­щие погоду. К при­меру, муравьи перед дождем закры­вают входы в свое жилье. Если зима ожи­да­ется не суро­вой, эти насе­ко­мые оста­ются вблизи поверх­но­сти почвы, перед холод­ной же зимой они рас­по­ла­га­ются глубже в земле. Забла­го­вре­менно до наступ­ле­ния шторма дель­фины узнают о пред­сто­я­щей стихии и заплы­вают за скалы.

Нельзя не удив­ляться пора­зи­тель­ной проч­но­сти и изя­ще­ству сети, кото­рую ткет паук. Пчелы изу­ми­тельно соору­жают свои соты, решая на прак­тике слож­ную инже­нер­ную задачу. Ячейки имеют такой объем, что в них поме­ща­ется мак­си­маль­ное коли­че­ство меда при мини­маль­ной затрате стро­и­тель­ного мате­ри­ала.

Инте­ресно про­те­кает жизнь у мура­вьев. У них име­ется раз­де­ле­ние труда, четкий рас­по­ря­док жизни. В своих жили­щах эти насе­ко­мые под­дер­жи­вают стро­жай­шую сани­та­рию. Мура­вьев-мерт­ве­цов выно­сят на спе­ци­аль­ные мура­вьи­ные клад­бища. За каждым мура­вей­ни­ком закреп­лена своя тер­ри­то­рия для охоты.

Лету­чая мышь наде­лена систе­мой эхо­ло­ка­ции (чело­век же изоб­рел эхо­ло­ка­торы только в два­дца­том веке). Посы­лая уль­тра­зву­ко­вые коле­ба­ния и при­ни­мая их отра­жен­ными от пред­ме­тов, лету­чая мышь в полной тем­ноте, минуя раз­лич­ные пре­пят­ствия, без­оши­бочно нахо­дит добычу.

Уме­лыми стро­и­те­лями явля­ются неболь­шие живот­ные – бобры, кото­рые ведут полу­вод­ный образ жизни. На высо­ком берегу реки бобры роют норы, вход в кото­рые про­хо­дит под водой. Если же берег низкий, да к тому же и мест­ность забо­ло­чена, они строят хатки в два – три этажа и зани­мают верх­ние этажи во время весен­него поло­во­дья. Если летом река мелеет, бобры соору­жают на ней пло­тину для под­ня­тия уровня воды, чтобы вход в норы не ока­зался на суше. Бобры явля­ются искус­ными лесо­ру­бами. Чтобы сва­ли­ва­е­мое дерево не упало в воду, они под­гры­зают его сна­чала с про­ти­во­по­лож­ной от водо­ема сто­роны, а затем со сто­роны воды, делая второй про­грыз ниже пер­вого. Бобры имеют само­за­та­чи­ва­ю­щи­еся зубы – резцы.

Весьма свое­об­разно живот­ное – вер­блюд. Он живет в зной­ных пусты­нях. Его тело покрыто густой и плот­ной шер­стью, кото­рая пре­пят­ствует испа­ре­нию влаги и предо­хра­няет орга­низм от пере­грева. Вер­блюд очень эко­но­мит воду. Даже в невы­но­си­мый зной он не откры­вает рот, чтобы со сли­зи­стой обо­лочки рото­вой поло­сти не испа­ря­лась вода. У него замед­лена частота дыха­ния, и даже в жару она состав­ляет 16 вдохов в минуту, что во много раз меньше, чем у других живот­ных. Этим самым дости­га­ется умень­ше­ние потери воды за счет испа­ре­ния при дыха­нии. Почти пол­ме­сяца вер­блюд может не пить. Из запа­сов жира, отло­жен­ных в его горбах, полу­ча­ется много воды.

Немало див­ного и у оби­та­те­лей под­вод­ного мира. Так, пла­ва­тель­ный пузырь рыб – это аппа­рат, с помо­щью кото­рого они регу­ли­руют глу­бину своего погру­же­ния в воду. Изме­няя объем пузыря уси­ли­ями груд­ных и брюш­ных мышц, рыба тем самым меняет свою сред­нюю плот­ность, от кото­рой зави­сит глу­бина погру­же­ния.

Люди вос­тор­женно любу­ются вели­ко­ле­пием окру­жа­ю­щего их мира. Но сколько же уди­ви­тель­ного, инте­рес­ного, вели­кого, таин­ствен­ного заклю­ча­ется в самом чело­веке!

Разве не вели­чай­шее диво, что чело­век зарож­да­ется из одной клетки, объем кото­рой немно­гим больше 15 куби­че­ских микрон? Если бы можно было сло­жить вместе заро­ды­ше­вые клетки, из кото­рых обра­зо­ва­лись все ныне живу­щие на Земле люди, они заняли бы объем в две­на­дцать раз меньше одного куби­че­ского сан­ти­метра. Уже в заро­ды­ше­вой клетке чело­века запро­грам­ми­ро­ваны его рост, тело­сло­же­ние, голова, руки, ноги, глаза, уши, сердце, легкие, печень, желу­док, кишеч­ник, цвет волос и глаз, форма носа, черты лица и т. д.

Очень и очень сложны устрой­ство и функ­ци­о­ни­ро­ва­ние таких систем у чело­века, как нерв­ная, кро­ве­нос­ная, пище­ва­ри­тель­ная, дыха­тель­ная, раз­мно­же­ния и другие. То же можно ска­зать и о желе­зах внут­рен­ней сек­ре­ции, орга­нах выде­ле­ния и т. д.

Даже несколько циф­ро­вых при­ме­ров, при­во­ди­мых ниже, могут отчет­ливо засви­де­тель­ство­вать, что тело чело­века – изу­ми­тель­ней­шая кон­струк­ция.

Голов­ной мозг чело­века состоит из 10–14 мил­ли­ар­дов ней­ро­нов (так назы­ва­ются отдель­ные клетки нерв­ной системы). В спин­ном же мозге их насчи­ты­ва­ется 13 мил­ли­о­нов. Тело взрос­лого чело­века про­ни­зы­вают 160 мил­ли­ар­дов капил­ля­ров общей про­тя­жен­но­стью около 100 тысяч кило­мет­ров. Длина одного капил­ляра менее 0,5 мм, а диа­метр – в 50 раз меньше диа­метра чело­ве­че­ского волоса. В каждом куби­че­ском мил­ли­метре крови чело­века нахо­дится при­мерно 5 мил­ли­о­нов эрит­ро­ци­тов – крас­ных кро­вя­ных телец, пере­но­ся­щих кис­ло­род от легких к тканям и угле­кис­лоту в обрат­ном направ­ле­нии. В одном же эрит­ро­ците содер­жится около 280 мил­ли­о­нов моле­кул гемо­гло­бина – слож­ней­шего орга­ни­че­ского соеди­не­ния из четы­рех цепей в форме спи­ра­лей, каждая из кото­рых состоит при­мерно из 10 тысяч атомов водо­рода, угле­рода, азота, кис­ло­рода, серы и четы­рех атомов железа. Кровь имеет крас­ный цвет за счет атомов железа. В каждом куби­че­ском мил­ли­метре чело­ве­че­ской крови нахо­дится от 5 до 10 тысяч лей­ко­ци­тов – белых кро­вя­ных телец, от 200 до 300 тысяч кро­вя­ных пла­сти­нок. Известно также, что слу­хо­вой нерв состоит из 40 тысяч воло­кон. Сет­чатка глаза состоит из 7 мил­ли­о­нов кол­бо­чек и 100 мил­ли­о­нов пало­чек.

Люди год от года все больше и глубже познают себя с помо­щью науки био­ло­гии. И едва ли когда-нибудь исчер­па­ются наши позна­ния в этой обла­сти. Тело чело­века – потря­са­юще слож­ная система. Но это лишь обо­лочка чело­века, как бы его скор­лупа, или то же, что над­вод­ная часть айс­берга. Высшая же цен­ность чело­века уходит очень далеко в область его внут­рен­него мира. Совесть, разум, речь, память, воля, вооб­ра­же­ние, эмоции – все это воз­вы­шает чело­века до лич­но­сти. Как лич­ность чело­век стоит неиз­ме­римо выше своей телес­ной орга­ни­за­ции.

Говоря о вели­ко­ле­пии живых орга­низ­мов на Земле, необ­хо­димо отме­тить, что все они состоят из мель­чай­ших клеток. Каждая клетка – чрез­вы­чайно слож­ная система. Сна­ружи она окру­жена мем­бра­ной. Внутри клетки нахо­дится цито­плазма, в кото­рой рас­по­ла­га­ются кле­точ­ное ядро и ядрышки. В ядре име­ются хро­мо­сомы. Хро­мо­сомы – это скру­чен­ные в тугие узлы длин­ные нити дез­ок­си­нукле­и­но­вой кис­лоты (сокра­щенно ДНК). В клет­ках про­те­кают слож­ней­шие физио­ло­ги­че­ские про­цессы. Путем непре­рыв­ного деле­ния каждой клетки попо­лам полу­ча­ются новые и новые клетки. Очень и очень много зага­док таят в себе клетки живых орга­низ­мов.

Живые орга­низмы и все тела нежи­вой при­роды состоят из частиц, кото­рые в тысячи раз меньше, чем живые клетки. Эти частицы назы­ва­ются моле­ку­лами. Моле­кулы состоят из атомов. Атомы, в свою оче­редь, имеют уди­ви­тельно слож­ное стро­е­ние. И этому раз­но­об­ра­зию не видно конца.

А сколько же пре­крас­ного, таин­ствен­ного, инте­рес­ного содер­жится в про­сто­рах кос­моса – в мире планет, звезд, галак­тик!..

Веру­ю­щий чело­век повсюду в миро­зда­нии видит про­яв­ле­ние Боже­ствен­ного Разума. Более того, он верует, что все создано Все­мо­гу­щим Богом, Кото­рый непре­станно про­мыш­ляет о Своем тво­ре­нии.

Спо­собы бого­по­зна­ния

Есть люди, кото­рые, хотя и имеют боль­шие тео­ре­ти­че­ские знания о Боге, однако же не ощу­щают Бога своею душою, своим серд­цем, не имеют живого, теп­лого обще­ния с Ним, даже могут являться по образу жизни языч­ни­ками.

Есть же и такие, кто помимо бого­сло­вия знает Бога непо­сред­ствен­ным путем, питая при этом душу теп­лыми молит­вами и испол­няя запо­веди Гос­подни. Эта кате­го­рия людей не гово­рит, конечно, о том, что не надо углуб­ляться в бого­слов­ские вопросы, ибо Сам Гос­подь сказал: «Иссле­дуйте Писа­ния» (Ин. 5:39).

Бога чело­век может позна­вать не только из Св. Писа­ния, но и рас­смат­ри­вая окру­жа­ю­щее миро­зда­ние и изучая самого себя. Дей­стви­тельно, уди­ви­тель­ный и пре­крас­ный мир, в кото­ром мы живем, гово­рит о неогра­ни­чен­ной силе и муд­ро­сти его Творца, о бес­ко­неч­ном вели­чии Созда­теля. Про­ни­кая же в свой нрав­ствен­ный мир до глу­бины сове­сти, до раз­ли­чия добра и зла, чело­век начи­нает пони­мать, что без­душ­ная при­рода неспо­собна была наде­лить его тем, чего она сама не имеет, а именно, разу­мом, сове­стью, нрав­ствен­ным зако­ном. Поэтому чело­век при­хо­дит к мысли о суще­ство­ва­нии Нрав­ствен­ного Вер­хов­ного Суще­ства, перед Кото­рым люди пол­но­стью ответ­ственны, и таким обра­зом чело­век узнает, что Бог явля­ется источ­ни­ком добра, любви, спра­вед­ли­во­сти, что Он Нрав­ствен­ный Зако­но­да­тель и Судия.

Иска­ние, позна­ние Бога ведется двумя путями. Один из них, внеш­ний, – это путь разума, рели­ги­озно – фило­соф­ских иска­ний. Другой путь – внут­рен­ний, путь веры, сер­деч­ного, молит­вен­ного иска­ния Бога.

Первый путь не для всех досту­пен, он труден, долог, к тому же может и вовсе не затра­ги­вать нрав­ствен­ное состо­я­ние чело­века, а это, в свою оче­редь, нередко ведет к само­мне­нию, гор­до­сти, что может выра­жаться в иска­же­нии истины Хри­сто­вой, замене ее чело­ве­че­скими мудр­ство­ва­ни­ями, в появ­ле­нии раз­лич­ных ересей. Рели­гия не смот­рит на чело­ве­че­ский разум как на пер­вич­ный и досто­вер­ный источ­ник позна­ния Бога, наш интел­лект – это не орган бого­по­зна­ния.

Второй путь досту­пен каж­дому. Не обя­за­тельно надо быть фило­со­фом или бого­сло­вом, чтобы найти Бога. Гос­подь всегда откли­ка­ется на искрен­ний зов к Нему ищу­щего сердца. Бес­чис­лен­ный сонм людей во все вре­мена имел и имеет опыт­ное рели­ги­оз­ное веде­ние, т.е. веде­ние о Боге, кото­рое, по словам преп. Исаака Сирина, есть «ощу­ще­ние бес­смерт­ной жизни, или, что то же, ощу­ще­ние пре­бы­ва­ния в Боге». Чело­век, кото­рый имеет в себе рели­ги­оз­ный опыт, может ска­зать: при­ве­дите мне сколько угодно аргу­мен­тов, что Бога нет, и я ни в один из них не поверю, ибо Бог живет в моем сердце, я вижу Его очами своей души.

Когда гово­рится, что Бога чело­век познает своим серд­цем, то здесь под серд­цем пони­ма­ется не тот ана­то­ми­че­ский орган, что при­во­дит кровь в дви­же­ние, а сре­до­то­чие духов­ной жизни и место­на­хож­де­ние духа в чело­веке. Сердце как внут­рен­ний телес­ный орган имеет непо­нят­ным нам обра­зом кон­такт с душою, и поэтому все душев­ные пере­жи­ва­ния чело­век чув­ствует серд­цем. Это отно­сится, напри­мер, к добру, радо­сти, любви, злу и т. п. Серд­цем мы пони­маем по лицу дру­гого чело­века его внут­рен­ний мир, его душу. Но то, что чело­век чув­ствует серд­цем, не обхо­дит и разум. Однако разум играет здесь вто­ро­сте­пен­ную роль. Он только лишь обра­ба­ты­вает ту инфор­ма­цию, что вос­при­ни­мает серд­цем из глубин духа.

С глу­бо­кой древ­но­сти и до наших дней несчет­ное число людей сви­де­тель­ствуют о реаль­ном, невы­ра­зи­мом чело­ве­че­скими сло­вами личном опыте пере­жи­ва­ния Бога, встрече и обще­нии с Ним в своем сердце. Люди разных исто­ри­че­ских эпох, раз­лич­ных куль­тур, разных наци­о­наль­но­стей и рас, знат­ные и про­стые, ученые и мало­об­ра­зо­ван­ные – оди­на­ково сви­де­тель­ствуют о своем рели­ги­оз­ном опыте виде­ния Бога. Их сви­де­тель­ства – не фан­та­зия, не вымы­сел, не гал­лю­ци­на­ции, не плод неве­же­ства. Не может быть сомне­ния в здра­во­мыс­лии, чест­но­сти, искрен­но­сти, высо­кой обра­зо­ван­но­сти таких глу­бо­ко­ве­ру­ю­щих в Бога гениев чело­ве­че­ства, как хри­сти­ан­ские подвиж­ники, напри­мер, св. апо­стол Павел, Бла­жен­ный Авгу­стин, преп. Иоанн Дамас­кин, св. Васи­лий Вели­кий, св. Гри­го­рий Бого­слов, св. Иоанн Зла­то­уст и многие другие угод­ники Божий, также ученые с миро­выми име­нами, как Ньютон, Пас­каль, Ампер, Кеплер, Декарт, Лейб­ниц, Лео­нардо да Винчи, Ломо­но­сов, Мен­де­леев, Фара­дей, Макс­велл, Эдис­сон, Коши, Гаусс, Мен­дель. Карл Линней, Пастер, Пиро­гов и т.д., писа­тели и поэты, как, напри­мер, Досто­ев­ский, Гоголь, Ники­тин, Хомя­ков и т.д.

Отри­цать суще­ство­ва­ние Бога из – за того, что есть немало людей, кото­рые не ощу­щают Его своим духом, рав­но­сильно тому, что на осно­ва­нии мнения сле­пого чело­века отри­цать то, что «Троица» преп. Андрея Руб­лева – это шедевр ико­но­писи.

Чтобы яснее пред­став­лять ту роль, кото­рую для позна­ния Бога имеет рели­ги­оз­ный опыт, рас­смот­рим еще такой пример. Многим людям при­хо­ди­лось наблю­дать шаро­вую молнию. Но если бы нашелся некто, став­ший отри­цать, что шаро­вая молния суще­ствует в при­роде, и для обос­но­ва­ния своего взгляда этот чело­век назвал бы имена сотен и тысяч людей, кото­рые нико­гда не видели дан­ного инте­рес­ного при­род­ного явле­ния, то был бы ли он прав? Разу­ме­ется, нет. Так вот, точно так же не правы и те, кто отри­цает суще­ство­ва­ние Бога, не увидев, не про­ве­рив на личном опыте того, как Свя­щен­ное Писа­ние, Святая Цер­ковь, молитвы и все другое, что отно­сится к Богу, рели­гии, воз­дей­ствует на душу веру­ю­щего чело­века, пре­об­ра­жает ее, вводит в мир незем­ного бла­го­уха­ния, напол­няет радо­стью, добром, духов­ным теплом, светом и чисто­тою, про­свет­ляет и оза­ряет ум к позна­нию тех сокро­вен­ных истин о Боге, кото­рых сло­вами не пере­дать, но кото­рые легко про­чув­ство­вать серд­цем и созер­цать мыслью, устрем­лен­ной к еди­не­нию с Богом.

Уместно при­ве­сти здесь выска­зы­ва­ние св. Гри­го­рия Нис­ского, немало пре­успев­шего в бого­со­зер­ца­нии. Он гово­рит: «Напрасно рас­ска­зы­вать о свете тому, кто не видел света от рож­де­ния, потому что сияние лучей нельзя ощу­тить посред­ством слуха. Так и по отно­ше­нию к истин­ному и умному Свету Боже­ства – каждый должен сам уви­деть эту кра­соту. Кто созер­цал ее, по неко­ему Боже­ствен­ному дару и вдох­но­ве­нию, тот хранит неизъ­яс­ни­мое изум­ле­ние в тайне созна­ния. А кто видел ее, тот не чув­ствует и лише­ния, кото­рое терпит».

Многие люди, хотя сами лично не рас­смат­ри­вали под мик­ро­ско­пом живую клетку, не наблю­дали в теле­скоп галак­тику, тем не менее уве­рены в их суще­ство­ва­нии, дове­ряя при этом авто­ри­тету тех, кто видел и изучал эти объ­екты. Неболь­шой круг спе­ци­а­ли­стов, име­ю­щих необ­хо­ди­мые для этого тех­ни­че­ские сред­ства, откры­вает, напри­мер, новые эле­мен­тар­ные частицы, вирусы и т. д. Широ­ким же массам недо­ступны подоб­ные экс­пе­ри­менты и они узнают о них, веря в истин­ность резуль­та­тов, полу­чен­ных уче­ными.

Подобно тому, как мы узнаем о чем – то новом в сфере мате­ри­аль­ной из опи­са­ния или рас­ска­зов тех, кто это познал опыт­ным путем, так и в обла­сти духов­ной необ­хо­димо дове­рять опыту тех, кто всем своим суще­ством имел живую и непо­сред­ствен­ную связь с Богом. Читая Свя­щен­ное Писа­ние, тво­ре­ния Святых Отцов, другую цер­ков­ную лите­ра­туру, раз­мыш­ляя о про­чи­тан­ном, нельзя не при­хо­дить в вели­чай­шее бла­го­го­ве­ние перед высо­чай­шей кри­стально чистой нрав­ствен­но­стью хри­сти­ан­ских подвиж­ни­ков. Обра­щает на себя вни­ма­ние воз­вы­шен­ность и строй­ность их мыслей, отсут­ствие всякой неправды, фальши, лукав­ства в их жизни. За слово веры и правды они пере­но­сили изгна­ния и ссылки, пре­тер­пе­вали насмешки, над­ру­га­тель­ства, страш­ные пытки, изде­ва­тель­ства, муче­ни­че­ские кон­чины. Святые подвиж­ники тво­рили чудеса, про­зре­вали буду­щее, несли миру свет Хри­стов, были осно­вой духовно-нрав­ствен­ного воз­рож­де­ния обще­ства. Святые угод­ники Божий пока­зали при­ме­рами своих жизней, что искрен­няя, из глу­бины сердца исхо­дя­щая молитва, пока­ян­ный подвиг, каж­до­днев­ное воз­рас­та­ние в хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лях, в свя­то­сти и пра­вед­но­сти, борьба со злом в себе есть необ­хо­ди­мые усло­вия для позна­ния Бога.

Если чело­век ведет бла­го­че­сти­вую жизнь, то его ум, воля, чув­ства устрем­лены к Богу, он живет в Боге и Богом, ощу­щает при этом невы­ра­зи­мую сла­дость и душев­ное бла­жен­ство. Позна­ние Бога настолько вели­кое благо для чело­ве­че­ской души, что в срав­не­нии с Ним все житей­ские и земные блага не имеют ника­кой цен­но­сти. Без Бога познать Бога нельзя. По словам пре­по­доб­ного Никиты Сти­фата, «никто не может войти в бого­сло­вие и ска­зать ничего достой­ного о Боге, как только Духом Святым». А пре­по­доб­ный Симеон Новый Бого­слов дает такое нази­да­ние жела­ю­щему пре­успе­вать в позна­нии Бога: «Удив­ля­юсь я тем мно­го­чис­лен­ным людям, кото­рые прежде рож­де­ния от Бога и прежде усы­нов­ле­ния Им не боятся бого­слов­ство­вать и бесе­до­вать о Боге. Удив­ля­юсь я, когда слышу, как многие, не пони­мая Боже­ствен­ных истин, фило­соф­ствуют о них и, будучи испол­нены гре­хами, бого­слов­ствуют о Боге и обо всем, каса­ю­щемся Его, без бла­го­дати Свя­того Духа, откры­ва­ю­щего смысл и даю­щего разум. Тре­пе­щет, ужа­са­ется и неко­то­рым обра­зом выхо­дит из себя мой дух, помыш­ляя, что мы, не зна­ю­щие ни самих себя, ни того, что перед нашими гла­зами, с дер­зо­стью и бес­стра­шием реша­емся мудр­ство­вать о Боге, непо­сти­жи­мом для нас, осо­бенно если мы пусты от бла­го­дати Свя­того Духа, про­све­ща­ю­щего и науча­ю­щего всему». Чело­веку, кото­рый усердно ищет Бога и стре­мится к Нему, Гос­подь дарует спо­соб­ность созер­цать и позна­вать Себя. «Созер­ца­ние Бога бывает раз­лич­ным. Бог позна­ется не только в бла­жен­ном и непо­сти­жи­мом Суще­стве Своем, что предо­став­лено святым Его в буду­щем веке, но позна­ется также из вели­чия и кра­соты Его тво­ре­ний, из еже­днев­ного Его Про­мысла и про­ви­де­ния, из пра­во­су­дия Его, из чудес, кото­рые Он являет в каждом роде над свя­тыми Своими. Ибо когда мы помыс­лим о бес­пре­дель­ном Его могу­ще­стве, о неусып­ном Его оке, кото­рое видит тайны сер­деч­ные и от кото­рого ничто не может скрыться, то, объ­ятые сер­деч­ным тре­пе­том, удив­ля­емся и покло­ня­емся Ему. Когда помыс­лим, что Он знает число дож­де­вых капель, песка мор­ского и звезд небес­ных, то пора­жа­емся вели­чию Есте­ства и пре­муд­ро­сти Его. Когда помыс­лим о неиз­ре­чен­ной и неизъ­яс­ни­мой Его пре­муд­ро­сти и чело­ве­ко­лю­бии, о непо­сти­жи­мом дол­го­тер­пе­нии, пере­но­ся­щем бес­чис­лен­ные паде­ния греш­ни­ков, то про­слав­ляем Его. Когда помыс­лим о вели­кой любви Его к нам, по кото­рой Он, будучи Богом, не погну­шался для нас, ничего доб­рого не сде­лав­ших, стать чело­ве­ком, чтобы изба­вить нас от обо­льще­ния, – в нас про­буж­да­ется любовь к Нему. Когда помыс­лим, что Он Сам, побеж­дая в нас врага нашего диа­вола, дарует нам Жизнь Вечную за одно про­из­во­ле­ние и рас­по­ло­же­ние к добру, то покло­ня­емся Ему. Есть и другие бес­чис­лен­ные. подоб­ные этим созер­ца­ния, через кото­рые Бог ста­но­вится види­мым и пости­жи­мым, и кото­рые рас­кры­ва­ются в нас в зави­си­мо­сти от досто­ин­ства жизни и по чистоте сердца. Но никто из тех, в ком еще живут плот­ские стра­сти, не будет иметь таких созер­ца­ний», – пишет преп. Иоанн Кас­сиан Рим­ля­нин. А по сви­де­тель­ству пре­по­доб­ного Симеона Нового Бого­слова, «бла­женны те, кото­рые от всей души стре­мятся войти во свет, пре­зрев все прочее. Если они и не имеют успеха войти в этот свет в насто­я­щей жизни, то уйдут из нее с благой надеж­дой и потом обре­тут его, каждый по мере своей».

Сте­пень и усло­вия позна­ния Бога чело­ве­ком

В разные вре­мена были разные заблуж­де­ния в вопросе о сте­пени позна­ния Бога чело­ве­ком. Одни ере­тики бра­лись дерзко утвер­ждать, что Бог совер­шенно пости­жим для чело­века, и что чело­век спо­со­бен точно так же знать Бога, как Бог знает Сам Себя. Была и про­ти­во­по­лож­ная, не менее опас­ная, ересь, а именно, что Бог совер­шенно непо­сти­жим для чело­века.

Цер­ковь Хри­стова в своем веро­уче­нии не раз­де­ляет ни один из этих взгля­дов. Она не учит, что Бог совсем .непо­зна­ваем, иначе зачем бы тогда при­хо­дил в мир Сын Божий и про­по­ве­до­вал Еван­гель­ское учение, в кото­ром воз­ве­ща­ются и глав­ные истины о Боге. Пра­во­вер­ное хри­сти­ан­ство исхо­дит в этом вопросе из того, что Бога позна­вать можно, но только лишь в той сте­пени, насколько Он Сам открыл Себя людям.

Начи­ная раз­мыш­лять о Боге, сле­дует всегда пом­нить, что Бог – это вели­чай­шая тайна, и ника­кие чело­ве­че­ские слова неспо­собны выра­зить ее. «Поня­тия, кото­рое было бы вполне достойно Бога… никто нико­гда не достиг­нет, хотя бы соеди­ни­лись все умы для иссле­до­ва­ния и стек­лись все народы для его выра­же­ния», – гово­рит свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий.

Свя­щен­ное Писа­ние откры­вает нам, что Бог велик и бес­пре­де­лен. Все­выш­ний «делает вели­кое, неис­сле­ди­мое и чудное без числа!» (Иов. 9:10). «Можешь ли ты иссле­до­ва­нием найти Бога? Можешь ли совер­шенно постиг­нуть Все­дер­жи­теля?» (Иов. 11:7). «О, бездна богат­ства и пре­муд­ро­сти и веде­ния Божия! Как непо­сти­жимы судьбы Его и неис­сле­димы пути Его! Ибо кто познал ум Гос­по­день? Или кто был совет­ни­ком Ему?» (Рим. 11:33–34). Бог один только знает вполне Сам Себя: «Ибо кто из чело­ве­ков знает, что в чело­веке, кроме духа чело­ве­че­ского, живу­щего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1Кор. 2:11).

В опре­де­лен­ной сте­пени Гос­подь, без­условно, открыл Себя людям. Но узнать пол­но­стью, до конца, каков Бог, дру­гими сло­вами, постиг­нуть Сущ­ность Божию – на это чело­век не спо­со­бен, и вот почему. Во-первых, дух чело­века соеди­нен с веще­ствен­ным телом, и оно, словно непро­ни­ца­е­мая скор­лупа, скры­вает от нашего духа Дух Божий. Во-вторых, дух чело­века омра­чен грехом, и поэтому он еще менее спо­со­бен созер­цать Свя­того и Пра­вед­ного Бога. В‑третьих, чело­век, будучи так же, как и ангелы, сотво­рен­ным, имеет твар­ные огра­ни­чен­но­сти. Если бы конеч­ное смогло объять Бес­ко­неч­ного, Он пере­стал бы быть Бес­ко­неч­ным.

Бого­слов­ствуя, говоря о Боге, надо знать, что чело­ве­че­ский ум имеет неяс­ное и весьма малое поня­тие о есте­стве Божием. Св. Гри­го­рий Бого­слов, ум кото­рого был про­ни­ца­те­лен к позна­нию многих тайн Божиих (за что Цер­ковь и вели­чает его совсем редким для бого­дух­но­вен­ных мыс­ли­те­лей титу­лом «Бого­слов»), дает каж­дому, кто рас­суж­дает и учит о Боге, такое весьма мудрое настав­ле­ние: «И потому бла­го­че­стие не в том, чтобы часто гово­рить о Боге, но чтобы больше мол­чать… Всегда дер­жи­тесь той мысли, что без­опас­нее слу­шать, чем гово­рить, и лучше учиться, чем учить о Боге». Каса­ясь воз­мож­но­стей чело­века в обла­сти позна­ний Бога, нельзя обойти и другое выска­зы­ва­ние св. Гри­го­рия Бого­слова, в кото­ром он гово­рит: «Терпит и ныне Гос­подь поби­е­ние кам­нями не только от неве­ру­ю­щих, но даже от нас, счи­та­ю­щих себя бла­го­че­сти­выми. Ибо, рас­суж­дая о Бес­те­лес­ном, упо­треб­ляем опре­де­ле­ния, свой­ствен­ные телес­ному, а это, может быть, то же, что поби­вать кам­нями. Но да про­стит Он нашу немощь! Мы не по своей воле бро­саем кам­нями, мы не можем выра­зить Его лучше и упо­треб­ляем слова, какие имеем».

Бывают такие люди, кото­рые думают, что, поскольку Суще­ство Божие непо­сти­жимо, то и не сле­дует рас­суж­дать о Нем. Отве­чая этим людям, один из авто­ри­тет­ных хри­сти­ан­ских фило­со­фов, св. Кирилл Иеру­са­лим­ский, гово­рит: «Неужели потому, что я не могу выпить всей реки, не буду и уме­ренно для пользы моей брать воды из нее?»

При каких же усло­виях чело­век может, хоть и в огра­ни­чен­ной сте­пени, но позна­вать Бога?

Истин­ное позна­ние Бога – это соеди­не­ние с Ним. Чтобы соеди­ниться с Богом, надо быть чистым серд­цем, отверг­нуться от всего, что не есть Бог. «Напрасно стре­мится к созер­ца­нию Бога тот, – пишет преп. Иоанн Кас­сиан Рим­ля­нин, – кто не укло­ня­ется от нечи­стоты поро­ков. Ибо Дух Божий уда­лится от лукав­ства и не будет оби­тать в теле, пора­бо­щен­ном греху». Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, считая, что усло­вием позна­ния Бога явля­ется свя­тость, пишет: «Если хочешь уви­деть Свя­того – стань святым».

Позна­вать Бога чело­век не может без помощи свыше. Св. Иустин фило­соф об этом гово­рит так: «Людям невоз­можно узнать столь высо­кие и боже­ствен­ные истины ни по есте­ству, ни через дея­тель­ность ума, но только посред­ством дара, кото­рый сходит свыше на святых мужей». Об этом гово­рят и другие святые отцы Церкви. «Никто не может войти в Бого­сло­вие и ска­зать ничего достой­ного о Боге, – пишет преп. Никита Стифат, – как только Духом Святым». По словам преп. Симеона Нового Бого­слова, «Сам Гос­подь поло­жил тьму покро­вом Своих тайн, и нужен некий вели­кий Свет Все­свя­того Духа для пости­же­ния этих сокро­вен­ных тайн. Как же ты, еще не сде­лав­шийся оби­те­лью этого Света, пыта­ешься познать то, на что не имеешь сил, как еще несо­вер­шен­ный и непро­све­щен­ный?»

Теперь пого­во­рим о Боге как все­со­вер­шен­ном Духе и о свой­ствах Духа Божия.

Гос­подь Бог – не ветхий старец, сидя­щий на веще­ствен­ном пре­столе в заоб­лач­ной дали, а все­со­вер­шен­ный Дух. Каков Бог и где Он пре­бы­вает?

Сколько раз зада­вался и зада­ется этот вопрос самыми раз­ными людьми! Но все ли они нахо­дят на него пра­виль­ный ответ, и где содер­жится ответ на этот вопрос? Вообще имеет ли вопрос о Боге зна­че­ние для чело­века и какое оно?

Есть люди, кото­рые вуль­гарно пред­став­ляют себе Бога в образе вет­хого старца, сидя­щего где-то за обла­ками на пре­столе из дра­го­цен­ного мате­ри­ала. При таком поня­тии о Боге эти люди склонны счи­тать, что поскольку ни само­леты, ни кос­ми­че­ские корабли не встре­ча­ются с таким чело­ве­ко­по­доб­ным богом, значит, Бог не суще­ствует. Что можно воз­ра­зить на такое неве­же­ство людей в вопро­сах веры, рели­гии?

Св. Писа­ние нигде не утвер­ждает, что Бога в образе чело­века можно встре­тить или уви­деть в про­сто­рах Все­лен­ной, будь это в око­ло­зем­ном кос­мосе, на Луне, на Венере, Марсе, за пре­де­лами нашей Галак­тики или в той непо­мер­ной дали, где срав­ни­тельно недавно были обна­ру­жены ква­зары.

Кто-то может воз­ра­зить, что, мол, на иконе «Гос­подь Саваоф» («Ветхий деньми») изоб­ра­жа­ется Гос­подь Бог в образе старца. Но ведь это не дает ника­кого осно­ва­ния счи­тать, что Творец всего види­мого и неви­ди­мого имеет на самом деле такой образ. Икона изоб­ра­жает не то, каков Гос­подь Бог в дей­стви­тель­но­сти, но то, как Он види­мым обра­зом открыл себя про­року Дани­илу в виде­нии, воз­ве­щая о послед­них днях мира. «Рас­суж­дая о Боге, создав­шем людей, – гово­рит свя­ти­тель Афа­на­сий Алек­сан­дрий­ский, – нужно пред­став­лять Его не по подо­бию чело­ве­че­скому, но иначе и выше чело­ве­че­ского есте­ства».

Неко­то­рые гово­рят при­мерно так: пока­жите мне Бога или пусть Он Сам мне пока­жется, и я тогда стану веру­ю­щим. Эти люди успо­ка­и­вают себя тем, что, поскольку Бог неви­дим – значит, Он и не суще­ствует. Они забы­вают, что не только Бога нельзя видеть. Чело­век неспо­со­бен видеть элек­троны, про­тоны, элек­три­че­ский ток, рент­ге­нов­ские лучи, радио­ак­тив­ные излу­че­ния, радио­волны. Нашему глазу недо­ступны также мысль, память, радость, любовь, печаль и т. п. Так что же полу­ча­ется: нет элек­тро­нов, не суще­ствуют рент­ге­нов­ские лучи, не бывает как тако­вых радо­сти или любви оттого, что всего этого мы не спо­собны уви­деть?

Здесь может быть такое воз­ра­же­ние, что, мол, элек­троны или про­тоны, хотя они и неви­димы для глаза, могут быть обна­ру­жены с помо­щью соот­вет­ству­ю­щих при­бо­ров. Это верно. Ну, а что каса­ется Бога, то рели­гия не гово­рит, что чело­век неспо­со­бен Его обна­ру­жить. Очень даже спо­со­бен. Истинно веру­ю­щий чело­век реально ощу­щает Бога своим бого­по­доб­ным духом, живет в тесном духов­ном еди­не­нии с Ним.

Тот, кто гово­рит, что он уве­рует в Бога, если увидит Его, должен знать, что наш глаз спо­со­бен рас­смат­ри­вать только мате­ри­аль­ные вещи, а Бог нема­те­ри­а­лен. Если глаз не может смот­реть даже на солнце – не выно­сит силы твар­ного света, то что было бы с ним, если бы он увидел сияние Боже­ствен­ного света? Наши глаза и наша мысль неспо­собны объять бес­пре­дель­ные про­сторы Все­лен­ной и неис­чер­па­е­мые глу­бины мик­ро­мира. Так стоит ли недо­уме­вать, что Тот, Кто создал и мак­ро­мир, и мик­ро­мир, – вели­кий Бог – сокрыт от чело­ве­че­ского глаза и чело­ве­че­ского ума?

Когда мы гово­рим, что Бог нема­те­ри­а­лен, то этим мы хотим ска­зать, что Бог есть Дух. Какова сущ­ность духа вообще?

Неко­то­рые под словом «дух» пони­мают дыха­ние чело­века, а то и сам воздух. Их заблуж­де­ние оче­видно. Другие втис­ки­вают необъ­ят­ное для нашего ума поня­тие «дух» в тесные гра­ницы своего мыш­ле­ния. Однако не сле­дует забы­вать того, что чело­век не спо­со­бен вооб­ра­зить своим разу­мом есте­ство веч­ного Духа Божия. Тот, кто стре­мится конеч­ным умом познать бес­ко­неч­ный Дух Все­выш­него, напо­ми­нает чело­века, поже­лав­шего вме­стить океан в при­горшне или пыта­ю­ще­гося вдох­нуть сразу весь воздух.

Фор­ми­ро­ва­ние пер­во­на­чаль­ных пред­став­ле­ний о духе надо начать с того, что дух отли­ча­ется от всего веще­ствен­ного, чув­ствен­ного. Стал­ки­ва­ясь в повсе­днев­ной жизни с мате­ри­аль­ным миром, мы знаем, что всякое физи­че­ское тело состоит из частей, огра­ни­чено в про­стран­стве, под­ле­жит изме­не­нию, под­вер­га­ется раз­ру­ше­нию или тлению. Дух не имеет массы, веса, гео­мет­ри­че­ской формы и раз­ме­ров. Дух неви­дим, неося­заем телес­ными чув­ствами и физи­че­скими при­бо­рами, не под­вер­га­ется раз­ло­же­нию на состав­ные части подобно брен­ному телу, ибо по своей сущ­но­сти дух – про­стое есте­ство. Эти свой­ства и еще неко­то­рые другие явля­ются общими и для Духа Божия, и для духов­ных существ – анге­лов, и для чело­ве­че­ского духа.

Дух же Божий в силу Своего все­со­вер­шен­ства харак­те­ри­зу­ется прежде всего тем, что Он ни от кого и ни от чего не зави­сит, ничем не связан, не имеет ника­ких границ как в про­стран­стве, так и во вре­мени. Он вечен, всегда посто­я­нен, всегда оди­на­ков, всегда сво­бо­ден. Он повсюду бывает одно­вре­менно. Для Него нет ни про­шлого, ни буду­щего; и про­шлое, и буду­щее для Духа Божия всегда как насто­я­щее. Бог все видит, все слышит, все знает. В отли­чие от мате­ри­аль­ных тел, слож­ных по стро­е­нию, Божие Суще­ство про­стое и не при­частно ни к малей­шей слож­но­сти, не под­ле­жит деле­нию на части.

Свой­ства Бога

Неотъ­ем­ле­мыми свой­ствами Духа Божия явля­ются само­быт­ность, неиз­ме­ня­е­мость, все­мо­гу­ще­ство, все­ве­де­ние, вез­де­сущ­ность, веч­ность, свя­тость, пра­вед­ность, мило­сер­дие, любовь и т.п.

Бог есть Суще­ство само­быт­ное. Он ни от кого и ни от чего не зави­сит по Своему бытию, а поэтому сво­бо­ден от каких-либо пере­мен. Все усло­вия Своего бытия Бог имеет в Себе Самом.

Бог неиз­ме­няем в Своем Суще­стве, Своих силах и совер­шен­ствах, во всех Своих каче­ствах. Он не под­ле­жит пере­хо­дам из луч­шего состо­я­ния в худшее или из худ­шего в лучшее, потому что Он все­со­вер­ше­нен. Твар­ный мир посто­янно изме­ня­ется. Жизнь Бога не под­ле­жит изме­не­нию.

Бог как чистей­ший Дух не огра­ни­чен ника­кими пре­де­лами про­стран­ства и Собою все напол­няет. Бог при­сут­ствует везде. Вез­де­су­щие Божие надо пони­мать в таком смысле, что Бог при­бы­вает везде, всегда и все­цело. Бог есть весь во всем, но вне и выше всего (равно в вели­ком и малом). Подобно тому, как душа при­сут­ствует в каждой части чело­ве­че­ского тела, так и Бог при­сут­ствует во всех частях Все­лен­ной. Бог выше всякой про­стран­ствен­но­сти. Он – Суще­ство необъ­ят­ное, неогра­ни­чен­ное, неиз­ме­ри­мое. Бог всюду при­сут­ствует не только Своими дей­стви­ями и силами, но и Самим Своим Суще­ством. «Что Бог везде при­сут­ствует, мы знаем, но как – не пости­гаем, потому что нам известно только при­сут­ствие чув­ствен­ное и не дано разу­меть вполне есте­ства Божия», – гово­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст.

Бог вез­де­сущ, почему же тогда гово­рят, что Он живет на Небе? Согласно хри­сти­ан­скому учению. Гос­подь Бог, хотя и при­сут­ствует всегда на каждом месте, но есть и отлич­ная от всего твар­ного бытия непо­сти­жи­мая область, в кото­рой пре­бы­вает Трии­по­стас­ный Бог. Это та область бытия Божия, кото­рую имеет в виду св. апо­стол Павел, когда гово­рит, что Бог «оби­тает в непри­ступ­ном свете. Кото­рого никто из чело­ве­ков не видел и видеть не может» (1Тим. 6:16). Запре­дель­ную, недо­ся­га­е­мую, недо­ступ­ную для всех твар­ных существ область бытия Божия назы­вают Небом небес или Пре­сто­лом Все­выш­него.

Бог все может. Все есте­ствен­ные и сверхъ­есте­ствен­ные силы под­чи­нены Богу. Все­мо­гу­ще­ство Божие заклю­ча­ется не в том, что Бог может делать все, что нам взду­ма­ется, а в том, чтобы делать все, что не про­ти­во­ре­чит при­роде Боже­ствен­ной. «Если Бог хочет, веще­ства при­об­ре­тают про­ти­во­по­лож­ные свой­ства», – такими сло­вами под­твер­ждает истину о все­мо­гу­ще­стве Божием преп. Ефрем Сирин, и он же пишет: «Бог непо­сти­жим в Своем могу­ще­стве. Он мог явить в тво­ре­ниях нечто боль­шее, но совер­шил в них только то, что они спо­собны вме­стить».

Все­мо­гу­щий Бог имеет бес­пре­дель­ную силу все про­из­во­дить и над всем вла­ды­че­ство­вать, поэтому Его назы­вают все­силь­ным и Все­дер­жи­те­лем. Своим могу­ще­ством Бог про­мыш­ляет о тво­ре­нии и вла­ды­че­ствует над ним, совер­шая чудеса.

Бог бес­ко­не­чен в разуме Своем. Разум Божий можно рас­смат­ри­вать с двух сторон: как сам в себе (что при­во­дит к поня­тию о все­ве­де­нии Бога), так и в отно­ше­нии к дей­ствиям Божиим (где мы полу­чаем знания о высо­чай­шей пре­муд­ро­сти Бога).

Под все­ве­де­нием Божиим сле­дует пони­мать то, что Бог совер­шен­ней­шим обра­зом знает Себя Самого и все вне Себя. Бог знает все про­шед­шее, насто­я­щее, буду­щее, все воз­мож­ное и слу­чай­ное, даже услов­ное, что может слу­читься только при опре­де­лен­ных усло­виях. Бог знает все дей­ствия каж­дого чело­века, кото­рые еще будут совер­шены в буду­щем. Такое знание назы­ва­ется Божиим пред­ви­де­нием. Бог хотя и знает, что каждый чело­век должен сде­лать, но Он не стес­няет сво­боду воли чело­века, когда тот, напри­мер, совер­шает злые дела. У Бога нет наси­лия над сво­бод­ной волей чело­века. Пред­ви­де­ние же Богом того, что чело­век сде­лает по своей сво­бод­ной воле, не стес­няет чело­ве­че­скую сво­боду, поскольку Божие знание об этих дей­ствиях чело­века не есть при­чина, про­из­во­дя­щая дей­ствия. Бог потому и пред­ви­дит, что так сбу­дется. В пред­ви­де­нии Божием нас осо­бенно убеж­дает име­ю­ще­еся в Свя­щен­ном Писа­нии нема­лое число пред­ска­за­ний буду­щих слу­чай­ных дей­ствий чело­ве­че­ских, «о кото­рых было пред­ска­зано за сотни и тысячи лет до их испол­не­ния.

Пре­муд­рость Божия есть бес­ко­неч­ный Разум Божий, рас­смат­ри­ва­е­мый с дея­тель­ной сто­роны и выра­жа­ю­щийся в знании Богом наи­луч­ших целей и совер­шен­ней­ших средств для их дости­же­ния.

Бог имеет Волю, кото­рая ни от чего посто­рон­него не зави­сит, она совер­шенно сво­бодна. Мир был при­ве­ден в бытие не по какой – либо внеш­ней или внут­рен­ней необ­хо­ди­мо­сти для Бога, а един­ственно по Его сво­бод­ному изво­ле­нию.

Гос­подь Бог не огра­ни­чен в Своей свя­то­сти. Будучи Сам Святым, Бог тре­бует и от людей свя­то­сти: «Итак будьте святы, потому что Я свят» (Лев. 11:45). В силу Своей свя­то­сти Бог не может идти против Самого Себя и Своей святой воли. Бог не нару­шает сво­боду воли Своих разум­ных созда­ний, кото­рым Он даро­вал ее. Поэтому Гос­подь и не пре­пят­ствует Своим созда­ниям, когда они пре­сту­пают Его волю.

Наряду с разу­мом и волей, Бог имеет также и чув­ства. С точки зрения Своих чув­ство­ва­ний Бог обла­дает все­б­ла­жен­ством и бес­ко­неч­ной бла­го­стью или любо­вью к тварям. Все­б­ла­жен­ство Божие озна­чает то, что стрем­ле­ние Бога к бес­ко­неч­ному благу сов­па­дает с самим обла­да­нием им, и что Бог ощу­щает наи­вы­со­чай­шее бла­жен­ство от согла­со­ван­ного дей­ствия всех сил и свойств Своей бес­ко­неч­ной при­роды. У псал­мо­певца Давида мы читаем: «Пол­нота радо­стей пред лицем Твоим, бла­жен­ство в дес­нице Твоей вовек» (Пс. 15:11). Бес­ко­неч­ная бла­гость или любовь Божия к тварям явля­ется Его сущ­но­стью, ибо «Бог есть любовь» (1Ин. 4:16). Неиз­ре­чен­ная любовь побу­дила Гос­пода создать мир и непре­станно про­мыш­лять о нем. «Благ Гос­подь ко всем, и щед­роты Его на всех делах Его» (Пс. 144:9). Высшим про­яв­ле­нием бла­го­сти Божией яви­лось дело искуп­ле­ния: «Так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Своего Еди­но­род­ного, дабы всякий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). «Любовь познали мы в том, что Он поло­жил за нас душу Свою» (Ин. 3:16). «Бог Свою любовь к нам дока­зы­вает тем, что Хри­стос умер за нас, когда мы были ещё греш­ни­ками» (Рим. 5:8). «В том любовь, что не мы воз­лю­били Бога, но Он воз­лю­бил нас и послал Сына Своего в уми­ло­стив­ле­ние за грехи наши» (1Ин. 4:10).

Бог бес­пре­де­лен в Своем чело­ве­ко­лю­бии. Из бес­ко­неч­ного чело­ве­ко­лю­бия Божия выте­кает мило­сер­дие и состра­да­ние, кото­рые озна­чают, что Бог любит как послуш­ных, так и непо­слуш­ных сынов чело­ве­че­ских. «Ибо Он пове­ле­вает солнцу Своему вос­хо­дить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных» (Мф. 5:45). Божие мило­сер­дие и состра­да­ние неис­чер­па­емы и выше нашего пони­ма­ния. Однако Бог нико­гда не бывает рав­но­душ­ным перед грехом и не может защи­щать его. Если же греш­ник чисто­сер­дечно рас­ка­и­ва­ется во грехе. Бог про­щает его.

Мило­серд­ный Гос­подь дол­го­тер­пе­лив к греш­ни­кам, ожидая их пока­я­ния, но при этом не сле­дует забы­вать, что «Гос­подь есть Бог рев­ни­тель и мсти­тель; мсти­тель Гос­подь и стра­шен в гневе: мстит Гос­подь врагам Своим и не поща­дит про­тив­ни­ков Своих!» (Наум. 1:2). «Когда читаем о гневе или о ярости Божией, мы должны пред­став­лять их не по подо­бию чело­ве­че­ского воз­му­ще­ния, но достойно Бога, Кото­рый чужд вся­кого воз­му­ще­ния. Под этим мы должны пони­мать, что Он – Судия и Отмсти­тель за все непра­вед­ное в этом мире. Боясь воз­да­ния, мы должны опа­саться делать что-нибудь против Его воли», — пишет пре­по­доб­ный Иоанн Кас­сиан Рим­ля­нин.

В том, что в мире суще­ствует зло, вины Бога нет. Зло имеет своей при­чи­ной грех, кото­рый есть пре­ступ­ле­ние воли Божией разум­ными суще­ствами, обла­да­ю­щими сво­бод­ной волей. Подобно тому, как тьма – это отсут­ствие света, так зло – это уда­ле­ние от Бога. То, что обычно назы­вают злом в физи­че­ском мире, напри­мер, болезнь, неуро­жай, навод­не­ние и т.д., не есть зло в истин­ном смысле. Такие нака­за­ния от Бога, посы­ла­е­мые чело­веку, служат к его духовно – нрав­ствен­ному исправ­ле­нию и поэтому заклю­чают в себе силу добра. Зло же в под­лин­ном смысле – это грех, без­за­ко­ние, уда­ле­ние от Бога. Зло не имеет в себе само­сто­я­тель­ного начала. Оно появи­лось в мире после отпа­де­ния от Бога части воз­гор­див­шихся анге­лов во главе с ден­ни­цей, кото­рые стали оли­це­тво­ре­нием вся­кого зла, нена­ви­сти, вражды, бого­бор­ства.

Неви­ди­мый Бог может про­яв­лять Себя и в види­мом образе. «Я видел Духа, схо­дя­щего с неба, как голубя» (Ин. 1:32), – гово­рит, напри­мер, св. пророк Иоанн Кре­сти­тель. В Ветхом Завете Гос­подь Бог мно­го­кратно являл Себя види­мым обра­зом людям, но при этом каждый раз чело­век видел Бога не таким, каков Он есть по Своему есте­ству, но таким, каким Гос­подь желал откры­вать Себя людям. В дни земной жизни вопло­тив­ше­гося Сына Божия люди видели Его в образе чело­ве­че­ском, ибо Он, Гос­подь Исус Хри­стос, есть Бого­че­ло­век (и Бог, и чело­век). Будучи истин­ным Чело­ве­ком, Хри­стос имеет такую же плоть, какую имеют и все люди. Но тот факт, что Хри­стос имеет чело­ве­че­скую плоть, не озна­чает, что Дух Божий имеет руки, ноги, туло­вище, голову, глаза, уши и прочее, отно­ся­ще­еся к чело­ве­че­скому телу.

В Св. Писа­нии нередко встре­ча­ются выра­же­ния, при­пи­сы­ва­ю­щие все­со­вер­шен­ному Духу Божию свой­ства чело­века. Так. читая Библию, можно поду­мать, что Бог (не в смысле Исус Хри­стос по Своему чело­ве­че­скому есте­ству, а Бог как все­со­вер­шен­ный Дух) по – чело­ве­че­ски видит, слышит, что – то делает руками, ходит и т.п. Все такие выра­же­ния сле­дует пони­мать не бук­вально, а в пере­нос­ном смысле, как ино­ска­за­ния, упо­треб­ля­е­мые для пони­ма­ния чело­ве­ком дей­ствий и есте­ства Духа Божия. Так, руки Гос­пода озна­чают Его все­мо­гу­ще­ство, помощь – защиту; очи – все­ве­де­ние, что Бог все видит; уши – что Он слышит все голоса и звуки, знает сокро­вен­ные помыслы каж­дого чело­века и т. д. Свя­ти­тель Гри­го­рий Нази­ан­зин так гово­рит о телес­ных опре­де­ле­ниях, исполь­зу­е­мых при рас­суж­де­нии о Боге: «По Писа­нию Бог спит (Пс. 43:24), про­буж­да­ется (Пс. 7:7), гне­ва­ется (Втор. 11:17), ходит и имеет пре­сто­лом Херу­ви­мов (Ис. 37:16). Но разве Бог под­вер­жен немо­щам? Разве Он есть тело? Ясно, что здесь пред­став­лено то, чего нет на самом деле. Сораз­ме­ря­ясь со своими поня­ти­ями, мы назвали и Боже­ствен­ное сло­вами, взя­тыми из своего опыта. Когда Бог, по извест­ным только Ему Самому при­чи­нам, как бы пре­кра­щает Свою заботу о нас, мы гово­рим, что Он спит… Когда, наобо­рот, вдруг начи­нает бла­го­де­тель­ство­вать, это значит, что Он про­буж­да­ется… Он нака­зы­вает, а мы гово­рим: «гне­ва­ется»… Он дей­ствует то здесь, то там, а по нашему – Он «ходит», быстро дви­жется – «летает». Обра­щен­ность к нам мы назы­ваем «лицом», даяние и при­я­тие – «рукою». И так всякая другая Божия сила и всякое другое Божие дей­ствие изоб­ра­жены у нас чем-нибудь, взятым из опыта чело­ве­че­ского».

Для луч­шего пони­ма­ния Бога как все­со­вер­шен­ного Духа при­ве­дем неко­то­рые выска­зы­ва­ния хри­сти­ан­ских мыс­ли­те­лей, про­све­щен­ных от Духа Свя­того. Преп. Симеон Новый Бого­слов, раз­мыш­ляя о непо­сти­жи­мо­сти Божией, пишет: «Про­стой (не име­ю­щий состав­ных частей, подобно веще­ству), все напол­ня­ю­щий, совер­шенно неизоб­ра­зи­мый, неве­ще­ствен­ный, неопи­су­е­мый. Ты весь непо­сти­жим… Как станем утвер­ждать, что Ты вос­се­да­ешь, или на каком пре­столе, когда в руке Ты содер­жишь небо и землю, и все, что под землей? Они Твоею же дер­жатся силой? Какой пре­стол вме­стил бы Тебя или какого рода храм?.. Кто совер­шенно постиг­нет Тебя? Горе людям и всякой твар­ной при­роде, дер­за­ю­щей иссле­до­вать такое в Боге, прежде чем не будет она оза­рена, про­све­щена; прежде чем не узрит Боже­ствен­ных про­яв­ле­ний и не сде­ла­ется созер­ца­тель­ни­цей таинств Хри­сто­вых, кото­рых даже (апо­стол) Павел, увидев, совер­шенно не мог выска­зать. О Самом же Боге он не удо­сто­ился ничего боль­шего услы­шать, постичь или усво­ить, кроме того, что Он есть Сущий, Бог всех и Созда­тель, Творец и Пода­тель всего суще­ству­ю­щего. Мы же, несчаст­ные, заклю­чен­ные во тьме и помра­чен­ные (гре­хов­ными) удо­воль­стви­ями, не зна­ю­щие самих себя, погре­бен­ные стра­стями, слепые и мерт­вые, – каким обра­зом бываем одер­жимы жела­нием познать истинно Сущего, без­на­чаль­ного, несо­здан­ного Бога, Еди­ного Бес­смерт­ного и для всех неви­ди­мого, и гово­рим о Боге, как будто зна­ю­щие, будучи уда­лены от Него? Ибо если бы соеди­ни­лись с Ним, то нико­гда не дер­зали бы гово­рить о Нем, видя, что все у Него неиз­ре­ченно и непо­сти­жимо; и не только каса­ю­ще­еся Его Самого, но и дел Его, в боль­шей части неве­до­мых для всех».

У преп. Симеона Нового Бого­слова мы нахо­дим такую мысль: «Сотво­рив мир, Гос­подь не пере­ме­нил места и не соеди­нился с созда­ни­ями. Если же Он неогра­ни­чен, то где, ска­жешь ты, нахо­дится Он. Отве­чаю тебе: ищи Его не телесно, обрети Его мыс­ленно. Ища духовно, ты най­дешь Его неогра­ни­чен­ным, а потому опять – нигде, ни внутри, ни вне, хотя и везде, во всем, бес­страстно, нес­ли­янно, а потому вне всего, так как Он – прежде всего».

По словам св. Васи­лия Вели­кого, «под­линно неиз­ре­ченны и неопи­санны мол­ние­нос­ные бли­ста­ния Божией кра­соты: ни слово не может выра­зить, .ни слух вме­стить». Этот выда­ю­щийся хри­сти­ан­ский мыс­ли­тель гово­рит: «Как велик Бог? Какая мера Его? Каков Он в сущ­но­сти? Подоб­ные вопросы опасны для вопро­ша­ю­щего и затруд­ни­тельны для вопро­ша­е­мого. Лучшее обра­ще­ние с ними – мол­ча­ние».

Свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский пишет: «Боже­ство не есть что-либо пред­став­ля­е­мое в очер­та­нии. Напро­тив, Боже­ству свой­ственно быть везде, все про­ни­кать и ничем не огра­ни­чи­ваться».

Бог Един по Суще­ству и Тро­и­чен в Лицах

Свя­щен­ное Писа­ние откры­вает нам Еди­ного Бога, а не мно­же­ство богов, в кото­рых веро­вали языч­ники. На стра­ни­цах Святой Библии мы читаем: «Гос­подь, Бог наш, Гос­подь един есть» (Втор. 6:4). «Так гово­рит Гос­подь, Царь Изра­иля и Иску­пи­тель его, Гос­подь Саваоф: Я первый и Я послед­ний, и кроме Меня нет Бога» (Ис. 44:6). «Нет иного Бога, кроме Еди­ного» (1Кор. 8:4). Вет­хо­за­вет­ные пра­вед­ники с помо­щью своих пла­мен­ных про­по­ве­дей утвер­ждали бого­из­бран­ный народ в истине един­ства Божия. В Новом Завете Бого­че­ло­век Исус Хри­стос засви­де­тель­ство­вал: «Гос­подь Бог наш есть Гос­подь Единый». В пра­во­слав­ном Сим­воле веры, утвер­жден­ном на первом Все­лен­ском Соборе в 325 году, мы читаем: «Верую во Еди­ного Бога…»

Мы веруем в Еди­ного Бога и испо­ве­дуем в Нем три Лица или три Ипо­стаси: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой. Эти три Лица, т.е. три Боже­ствен­ные Лич­но­сти обра­зуют Святую Троицу. Все три Лица Святой Троицы есть все­со­вер­шен­ные Боже­ствен­ные Лич­но­сти. Каждая из них обла­дает разу­мом, волей, чув­ствами и дру­гими свой­ствами лич­но­сти. Каждая из трех Боже­ствен­ных Ипо­ста­сей обла­дает всеми Боже­скими совер­шен­ствами, но этими Боже­скими совер­шен­ствами все Они обла­дают нераз­дельно. Поэтому Святая Троица – это не три Бога, но один Бог.

Чтобы хоть в какой – то сте­пени при­бли­зиться к пони­ма­нию Святой Троицы, исполь­зуют подо­бия и ана­ло­гии, взятые из твар­ного мира. Напри­мер, у солнца есть диск, свет, тепло. Но оно не раз­де­ля­ется на части. Круг как бы озна­чает Без­на­чаль­ного Бога Отца, свет – Бога Сына, тепло – Бога Духа Свя­того. Другой пример. Бого­по­доб­ный дух в чело­веке имеет разум, волю, чув­ство, кото­рые хотя и раз­личны между собою, но однако же все три пред­став­ляют единую духов­ную сущ­ность.

Лица Святой Троицы нахо­дятся в посто­ян­ном вза­им­ном обще­нии между Собой: Отец пре­бы­вает в Сыне и во Святом Духе, Сын – во Отце и Святом Духе, Дух Святой во Отце и Сыне. Пре­свя­тая Троица нераз­де­лима по Суще­ству и нес­ли­ва­е­мая в Ипо­ста­сях. Святая Троица есть Един­ство и Тро­ич­ность. Она только Сама ведает о Себе. Одни только Боже­ствен­ные Ипо­стаси знают Друг Друга и Друг Другом позна­ются.

Три­еди­ный Бог есть Дух бес­пре­дель­ный во всех отно­ше­ниях, иначе – Все­со­вер­шен­ный… «Бог, – гово­рит св. Кирилл Иеру­са­лим­ский, – совер­шен во всем…, совер­шен в веде­нии, совер­шен в силе, совер­шен в вели­чии, совер­шен в пред­ви­де­нии, совер­шен в бла­го­сти, совер­шен в пра­во­су­дии, совер­шен в чело­ве­ко­лю­бии».

Итак, мы кратко позна­ко­ми­лись с осно­вами хри­сти­ан­ского учения о Боге. Наша даль­ней­шая задача, – исполь­зуя совре­мен­ные знания о Все­лен­ной, дока­зать, что Бог, каким Он пред­став­лен на преды­ду­щих стра­ни­цах, суще­ствует.

Небо види­мое и небо неви­ди­мое

Твердь небес­ная

Слово «небо» встре­ча­ется на стра­ни­цах Св. Писа­ния в раз­лич­ных зна­че­ниях, суще­ственно отли­ча­ю­щихся друг от друга.

Прежде всего в Библии ска­зано, что Гос­подь Бог создал твердь небес­ную и утвер­дил на ней све­тила. Твердь – по древ­не­ев­рей­ски «ракия», что в пере­воде озна­чает «про­стран­ство». Твердь небес­ная – про­стран­ство небес­ное, или, как гово­рят ныне, кос­ми­че­ское про­стран­ство. Про­стран­ство над наблю­да­те­лем, сто­я­щим на земле, – это и воз­душ­ная обо­лочка (атмо­сфера), кото­рая про­сти­ра­ется вокруг Земли при­мерно на тысячу кило­мет­ров в высоту, а также и звезд­ное небо – про­стран­ство, в кото­ром дви­жутся бес­чис­лен­ные небес­ные тела (све­тила).

Когда в Св. Писа­нии речь идет и об атмо­сфер­ных явле­ниях, и о звезд­ном мире, упо­треб­ля­ется слово «небо», напри­мер, «небо красно» (Мф. 16:2), «зна­ме­ния с неба» (Лук. 11:16), «звезды на небе» (Евр. 11:12). В первом стихе биб­лей­ской книги Бытие «В начале сотво­рил Бог небо и землю» (Быт. 1:1) под сло­вами «небо и земля» под­ра­зу­ме­ва­ется вся все­лен­ная.

В пони­ма­нии древ­них, види­мое небо пред­став­ля­лось как свод, кото­рый своим нижним краем касался краев земли. Это дало повод Гос­поду Исусу Христу упо­тре­бить такие выра­же­ния, как «от края небес до края их» (Мф. 24:31), «от края земли до края неба» (Мк. 13:27).

В Свя­щен­ном Писа­нии часто исполь­зу­ются ино­ска­за­тель­ные и образ­ные выра­же­ния, упо­треб­ля­ются они также и для види­мого неба. Так, в биб­лей­ской книге Бытие при опи­са­нии Все­мир­ного потопа, быв­шего при Ное, гово­рится, что «окна небес­ные отво­ри­лись» (Быт. 7:11), когда 40 дней лился на землю дождь. Види­мое небо изоб­ра­жа­ется в Библии как шатер, или палатка, кото­рые можно рас­ки­нуть и свер­нуть. «Ты (Гос­поди)… про­сти­ра­ешь небеса, как шатер» (Пс. 103:2), «Он (Творец) рас­про­стер небеса, как тонкую ткань, и рас­ки­нул их, как шатер для жилья» (Ис. 40:22), «Я – Мои руки, – гово­рит Гос­подь, – рас­про­стерли небеса» (Ис. 45:12).

Види­мое небо – это не только небес­ные све­тила, но и весь космос, вся Все­лен­ная (кроме Земли), все, что доступно людям для наблю­де­ния как нево­ору­жен­ным глазом, так и с помо­щью аст­ро­но­ми­че­ских при­бо­ров, а также и те глу­бины кос­моса, о кото­рых люди не знают.

Область небес­ного мира, где пре­бы­вают Бог, ангель­ские чины, духи пра­вед­ни­ков

Есть многое такое в кос­мосе, чего не спо­со­бен уви­деть чело­ве­че­ский глаз, но не оно, брен­ное, отно­сится к Небу неви­ди­мому, о кото­ром гово­рит хри­сти­ан­ство. Небо неви­ди­мое – это место оби­та­ния Бога (3Цар. 8:49), возле Кото­рого нахо­дятся «воин­ство небес­ное» (Лук. 2:13), «Ангелы небес­ные» (Мф. 24:36) и «духи пра­вед­ни­ков» (Евр. 12:23).

Небо неви­ди­мое назы­ва­ется на языке цер­ков­ных поня­тий Небес­ным. В отли­чие от него окру­жа­ю­щая чело­века види­мая Все­лен­ная есть область зем­ного. Небес­ное и земное не сли­ва­ются друг с другом и явля­ются отлич­ными друг от друга обла­стями бытия. Область Небес­ного зани­мает пер­вен­ству­ю­щее поло­же­ние.

Небо, где оби­тают бес­те­лес­ные суще­ства, недо­ся­га­емо для науч­ных мето­дов позна­ния. Ника­кой теле­скоп не обна­ру­жит, как, напри­мер, Ангелы окру­жают неве­ще­ствен­ный Пре­стол Божий, и воз­дают славу, честь и бла­го­да­ре­ние Гос­поду. Чело­ве­че­скому уму не понять устрой­ство неви­ди­мого неба, кото­рое совер­шенно отли­ча­ется от всего мате­ри­аль­ного (веще­ствен­ного). Поскольку мы, люди, можем вооб­ра­жать себе лишь только то, что суще­ствует в про­стран­стве, то вполне есте­ственно, что в нашем чело­ве­че­ском пред­став­ле­нии и духов­ное небо выгля­дит про­стран­ством над види­мым небом. Св. Писа­ние, кото­рое обра­щено к чело­веку, тоже изоб­ра­жает неви­ди­мое небо как про­стран­ство выше звезд. К тому же, в Св. Библии Небес­ные Суще­ства пред­став­лены в раз­лич­ных веще­ствен­ных обра­зах. По мысли выда­ю­ще­гося ран­не­хри­сти­ан­ского мыс­ли­теля св. Дио­ни­сия Аре­о­па­гита, не без осно­ва­ния духов­ные суще­ства, не име­ю­щие образа и вида, пред­став­ля­ются в обра­зах и очер­та­ниях: с одной сто­роны, чело­век не может непо­сред­ственно воз­но­ситься к созер­ца­нию духов­ных существ и поэтому нуж­да­ется в подо­биях, заим­ство­ван­ных из веще­ствен­ного мира; с другой сто­роны. Св. Писа­нию, испол­нен­ному таинств, весьма при­лично скры­вать свя­щен­ную и таин­ствен­ную истину об Ангель­ских Чинах под непро­ни­ца­е­мыми свя­щен­ными заве­сами и таким обра­зом соде­лы­вать недо­ступ­ною людям плот­ским. В своем Поуче­нии о Небес­ной Иерар­хии св. Дио­ни­сий настав­ляет веру­ю­щих, «чтобы мы не пред­став­ляли грубо, подобно невеж­дам, небес­ных и бого­по­доб­ных умных Сил (Анге­лов) име­ю­щими много ног и лиц, нося­щими скот­ский образ волов или зве­ри­ный вид львов, с изо­гну­тым клювом орлов, или с пти­чьими перьями; равно не вооб­ра­жали бы того, будто на небе нахо­дятся огне­вид­ные колес­ницы, веще­ствен­ные троны, нужные для вос­се­да­ния на них Боже­ства, мно­го­цвет­ные кони, вое­на­чаль­ники, воору­жен­ные копьями, и многое тому подоб­ное, пока­зан­ное нам Св. Писа­нием под мно­го­раз­лич­ными таин­ствен­ными сим­во­лами».

По воз­зре­нию древ­них иудеев, суще­ствует три неба: первое, на кото­рое под­ни­ма­ются облака и где бывают молнии, громы, ветры и прочие метео­ро­ло­ги­че­ские явле­ния; второе, где дви­жутся небес­ные све­тила; и, нако­нец, третье, где рас­по­ло­жен Пре­стол Все­выш­него. Когда св. ап. Павел гово­рит о вос­хи­ще­нии извест­ного ему чело­века (скры­вая по сми­рен­но­муд­рию, что этот чело­век – он сам) до тре­тьего неба (2Кор. 12:2), то под тре­тьим небом, согласно пред­став­ле­нию иудеев, он имеет в виду Рай, где Бог откры­вает Свое вели­чие и славу Анге­лам и угод­ни­кам Своим.

Для дости­же­ния неви­ди­мого неба чело­веку тре­бу­ется не кос­ми­че­ский корабль, а нрав­ствен­ная чистота и свя­тость. Вели­кое мно­же­ство пра­вед­ни­ков – сонм про­слав­лен­ных Богом святых – уже пре­бы­вают на Небе, где они удо­сто­и­лись неиз­ре­чен­ного бла­жен­ства. Их слава столь велика, что чело­век, будучи еще в теле, неспо­со­бен выне­сти ее. Если бы кто, живя на земле, хотя бы на мгно­ве­ние вкусил сла­дость и радость небес­ной жизни, он рас­таял бы, как таит воск от огня.

Небо неви­ди­мое имеет мно­же­ство назва­ний в Св. Писа­нии: Рай, Цар­ство Небес­ное, Цар­ство Божие, Небес­ное Оте­че­ство, новый и небес­ный Иеру­са­лим и т.д.

Небо неви­ди­мое в силу своей непо­сти­жи­мо­сти явля­ется для чело­века объ­ек­том не иссле­до­ва­ния, но веры, надежды, упо­ва­ния. Хри­стос при­зы­вает Своих после­до­ва­те­лей соби­рать себе нетлен­ные сокро­вища на Небе. В поту­сто­рон­ней жизни каждый хри­сти­а­нин, кото­рый спо­до­бится веч­ного спа­се­ния, будет насла­ждаться неиз­ре­чен­ными радо­стью и бла­жен­ством на Небе. Но без духов­ного воз­рож­де­ния и освя­ще­ния никто не сможет взойти на Небо.

Небеса про­по­ве­дуют славу Божию

Вели­ко­ле­пие звезд­ного неба

«И сказал Бог: да будут све­тила на тверди небес­ной (для осве­ще­ния земли и для отде­ле­ния дня от ночи, и для зна­ме­ний, и времен, и дней, и годов; и да будут они све­тиль­ни­ками на тверди небес­ной, чтобы све­тить на землю. И стало так. И создал Бог два све­тила вели­кие: све­тило боль­шее, для управ­ле­ния днем, и све­тило мень­шее, для управ­ле­ния ночью, и звезды; и поста­вил их Бог на тверди небес­ной, чтобы све­тить на землю, и управ­лять днем и ночью, и отде­лять свет от тьмы» (Быт. 1:14–18), – так Св. Библия опи­сы­вает сотво­ре­ние Богом небес­ных светил. Все в этом рас­сказе понятно даже малень­кому ребенку. Какое воз­вы­шен­ное повест­во­ва­ние! Нет в нем ни туман­ной фило­со­фии, ни каких – либо огра­ни­чен­ных чело­ве­че­ских пред­став­ле­ний о Все­лен­ной, всегда дале­ких от истин­ной кар­тины миро­зда­ния. Св. Писа­ние не сооб­щает, как именно Гос­подь сотво­рил Все­лен­ную, ибо это не по уму чело­веку.

Свя­ти­тель Феофан Антио­хий­ский гово­рит, что если бы кто имел даже тысячу уст и тысячу языков и жил бы тысячу лет – все равно и такой чело­век не смог бы объ­яс­нить тайну сотво­ре­ния мира по при­чине пре­вос­хо­дя­щего вели­чия и богат­ства пре­муд­ро­сти Божией, явлен­ной при миро­тво­ре­нии.

Глав­ное, что надо усво­ить из этого биб­лей­ского текста – это то, что Все­лен­ная сотво­рена все­мо­гу­ще­ством Божиим и что небес­ные све­тила имеют непо­сред­ствен­ное, отно­ше­ние к Земле.

Хотя и многое сокрыто от чело­века, но не сокрыто от него зре­лище звезд­ного неба. За это люди должны без­мерно бла­го­да­рить Созда­теля, ведь небес­ные све­тила могли бы быть и нена­блю­да­е­мыми из – за того, напри­мер, что всю землю посто­янно оку­ты­вали бы тучи.

Вне вся­кого сомне­ния, самое заме­ча­тель­ное зре­лище, доступ­ное глазу чело­века, – вид звезд­ного неба в без­об­лач­ную ночь.

Хочется любо­ваться и любо­ваться этой неиз­ре­чен­ной кра­со­той. Один древ­ний мудрец сказал, что если бы небес­ные све­тила были видны только в одном уголке земли, туда сте­ка­лись бы бес­чис­лен­ные толпы людей.

Вряд ли кому-нибудь надо­едает созер­цать мири­ады свер­ка­ю­щих звезд. Очень заман­чиво зре­лище хво­ста­тых комет, а также наблю­де­ние сол­неч­ных и лунных затме­ний. Небо было бы совсем не таким при­вле­ка­тель­ным, если бы не было луны, лун­ного света, пол­но­лун­ных ночей, меня­ю­ще­гося серпа луны.

Вос­ходы, дви­же­ния и заходы на небо­своде солнца, луны, звезд, планет, чере­до­ва­ние фаз луны и многое другое вызы­вали бла­го­го­ве­ние перед пре­муд­ро­стью Бога – Творца у многих бла­го­че­сти­вых людей. Святой псал­мо­пе­вец Давид гово­рит: «Небеса про­по­ве­дуют славу Божию» (Пс. 18:2).

Многие бого­муд­рые хри­сти­ан­ские све­точи про­яв­ляли инте­рес к звезд­ному небу. Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий в своем зна­ме­ни­том тво­ре­нии «Беседы на Шестод­нев» (О сотво­ре­нии мира) пишет: «О вели­чи­нах и рас­сто­я­ниях солнца и луны можно многое найти посред­ством умо­за­клю­че­ний, если кто не поверх­ностно рас­смот­рит их дей­ствия и силы. И нам должно искренне при­знаться в своей немощи, чтобы кто не стал нашим словом изме­рять вели­чай­ших созда­ний, а, напро­тив того, из немно­гого нами ска­зан­ного сам вывел заклю­че­ние о том, сколь много нами опу­щено, и как оно важно». «Для чего Бог сотво­рил то или иное, иссле­дуй, ибо это можно познать, но как и почему сотво­рил – этого не испы­ты­вай, потому что это не под­ле­жит твоему разуму», – дает настав­ле­ние пре­по­доб­ный Максим Испо­вед­ник. По словам свя­ти­теля Афа­на­сия Вели­кого, «взирая на вели­чие неба и рас­смат­ри­вая слож­ность тво­ре­ния, можно было бы людям позна­вать и Вождя твари – Отчее Слово, кото­рое Своим о всем про­мыш­ле­нием всем дает позна­вать и Отца, и для того при­во­дит Все­лен­ную в дви­же­ние, чтоб все через Него позна­вали Бога».

«Когда ты под­ни­ма­ешь глаза и видишь кра­соту, вели­чие и бла­го­твор­ность неба, то устре­мись отсюда к Созда­телю, как сказал пре­муд­рый: от вели­чия кра­соты созда­ний срав­ни­тельно позна­ется Винов­ник бытия их (Прем. 13:5), и из самого созда­ния этих стихий усмат­ри­вай, какова сила твоего Гос­пода», – пишет свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст.

Про­хо­дили века, сме­ня­лись одно за другим поко­ле­ния людей. Чело­век узнал, что по рас­по­ло­же­нию светил на небо­своде можно вести кален­дарь, ори­ен­ти­ро­ваться ночью в откры­том море или пустыне.

Много инте­рес­ного о види­мом небе люди узнали после того, как в 1609 году ита­льян­ский ученый Гали­лео Гали­лей изоб­рел теле­скоп.

В XVII веке вели­чай­ший англий­ский физик Исаак Ньютон открыл закон все­мир­ного тяго­те­ния, согласно кото­рому все тела во Все­лен­ной при­тя­ги­ва­ются друг к другу с силой, про­пор­ци­о­наль­ной их массам и обрат­но­про­пор­ци­о­наль­ной квад­рату рас­сто­я­ния между ними. Все­мир­ное тяго­те­ние про­ни­зы­вает всю Все­лен­ную. Для него нет ника­ких пре­град. Как бы далеко друг от друга ни нахо­ди­лись тела, между ними всегда дей­ствует сила при­тя­же­ния, кото­рая зави­сит только от их массы и никак не зави­сит от других свойств. Почти все дви­же­ния небес­ных тел опи­сы­ва­ются этим зако­ном.

В конце XVIII века зна­ме­ни­тый англий­ский аст­ро­ном Вильям Гер­шель, направ­ляя теле­скоп в раз­лич­ные участки Млеч­ного пути [Млеч­ный путь – тускло све­тя­ща­яся на ночном небо­своде беле­сая полоса непра­виль­ной формы, обра­зо­ван­ная гро­мад­ным скоп­ле­нием слабых звезд. Сол­неч­ная система входит в состав Млеч­ного пути.] и, под­счи­ты­вая наблю­да­е­мые при этом звезды, открыл, что звезды рас­по­ло­жены здесь не хао­ти­че­ски, но обра­зуют гигант­скую звезд­ную систему. Эта звезд­ная система – Млеч­ный путь – полу­чила назва­ние нашей Галак­тики. Вскоре аст­ро­номы открыли и другие галак­тики. Сейчас их известно нево­об­ра­зи­мое коли­че­ство.

Изоб­ре­те­ние метода спек­траль­ного ана­лиза в сере­дине XIX века поз­во­лило аст­ро­но­мам по спек­трам звезд изу­чать их хими­че­ский состав и другие свой­ства. В XX веке появи­лись новые направ­ле­ния в аст­ро­но­мии: радио­астро­но­мия, рент­ге­нов­ская аст­ро­но­мия, гамма-аст­ро­но­мия, ней­трин­ная аст­ро­но­мия.

Нево­ору­жен­ным глазом в Север­ном и Южном полу­ша­риях в темную ночь можно насчи­тать при­мерно 6 тысяч звезд В совре­мен­ные же опти­че­ские теле­скопы можно уви­деть мил­ли­арды звезд. А с помо­щью радио­те­ле­ско­пов воз­мож­но­сти в обна­ру­же­нии звезд еще более воз­рас­тают.

Мир звезд … Он неис­чис­лим. «Сосчи­тай звезды, если ты можешь счесть их» (Быт. 15:5), — гово­рит Гос­подь Авра­аму. Бла­го­го­вея перед вели­чием дел Творца, выда­ю­щийся рус­ский ученый М.В. Ломо­но­сов в сти­хо­тво­ре­нии «Вечер­нее раз­мыш­ле­ние о Божием вели­че­стве» так писал:

«Откры­лась бездна, звезд полна,
Звез­дам числа нет, бездне – дна».

В Св. Писа­нии (4Цар. 23:5) упо­ми­на­ется о созвез­диях. К насто­я­щему вре­мени все звезд­ное небо насчи­ты­вает 88 созвез­дий. В Север­ном полу­ша­рии нахо­дится 31 созвез­дие, в Южном полу­ша­рии – 48, девять осталь­ных созвез­дий при­хо­дятся на оба полу­ша­рия. Каждое созвез­дие по – своему кра­сиво, имеет свою непо­вто­ри­мую кон­фи­гу­ра­цию и отли­ча­ется от других созвез­дий зани­ма­е­мой пло­ща­дью (изме­ря­е­мой в квад­рат­ных гра­ду­сах). Напри­мер, хорошо извест­ное каж­дому из нас еще с дет­ства созвез­дие Боль­шой Мед­ве­дицы – самое боль­шое по пло­щади из всех созвез­дий. В него, помимо 7 ярких звезд, обра­зу­ю­щих ковш, входит еще 118 звезд, види­мых нево­ору­жен­ным глазом. Говоря вкратце о других созвез­диях, можно отме­тить, что не все из них легко сразу обна­ру­жить, поскольку боль­шин­ство созвез­дий состоит из слабых звезд, и только 30 созвез­дий четко выде­ля­ются своими кон­ту­рами и яркими звез­дами. Самым кра­си­вым из всех созвез­дий при­знано созвез­дие Ориона. Созвез­дие Скор­пи­она содер­жит более всего – ярких звезд, а именно 12.

Даже поверх­ност­ный взгляд на небо поз­во­ляет сде­лать вывод, что звезды имеют раз­лич­ный блеск, отли­ча­ются они между собою и по цвету. Есть звезды желтые, крас­ные, белые, голу­бо­ва­тые и других цветов. Еще во II веке до Р.X. древ­не­гре­че­ский аст­ро­ном Гип­парх ввел шкалу звезд­ных вели­чин. Эта шкала осно­вана на вос­при­я­тии чело­ве­че­ским глазом света, исхо­дя­щего от звезд. С ростом числа, обо­зна­ча­ю­щего звезд­ную вели­чину, блеск звезд умень­ша­ется. Звезды каждой сле­ду­ю­щей звезд­ной вели­чины имеют блеск при­мерно в два с поло­ви­ной раза меньше, чем звезды преды­ду­щей звезд­ной вели­чины. Так, наблю­да­е­мые в совре­мен­ные теле­скопы звезды 23 звезд­ной вели­чины имеют блеск в 1 мил­ли­ард раз слабее звезд первой звезд­ной вели­чины. Данные аст­ро­но­мов о том, что небес­ные све­тила имеют между собой раз­ли­чия, под­твер­жда­ются Св. Писа­нием, где ска­зано: «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды раз­нится в славе» (1Кор. 15:41).

Вели­ко­ле­пие звезд­ного неба опи­сы­ва­ется с боль­шим мастер­ством поэтами и про­за­и­ками. Среди сти­хо­тво­ре­ний на эту тему име­ются и такие, в кото­рых глу­боко рас­кры­ва­ются рели­ги­озно-фило­соф­ские вопросы.

Вот одно из таких сти­хо­тво­ре­ний, напи­сан­ное рус­ским поэтом, фило­со­фом и рели­ги­оз­ным мыс­ли­те­лем А. С. Хомя­ко­вым, «Звезды»:

В час пол­ноч­ный, близ потока
Ты взгляни на небеса:
Совер­ша­ются далеко
В горнем мире чудеса.
Ночи, вечные лам­пады,
Неви­димы в блеске дня,
Стройно ходят там гро­мады
Нега­си­мого огня.
Но впи­вайся в них очами -
И уви­дишь, что вдали
За бли­жай­шими звез­дами
Тьмами звезды в ночь ушли.
Вновь вгля­дись – и тьмы за тьмами
Утомят твой робкий взгляд:
Все звез­дами, все огнями
Бездны синие горят.

В час пол­ноч­ного мол­ча­нья,
Ото­гнав обманы снов,
Ты вгля­дись душой в Писа­нье
Гали­лей­ских рыба­ков, -
И в объеме книги тесной
Раз­вер­нется пред тобой
Бес­ко­неч­ный свод небес­ный
С луче­зар­ною красой.
Узришь – звезды мысли водят
Тайный хор свой вкруг земли.
Вновь вгля­дись – другие всхо­дят;
Вновь вгля­дись – и там вдали
Звезды мысли, тьма за тьмами,
Всхо­дят, всхо­дят без числа, -
И зажжется их огнями
Сердца дрем­лю­щая мгла.

Еще одно сти­хо­тво­ре­ние дру­гого рус­ского поэта, И. С. Ники­тина, «Небо»:

С глу­бо­кою думой
Гляжу я на небо,
Где, в темной лазури,
Так ярко свер­кают
Планет мири­ады.
Чья мощная сила
Вра­щает их чудо
В таин­ствен­ной сфере?
Когда и откуда
Тела их начало
Свое полу­чили?
Какие в составе
Их тел неиз­вест­ных
Осно­вою жизни
Поло­жены части?
Какое имеют
Они назна­че­нье
И кто бытия их
Все­силь­ный винов­ник?
Уж много минуло
Суро­вых сто­ле­тий;
Как легкие тени,
Исчезли народы,
Но так же, как прежде,
Пре­красна при­рода,
И нету пес­чинки,
Нет капли ничтож­ной,
Ненуж­ной в системе
Всего миро­зда­нья;
В ней все служит к цели,
Для нас непо­нят­ной…
И пусть оста­ется
Во мраке глу­бо­ком
Вели­кая тайна
Начала тво­ре­ний;
Не ясно ль я вижу
Печать дивной силы
На всем, что доступно
Уму чело­века
И что суще­ствует
Так долго и стройно,
Всегда совер­шая
Про­цесс своей жизни
По общему смыслу
Зако­нов при­роды;
И как мне пове­рить
Иль даже поду­мать,
Чтоб случай бес­силь­ный
Был первой при­чи­ной
Начала, зако­нов
Дви­же­нья и жизни
Обшир­ной Все­лен­ной?

Извест­ный фило­соф Кант писал: «Два пред­мета испол­няют меня вели­чай­шим бла­го­го­ве­нием и изум­ле­нием: звезд­ное небо вверху меня и совесть, или нрав­ствен­ный закон, внутри меня».

Одному из вели­чай­ших аст­ро­но­мов мира Иоганну Кеплеру при­над­ле­жат слова: «О, как счаст­лив тот, кому дано через науку воз­вы­шаться до небес. Там видит он пре­выше всего твор­че­ство Божие!…»

На звезд­ное небо можно смот­реть двой­ным зре­нием: физи­че­ским и духов­ным. Одно дру­гому не про­ти­во­ре­чит. В какую бы бес­пре­дель­ную высь ни устре­ми­лось наше физи­че­ское око, какие бы самые неожи­дан­ные и неве­ро­ят­ные зако­но­мер­но­сти ни обна­ру­жи­вал чело­век в устрой­стве звезд­ного неба, – всё это не отри­цает ту истину, что види­мое небо есть как бы книга Божия, на стра­ни­цах кото­рой чело­век читает многие тайны и зна­ме­ния Все­выш­него.

В эпоху бур­ного раз­ви­тия аст­ро­но­мии и осво­е­ния кос­моса чело­век поте­рял преж­нее вос­хи­ще­ние и бла­го­го­ве­ние перед звезд­ным небом, почти не заме­чает его необыч­ную кра­соту. Тогда услы­шать ли, понять ли чело­веку ту про­по­ведь о Боге и хвалу, вос­пе­ва­е­мую Творцу, что воз­но­сятся небес­ными све­ти­лами? Ведь в слове Божием ска­зано: «Небеса про­по­ве­дуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Пс. 18:2). В другом псалме: «Хва­лите Его (Гос­пода), солнце и луна, хва­лите Его, все звезды…» (Пс. 148:3).

Чело­век явля­ется телесно – духов­ным суще­ством, и, как уже было ска­зано, он не может вооб­ра­жать себе духов­ный мир иначе, чем в ино­ска­за­тель­ных обра­зах и чув­ствен­ных пред­став­ле­ниях. И чтобы хоть каким – то обра­зом пред­ста­вить неиз­ре­чен­ное бла­го­ле­пие Небес­ного Цар­ства, чело­век исполь­зует для этого кра­соту види­мого неба. Взгляд веры в голу­бое небо напол­няет душу ощу­ще­нием бес­ко­неч­но­сти, являет неви­ди­мую вечную силу Творца, сми­ряет гор­дыню ума, как – то успо­ка­и­вает чело­ве­че­ский дух, утом­лен­ный житей­скими невзго­дами. Слово Божие при­зы­вает нас: «Под­ни­мите глаза ваши на высоту небес и посмот­рите, кто сотво­рил их? Кто выво­дит воин­ство их счетом? Он всех их назы­вает по имени: по мно­же­ству могу­ще­ства и вели­кой силе у Него ничто не выбы­вает» (Ис. 40:26). Чело­веку нужно чаще под­ни­мать свой взор к небу, чаще обра­щаться к Богу в молитве.

Небо сим­во­ли­зи­рует непо­сти­жи­мую область бытия Божия. Вот почему то, что Св. Библия назы­вает твер­дью небес­ной, веру­ю­щий чело­век вос­при­ни­мает с рели­ги­оз­ным тре­пе­том и как – то таин­ственно.

Небо как жилище Божие пред­став­ля­ется чело­веку рас­по­ло­жен­ным над види­мым небом. Цар­ство Небес­ное – вверху, ад – внизу по отно­ше­нию к поверх­но­сти Земли. Хотя и известно, что поту­сто­рон­ний мир рас­по­ло­жен и рядом с нами, и в нас самих, и бес­ко­нечно далеко от нас, и про­ни­зы­вает он всю Все­лен­ную, и нахо­дится вне Все­лен­ной, тем не менее, когда речь захо­дит о Рае, веру­ю­щий чело­век под­ни­мает свой взор вверх, при мысли же об аде его взор пони­кает. Но эти направ­ле­ния «вверх» и «вниз» не имеют отно­ше­ния к опре­де­ле­нию поло­же­ния Земли как пла­неты. Ведь Рай и ад – – это миры совер­шенно иного изме­ре­ния, и ничто, заим­ство­ван­ное из види­мого мира, не при­ем­лемо для пости­же­ния того, что лежит за пре­де­лами физи­че­ского» бытия. И тем не менее, свет­лая и темная обла­сти духов­ного мира не пред­ста­вимы понят­нее и лучше для наших чувств, чем Рай – вверху, а ад – внизу. Допу­стим, некий чело­век совсем ничего не знает о стро­е­нии звезд­ного неба и не ведает о том. что пред­став­ляют собою недра Земли. Миро­зда­ние ему пред­став­ля­ется так: вверху над ним – Гос­подь и спа­се­ние. внизу – про­пасть вечной поги­бели. Так вот, этот «невежда» пони­мает смысл своего бытия и свое место во Все­лен­ной неиз­ме­римо выше и глубже, чем про­фес­сор, изу­чив­ший про­сторы Все­лен­ной и глу­бины Земли, но не зна­ю­щий той истины, что состав­ляет смысл жизни нашего «невежды».

Поскольку оби­тели Рая и про­пасть ада изоб­ра­жа­ются в Св. Библии и в другой цер­ков­ной лите­ра­туре на языке обра­зов и ино­ска­за­ний, то не совсем здраво посту­пают те кри­тики и отри­ца­тели Св. Библии и хри­сти­ан­ства, кото­рые усмат­ри­вают в биб­лей­ском изоб­ра­же­нии оби­те­лей Неба и пре­ис­под­ней про­ти­во­ре­чия с аст­ро­но­мией, гео­гра­фией, гео­ло­гией.

Хри­сти­а­нину сле­дует доро­жить всеми свя­щен­ными сим­во­лами и обра­зами, кото­рые предо­став­ляет нам бого­дух­но­вен­ная пись­мен­ность для изоб­ра­же­ния духов­ного мира. И не сле­дует бояться про­слыть невеж­дой, устрем­ляя свой взор ввысь к Богу, даже если око наше при этом узрит дви­жу­щийся искус­ствен­ный спут­ник Земли. Ника­кой спут­ник и ника­кой кос­мо­навт не достиг­нут Неба, где оби­тает Бог. И тот, кто утвер­ждает, что в теле­скоп и мик­ро­скоп он не видит Бога, похож на рент­ге­но­лога. заяв­ля­ю­щего, что с помо­щью своего аппа­рата он не может обна­ру­жить любовь в сердце чело­века.

Закон­чить мысль о вели­ко­ле­пии звезд­ного неба хочется таким нази­да­нием каж­дому, чита­ю­щему эту пуб­ли­ка­цию: не при­да­вай­тесь настолько житей­ской суете и не мыс­лите так абстрактно о небе, чтобы не заме­чать неба над своей голо­вой. Умея объ­яс­нять аст­ро­но­ми­че­ские явле­ния, чело­век спо­со­бен терять чув­ство вос­хи­ще­ния перед види­мым небом, и этим самым он обед­няет свой внут­рен­ний мир.

Гос­подь создал чело­веку для жилища пре­крас­ный дом – Землю и укра­сил крышу этого дома так изящно, что нет слов для выра­же­ния вос­торга. Днем и ночью чело­век видит над своей голо­вой такую заме­ча­тель­ную кар­тину, кото­рую мог напи­сать только Небес­ный Худож­ник. Мы видим небо­свод напо­до­бие купола или полу­сферы, схо­дя­щейся на гори­зонте с поверх­но­стью земли. Хоть вид небо­свода и не отра­жает истин­ной кар­тины миро­зда­ния, все же он есть, так ска­зать, зри­тельно-худо­же­ствен­ный образ для фор­ми­ро­ва­ния началь­ных пред­став­ле­ний о Все­лен­ной и нахо­дит свое мате­ма­ти­че­ское выра­же­ние в аст­ро­но­мии в поня­тии небес­ной сферы. На фоне небо­свода мы видим и паря­щих в воз­духе птиц, и небес­ную лазурь, и будто ска­зоч­ные узоры обла­ков, и бога­тей­шие пере­ливы красок и оттен­ков атмо­сферы, и весьма, весьма отда­лен­ные от нас небес­ные све­тила… Обо­зри­мый глазом небо­свод нужно читать с таким худо­же­ствен­ным чутьем и вкусом, – как чита­ется холст с изоб­ра­же­нием шедевра. На рас­смат­ри­ва­е­мом же нами холсте Гос­подь, чтобы предо­ста­вить непо­сред­ственно глазу вели­ко­леп­ней­шее зре­лище, сораз­ме­рил и бес­ко­нечно огром­ные рас­сто­я­ния, и про­цессы, про­те­ка­ю­щие в мик­ро­мире (ком­би­на­ци­он­ное рас­се­и­ва­ние сол­неч­ного света, в резуль­тате чего созда­ется вид голу­бого неба), и широ­кий фронт метео­ро­ло­ги­че­ских явле­ний, и многие другие при­род­ные явле­ния. Так что взгляд чело­века на небо­свод поз­во­ляет уви­деть Гос­пода в вели­чии дел Его. Научимся же смот­реть на небо­свод так, чтобы видеть Творца, «ибо неви­ди­мое Его, вечная сила Его и Боже­ство, от созда­ния мира через рас­смат­ри­ва­ние тво­ре­ний видимы» (Рим. 1:20).

Горо­скоп и звезд­ное небо

Звезд­ное небо служит убе­ди­тель­ным дока­за­тель­ством суще­ство­ва­ния Бога. Однако враг рода чело­ве­че­ского – диавол, сеющий пле­велы всяких заблуж­де­ний, внушил людям душе­па­губ­ное ложное учение: аст­ро­ло­гию. Аст­ро­ло­гию не сле­дует сме­ши­вать с другим по зна­че­нию словом «аст­ро­но­мия».

Аст­ро­ло­гия – темное бесов­ское учение о том, что рас­по­ло­же­ние небес­ных светил якобы влияет на исто­ри­че­ские собы­тия, судьбы отдель­ных людей и целых наро­дов. Сто­рон­ни­ков этого лже­уче­ния назы­вают аст­ро­ло­гами. Аст­ро­логи зани­ма­ются гада­нием по звез­дам с целью пред­ска­зы­ва­ния буду­щего. Для этого они состав­ляют горо­скопы – таб­лицы вза­им­ного рас­по­ло­же­ния звезд и планет при рож­де­нии чело­века. Рас­суж­дают как это рас­по­ло­же­ние влияет на судьбы людей.

Лже­на­ука аст­ро­ло­гия заро­ди­лась еще в допо­топ­ный период и уже тогда достигла своего высо­кого раз­ви­тия. Известно, что при дворах древ­них пра­ви­те­лей Вави­лон­ского, Асси­рий­ского, Пер­сид­ского и других царств наряду со жре­цами, алхи­ми­ками, чер­но­книж­ни­ками, гада­те­лями были и аст­ро­логи.

В древ­нем мире аст­ро­ло­гия сыг­рала свою нема­лую роль в деле духов­ного рас­тле­ния чело­ве­че­ства. В первом тыся­че­ле­тии хри­сти­ан­ской эры аст­ро­ло­гия резко пошла на спад, но совсем не исчезла. В сред­ние века с упад­ком духов­но­сти на Западе инте­рес к этой лже­на­уке начал воз­рас­тать и сохра­нился в после­ду­ю­щие сто­ле­тия. За послед­ние несколько лет огром­ный инте­рес к аст­ро­ло­гии появился и у нема­лой части насе­ле­ния нашей страны. По радио и теле­ви­де­нию часто высту­пают аст­ро­логи, газеты и жур­налы поме­щают горо­скопы, аст­ро­ло­ги­че­ские про­гнозы и пред­ска­за­ния, уроки аст­ро­ло­гии и т.д., созда­ются школы аст­ро­ло­гов. Одним словом, аст­ро­логи очень «рекла­ми­руют свое учение.

Во все вре­мена зада­чей аст­ро­ло­гии было и оста­ется при­об­ще­ние чело­века ко всякой бесов­ской нече­сти и отвра­ще­ние его от истин­ной рели­гии и веч­ного спа­се­ния. Это должен знать и пом­нить каждый хри­сти­а­нин, и он не должен вни­кать ни в какие аст­ро­ло­ги­че­ские про­гнозы и горо­скопы. Разве можно обра­щаться к нечи­стой силе за тем, чтобы узнать через нее свое или чье – то буду­щее? Все пред­ска­за­ния аст­ро­ло­гов – это про­ро­че­ства от диа­вола, а значит, лже­про­ро­че­ства. Веру­ю­щие люди упо­вают на Бога и Его благой Про­мысл и при­знают все про­гнозы аст­ро­ло­гов за безу­мие и обо­льще­ние диа­воль­ское.

Аст­ро­логи ста­ра­ются убе­дить массы народа в том, что в рас­по­ло­же­нии планет и звезд им откры­ва­ются тайны буду­щего чело­ве­че­ства. Однако неяс­ные све­тила – это Божий созда­ния, про­слав­ля­ю­щие Творца («Небеса про­по­ве­дуют славу Божию» (Пс. 18:2) и ника­кого отно­ше­ния к аст­ро­ло­гии не имеют. А все то, что видят по звез­дам аст­ро­логи, есть при­зрак бесов­ского нава­жде­ния.

В тече­ние несколь­ких сто­ле­тий у разных людей вызы­вает инте­рес «про­ви­дец» XVI века фран­цуз­ский аст­ро­лог Мишель Ностра­да­мус. В 1555 и 1558 годах он издал напи­сан­ные риф­мо­ван­ными чет­ве­ро­сти­ши­ями пред­ска­за­ния на много сто­ле­тий вперед гря­ду­щих собы­тий миро­вой исто­рии. Но если судить по пред­ска­за­ниям Ностра­да­муса на минув­шие четыре сто­ле­тия, зача­стую они были невер­ными. Подроб­ный анализ этого дается в выпу­щен­ном в 1987 году два­дца­том томе «Энцик­ло­пе­дии Аме­ри­кана» и в издан­ном в 1988 году вось­мом томе «Новой Бри­тан­ской энцик­ло­пе­дии». Те же из его пред­ска­за­ний, кото­рые при­зна­ются за досто­вер­ные, были сде­ланы Ностра­да­му­сом, конечно же, неесте­ствен­ным путем, а при помощи сверхъ­есте­ствен­ного откро­ве­ния. От кого исхо­дило это откро­ве­ние – понять нетрудно, если при­нять во вни­ма­ние, что он был аст­ро­лог и в своей дея­тель­но­сти имел обще­ние с темной силой. Диавол может преду­га­ды­вать неко­то­рые собы­тия и откры­вать их тем людям, кото­рые заклю­чили союз с нечи­стой силой исполь­зо­вать ее «про­ро­че­ства» для обо­льще­ния душ чело­ве­че­ских. Неко­то­рые люди очень верят в про­ро­че­ства Ностра­да­муса. Может быть, поэтому диавол под­ска­зал этому про­ри­ца­телю даты ряда собы­тий, име­ю­щих отно­ше­ние к миро­вой исто­рии в про­шед­шие четыре сто­ле­тия (заме­тим, что эти про­ро­че­ства содер­жали в себе откро­ве­ния не о Цар­стве Божием и Церкви Хри­сто­вой, а о неко­то­рых успе­хах земной циви­ли­за­ции, войнах, бед­ствиях и других делах, многое из чего люди совер­шают по воле диа­вола и с диа­во­лом, и что поэтому входит в ком­пе­тент­ность бесов­ского знания), чтобы обма­нуть его «про­ро­че­ствами» нынеш­нее поко­ле­ние людей отно­си­тельно вре­мени и воца­ре­ния анти­хри­ста, и Вто­рого При­ше­ствия Хри­стова. Ведь то, что пред­ска­зы­вает Ностра­да­мус об анти­хри­сте и Втором При­ше­ствии Гос­пода Исуса Христа, никак не согла­су­ется с про­ро­че­ствами Св. Писа­ния и служит только на пользу анти­хри­сту, жела­ю­щему обо­льстить все чело­ве­че­ство под свое диа­воль­ское ярмо.

Цер­ковь Хри­стова всегда строго запре­щает любое обра­ще­ние к гада­те­лям, чаро­деям, кол­ду­нам и при­знает это заня­тие одним из исклю­чи­тельно тяжких грехов. О гада­нии по звез­дам св. Иоанн Зла­то­уст пишет: «Что, напри­мер, значит .гада­ние по звез­дам? Ничто иное как ложь и пута­ница, при кото­рых все про­ис­хо­дит наугад и не только на глаз, но и бес­смыс­ленно».

В своей зна­ме­ни­той книге «Испо­ведь» вели­кий все­лен­ский учи­тель Церкви Хри­сто­вой Бла­жен­ный Авгу­стин, кото­рый до своего обра­ще­ния в хри­сти­ан­ство тоже увле­кался пред­ска­за­ни­ями судеб люд­ских по звез­дам, убе­ди­тельно пока­зы­вает несо­сто­я­тель­ность этого учения на при­мере вет­хо­за­вет­ных бра­тьев – близ­не­цов Исава и Иакова. Оба они появи­лись на свет при одном и том же рас­по­ло­же­нии созвез­дий, но судьба их неоди­на­кова. «Ты, Гос­поди, высо­чай­ший и пра­во­суд­ней­ший Пра­ви­тель Все­лен­ной, – пишет Бл. Авгу­стин, под­водя итог своих раз­мыш­ле­ний об аст­ро­ло­гии, – дей­ству­ешь непо­сти­жи­мыми для нас путями, без ведома и вопро­ша­ю­щих, и ответ­ству­ю­щих, так что если кто вопро­шает о своей судьбе, то сооб­разно с своими внут­рен­ними заслу­гами полу­чает такой, а не иной ответ, из глу­бины пра­вед­ного суда Твоего, к кото­рому чело­век не может воз­ра­зить: что это? Или: к чему это? Да, не может, не может, потому что он чело­век».

Тому, кто увле­чен гада­нием, будет полезно сле­ду­ю­щее нази­да­ние свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого: «Не любо­пыт­ствуй о буду­щем, но с поль­зой рас­по­ла­гай насто­я­щим. Ибо какая тебе выгода пред­вос­хи­тить веле­ние? Если буду­щее при­не­сет тебе нечто доброе, то оно придет, хотя ты и не знал зара­нее. А если оно скорбно, зачем до срока томиться скор­бью? Хочешь ли удо­сто­ве­риться в буду­щем? Испол­няй пред­пи­сан­ное Еван­гель­ским Зако­ном и ожидай насла­жде­ния (веч­ными) бла­гами».

Сол­неч­ная система – дивное тво­ре­ние Божие

Тела сол­неч­ной системы

«Уди­ви­тель­ное устрой­ство Солнца, планет и комет может быть только делом Суще­ства Разум­ного и Все­мо­гу­щего», — писал в одной из своих науч­ных работ Исаак Ньютон. С этой мыслью зна­ме­ни­того уче­ного нельзя не согла­ситься. Изучая устрой­ство нашей пла­нет­ной системы, мы дей­стви­тельно должны при­знать, что появи­лась она не без вели­кого Разума Все­выш­него.

Из аст­ро­но­мии известно, что в Сол­неч­ную систему входят Солнце и девять планет: Мер­ку­рий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун, Плутон. Неко­то­рые пла­неты имеют свои спут­ники (небес­ные тела мень­ших раз­ме­ров, обра­ща­ю­щи­еся вокруг пла­неты). Напри­мер, у Земли один спут­ник – Луна, у Юпи­тера – 15, у Сатурна – 17. Между Марсом и Юпи­те­ром обна­ру­жено более 2000 асте­ро­и­дов (малых планет). К Сол­неч­ной системе отно­сятся также и кометы – хво­ста­тые небес­ные тела, дви­жу­щи­еся по силь­но­вы­тя­ну­тым орби­там и время от вре­мени появ­ля­ю­щи­еся на звезд­ном небе.

Солнце – цен­траль­ное тело нашей пла­нет­ной системы

Солнце – бли­жай­шая к нам звезда. Оно рас­по­ло­жено на рас­сто­я­нии 150 млн. км от Земли и пре­вы­шает Землю по диа­метру в 109 раз. Т.е. раз­ница в их раз­ме­рах при­мерно такая же, как между боль­шим мячом и про­ся­ным зер­ныш­ком. Наше днев­ное све­тило – рас­ка­лен­ный газо­вый шар, на поверх­но­сти кото­рого тем­пе­ра­тура 6000 гра­ду­сов. Солнце непре­рывно излу­чает энер­гию во все сто­роны. Земля полу­чает при­мерно одну двух­мил­ли­ард­ную часть этой энер­гии. Но и это очень много. Доста­точно ска­зать, что посту­па­ю­щая на Землю в тече­ние всего лишь несколь­ких недель сол­неч­ная энер­гия равна энер­гии всех раз­ве­дан­ных запа­сов угля, нефти и газа.

На яркий сол­неч­ный диск можно смот­реть только через очень темное стекло. При этом можно наблю­дать Солнце с его пят­нами и про­ту­бе­ран­цами – гигант­скими водо­род­ными фон­та­нами, выры­ва­ю­щи­мися иногда с поверх­но­сти Солнца в меж­пла­нет­ное про­стран­ство.

О Солнце и его роли в нашей жизни с бле­стя­щим поэ­ти­че­ским мастер­ством гово­рит М.В. Ломо­но­сов в сти­хо­тво­ре­нии «Утрен­нее раз­мыш­ле­ние о Божием вели­че­стве»:

                        1

Уже пре­крас­ное све­тило
Про­стерло блеск свой по земли
И Божия дела открыло.
Мой дух, с весе­лием внемли,
Чудяся ясным толь лучам,
Пред­ставь, каков Зижди­тель Сам!

                        2

Когда бы смерт­ным толь высоко
Воз­можно было воз­ле­теть,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло, при­бли­зив­шись, воз­зреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горя­щий вечно Океан.

                        3

Там огненны валы стре­мятся
И не нахо­дят бере­гов,
Там вихри пла­менны кру­тятся,
Борю­щись мно­же­ство веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.

                        4

Сия ужас­ная гро­мада —
Как искра пред Тобой одна.
О коль пре­свет­лая лам­пада
Тобою, Боже, воз­жжена
Для наших повсе­днев­ных дел,
Что Ты тво­рить нам пове­лел!

                        5

От мрач­ной ночи сво­бо­ди­лись
Поля, бугры, моря и лес
И взору нашему откры­лись,
Испол­ненны Твоих чудес.
Там всякая взы­вает плоть:
«Велик Зижди­тель наш, Гос­подь!»

                        6

Све­тило днев­ное бли­стает
Лишь только на поверх­ность тел,
Но взор Твой в бездну про­ни­цает,
Не зная ника­ких предел.
От свет­ло­сти Твоих очей
Лиется радость твари всей.

                        7

Творец! Покры­тому мне тьмою
Про­стри пре­муд­ро­сти лучи
И что угодно пред Тобою
Всегда тво­рити научи
И, на Твою взирая тварь,
Хва­лить Тебя, бес­смерт­ный Царь.

Св. Библия уже на первой своей стра­нице дает понять, что роль Солнца для под­дер­жа­ния жизни на Земле огромна. И это осо­бенно ясно в свете совре­мен­ной науки.

За тысячи лет до откры­тия фото­син­теза Библия знала о связи между сол­неч­ным светом и обра­зо­ва­нием плодов (Втор. 33:14). Задолго до появ­ле­ния меди­цины как науки Св. Писа­нию было известно, что сол­неч­ные лучи спо­собны при­чи­нять вред здо­ро­вью чело­века (Пс. 120:6; Ис. 49:10).

Слово Божие гово­рит о Солнце и в пере­нос­ном смысле. Так, Солн­цем оно назы­вает Самого Гос­пода: «Гос­подь Бог есть солнце» (Пс. 83:12). Пророк Мала­хия, воз­ве­щая о при­ше­ствии Христа, пишет: «…взой­дет Солнце правды…» (Мал. 4:2). Сияние лица Хри­стова срав­ни­ва­ется с Солн­цем: «и про­си­яло лице Его (пре­об­ра­зив­ше­гося на Фаворе Христа), как солнце» (Мф. 17:2), «пра­вед­ники вос­си­яют, как солнце, в Цар­стве Отца их» (Мф. 13:43). В своей чистоте Цер­ковь Божия «свет­лая, как солнце» (Песн. 6:10)..

С Солн­цем свя­заны три чуда, о кото­рых сооб­щает Св. Писа­ние: про­дле­ние дня в Гава­оне (Исус Нав. 10:12); воз­вра­ще­ние тени назад на 10 сту­пе­ней по сту­пе­ням Аха­зо­вым (4Цар. 20:11); помра­че­ние Солнца вовремя рас­пя­тия Гос­пода Исуса Христа (Лук. 23:45).

По молитве Исуса Навина Солнце было оста­нов­лено (т.е. пре­кра­тило свое види­мое дви­же­ние по небо­свод только над Гава­о­ном, по всей же осталь­ной Земле суточ­ный цикл про­те­кал своим обыч­ным чере­дом. Явно, что это было чудо, так же, как и воз­вра­ще­ние тени назад на сту­пе­нях Аха­зо­вых. Помра­че­ние Солнца при рас­пя­тии Гос­пода – тоже не что иное, как чудо, ибо это слу­чи­лось во время пол­но­лу­ния, а при пол­но­лу­нии, как известно из аст­ро­но­мии, не может слу­читься обык­но­вен­ное сол­неч­ное затме­ние.

Аст­ро­но­ми­че­ское поло­же­ние Земли

В сред­ние века на Западе шли жаркие споры между като­ли­че­ской цер­ко­вью и пред­ста­ви­те­лями есте­ство­зна­ния по вопросу о том, что дви­жется: Солнце вокруг Земли или Земля вра­ща­ется вокруг оси. Спор тот был просто по недо­ра­зу­ме­нию. В Св. Библии нет таких бабуш­ки­ных сказок, что, мол, Земля стоит на трех китах или на слонах, чере­па­хах и т. д. (древ­ние восточ­ные легенды не надо путать с Биб­лией). В Св. Писа­нии упо­треб­ля­ются такие выра­же­ния, как восход или заход солнца, напри­мер, «солнце знает свой запад» (Пс. 103:19). Но здесь речь идет именно о види­мом, наблю­да­е­мом нами пере­ме­ще­нии днев­ного све­тила на небо­своде. Из-за того же, что в Св. Библии име­ются такие при­выч­ные всем людям выра­же­ния, как восход и заход солнца, спра­вед­ливо ли обви­нять Книгу книг в неве­же­стве, гово­рить о каких-то мнимых про­ти­во­ре­чиях между хри­сти­ан­ством и наукой, тогда как поня­тия восход и заход солнца исполь­зу­ются в науке?

Прошли уже сто­ле­тия после Копер­ника и Гали­лея, сде­лав­ших пере­во­рот в аст­ро­но­мии, в резуль­тате чего гелио­цен­трич­ная система сме­нила гео­цен­трич­ную кар­тину миро­зда­ния. Но до сих пор люди, и не только невежды, но и про­фес­сора, и ака­де­мики исполь­зуют такие выра­же­ния, как «взошло солнце», «солнце под­ни­ма­ется над гори­зон­том», «солнце клонит к западу». Во всех отрыв­ных кален­да­рях ука­зы­ва­ются на каждый день восход и заход солнца. В учеб­ни­ках аст­ро­но­мии гово­рится о годо­вом дви­же­нии солнца по эклип­тике. Во всех обсер­ва­то­риях мира, на всех кафед­рах по аст­ро­но­мии при вузах исполь­зу­ются такие аст­ро­но­ми­че­ские (значит, науч­ные) поня­тия, как прямое вос­хож­де­ние солнца, полу­ден­ная высота солнца, скло­не­ние солнца и т. д. для выра­же­ния види­мого пере­ме­ще­ния солнца на небес­ном своде. Так зачем же тогда все эти обви­не­ния, нападки, при­дирки к Св. Писа­нию за то, что в нем тоже можно найти упо­ми­на­ния о вос­ходе и заходе солнца?

Истин­ность хри­сти­ан­ства не зави­сит от того, дви­жется или поко­ится Земля. Цель Св. Писа­ния – научить чело­века не аст­ро­но­мии, не гео­гра­фии, а тому, как спасти душу. Види­мые же тво­ре­ния Божий чело­век спо­со­бен позна­вать своим разу­мом.

Лет шесть­де­сят назад одному бла­го­че­сти­вому старцу, с целью подо­рвать его веру в Бога, стали гово­рить, что Земля вра­ща­ется… Убе­лен­ный седи­нами дедушка, несве­ду­щий в науке, при­за­ду­мав­шись, начал рас­суж­дать: да что же это такое, если Земля дей­стви­тельно вра­ща­ется, и мы не ощу­щаем ее дви­же­ния, и горы, и океаны, и моря, и разные здания – все знает свои места, то, наобо­рот, еще больше надо веро­вать в Творца, явив­шего Свою вели­кую силу и Свой вели­кий Ум, чтобы создать дви­жу­щу­юся Землю. Но если бы этот мудрый старик пони­мал кое-что из того, что гово­рит наука об исклю­чи­тельно слож­ных дви­же­ниях оси вра­ще­ния нашей пла­неты в про­стран­стве, о разных там пре­цес­сиях и нута­циях этой оси, о «блуж­да­нии» полю­сов Земли по ее поверх­но­сти, о многом другом, исклю­чи­тельно слож­ном в этой. обла­сти, то, полу­чив все эти знания, что поду­мал бы он о Разуме Божьем, создав­шем для нас такую пре­крас­ную Землю, где люди так без­опасно чув­ствуют себя?

В эпоху зарож­де­ния науки для боль­шин­ства людей было трудно, конечно, понять, что суще­ствует необъ­ят­ная область позна­ния миро­зда­ния и что эта область, хотя по своей сути и не враж­дебна рели­гии, но лежит по отно­ше­нию к ней в другой плос­ко­сти. Как гово­рит М.В.Ломоносов, «не здраво рас­су­ди­те­лен мате­ма­тик, ежели он хочет Боже­ствен­ную волю выме­рять цир­ку­лем. Таков же бого­сло­вия учи­тель, если он думает, что по псал­тырю научиться можно аст­ро­но­мии или химии». И еще одно выска­зы­ва­ние М. В. Ломо­но­сова: «Тол­ко­ва­тели и про­по­вед­ники Свя­щен­ного Писа­ния пока­зы­вают путь к доб­ро­де­тели, пред­став­ляют награж­де­ние пра­вед­ни­кам, нака­за­ние зако­но­пре­ступ­ным и «бла­го­по­лу­чие жития, с волею Божиею соглас­ного; аст­ро­номы откры­вают храм Божией силы и вели­ко­ле­пия, изыс­ки­вают спо­собы и ко вре­мен­ному нашему бла­жен­ству, соеди­нен­ному с бла­го­го­ве­нием и бла­го­да­ре­нием ко Все­выш­нему. Обои обще удо­сто­ве­ряют нас не токмо о бытии Божием, но и о неска­зан­ных нам Его бла­го­де­я­ниях».

В сред­ние века мате­ри­а­лизм объ­явил, что уста­нов­лен­ное Гали­леем вра­ще­ние Земли вокруг оси и откры­тое Копер­ни­ком дви­же­ние Земли вокруг Солнца – триумф мате­ри­а­ли­сти­че­ского миро­по­ни­ма­ния. Неве­ру­ю­щие громко воз­гла­шали о том, что Земля – обыч­ная рядо­вая пла­нета, ничем особым не отли­ча­ю­ща­яся от мири­а­дов планет в кос­мосе. Но вот прошли сто­ле­тия. Наука достигла голо­во­кру­жи­тель­ных успе­хов в позна­нии тайн Все­лен­ной. Давайте посмот­рим теперь на нашу пла­нету и ее место в миро­зда­нии с высоты наших сего­дняш­них знаний о Все­лен­ной. Жизнь разум­ных существ, подоб­ных людям, воз­можна только на пла­не­тах, кото­рые явля­ются в агре­гат­ном отно­ше­нии твер­дыми кос­ми­че­скими телами. Но ни у каких других звезд, кроме Солнца, пла­неты не обна­ру­жены. Звезды, кото­рые укра­шают ночью небо и обра­зуют галак­тики, рас­ка­лены до мил­ли­о­нов гра­ду­сов, и поэтому жизнь на них невоз­можна. Боль­шин­ство извест­ных нам звезд обра­зуют системы из двух (двой­ные), трех (трой­ные) или более звезд, кото­рые опи­сы­вают свои орбиты вокруг общего центра масс, и уже в силу этого у таких крат­ных звезд не могут суще­ство­вать устой­чи­вые орбиты планет, а сле­до­ва­тельно, не могут суще­ство­вать и сами пла­неты, на кото­рых могла быть жизнь. Подав­ля­ю­щая часть веще­ства Все­лен­ной: звезды, галак­ти­че­ские туман­но­сти, меж­звезд­ная среда – нахо­дится в состо­я­нии плазмы – иони­зи­ро­ван­ного газа, в кото­ром оди­на­кова кон­цен­тра­ция поло­жи­тельно заря­жен­ных ионов и отри­ца­тельно заря­жен­ных элек­тро­нов. Плазма суще­ствует и в око­ло­зем­ном кос­мосе и пред­став­ляет собою ионо­сферу и сол­неч­ный ветер. Все то, что аст­ро­фи­зика обна­ру­жила экс­пе­ри­мен­тально во Все­лен­ной за пре­де­лами Сол­неч­ной системы, – это или плазма, или маг­нит­ное поле, или кос­ми­че­ские лучи, или радио­из­лу­че­ние, или рент­ге­нов­ское излу­че­ние. И все это не идет даже в близ­кое срав­не­ние с тем пре­крас­ней­шим оази­сом жизни, како­вым явля­ется Земля. Так что после тща­тель­ных мно­го­ве­ко­вых иссле­до­ва­ний

Все­лен­ной ничего не оста­ется дру­гого, кроме как ска­зать: да, насколько известно совре­мен­ной науке, Земля дей­стви­тельно зани­мает исклю­чи­тельно при­ви­ле­ги­ро­ван­ное место во Все­лен­ной.

Когда-то людям каза­лось, что Земля стоит в центре миро­зда­ния. К такому выводу они при­хо­дили, наблю­дая види­мое дви­же­ние светил по небо­своду в тече­ние» суток. В сред­ние века эта кар­тина миро­зда­ния была раз­вен­чана. Теперь же нам, людям конца XX века, со всеми нашими зна­ни­ями о Все­лен­ной не пора ли выдви­гать такую кар­тину миро­зда­ния, чтобы вновь поста­вить в центре Все­лен­ной Землю, пре­да­вая этому центру, если не гео­мет­ри­че­ский, то еще гораздо более важный смысл. «Известно, напри­мер, что в любой стране сто­ли­цей явля­ется не тот город, кото­рый рас­по­ло­жен на равном уда­ле­нии от всех окраин госу­дар­ства, а тот, кото­рый в боль­шей сте­пени руко­во­дит поли­ти­че­ской, эко­но­ми­че­ской, науч­ной, куль­тур­ной жизнью страны. Так и Земля, име­ю­щая уни­каль­ную циви­ли­за­цию пла­нета, на кото­рой про­изо­шло Бого­во­пло­ще­ние и где совер­шится Страш­ный Суд не только над чело­ве­че­ским родом, но и над согре­шив­шими анге­лами, по праву должна счи­таться сто­ли­цей и цен­тром Все­лен­ной.

Луна – самое близ­кое к Земле небес­ное тело

О Луне ска­зано в Слове Божием, что Бог создал «све­тило мень­шее для управ­ле­ния ночью» (Быт. 1:16). Луна нахо­дится от Земли на сред­нем рас­сто­я­нии: 384400 км, она меньше Земли по диа­метру в 4 раза. Созда­тель так устроил «два све­тила вели­кие» (Быт. 1:16), т.е. Солнце и Луну, что, во сколько раз Луна меньше Солнца по диа­метру, при­мерно во столько же раз она ближе, чем Солнце, рас­по­ло­жена к Земле, и поэтому оба эти све­тила в попе­реч­нике кажутся нам оди­на­ко­выми. Луна – темный, холод­ный шар и подобно всем пла­не­там Сол­неч­ной системы она светит, отра­жая пада­ю­щий на нее свет от Солнца.

Люди уже немало знают о Луне – этом уни­каль­ном небес­ном теле, но еще много зага­док таит она в себе.

Кто привел в дви­же­ние Луну, нико­гда не отста­ю­щую от своего «рас­пи­са­ния» даже на секунду? Чтобы мате­ма­ти­че­ски опи­сать и рас­счи­тать дви­же­ние Луны, потре­бо­ва­лось не одно сто­ле­тие напря­жен­ных трудов таких выда­ю­щихся умов, как Клеро, Далам­бер, Эйлер, Паус­сон, и десят­ков им подоб­ных мате­ма­ти­ков. Так могла ли без Выс­шего Разума Луна сама прийти в дви­же­ние? Нет, конечно.

Период обра­ще­ния Луны вокруг своей оси строго сов­па­дает с пери­о­дом ее обра­ще­ния вокруг Земли. Поэтому нам видно всегда только одно полу­ша­рие Луны,

Каждый раз Луна вос­хо­дит над гори­зон­том позже, чем в преды­ду­щие сутки, в сред­нем на 50 минут. В Св. Библии гово­рится, что Луна создана «для зна­ме­ний, и времен, и дней, и годов» (Быт. 1:14), «Он (Гос­подь) сотво­рил Луну для ука­за­ния времен» (Пс. 103:19). И дей­стви­тельно, Луна – такое небес­ное све­тило, по кото­рому в Ветхом Завете вели кален­дарь: глав­ные празд­ники народа Божия – Пасха и празд­ник кущей – начи­на­лись в день пол­но­лу­ния.

Через каждые 29,5 суток на небе повто­ря­ется смена фаз Луны, кото­рые отра­жают изме­не­ния види­мого поло­же­ния Солнца, Земли и Луны в про­дол­же­ние одного обо­рота Луны вокруг Земли. Чере­до­ва­ние лунных фаз про­ис­хо­дит так. После того, как в тече­ние несколь­ких ночей Луна совеем не пока­зы­ва­ется на небе, вдруг появ­ля­ется сперва узкий серпик Луны, он день за днем растет, ста­но­вится гор­буш­кой (насту­пает, как гово­рят, первая чет­верть Луны), и через несколько ночей ярко сияет на небе полная Луна – насту­пает пол­но­лу­ние. Спустя 1–2 дня после пол­но­лу­ния Луна идет «На убыль», как гово­рят в народе, «ста­реет», через неделю насту­пает третья чет­верть (виден свет­лый полу­диск с выпук­ло­стью, обра­щен­ной влево). За каждые сутки Лупа сме­ща­ется на небо­своде по отно­ше­нию к звез­дам на 13° в направ­ле­нии с запада на восток. «Ста­ре­ю­щая» Луна с каждым днем все ближе под­хо­дит в утрен­ние часы к востоку и в конце концов теря­ется в лучах сол­неч­ной зари. Через неделю после тре­тьей чет­верти насту­пает ново­лу­ние – время, когда Луна совсем не бывает видна на небе.

Когда лунный серп напо­ми­нает букву «с» – это «старая» Луна. Если же мыс­ленно, доба­вив палочку, полу­чаем букву «р» – это «рас­ту­щая» Луна.

На Луне нет атмо­сферы и нет воды. Про­дол­жи­тель­ность лунные как дня, так и ночи рав­ня­ется двум земным неде­лям. Отсут­ствие атмо­сферы ска­зы­ва­ется на том, что на поверх­ность Луны про­ни­кают опас­ные для живых орга­низ­мов кос­ми­че­ские лучи, а также рент­ге­нов­ское и кор­пус­ку­ляр­ное излу­че­ние Солнца. Лунная поверх­ность под­вер­га­ется непре­стан­ной бом­бар­ди­ровке пото­ками метео­ри­тов, кото­рые при нали­чии атмо­сферы сго­рали бы от трения о воздух. Отсут­ствие атмо­сферы отра­жа­ется также на резком пере­паде тем­пе­ра­туры между днем (в под­сол­неч­ной точке + 130° С) и ночью (- 170° С).

Поверх­ность Луны можно наблю­дать даже в бинокль. При этом взору чело­века уже откры­ва­ется кое-что инте­рес­ное из лун­ного рельефа.

Св. Васи­лий Вели­кий писал в своем зна­ме­ни­том тво­ре­нии «Беседы на Шестод­нев»: «Изме­ряй Луну не глазом, но рас­суд­ком, кото­рый при откры­тии истины гораздо вернее глаз».

Луна как небес­ное све­тило изу­ми­тельно кра­сива, неда­ром пре­муд­рый Соло­мон исполь­зует срав­не­ние «пре­крас­ная, как луна» (Песн. 6:10). Луна «вели­че­ственно шествует» (Иов. 31:26), создана, чтобы сла­вить Творца (Пс. 148:3). В Ветхом Завете с Луною свя­зано такое чудо, как её сто­я­ние над доли­ною Аиа­лон­скою (Исуc Нав. 10:12–13).

В древ­но­сти среди языч­ни­ков было рас­про­стра­нено покло­не­ние Луне как царице небес. Она почи­та­лась боги­ней Астарта у фини­киян и сирийцев/её обо­жеств­ляли и ей покло­ня­лись арабы, егип­тяне и другие народы. Несмотря на стро­гое запре­ще­ние Мои­се­ева закона (Втор. 4:19), изра­иль­тяне тоже вре­ме­нами обо­жеств­ляли Луну (4 Цар, 23, 5; Иер. 8, 2), покло­ня­лись и слу­жили Луне, и за это Гос­подь нака­зы­вал Свой народ (Иер. 8:1–3). Винов­ных в этом грехе идо­ло­по­клон­ства под­вер­гали смерти (Втор. 17:3–6).

Другие пла­неты Сол­неч­ной системы

Солнце и Луна более других небес­ных светил зна­комы людям, мы видим почти каждый день Солнце и почти каждую ночь – Луну. Говоря о Сол­неч­ной системе как уни­каль­ном, дивном тво­ре­нии Божием, надо хотя бы совсем кратко рас­ска­зать и о пла­не­тах. Каждая из планет Сол­неч­ной системы имеет свои непо­вто­ри­мые осо­бен­но­сти. Из всех планет только Землю Гос­подь создал при­год­ной для жизни чело­века. Мер­ку­рий ближе всех планет рас­по­ло­жен к Солнцу, поэтому на земном небо­своде он всегда близок к осле­пи­тель­ному диску Солнца и дольше, чем на 2 часа после захода Солнца, не задер­жи­ва­ется над гори­зон­том. Венера – утрен­няя она же и вечер­няя звезда – самое яркое све­тило из всех звез­до­об­раз­ных объ­ек­тов неба. Она оку­тана сплош­ным покро­вом белых обла­ков. Марс выде­ля­ется среди других планет своим крас­ным светом, атмо­сфера на этой пла­нете очень раз­ря­жена. Даже в неболь­шой теле­скоп можно уви­деть белые поляр­ные шапки на полю­сах Марса. Юпитер – самая боль­шая пла­нета Сол­неч­ной системы, он в 1300 раз больше по объему, чем Земля. На Юпи­тере нет смены времен года, поскольку ось его вра­ще­ния пер­пен­ди­ку­лярна к плос­ко­сти его орбиты. Сатурн – самая дале­кая в Сол­неч­ной системе пла­нета, види­мая нево­ору­жен­ным глазом. Очень при­вле­ка­тель­ным явля­ется кольцо Сатурна. Уран виден только в теле­скоп, где он пред­став­ля­ется малень­ким диском зеле­но­ва­того цвета. Эта пла­нета вра­ща­ется как бы «лежа» на боку, ибо ось её вра­ще­ния направ­лена к Солнцу. Нептун и Плутон вслед­ствие своего огром­ного уда­ле­ния от Солнца (Нептун в 30 раз дальше от Солнца, чем Земля, Плутон – в 40 раз) полу­чают совсем мало сол­неч­ного тепла и света. На этих пла­не­тах царят тьма и очень низкие тем­пе­ра­туры.

Еще много можно гово­рить о пла­не­тах, о Сол­неч­ной системе в целом, но и ска­зан­ного уже вполне доста­точно, чтобы убе­диться, что наша пла­нет­ная система имеет дивное устрой­ство и своим про­ис­хож­де­нием она обя­зана все­мо­гу­щему Богу. .Ни слепая нера­зум­ная при­рода, ни случай не были спо­собны так вели­ко­лепно создать Сол­неч­ную систему. Здесь все рас­счи­тано согласно точ­ней­шим мате­ма­ти­че­ским зако­нам. Напри­мер, еще в XVII веке Кеплер сделал откры­тие, что «радиус-вектор планет за оди­на­ко­вые про­ме­жутки вре­мени опи­сы­вает равные пло­щади» (второй закон Кеплера) или «квад­раты звезд­ных пери­о­дов обра­ще­ния двух любых планет отно­сятся как кубы боль­ших полу­осей их орбит» (третий закон Кеплера).

Творец являет Свою неис­чер­па­е­мую ори­ги­наль­ность во всех Своих созда­ниях. Он устроил непо­вто­ри­мыми, хотя бы по форме, не только каждый лист и каждую пес­чинку на Земле. Дивную Свою ори­ги­наль­ность Все­выш­ний пока­зы­вает чело­веку и в устро­е­нии Сол­неч­ной системы. И здесь Бог все сотво­рил, как гово­рится, не на одно лицо.

Неис­чис­лимы все осо­бен­но­сти тел Сол­неч­ной системы. Между ними суще­ствуют раз­ли­чия во всем. Так, к при­меру, Солнце в 330000 раз, а Юпитер в 318 раз больше Земли по массе, а Луна в 81 раз меньше Земли по массе. Каждая пла­нета имеет свое сжатие: у Мер­ку­рия и Венеры оно равно 0, у Земли – 1298, а вот у Юпи­тера сжатие очень велико – 110. Каждая пла­нета имеет свое накло­не­ние орбиты к эклип­тике, отли­ча­ется накло­не­нием эква­тора к плос­ко­сти орбиты, имеет отлич­ную от других планет сред­нюю плот­ность. У каждой из них свой период обра­ще­ния вокруг оси. Пла­нета-гигант Юпитер пово­ра­чи­ва­ется вокруг своей оси лишь за 9 ч. 50 мин., а Мер­ку­рий, име­ю­щий массу в 16 раз меньше, чем Земля, пово­ра­чи­ва­ется вокруг оси почти за 59 суток. Мер­ку­рий, поскольку он ближе всего к Солнцу, имеет самый корот­кий период обра­ще­ния вокруг Солнца – 88 суток, а вот Плутон настолько удален от Солнца, что период его обра­ще­ния вокруг Солнца состав­ляет 250 лет.

Тела Сол­неч­ной системы имеют и мно­же­ство других осо­бен­но­стей.

«Гос­подь пре­муд­ро­стью осно­вал Землю…»

Слав­ней­ший вет­хо­за­вет­ный мудрец Соло­мон, созер­цая окру­жа­ю­щее его миро­зда­ние и раз­мыш­ляя над его устрой­ством, пришел к выводу: «Гос­подь пре­муд­ро­стью осно­вал землю, небеса утвер­дил разу­мом» (Притч. 3:19). Бого­дух­но­вен­ный пророк Иере­мия гово­рит о Боге-Творце: «Он сотво­рил землю силою Своею, утвер­дил все­лен­ную муд­ро­стью Своею и разу­мом Своим рас­про­стер небеса» (Иер. 10:12).

Сколько же дивной, непо­сти­жи­мой пре­муд­ро­сти Божией откры­ва­ется в устрой­стве нашей пла­неты!

По про­екту Небес­ного Архи­тек­тора Земля рас­по­ло­жена на таком рас­сто­я­нии от Солнца, что дости­га­ю­щее ее «коли­че­ство сол­неч­ного света и тепла обес­пе­чи­вает суще­ство­ва­ние жизни в весьма чудных и раз­но­об­раз­ных формах. Если бы это рас­сто­я­ние было хоть немного меньше или больше, чем оно есть в дей­стви­тель­но­сти, тогда вслед­ствие избытка или, в про­ти­во­по­лож­ном случае, недо­статка тепла не могли бы суще­ство­вать очень многие пред­ста­ви­тели рас­ти­тель­ного и живот­ного мира. Земля имеет зна­чи­тель­ную массу, бла­го­даря чему сила тяже­сти доста­точна для удер­жа­ния атмо­сферы и гид­ро­сферы (морей и оке­а­нов). Но если бы земная сила тяже­сти была больше по вели­чине, дере­вья и травы имели бы мень­ший рост, всем живым суще­ствам труд­нее было бы пере­дви­гаться, каждое тело имело бы боль­ший вес и т. д.

Тот факт, что на Земле именно такая вели­чина силы тяже­сти, именно такая вели­чина напря­жен­но­сти маг­нит­ного поля, именно такой хими­че­ский состав атмо­сферы, именно в таких пре­де­лах изме­ня­ется тем­пе­ра­тура воз­духа, именно такая про­дол­жи­тель­ность суток… (перечню этому нет конца),- все это весьма убе­ди­тельно гово­рит о том, что жизнь чело­века на Земле создана пре­муд­ро­стью Божией. Пора­зи­тельно, как все в нашем орга­низме вза­и­мо­свя­зано и нахо­дится в зави­си­мо­сти от всех физико-хими­че­ских осо­бен­но­стей нашей пла­неты. Будь, напри­мер, сила тяже­сти больше, чем она на самом деле есть на Земле, потре­бо­ва­лись бы чело­веку другая кон­струк­ция ске­лета, более креп­кие мышцы и соот­вет­ственно боль­ший приток к ним крови с пита­тель­ными веще­ствами, что, в свою оче­редь, должно было бы отра­зиться на устрой­стве всей сер­дечно-сосу­ди­стой системы, других систем и орга­нов чело­века. Смог бы тогда вообще дей­ство­вать орга­низм чело­века? Ведь сейчас он устроен в иде­аль­ном соот­вет­ствии с опти­маль­ными реше­ни­ями многих слож­ных задач меха­ники (того же «сопро­мата», извест­ного инже­не­рам из вуза), не говоря уже о других зако­нах физики, химии„ био­ло­гии…

Даже не вникая глу­боко в осо­бен­но­сти физио­ло­гии чело­века, рас­смот­рев всего лишь пере­дви­же­ние крови по сосу­дам, сколько зави­си­мо­сти от силы тяже­сти можно уста­но­вить здесь.

И это далеко не слу­чайно, что земная атмо­сфера имеет именно такой хими­че­ский состав, кото­рый необ­хо­дим для чело­века. В резуль­тате зна­ком­ства с химико-физи­че­ской сто­ро­ной про­цесса дыха­ния и его зави­си­мо­стью от всех физио­ло­ги­че­ских про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в орга­низме чело­века, нетрудно понять, что этот орга­низм просто пред­на­зна­чен именно для такого, а не дру­гого состава атмо­сферы. Это пред­на­зна­че­ние орга­низма ясно видно и на уровне кон­струк­ции соот­вет­ству­ю­щих орга­нов чело­века, и во всем мно­го­об­ра­зии слож­ных био­ло­ги­че­ских про­цес­сов, кото­рые в той или иной сте­пени имеют «отно­ше­ние к дыха­нию.

Воздух, кото­рым мы дышим, про­зра­чен, и поэтому глаз может без помех смот­реть через воздух на окру­жа­ю­щий мир. Звуки, кото­рые мы слышим, есть коле­ба­ния частиц воз­духа. В соот­вет­ствии со свой­ствами окру­жа­ю­щего нас воз­духа устро­ены и наши глаза, и наши уши, и наш язык с гор­та­нью – орган речи. Слу­чайно ли все так устро­ено и вза­и­мо­свя­зано? Если учесть зна­че­ние атмо­сферы и для погоды, и для защиты Земли от вред­ных кос­ми­че­ских лучей, и для полета птиц и насе­ко­мых, и для рас­про­стра­не­ния радио­волн и т.д. и т.п., – то, конечно же, сле­дует при­знать во всем этом Сверх­ра­зум­ного Творца.

Говоря о других осо­бен­но­стях целе­со­об­раз­ного устрой­ства нашей пла­неты, укажем, что срав­ни­тельно непро­дол­жи­тель­ные сутки обес­пе­чи­вают тем­пе­ра­туру на поверх­но­сти пла­неты в допу­сти­мых для живых существ пре­де­лах. Причем в эква­то­ри­аль­ных рай­о­нах, куда в тече­ние всего года посту­пает зна­чи­тель­ное коли­че­ство сол­неч­ной энер­гии, ^про­дол­жи­тель­ность дня и ночи почти оди­на­ковы, и этим самым умень­ша­ется время днев­ного зноя и уве­ли­чи­ва­ется период охла­жде­ния поверх­но­сти ночью. Каждые сутки в атмо­сферу Земли вле­тают из кос­ми­че­ского про­стран­ства сотни мил­ли­о­нов метео­ри­тов [их обычно назы­вают пада­ю­щими звез­дами]. Если бы атмо­сфера была менее плот­ной, то рас­ка­лен­ные при трении о воздух эти кос­ми­че­ские частицы не успе­вали бы сго­рать и про­из­во­дили бы на Земле бес­чис­лен­ные пожары.

От Солнца непре­рыв­ными пото­ками идут уль­тра­фи­о­ле­то­вые и рент­ге­нов­ские лучи, гамма-излу­че­ние, кото­рые спо­собны за несколько минут уни­что­жить все живое на Земле. Однако, бла­го­даря атмо­сфере, этого не про­ис­хо­дит: губи­тель­ные лучи погло­ща­ются слоем озона, нахо­дя­ще­гося на высоте 20–25 км. Атмо­сфера служит также своего рода «рубаш­кой», предо­хра­ня­ю­щей пла­нету от пере­грева днем и пере­охла­жде­ния ночью. Подоб­ные при­меры бла­го­при­ят­ных усло­вий, в кото­рых ока­за­лась Земля по замыслу Пре­муд­рого Созда­теля, можно про­дол­жать без конца.

Итак, данный раздел о Сол­неч­ной системе подо­шел к концу. Про­чи­тав его, чита­тель как бы воочию в какой-то мере увидел, насколько пре­мудро устро­ена наша пла­нет­ная система. Мыс­ленно на этих стра­ни­цах мы побы­вали в про­сто­рах кос­моса, и это наше зна­ком­ство с Солн­цем, Луной, пла­не­тами должно нас при­бли­зить к их Творцу. Св. Иоанн Зла­то­уст писал: «Пре­красно небо, но оно создано для того, чтобы ты воздал покло­не­ние Творцу. Светло Солнце, но для того, чтобы ты почтил Созда­теля». Этот же свя­ти­тель про­дол­жает дальше свою мысль так: «Если чело­век оста­нав­ли­вает свой взор только на чудес­ных Божиих тво­ре­ниях и не устрем­ля­ется очами своего духа к Богу, для такого чело­века свет стал тьмою или, лучше ска­зать, он свет пре­вра­тил в тьму».

Необъ­ят­ная все­лен­ная про­слав­ляет без­гра­нич­ный разум Творца

По мере внед­ре­ния новых изоб­ре­те­ний в наблю­де­ние звезд­ного неба люди обна­ру­жи­вают все больше и больше звезд в про­сто­рах Все­лен­ной. Так, совре­мен­ные теле­скопы поз­во­ляют видеть в сотни тысяч раз больше звезд, чем их видно нево­ору­жен­ным глазом. Числа же всех звезд люди не знают и не могут знать, ибо один только Гос­подь «исчис­ляет коли­че­ство звезд; всех их назы­вает име­нами их» (Псал. 146:4).

Как пола­гают аст­ро­номы, коли­че­ство звезд, види­мое в теле­скоп, ничтожно мало по срав­не­нию с числом звезд, кото­рые нахо­дятся вне поля наблю­де­ния чело­века. Откры­ва­ю­ща­яся перед нашим взором бес­край­ность Все­лен­ной гово­рит не против, а только за Бога. Один из круп­ней­ших аст­ро­но­мов XX века Мили счи­тает, что создать бес­ко­неч­ную Все­лен­ную мог только бес­ко­неч­ный Бог.

И дей­стви­тельно, при­зна­вать тво­ре­ния Божий весьма вели­кими – значит чтить Бога.

Рас­смат­ри­вая в теле­скоп нескон­ча­е­мое мно­же­ство галак­тик, нельзя не вос­хи­щаться Разу­мом их Вели­кого Созда­теля. Четыре наи­бо­лее яркие галак­тики заметны нево­ору­жен­ным глазом. Это наша Галак­тика – Млеч­ный путь, туман­ность в созвез­дии Андро­меды (Туман­ность Андро­меды) и еще две галак­тики – Боль­шое и Малое Магел­ла­новы Облака, кото­рые можно наблю­дать в Южном полу­ша­рии неба. Среди бес­чис­лен­ных галак­тик одни – так назы­ва­е­мые эллип­ти­че­ские (они имеют форму эллип­со­и­дов – тел, похо­жих на шары, сплюс­ну­тые вдоль оси вра­ще­ния), другие – спи­раль­ные. Спи­раль­ные галак­тики наи­бо­лее мно­го­чис­ленны и имеют самые раз­но­об­раз­ные формы. Есть еще галак­тики, как гово­рят, непра­виль­ной формы.

Каждая галак­тика объ­еди­няет при­мерно 150 мил­ли­ар­дов звезд. Звезда от звезды нахо­дится в сред­нем на таком рас­сто­я­нии, что свет, дви­жу­щийся со ско­ро­стью 300 000 км/с, про­ходи т это рас­сто­я­ние за 4 года. (Для срав­не­ния, свет от Солнца до Земли идет немно­гим больше 8 минут. Поезд же, дви­жу­щийся без оста­но­вок с посто­ян­ной ско­ро­стью 100 км/ч., прошел бы путь, равный рас­сто­я­нию от Земли до Солнца, за 170 лет). По совре­мен­ным кос­мо­ло­ги­че­ским пред­став­ле­ниям, в наблю­да­е­мой обла­сти Все­лен­ной (Мета­га­лак­тике) заклю­ча­ются сотни мил­ли­о­нов и даже мил­ли­ар­дов галак­тик. Как здесь не вос­клик­нуть вместе с Ампе­ром: «Как велик Бог, а наше знание ничтожно!»

Чело­век издавна стре­мится узнать, как устро­ена Все­лен­ная. В поис­ках ответа на этот вопрос появ­ля­ются раз­лич­ные кос­мо­ло­ги­че­ские модели, кото­рых уже десятки; однако чело­век еще бес­ко­нечно далек от знания полной кар­тины миро­зда­ния. Все, что известно людям о бес­край­ней Все­лен­ной, – это при­мерно столько же, сколько знаний о глу­би­нах и про­сто­рах океана у чело­века, кото­рый изучил его, отойдя всего лишь на несколько шагов от берега… Спо­со­бен ли такой оке­а­но­лог хотя бы грубо изоб­ра­зить кон­туры океана?

Если Все­лен­ная и имеет какие-либо гра­ницы, то они ведомы только Богу.

Вполне воз­можно, что звезд (и даже галак­тик) больше, чем пес­чи­нок во всех пусты­нях мира и на бере­гах всех морей. Ведь Бог – все­мо­гущ и без­гра­ни­чен в Своем Разуме, и в Своих Твор­че­ских спо­соб­но­стях. Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий выска­зы­ва­ется: «Созда­тель этой Все­лен­ной, имея Твор­че­скую силу, не для одного только мира доста­точ­ную, но в бес­ко­неч­ное число раз пре­вос­хо­дя­щую, все вели­чие види­мого привел в бытие одним мано­ве­нием воли». Далее св. Васи­лий Вели­кий гово­рит: «Бог наш ничего не создал сверх потреб­но­сти„ так же не создал и недо­ста­ю­щего чего-либо!»

Суще­ство­ва­ние Все­лен­ной – убе­ди­тель­ное дока­за­тель­ство суще­ство­ва­ния Бога. Раз­мыш­ляя о бес­край­но­сти Все­лен­ной, чело­век невольно зада­ется вопро­сом, для чего суще­ствует столь необъ­ят­ная Все­лен­ная? Наука бес­сильна ска­зать здесь что-либо так же. как ей не отве­тить и на другой вопрос, что такое мате­рия (дру­гими сло­вами, при­рода) и как она пришла в дви­же­ние (раз­ви­тие), ибо наука изу­чает мате­рию уже в гото­вом виде, не зада­ва­ясь вопро­сом о ее про­ис­хож­де­нии.

Допу­стим, какой-нибудь аст­ро­ном-люби­тель обна­ру­жил в свой само­дель­ный теле­скоп вели­ко­леп­ный дворец на Луне. Он не может им налю­бо­ваться через линзы и объ­ек­тивы. Тотчас появ­ля­ется масса вопро­сов, они растут и мно­жатся. Увле­чен­ный своим откры­тием, этот при­ду­ман­ный наблю­да­тель звезд­ного неба, не находя другой воз­мож­но­сти, чтобы лучше раз­гля­деть дворец, в порыве любо­зна­тель­но­сти поспе­шает со своим теле­ско­пом с бал­кона на крышу дома. Намного ли яснее он теперь увидит дворец, увидит ли пре­крас­ное здание с других сторон? А помо­жет ли здесь теле­скоп отве­тить на вопрос, кем и для чего создан этот дворец, кто его оби­та­тели и чем они зани­ма­ются?

Не так ли обстоит дело и с позна­нием чело­ве­ком всей Все­лен­ной с помо­щью теле­ско­пов и меж­пла­нет­ных стан­ций? Можно ли хоть как-то сопо­ста­вить раз­меры Все­лен­ной и ту высоту над Землей в сотни и тысячи кило­мет­ров, на кото­рой дви­жутся искус­ствен­ные спут­ники Земли? Говоря же о том рас­сто­я­нии, на кото­рое уда­ля­ются от Земли меж­пла­нет­ные стан­ции, сле­дует ска­зать, что по срав­не­нию с рас­сто­я­нием хотя бы до самой бли­жай­шей звезды оно зна­чи­тельно, меньше, чем рас­сто­я­ние от бал­кона до крыши дома в срав­не­нии с рас­сто­я­нием до Луны.

Аст­ро­но­мия имеет дело с очень и очень огром­ными рас­сто­я­ни­ями. Эти рас­сто­я­ния, выра­жен­ные в кило­мет­рах, запи­сы­ва­ются два­дца­ти­трех­знач­ным числом, и это не край Все­лен­ной. Чтобы хоть как-то вооб­ра­зить себе такое рас­сто­я­ние. рас­смот­рим пример. Если бы раз­меры Земли, всех небес­ных светил и всего кос­ми­че­ского про­стран­ства можно было бы про­пор­ци­о­нально умень­шить так, чтобы наша огром­ная Земля стала бы как яблоко, тогда все небес­ные све­тила весьма зна­чи­тельно сбли­зи­лись бы между собою. Но даже при таком «сбли­же­нии» самые отда­лен­ные из числа извест­ных нам звезд были бы в сотни мил­ли­о­нов раз дальше от Земли, чем фак­ти­че­ское рас­сто­я­ние от Земли до Солнца.

Серьезно заду­ма­емся над этим.

Бог – вне про­стран­ства. Он не связан ника­ким – ни самым боль­шим, ни самым малым рас­сто­я­нием. Чело­веку не понять этого, как и другие свой­ства Духа Божия. Но ана­ло­гию, хоть и очень грубую, можно про­ве­сти. В мик­ро­мире (в мире моле­кул, атомов, мель­чай­ших части­чек, из кото­рых постро­ены атомы) рас­сто­я­ния ничтожно малы. Раз­меры тела взрос­лого чело­века, напри­мер, в сто тысяч мил­ли­ар­дов раз пре­вы­шают раз­меры атом­ного ядра. Ясно поэтому, что чело­век не может быть связан мас­шта­бами мик­ро­мира: он вне вос­при­я­тия про­стран­ства, харак­тер­ного для мик­ро­мира.

Бог нахо­дится также и вне вре­мени. Для Бога и тысяча лет, и мил­ли­ард лет, и какой угодно еще боль­ший про­ме­жу­ток вре­мени – это как миг, мгно­ве­ние, подобно тому, как для чело­века – время, харак­тер­ное для про­цес­сов, про­те­ка­ю­щих в мик­ро­мире. Напри­мер, для чело­века одна секунда – это миг, мгно­ве­ние. Одна же секунда по отно­ше­нию к 10-23 сек. (0, 00 000 000 000 000 000 000 001 сек.) или 10-38 сек. (время жизни неко­то­рых эле­мен­тар­ных частиц) – это своего рода «бес­ко­неч­ность».

Все про­цессы, про­те­ка­ю­щие как в мик­ро­мире, так и в про­сто­рах Все­лен­ной, есть резуль­тат непо­сред­ствен­ного вме­ша­тель­ства Все­выш­него. И Бог поз­во­ляет чело­веку позна­вать про­яв­ле­ния Своих дей­ствий на уровне мате­ма­ти­че­ских, физи­че­ских, хими­че­ских, био­ло­ги­че­ских и других зако­нов. Выда­ю­щийся физик Эрштед писал, по этому поводу: «Все бытие есть сплош­ное тво­ре­ние Бога, всюду отпе­чат­лев­шее на себе бес­ко­нечно совер­шен­ный, неиз­ме­ня­е­мый Его Разум. В нашем созна­нии это непре­рыв­ное дей­ствие Боже­ствен­ного Разума и Его вечное тож­де­ство с Собою дела­ется зако­нами при­роды».

Досто­вер­ные знания о миро­зда­нии (а не догадки, пред­по­ло­же­ния, гипо­тезы) не могут про­ти­во­ре­чить хри­сти­ан­ству. Даже если бы наука дока­зала, что осмыс­лен­ное устрой­ство Все­лен­ной про­изо­шло от слу­чай­ного соеди­не­ния разных там кос­ми­че­ских части­чек, газо­пы­ле­вого облака, неустро­ен­ного пер­во­ве­ще­ства (но откуда эти частички, пылинки, пер­во­ве­ще­ство?), то и тогда обя­за­тельно сле­до­вало бы при­знать Бога. Сам по себе хаос не может прийти в поря­док, бес­смыс­лица – обре­сти смысл, нера­зум­ное – про­из­ве­сти разум, слепая слу­чай­ность – про­из­ве­сти такой изу­ми­тель­ный орган, как глаз чело­века. Так вот, если бы все же ученые рас­по­ла­гали неопро­вер­жи­мыми фак­тами, что Все­лен­ная — дело случая, то тогда надо было бы сде­лать только один вывод: Бог, с целью явить Свое непо­сти­жи­мое все­мо­гу­ще­ство, пове­лел неустро­ен­ному веще­ству устро­иться слу­чай­ным путем, и оно пови­но­ва­лось Все­выш­нему.

Можно без конца гово­рить и писать о том, как мир звезд про­слав­ляет без­гра­нич­ный Разум Все­выш­него. Звезд­ное небо нико­гда не пре­кра­щает свою убе­ди­тель­ную про­по­ведь о Творце. Звезды всегда гово­рят нам о Боге…

С глу­бо­кой древ­но­сти « фило­софы-мате­ри­а­ли­сты утвер­ждают, что Все­лен­ная бес­ко­нечна в про­стран­стве и не имеет ни начала, ни конца во вре­мени. Мате­ри­а­ли­сты гово­рят: поскольку космос не имеет границ в про­стран­стве, значит, нет Бога, нет и Небес­ного Цар­ства, ибо в бес­ко­неч­ной Все­лен­ной не оста­ется места для Все­выш­него и Небес­ных Оби­те­лей. А поскольку, мол, Все­лен­ная без­на­чальна, значит, и нет Бога-Творца.

Инте­ресно знать: каким обра­зом древним мате­ри­а­ли­стам уда­лось уста­но­вить, напри­мер, что мир не имеет начала. Они ведь не были про­ро­ками, про­ри­ца­те­лями, наобо­рот – отри­цали все сверхъ­есте­ствен­ное. Да ниот­куда они это не узна­вали и не узнали – им просто хоте­лось, чтобы так было, ибо этим самым исклю­ча­ется Бог-Творец.

С древ­но­сти и до наших дней мате­ри­а­лизм и атеизм исполь­зуют науку, осо­бенно те ее направ­ле­ния, кото­рые рас­смат­ри­вают миро­зда­ние в кос­ми­че­ских мас­шта­бах, для утвер­жде­ния своих без­бож­ных идей. Задача науки – не быть слу­жан­кой мате­ри­а­лизма и ате­изма, не под­стра­и­ваться под какие-либо идео­ло­ги­че­ские уста­новки, а искать истину, только истину и ничего дру­гого, кроме истины. Истин­ная наука – это такая наука, кото­рая может честно, открыто при­зна­вать и иско­ре­нять свои про­шлые заблуж­де­ния, невер­ные выводы, рас­четы и т. д. Если наука знает напе­ред то, что она должна найти, это не наука, а слу­жанка чьих-то инте­ре­сов.

Ряд извест­ных в про­шлые сто­ле­тия науч­ных гипо­тез, утра­тив­ших свое зна­че­ние к нашему вре­мени, мате­ри­а­ли­сты по-преж­нему про­дол­жают счи­тать цен­ными и про­грес­сив­ными, поскольку в свое время они спо­соб­ство­вали утвер­жде­нию ате­и­сти­че­ского миро­по­ни­ма­ния. Напри­мер, в 1796 году фран­цуз­ский аст­ро­ном, физик и мате­ма­тик Пьер Симон Лаплас пред­ло­жил кос­мо­го­ни­че­скую гипо­тезу, в кото­рой пытался объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние Сол­неч­ной системы. Неко­то­рое время гипо­теза Лапласа поль­зо­ва­лась попу­ляр­но­стью и внесла свой вклад в рас­про­стра­не­ние без­бож­ного миро­воз­зре­ния. Лаплас – один из немно­гих ученых, кто открыто при­чис­лял себя к раз­ряду ате­и­стов. Когда Лаплас озна­ко­мил Напо­леона Бона­парта со своей гипо­те­зой, импе­ра­тор спро­сил уче­ного, а где же он отво­дит место Богу в этой кос­мо­го­ни­че­ской системе, на это ученый гордо заявил, что в Боге он не нуж­да­ется. Позже были уста­нов­лены многие недо­статки гипо­тезы Лапласа, а в совре­мен­ной кос­мо­ло­гии она утра­тила свое науч­ное зна­че­ние. Но и после про­вала этой гипо­тезы фило­софы-мате­ри­а­ли­сты объ­яв­ляют ее про­грес­сив­ной потому, что она дли­тель­ное время спо­соб­ство­вала утвер­жде­нию мате­ри­а­лизма. На этом при­мере видна пред­взя­тость тех фило­со­фов, кото­рые не ищут истину, а отста­и­вают свою идей­ную пози­цию.

Мы уже гово­рили, что мате­ри­а­ли­сты, считая Все­лен­ную бес­ко­неч­ной в про­стран­стве, тем самым исклю­чают бытие Бога. С этим согла­ситься нельзя ни в коем случае. Слушая или читая подоб­ные рас­суж­де­ния без­бож­ни­ков, будем всегда пом­нить, что по своей сущ­но­сти Гос­подь Бог не может быть огра­ни­чен тем, конечно или бес­ко­нечно кос­ми­че­ское про­стран­ство. Если на самом деле кос­ми­че­ские про­сторы не имеют ника­кого пре­дела (так это или не так – никто из людей не знает и неспо­со­бен узнать) – это нисколько не исклю­чает суще­ство­ва­ние Бога. Напри­мер, возь­мем поверх­ность Зем­ного шара. Совер­шая кру­го­свет­ное путе­ше­ствие по нашей пла­нете, мы нигде не нахо­дим «край» Земли. Гово­рить, что форма земной поверх­но­сти исклю­чает на Земле любовь, добро, правду – значит, гово­рить глу­пость. Подобно тому, как свое­об­раз­ная гео­мет­ри­че­ская бес­ко­неч­ность – земная поверх­ность, не име­ю­щая «края» не «вытес­няет» из мира любовь, добро, правду, так и бес­ко­неч­ное про­стран­ство Все­лен­ной не «вытес­няет» Бога.

У хри­сти­а­нина, осно­вы­ва­ю­щего свое миро­воз­зре­ние на Библии и зна­ко­мого с совре­мен­ной кос­мо­ло­гией, может воз­ник­нуть такой вопрос. Зачем Все­выш­нему надо было созда­вать столь непо­сти­жимо вели­кое миро­зда­ние, когда чело­веку с пре­из­быт­ком доста­точно пла­неты, на кото­рой он живет? Давайте раз­бе­ремся с этим вопро­сом. Срав­ним раз­меры чело­ве­че­ского тела, диа­метр Зем­ного шара, рас­сто­я­ние от Земли до Солнца. Диа­метр Земли более, чем в 8 мил­ли­о­нов раз, а рас­сто­я­ние от Земли до Солнца в 100 мил­ли­ар­дов раз больше раз­ме­ров тела чело­века полу­то­ра­мет­ро­вого роста. Настолько ничтожно наше тело в срав­не­нии с раз­ме­рами Земли и ее уда­ле­нием от Солнца. Для нор­маль­ного чело­ве­че­ского быта вполне доста­то­чен домаш­ний очаг раз­ме­ром несколько метров в длину, ширину, высоту. Однако для того, чтобы была воз­можна жизнь чело­века на Земле, наша пла­нета должна иметь такие раз­меры и такое уда­ле­ние от Солнца, кото­рые никак не соиз­ме­римы с нашим домом или квар­ти­рой. Неза­ви­симо от того, пять ли мил­ли­ар­дов людей насе­ляют Землю, как теперь, или если бы на пла­нете про­жи­вал всего-навсего только один чело­век, вели­чина Земли и ее место в Сол­неч­ной системе должны быть такими, какие они есть в дей­стви­тель­но­сти.

Подобно тому, как без Солнца и всей Сол­неч­ной системы невоз­можна жизнь на Земле даже и одного чело­века, так и для суще­ство­ва­ния Солнца и Сол­неч­ной системы необ­хо­димы те звезд­ные миры, кото­рые мы видим на ночном небе.

Мы многое ска­зали в этом раз­деле о необъ­ят­но­сти Все­лен­ной и что этим самым она сви­де­тель­ствует о без­гра­нич­ном Разуме Творца. Теперь перей­дем непо­сред­ственно к раз­делу о Боге как Творце и Про­мыс­ли­теле Все­лен­ной.

Бог – Творец и Про­мыс­ли­тель все­лен­ной

Бог и законы при­роды

Повсюду в устрой­стве миро­зда­ния чело­век обна­ру­жи­вает разум­ность, т.е. зако­но­мер­ность. Иначе позна­ние мира было бы невоз­мож­ным. Но где же источ­ник этих зако­но­мер­но­стей, обна­ру­жи­ва­е­мых во Все­лен­ной? Для рели­ги­оз­ного миро­вос­при­я­тия ответ на этот вопрос таков. Бес­ко­неч­ный в Своем разуме Бог сотво­рил мир вместе с его зако­нами. Если не при­зна­вать разум­ного Творца, значит, при­чину порядка во Все­лен­ной сле­дует при­пи­сы­вать случаю. Но разве мог слу­чайно обра­зо­ваться такой слож­ней­ший миро­по­ря­док? Наблю­дая, что во Все­лен­ной дей­ствуют раз­но­об­раз­ные силы, и что она раз­ви­ва­ется по опре­де­лен­ным зако­нам, чело­век может решить, что миро­зда­нию при­суще само­раз­ви­тие. Но это не так. Силы и законы, дей­ству­ю­щие в при­роде, не состав­ляют планов, про­ек­тов, чер­те­жей, не про­из­во­дят рас­че­тов, не зани­ма­ются ана­ли­зами и т.д. И хотя они дей­ствуют слепо, но тем не менее, нам известно колос­саль­ней­шее мно­же­ство при­ме­ров, где резуль­тат их дей­ствия в высшей сте­пени разу­мен, осмыс­лен и целе­со­об­ра­зен. Это может быть только в том случае, если Бог – Творец мира – сооб­щил силам при­роды опре­де­лен­ные законы. Законы, по кото­рым раз­ви­ва­ется при­рода, можно по ана­ло­гии срав­нить с мате­ма­ти­че­ской про­грам­мой управ­ле­ния стан­ком-авто­ма­том. Не сама же про­грамма себя задала и не сами же шесте­ренки пришли в дви­же­ние. Видя рабо­та­ю­щий без уча­стия чело­века какой-нибудь авто­мат, никто не думает, что этот слож­ней­ший меха­низм появился без высо­ко­об­ра­зо­ван­ных спе­ци­а­ли­стов.

Говоря о зако­нах при­роды, сле­дует ска­зать, что поскольку суще­ствуют эти законы, должен быть и их Зако­но­да­тель – Бог.

Если взять какой-нибудь текст, напри­мер, первый стих Св. Библии, состо­я­щий из 28 букв: «Вна­чале сотво­рил Бог небо и землю» (Быт. 1:1), и дать эти буквы на раз­рез­ной азбуке ребенку, кото­рый еще не знает их назва­ния, то можем ли мы допу­стить, что из этих букв он слу­чайно сложит данный биб­лей­ский текст? Здесь в каче­стве при­мера рас­смат­ри­ва­ется ребе­нок, поскольку он посту­пает так же неосмыс­ленно, как и силы, дей­ству­ю­щие в при­роде. А уда­лось бы такому ребенку слу­чайно из мно­же­ства букв сло­жить содер­жа­ние целой книги? А если взять боль­шую группу детей, также не зна­ю­щих назва­ний букв, и дать им сколь угодно про­дол­жи­тель­ное время, то можно ли допу­стить, что они смогут из гро­мад­ной горы букв сло­жить содер­жа­ние всех книг в мире? Но ведь устрой­ство миро­зда­ния и про­те­ка­ю­щие в нем про­цессы и бес­ко­неч­ное число раз мудрее и слож­нее, чем содер­жа­ние всех книг на земле! Так могли ли нера­зум­ные силы при­роды (невесть откуда появив­ши­еся) устро­ить осмыс­ленно миро­зда­ние и уста­но­вить законы при­роды? И где же и какой же такой «гото­вый строй­ма­те­риал» они взяли?

Бог – Творец миро­зда­ния

Чело­века с неза­па­мят­ных времен инте­ре­сует вопрос: как воз­никла Все­лен­ная? Разум­ное устрой­ство мира гово­рит о том, что Все­лен­ная не могла воз­ник­нуть сама по себе, без при­чины, но создана бес­ко­нечно высо­ким РАЗУ­МОМ.

Любу­ясь каким-нибудь вели­че­ствен­ным двор­цом, не будем же мы объ­яс­нять воз­ник­но­ве­ние его таким обра­зом, что, мол, на этом месте как-то сами собой появи­лись стены, крыша, окна; двери и слу­чайно они соеди­ни­лись в вели­ко­леп­ную постройку. Что дворец имеет своих стро­и­те­лей, ни у кого нет сомне­ния. Изящ­ная форма здания поз­во­ляет сде­лать вывод, что постройка воз­ве­дена заме­ча­тель­ными масте­рами по про­екту, состав­лен­ному талант­ли­вым архи­тек­то­ром. Мы также знаем, что машина не может появиться без кон­струк­тора и других высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов, часы – без мастера, книга – без писа­теля, кар­тина – без худож­ника. И Все­лен­ная, кото­рая в бес­ко­неч­ное число раз слож­нее и изу­ми­тель­нее всех зданий, машин, книг, тоже не могла появиться без вели­кого Созда­теля, имя Кото­рого – БОГ.

При всем высо­ком уровне совре­мен­ных знаний о миро­зда­нии нет досто­вер­ных данных для утвер­жде­ния, будто бы мате­ри­аль­ный мир не имеет начала. Без­на­чаль­ность – это бес­ко­неч­ность во вре­мени, направ­лен­ная в про­шлое. Бес­ко­неч­ность же – это по сути дела такое изме­ре­ние, кото­рое никак не вме­ща­ется в тесные рамки конеч­ного чело­ве­че­ского разума, и ника­кому огра­ни­чен­ному опыту она не под­властна. Исходя из опре­де­ле­ния «без­на­чаль­но­сти», нельзя опыт­ным путем дока­зать, что мир всегда суще­ствует.

Каждое живое суще­ство или любое неоду­шев­лен­ное тело имеет начало, и при­чина, вызвав­шая его бытие, суще­ствует вне его самого и пред­ше­ствует ему. Также и миро­зда­ние имеет начало. Оно создано Богом. Эту истину Свя­щен­ное Писа­ние откры­вает уже на самых первых стра­ни­цах.

Мир сотво­рен Богом из ничего. До созда­ния мира не было ника­кого гото­вого мате­ри­ала, кото­рым Бог мог бы вос­поль­зо­ваться для сотво­ре­ния мира. Сотво­ре­ние мира из ничего – это чудо, кото­рое совер­ши­лось все­мо­гу­ще­ством Божиим.

Чело­ве­че­скому разуму трудно при­нять истину о сотво­ре­нии мира из ничего, поскольку он руко­вод­ству­ется только тем, что ему доступно в повсе­днев­ном опыте, в кото­ром не наблю­да­ется про­ис­хож­де­ние чего-либо из совер­шен­ного небы­тия. К тому же, широко рас­про­стра­нена древ­няя акси­ома: «из ничего не бывает ничего». Здесь сле­дует ска­зать, что хри­сти­ан­ская мысль уточ­няет этот афо­ризм и пере­фра­зи­рует его так: «из ничего само собою (т.е. без при­чины) не бывает ничего». Если бы Св. Библия утвер­ждала, что мир возник из ничего сам собою, тогда это был бы, конечно, абсурд. Но Свя­щен­ное Писа­ние учит, что миро­зда­ние при­ве­дено из небы­тия в бытие Божиим Все­мо­гу­ще­ством. А для все­мо­гу­щего Бога нет ничего невоз­мож­ного. Как из ничего Бог сотво­рил мир – это вели­чай­шая тайна для чело­ве­че­ского ума. И не сле­дует пытаться про­ни­кать своею мыслью в то, что непо­сти­жимо для нее. Хри­сти­ан­ское откро­ве­ние сооб­щает; что тво­ре­ние не было вызвано для Бога какой-нибудь внеш­ней или внут­рен­ней необ­хо­ди­мо­стью, но было пред­опре­де­лено Богом от веч­но­сти.

Бог сотво­рил мир Своими разу­мом, пре­муд­ро­стью, волею, словом. В Свя­щен­ном Писа­нии в под­твер­жде­ние этого ска­зано сле­ду­ю­щее: «Гос­подь пре­муд­ро­стью осно­вал землю, небеса утвер­дил разу­мом» (Притч. 3:19). «Гос­подь творит все, что хочет, на небе­сах и на земле» (Пс. 134:6). В первой главе книги Бытия содер­жится выра­же­ние: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» (Быт. 1:3) и ему подоб­ные. Под выра­же­нием «и сказал Бог, да будет…» не сле­дует пони­мать, что Бог про­из­но­сил какие-нибудь чле­но­раз­дель­ные звуки, подоб­ные чело­ве­че­ским словам, но этим изре­че­нием выра­жа­ется все­мо­гу­щая твор­че­ская сила Созда­теля, Кото­рый привел все из небы­тия в бытие.

[Чтобы лучше усво­ить твор­че­скую пре­муд­рость Божию, обра­тимся к при­меру. Для запуска руко­твор­ного кос­ми­че­ского аппа­рата тре­бу­ется гигант­ская работа мысли тысяч и тысяч ученых, кон­струк­то­ров, инже­не­ров, кото­рых назы­вают гени­аль­ными: необ­хо­димы точ­ней­шая вычис­ли­тель­ная тех­ника, слож­ней­шие элек­трон­ные и другие при­боры. А как же тогда назвать разум Бога, кото­рый привел в дви­же­ние мил­ли­арды мил­ли­ар­дов небес­ных светил? Дви­же­ние искус­ствен­ных кос­ми­че­ских тел рас­счи­ты­ва­ется людьми по зако­нам небес­ной меха­ники, кото­рые чело­век сам не уста­нав­ли­вает, а только лишь откры­вает в при­роде. Бог же не только рас­счи­тал дви­же­ние неве­до­мого нам мно­же­ства небес­ных тел, но и Своим умом уста­но­вил сами законы дви­же­ния звезд­ного мира.

Если учесть и дви­же­ние мик­ро­ча­стиц, опи­сы­ва­е­мое зако­нами меха­ники, насколько же тогда еще вели­че­ствен­нее при­от­кры­ва­ется нам Боже­ствен­ный Разум. Убе­ди­тельно гово­рит о слож­но­сти устрой­ства мик­ро­мира такой про­стой пример. В одном грамме воды содер­жится коли­че­ство моле­кул, выра­жа­е­мое два­дца­ти­двух­знач­ным числом. При­мерно таким же числом выра­жа­ется коли­че­ство моле­кул в одном грамме любого дру­гого веще­ства (воз­духа, железа, кир­пича и т.д.). Каждая моле­кула воды состоит из двух атомов водо­рода и одного атома кис­ло­рода. В каждом атоме водо­рода вокруг ядра дви­жется по одному элек­трону, в атоме кис­ло­рода – по восемь элек­тро­нов, кото­рые рас­по­ло­жены на двух орби­тах: на первой (бли­жай­шей к ядру) – два элек­трона, на второй орбите – шесть элек­тро­нов. У других видов атомов число элек­тро­нов и орбит, по кото­рым они рас­по­ла­га­ются, может быть и гораздо больше. Так, к при­меру, в каждом атоме золота вокруг ядра вра­ща­ется 79 элек­тро­нов, рас­по­ло­жен­ных на шести орби­тах . Все тела в мире состоят из нево­об­ра­зи­мого коли­че­ства моле­кул и атомов. В каждом атоме дви­жутся вокруг ядра элек­троны. Не говоря уже о других части­цах мик­ро­мира и всех физи­че­ских про­цес­сах, свя­зан­ных с ними, нетрудно понять, что миро­зда­ние от мик­ро­мира до мира галак­тик устро­ено бес­ко­неч­ным в Своем Разуме Созда­те­лем.]

Бог прежде сотво­рил мир бес­плот­ных духов – Ангель­ский мир, а потом создал веще­ствен­ный, или мате­ри­аль­ный мир. Завер­ше­нием Божьего тво­ре­ния явился чело­век, кото­рый был сотво­рен из неве­ще­ствен­ной и разум­ной души и веще­ствен­ного тела.

Св. Писа­ние, повест­вуя о сотво­ре­нии мира, неод­но­кратно сооб­щает Божие опре­де­ле­ние о Своем тво­ре­нии: «И увидел Бог, что это хорошо».

Св. апо­стол Павел сви­де­тель­ствует: «Всякое тво­ре­ние Божие хорошо» (1Тим. 4:4).

Идея тво­ре­ния и миро­зда­ние

В разные вре­мена чело­ве­че­ская мысль стро­ила раз­лич­ные кос­мо­ло­ги­че­ские и кос­мо­го­ни­че­ские системы. К концу два­дца­того века чело­век еще более убе­дился, что миро­зда­ние исклю­чи­тельно сложно по своему устрой­ству и про­ис­хож­де­нию.

Среди всех кос­мо­го­ни­че­ских систем особое вни­ма­ние обра­щает на себя биб­лей­ское повест­во­ва­ние, в кото­ром Моисей изоб­ра­жает про­ис­хож­де­ние мира. Чтобы понять, как воз­вы­шенны по духу и глу­бо­ко­мыс­ленны по содер­жа­нию истины о миро­тво­ре­нии, изло­жен­ные Мои­сеем, необ­хо­димо для срав­не­ния вспом­нить, насколько при­ми­тивны и грубы были в то время кос­мо­го­ни­че­ские пред­став­ле­ния у всех наро­дов земли. Откуда, как ни через Откро­ве­ние от Бога, Моисей почерп­нул све­де­ния о про­ис­хож­де­нии жизни на Земле в такой после­до­ва­тель­но­сти: устрой­ство пер­во­на­чально суши и водо­е­мов, затем появ­ле­ние рас­те­ний, живот­ных и, нако­нец, – чело­века? Ведь наука только в поза­про­шлом-про­шлом сто­ле­тиях открыла, что сна­чала на Земле появи­лись рас­те­ния, потом живот­ные и, нако­нец, чело­век. Ученый-физик про­шлого века Био сказал: «Или Моисей в науке был также сведущ, как наше сто­ле­тие, или он был про­све­щен Богом, писал по вдох­но­ве­нию от Него».

Около трех тысяч лет назад св. пророк Моисей открыл тайну тво­ре­ния мира Богом. За эти минув­шие тыся­че­ле­тия идея тво­ре­ния полу­чила осно­ва­тель­ное фило­соф­ское под­твер­жде­ние. Авто­ри­тет ее весьма высок и в наше время среди многих вели­чай­ших умов. Разве мог сам по себе чело­век той дале­кой эпохи, когда фило­соф­ская мысль чело­ве­че­ства была крайне скуд­ной, воз­вы­ситься до поня­тия о Боге, как Высшем Духов­ном Суще­стве и Творце.

Бого­ви­дец Моисей так опи­сы­вает сотво­ре­ние мира, чтобы это было понят­ным для всех людей и во все вре­мена. Почему он не исполь­зо­вал в своем повест­во­ва­нии совре­мен­ные кос­мо­ло­ги­че­ские пред­став­ле­ния? Кос­мо­ло­ги­че­ская кар­тина мира посто­янно услож­ня­ется. И те знания о мире, кото­рыми рас­по­ла­гает кос­мо­ло­гия в наши дни, очень и очень упро­щены (если даже не бес­ко­нечно упро­щены) по срав­не­нию с тем, каково, есть миро­зда­ние на самом деле. Поэтому, если бы Св. Библия изло­жила про­ис­хож­де­ние мира даже на уровне совре­мен­ных кос­мо­ло­ги­че­ских поня­тий, такая инфор­ма­ция тоже была бы дале­кой от абсо­лют­ной истины. Не сле­дует забы­вать, что язык кос­мо­ло­гии, физики, мате­ма­тики и т.д. – это язык огра­ни­чен­ных чело­ве­че­ских поня­тий для опи­са­ния с помо­щью чисел, формул, гра­фи­ков, схем отдель­ных частей Все­лен­ной. Бог же Своим все­ве­де­нием знает все о Все­лен­ной, и Он не нуж­да­ется ни в фор­му­лах, ни в гра­фи­ках, ни в каких-либо других подоб­ных сред­ствах. Однако ум людей не спо­со­бен вме­стить то, что при­над­ле­жит Боже­ствен­ному Разуму. Поскольку ум чело­века огра­ни­чен, огра­ни­чены и знания его о Все­лен­ной. Сколько бы нового о миро­зда­нии люди ни узна­вали, всегда перед ними будет океан еще не откры­того.

Весь мате­ри­аль­ный мир со всей его слож­но­стью и мно­го­об­ра­зием есть нуль перед вели­чием, кра­со­той и свя­то­стью Божией. Поэтому Свя­щен­ное Писа­ние и не стре­мится много сооб­щить нам о види­мом миро­зда­нии. Самое глав­ное о Все­лен­ной: как она воз­никла и для чего суще­ствует – открыто в Св. Библии, ибо раз­ре­шить эти вопросы чело­ве­че­ский разум сам по себе не может. Другие же истины о миро­зда­нии чело­век спо­со­бен узна­вать с помо­щью своего разума. Зачем же тогда тре­бо­вать, чтобы ответы на них содер­жа­лись в Свя­щен­ном Писа­нии? Если бы Св. Библия поста­вила целью удо­вле­тво­рять любо­зна­тель­ность чело­века в вопросе устрой­ства Все­лен­ной, то как бы ей это сле­до­вало сде­лать? Исполь­зо­вать мате­ма­ти­че­ские фор­мулы, выра­жать физи­че­ские вели­чины в метрах, секун­дах, кило­грам­мах и т. д.? Но ведь когда писа­лась Св. Библия, в чело­ве­че­ской прак­тике не было этих единиц для изме­ре­ния рас­сто­я­ния, вре­мени, массы и т. д. Крайне скуд­ные знания были в обла­сти мате­ма­тики. Только спустя тысячи лет после напи­са­ния Св. Библии появи­лись мате­ма­ти­че­ский анализ, ана­ли­ти­че­ская гео­мет­рия, неэв­кли­дова гео­мет­рия и другие направ­ле­ния в мате­ма­тике. Физика как наука только зарож­да­лась в то время. Если бы, напри­мер, Моисей напи­сал в Свя­щен­ном Писа­нии, что рас­сто­я­ние от Земли до Солнца состав­ляет 150 млн. кило­мет­ров, разве было бы это понятно людям той эпохи, да и в тече­ние многих после­ду­ю­щих сто­ле­тий, поскольку такие поня­тия, как «мил­лион» и «кило­метр», вве­дены в чело­ве­че­скую прак­тику спустя тыся­че­ле­тия после напи­са­ния Св. Библии?

Ну, а если бы бого­дух­но­вен­ный Моисей изло­жил кос­мо­ло­ги­че­ские вопросы с помо­щью урав­не­ний общей теории отно­си­тель­но­сти, многие ли из чита­те­лей даже два­дца­того века поняли бы их? И как бы на такое повест­во­ва­ние смот­рели чита­тели Библии в девят­на­дца­том веке… тысячу лет назад… в дни ее напи­са­ния? Знания о мире рас­ши­ря­ются по мере раз­ви­тия умствен­ных спо­соб­но­стей чело­века, в част­но­сти, его абстракт­ного мыш­ле­ния. В иссле­до­ва­тель­ском твор­че­стве чело­век чер­пает для себя увле­че­ние, ищет всегда чего-то нового, неожи­дан­ного. А если бы все знания о миро­зда­нии были открыты людям в гото­вом виде, разве была бы тогда инте­рес­ной науч­ная дея­тель­ность? И кто рас­шиф­ро­вал бы тогда язык науч­ных сим­во­лов, при­ме­нен­ных в биб­лей­ском опи­са­нии миро­зда­ния? Да и на каком таком мате­ма­ти­че­ском языке Все­выш­ний должен был бы откры­вать свя­тому Моисею кос­мо­ло­гию, если чело­век сам по своему усмот­ре­нию выби­рает язык мате­ма­ти­че­ских обо­зна­че­ний, условно уста­нав­ли­вает еди­ницы для изме­ре­ния всех физи­че­ских вели­чин и т. д.

Если бы в Св. Библии опи­сы­ва­лось устрой­ство миро­зда­ния, кто скажет, сколько мил­ли­о­нов или мил­ли­ар­дов книг тогда вхо­дило бы в ее состав? Но что лучше: стре­миться позна­вать мате­ри­аль­ный мир (кото­рый и не позна­ешь до конца, и душу не напи­та­ешь для веч­но­сти этими зна­ни­ями) или же позна­вать Того, Кто в совер­шен­стве знает и этот мир, и нас самих, Кто все создал. Кто Один только может напи­тать бес­смерт­ную душу чело­ве­че­скую? Знать Бога, иметь обще­ние с Ним, быть Его сынами – это бес­ко­нечно выше и ценнее, чем познать все глу­бин­ные тайны миро­зда­ния! И вот именно к такому бого­по­зна­нию и бого­об­ще­нию и ведет нас Свя­щен­ное Писа­ние.

Люди неспо­собны понять, как Бог творил мир, ведь это непо­сти­жи­мое чудо для чело­ве­че­ского ума. Свя­щен­ное Писа­ние откры­вает, что про­цесс тво­ре­ния осу­ще­ствился сверхъ­есте­ствен­ным путем. Знание зако­нов при­роды не даст ответа на вопрос, как Бог творил мир. В про­цессе тво­ре­ния дей­ство­вало все­мо­гу­ще­ство Божие, а оно не имеет ника­ких огра­ни­че­ний. Если, напри­мер, Св. Библия гово­рит, что свет появился прежде солнца, в это надо непо­ко­ле­бимо верить. Тем более, что с точки зрения совре­мен­ной физики свет – это особый вид мате­рии, част­ный случай элек­тро­маг­нит­ных волн, и для его воз­ник­но­ве­ния необя­за­тельно иметь такой источ­ник, как Солнце. Свет имеет немало уди­ви­тель­ных свойств. [«Свет» излу­ча­ется, погла­ща­ется и рас­про­стра­ня­ется в виде частиц-кван­тов, назван­ных фото­нами. В пустоте фотон дви­жется со ско­ро­стью при­бли­зи­тельно 300 000 км/сек. Он не может быть в состо­я­нии покоя и не может изме­нять свою ско­рость. Свет имеет двой­ствен­ную при­роду – и вол­но­вую, и кор­пус­ку­ляр­ную.] Дивно его про­ис­хож­де­ние и при тво­ре­нии мира. Види­мый свет в самой малой сте­пени помо­гает людям пред­ста­вить тот неиз­ре­чен­ный Свет, Кото­рый есть Бог.

Наука утвер­ждает: у Все­лен­ной было начало

Вся мате­ри­а­ли­сти­че­ская фило­со­фия постро­ена на утвер­жде­нии, что у Все­лен­ной не было начала. Однако наука XX века пришла к выводу, что Все­лен­ная имеет начало во вре­мени.

В 1929 году аме­ри­кан­ский аст­ро­ном Хаббл сделал такое откры­тие. Свет дале­ких галак­тик несколько крас­нее ожи­да­е­мого, причем чем дальше от нас та или иная галак­тика, тем больше излу­ча­е­мый ею свет сме­ща­ется в крас­ную сто­рону спек­тра. На осно­ва­нии эффекта Доплера [Изме­не­ние длины волны (или частоты), наблю­да­е­мое при дви­же­нии источ­ника волн света или звука отно­си­тельно их при­ем­ника. При уда­ле­нии от при­ем­ника длина волны растет, при при­бли­же­нии умень­ша­ется.] это можно объ­яс­нить ничем иным, как уда­ле­нием от нас галак­тик. Значит Все­лен­ная рас­ши­ря­ется. Рас­четы пока­зали, что в про­шлом Все­лен­ная была сосре­до­то­чена в одной точке, зна­чи­тельно мень­шей раз­ме­ров атома. Наука не берется отве­чать на вопрос, что пред­став­ляла собою Все­лен­ная, заклю­чен­ная в одной точке. Почти все круп­ные кос­мо­логи и аст­ро­фи­зики нашего сто­ле­тия раз­де­ляют убеж­де­ние, что вна­чале Бог создал Все­лен­ную в виде пер­во­атома, а уже потом из него привел в дви­же­ние весь космос.

Истин­ный хри­сти­а­нин, конечно же, не нуж­да­ется в подоб­ных дока­за­тель­ствах сотво­ре­ния мира. Для него вполне доста­точно знать о сотво­ре­нии мира то, что сооб­щает об этом Св. Библия. Многие ученые не пыта­лись даже вни­кать в эту тайну. Так, одна­жды Исаака Нью­тона попро­сили, чтобы он объ­яс­нил, как возник мир. На это вели­чай­ший есте­ство­ис­пы­та­тель отве­тил, что гипо­тез он не сочи­няет и задача его как уче­ного – объ­яс­нять не то, как возник мир, а какой он есть с первой минуты своего суще­ство­ва­ния.

Хотя такое объ­яс­не­ние сотво­ре­ния Богом Все­лен­ной, кото­рое пред­ла­гает совре­мен­ная кос­мо­ло­гия, исходя из пред­став­ле­ния о рас­ши­ря­ю­щейся Все­лен­ной, хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние не может взять на свое воору­же­ние по при­чине бес­си­лия науки раз­га­дать тайну миро­тво­ре­ния, тем не менее нельзя не воз­да­вать долж­ное тому факту, что наука XX века, вла­де­ю­щая такими мощ­ней­шими сред­ствами позна­ния миро­зда­ния, как, напри­мер, общая теория отно­си­тель­но­сти, спек­траль­ный анализ, радио­астро­но­мия и т. д., пришла к непо­ко­ле­би­мой уве­рен­но­сти в том самом, чему уже многие сто­ле­тия учит хри­сти­ан­ская рели­гия, а именно:

  • миро­зда­ние имеет начало во вре­мени;
  • до появ­ле­ния Все­лен­ной не было ни про­стран­ства, ни вре­мени;
  • свет, о кото­ром сказал Бог «да будет свет. И стал свет» (Быт. 1:3), дей­стви­тельно возник прежде Солнца: аст­ро­фи­зики гово­рят, что этот пер­во­здан­ный свет во Все­лен­ной сохра­нился и до наших дней в форме откры­того в 1965 году аме­ри­кан­скими уче­ными релик­то­вого (т.е. оста­точ­ного) излу­че­ния, про­ни­зы­ва­ю­щего всю Все­лен­ную.

Совре­мен­ная аст­ро­фи­зика изу­чает такие кос­ми­че­ские объ­екты, как ней­трон­ные звезды, радио­га­лак­тики, ква­зары, пуль­сары, черные дыры и т.п. Как все это инте­ресно! Какие вели­кие дивные Свои дела пока­зы­вает нам Гос­подь!

Вот, напри­мер, черные дыры. Пожа­луй, это один из самых зага­доч­ных объ­ек­тов в кос­мосе.

Черная дыра – очень сжатое небес­ное тело. Она погло­щает внутрь себя все, но ничто нико­гда не может выле­теть из нее наружу. Время внутри черной дыры оста­нав­ли­ва­ется. Черная дыра – как бы напо­ми­на­ние чело­веку об аде. Ведь ад – непро­ни­ца­е­мая тьма, время там оста­нав­ли­ва­ется, всякий, кто ока­жется в аду, нико­гда не сможет выйти из него.

Идея эво­лю­ции про­никла не только в био­ло­гию, но и в аст­ро­но­мию. Мате­ри­а­лизм объ­яс­няет появ­ле­ние планет. Солнца, звезд, галак­тик как резуль­тат эво­лю­ци­он­ных про­цес­сов во Все­лен­ной. Они гово­рят, что звезд­ное небо, каким его мы видим сего­дня, стало тако­вым в тече­ние мил­ли­ар­дов лет. Им кажется, что если рас­тя­нуть во вре­мени на многие мил­ли­арды лет про­цесс обра­зо­ва­ния Все­лен­ной – это будет выгля­деть убе­ди­тельно. Что можно ска­зать в этой связи?

Прежде всего обра­щает на себя вни­ма­ние тот факт, что совре­мен­ная кос­мо­ло­гия, объ­яс­няя сам про­цесс воз­ник­но­ве­ния или сотво­ре­ния мира, гово­рит не о мил­ли­ар­дах, не о мил­ли­о­нах, не о тыся­чах и даже не о годах, меся­цах, днях, часах, мину­тах, а о таких нево­об­ра­зимо малых долях секунды, как, напри­мер, 10-34 сек. [10-34 сек. = 0,0 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 001 с.] (так назы­ва­е­мый воз­раст Все­лен­ной, когда нача­лось фрид­ма­нов­ское рас­ши­ре­ние – откры­тое Хаб­б­лом раз­бе­га­ние галак­тик) или в мил­ли­ард раз мень­шая вели­чина: 10-43 сек. (план­ков­ское время, воз­раст Все­лен­ной, с кото­рого начали рабо­тать клас­си­че­ские пред­став­ле­ния о гра­ви­та­ци­он­ном поле).

Совре­мен­ные ученые гово­рят, что уже в таком непо­сти­жимо малом в срав­не­нии с одной секун­дой вре­мени, про­шед­шем с того момента, как начала свое бытие Все­лен­ная, все физи­че­ские законы миро­зда­ния дей­ствуют в таком направ­ле­нии, чтобы могли быть бла­го­при­ят­ные усло­вия для жизни чело­ве­че­ского рода. Так, круп­ный аме­ри­кан­ский физик Стивен Вайн­берг в своей книге «Первые три минуты» обос­но­вы­вает утвер­жде­ние, что уже с самого начала мира во Все­лен­ной была пред­опре­де­лена жизнь чело­ве­че­ства на Земле.

Попытка науч­ного иссле­до­ва­ния про­ис­хож­де­ния Все­лен­ной как еди­ного целого и состав­ных ее частей – это при­мерно то же, что рас­смот­ре­ние в зер­кале дей­стви­тель­но­сти за спиной наблю­да­теля, кото­рый нико­гда в жизни не только не пере­ме­щался в про­стран­стве, но и не видел воочию ничего вокруг себя, а поэтому не имеет ника­ких пред­став­ле­ний о реаль­ной вели­чине пред­ме­тов и рас­сто­я­ний между ними. Может ли такой чело­век, видя зер­каль­ное отра­же­ние мира позади себя, уста­но­вить раз­меры отра­жа­е­мых тел и рас­сто­я­ние между ними? Нет, конечно. Именно такого чело­века напо­ми­нают ученые по отно­ше­нию к про­шлому Все­лен­ной. Они не пере­ме­ща­лись во вре­мени назад ни на тысячи, ни на мил­ли­оны, ни на мил­ли­арды лет. Перед их науч­ным взором не может «про­кру­титься», как на кино­экране, пано­рама эво­лю­ци­он­ного фор­ми­ро­ва­ния кос­моса, даже если бы эво­лю­ция в дей­стви­тель­но­сти имела место в обра­зо­ва­нии кос­ми­че­ских тел. Упо­мя­ну­тый ранее нами наблю­да­тель видит с помо­щью зер­кала позади себя дей­стви­тель­ную кар­тину миро­зда­ния, а вот ученые-мате­ри­а­ли­сты, пыта­ю­щи­еся объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние небес­ных светил есте­ствен­ным путем, имеют перед собою не дей­стви­тель­ность, отра­жа­ю­щую про­цесс фор­ми­ро­ва­ния кос­ми­че­ских тел, а свои тео­ре­ти­че­ские гипо­тезы и модели на этот счет и ими опе­ри­руют.

В зер­каль­ном отра­же­нии окру­жа­ю­щей нас дей­стви­тель­но­сти одни пред­меты высту­пают на перед­нем плане, другие – на заднем, хотя поверх­ность зер­кала – одна плос­кость. Отра­же­ние про­шлого Все­лен­ной ученые наблю­дают в одной вре­мен­ной плос­ко­сти – в насто­я­щем вре­мени. Однако, наблю­дая в кос­мосе в одних обла­стях звезд­ные скоп­ле­ния, в других – меж­звезд­ную пыль и газ, наука при­хо­дит к заклю­че­нию, что звезды фор­ми­ру­ются посте­пенно и во Все­лен­ной про­ис­хо­дит кру­го­во­рот мате­рии: одни звезды раз­ру­ша­ются, другие сози­да­ются. Появ­ле­ние таких, явно эво­лю­ци­онно-мате­ри­а­ли­сти­че­ских, взгля­дов сму­тило в свое время неко­то­рых есте­ство­ис­пы­та­те­лей и под­толк­нуло их к мате­ри­а­лизму. Ну даже если бы и так: одни звезд­ные миры раз­ру­ша­ются, а другие воз­ни­кают, почему через это надо отри­цать Бога? В нашем орга­низме ведь тоже одни клетки уми­рают, другие вновь созда­ются, но это же никак не гово­рит против Бога. Наобо­рот, на этом при­мере мы убеж­да­емся, насколько пре­мудр Гос­подь, создав­ший такой дивный чело­ве­че­ский орга­низм.

Ученые пыта­ются постиг­нуть миро­зда­ние, но при этом не берут в расчет то, что в резуль­тате гре­хо­па­де­ния чело­ве­че­ства, во-первых, сам чело­век изме­нился в худшую сто­рону: ока­зался на весьма зна­чи­тель­ном уда­ле­нии от Бога – источ­ника муд­ро­сти и веде­ния – и уже в силу этой при­чины не спо­со­бен знать многие вели­кие Божий замыслы о Все­лен­ной, во-вторых, послед­ствия гре­хо­па­де­ния про­никли и в окру­жа­ю­щий нас мате­ри­аль­ный мир, и он сде­лался при­част­ным тлению и раз­ру­ше­нию.

В день Вто­рого При­ше­ствия Гос­подня про­изой­дет обнов­ле­ние неба и земли. «Тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, раз­го­рев­шись, раз­ру­шатся, земля и все дела на ней сгорят» (2Петр. 3:10). «Впро­чем мы, по обе­то­ва­нию Его, ожи­даем нового неба и новой земли, на кото­рых оби­тает правда» (2Петр. 3:13).

Без­мер­ное бла­жен­ство ожи­дает каж­дого, кто во все дни своей земной жизни под­го­тав­ли­вает себе жилище на новом небе и новой земле.

Все­лен­ная – книга бого­по­зна­ния

Почему же и с какой целью Все­выш­ний сотво­рил мир? Ответ на этот вопрос содер­жится в Свя­щен­ном Писа­нии, откры­ва­ю­щем чело­веку, что един­ствен­ною при­чи­ною, побу­див­шей Бога сотво­рить мир, была Его бес­ко­неч­ная бла­гость и любовь, жела­ние иметь при­част­ни­ков Своей славы вне Своей внут­рен­ней жизни, а целью созда­ния Все­лен­ной яви­лись слава Творца и бла­жен­ство разум­но­нрав­ствен­ных созда­ний. Будучи Сам пре­б­лаг, Бог желает, чтобы и другие нрав­ствен­ные суще­ства бла­жен­ство­вали, чего они могут дости­гать только через про­слав­ле­ние своего Созда­теля. «Бог ни в чём не нуж­да­ется; но Он, будучи бездна бла­го­сти, бла­го­во­лил не сущим (не имев­шим бытия) даро­вать бытие», — пишет бла­жен­ный Фео­до­рит. А по словам пре­по­доб­ного Иоанна Дамас­кина, «благой и все­бла­гой Бог не удо­воль­ство­вался созер­ца­нием Себя Самого, но по (пре­из­бытку) бла­го­сти Своей бла­го­во­лил, чтобы про­изо­шли суще­ства, поль­зу­ю­щи­еся Его бла­го­де­я­ни­ями и при­част­ные Его бла­го­сти».

Все­лен­ная есть как бы вели­че­ствен­ный храм, в кото­ром все неоду­шев­лен­ные, оду­шев­лен­ные, разумно-нрав­ствен­ные созда­ния непре­станно хвалят и сла­во­сло­вят своего Творца.

Слава Божия не имеет подо­бия с чело­ве­че­ским сла­во­лю­бием. Бог не нуж­да­ется в такой славе, кото­рую ищут себе люди. Про­слав­ле­ние Бога чело­ве­ком – это наше упо­доб­ле­ние Творцу через воз­рас­та­ние в духов­ном совер­шен­ство­ва­нии, Посред­ством чего мы, люди, при­об­ща­емся к источ­нику истин­ного бла­жен­ства и по мере нашего духов­ного роста уже бла­жен­ствуем на земле.

Бог не имел необ­хо­ди­мо­сти в тво­ре­нии мира и нисколько не зави­сит от мате­рии. Он дей­ствует в мате­рии, но эти Его дей­ствия ника­ким обра­зом не отра­жа­ются на Его соб­ствен­ном состо­я­нии.

Подобно тому, как худож­ник пре­бы­вает вне холста, а гор­шеч­ник- вне глины, так и Бог не связан с мате­рией. Пре­по­доб­ный Симеон Новый Бого­слов пишет: «Сотво­рив мир, Гос­подь не пере­ме­нил места и не соеди­нился с созда­ни­ями. Если же Он неогра­ни­чен, то где, ска­жешь ты, нахо­дится Он. Отве­чаю тебе: ищи Его не телесно, обрети Ею мыс­ленно. Ища духовно, ты най­дешь Его неогра­ни­чен­ным, а потому опять – нигде, ни внутри, ни вне, хотя и везде, во всем, бес­страстно, нес­ли­янно, а потому вне всего, так как Он – прежде всего».

Творец на всем Своем тво­ре­нии поло­жил печать Своего все­мо­гу­ще­ства, вели­чия, пре­муд­ро­сти. Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов сказал: «Небо, земля, море, словом – весь мир есть вели­кая и пре­слав­ная книга Божия, крас­но­ре­чиво сви­де­тель­ству­ю­щая о бытии Божием».

Если чело­век будет смот­реть на Все­лен­ную очами духа, то обя­за­тельно увидит в тво­ре­нии сокро­вен­ного Бога. «Одна­жды, – гово­рит вели­чай­ший хри­сти­ан­ский подвиж­ник и все­мирно извест­ный фило­соф Бла­жен­ный Авгу­стин, – я поже­лал узнать, где и в каком месте нахо­дится мой Бог. Спро­сил я землю, где мой Бог? Или ты мой Бог? – Она отве­тила и ска­зана: «Не я твой Бог». И все, что нахо­дится на ней, то же самое ска­зало мне. Тогда спро­сил я море и все глу­бины, и живот­ных его: «Где мой Бог?» И они отве­тили мне: «Не мы твой Бог: ищи его выше нас». Спро­сил я ветер веющий: «Где мой Бог?» И воз­душ­ное про­стран­ство со всеми оби­та­те­лями своими ска­зало: «Не мы твой Бог». Небо спро­сил я, солнце, луну и звезды, но и их речь была: «Не мы твой Бог, кото­рого ищешь». Тогда обра­тился ко всем пред­ме­там, кото­рые я созер­цал, и сказал им: «Вы отве­тили мне, что не вы мой Бог. Что же вы можете ска­зать мне о Нем?» И все они громко закри­чали: «Он сотво­рил нас!»

По стилю худо­же­ствен­ного про­из­ве­де­ния легко можно опре­де­лить, кто его автор. Несколько книг, напи­сан­ных в одном стиле, сви­де­тель­ствуют об их общем авторе. Книга Все­лен­ной напи­сана также Единым авто­ром. Изучая, напри­мер, пес­чинку, лежа­щую на мор­ском берегу, и метео­рит, при­ле­тев­ший на Землю из глубин Все­лен­ной, мы будем нахо­дить в их составе общие хими­че­ские эле­менты. Но еще более пора­зи­тель­ное сход­ство обна­ру­жи­ва­ется в их внут­рен­нем стро­е­нии. Они состоят из оди­на­ко­вых элек­тро­нов, про­то­нов, ней­тро­нов и т. д. Кос­ми­че­ское излу­че­ние, кото­рое при­хо­дит к нам на Землю от дале­ких звезд, состоит из таких же эле­мен­тар­ных частиц, кото­рые можно наблю­дать и на Земле. Как же, как не тво­ре­нием Бога, объ­яс­нить, что Все­лен­ная во всех своих частях устро­ена по еди­ному плану и из одних и тех же «кир­пи­чи­ков»?

Свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий пишет: «Несо­мнен­ным дока­за­тель­ством того, что при­чина всего суще­ству­ю­щего – одна, служит то, что мир один, а не многие… Самый поря­док мира и совер­шен­ное соот­вет­ствие всех его частей ясно пока­зы­вают, что пра­ви­тель и рас­по­ря­ди­тель во Все­лен­ной один, а не многие. Ибо если бы пра­ви­те­лей было много, этот поря­док не мог сохра­ниться, напро­тив, все сме­ша­лось бы и извра­ти­лось, потому что каждый стал бы рас­по­ря­жаться по своему про­из­волу и про­ти­во­дей­ство­вать дру­гому. И как мы ска­зали, что мно­го­бо­жие есть без­бо­жие, так и мно­го­на­ча­лие необ­хо­димо назвать без­на­ча­лием: если бы один нис­про­вер­гал власть дру­гого, без сомне­ния, не оста­лось бы ни одного началь­ника, а было бы одно все­об­щее без­на­ча­лие. Где нет началь­ника, там не бывает ника­кого порядка, напро­тив, один бес­по­ря­док. Если бы один мир был создан мно­гими, это обли­чало бы бес­си­лие твор­цов, так как для одного дела потре­бо­ва­лось уча­стие многих; и одно­вре­менно это пока­зы­вало бы недо­ста­точ­ность знаний каж­дого из них для тво­ре­ния. Ведь если бы для этого был доста­то­чен один, не нужно было бы тогда многим вос­пол­нять недо­ста­точ­ность друг друга. Но гово­рить, что в Боге чего-нибудь недо­стает, – не только нече­стиво, но и пре­вы­шает всякое нече­стие: потому что и между людьми не назвали бы совер­шен­ным худож­ни­ком (напро­тив, назвали бы слабым) того, кто не один, а при содей­ствии многих сотво­рил бы какое-нибудь про­из­ве­де­ние».

Бог – Про­мыс­ли­тель Все­лен­ной

Суще­ство­ва­ние всех види­мых и неви­ди­мых тво­ре­ний, законы Все­лен­ной и их пре­муд­рая согла­со­ван­ность сви­де­тель­ствуют, что Бог сохра­няет бытие и силы Своих созда­ний, направ­ляет их к благим целям. Божие попе­че­ние о мире назы­ва­ется Про­мыс­лом Божиим. Про­мысл Божий есть непре­стан­ное дей­ствие все­мо­гу­ще­ства, пре­муд­ро­сти и бла­го­сти Божией, кото­рыми Бог сохра­няет бытие как всей Все­лен­ной в целом, так и в отдель­но­сти всех существ и тел в мире, с при­су­щими им силами и зако­нами; нрав­ствен­ным суще­ствам ока­зы­вает помощь (когда они сво­бодно изби­рают и творят добро), не нару­шая при этом их сво­боды воли; направ­ляет их жизнь и дея­тель­ность к пред­на­зна­чен­ным им целям, исправ­ляя и обра­щая, по воз­мож­но­сти, совер­ша­е­мое ими зло в добрые послед­ствия.

Бог, как все­со­вер­шен­ней­шее духов­ное Суще­ство, не может быть без­участ­ным к судьбе создан­ного Им мира. Бес­ко­неч­ная любовь Божия непре­рывно про­яв­ля­ется в живой и дея­тель­ной связи Творца со Своими тво­ре­ни­ями. В свою оче­редь, мир нуж­да­ется в Божьем про­мыш­ле­нии над ним, поскольку он при­ве­ден к бытию из ничего, не имеет в себе само­су­щего бытия.

Свя­щен­ное Писа­ние ясно изоб­ра­жает про­мыс­ли­тель­ную дея­тель­ность Божию. Вет­хо­за­вет­ный пра­вед­ник Иов пишет о Боге: «Он пре­зи­рает до концов земли и видит под всем небом» (Иов. 28:24). «В Его руке душа всего живу­щего и дух всякой чело­ве­че­ской плоти» (Иов. 12:10). В книге про­рока Исаии Гос­подь гово­рит: «И до ста­ро­сти вашей Я тот же буду, и до седины вашей Я же буду носить вас; Я создал и буду носить, под­дер­жи­вать и охра­нять вас» (Ис. 46:4). В Нагор­ной про­по­веди Хри­стос Спа­си­тель гово­рит о мно­го­по­пе­чи­тель­ной любви Божией к каж­дому чело­веку и ко всем созда­ниям такими, сло­вами: «Посмот­рите на лилии, как они растут: не тру­дятся, не прядут; но говорю вам, что и Соло­мон во всей славе своей не оде­вался так, как всякая из них. Если же траву на поле, кото­рая сего­дня есть, а завтра будет бро­шена в печь. Бог так оде­вает, то кольми паче вас, мало­веры!» (Лук. 12:27–28).

Гос­подь Исус Хри­стос в Нагор­ной про­по­веди еще так изоб­ра­жает про­мыш­ле­ние Божие о людях, говоря: «Да будете сынами Отца вашего Небес­ного, ибо Он пове­ле­вает солнцу Своему вос­хо­дить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных» (Мф. 5:45). Псал­мо­пе­вец Давид в псалме 103‑м весьма выра­зи­тельно изоб­ра­жает Бога как Про­мыс­ли­теля жизни: «Все они (живот­ные на Земле) от Тебя ожи­дают, чтобы Ты дал им пищу их в свое время. Даешь им – при­ни­мают, отвер­за­ешь руку Твою – насы­ща­ются благом; скро­ешь лице Твое – мятутся, отни­мешь дух их – уми­рают и в персть свою воз­вра­ща­ются; пошлешь дух Твой – сози­да­ются, и Ты обнов­ля­ешь лице земли» (Пс. 103:27–30).

Все­лен­ная и чудо

Про­мысл Божий непре­станно творит чудеса. Про­ти­во­ре­чит ли чудо зако­нам при­роды? Ника­ких про­ти­во­ре­чий здесь быть не может. Законы при­роды уста­но­вил все­мо­гу­щий Бог. Он же может изме­нить и изме­няет эти законы по Своей воле. Если чело­век имеет воз­мож­ность воз­дей­ство­вать на при­роду своими огра­ни­чен­ными силами, то тем более обла­дает этой спо­соб­но­стью все­мо­гу­щий Бог. Сотво­рив мир и уста­но­вив в нем соб­ствен­ные законы, Бог не связал Себя этими зако­нами. Своим все­мо­гу­ще­ством Он может про­из­во­дить дей­ствия в при­роде помимо ее зако­нов.

Чудо – это такое явле­ние или дей­ствие, кото­рое не имеет себе при­чины в силах и зако­нах при­роды. Оно про­ис­хо­дит в при­роде, но про­из­во­дится не через при­роду. Чудо не про­ти­во­есте­ственно, а сверхъ­есте­ственно и есть дока­за­тель­ство Божьего вла­ды­че­ства над при­ро­дою. Уди­ви­тель­ное дей­ствие Божье видно в каждой тра­винке, в каждом цве­точке, в каждом семени, в каждом насе­ко­мом, словом, – везде и всюду. Пре­див­ные дела Гос­подни настолько широко рас­про­стра­нены вокруг, что чело­век, при­вы­кая к ним, может не заме­чать в них Божьего дива. Поэтому Бог и творит чудеса, чтобы люди, видя необыч­ное, позна­вали Того, Кто это про­из­во­дит.

Каждое чудо есть несо­мнен­ный факт. Разу­мом чело­век не может объ­яс­нить ни одно чудо. Но вся хри­сти­ан­ская вера зиждется на воз­мож­но­сти чуда. Молясь, хри­сти­а­нин верит и наде­ется, что по его молитве и вере все­мо­гу­щий Бог может совер­шить такие дей­ствия, кото­рые выхо­дят за рамки обыч­ного тече­ния жизни. И хотя все в мире про­ис­хо­дит по неиз­мен­ным зако­нам, веру­ю­щий чело­век на каждом шагу видит мно­же­ство чудес. Разве не чудеса – жизнь чело­века и всей Все­лен­ной? А не чудо ли, что на земле суще­ствует Цер­ковь Хри­стова, кото­рая не от мира сего? Каждый веру­ю­щий во Христа, кто чисто­сер­дечно испо­ве­дует свои грехи в таин­стве Пока­я­ния, знаком с вели­чай­шим чудом внут­рен­него духов­ного обнов­ле­ния. После искрен­ней и глу­бо­кой испо­веди душа чув­ствует, как сни­ма­ется с нее тяжесть гре­хов­ного бре­мени; океан добра, радо­сти, духов­ной чистоты вли­ва­ется в нее, все сердце оза­ря­ется необыч­ным светом, напол­ня­ется миром и любо­вью. Это чудо может быть доступно каж­дому чело­веку, кто поже­лает его пере­жить. За всю исто­рию Церкви Божией такое внут­рен­нее чудо созер­цали мил­ли­арды людей. Есть и в гени­аль­ных про­из­ве­де­ниях поэзии и прозы яркие изоб­ра­же­ния этого духов­ного • опыта – сви­де­тель­ство о том, что и многие вели­кие мастера слова имели этот рели­ги­оз­ный опыт в своей личной жизни.

Чело­веку не дано знать, как Бог творит чудеса, как Он управ­ляет Все­лен­ной. Но людям доступно созер­цать в делах Божиих дивный поря­док. Он обна­ру­жи­ва­ется повсюду: в мире чисел и гео­мет­ри­че­ских фигур, в зако­нах физики, химии, био­ло­гии.., в вели­ком и малом, в дале­ком и близ­ком… Чело­век изу­чает законы миро­зда­ния. Но чем больше люди их откры­вают, тем более зага­доч­ной и таин­ствен­ной вос­при­ни­ма­ется Все­лен­ная, если объ­яс­нять ее про­ис­хож­де­ние без разум­ного Творца. Ведь как тогда иначе объ­яс­нить разум­ную зако­но­мер­ность в при­роде? Законы мате­ма­тики мы выво­дим из своего мыш­ле­ния, разума. Сле­до­ва­тельно, мате­ма­тика – это про­дукт разума. Но почему же пла­неты, кото­рые разума не имеют, дви­жутся по точ­ней­шим мате­ма­ти­че­ским зако­нам? Почему же в стро­е­нии кри­стал­лов и мине­ра­лов, рас­те­ний и живот­ных, чело­ве­че­ских тел наблю­да­ются сим­мет­рия и пра­виль­ные гео­мет­ри­че­ские формы, стро­гие мате­ма­ти­че­ские зако­но­мер­но­сти? Ответ на эти вопросы можно найти только один: миро­зда­ние устро­ено бес­ко­неч­ным Разу­мом Божиим.

Чтобы откры­вать законы при­роды, тре­бу­ются боль­шие умы. Так неужели же эти разум­ные законы уста­но­ви­лись во Все­лен­ной без разума, точнее, без Выс­шего Разума – Бога? Если в древ­ней забро­шен­ной пещере обна­ру­жи­ва­ются высе­чен­ные на стене какие-нибудь изоб­ра­же­ния или при архео­ло­ги­че­ских рас­коп­ках нахо­дятся те или иные орудия труда, ни у кого нет сомне­ния, что над этим потру­дился разум­ный чело­век, хотя его самого мы нико­гда не видели. А можно ли сосчи­тать все то, что досто­верно сви­де­тель­ствует о Высшем Разуме, создав­шем мир?

На этом завер­шим на стра­ни­цах данной бро­шюры рас­смот­ре­ние звезд­ного неба, рас­суж­де­ния о необъ­ят­ных про­сто­рах Все­лен­ной и неис­чис­ли­мых тайнах миро­зда­ния. После всего этого сде­лаем такой глав­ный вывод: Все­лен­ная не могла появиться и суще­ство­вать без Выс­шего Разума. Значит, своим про­ис­хож­де­нием она обя­зана Богу. Итак. повсюду обна­ру­жи­ва­ю­щийся во Все­лен­ной поря­док при­во­дит нас к при­зна­нию Все­выш­него.

Научимся же по-детски с про­стой верой и со сми­ре­нием ума взи­рать в небес­ную высь, чтобы каждый раз при этом нашему духов­ному взору, исхо­дя­щему из чистого сердца, откры­вался Бог.

Сви­де­тель­ства выда­ю­щихся ученых о том, что изу­че­ние все­лен­ной при­во­дит к при­зна­нию Бога-Творца и об их вере во Все­выш­него

Когда на Земле родился Богом­ла­де­нец Исус Хри­стос, пер­выми из людей, кто пришел покло­ниться Сыну Божию, были волхвы-звез­до­четы. Как сви­де­тель­ствует Еван­ге­лие, они «видели звезду Его на востоке и пришли покло­ниться Ему» (Мф. 2:2). Биб­лей­ские про­ро­че­ства пред­ска­зы­вали, что перед рож­де­нием Христа-Спа­си­теля на небо­своде должна была появиться необыч­ная звезда. Вет­хо­за­вет­ный мир жил ожи­да­нием этой звезды. Пер­выми уви­дели ее волхвы и решили поспе­шить покло­ниться Христу Богу. Звезда при­вела волх­вов в Виф­леем. Это глу­боко сим­во­лично для даль­ней­шей чело­ве­че­ской исто­рии. В тече­ние после­ду­ю­щих сто­ле­тий многие гени­аль­ные аст­ро­номы через изу­че­ние звезд­ного мира при­хо­дили и при­хо­дят к Богу. И не только зна­ме­ни­тые аст­ро­номы, но и другие выда­ю­щи­еся ученые-есте­ство­веды, кото­рые дальше и глубже, чем про­стые умы, взгля­нули в тайны миро­зда­ния, сви­де­тель­ствуют, что Все­лен­ная помогла им уви­деть вели­чие Боже­ствен­ной дея­тель­но­сти. При­ве­дем хотя бы несколько подоб­ных сви­де­тельств.

Иоганн Кеплер, вели­чай­ший аст­ро­ном, физик и мате­ма­тик, открыв­ший законы дви­же­ния планет в Сол­неч­ной системе, таким молит­вен­ным обра­ще­нием к Богу закон­чил свой послед­ний науч­ный труд. «Прежде, чем оста­вить этот стол, за кото­рым я совер­шил все свои иссле­до­ва­ния, – пишет Кеплер, – мне оста­ется только, воз­ведя очи к небу и подняв руки, побла­го­да­рить Творца Все­лен­ной за Его мило­сер­дие ко мне!

Вели­кий Боже: Ты рас­про­стра­ня­ешь свет Свой на землю и, под­ни­мая нас к источ­нику Твоей бла­го­дати, уго­тов­ля­ешь нам место в лучах Твоего света… Бла­го­дарю Тебя за все те радо­сти, кото­рые я испы­тал в созер­ца­нии Твоих дел. Вот я окон­чил эту книгу, в кото­рой заклю­ча­ются резуль­таты всех моих трудов. Я вложил в нее все спо­соб­но­сти, какими Ты меня наде­лил. Я сооб­щил людям о вели­чии Твоих дел: я им дал все объ­яс­не­ния, какими мой конеч­ный ум поз­во­лил мне обнять бес­ко­неч­ное… я упо­тре­бил все ста­ра­ния для того, чтобы под­няться до истины; но если я, ничтож­ный червяк, рож­ден­ный и взрос­ший во грехе, сказал что-нибудь недо­стой­ное Тебя, тогда, о. Боже, научи меня, как испра­вить ошибку! Я молю Тебя не допу­стить меня до само­обо­льще­ния этим трудом, кото­рый посвя­щен Твоей Боже­ствен­ной славе!

Боже, прими меня в лоно Твоей бла­го­дати и даруй мне милость, чтобы труд нико­гда не послу­жил для зла, но лишь для про­слав­ле­ния Твоего имени и для спа­се­ния душ».

Флам­ма­рион Камиль, зна­ме­ни­тый аст­ро­ном, иссле­до­вав­ший Луну, Марс, двой­ные звезды, в таком вос­торге испо­ве­дует вели­чие и непо­сти­жи­мость Божий: «О, Неве­до­мое, Таин­ствен­ное Суще­ство! О, Вели­кое и Непо­сти­жи­мое! Вер­хов­ный Винов­ник всей строй­но­сти и кра­соты. Кто же и что же такое Ты, если дела Твои столь велики? Жалкие чело­ве­че­ские суще­ства, эти ничтож­ные муравьи, копо­ша­щи­еся на поверх­но­сти их ничтож­ной пла­неты и уве­рен­ные, что знают Тебя, о. Все­выш­ний! И какое имя дать тем, кто отри­цает Тебя, кто не живет мыслью о Тебе, кто нико­гда не чув­ство­вал Твоего при­сут­ствия. Отец всей при­роды! Я с любо­вью пре­кло­ня­юсь перед Тобой, о Боже­ствен­ное Начало: но я так ничто­жен, что не смею думать, чтобы я мог быть услы­шан Тобою. Но Ты слы­шишь меня, Созда­тель, Ты, дающий кра­соту и бла­го­уха­ние поле­вому цве­точку, вни­ма­ешь и мне. Голос океана не может заглу­шить для Тебя моего лепета, и моя мысль дохо­дит до Тебя в этой общей молитве!»

Аст­ро­ном Флам­ма­рион Камиль также сказал: «Мате­ма­ти­че­ский поря­док аст­ро­но­ми­че­ской орга­ни­за­ции (Все­лен­ной) обязан своим про­ис­хож­де­нием Разуму, без сомне­ния выс­шему, чем разум аст­ро­но­мов, открыв­ших выра­же­ние пра­вя­щих миром зако­нов».

Аст­ро­ном Гер­шель засви­де­тель­ство­вал: «Чем более раз­дви­га­ется область науки, тем более явля­ется дока­за­тельств суще­ство­ва­ния Веч­ного Твор­че­ского и Все­мо­гу­щего Разума».

Аст­ро­ном Мэдлер писал: «Кто ничего кроме случая не хочет видеть в этой гар­мо­нии, обна­ру­жи­ва­ю­щейся с такою оче­вид­но­стью в стро­е­нии звезд­ного неба, тот должен этому случаю при­пи­сать Боже­ствен­ную муд­рость». У ита­льян­ского аст­ро­нома Анджело Секки над­гроб­ная над­пись гласит: «От зре­лища неба – корот­кий путь к Богу».

По словам аст­ро­нома Ват­сона, «изу­че­ние див­ного меха­низма звезд­ного неба воз­буж­дает и укреп­ляет в нас удив­ле­ние к бес­ко­неч­ному совер­шен­ству Все­мо­гу­щего и Живаго Бога».

Круп­ней­ший физик, аст­ро­фи­зик и кос­мо­лог XX века Джине гово­рит: «При­ми­тив­ные кос­мо­го­нии рисо­вали Творца рабо­та­ю­щим во вре­мени, выко­вы­ва­ю­щим Солнце и Луну, и звезды из уже суще­ству­ю­щего сырого мате­ри­ала. Совре­мен­ная науч­ная теория застав­ляет нас думать о Творце, рабо­та­ю­щем вне вре­мени и про­стран­ства, кото­рые явля­ются частью Его тво­ре­ния, так же, как худож­ник нахо­дится вне своего холста».

Круп­ней­ший физик нашего сто­ле­тия Артур Комп­тон, лау­реат Нобе­лев­ской премии, гово­рит: «Вера начи­на­ется со зна­нием того, что Высший Разум создал Все­лен­ную и чело­века. Мне нетрудно верить в это, потому что факт нали­чия плана и, сле­до­ва­тельно, Разума – неопро­вер­жим. Поря­док во Все­лен­ной, кото­рый раз­во­ра­чи­ва­ется перед нашим взором, сам сви­де­тель­ствует об истин­но­сти самого вели­кого и воз­вы­шен­ного утвер­жде­ния: «В начале – Бог».

Рус­ский поэт А.И. Поле­жаев раз­мыш­ляя над устрой­ством и про­ис­хож­де­нием звезд­ного неба, писал:

«Про­стри на небеса задум­чи­вый твой взор:
Не зришь ли в них Творцу соглас­ный строй­ный хор?
Не чув­ству­ешь ли ты неволь­ного вос­торга?
Дерз­нешь ли не при­знать и власть и силу Бога,
Таин­ствен­ный устав, непо­сти­жи­мый перст
В пре­муд­ром чер­теже миров, планет и звезд?»

Зна­ме­ни­тый есте­ство­ис­пы­та­тель-биолог XVIII века Карл Линней, осно­во­по­лож­ник системы рас­ти­тель­ного и живот­ного мира (он же и описал около 1500 видов рас­те­ний) засви­де­тель­ство­вал: «Вечный, Вели­кий, Все­ве­ду­щий и Все­мо­гу­щий Бог прошел мимо меня! Я не видел Его в лицо, но Его отра­же­ние охва­тило мою душу и погру­зило ее в бла­го­го­ве­ние! Я тут и там заме­чал следы Его в Его тво­ре­ниях. Во всех Его делах, даже самых малых и неза­мет­ных, какая сила, какая муд­рость, какое нево­об­ра­зи­мое совер­шен­ство! Я наблю­дал, как оду­шев­лен­ные суще­ства идут друг за другом непре­рыв­ною цепью, при­мы­кая к цар­ству рас­ти­тель­ному, рас­те­ния сцеп­ля­ются с цар­ством мине­раль­ным, ухо­дя­щим во внут­рен­ность Зем­ного шара, между тем как этот шар кру­жится в неиз­мен­ном порядке около Солнца, даю­щего ему жизнь. Нако­нец, я видел Солнце и все другие све­тила, всю звезд­ную систему, бес­ко­неч­ную, неис­чис­ли­мую в своей бес­пре­дель­но­сти, дви­жу­щу­юся в про­стран­стве, пове­шен­ную среди вечной пустоты Первым Непо­сти­жи­мым Дви­га­те­лем, Суще­ством существ, При­чи­ною причин. Вождем и Хра­ни­те­лем Все­лен­ной, Гос­по­ди­ном и Работ­ни­ком вся­кого дела в мире! Итак, спра­вед­ливо верить, что есть Бог, Вели­кий и Вечный, не порож­ден­ный ника­ким суще­ством. Кото­рый сотво­рил это все­мир­ное дело и водво­рил в нем поря­док. Он исче­зает из наших глаз, хотя и напол­няет их светом. Лишь одна мысль пости­гает Его, лишь в этом глу­бо­чай­шем свя­ти­лище сокрыто Его вели­чие».

По сви­де­тель­ству выда­ю­ще­гося уче­ного М.В. Ломо­но­сова, «Созда­тель дал роду чело­ве­че­скому две книги. В одной пока­зал Свое вели­че­ство; в другой – Свою волю. Первая – види­мый этот мир, Им создан­ный, чтобы чело­век, смотря на огром­ность, кра­соту и строй­ность его зданий, при­знал Боже­ствен­ное все­мо­гу­ще­ство, по вере себе даро­ван­ного поня­тия. Вторая книга – Свя­щен­ное Писа­ние. В ней пока­зано Созда­те­лево бла­го­сло­ве­ние к нашему спа­се­нию. В сих про­ро­че­ских и апо­столь­ских бого­дух­но­вен­ных книгах истол­ко­ва­тели и изъ­яс­ни­тели суть вели­кие цер­ков­ные учи­теля. А в оной книге сло­же­ния види­мого мира сего физики, мате­ма­тики, аст­ро­номы и прочие изъ­яс­ни­тели Боже­ствен­ных в натуру вли­ян­ных дей­ствий суть таковы, каковы в оной книге про­роки, апо­столы и цер­ков­ные учи­тели».

Один из осно­во­по­лож­ни­ков элек­тро­ди­на­мики – физик Ампер сказал: «В при­роде мы можем наблю­дать дела Творца и от них воз­вы­шаться позна­нием к Творцу. Хотя Бог скры­ва­ется в Своем тво­ре­нии в неко­то­рой мере так, как дей­стви­тель­ные дви­же­ния звезд закры­ва­ются мни­мыми, однако мнимые дви­же­ния звезд ведут к позна­нию дей­стви­тель­ных, и, подобно этому, зна­нием дел тво­ре­ния мы воз­вы­ша­емся к Творцу и отча­сти даже созер­цаем Его Боже­ствен­ные свой­ства».

Круп­ный есте­ство­ис­пы­та­тель XIX века Агас­сис гово­рит: «Наука – пере­вод мыслей Творца на чело­ве­че­ский язык». И этот же ученый-зоолог сказал: «Мир есть самое нагляд­ное дока­за­тель­ство бытия лич­ного Бога, Творца всех вещей и Про­мыс­ли­теля мира».

Ученый-химик Либих, один из созда­те­лей агро­хи­мии, пишет: «Позна­ние при­роды есть путь к бла­го­го­ве­нию перед Твор­цом».

Зна­ме­ни­тый есте­ство­ис­пы­та­тель Уоллес засви­де­тель­ство­вал: «Все­лен­ная пред­став­ля­ется теперь настолько подав­ля­юще слож­ным меха­низ­мом, что вну­шает боль­шин­ству умов мысль о суще­ство­ва­нии Высшей Разум­ной Силы – Бога, всюду про­ни­ка­ю­щего и под­дер­жи­ва­ю­щего ее».

Один из числа самых вели­ких мате­ма­ти­ков мира Коши, внес­ший колос­саль­ный вклад в теорию ана­ли­ти­че­ских функ­ций, теорию диф­фе­рен­ци­аль­ных урав­не­ний, мате­ма­ти­че­скую физику, теорию чисел, гео­мет­рию, автор клас­си­че­ских курсов мате­ма­ти­че­ского ана­лиза, писал: «Я хри­сти­а­нин, т. е. верую в Боже­ство Исуса Христа, как (и) Тихо де Браге, Копер­ник, Декарт, Ньютон, Ферма, Лейб­ниц, Пас­каль, Гри­мальди, Эйлер и другие, как все вели­кие аст­ро­номы, физики и мате­ма­тики про­шлых веков… Во всем этом (хри­сти­ан­ском веро­уче­нии) я ничего не вижу, что сби­вало бы с толку мою голову, было бы ей вредно. Напро­тив, без этого свя­того дара веры, без знания о том, чего мне наде­яться и что ожи­дает меняв буду­щем, душа моя в неуве­рен­но­сти и бес­по­кой­стве мета­лась бы от одной вещи к другой, и эта тре­вога души и неуве­рен­ность в мыслях есть то, что нередко про­из­во­дит отвра­ще­ние к жизни и может в конце концов пове­сти к само­убий­ству».

Аль­берт Эйн­штейн (1879–1955 гг.) – вели­чай­ший физик-тео­ре­тик XX века, один из осно­ва­те­лей совре­мен­ной физики, автор спе­ци­аль­ной и общей теории отно­си­тель­но­сти, ввел поня­тие фотона, открыл законы фото­эф­фекта, рабо­тал над про­бле­мами кос­мо­ло­гии и единой теории поля, лау­реат Нобе­лев­ской премии так гово­рит о своем отно­ше­нии к рели­гии: «Я верю в Бога, как в Лич­ность и по сове­сти могу ска­зать, что ни одной минуты моей жизни я не был ате­и­стом. Еще будучи моло­дым сту­ден­том я реши­тельно отверг взгляды Дар­вина, Гек­келя и Гексли, как взгляды бес­по­мощно уста­рев­шие».

Одна­жды один кор­ре­спон­дент задал Аль­берту Эйн­штейну прямой вопрос, при­знает ли ученый исто­ри­че­ское суще­ство­ва­ние Исуса Христа и полу­чил ответ: «Бес­спорно! Нельзя читать Еван­ге­лие, не чув­ствуя дей­стви­тель­ного при­сут­ствия Исуса. Его лич­ность пуль­си­рует в каждом слове. Ни один миф не напол­нен такой жизнью. Меня поко­рил яркий образ Наза­рея!»

Ученый Чарльз Дарвин, осно­во­по­лож­ник дар­ви­низма, одна­жды заявил: «В моменты чрез­вы­чай­ного коле­ба­ния я нико­гда не был без­бож­ни­ком в том смысле, чтобы я отри­цал суще­ство­ва­ние Бога».

Луи Пастер, отец совре­мен­ной мик­ро­био­ло­гии и имму­но­ло­гии, гово­рил: «Я много изучал и потому верую, как про­стой кре­стья­нин, если бы я сде­лался еще ученее, то моя вера стала бы так же глу­бока и пла­менна, как вера про­стой жен­щины-кре­стьянки». По словам этого уче­ного, «чем более я зани­ма­юсь изу­че­нием при­роды, тем более оста­нав­ли­ва­юсь в бла­го­го­вей­ном изум­ле­нии перед делами Творца. Я молюсь во время работ своих в лабо­ра­то­рии».

Извест­ный физик-изоб­ре­та­тель Томас Эдисон (изоб­рел элек­тро­лам­почку) в беседе с одним кор­ре­спон­ден­том на вопрос о целе­со­об­раз­но­сти в мире атомов дал такой ответ: «Неужели Вы дума­ете, что это совер­ша­ется без вся­кого смысла? Атомы в гар­мо­ни­че­ском и полез­ном соеди­не­нии при­ни­мают кра­си­вые и инте­рес­ные очер­та­ния и цвета, словно выра­жая свое удо­воль­ствие. В болезни, смерти, раз­ло­же­нии или гни­е­нии – несо­гла­сие состав­ных атомов немед­ленно дает себя чув­ство­вать дур­ными запа­хами. Соеди­нен­ные в извест­ных формах атомы обра­зуют живот­ных низших раз­ря­дов. Нако­нец, они соеди­ня­ются в чело­веке, пред­став­ля­ю­щем собою полную гар­мо­нию осмыс­лен­ных атомов.

     — Но где пер­во­на­чаль­ный источ­ник этой осмыс­лен­но­сти?

     — В какой-то Силе пре­выше нас самих.

     — Итак, Вы верите в Созда­теля, в Бога?

     — Конечно, — отве­тил Эдисон, — суще­ство­ва­ние Бога может даже быть дока­зано хими­че­ским путем».

Ученый Анри Бек­ке­рель – пер­во­от­кры­ва­тель радио­ак­тив­но­сти – засви­де­тель­ство­вал: «Именно мои работы при­вели меня к Богу, к вере».

Одна­жды выда­ю­щийся ученый Майкл Фара­дей (открыл закон элек­тро­маг­нит­ной индук­ции), читая Св. Библию, сказал: «Я пора­жа­юсь, почему люди пред­по­чи­тают блуж­дать в неиз­вест­но­сти по многим важным вопро­сам, когда Бог пода­рил им такую чудес­ней­шую книгу Откро­ве­ния?»

Вели­кий физик Томсон (открыл элек­трон) гово­рил: «Не бой­тесь быть неза­ви­си­мыми мыс­ли­те­лями! Если вы мыс­лите доста­точно сильно, то вы неиз­бежно будете при­ве­дены наукой к вере в Бога, кото­рая есть осно­ва­ние рели­гии. Вы уви­дите, что наука не враг, а помощ­ница рели­гии».

Извест­ный ученый, физик и мате­ма­тик Стоке засви­де­тель­ство­вал: «Что каса­ется утвер­жде­ния, будто недав­ние науч­ные изыс­ка­ния пока­зали, что Библия и рели­гия ложны, то на это я отвечу прямо: этот взгляд совер­шенно ложен! Я не знаю ника­ких здра­вых выво­дов науки, кото­рые бы про­ти­во­ре­чили хри­сти­ан­ской рели­гии».

Ученый-физик и химик Рамзай, лау­реат Нобе­лев­ской премии (открыл аргон, крип­тон, ксенон, неон), сказал: «По моему мнению нет дей­стви­тель­ного столк­но­ве­ния между фак­тами науки и суще­ствен­ными уче­ни­ями хри­сти­ан­ства».

Выда­ю­щийся фило­соф, физик, мате­ма­тик и физио­лог Декарт писал: «Я всегда думал, что два вопроса – о суще­ство­ва­нии Бога и о сущ­но­сти души – должны счи­таться самыми глав­ными в ряду тех вопро­сов, решать кото­рые сле­дует скорее фило­со­фии, чем тео­ло­гии; ибо хотя для нас, веру­ю­щих, совер­шенно доста­точно верить в Бога и в то, что душа не поги­бает вместе с телом, но, без сомне­ния, неве­ру­ю­щих невоз­можно заста­вить при­знать какую-либо рели­гию или даже какую-либо нрав­ствен­ную доб­ро­де­тель иначе, как путем дово­дов разума».

Ученый энто­мо­лог (изучал насе­ко­мых) Фабр (автор деся­ти­том­ного изда­ния «Энто­мо­ло­ги­че­ские вос­по­ми­на­ния», 1879–1907 гг.) оста­вил такое сви­де­тель­ство о своей вере в Бога: «Мир управ­ляем бес­ко­неч­ным Разу­мом. Чем больше я наблю­даю, тем больше я откры­ваю этот Разум, све­тя­щийся за тайной суще­ству­ю­щего. Я знаю, что надо мною будут сме­яться, но я мало забо­чусь об этом, легче содрать с меня кожу, чем отнять у меня веру в Бога. Бог… мне не надо верить в Него – я вижу Его».

Извест­ный сред­не­ве­ко­вый фило­соф Ф. Бэкон сказал: «Немного наука отда­ляет от Бога, много – при­бли­жает к Нему». Выда­ю­щийся ученый-физик, мате­ма­тик и рели­ги­оз­ный фило­соф Б. Пас­каль (этого уче­ного за гиб­кость и про­ни­ца­тель­ность его ума ставят в число трех самых выда­ю­щихся мате­ма­ти­ков за всю исто­рию чело­ве­че­ства) гово­рит: «Есть три раз­ряда людей: одни обрели Бога и служат Ему, люди эти разумны и счаст­ливы. Другие не нашли и не ищут Его; эти безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его, это люди разум­ные, но еще несчастны». Пас­каль при­зы­вает каж­дого чело­века к сми­ре­нию перед Богом: «Сми­рись, немощ­ный ум, умолкни, несмыс­лен­ная при­рода; познай, что чело­век – суще­ство бес­ко­нечно непо­нят­ное для чело­века, и вопроси у твоего Вла­дыки о неве­до­мом тебе истин­ном твоем состо­я­нии. Послу­шай Бога».

Англий­ский физик Рэйлей – один из осно­во­по­лож­ни­ков теории коле­ба­ний, автор фун­да­мен­таль­ных трудов по моле­ку­ляр­ному рас­се­и­ва­нию света, аку­стике и закона излу­че­ния абсо­лютно чер­ного тела, лау­реат Нобе­лев­ской премии гово­рит: «Многие неза­у­ряд­ные люди не хотят ничего знать о есте­ство­зна­нии, потому что оно будто бы ведёт к мате­ри­а­лизму. Что такое опа­се­ние может суще­ство­вать, это не уди­ви­тельно: в лите­ра­туре есть много адво­ка­тов науки, сде­лав­ших из рас­про­стра­не­ния таких взгля­дов заня­тие. Нет сомне­ния, конечно, что и у пред­ста­ви­те­лей науки, как и у всех других людей, могут встре­чаться грубые поня­тия по высшим вопро­сам и об осно­вах при­роды. Но чтобы рас­хо­ди­лись с духом науки рели­ги­озно-фило­соф­ские убеж­де­ния, кото­рыми жили Ньютон, Фара­дей. Макс­велл, это, конечно, такое поло­же­ние, опро­вер­же­нием кото­рого я не считаю нужным зани­маться».

Вели­кий ученый-физик, аст­ро­ном и меха­ник Гали­лео Гали­леи – пер­во­от­кры­ва­тель зако­нов инер­ции и сво­бод­ного паде­ния тел, изоб­ре­та­тель теле­скопа, открыл горы на Луне, 4 спут­ника Юпи­тера, фазы у Венеры, гово­рит: «В дей­ствиях при­роды Гос­подь Бог явля­ется нам не менее достой­ным вос­хи­ще­ния обра­зом, чем в боже­ствен­ных стихах Писа­ния».

Гали­лео Гали­лею при­над­ле­жат и такие слова: «Свя­щен­ное Писа­ние нико­гда не может погре­шать или заблуж­даться. Само Писа­ние нико­гда не может оши­баться, потому что во многих местах оно не только допус­кает, но тре­бует тол­ко­ва­ния, отсту­па­ю­щего от пря­мого бук­валь­ного смысла».

Вели­кий ученый-физик Рей­нольдс – иссле­до­ва­тель тече­ния жид­ко­сти, тур­бу­лент­но­сти счи­тает: «В резуль­тате науч­ных изыс­ка­ний послед­них лет я не вижу ничего такого, что заста­вило бы меня усо­мниться в непо­сред­ствен­ном откро­ве­нии Бога людям в разные вре­мена; а хри­сти­ан­ство осно­вано на этой вере».

Англий­ский бота­ник Броун (открыл извест­ное из школь­ного курса физики бро­унов­ское дви­же­ние) гово­рит: «Позна­ние Бога в мире – это первое дви­же­ние ума, про­буж­да­ю­ще­гося от житей­ской суеты».

Аме­ри­кан­ский ученый-геолог про­шлого сто­ле­тия Холл оста­вил яркое сви­де­тель­ство о вза­и­мо­от­но­ше­ниях науки и рели­гии: «Так как Библия была напи­сана не с целью научить людей есте­ствен­ной исто­рии и физи­че­ским наукам, а пред­на­зна­ча­лась пер­во­на­чально для жите­лей восточ­ных стран, незна­ко­мых с резуль­та­тами совре­мен­ных иссле­до­ва­ний, то и язык её, при изло­же­нии пред­ме­тов есте­ствен­ного знания таков, каким он и должен быть, чтобы согла­со­ваться с поня­ти­ями, свой­ствен­ными тем, к кому обра­щена речь. Достиг­нуть таких резуль­та­тов совре­мен­ных иссле­до­ва­ний было предо­став­лено чело­ве­че­скому разуму и опыту после­ду­ю­щих веков. Библия и наука, сле­до­ва­тельно, дви­жутся по парал­лель­ным линиям. Пред­меты, доступ­ные рас­сле­до­ва­нию чело­ве­че­ского разума, предо­став­лены его виде­нию, тогда как Библия трак­тует нрав­ствен­ные и духов­ные сто­роны чело­ве­че­ской при­роды, кото­рых разум не в состо­я­нии рас­крыть без посто­рон­ней помощи. Что же каса­ется истин­но­сти и досто­вер­но­сти исто­ри­че­ских книг Свя­щен­ного Писа­ния, то еже­днев­ные откры­тия кло­нятся к под­твер­жде­нию их. Недав­ние иссле­до­ва­ния в Египте, Пале­стине и других восточ­ных стра­нах пока­зали, до какой сте­пени, даже в мелких подроб­но­стях, доку­менты Вет­хого Завета могут быть при­ни­ма­емы с глу­бо­ким дове­рием. Осу­ществ­ле­ние вет­хо­за­вет­ных про­ро­честв в лице Гос­пода нашего Исуса Христа, про­ро­честв, изре­чен­ных за целые века до Его явле­ния, так же, как и тех про­ро­честв, что отно­сятся к судь­бам наций – в осо­бен­но­сти еврей­ской – убе­ди­тель­ное дока­за­тель­ство того, что эти про­ро­че­ства были про­из­но­симы под вли­я­нием Боже­ствен­ного вдох­но­ве­ния.

Вместе с тем, высо­ко­нрав­ствен­ное учение Библии несов­ме­стимо с мыслью, что про­ро­че­ства могли исхо­дить от при­бе­гав­ших к обману. Учение Гос­пода нашего и Его апо­сто­лов в самом себе носит отпе­ча­ток боже­ствен­ной истины».

Ученый-биолог Шлей­ден – один из осно­во­по­лож­ни­ков кле­точ­ной теории стро­е­ния живых орга­низ­мов пришел к выводу: «Именно истин­ный-то и точный нату­ра­лист и не может нико­гда сде­латься мате­ри­а­ли­стом и отри­цать душу, сво­боду, Бога».

Один из осно­ва­те­лей элек­тро­хи­мии, ученый-физик и химик Гемфри Дэви в своем сочи­не­нии «Послед­ние дни есте­ство­ис­пы­та­теля» несколько стра­ниц посвя­щает дока­за­тель­ству бес­смер­тия и вот что он, в част­но­сти, гово­рит: «Учение мате­ри­а­ли­стов всегда, даже в юности, было мне про­тивно. До тош­ноты наслу­шав­шись в лек­ци­он­ных залах речей физио­ло­гов-эво­лю­ци­о­ни­стов о посте­пен­ном раз­ви­тии мате­рии до сте­пени оду­шев­ле­ния соб­ствен­ною силою и даже о раз­ви­тии ее до сте­пени разум­ного суще­ства, я, бывало, уходил в зеле­ные поля и рощи по берегу реки – к при­роде, без­молвно обра­щав­шей мое сердце к Богу; я видел во всех силах орудия Боже­ства… Новые идеи и бес­ко­неч­ные надежды тогда воз­ни­кали в душе моей, и я чув­ство­вал жажду бес­смер­тия. Эти настро­е­ния обычно, конечно, отно­сят к обла­сти поэзии, но я думаю, что они заклю­чают в себе здо­ро­вое фило­соф­ское осно­ва­ние для веры в бес­смер­тие».

Известно, что вели­кий рус­ский ученый-физио­лог ака­де­мик И.П. Павлов был веру­ю­щим хри­сти­а­ни­ном, при­хо­жа­ни­ном Зна­мен­ской церкви в Ленин­граде, и вот такое пояс­не­ние он дает о бес­смер­тии души: «Я изучаю высшую нерв­ную дея­тель­ность и знаю, что все чело­ве­че­ские чув­ства: радость, горе, печаль, гнев, нена­висть, мысли чело­века, самая спо­соб­ность мыс­лить и рас­суж­дать – свя­заны, каждая из них, с особой клет­кой чело­ве­че­ского мозга и ее нер­вами. А когда тело пере­стает жить, тогда все эти чув­ства и мысли чело­века, как бы ото­рвав­шись от моз­го­вых клеток, уже умер­ших, в силу общего закона о том, что ничто – ни энер­гия, ни мате­рия – не исче­зают бес­следно и состав­ляют ту душу. бес­смерт­ную душу, кото­рую испо­ве­дует хри­сти­ан­ская вера».

Зна­ме­ни­тый ученый-физио­лог и пато­лог Клод Бернар, один из осно­во­по­лож­ни­ков экс­пе­ри­мен­таль­ной меди­цины и эндо­кри­но­ло­гии, сказал: «Как бы далёко ни ушла опыт­ная наука вперед в про­грес­сив­ном ходе своего раз­ви­тия и как бы ни были велики ее успехи и откры­тия, но она нико­гда не в состо­я­нии. не пере­сту­пая соб­ствен­ных границ, отве­тить о пер­вич­ной при­чине всего, о про­ис­хож­де­нии мате­рии и жизни и о конеч­ной судьбе все­лен­ной и чело­века. Пыта­ясь отве­тить на эти вопросы, я всту­паю в область мета­фи­зики и пере­стаю быть нату­ра­ли­стом, иссле­ду­ю­щим при­роду и позна­ю­щим истину при помощи наблю­де­ния, мнения и взгляды мои в этом случае уже не имеют за себя авто­ри­тет­но­сти точ­ного и поло­жи­тель­ного знания, так как здесь я уже нахо­жусь вне сферы ком­пе­тент­но­сти физи­че­ских и физио­ло­ги­че­ских наук».

Ученый-геолог Мар­циус сви­де­тель­ствует: «Дивно Гос­подь, перед пре­муд­ро­стью и прав­дою кото­рого я бла­го­го­вею, создал нас из мате­рии и духа, соче­тавши со светом бес­смерт­ного духа тени смерт­ной мате­рии, бес­смерт­ные радо­сти и вечную жизнь духа с пре­хо­дя­щими печа­лями зем­ными! Да, чего ника­кое око не видело, и ника­кое ухо не слы­шало и что ни в какое сердце чело­ве­че­ское не вхо­дило – это есть бла­жен­ство, на кото­рое я наде­юсь, когда я покину тело свое».

Зна­ме­ни­тый ученый – геолог Лайель гово­рил: «В каком бы направ­ле­нии мы ни про­из­во­дили свои иссле­до­ва­ния, повсюду мы откры­ваем ясней­шие дока­за­тель­ства твор­че­ского Выс­шего Ума и дей­ствия Пре­муд­рого Про­мысла Божия в при­роде».

Один из вели­чай­ших в мире мате­ма­ти­ков Эйлер сказал: «Библия ничего не теряет от воз­ра­же­ния неве­ру­ю­щих, так же, как и гео­мет­рия, по отно­ше­нию к кото­рой тоже встре­ча­ются воз­ра­же­ния. Если есть охот­ники воз­ра­жать даже против гео­мет­рии, то по какому же праву неве­ру­ю­щие могут тре­бо­вать, чтобы мы отверг­нули тотчас и совсем Св. Писа­ние вслед­ствие воз­ра­же­ний против него, кото­рые притом чаще далеко не так важны, как те, кото­рые дела­ются против гео­мет­рии».

Заклю­че­ние

Вами про­чи­тана первая наша бро­шюра в данной серии. В ней вы позна­ко­ми­лись с рядом дово­дов в пользу суще­ство­ва­ния Бога, узнали многое из обла­сти бого­по­зна­ния, рели­ги­оз­ной фило­со­фии, о согла­сии между верой в Бога и науч­ными зна­ни­ями. До недав­него вре­мени широ­кий круг чита­те­лей не имел воз­мож­но­сти читать лите­ра­туру на подоб­ные темы: Бла­го­да­ре­ние Гос­поду, вы, доро­гой чита­тель, через данную бро­шюру полу­чили доступ к весьма ценной инфор­ма­ции. Ока­жите свое содей­ствие, чтобы и другие люди, осо­бенно интел­ли­ген­ция, моло­дежь, под­ростки про­чи­тали это изда­ние. Рас­ска­жите многим людям, где и как можно при­об­ре­сти его. Пусть при­над­ле­жа­щий вам экзем­пляр бро­шюры будет источ­ни­ком, веду­щим к позна­нию Бога для многих окру­жа­ю­щих вас людей.

Вторая бро­шюра из этой серии «Диавол и его нынеш­ние лже­чу­деса и лже­про­роки» должна выйти в свет в конце 1993 года. В ней изла­га­ются вопросы о падших анге­лах – бесах, их злой сущ­но­сти, непре­кра­ща­ю­щейся незри­мой брани против людей. Чита­тель узнает о многих нынеш­них лже­чу­де­сах диа­вола и его лже­про­ро­ках. С хри­сти­ан­ской точки зрения ведется раз­го­вор о таких демо­ни­че­ских явле­ниях, как НЛО, аст­ро­ло­гия, спи­ри­тизм и мно­же­стве других, о совре­мен­ных лжехри­стах, о лже­учи­те­лях из бого­ро­дич­ного центра и «вели­кого белого брат­ства» и им подоб­ных совра­ти­те­лей душ чело­ве­че­ских на вечную поги­бель.

Можно при­во­дить сколько угодно выска­зы­ва­ний гени­аль­ных ученых, в кото­рых они сви­де­тель­ствуют о том, что науч­ные знания о Все­лен­ной укреп­ляют веру в Бога-Творца и Все­дер­жи­теля. Мы же огра­ни­чимся при­ве­ден­ными выска­зы­ва­ни­ями кори­феев науки в пользу рели­гии. Прежде чем закон­чить наш раз­го­вор о рели­ги­оз­ных убеж­де­ниях светил науки, укажем, что из 300 наи­бо­лее выда­ю­щихся ученых, живших в XVII–XIX веках, веру­ю­щих – 276 чело­век (92%); сомне­ва­ю­щихся, колеб­лю­щихся или без­раз­лич­ных к рели­гии – 18 чело­век (6%); ате­и­стов – 6 чело­век (2%). Очень высок про­цент рели­ги­оз­но­сти и среди ученых нашего сто­ле­тия. Напри­мер, такие извест­ные физики XX века, как Эйн­штейн, Планк, Бор, Гей­зен­берг, Комп­тон, Бройль, Иордан, Джине, Таунс, Фей­н­ман, Эддинг­тон и многие другие сви­де­тель­ство­вали о своем испо­ве­да­нии хри­сти­ан­ской веры. В нынеш­нем сто­ле­тии име­ется много веру­ю­щих людей среди зна­ме­ни­тых мате­ма­ти­ков, хими­ков, био­ло­гов, изоб­ре­та­те­лей и т. д.

На этом мы завер­шим данный раздел, а вместе с ним закон­чим и бро­шюру.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки