Древние иноческие уставы и современный опыт монастырской жизни

иеро­ди­а­кон Матфей (Само­хин)

Оглав­ле­ние


Серию пуб­ли­ка­ций дипло­мов выпуск­ни­ков Сре­тен­ской духов­ной семи­на­рии про­дол­жает работа выпуск­ника 2009 года иеро­ди­а­кона Матфея (Само­хина), насель­ника Сре­тен­ского муж­ского став­ро­пи­ги­аль­ного мона­стыря, – «Древ­ние ино­че­ские уставы и совре­мен­ный опыт мона­стыр­ской жизни» (науч­ный руко­во­ди­тель – архи­манд­рит Тихон (Шев­ку­нов), раз­би­ра­ю­щая прин­ципы орга­ни­за­ции жизни мона­ше­ству­ю­щих в преж­ние вре­мена и сего­дня. Срав­ни­тель­ное соот­не­се­ние разных по вре­мени мона­ше­ских уста­вов окажет серьез­ную помощь тем, кто в наше время постав­лен решать те же вопросы устро­е­ния жизни оби­тели, какие стояли перед воз­глав­ляв­шими мона­стыри в преж­ние эпохи.

Часть 1

В наше время как нельзя более насущна необ­хо­ди­мость полу­че­ния инфор­ма­ции о внеш­нем и внут­рен­нем устро­е­нии мона­сты­рей. Именно теперь, при воз­об­нов­ле­нии мно­го­чис­лен­ных оби­те­лей, часто встает вопрос о том, как орга­ни­зо­вать повсе­днев­ную жизнь насель­ни­ков. В первую оче­редь появ­ля­ется жела­ние при­бег­нуть к мно­го­об­раз­ному опыту святых отцов первых веков – вре­мени рас­цвета мона­ше­ства. Авто­ри­тет их писа­ний неоспо­рим в Пра­во­слав­ной Церкви, так как он осно­вы­ва­ется на дея­тель­ной подвиж­ни­че­ской жизни святых отцов. Убе­ди­тель­ность их учения исхо­дит из их соб­ствен­ного опыта, как под­твер­ждает пре­по­доб­ный Исаак Сирин: «Слово от дея­тель­но­сти – сокро­вищ­ница надежды, а уче­ность, не под­твер­жден­ная опытом, – залог стыда». И многие совре­мен­ные подвиж­ники стре­мятся пойти путем святых отцов. Сего­дняш­нее неза­ви­си­мое поло­же­ние Церкви и откры­тие мно­го­чис­лен­ных мона­сты­рей поз­во­ляют им это сде­лать.

Но суще­ствуют также извест­ные про­блемы совре­мен­ного вре­мени. Глав­ные – это пре­ры­ва­ние духов­ной пре­ем­ствен­но­сти мона­ше­ства в нашей стране и во многом свя­зан­ное с этим почти полное отсут­ствие бого­дух­но­вен­ных стар­цев. Поэтому, как и гово­рят святые отцы, сле­дует брать пример образа жизни из Еван­ге­лия и авто­ри­тет­ных трудов древ­них отцов. Но бывает сложно среди этих источ­ни­ков сразу найти ответ на инте­ре­су­ю­щий вопрос. Это осо­бенно важно для только недавно всту­пив­ших в мона­стыр­скую братию. Так же остро встает вопрос и для тех, кто постав­лен управ­лять открыв­шейся оби­те­лью. А если при­нять во вни­ма­ние опыт гре­че­ских мона­сты­рей, где тра­ди­ция не пре­ры­ва­лась и где, чтобы достичь вре­мени пострига, про­хо­дит от трех до пят­на­дцати лет[1], то мно­же­ство рус­ских иноков ока­жутся на уровне ново­на­чаль­ных. Несмотря на это, недавно руко­по­ло­жен­ные мона­ше­ству­ю­щие уже вынуж­дены брать на себя труды по управ­ле­нию оби­те­лью. Конечно, в таком случае тре­бу­ется найти надеж­ную опору для ответ­ствен­ного состав­ле­ния правил жизни насель­ни­ков. Осно­ва­нием для них должны слу­жить образцы вре­мени рас­цвета мона­ше­ства, то есть древ­ние мона­стыри IVVI веков. Но так же важно при даль­ней­шем состав­ле­нии устава исполь­зо­вать опыт при­ме­не­ния древ­них правил к осо­бен­но­стям жизни в разные века. Необ­хо­димо иметь в виду пример, как эти тра­ди­ции при­жи­ва­лись на рус­ской земле в сред­ние века и каков совре­мен­ный опыт жизни мона­ше­ской общины. Обла­дая подоб­ным мате­ри­а­лом, и ново­по­став­лен­ный игумен сможет с боль­шей поль­зой орга­ни­зо­вать жизнь своего мона­стыря, и управ­ля­ю­щий уже суще­ству­ю­щей оби­те­лью сможет еще раз пере­смот­реть свой устав и, воз­можно, что-то улуч­шить для общей духов­ной пользы.

При состав­ле­нии данной работы мы обра­тили вни­ма­ние на то, что в боль­шом коли­че­стве свя­то­оте­че­ских поуче­ний для мона­ше­ству­ю­щих не так много места уде­ля­ется еже­днев­ному режиму мона­стыр­ской жизни, и непро­сто найти ответы на кон­крет­ные вопросы, кото­рые при откры­тии мона­стыря явля­ются очень важ­ными. Для реше­ния этой про­блемы в данной работе из разных источ­ни­ков были ото­браны места, каса­ю­щи­еся внеш­ней устав­ной жизни. Пра­вила изло­жены в опре­де­лен­ном порядке с целью для нагляд­но­сти выявить основ­ные сход­ные моменты разных пред­пи­са­ний. Для этого пред­при­нята попытка раз­де­лить их по основ­ным темам и выде­лить по воз­мож­но­сти в раз­лич­ных уста­вах общие места. В резуль­тате соот­но­ше­ний появи­лась кар­тина бли­зо­сти, вза­и­мо­свя­зан­но­сти устав­ных пред­пи­са­ний разных святых отцов. Этим дока­зы­ва­ется и исто­ри­че­ская пре­ем­ствен­ность свя­то­оте­че­ского пре­да­ния, и суще­ство­ва­ние еди­ного источ­ника всех поста­нов­ле­ний – бла­го­дати Свя­того Духа. Эти про­ве­рен­ные вре­ме­нем и опытом многих подвиж­ни­ков мона­ше­ские пра­вила дошли до наших дней.

В работе более уде­ля­лось вни­ма­ния обще­жи­тель­ному строю оби­те­лей как наи­бо­лее свой­ствен­ному воз­рож­да­ю­ще­муся состо­я­нию мона­стыр­ской жизни в Рус­ской Церкви. Такая форма жизни мона­ше­ству­ю­щих названа мно­гими свя­тыми отцами «цар­ским путем», то есть самой удоб­ной воз­мож­но­стью совер­шить дело своего спа­се­ния. О досто­ин­ствах обще­жи­тель­ного быта еще во вре­мена Вет­хого Завета про­ро­че­ски гово­рил царь Давид: «Что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе» (Пс. 132:1). Так жила и пер­во­хри­сти­ан­ская община: «Все же веру­ю­щие были вместе и имели все общее» (Деян. 2: 44), то же поста­но­вили и на Помест­ном Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 1917–1918 годов. Причем в разных обще­жи­тель­ных уста­вах выяв­ля­лись в основ­ном внеш­ние формы мона­ше­ской жизни. Такой зна­чи­тель­ный мате­риал для иссле­до­ва­ния, как бого­слу­жеб­ный устав, дан в работе только в общих чертах.

В соот­вет­ствии с уров­нем ново­на­чаль­ных, кото­рым в первую оче­редь пред­ла­га­ется запо­ведь послу­ша­ния и точ­ного испол­не­ния наруж­ных пред­пи­са­ний, в этой работе было важно выявить основу внеш­них правил пове­де­ния иноков. Следуя словам опыт­ных отцов, испол­не­ние этих уста­нов­ле­ний будет при­во­дить людей к внут­рен­нему совер­шен­ство­ва­нию неза­метно для них самих. То же совер­шится и в более широ­ком смысле: заве­ден­ный и строго испол­ня­е­мый устав при­ве­дет весь мона­стырь, как единый орга­низм, к воз­рас­та­нию в духов­ной и мате­ри­аль­ной жизни. Тому, чтобы и сейчас не исчезла память об истин­ном хри­сти­ан­ском при­зва­нии, и должны слу­жить при­меры бла­го­устро­ен­ного мона­ше­ского брат­ства.

При­меры вет­хо­за­вет­ных подвиж­ни­ков

С древ­них времен, еще до при­ше­ствия в мир Спа­си­теля, нахо­ди­лись люди, горев­шие жела­нием посвя­тить себя Богу. Для дости­же­ния этого они стре­ми­лись уда­литься от всего, что мешает им непре­станно при­бли­жаться к своему Созда­телю. В вет­хо­за­вет­ные вре­мена такие отшель­ники нередко были изби­ра­емы Богом на про­ро­че­ское слу­же­ние. Их многие не при­ни­мали, настав­ле­ни­ями пре­не­бре­гали, часто даже физи­че­ски рас­прав­ля­лись. Но у других людей жизнь про­ро­ков рож­дала рев­ность к бого­уго­жде­нию. Следуя за хариз­ма­ти­че­ской лич­но­стью, они обра­зо­вы­вали вокруг про­ро­ков группы уче­ни­ков, кото­рые жили или часто соби­ра­лись вместе. В Библии такие группы назы­ва­лись «сыны про­ро­ков» (4Цар. 2:3, 5, 15) или «сонмы про­ро­ков» (1Цар. 10:5, 10). Об их дея­тель­но­сти гово­рится немного. Упо­ми­на­ется, что при­ни­ма­лись в подоб­ные обще­ства люди всех сосло­вий, вели там довольно скуд­ный в сред­ствах образ жизни, без попе­че­ния о быто­вых усло­виях, часто имели общий стол и носили особую одежду[2]. Здесь мы видим еще вет­хо­за­вет­ную форму орга­ни­за­ции отшель­ни­че­ской общины, кото­рая имела свой особый образ жизни, пра­вила и даже внеш­ние отли­чия от других людей. Известны также были и отдель­ные лич­но­сти, кото­рые посвя­щали себя Богу на неко­то­рое время либо до конца жизни. Их име­но­вали назо­ре­ями, потому что они отде­ляли себя от осталь­ных людей, давая обет соблю­дать уста­нов­лен­ные в книге Чисел пра­вила, среди кото­рых были: воз­дер­жи­ваться от вина и креп­кого напитка; бритва не должна касаться головы его… свят он: должен рас­тить волосы на голове своей (Числ. 6:3, 5). Таким обра­зом, тра­ди­ция послу­жить Богу отшель­ни­че­ством, постом и небре­же­нием о внеш­нем виде имела осно­ва­ние еще в Писа­нии Вет­хого Завета. Но в иудей­ском народе она иска­зила свой глав­ный смысл, пере­ме­нив­шись из спо­соба духов­ного уго­жде­ния Богу в пред­мет личной гор­до­сти и похва­ле­ния (см.: Лк. 18, 9–14). И иудеям дей­стви­тельно было странно слы­шать от Иисуса Христа новое слово о соблю­де­нии поста: «Ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постя­щимся не пред людьми, но пред Отцом твоим» (Мф. 6:17–18).

Во время земной жизни Иисуса Христа в изра­иль­ском народе суще­ство­вало такое рели­ги­оз­ное тече­ние, как «феро­певты» (от евр. «слу­жи­тели»). Это были общины еврей­ских мисти­ков, ожи­дав­ших при­ше­ствия Мессии. Жизнь их, как опи­сы­вает Филон Алек­сан­дрий­ский в сочи­не­нии «О жизни созер­ца­тель­ной», была строга и аске­тична[3]. Другой древ­ний писа­тель, исто­рик IV века Евсе­вий, в своей «Цер­ков­ной исто­рии» вообще гово­рит о них как о пер­во­хри­сти­ан­ском мона­ше­стве. Но его мнение не согла­су­ется с основ­ным смыс­лом суще­ство­ва­ния истин­ного мона­ше­ства и еврей­ских отшель­ни­че­ских сект. Феро­певты, как и подоб­ные им общины ессеев и зило­тов, уда­ля­лись от вся­че­ского обще­ния с дру­гими, при­бы­вая в лише­ниях, храня чистоту собра­ния, чтобы только им одним при­нять при­шед­шего Мессию. Они за свои подвиги созна­вали себя един­ственно достой­ными встре­тить Его. В хри­сти­ан­ском мона­ше­стве, наобо­рот, люди убе­гали от мира, чтобы иску­пить грехи пока­я­нием.

Одним из глав­ных при­ме­ров для под­ра­жа­ния среди ино­че­ства всегда являлся путь свя­того Пред­течи Гос­подня Иоанна. Этот святой, с дет­ства вынуж­ден­ный пре­бы­вать в пустыне, рос в посто­ян­ном воз­дер­жа­нии и уда­ле­нии от люд­ского обще­ния. Так в нем откры­ва­лось духов­ное совер­шен­ство. И он спо­до­бился быть вест­ни­ком при­ше­ствия Гос­пода и лично кре­стить Его, сви­де­тель­ствуя о соше­ствии на Иисуса Христа Свя­того Духа. Из Свя­щен­ного Писа­ния можно уви­деть, что и вокруг Иоанна Пред­течи соби­ра­лась неко­то­рая община уче­ни­ков. Еван­ге­лист Иоанн и себя при­пи­сы­вает к ним, назы­ва­ясь одним из уче­ни­ков, кото­рым пророк Иоанн пока­зал при­шед­шего Христа Спа­си­теля (см.: Ин. 1:36). Образ жизни самого Пред­течи так описан в Еван­ге­лии: он жил и про­по­ве­до­вал пока­я­ние в пустыне, имел одежду из вер­блю­жьего волоса и пояс кожа­ный на чре­с­лах своих, а пищею его были акриды и дикий мед (см.: Мф. 3:1, 4). Кроме того, у еван­ге­ли­ста Луки отме­чено, что святой Иоанн долгое время нахо­дился в уеди­не­нии, не обща­ясь с внеш­ним миром, и уже в зрелом воз­расте после осо­бого при­зва­ния вышел на про­по­ведь: «был в пусты­нях до дня явле­ния своего Изра­илю» (Лк. 1:80).

На при­мере про­рока пока­заны доб­ро­де­тели отшель­ни­че­ского пути, воз­дер­жа­ния и внут­рен­ней аске­ти­че­ской работы. Они позже легли в основу нового образа жизни людей, посвя­тив­ших себя Богу, – мона­ше­ских общин.

Зарож­де­ние мона­ше­ства

Мона­ше­ство заро­ди­лось в конце III – начале IV века, когда с утвер­жде­нием Милан­ского эдикта о веро­тер­пи­мо­сти гоне­ния на хри­стиан пре­кра­ти­лись. Не зря многие иссле­до­ва­тели свя­зы­вают эти два собы­тия, и если обоб­щенно харак­те­ри­зо­вать мона­ше­ское житие, то оно есть доб­ро­воль­ное муче­ни­че­ство. Когда Цер­ковь была гонима, то одна только при­над­леж­ность к ней уже была испо­вед­ни­че­ством. И как во время гоне­ний радость, с кото­рой муче­ники шли на стра­да­ния, под­твер­ждала истину хри­сти­ан­ства, так и готов­ность, с какою иноки отвер­гали все удо­воль­ствия плоти и мира, откры­вала силу запо­ве­дей Еван­ге­лия. Они стре­ми­лись к без­вест­но­сти, но «не может укрыться город, сто­я­щий на верху горы» (Мф. 5:14), так и к подвиж­ни­кам соби­ра­лись люди, отвер­гав­шие охла­де­ва­ю­щий мир­ской дух. Пре­по­доб­ный авва Мака­рий Вели­кий отде­лял истинно веру­ю­щих от осталь­ных людей и харак­те­ри­зо­вал их так: «Иное – хри­сти­ане, иное –миро­любцы; между теми и дру­гими рас­сто­я­ние велико… Поскольку рож­дены они свыше от Бога, в самой дей­стви­тель­но­сти и силе спо­до­би­лись стать чадами Божи­ими… У хри­стиан другой есть мир, иная тра­пеза, иные оде­я­ния, иное насла­жде­ние, иное обще­ние, иной образ мыслей, почему и лучше они всех людей»[4]. Это опре­де­ле­ние хри­стиан очень сходно с прин­ци­пами мона­ше­ской жизни. Похоже гово­рит об общи­нах христианок‑девственниц свя­щен­но­му­че­ник Киприан Кар­фа­ген­ский еще во вре­мена гони­мой Церкви: «Непо­роч­ность должна являть себя оди­на­ково во всем, и телес­ная одежда не должна про­ти­во­ре­чить внут­рен­нему совер­шен­ству. Непри­лично дев­ствен­ни­цам укра­шать свое лицо или вели­чаться кра­со­тою тела, ибо нет для нас ника­кой брани труд­нее, как брань с плотью и телом, кото­рое должны укро­щать и побеж­дать»[5].

Пони­мая суро­вость брани с мир­скими иску­ше­ни­ями, спа­са­ясь и от гоне­ния, и от славы люд­ской, все больше веру­ю­щих изби­рали отшель­ни­че­скую жизнь. Таким путем после­до­вали подвиж­ники, став­шие осно­ва­те­лями мона­ше­ства, – пре­по­доб­ные Анто­ний Вели­кий, Павел Фивей­ский, Пахо­мий Вели­кий. Святые Павел и Анто­ний пока­зали пример пол­ного отре­че­ния от обще­ния, спа­се­ния в уеди­не­нии. Пре­по­доб­ный Пахо­мий явился осно­ва­те­лем иного образа мона­ше­ского пути. Он по Божи­ему откро­ве­нию полу­чил пове­ле­ние постро­ить обще­жи­тель­ные мона­стыри, где мно­же­ство иноков спа­са­лось вместе под руко­вод­ством одного аввы, упраж­ня­ясь в послу­ша­нии, телес­ном труде и сми­ре­нии перед друг другом. Такой образ подвиж­ни­че­ства явился настолько пло­до­твор­ным, что братия в общине свя­того Пахо­мия в непро­дол­жи­тель­ное время дости­гали высот хри­сти­ан­ского совер­шен­ства. К нему сте­ка­лось все воз­рас­та­ю­щее число уче­ни­ков, так что еще при жизни он стал руко­во­ди­те­лем мно­го­ты­сяч­ной братии. А после его кон­чины обра­зец обще­жи­тель­ных мона­сты­рей был утвер­жден наи­бо­лее спа­си­тель­ным для людей, всту­па­ю­щих в мона­ше­скую жизнь.

Устав Тавен­нис­ских мона­сты­рей

Осно­вой для раз­бора после­ду­ю­щих ино­че­ских уста­вов в данной работе исполь­зо­ван один из древ­ней­ших дошед­ших до нас сбор­ни­ков правил – оби­тели Тавен­ниси, создан­ной пре­по­доб­ным Пахо­мием Вели­ким. Устав свя­того полу­чил широ­кое рас­про­стра­не­ние, так что многие после­ду­ю­щие пра­вила опи­ра­лись на этот источ­ник[6].

Пре­по­доб­ный Пахо­мий Вели­кий жил в конце III начале IV века; кон­чина его, веро­ятно, после­до­вала в 348 году. Пере­лом­ным момен­том его жизни стала служба в армии, куда он был при­зван юношей при­мерно 20 лет. Его и других моло­дых при­зыв­ни­ков заперли в бараке без еды и питья, и только незна­ко­мые хри­сти­ане послу­жили им, спасая от муче­ний. Тогда Пахо­мий дал обет всей жизнью послу­жить хри­сти­ан­скому Богу. Опи­сан­ный случай также важен обсто­я­тель­ством, под­твер­жда­ю­щим, что пре­по­доб­ный был знаком с регла­мен­ти­ро­ван­ным армей­ским бытом, что позже повли­яло на созда­ние стро­гой орга­ни­зо­ван­ной жизни в его мона­сты­рях. Но глав­ную осо­бен­ность устава пре­по­доб­ного –явле­ние ангела, бла­го­сло­вив­шего его начи­на­ние. Святой Пахо­мий Вели­кий и его после­до­ва­тели (пре­по­доб­ные Орси­сий и Феодор Освя­щен­ный) только уточ­нили детали и рас­ши­рили их. Так уставы обще­жи­тель­ного мона­ше­ства полу­чили начало через бла­го­сло­ве­ние с неба от ангела, подобно и тому, как от ангела было даро­вано настав­ле­ние в жизни отшель­ни­че­ской пре­по­доб­ному Анто­нию Вели­кому[7].

Пре­по­доб­ный Пахо­мий, уда­лив­шись в пустыню, про­во­дил жизнь под нача­лом стро­гого подвиж­ника Пала­мона, но, еще более стре­мясь умерщ­влять свою плоть, часто уходил в пустыню для молитвы. Тут он сосре­до­то­ченно пре­да­вался бого­об­ще­нию, прося не только о про­ще­нии своих грехов, но и о всем мире. И такие воз­зва­ния Бог услы­шал, избрав свя­того Пахо­мия для спа­се­ния многих людей. Тогда же в пустыне, когда пре­по­доб­ный про­длил молитву более обыч­ного, было ему явле­ние ангела в одежде вели­кого ино­че­ского образа. Ангел вручил ему медную дощечку, на кото­рой изла­гался устав мона­стыря со мно­же­ством мона­хов. Такой мона­стырь ему пору­ча­лось осно­вать и им руко­во­дить. Эти пра­вила не охва­ты­вают всей жизни иноков и не отли­ча­ются точной после­до­ва­тель­но­стью, но даны, чтобы пока­зать общий харак­тер буду­щих мона­сты­рей. Они упо­ми­на­ются во многих древ­них текстах: у Ники­фора Кал­ли­ста, Созо­мена, Дио­ни­сия Малого.

Пре­по­дав устав, ангел доба­вил, что дает его таким, «чтобы и слабые удобно, без отя­го­ще­ния могли выпол­нять пра­вило; совер­шен­ные же не имеют нужды в уставе». И «устав дал я тем, у кото­рых ум еще не зрел, чтобы они хотя, как непо­кор­ные рабы по страху к гос­по­дину, выпол­няя общее пра­вило, дости­гали сво­боды духа»[8].

Устав пре­по­доб­ного Пахо­мия

Устав от ангела был полу­чен пре­по­доб­ным Пахо­мием, когда он про­хо­дил подвиж­ни­че­скую жизнь под руко­вод­ством старца Пала­мона. Это был про­слав­лен­ный стро­го­стью жизни отшель­ник. Многие к нему при­хо­дили, но не многие могли остаться, не выдер­жав стро­го­сти жизни старца. И когда Пахо­мий пришел к нему, чтобы стать мона­хом, Пала­мон отго­ва­ри­вал его, рас­ска­зы­вая о своей суро­вой жизни. Здесь встре­ча­ется один из тех образ­цов мона­ше­ских правил, кото­рыми еще до появ­ле­ния устава пре­по­доб­ного Пахо­мия руко­вод­ство­ва­лись еги­пет­ские монахи: «Во всякое время мы бодр­ствуем поло­вину ночи, раз­мыш­ляя о слове Божием; очень часто мы оста­емся с вечера до утра рабо­тать своими руками, делать веревки, чтобы бороться со сном и снаб­жать себя тем, что нужно для под­дер­жа­ния нашего тела. То, что оста­ется сверх нашей нужды, мы отдаем бедным. Что же каса­ется того, чтобы есть масло или что-нибудь варе­ное, пить вино, мы не знаем, что это значит. Мы постимся всякий день до вечера в про­дол­же­ние лет­него вре­мени, а зимою мы постимся по два дня подряд или по три. Пра­вило общих молитв – 60 раз молиться днем и 60 раз ночью, кроме тех молитв, кои мы творим в каждое мгно­ве­ние и коих счета мы не знаем»[9].

Пра­вила были раз­но­об­раз­ные. Иногда иноки сами их меняли. Или могли вовсе уйти из мест своего пре­бы­ва­ния. О таких лже­мо­на­хах пишет в своих настав­ле­ниях свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий, при­зы­вая их лучше оста­вить отшель­ни­че­ство и соби­раться в общины, потому как неко­то­рые само­чин­ные отшель­ники, нало­жив сами на себя стро­гие пра­вила, не могли им сле­до­вать и воз­вра­ща­лись в мир, служа соблаз­ном для людей. Осно­ван­ная пре­по­доб­ным Пахо­мием Тавен­нис­ская оби­тель, с кото­рой нача­лось устро­е­ние им мона­ше­ских посе­ле­ний, и все после­ду­ю­щие стали образ­цом обще­жи­тель­ного строя, кото­рый ока­зался наи­бо­лее спа­си­тель­ным для боль­шин­ства при­хо­дя­щих.

Надо при­знать, что и до пре­по­доб­ного Пахо­мия в Египте суще­ство­вали мона­ше­ские общины. Сви­де­тель­ство этому можно найти в посла­ниях пре­по­доб­ного Анто­ния Вели­кого, адре­со­ван­ных уче­ни­кам из арси­ной­ских мона­сты­рей[10]. К тому же в житии самого свя­того Пахо­мия име­ются ссылки на другие мона­стыри кино­ви­аль­ного типа[11]. Но все же именно его мы можем назвать созда­те­лем обще­жи­тель­ного устава, поскольку только он смог внед­рить и так широко рас­про­стра­нить свои пра­вила, что основа их дошла до наших дней и содер­жится в совре­мен­ных уста­вах. Среди осо­бен­но­стей, при­вле­кав­ших людей в его мона­стыри, можно выде­лить сле­ду­ю­щие: во-первых, обя­за­тель­ные пра­вила жизни, ори­ен­ти­ро­ван­ные на воз­можно более широ­кий спектр при­хо­дя­щих как по воз­расту, так и по духов­ному росту; во-вторых, тер­ри­то­ри­аль­ное рас­по­ло­же­ние оби­те­лей на пло­до­род­ных землях близ Нила, отли­чав­ше­еся от рас­по­ло­же­ния многих других общин, кото­рые обос­но­вы­ва­лись в глу­бине пустыни; и в‑третьих, важная черта харак­тера самого аввы: он во всем ста­рался не настав­ле­ни­ями, а, скорее, соб­ствен­ным при­ме­ром пока­зы­вать путь мона­ше­ского дела­ния. Он сам себя обя­зы­вал быть «первым в соблю­де­нии правил… чтобы, смотря на <его> пример, верны были бы им все братия, <ему> вве­ря­е­мые»[12]. Так, видя любовь и свя­тость жизни насто­я­теля, к пре­по­доб­ному Пахо­мию стали быстро соби­раться мно­же­ство братий. В скором вре­мени он осно­вал еще пять оби­те­лей и жен­ский мона­стырь (на другой сто­роне Нила), кото­рому поло­жила начало его сестра. Глав­ными доб­ро­де­те­лями пре­по­доб­ного были кро­тость и снис­хо­ди­тель­ность. Он во всем ста­рался про­яв­лять тер­пе­ние к бра­тиям и дей­ство­вал глав­ным обра­зом сми­ре­нием и соб­ствен­ным при­ме­ром. Это явля­лось также и слож­но­стью для него и оби­те­лей, так как он не отка­зы­вал никому из при­хо­дя­щих, и мона­стыри напол­ня­лись не только рев­ност­ными ино­ками, но и часто нера­ди­выми. Авва же, скорбя о них, ста­рался об исправ­ле­нии соб­ствен­ными молит­вами и про­яв­ле­ни­ями без­гра­нич­ной любви. В его житии опи­саны случаи, когда он со сми­ре­нием при­ни­мал поно­ше­ния и напрас­ные обви­не­ния и тем исправ­лял кос­не­ю­щих во зле. Но как снис­хо­ди­те­лен был пре­по­доб­ный к слабым, так и вни­ма­тельно строг с пре­успе­ва­ю­щими. Своему бли­жай­шему и послуш­ли­вому уче­нику пре­по­доб­ному Фео­дору Освя­щен­ному, кото­рый после многих просьб братий согла­сился при­нять насто­я­тель­ский сан, святой Пахо­мий не только не поз­во­лил этого, но и снял его с суще­ству­ю­щей долж­но­сти управ­ля­ю­щего, напра­вив в даль­нюю оби­тель. Пре­по­доб­ный Феодор же и здесь про­явил послу­ша­ние, остав­шись весьма доволь­ным подоб­ным реше­нием, за что после он был с поче­том воз­ве­ден в игу­мен­ский сан. Такие уче­ники достав­ляли некое уте­ше­ние авве в его трудах о бла­го­устро­е­нии оби­тели.

Общий строй жизни в Тавен­нис­ских мона­сты­рях напо­ми­нал о про­шлом пре­по­доб­ного Пахо­мия, кото­рый пришел к мона­ше­ству из армей­ской среды. Все оби­тели имели обя­за­тель­ную ограду, кото­рой соблю­да­лась гра­ница между окру­жа­ю­щим миром и отре­шив­ши­мися от него. У ворот ограды име­лись спе­ци­аль­ные сто­рожа и гости­ницы, куда при­ни­мали при­хо­дя­щих, чтобы вна­чале все прошли период испы­та­ния. Все устро­е­ние внут­рен­ней жизни также имело отте­нок воен­ного рас­по­рядка. Община дели­лась на дома, дома на ком­наты, и везде уста­нав­ли­вался стар­ший над груп­пами иноков. Стар­шие обя­заны были сле­дить за режи­мом и рас­ска­зы­вать обо всем авве, полу­чая советы в дей­ствиях. Рас­пре­де­ле­ние послу­ша­ний также напо­ми­нает армей­скую стро­гость. Каждый был опре­де­лен на свое место сроком на один год, после чего про­ис­хо­дила пере­мена всех обя­зан­но­стей. Кроме того, суще­ство­вали недель­ные послу­ша­ния для целого назна­чен­ного дома, заклю­чав­ши­еся в обес­пе­че­нии всего мона­стыря тра­пе­зой и быто­выми нуж­дами. Смена послу­ша­ний была уста­нов­лена в вос­кре­се­нье вече­ром, когда спе­ци­аль­ный смот­ри­тель при­ни­мал у одной группы мона­хов всю утварь и рабо­чую одежду и пере­да­вал другой. Помо­гали в устро­е­нии спа­си­тель­ной жизни регу­лярно совер­ша­е­мые беседы и поуче­ния как аввы, так и всех стар­ших в отде­ле­ниях мона­стыря. Настав­ле­ния совер­ша­лись три раза в неделю, если не было поста, а постом еще чаще. Так, вся братия часто соби­ра­лась вместе и имела общие темы для бого­мыс­лия. Вне собра­ний мона­хам при­пи­сы­ва­лось нахо­диться в мол­ча­нии, зани­мая ум молит­вой и раз­мыш­ле­ни­ями над Свя­щен­ным Писа­нием.

Число братии быстро уве­ли­чи­ва­лось. Мно­го­чис­лен­ные бла­го­де­тели отда­вали под оби­тели все новые земли. Все это слу­жило рас­про­стра­не­нию вли­я­ния общины даже за тер­ри­то­рию их адми­ни­стра­тив­ного округа (диацезы). Это достав­ляло многие хло­поты авве, но он с готов­но­стью откли­кался на любые просьбы своих уче­ни­ков, поста­но­вив себе за пра­вило обхо­дить все оби­тели, лично следя за духов­ным устро­е­нием брат­ства.

Устрой­ство этих оби­те­лей не везде было совер­шенно оди­на­ково, но общим образ­цом для них слу­жила оби­тель Тавен­нис­ская. Пре­по­доб­ный Пахо­мий раз­де­лил ее на 24 общины, из кото­рых для каждой был устроен осо­бен­ный дом, озна­чен­ный какою-либо буквою алфа­вита. Знаки эти имели тайное зна­че­ние, извест­ное только началь­ство­вав­шим над общи­нами: они выра­жали свой­ства и нравы иноков, оби­тав­ших в выбран­ном доме[13]. Желая еще скорее и ближе видеть раз­лич­ные свой­ства своих духов­ных чад, пре­по­доб­ный Пахо­мий уста­но­вил изоб­ра­жать эти зна­ме­на­тель­ные буквы на куку­лиях иноков. Каждая община под­раз­де­ля­лась на семей­ства, зани­мав­ши­еся каким-нибудь одним ремеслом; каждое семей­ство состо­яло из 12 келий, а в каждой кельи поме­ща­лись по три брата. Над всеми этими отде­ле­ни­ями были постав­лены свои началь­ники; все началь­ники давали отчет отцу и общему началь­нику своему авве Пахо­мию.

По при­меру Тавен­нис­ской устро­ены были и прочие Пахо­ми­евы оби­тели. Глав­ное прав­ле­ние их сосре­до­то­чи­ва­лось в мона­стыре, осно­ван­ном пре­по­доб­ным в забро­шен­ной деревне Пабау. Она была более вме­сти­тель­ной, по срав­не­нию с Тавен­ни­сой, и сюда вскоре пере­се­лился и сам авва. Два раза в год сюда соби­ра­лась братия из всех мона­сты­рей: ко вре­мени Пасхи, для общего и тор­же­ствен­ного празд­но­ва­ния, и в конце авгу­ста[14], для раз­ре­ше­ния винов­ных и при­ми­ре­ния с бра­тиею всех, кто чув­ство­вал себя непра­вым перед дру­гими. В те же дни изби­ра­емы были началь­ники для мона­сты­рей. Таким обра­зом, Пахо­ми­ев­ские мона­стыри, по самому внеш­нему отно­ше­нию своему, состав­ляли одно целое, и более 15 тысяч иноков послушны были одной воле своего началь­ника, кото­рому другие насто­я­тели были только помощ­ни­ками в управ­ле­нии.

В конце жизни пре­по­доб­ный Пахо­мий вновь спо­до­бился откро­ве­ния, в кото­ром он увидел буду­щую судьбу своих мона­сты­рей. Пре­по­доб­ному было открыто, что каждое после­ду­ю­щее поко­ле­ние мона­хов будет про­хо­дить жизнь все более рас­слаб­лен­ную, и в конце концов они уже не будут осо­бенно отли­чаться от мирян, попа­дая под власть и все более тяжких стра­стей. Пре­по­доб­ный со сле­зами взмо­лился Богу о раз­ре­ше­нии недо­уме­ния: зачем ему вообще было столько тру­диться, созда­вая оби­тели? Тогда он полу­чил уте­ши­тель­ное изве­стие и о многих спас­шихся в устро­ен­ных им селе­ниях. Конеч­ным смыс­лом явля­ется то, как сам чело­век будет сле­до­вать по избран­ному пути. Хотя и горячо были пре­даны Богу неко­то­рые подвиж­ники, но из-за боль­шой массы рас­слаб­лен­ных было попу­щено Гос­по­дом разо­ре­ние слав­ной Фива­иды еги­пет­ского мона­ше­ства. И уже к концу I тыся­че­ле­тия от места зарож­де­ния и высо­чай­шего подъ­ема ино­че­ской жизни оста­лись одни раз­ва­лины.

Этот момент жизни пре­по­доб­ного важен для харак­те­ри­стики поло­же­ния в совре­мен­ное время. Гос­подь пока­зы­вает и Свои без­гра­нич­ные даро­ва­ния под­ви­за­ю­щимся, и отвра­ща­ется от неис­крен­них слу­жи­те­лей. В виде­нии пре­по­доб­ному Пахо­мию были открыты при­чины нестро­е­ния мона­сты­рей по его отше­ствии. Они про­изой­дут «от недо­статка хоро­ших насто­я­те­лей, места кото­рых будут зани­ма­емы лицами често­лю­би­выми»[15]. На эти слова сле­дует осо­бенно обра­тить вни­ма­ние совре­мен­ному мона­ше­ству, потому как это пред­ска­за­ние уже сбы­ва­лось в недав­нее время, что и слу­жило к поги­бели многих бла­го­устро­ен­ных общин. Сам пре­по­доб­ный Пахо­мий при­во­дит про­ти­во­по­лож­ный пример, опять же, своей жизнью, так как сам «смот­рел на себя не как на выс­шего перед дру­гими, но держал то убеж­де­ние, что назна­чен Богом послу­жить другим»[16]. А всем уче­ни­кам заве­щал при­бы­вать в трез­ве­нии, для дости­же­нии кото­рого должно «раз­жи­гать себя памя­тью о смерти»[17]. Жизнью таких людей про­слав­ля­ется мона­ше­ство, и молит­вами их дер­жится мир.

Одним из первых уче­ни­ков, кото­рые пришли к пре­по­доб­ному Пахо­мию и до конца дней слу­жили его заве­там, был пре­по­доб­ный Орси­сий. После кон­чины учи­теля он вскоре был вынуж­ден, против жела­ния, воз­гла­вить сооб­ще­ство мона­сты­рей. Так как управ­лять ему было очень трудно по харак­теру, склон­ному к уеди­нен­ной жизни, он долго молился о даро­ва­нии ему спо­соб­но­стей для этой долж­но­сти. И Гос­подь про­све­тил его ум к позна­нию Свя­щен­ного Писа­ния и рас­суж­де­ния в мона­стыр­ских делах. Он состав­ляет допол­не­ния к уставу пре­по­доб­ного Пахо­мия, кото­рые дошли до нас как «Пра­вила Орси­сия». Там после слов о доб­ро­де­тель­ной жизни и воз­жи­га­нии подвиж­ни­че­ского духа при­во­дятся инте­рес­ные заме­ча­ния о повсе­днев­ной жизни оби­тели. Даются настав­ле­ния о неопу­сти­тель­ном вре­мени молитвы «даже если в пути или на поле»[18] и пра­виль­ном нало­же­нии крест­ного зна­ме­ния, «под­ни­мая руку ко лбу, не к устам или бороде»[19]. Братия, молясь в собра­нии, должны все делать еди­но­душно по сиг­налу: и кре­ститься, и кла­няться, и воз­де­вать руки, и под­хо­дить к таин­ству нашего спа­се­ния (при­ча­щаться). Всегда монахи должны быть заняты «цити­ро­ва­нием Писа­ния», то есть изу­че­нием и повто­ре­нием в уме места из Библии для погру­же­ния в его углуб­лен­ное пони­ма­ние: «Пусть нашим богат­ством станут тексты, кото­рые мы выучили наизусть»[20]. Далее сле­дуют пра­вила для отдель­ных долж­но­стей и послу­ша­ний. Много ответ­ствен­но­сти воз­ла­га­лось на эко­нома. Он должен был сле­дить и за при­го­тов­ле­нием пищи в меру («чтобы по лено­сти не заго­тав­ли­ва­лось сразу много соле­ной воды на два дня, но чтобы оста­лось не более одной тарелки»), и за чисто­той и сохран­но­стью посуды. Также эко­но­мами названы те, кто гото­вит пищу и следит за огнем печи. Опи­сы­ва­ется обя­зан­но­сти боль­нич­ных, пека­рей, смот­ри­те­лей мастер­ских и на жатве, кото­рым дано поуче­ние «не остав­лять соседа позади себя, но дер­жаться в одном ряду с нашим братом, чтобы хра­нить сердце от хва­стов­ства». Причем обра­щает вни­ма­ние скру­пу­лез­ная вни­ма­тель­ность, с кото­рой насто­я­тель входил во все сферы мона­стыр­ского быта. По этим пра­ви­лами выри­со­вы­ва­ется живая кар­тина мона­ше­ской жизни еги­пет­ских кино­вий IV века.

Устав пре­по­доб­ного Пахо­мия и его после­до­ва­те­лей пре­по­доб­ных Орси­сия и Фео­дора Освя­щен­ного при деталь­ном рас­смот­ре­нии пред­став­ля­ется скорее сбор­ни­ком реше­ний по кон­крет­ным вопро­сам, чем систе­ма­ти­че­ским изло­же­нием правил жизни. В нем часто уде­ля­ется вни­ма­ние быто­вым подроб­но­стям, отно­ше­нию с ново­на­чаль­ными, внеш­нему рас­по­рядку. Видимо, в первую оче­редь он пред­на­зна­чался для настав­ле­ния недавно при­ня­тых в оби­тель. В пра­ви­лах гово­рится, что «совер­шен­ные не имеют нужды в уставе», под­ра­зу­ме­вая тем необ­хо­ди­мость строго под­чи­нять жизнь общему рас­по­рядку более на первых этапах мона­ше­ского слу­же­ния. При обре­те­нии опре­де­лен­ного опыта можно сле­до­вать, по совету стар­цев, инди­ви­ду­ально уста­нав­ли­ва­е­мому образу жизни. В счаст­ли­вое время пре­по­доб­ного Пахо­мия была такая спа­си­тель­ная воз­мож­ность. Тогда рас­по­ло­же­ние для своего устро­е­ния можно было нахо­дить во мно­же­стве при­ме­ров окру­жа­ю­щих людей. Первым мона­ше­ским общи­нам не тре­бо­ва­лась дета­ли­за­ция устава, но пре­бы­ва­ние в обще­стве подвиж­ни­ков помо­гало найти и соб­ствен­ный образ слу­же­ния Богу.

Общие дета­ли­зи­ро­ван­ные пра­вила для жизни многих братий впер­вые были вве­дены пре­по­доб­ным Пахо­мием. До него, как часто и в после­ду­ю­щее время, для мона­ше­ству­ю­щих был более харак­те­рен ана­хо­рет­ский путь подвиж­ни­че­ства. Вокруг пре­по­доб­ного Анто­ния, когда он поз­во­лил другим селиться рядом, обра­зо­ва­лась община, но отшель­ни­че­ского типа. Разным людям он давал инди­ви­ду­аль­ные советы, сораз­мерно с устро­е­нием каж­дого[21]. И пре­по­доб­ный Пимен Вели­кий запо­ве­до­вал учить других лучше при­ме­ром своей жизни, чем при­ка­зом, отве­чая на вопрос брата: «Ты сам сперва сделай дело, и если хотят они жить по-твоему, то увидят, что должно им делать»[22]. Таким обра­зом, руко­вод­ство дру­гими про­ис­хо­дило есте­ственно. Самой своей жизнью пре­успев­шие могли направ­лять ново­на­чаль­ных. А рев­ность послед­них при­во­дила их к быст­рому пре­успе­я­нию. В таких усло­виях не тре­бо­ва­лось деталь­ного руко­вод­ства к дей­ствию. Строго регла­мен­ти­ро­ван­ный устав пре­по­доб­ного Пахо­мия в этом смысле являлся исклю­че­нием. Но рас­про­стра­не­ние его правил по другим обла­стям Востока и особое почи­та­ние их на Западе сви­де­тель­ствует о том, что уже в скором вре­мени игу­мены мона­сты­рей стали более упо­вать на авто­ри­тет преж­них отцов, чем на при­меры окру­жа­ю­щих подвиж­ни­ков. То есть даже в преж­нее бла­го­сло­вен­ное время, оста­вив­шее нам столько при­ме­ров свя­то­сти, опыт­ные люди устра­и­вали свою жизнь по более древним образ­цам. Тем более сле­дует и в совре­мен­ное время, смут­ное в духов­ном отно­ше­нии, ста­раться во всем дер­жаться опре­де­лен­ных правил пове­де­ния, взяв за основу уставы древ­них святых отцов. А они сво­дятся к тому, что для начи­на­ю­щих мона­ше­ский путь наи­бо­лее бла­го­при­ят­ная форма орга­ни­за­ции – обще­жи­тие. Об этом сви­де­тель­ствуют «Пра­вила святых отцов»[23] сло­вами пре­по­доб­ного Сера­пи­она: «Поскольку неудобно в пустыне, по при­чине страш­ных от врага напа­де­ний, жить бра­тиям по оди­ночке, то нахо­дим наи­луч­шим, чтобы они соби­ра­лись воедино и жили в послу­ша­нии одному опыт­ному старцу… Итак, поста­нов­ляем, чтобы братия многие соби­ра­лись в одну оби­тель и жили сово­купно, в еди­но­ду­шии и вза­им­ной любви»[24]. То же было под­твер­ждено и в бли­жай­шее к нам время на I Все­рос­сий­ском съезде мона­ше­ству­ю­щих (1909), в ито­го­вом доку­менте кото­рого гово­рится: «Наи­бо­лее важное из поста­нов­ле­ний Собора есть при­зна­ние необ­хо­ди­мо­сти ввести во все мона­стыри поря­док обще­жи­тия»[25]. К тому же порядку стре­мился при­ве­сти мало­азий­ских отшель­ни­ков Кеса­рий­ский свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий.

Часть 2

Устав свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого

Для срав­не­ния с дея­тель­ным уста­вом пре­по­доб­ного Пахо­мия можно при­ве­сти пра­вила этого орга­ни­за­тора мона­ше­ства в обла­стях Малой Азии. Жизнь его так же отли­ча­ется от пути пре­по­доб­ного Пахо­мия, как и несхожи их уста­нов­ле­ния. То есть как внешне святые прошли жизнь совер­шенно раз­ными доро­гами, но достигли вместе одной цели – спо­до­биться быть с Богом в Цар­ствии Небес­ном, так и пра­вила их, отли­ча­ясь обра­зом и мето­дом изло­же­ния, имеют оди­на­ко­вую конеч­ную цель – при­ве­сти людей ко спа­се­нию. Инте­ресно отме­тить, как раз­ными сло­вами и даже раз­ными дей­стви­ями святые выра­жали единую цель подвиж­ни­че­ской жизни. Как было отме­чено, устав пре­по­доб­ного Пахо­мия опи­сы­вал чаще внеш­ние дей­ствия, решал кон­крет­ные задачи и раз­да­вал точные ука­за­ния для пред­ло­жен­ных слу­чаев, а у свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого встре­ча­ется более опи­са­ние нрав­ствен­ного идеала, к кото­рому должно стре­миться бра­тиям, и пода­ется он скорее в виде общих поуче­ний, чем ука­за­нием на кон­крет­ные дей­ствия. В этом про­яв­ля­ется и харак­тер самого свя­ти­теля, и устрой­ство его оби­те­лей, где вместо дея­тель­ного «воен­ного» режима мона­сты­рей пре­по­доб­ного Пахо­мия при­сут­ство­вала забота о духов­ном воз­рас­та­нии через вни­ма­ние к Свя­щен­ному Писа­нию и поуче­ниям опыт­ных стар­цев.

Надо отме­тить, что устав свя­ти­теля Васи­лия не был как тако­вой создан. Свя­ти­тель только оста­вил боль­шое коли­че­ство отве­тов и поуче­ний в пись­мах, адре­со­ван­ных бра­тиям в осно­ван­ных им мона­сты­рях. Будучи наде­лен епи­скоп­ским саном, свя­ти­тель был вынуж­ден часто совер­шать поездки и долгое время нахо­диться вдали от оби­тели, но все же он стре­мился не остав­лять братию без окорм­ле­ния. Его поуче­ния позже собрали в общий свод правил, оза­глав­лен­ный «Аске­ти­че­ские писа­ния». Они раз­де­ля­ются на две части: первую, тео­ре­ти­че­скую, где свя­ти­тель Васи­лий гово­рит об отре­че­нии от мира и силе подвиж­ни­че­ской жизни, и вторую – сами пра­вила: про­стран­ные и крат­кие, содер­жа­щие порядки жизни ино­че­ства. Они изло­жены в отве­тах на вопросы по кон­крет­ным пово­дам. Очень боль­шое зна­че­ние свя­ти­тель при­да­вал Свя­щен­ному Писа­нию. Каждый неболь­шой вопрос, как и всю жизнь оби­тели, он ста­рался сопо­ста­вить с биб­лей­ским тек­стом. Так, и в сутки он опре­де­ляет совер­шать семь молитв, в согла­сии со сти­хами псалма Давида: «сед­ме­ри­цею днем хвалих Тя» (Пс. 118: 164). Харак­терно также, что, найдя в Библии точные ука­за­ния только на шесть опре­де­лен­ных часов (вечер, пол­ночь, заутро, полу­дне, 3‑й и 9‑й часы), свя­ти­тель Васи­лий согла­сует это с изре­че­нием псал­мо­певца так, что делит полу­ден­ные молитвы на совер­ша­е­мые до и после тра­пезы[26]. И все другие устав­ные ука­за­ния посто­янно под­твер­жда­ются ссыл­ками на Свя­щен­ное Писа­ние, так что неко­то­рые ответы пред­став­ляют собой просто цитату из Библии.

Здесь явно видна забота свя­ти­теля о реше­нии духов­ных вопро­сов и об утвер­жде­нии нрав­ствен­ного совер­шен­ство­ва­ния братии с опорой на свя­щен­ные тексты. И в наше время такой метод явля­ется наи­бо­лее под­хо­дя­щим для уре­гу­ли­ро­ва­ния мона­ше­ской жизни. Еще в XV веке пре­по­доб­ный воз­ро­ди­тель духов­ного мона­ше­ского дела­ния в нашей стране святой Нил Сор­ский писал: «Ныне, по при­чине совер­шен­ного оску­де­ния и обни­ща­ния духо­нос­ного, с боль­шим трудом можно найти духов­ного настав­ника. Посему святые отцы пове­лели учиться от Боже­ствен­ных Писа­ний, слыша Самого Гос­пода»[27], и руко­вод­ство­ваться писа­ни­ями отцов. А в XIX веке свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) пре­ду­пре­ждает о совер­шен­ном исчез­но­ве­нии духо­нос­ных стар­цев, кото­рым можно было бы дове­риться в полное послу­ша­ние, и, сле­до­ва­тельно, о соб­ствен­ной про­верке своей жизни по запо­ве­дям Еван­ге­лия[28]. И совре­мен­ный нам почи­та­е­мый настав­ник, архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин) часто убеж­дал о необ­хо­ди­мо­сти соот­не­се­ния своей жизни со Свя­щен­ным Писа­нием, говоря в своих про­по­ве­дях: «После­до­вать Христу – это изу­чить святое Еван­ге­лие так, чтобы только оно стало дея­тель­ным руко­во­ди­те­лем в несе­нии нами нашего жиз­нен­ного креста»[29].

Два рас­смот­рен­ных устава послу­жили позже при­ме­ром для многих после­ду­ю­щих соста­ви­те­лей в разных частях мира. Нередко игу­мены стре­ми­лись сов­ме­стить в своих пра­ви­лах оба образца. Но всегда осо­бен­но­сти вре­мени, мест­но­сти и харак­теры людей по-своему про­яв­ля­лись в пред­пи­сы­ва­е­мых пра­ви­лах. Важно для начи­на­ю­щего орга­ни­зо­вы­вать духов­ную жизнь в своей оби­тели исполь­зо­вать мно­го­чис­лен­ный опыт пред­ше­ствен­ни­ков и при­ме­рять его с реше­нием про­блем в сход­ных слу­чаях. Будет полезно собрать наи­боль­шее раз­но­об­ра­зие вари­ан­тов пред­пи­са­ний, из них выби­рая под­хо­дя­щие для себя, помня, что все пред­став­лен­ное дока­зало свою истин­ность дол­го­вре­мен­ным при­ме­не­нием, так как обильно цити­ру­ется и в совре­мен­ных уста­вах.

Рас­про­стра­не­ние мона­ше­ства на Востоке

Пале­стина. Устав пре­по­доб­ного Саввы Освя­щен­ного

Помимо двух рас­смот­рен­ных цен­тров мона­ше­ской жизни, на Востоке, начи­ная с IV века, повсе­местно воз­ни­кают новые оби­тели. Они берут за обра­зец либо один из уже извест­ных при­ме­ров орга­ни­за­ции жизни, либо пыта­ются созда­вать на их основе свои пра­вила. Многие оби­тели стре­ми­лись идти по стопам про­слав­лен­ного родо­на­чаль­ника мона­ше­ства пре­по­доб­ного Анто­ния, сов­ме­щая и обще­жи­тель­ный, и отшель­ни­че­ский образ жизни. За это также вос­хва­ля­ется и свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий своим другом и спо­движ­ни­ком свя­ти­те­лем Гри­го­рием Бого­сло­вом: «Васи­лий пре­вос­ход­ней­шим обра­зом соеди­нил и слил оба сии рода жизни. Построил скиты и мона­стыри не вдали от общин и обще­жи­тий… чтобы и любо­муд­рие не было необ­щи­тель­ным, и дея­тель­ность не была нелю­бо­муд­рен­ною»[30]. Позже такой сов­ме­щен­ный образ мона­ше­ства рас­про­стра­нился на Востоке, в част­но­сти в Пале­стине, где пре­по­доб­ный Савва Освя­щен­ный создал свой мона­стырь, полу­чив­ший наиме­но­ва­ние лавры пре­по­доб­ного Саввы. Эта лавра, что в пере­воде озна­чает мона­ше­ская улица, пред­став­ляла собой посе­ле­ние со мно­гими отдель­ными кельями, где братия обычно в оди­но­че­стве про­во­дили всю неделю, и только на вос­крес­ную службу соби­ра­лась в цен­траль­ный храм. После бого­слу­же­ния бывала общая тра­пеза, и насель­ники могли пооб­щаться, поде­литься опытом и решить недо­уме­ния в совете со стар­шими. Его устав, вве­ден­ный в мона­стыре в 524 году, также послу­жил образ­цом для многих после­ду­ю­щих оби­те­лей. А пра­вила отно­си­тельно бого­слу­же­ния явля­лись настолько авто­ри­тет­ными, что по ним стали слу­жить на всем пра­во­слав­ном Востоке. Бого­слу­жеб­ный устав, полу­чив назва­ние Иеру­са­лим­ский, рас­про­стра­нился и далеко на север, в сла­вян­ские земли. И даже у нас, на Руси, после при­ня­тия пер­во­на­чаль­ного чино­по­сле­до­ва­ния, взя­того из кон­стан­ти­но­поль­ского Сту­дий­ского мона­стыря пре­по­доб­ным Фео­до­сием Печер­ским, в Сред­ние века рас­про­стра­нился Иеру­са­лим­ский устав свя­того Саввы. Надо ска­зать, что лавра Саввы Освя­щен­ного – одна из немно­гих оби­те­лей, мона­ше­ская жизнь в кото­рой не пре­кра­ща­ется до сего­дняш­него дня. И сейчас там под­ви­за­ется 14 чело­век братии, один из кото­рых – рус­ский послуш­ник Роман[31]. Такой жиз­не­спо­соб­но­стью устав отли­ча­ется в связи с тем, что уме­рен­ная стро­гость в нем гар­мо­нично согла­су­ется с глав­ной его осо­бен­но­стью – любо­вью. Та же черта харак­тера самого пре­по­доб­ного Саввы при­чи­нила ему много скор­бей от своих же уче­ни­ков. Он даже на неко­то­рое время был вынуж­ден оста­вить мона­стырь, но потом его умо­лили вер­нуться. Впро­чем, такие про­ис­ше­ствия часто слу­ча­ются с истинно под­ви­за­ю­щи­мися. Похо­жее было и в жизни близ­кого нам свя­того – пре­по­доб­ного Сергия Радо­неж­ского. Он тоже остав­лял мона­стырь по зави­сти неко­то­рых из братии. Но создан­ная им Тро­иц­кая лавра, как и лавра пре­по­доб­ного Саввы, стала родо­на­чаль­ни­цей мно­же­ства вели­ких оби­те­лей и вос­пи­та­тель­ни­цей про­слав­лен­ных уче­ни­ков. У пре­по­доб­ного Саввы под­ви­за­лись пре­по­доб­ные Андрей Крит­ский, Косма Маюм­ский, Иоанн Дамас­кин, а у пре­по­доб­ного Сергия – пре­по­доб­ные Андрей Рублев, Никон Радо­неж­ский, Савва Сто­ро­жев­ский и мно­же­ство других.

Осно­ва­те­лем мона­ше­ства в Пале­стине можно счи­тать пре­по­доб­ного Хари­тона Испо­вед­ника. Он был родом из Малой Азии и в начале VI века пред­при­нял палом­ни­че­ство на Святую Землю, но по дороге был схва­чен раз­бой­ни­ками. После чудес­ного осво­бож­де­ния, когда все враги вне­запно отра­ви­лись зме­и­ным ядом, он ока­зался обла­да­те­лем всех их сокро­вищ. Святой пра­вильно рас­пре­де­лил непра­вед­ное богат­ство, раздав его бедным и отшель­ни­кам, а сам около 330 года осно­вал одну за другой три лавры. Самой извест­ной была лавра Фаран. В ней хотя и жили монахи в отдель­ных кельях, но была общая служба, общий началь­ник и общий закон[32]. Этим оби­тель отли­ча­лась от мно­же­ства иноков, живших уже в то время по всей Пале­стине, но руко­вод­ство­вав­шихся только соб­ствен­ной волей.

На пре­ем­ствен­ность пале­стин­ского мона­ше­ства от еги­пет­ских учи­те­лей ука­зы­вает другой родо­на­чаль­ник мест­ного ино­че­ства – пре­по­доб­ный Ила­рион Вели­кий. Он в начале своего подвиж­ни­че­ства был одним из самых близ­ких уче­ни­ков пре­по­доб­ного Анто­ния Вели­кого, послав­шего его на родину в окрест­но­сти Газы. Там пре­по­доб­ный провел в отшель­ни­че­стве около 20 лет, упраж­ня­ясь в подви­гах, пре­вы­ша­ю­щих даже подвиги пре­по­доб­ного Анто­ния[33]. А когда слава о нем рас­про­стра­ни­лась по всей стране и к нему стали соби­раться спо­движ­ники, то обра­зо­вался мона­стырь ана­хо­рет­ского типа, подоб­ный отшель­ни­че­ским оби­те­лям Египта и един­ствен­ный на всю Пале­стину. Надо ска­зать, что упо­ми­на­ется он только до V века, когда в отсут­ствие насто­я­теля под­вергся раз­граб­ле­нию языч­ни­ками. Видимо, Пале­стине сле­до­вало пойти путем пре­по­доб­ного Хари­тона. Позже неко­то­рые монахи из еги­пет­ской пустыни пере­се­ли­лись в Пале­стину, пере­неся с собой заветы пре­по­доб­ного Анто­ния. Так, образ жизни первых осно­ва­те­лей мона­ше­ства рас­про­стра­нился по всем землям.

Сирия

Особо выде­ля­ется, даже во время рас­цвета подвиж­ни­че­ства, сирий­ское мона­ше­ство. Его основ­ной чертой была край­няя суро­вость образа жизни. В этом оно даже остав­ляет позади пер­во­на­чаль­ное еги­пет­ское мона­ше­ство. Именно здесь про­яви­лась пла­мен­ная натура восточ­ного народа. Здесь появ­ля­лись новые образы подвиж­ни­че­ства, кото­рых не знали другие страны. Сирий­ские иноки закры­вали себя в поме­ще­ниях меньше чело­ве­че­ского роста, под­ве­ши­вали на кача­ю­щихся досках, иные назы­ва­лись «пасу­щи­мися», то есть не упо­треб­ляли хлеба и другой чело­ве­че­ской пищи, но ходили по горам, пита­ясь рас­те­ни­ями. Именно здесь был впер­вые при­ме­нен подвиг столп­ни­че­ства пре­по­доб­ным Симео­ном Столп­ни­ком, кото­рый и в юности удив­лял даже своих сопле­мен­ни­ков чуде­сами само­умерщ­вле­ния. И плоды бого­угод­ной жизни здесь про­яв­ля­лись так же ярко. Так, пре­по­доб­ный Ефрем Сирин рас­ска­зы­вает о своем спо­движ­нике Юлиане, у кото­рого во всех книгах имена Гос­пода Иисуса Христа были как бы стерты. А когда его откро­венно попро­сили объ­яс­нить при­чину, тот отве­чал, что если видит имя Бога, то всегда оро­шает его сле­зами[34]. Да и о самом пре­по­доб­ном Ефреме другой извест­ный автор гово­рил, что молитва его была такая силь­ная, что он сам не мог сдер­жать уми­ле­ния и просил: «Ослаби ми волны бла­го­дати Твоея»[35].

Первые упо­ми­на­ния о подвиж­ни­ках Сирии можно найти у Ара­фата Муд­реца Пер­сид­ского, жив­шего в начале IV века. В своих сочи­не­ниях он гово­рит об общи­нах «членов Завета» и опи­сы­вает их жизнь, подоб­ную древним инокам. Многие из них всту­пали в такую жизнь еще с юно­ше­ства и свя­зы­вали себя осо­быми обе­тами «перед лицом всего союза». Глав­ными из них были дев­ство и свя­тость жизни, что часто пони­ма­лось как сино­нимы. Важно отме­тить, что перед окон­ча­тель­ным при­ня­тием обетов гото­вя­щийся про­хо­дил довольно про­дол­жи­тель­ный путь науче­ния, чтобы в случае коле­ба­ния и сомне­ния имел воз­мож­ность отка­заться. И это, по мнению Ара­фата, было бы лучшим выбо­ром, «чем если бы он, слабый и мало­душ­ный, взялся за подвиг, ему непо­силь­ный»[36].

Осно­ва­те­лем же мона­ше­ства в обще­при­ня­той форме сами сирийцы счи­тают Мар-Евгена, о кото­ром гово­рится в его житии: «Он есть при­чина жизни для оби­та­те­лей страны нашей».[37] Также из жития можно узнать, что сам пре­по­доб­ный был родом егип­тя­нин и начал свою ино­че­скую жизнь в оби­тели пре­по­доб­ного Пахо­мия. Позже он пере­се­лился с неко­то­рыми бра­тьями в Месо­по­та­мию, близ города Низи­бии, и обра­тил своей про­по­ве­дью и чуде­сами многих мест­ных жите­лей, вклю­чая самого пра­ви­теля страны, быв­шего язы­че­ского гони­теля хри­стиан. Вокруг подвиж­ника собра­лось мно­же­ство уче­ни­ков, кото­рых он настав­лял, видимо, согласно пра­ви­лам, вос­при­ня­тым у себя на родине, в пахо­ми­ев­ских мона­сты­рях. Это про­ис­хо­дило во второй поло­вине IV века[38], что демон­стри­рует факт пре­ем­ствен­но­сти образа жизни сирий­ского мона­ше­ства из Египта.

Мона­ше­ство на Западе

Зарож­де­ние запад­ного мона­ше­ства

Если на Востоке мона­ше­ский образ жизни рас­про­стра­нился довольно быстро и уже к сере­дине IV века можно отме­тить сло­жив­шу­юся тра­ди­цию в боль­шин­стве восточ­ных обла­стей, то на Запад про­ник­но­ве­ние его несколько замед­ли­лось. Первым вдох­но­ве­нием на мона­ше­ство послу­жила ссылка в 335 году свя­ти­теля Афа­на­сия Вели­кого в город Трир. Там он впер­вые позна­ко­мил насе­ле­ние с восточ­ным обра­зом подвиж­ни­че­ства и, с при­су­щим ему тем­пе­ра­мен­том, про­по­ве­до­вал о пользе такого слу­же­ния. Позже сюда же свя­ти­тель при­слал напи­сан­ное им «Житие Анто­ния». Это спо­соб­ство­вало воз­го­ра­нию аске­ти­че­ского духа на Западе, и уже при свя­ти­теле Афа­на­сии упо­ми­на­ется о неко­то­рых лич­но­стях, стре­мив­шихся к отшель­ни­че­ству[39]. Но вообще воз­ник­но­ве­ние мона­ше­ства как на Востоке, так и на Западе выте­кает из сущ­но­сти самой хри­сти­ан­ской рели­гии, рас­по­ла­га­ю­щей зна­чи­тель­ным числом разных аске­ти­че­ских док­трин[40]. Таким обра­зом, пере­ход от ран­него хри­сти­ан­ского аске­тизма к орга­ни­зо­ван­ному мона­ше­скому устро­е­нию про­ис­хо­дил посте­пенно, а точную дати­ровку его опре­де­лить про­бле­ма­тично. Однако все же суще­ствует связь между госу­дар­ствен­ным при­зна­нием хри­сти­ан­ства после Милан­ского эдикта 313 года и повсе­мест­ным рас­про­стра­не­нием мона­ше­ского образа жизни. Здесь нельзя прямо ука­зать на ослаб­ле­ние хри­сти­ан­ской морали в мире; но после пре­кра­ще­ния гоне­ний рев­ност­ный пыл отдель­ных людей застав­лял их искать особое выра­же­ние своей любви к Богу. Под­твер­жде­ние этому можно найти и в житии пре­по­доб­ного Анто­ния, когда он еще во время гоне­ний ходил в Алек­сан­дрию и открыто испо­ве­до­вал себя хри­сти­а­ни­ном, желая при­нять муче­ни­че­ский венец, но насильно не схва­чен­ный вла­стями, сам не пошел на стра­да­ния, при­ни­мая это за волю Божию. Так и для запад­ного мона­ше­ства харак­терна более позд­няя орга­ни­за­ция вслед­ствие мень­ших темпов рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ства среди насе­ле­ния и вла­стей.

Первые формы ино­че­ской жизни заро­ди­лись в наи­бо­лее хри­сти­а­ни­зи­ро­ван­ных реги­о­нах: Италии, Акви­та­нии, позже в Галлии.

Начало орга­ни­зо­ван­ного мона­ше­ского жития на Западе свя­зы­вают с лич­но­стью свя­того Мар­тина Тур­ского. Это был вели­кий дея­тель­ный подвиж­ник, родив­шийся вскоре после Милан­ского эдикта и про­жив­ший до конца IV века. Он с дет­ства стре­мился к уеди­нен­ному подвиж­ни­че­ству, но был вынуж­ден по послу­ша­нию долгое время слу­жить в армии. В этом его жизнь пере­кли­ка­ется с судь­бой осно­ва­теля обще­жи­тель­ного строя на Востоке – пре­по­доб­ного Пахо­мия Вели­кого. Как и тот, святой Мартин позже при­ме­нял навыки воен­ной дис­ци­плины в осно­ван­ном им первом на латин­ском Западе мона­стыре близ Пуатье. Это устро­е­ние он создал в 361 году вместе со святым Ила­рием Пик­та­вий­ским, кото­рый, по-види­мому, предо­ста­вил для оби­тели свое заго­род­ное поме­стье. А позже, уже став епи­ско­пом Тур­ским, святой Мартин осно­вы­вает свой зна­ме­ни­тый мона­стырь Мар­му­тье, неда­леко от Тура. Там он вводит устав, схожий с еги­пет­скими лав­рами, где иноки жили в отдель­ных пеще­рах и дере­вян­ных хижи­нах и схо­ди­лись только на общую молитву и скуд­ную вечер­нюю тра­пезу. Посто­янно строго под­ви­за­ясь, святой Мартин до глу­бо­кой ста­ро­сти насаж­дал мона­ше­ство в Галлии, и про­во­жать его тело к погре­бе­нию собра­лось около 2 тысяч мона­хов.

Пре­по­доб­ный Иоанн Кас­сиан и его после­до­ва­тели

Одним из первых созда­те­лей пись­мен­ного насле­дия для запад­ного мона­ше­ства явился пре­по­доб­ный Иоанн Кас­сиан, кото­рого неко­то­рые иссле­до­ва­тели при­чис­ляют к первым осно­ва­те­лям мона­ше­ства в Галлии и вообще на Западе[41] Он, родив­шись около 360 года в Галлии, или Скифии, и, полу­чив хоро­шее обра­зо­ва­ние, отправ­ля­ется со своим другом Гер­ма­ном по восточ­ным мона­сты­рям. Там они, оста­нав­ли­ва­ясь в пале­стин­ских, сирий­ских и еги­пет­ских оби­те­лях, соби­рали для себя самое ценное из поуче­ний и внеш­него уклада насель­ни­ков родины мона­ше­ства. Многое они вынесли из встреч с еги­пет­ским стар­цем Паф­ну­тием, уче­ни­ком пре­по­доб­ного Мака­рия, и дру­гими подвиж­ни­ками Скит­ской и Нит­рий­ской пустынь, где про­жили около семи лет. В то время нача­лись гоне­ния на еги­пет­ских мона­хов от Алек­сан­дрий­ского папы Фео­фила, в резуль­тате кото­рых друзья попали в Кон­стан­ти­но­поль к свя­ти­телю Иоанну Зла­то­усту. Лич­ность свя­ти­теля также про­из­вела глу­бо­кое впе­чат­ле­ние на двоих мона­хов, и они, спеша помочь учи­телю, отправ­ля­ются хода­тай­ство­вать на Запад, в Рим. Там после кон­чины друга Гер­мана пре­по­доб­ный Иоанн Кас­сиан полу­чает сан пре­сви­тера и, пере­брав­шись в Мар­сель, осно­вы­вает два мона­стыря. По его био­гра­фии ярко про­сле­жи­ва­ется путь пре­ем­ствен­но­сти запад­ным мона­ше­ством уста­вов жизни, зарож­ден­ных на Востоке. И хотя и до пре­по­доб­ных Иоанна Кас­си­ана и Мар­тина Тур­ского суще­ство­вали отдель­ные пред­ста­ви­тели ино­че­ства, глав­ным вдох­нов­ля­ю­щим при­ме­ром мона­ше­ства на Западе служил еги­пет­ский образ подвиж­ни­че­ства. Сам пре­по­доб­ный Иоанн гово­рил, что видит свою задачу в том, чтобы «пред­ста­вить аске­тику в духе иде­а­лов и воз­зре­ний Востока».[42] В этом же духе напи­сан его мона­ше­ский устав, кото­рый еще более близок к восточ­ным образ­цам, чем к сфор­ми­ро­вав­ше­муся позже запад­ному харак­теру правил, более юри­ди­че­ски выдер­жан­ному. А как уже заме­ча­лось ранее, первые общины отшель­ни­че­ского духа заро­ди­лись на Западе также под вли­я­нием восточ­ного писа­теля – свя­ти­теля Афа­на­сия Вели­кого. После того как он около 357 года отпра­вил в запад­ные земли свое сочи­не­ние «Житие Анто­ния», адре­со­ван­ное, по его словам, мона­хам на «чуж­бине», упо­ми­на­ется о посе­ле­нии «нищих духом» близ Трира, руко­вод­ству­ю­щихся при­ме­ром этого жития…

Таким обра­зом, вос­при­няв как обра­зец для под­ра­жа­ния восточ­ные уставы мона­ше­ства, кото­рые берут начало из Египта, Запад при­спо­со­бил их к осо­бен­но­стям своего реги­она. И если первые опыты мона­ше­ской жизни на Западе были раз­роз­ненны и бази­ро­ва­лись на личном энту­зи­азме, то после появ­ле­ния там восточ­ных правил устро­е­ния оби­те­лей стало наблю­даться стрем­ле­ние к более стро­гому испол­не­нию пред­пи­сан­ного. Кли­ма­ти­че­ские и при­род­ные усло­вия тех мест отли­ча­лись более холод­ной пого­дой и менее пло­до­род­ными зем­лями. Слож­ным было и погра­нич­ное поло­же­ние с вар­вар­скими пле­ме­нами, от кото­рых посто­янно при­хо­ди­лось обо­ро­няться. Понятна забота пре­по­доб­ного Иоанна Кас­си­ана и после­ду­ю­щего устро­и­теля пре­по­доб­ного Вене­дикта о воз­мож­но­сти при­ме­не­ния восточ­ного опыта у себя на родине. Они стре­ми­лись насаж­дать уже опро­бо­ван­ный вари­ант обще­жи­тель­ных оби­те­лей, кото­рый, усми­ряя спон­тан­ный аске­ти­че­ский порыв, при­во­дит к вер­ши­нам совер­шен­ства. Делая акцент на соб­ствен­ном поло­же­нии в раз­ряде уче­ни­ков, по отно­ше­нию к первым восточ­ным подвиж­ни­кам, они про­яв­ляли заботу о более точном под­чи­не­нии режиму и внеш­нему дела­нию, через кото­рое уже дости­га­ется духов­ная высота.

Еще одним вари­ан­том орга­ни­за­ции оби­те­лей на Западе служит мона­стырь, осно­ван­ный святым Гоно­ра­том. Этот подвиж­ник родился и прожил всю жизнь в запад­ных обла­стях импе­рии, в основ­ном в Галлии. Он наме­ре­вался одна­жды посе­тить зна­ме­ни­тую Фива­иду, но осу­ще­ствить свою мечту ему не уда­лось. Тогда святой Гоно­рат осно­вы­вает у себя на родине мона­стырь на о. Лерин[43], кото­рый быстро ста­но­виться извест­ным. И хотя до нас не сохра­ни­лись пра­вила устро­е­ния этой оби­тели, известны сочи­не­ния, вышед­шие из ее среды, такие как «Пра­вила святых отцов». В них опи­сы­ва­ются мона­ше­ские уставы, при­ме­няв­ши­еся в разное время лерин­скими ино­ками, но подан­ные в виде собе­се­до­ва­ния извест­ных еги­пет­ских отцов. Они выра­жают глав­ные пути спа­се­ния, выра­бо­тан­ные восточ­ным мона­ше­ством, однако харак­терно отли­ча­ются частым пре­ры­ва­нием нрав­ствен­ного учения кон­крет­ными ука­за­ни­ями на внеш­нее соблю­де­ние правил и нака­за­ние за их неис­пол­не­ние. Пока­за­те­лем же бла­го­дар­ного вос­при­я­тия учения древ­них осно­ва­те­лей явля­ется сви­де­тель­ство, что боль­шин­ство епи­ско­пов VVI веков были выход­цами из Лерина и зави­си­мых ему мона­сты­рей и соот­вет­ству­ю­щее рато­ва­ние упра­ви­те­лей Церк­вей о стро­и­тель­стве новых оби­те­лей прямо в горо­дах Галлии. Так запад­ное мона­ше­ство при­об­рело силу и зна­чи­мость, следуя по стопам своих восточ­ных учи­те­лей.

Устав пре­по­доб­ного Вене­дикта

Запад­ные отцы, созда­вая свои пра­вила, стре­ми­лись учесть все вари­анты жиз­нен­ных ситу­а­ций. Пре­по­доб­ный Вене­дикт, раз­де­лив свой устав на главы, четко опи­сы­вает «виды добрых дел», коли­че­ство «псал­мов на ночь» и во все дни недели, детально опре­де­ляет тре­бо­ва­ния для каж­дого послу­ша­ния[44] Пра­вила пре­по­доб­ного Вене­дикта сви­де­тель­ствуют об уже сло­жив­шейся к VI веку на Западе пол­но­цен­ной мона­ше­ской тра­ди­ции, причем с акцен­том на его обще­жи­тель­ной форме. Зна­ме­на­те­лен момент, что его устав пред­став­ляет собой не только про­дол­же­ние тра­ди­ции восточ­ного мона­ше­ства (вслед за свя­ти­те­лем Васи­лием Вели­ким и пре­по­доб­ным Иоан­ном Кас­си­а­ном), но и вби­рает в себя уже при­об­ре­тен­ный опыт запад­ных обла­стей. На пре­по­доб­ного ока­зало зна­чи­тель­ное вли­я­ние и про­из­ве­де­ние ита­льян­ского автора «Пра­вила учи­теля». Это про­из­ве­де­ние появи­лось в начале VI века и пред­став­ляет собой аске­ти­че­ский трак­тат насто­я­теля мона­стыря близ Рима, кото­рый был создан в духе высо­ких восточ­ных подвиж­ни­ков. В этом уставе опять же, наряду с деталь­ным уре­гу­ли­ро­ва­нием повсе­днев­ной жизни, сле­дуют советы о про­хож­де­нии духов­ной брани, напи­сан­ные, как чув­ству­ется, из опыт­ного позна­ния аске­ти­че­ской жизни. После общих пред­пи­са­ний о серьез­но­сти выбран­ного пути в трак­тате нахо­дится важное заме­ча­ние о том, что мона­ше­ская жизнь не есть только личное дело каж­дого, а каса­ется всего брат­ства, так как враг, сломив одного, может ворваться в строй­ный ряд мона­хов и нане­сти удары сзади прочим бра­тьям, и гибель одного может повлечь гибель многих. В связи с этим пред­пи­сы­ва­ется особая важ­ность посту насто­я­теля, кото­рый, как самый опыт­ный в духов­ной жизни, воз­глав­ляет пору­чен­ное ему Богом воин­ство с бди­тель­но­стью и вни­ма­тель­но­стью к каж­дому под­опеч­ному. В дости­же­нии же идеала духов­ной жизни, то есть чтобы спо­до­биться войти в «Оте­че­ство святых», пре­по­доб­ный Вене­дикт, вслед за дру­гими запад­ными отцами, заме­чает, что необ­хо­димо сле­до­вать настав­ле­ниям древ­них подвиж­ни­ков, оста­вив­ших пра­вила дости­же­ния спа­се­ния. Но, при­ме­ри­ва­ясь к своему состо­я­нию, все же в основу он пола­гает дея­тель­ную жизнь в послу­ша­нии и отре­че­нии от своей воли. А закан­чи­вает пре­по­доб­ный Вене­дикт свой труд сло­вами, «что в насто­я­щем уставе пока­заны не все законы подвиж­ни­че­ства и духов­ной жизни»[45], отсы­лая более опыт­ных к настав­ле­ниям тех же святых отцов Восточ­ной Церкви, в част­но­сти к свя­ти­телю Васи­лию Вели­кому. Свои же пра­вила он сми­ренно опре­де­ляет как обя­за­тель­ные для испол­не­ния ново­на­чаль­ным, к кото­рым и себя при­чис­ляет. И только потом сове­тует «с помо­щью Божией взяться за боль­шее, испол­не­ние чего ведет на верх совер­шен­ства»[46]. Так и нам сле­дует обра­тить вни­ма­ние на слова откро­ве­ний еги­пет­ских отцов пери­ода выс­шего подъ­ема мона­ше­ства, кото­рые гово­рили, что ино­че­ство послед­него вре­мени будет спа­саться не высо­той подви­гов, а сми­ре­нием и послу­ша­нием. Соот­вет­ственно этому совре­мен­ным уста­вам в первую оче­редь тре­бу­ется обра­щать вни­ма­ние на деталь­ное опи­са­ние жизни для ново­на­чаль­ных. Согласно им сле­дует орга­ни­зо­вы­вать и все устрой­ство мона­ше­ской оби­тели, это и будет спа­си­тель­ный путь нашего вре­мени. В целом устав пре­по­доб­ного очень прак­ти­чен, в нем сделан упор на повсе­днев­ные нужды и обя­зан­но­сти мона­ше­ской общины как в бого­слу­же­ниях, так и в хозяй­ствен­ной дея­тель­но­сти. Сильно под­черк­нуты в уставе поло­жи­тель­ность формы обще­жи­тель­ного мона­ше­ства и прин­цип мона­стыр­ской само­за­мкну­то­сти, отре­че­ния от мир­ского вли­я­ния. Особо под­чер­ки­ва­ется необ­хо­ди­мость вос­пи­та­ния сми­ре­ния, кото­рое, по мнению автора, важнее суро­вой аскезы. Уход от мира пони­ма­ется в том числе и как мате­ри­аль­ная неза­ви­си­мость мона­стыря от внеш­него мира, и, соот­вет­ственно, личная бед­ность мона­хов не должна была озна­чать бед­но­сти мона­стыря. Жизнь мона­хов опре­де­ляют бого­слу­же­ния, физи­че­ский труд, чтение Свя­щен­ного Писа­ния и тво­ре­ний отцов Церкви.

Часть 3

Основ­ные мона­ше­ские уставы после­ду­ю­щих веков^

Афон­ские уставы

Заро­див­шись и столь быстро рас­про­стра­нив­шись, мона­ше­ский образ жизни стал при­вле­кать к себе все больше и больше после­до­ва­те­лей. Есте­ственно, как и во всяком живом орга­низме, и на этом пути были по вре­ме­нам и мест­но­стям спады и подъ­емы. Так, к V веку мона­ше­ство уве­ли­чи­лось чис­ленно настолько, что выра­же­ние «пустыня насе­ли­лась ино­ками»[47] (и пре­вра­ти­лась как бы в город мона­хов) полу­чило реаль­ное под­твер­жде­ние, поскольку чис­лен­ность людей, ухо­див­ших жить в отшель­ни­че­ские оби­тели, стала вполне соот­но­ситься с насе­ле­нием боль­ших горо­дов, окру­жен­ных пустын­ными зем­лями. Но через неко­то­рое время коли­че­ство мона­сты­рей резко сокра­ти­лось в связи с воз­ник­шей опас­но­стью араб­ского наше­ствия. Новое мусуль­ман­ское учение быстро рас­про­стра­ня­лось по всему Востоку, а его воин­ственно настро­ен­ные при­вер­женцы часто ста­но­ви­лись обыч­ными раз­бой­ни­ками и разо­ряли неза­щи­щен­ные пустын­ные жилища иноков. Так почти замерла жизнь в еги­пет­ских пусты­нях, были заму­чены и умерщ­влены многие мона­ше­ству­ю­щие Малой Азии. Раз­бой­ники добра­лись даже до евро­пей­ских визан­тий­ских вла­де­ний и разо­ряли оби­тели Греции и Италии. Несколько раз воз­рож­да­лась ино­че­ская жизнь на Святой Горе Афон, что слу­чи­лось после совер­шен­ного опу­сто­ше­ния полу­ост­рова ара­бами в 670‑х и 830‑х годах. Но места, отда­лен­ные от мира, вновь и вновь насе­ля­лись люби­те­лями без­мол­вия. И Афон ста­но­вился все более при­вле­ка­тель­ным местом для них.

Исто­рии об осно­ва­нии мона­ше­ской жизни на Святой Горе еще самим импе­ра­то­ром Кон­стан­ти­ном Вели­ким подробно отвер­гает в своем труде епи­скоп Пор­фи­рий (Успен­ский). Однако и он при­знает досто­вер­ным, что импе­ра­тор Фео­до­сий Вели­кий после чудес­ного спа­се­ния от потоп­ле­ния у бере­гов Афона в 383 году зало­жил там стро­и­тель­ство Вато­пед­ской церкви, возле кото­рой вскоре воз­никли мона­ше­ские посе­ле­ния[48]. Имея в виду, что к концу IV века, как это было пока­зано выше, мона­стыри воз­ни­кают уже и по всей запад­ной части импе­рии, вполне веро­ятно, что и вокруг осно­ван­ной импе­ра­то­ром церкви могло воз­ник­нуть мона­ше­ское посе­ле­ние. Позже, найдя удоб­ными при­род­ные усло­вия полу­ост­рова и вдох­но­вив­шись исто­рией о посе­ще­нии этих земель Пре­свя­той Бого­ро­ди­цей, мона­ше­ству­ю­щие быстро засе­лили склоны Святой Горы. Зна­чи­мость этой обла­сти также воз­росла вслед­ствие и пре­бы­ва­ния там многих почи­та­е­мых святых, таких как первый без­молв­ник Афона пре­по­доб­ный Петр, устро­и­тель мона­ше­ской жизни пре­по­доб­ный Афа­на­сий, глав­ный защит­ник Пра­во­сла­вия и умного дела­ния свя­ти­тель Гри­го­рий Палама, настав­ник и воз­ро­ди­тесь умной молитвы пре­по­доб­ный Гри­го­рий Синаит и мно­же­ство других.

Авто­ри­тет Святой Горы для мона­ше­ства, начи­ная со Сред­них веков, ста­но­вится уже настолько несо­мнен­ным, что учиться ино­че­ской жизни именно там стре­ми­лось боль­шин­ство рев­ни­те­лей бла­го­че­стия. Поэтому важно отме­тить те устав­ные пра­вила, кото­рыми руко­во­ди­лись жители этого бла­жен­ного места. Самые извест­ные из них, кото­рые послу­жили осно­вой для многих после­ду­ю­щих правил, были «Первые пра­вила», данные собо­ром стар­цев по ука­за­нию импе­ра­тора Иоанна Цимис­хия, и устав пре­по­доб­ного Афа­на­сия Афон­ского для своей Вели­кой лавры. Появ­ле­ние правил стар­цев было вызвано как раз бес­по­ряд­ками, учи­нен­ными после смерти импе­ра­тора Ники­фора Фоки – бла­го­тво­ри­теля пре­по­доб­ного Афа­на­сия. Тогда без­молв­ники Святой Горы, недо­воль­ные ново­вве­де­ни­ями свя­того, поже­лали изгнать его с Афона. Но, собрав­шись вместе под руко­вод­ством послов импе­ра­тора Иоанна из Сту­дий­ского мона­стыря, они ула­дили дело, под­пи­сав деталь­ный устав о жизни мона­хов на Афоне. В нем подробно опи­сы­ва­ются пра­вила приема в оби­тели, запре­щая постри­же­ние без дли­тель­ного испы­та­ния (более года), а также гово­рится о без­услов­ном отказе в приеме отро­ков (без­бо­ро­дых) и евну­хов[49]. Много ука­за­ний дается в отно­ше­нии рас­по­ря­же­ний игу­ме­ном своим «ого­ро­дом», то есть вла­де­нием, кото­рый он может про­дать или заве­щать кому-либо по смерти, но не при­со­еди­нять к другой оби­тели и не пере­про­да­вать, за что монахи навсе­гда могут быть изгнаны с Горы. Опи­саны также при­меры про­хож­де­ния святой четы­ре­де­сят­ницы, при­бли­жен­ные к пол­ному без­мол­вию. Даже игу­ме­нам в эти дни «не доз­во­ля­ется про­из­во­дить ника­ких работ или явно делать что-либо другое, кроме духов­ного»[50]. Закан­чи­ва­ется устав опи­са­нием обя­зан­но­стей эко­нома всей Горы, кото­рому пору­чено изго­нять всех сеющих ссоры и соблазны, иначе вина падет на него самого. В целом пра­вила пред­став­ляют собой уже взве­шен­ный офи­ци­аль­ный доку­мент, харак­тер­ный для сло­жив­ше­гося импер­ского кан­це­ляр­ского стиля. И хотя в нем уде­ля­ется место раз­бору част­ных момен­тов ино­че­ской жизни, но зна­чи­тель­ная часть посвя­щена уре­гу­ли­ро­ва­нию иму­ще­ствен­ных вопро­сов и утвер­жде­нию прав отдель­ных долж­но­стей и оби­те­лей. Это совер­шенно неха­рак­терно для древ­них мона­ше­ских уста­вов как Востока, так и Запада, где вни­ма­ние уде­ля­ется орга­ни­за­ции духов­ной жизни братии через деталь­ное регла­мен­ти­ро­ва­ние внеш­ней дея­тель­но­сти. Однако кан­це­ляр­ский язык собор­ного поста­нов­ле­ния послу­жил при­ми­ре­нию враж­ду­ю­щих тече­ний афон­ского мона­ше­ства и дал воз­мож­ность в полную силу раз­виться дея­тель­но­сти одного из глав­ных устро­и­те­лей ино­че­ской жизни на Афоне – пре­по­доб­ному Афа­на­сию. Под собор­ными пра­ви­лами под­пи­са­лись все почи­та­е­мые игу­мены Святой Горы, вклю­чая пре­по­доб­ного Афа­на­сия и глав­ных его про­тив­ни­ков – прота Афа­на­сия и монаха Павла. Закан­чи­ва­ется же устав одоб­ре­нием импе­ра­тор­ского послан­ника Ефимия – «монаха бла­го­устро­ен­ного мона­стыря Сту­дий­ского»[51]. Выбор легата именно из этого мона­стыря под­твер­ждает зна­чи­мость Сту­дий­ской оби­тели для Визан­тии Сред­них веков. Дей­стви­тельно, ее устав, остав­лен­ный пре­по­доб­ным испо­вед­ни­ком Фео­до­ром Сту­ди­том, настолько почи­тался среди мона­ше­ства, что стал образ­цом для многих оби­те­лей не только Кон­стан­ти­но­поля и сосед­них обла­стей, но и других стран, при­ни­ма­ю­щих Пра­во­сла­вие по гре­че­скому обряду.

Сту­дий­ский устав

Сам сту­дий­ский устав сохра­нился до нашего вре­мени в разных редак­циях, осо­бенно известны из них две: ано­ним­ная «Ипо­ти­по­сис» и устав пат­ри­арха Алек­сия Сту­дита. О прямой пре­ем­ствен­но­сти их от пре­по­доб­ного Фео­дора сви­де­тель­ствуют сход­ные слова их пред­пи­са­ний. В первом, ано­ним­ном, источ­нике под­чер­ки­ва­ется под­хо­дя­щий для раз­би­ра­е­мой здесь темы момент: «Многие и раз­лич­ные утвер­ди­лись в чест­ных мона­сты­рях от древ­них времен пре­да­ния, и одни из них управ­ля­ются и ведутся в Цар­ство Небес­ное одними уста­вами, другие – дру­гими. Одно из всех есть пре­да­ние, содер­жи­мое нами, кото­рое мы при­няли от вели­кого отца нашего и испо­вед­ника Фео­дора, и не мы одни, но и многие из лучших мона­сты­рей избрали его как совер­шен­ней­шее, устра­ня­ю­щее изли­ше­ства и недо­статки. Посему и мы ныне, пови­ну­ясь оте­че­ским при­ка­за­ниям, при­к­ло­нили себя к послу­ша­нию, чтобы пре­дать его пись­менно в непре­хо­дя­щую память родам». Подобно этому, на автор­ство пре­по­доб­ного Фео­дора ука­зы­ва­ется в самом загла­вии устава пат­ри­арха Алек­сия Сту­дита. Позже этот устав, как было ска­зано, разо­шелся даже за пре­делы импе­рии, и именно его пола­гает в основу своих правил пре­по­доб­ный Афа­на­сий Афон­ский. О том сви­де­тель­ствует и уста­нов­ле­ние кино­ви­аль­ного строя, и исполь­зо­ва­ние «Ипо­ти­по­сиса» в каче­стве основы для «Диа­ти­по­сиса», состав­лен­ного созда­те­лем зна­ме­ни­той афон­ской кино­вии[52]. С него нача­лась и устав­ная мона­ше­ская жизнь в нашей стране, поскольку стро­и­тель Киево-Печер­ской лавры пре­по­доб­ный Фео­до­сий послал в Кон­стан­ти­но­поль именно за образ­цом сту­дий­ского устава – по нему он и уста­но­вил порядки в первой на Руси ино­че­ской оби­тели. Об этом заме­чает Киево-Печер­ский лето­пи­сец пре­по­доб­ный Нестор в своем труде под годом 6559: «Когда же Фео­до­сий принял мона­стырь… стал искать устава мона­ше­ского, и нашелся тогда Михаил, монах Сту­дий­ского мона­стыря… и стал у него Фео­до­сий спра­ши­вать устав сту­дий­ских мона­хов. И нашел у него, и списал, и ввел устав в мона­стыре своем: как петь пения мона­стыр­ские, и как класть поклоны, и как читать, и как стоять в церкви, и весь рас­по­ря­док цер­ков­ный, и на тра­пезе пове­де­ние, и что вку­шать в какие дни – все это по уставу. Найдя этот устав, Фео­до­сий дал его в свой мона­стырь. От того же мона­стыря пере­няли все мона­стыри этот устав»[53].

О самом же сту­дий­ском уставе, в том виде, как он описан в дошед­ших источ­ни­ках, можно заме­тить, что он состоит из двух глав­ных частей – дис­ци­пли­нар­ного и бого­слу­жеб­ного смысла. Во второй части рас­смат­ри­ва­ются осо­бен­но­сти бого­слу­жеб­ного суточ­ного круга и руб­рики для празд­нич­ного и непо­движ­ного годо­вого круга. Первая же часть пред­став­ляет собой пра­вила повсе­днев­ной мона­ше­ской жизни, отме­чая и раз­би­рая разные част­ные случаи устро­е­ния оби­тели. По струк­туре они раз­де­ля­ются на три раз­дела: «Мона­ше­ские запо­веди», «Главы о тра­пе­зах» и «Главы о рас­пре­де­ле­нии пищи». Как заме­чает, раз­би­рая содер­жа­ние сту­дий­ского устава, пре­по­да­ва­тель МДА Алек­сей Пент­ков­ский, «Мона­ше­ские запо­веди» опи­сы­вали в целом мона­стыр­скую жизнь в обще­жи­тель­ной оби­тели. Этот текст начи­нался ста­тьей о необ­хо­ди­мо­сти пови­но­ве­ния игу­мену и содер­жал пред­пи­са­ния и настав­ле­ния, опре­де­ляв­шие раз­лич­ные сто­роны мона­стыр­ской жизни. Следуя по порядку изло­же­ния, там нахо­ди­лись: пред­пи­са­ние о пра­ви­лах вре­мен­ного выхода из мона­стыря, настав­ле­ние о береж­ном отно­ше­нии к мона­стыр­скому иму­ще­ству, запре­ще­ние мона­хам соби­раться вместе, пред­пи­са­ние регу­лярно испо­ве­до­ваться игу­мену, ему же настав­ле­ния о нало­же­нии епи­ти­мий, список мона­стыр­ских долж­но­стей, пред­пи­са­ние о береж­ном отно­ше­нии к мона­стыр­ским финан­сам, заме­ча­ния о при­го­тов­ле­нии теста для просфор и хлеба, изло­же­ние норм приема в мона­стырь. Завер­ша­лись «Мона­ше­ские запо­веди» ста­тьей об избра­нии игу­мена и ста­тьей о мона­стыр­ской боль­нице. «Главы о тра­пе­зах» содер­жали подроб­ное опи­са­ние рас­по­рядка обе­ден­ной, допол­ни­тель­ной и вечер­ней трапез в обще­жи­тель­ном мона­стыре, а «Главы о рас­пре­де­ле­нии пищи» опре­де­ляли состав мона­ше­ских трапез в пост­ные и празд­нич­ные дни[54]. Но и в своем уставе, и в «Заве­ща­нии», нахо­дя­щемся в конце извест­ных «Огла­си­тель­ных поуче­ний», святой Феодор всегда ссы­ла­ется на слова древ­них отцов, говоря опре­де­ленно: «Не нару­шай зако­но­по­ло­же­ний и правил святых отцев, а в осо­бен­но­сти боже­ствен­ного и вели­кого Васи­лия; но если что дела­ешь или гово­ришь, посту­пай так, как име­ю­щий на сие сви­де­тель­ство в Боже­ствен­ных Писа­ниях, или по оте­че­скому обычаю, без нару­ше­ния запо­веди Божией»[55]. При­ни­мая во вни­ма­ние также труды пре­по­доб­ного Фео­дора Сту­дита по состав­ле­нию бого­слу­жеб­ных тек­стов и широ­кое рас­про­стра­не­ние его поуче­ний, кото­рые даже до сего­дняш­них дней исполь­зу­ются в неко­то­рых мона­сты­рях в каче­стве устав­ных чтений[56], можно ска­зать, что его дея­тель­ность яви­лась важным этапом в фор­ми­ро­ва­нии пра­во­слав­ной мона­ше­ской тра­ди­ции.

Рус­ские мона­ше­ские уставы

О почи­та­нии сту­дий­ского устава в Сред­ние века сви­де­тель­ствует, как об этом было ска­зано выше, то, что он был пере­пи­сан для своей оби­тели пре­по­доб­ным Фео­до­сием Печер­ским. Так пре­ем­ство древ­не­ино­че­ской тра­ди­ции пере­шло на Русь. И в после­ду­ю­щие века игу­мены, состав­ляя пра­вила для своих мона­сты­рей, все­цело опи­ра­лись на свя­то­оте­че­ские тексты. Явное тому дока­за­тель­ство – зна­ме­ни­тый «Устав жития скит­ского» пре­по­доб­ного Нила Сор­ского. Он состоит прак­ти­че­ски цели­ком из цити­ро­ван­ных фраг­мен­тов древ­них святых отцов. Наи­бо­лее часто встре­ча­ются фраг­менты из писа­ний пре­по­доб­ных Иоанна Лествич­ника, Исаака Сир­ского, Гри­го­рия Сина­ита и других про­слав­лен­ных подвиж­ни­ков. А о сле­до­ва­нии их запо­ве­дям гово­рит сам соста­ви­тель в «Пре­да­нии своим уче­ни­кам» (в загла­вии также име­ется отно­ся­ще­еся к нам добав­ле­ние «и всем полезно его иметь»): «Подо­бает им знать пре­да­ния святых, и хра­нить запо­веди Божии, и испол­нять пре­да­ния святых отцов, а не выстав­лять отго­ворки и измыш­лять оправ­да­ния в грехах и не гово­рить: “Ныне непо­сильно по Писа­нию жить и после­до­вать святым отцам”. Но хотя и немощны мы, а, сколько есть силы, нужно упо­доб­ляться и после­до­вать прис­но­па­мят­ным и бла­жен­ным отцам»[57]. Там же пре­по­доб­ный кратко изъ­яс­няет пра­вила пре­бы­ва­ния иноков в мона­стыре, не делая част­ных ука­за­ний по каж­дому кон­крет­ному поводу, рас­смат­ри­вая более общие вопросы. Он пишет о необ­хо­ди­мо­сти труда для иноков, чтобы им добы­вать себе про­пи­та­ние, о пре­бы­ва­нии в келье в без­мол­вии, о запре­ще­нии жен­щи­нам, отро­кам и даже скотам жен­ского пола пре­бы­ва­ния в оби­тели, в чем заметны послед­ствия пре­бы­ва­ния пре­по­доб­ного Нила на Афоне. Во всем же, по его учению, сле­дует дер­жаться нес­тя­жа­тель­но­сти, не имея ни в кельях ничего доро­гого, не забо­тясь даже об укра­ше­нии храма, о чем при­во­дит он пример из жития пре­по­доб­ного Пахо­мия Вели­кого: «Нам сосуды золо­тые и сереб­ря­ные, даже и свя­щен­ные, не подо­бает иметь; также и прочие укра­ше­ния излишни, но только необ­хо­ди­мое для церкви можно при­но­сить. Пахо­мий же Вели­кий не хотел, чтобы и само цер­ков­ное здание было укра­шено. В оби­тели Мохос­ской он создал цер­ковь и кра­сиво сделал в ней столбы из плинф; после того помыс­лил, что нехо­рошо вос­хи­щаться делом рук чело­ве­че­ских и кра­со­той зданий своих гор­диться; взяв веревку, он обвя­зал столбы и пове­лел бра­тиям тянуть изо всей силы, пока [столбы] не пре­кло­ни­лись и не стали неле­пыми. И гово­рил он: “Да не станет ум, от искус­ных похвал пополз­нув­шись, добы­чей демона, ибо много у того ковар­ства”. И если этот вели­кий святой так гово­рил и так сделал, то сколь более нам подо­бает в тако­вых вещах себя сохра­нять, поскольку немощны мы и страстны и умом пополз­но­венны»[58]. То же харак­терно и для всего его устава скит­ской жизни, где более рас­смат­ри­ва­ются вопросы борьбы со стра­стями, умной молитвы и духов­ного воз­рас­та­ния, чем еже­днев­ных быто­вых забот. В этом святой ближе к свя­ти­телю Васи­лию Вели­кому, чем к настав­ле­ниям пре­по­доб­ного Пахо­мия и после­ду­ю­щей запад­ной тра­ди­ции. Хотя и во время пре­по­доб­ного Нила суще­ство­вали уставы, стре­мя­щи­еся детально разо­брать всю ино­че­скую жизнь. Тако­выми были пра­вила его оппо­нента пре­по­доб­ного Иосифа Волоц­кого, также пре­по­доб­ных Евфро­сина Псков­ского и Кор­ни­лия Комель­ского, пол­но­ценно собран­ные в труде прео­свя­щен­ного Амвро­сия (Орнат­ского). Хотя и в этих уста­вах везде про­сле­жи­ва­ется опора на изре­че­ния древ­них святых отцов. У пре­по­доб­ного Иосифа Волоц­кого даже целая отдель­ная глава носит назва­ние «О еже како подо­бает собор­ным и ста­рей­шим бра­тиям с насто­я­те­лем давати запре­ще­ние небре­гу­щим обще­жи­тель­ных пре­да­ний, иже зде напи­сан­ных и от пост­ных словес Вели­кого Васи­лия и от Типика свя­таго Фео­дора Сту­дий­скаго»[59].

Типи­кон

Нельзя обойти вни­ма­нием и такой фун­да­мен­таль­ный обра­зец устав­ного твор­че­ства, как рус­ский Типи­кон[60]. Конечно, он в основ­ном пред­став­ляет собой регла­мен­ти­ро­ва­ние бого­слу­жеб­ной дея­тель­но­сти (в этом явля­ясь настолько авто­ри­тет­ным, что до сих пор в согла­сии с ним состав­ля­ются пат­ри­ар­хий­ные «Бого­слу­жеб­ные ука­за­ния» и кален­дар­ный годо­вой круг), но и в нем нахо­дятся несколько глав, состав­ля­ю­щих тему данной работы – главы с 30 по 46 уде­лены опи­са­нию правил повсе­днев­ной мона­стыр­ской жизни. Во многом это ука­за­ния о раз­но­об­раз­ных слу­чаях приема пищи. В част­но­сти, ука­зы­ва­ется, что Вели­ким постом на первой сед­мице пола­га­ется не вку­шать до пре­ждео­свя­щен­ной литур­гии в среду, а тем, кто соби­ра­ется при­ча­щаться, поститься всю неделю все­ко­нечно. А если кто епи­скоп, пре­сви­тер, или диакон, или чтец, или певец во все дни святой четы­ре­де­сят­ницы и в среду и пят­ницу всего года, кроме немощ­ных, не поститься – да будет извер­жен, а миря­нин отлу­чен. Также особое вни­ма­ние уде­ля­ется уста­нов­ле­нию тра­пезы: в начале и в конце поются поло­жен­ные молитвы, в тече­ние ее обя­за­тель­ное чтение, всем же пре­бы­вать в полном мол­ча­нии; чтец и тра­пез­ники при­ни­мают пищу после поклона всем с испра­ши­ва­нием про­ще­ния и по бла­го­сло­ве­нии насто­я­теля; строго запре­ща­ется всем бра­тиям что-либо съест­ное выно­сить из тра­пезы и вообще дер­жать про­дукты в келье. Вторая же часть ука­зан­ных глав опре­де­ляет осталь­ные моменты повсе­днев­ной жизни. Здесь сле­дуют пра­вила об одежде, что она должна быть про­стой и только на телес­ные нужды; уве­ще­ва­ния поки­да­ю­щим мона­стырь: им не доз­во­ля­ется брать ника­кого иму­ще­ства брат­ского, даже из одежды, но вер­нуть им мир­ское обла­че­ние; также пра­вила о послу­ша­ниях: о чреде, о разном труде по силе братии, о непри­ни­ма­нии чужих трудов – «яко яда смер­то­носно бегати» и о нака­за­нии непо­слуш­ных. Окан­чи­ва­ются же пра­вила главой о боль­нице и стран­но­при­им­стве с ука­за­нием непре­менно при­ни­мать всех нуж­да­ю­щихся и на случай боль­ных иметь в мона­стыре врача с над­ле­жа­щим набо­ром лекарств. Харак­терно, что во всех ука­за­ниях посто­янно идут ссылки на святых отцов: свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого, пре­по­доб­ного Пахо­мия Вели­кого, авву Пимена и других, и только в согла­сии с ними уста­нав­ли­ва­ется то или иное пра­вило. Это сви­де­тель­ствует о хоро­шем зна­ком­стве соста­ви­те­лей Типи­кона с древ­ней мона­ше­ской тра­ди­цией, чему и необ­хо­димо сле­до­вать совре­мен­ным руко­во­ди­те­лям мона­сты­рей.

Устав нов­го­род­ского Юрьев­ского мона­стыря

Рас­смат­ри­вая бли­жай­шие к нам образцы устав­ного твор­че­ства, сле­дует оста­но­виться и на широко извест­ном уставе нов­го­род­ского Юрьев­ского мона­стыря. О его попу­ляр­но­сти сви­де­тель­ствуют при­меры заим­ство­ва­ния или пря­мого при­ня­тия устава в других оби­те­лях. Такую зна­чи­мость пра­вила полу­чили и бла­го­даря лич­но­сти автора, архи­манд­рита Фотия (Спас­ского), кото­рый являлся одним из вли­я­тель­ных людей при прав­ле­нии импе­ра­тора Алек­сандра I[61]. В 1830 году ему уда­лось напе­ча­тать и рас­про­стра­нить тира­жом 600 экзем­пля­ров свой устав. По поводу этого собы­тия архи­манд­рит Фотий напи­сал письмо своей бла­го­тво­ри­тель­нице близ­кой помощ­нице гра­фине Орло­вой под назва­нием «О небес­ном на земле житель­стве, о пре­по­доб­ном ино­че­стве». Там он ярко гово­рит о досто­ин­стве мона­ше­ского при­зва­ния, вспо­ми­ная и всю исто­рию и глав­ных осно­ва­те­лей этого рода жизни, при­зы­вая неукос­ни­тельно сле­до­вать их настав­ле­ниям, «чтобы не обле­ниться в обе­ща­нии здесь на земле»[62]. Сам же устав состоит из трех частей.

В первой (содер­жит 15 глав) рас­смат­ри­ва­ются общие пра­вила жизни мона­стыря, пред­ва­ря­е­мые ввод­ными сло­вами «об ино­че­ском обще­жи­тии» и «о пользе ино­че­ского обще­жи­тия». Здесь вдох­нов­ля­юще пока­заны глав­ные пра­вила мона­ше­ства с акцен­том на пользе именно обще­жи­тель­ного пре­бы­ва­ния, обильно под­твер­жда­е­мые цита­тами древ­них святых отцов (в основ­ном свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого, пре­по­доб­ных аввы Доро­фея и Ефрема Сирина). Далее идут главы для всту­па­ю­щих в ино­че­ство о глав­ных доб­ро­де­те­лях мона­ше­ских: 1) пре­бы­вать в обще­жи­тии неот­ступно до смерти, 2) хра­нить послу­ша­ние, 3) оди­на­ко­вую без лице­при­я­тия любовь иметь ко всем, 4) пре­бы­вать в нес­тя­жа­нии, 5) воз­дер­жа­нии от всего лиш­него и празд­ного и 6) более всего при­об­ре­тать дар трез­вен­ной молитвы. Осталь­ные главы первой части опи­сы­вают пра­вила цер­ков­ного бого­слу­же­ния, покло­нов, неусы­па­е­мой Псал­тири, при­ча­ще­ния святых таин (перед кото­рыми надо, «по край­ней мере, семь дней говеть» и обя­за­тельно испо­ве­до­ваться), о чтении книг, тра­пезе, одеж­дах, пра­вила пострига, обще­ния с дру­гими и даются при­меры нака­за­ния за про­ступки. Среди послед­них после выго­во­ров и покло­нов ука­зы­ва­ется метод затво­ре­ния непо­слуш­ного в отдель­ную келью, где его кормят, снаб­жают кни­гами, спо­соб­ными исце­лить духов­ный недуг, а если нака­зан­ный не при­ле­жен к чтению, посы­ла­ется отдельно брат, кото­рый читает ему полез­ные писа­ния вслух и учит с ним наизусть Псал­тирь.

Вторая часть устава (20 глав) опи­сы­вает мона­стыр­ские долж­но­сти и начи­на­ется с главы «О Соборе мона­стыр­ском», кото­рый явля­ется глав­ным сове­ща­тель­ным и управ­ля­ю­щим орга­ном оби­тели и засе­дает по всем важным вопро­сам. Насто­я­тель воз­глав­ляет этот Собор и пред­ла­гает вопросы для обсуж­де­ния, но реше­ние выно­сится общее. Также харак­терно, что парал­лельно с насто­я­те­лем в мона­стыре суще­ствует долж­ность намест­ника, то есть его глав­ного помощ­ника и заме­сти­теля. Здесь про­сле­жи­ва­ется сход­ство с обя­зан­но­стью втор­ству­ю­щего по игу­мену в пахо­ми­ев­ских мона­сты­рях и появив­шейся долж­но­сти бла­го­чин­ного, кото­рый также должен сле­дить за жизнью братии и «неопу­сти­тельно во всякий вечер доно­сить насто­я­телю об исправ­но­сти и неис­прав­но­сти в мона­стыре». Намест­ник также должен был предо­став­лять насто­я­телю особую записку о важных вопро­сах, из кото­рой позже воз­никла еже­дневно запол­ня­е­мая книга бла­го­чин­ного, одоб­рен­ная Свя­тей­шим Сино­дом (указ от 25 сен­тября 1901 года).

В тре­тьей части (20 глав) даны «сокра­щен­ные пра­вила мона­ше­ского жития». Это заме­ча­тель­ный обра­зец духов­ного настав­ле­ния, где в крат­ких, лако­нич­ных изре­че­ниях рас­смот­рены все наи­бо­лее важные моменты ино­че­ского пути. Закан­чи­ва­ется устав при­ме­ча­нием, необ­хо­ди­мым для дости­же­ния цели пра­виль­ной орга­ни­за­ции оби­тели: «Устав сей еже­годно читать, по край­ней мере, в три месяца один раз без­от­ла­га­тельно в тра­пезе, по назна­че­нию насто­я­теля». В совре­мен­ное время, к недо­уме­нию, скла­ды­ва­ется про­ти­во­по­лож­ная тен­ден­ция о полном забве­нии или вовсе не имении пись­мен­ного устава в мона­сты­рях. Неко­то­рые про­слав­лен­ные оби­тели будто спе­ци­ально прячут его даже от соб­ствен­ных насель­ни­ков[63]. Но, как отме­чено опыт­ными сло­вами святых отцов, осо­бенно на первых порах четко уста­нов­лен­ные пра­вила жизни необ­хо­димы для успеш­ного сози­да­ния оби­тели. И такие пра­вила, как устав Юрьев­ского мона­стыря, напи­сан­ный духов­ным, близ­ким свя­то­оте­че­скому, языком, спра­вед­ливо стал попу­ля­рен среди многих мона­сты­рей. Этому похвально после­до­вать и совре­мен­ным оби­те­лям[64].

Часть 4

Совре­мен­ный опыт мона­стыр­ской жизни

Рас­смот­рев исто­рию фор­ми­ро­ва­ния уста­вов и осо­бен­но­стей мона­стыр­ской жизни в разных обла­стях хри­сти­ан­ского мира, сле­дует отме­тить связь раз­лич­ных источ­ни­ков и пре­ем­ствен­ность от древ­ней­ших образ­цов. Про­сле­дим же, как этот древ­ний опыт при­ме­ня­ется в орга­ни­за­ции сего­дняш­ней мона­ше­ской жизни. Но эта задача, как пока­зала прак­тика, вызвала больше затруд­не­ний, чем изу­че­ние быта уже давно не суще­ству­ю­щих оби­те­лей. Совре­мен­ная мона­стыр­ская жизнь скрытна. Найти устав многих мона­сты­рей нашей страны ока­зы­ва­ется очень сложно из-за неже­ла­ния его пока­зать (порой даже самим насель­ни­кам мона­стыря, как это уже отме­ча­лось в связи с Опти­ной пусты­нью), а иногда из-за его отсут­ствия в пись­мен­ном виде (во многих недавно отрыв­шихся оби­те­лях). Уста­вом рус­ских мона­сты­рей часто явля­ется воля самого насто­я­теля. В соот­вет­ствии с его реше­ни­ями устав нередко сво­бодно варьи­ру­ется. Однако такое поло­же­ние может небла­го­творно ска­зы­ваться на спло­чен­но­сти брат­ства. Осо­бенно это мешает духов­ному пре­успе­я­нию ново­на­чаль­ных, кото­рым необ­хо­димо свои первые шаги соот­но­сить с четко изло­жен­ными пра­ви­лами и, по воз­мож­но­сти, каждое дей­ствие совер­шать с бла­го­сло­ве­ния и совета стар­цев[65].

В насто­я­щее время оте­че­ствен­ные мона­стыри по глав­ному направ­ле­нию дея­тель­но­сти можно условно раз­де­лить на три типа: 1) стро­я­щи­еся, 2) мис­си­о­нер­ские, 3) молит­вен­ные. Деле­ние это очень общее, и бывает, что в оби­те­лях при­сут­ствуют многие виды дея­тель­но­сти, сов­ме­щая все назван­ные типы. Но иногда наблю­да­ется пре­об­ла­да­ние какой-то одной тен­ден­ции.

К пер­вому типу можно отне­сти боль­шин­ство ново­об­ра­зо­ван­ных мона­сты­рей, где глав­ная забота братии – о вос­ста­нов­ле­нии раз­ру­шен­ных построек и воз­ве­де­нии новых. Данный этап явля­ется послед­ствием эпохи совет­ских гоне­ний, и на первых порах его про­хо­дят прак­ти­че­ски все оби­тели. Но неко­то­рые из них так и оста­ются на данном уровне, направ­ляя основ­ные усилия братии на дости­же­ние внеш­него бла­го­ле­пия построек и эко­но­ми­че­ского пре­успе­я­ния.

Второй тип харак­те­ри­зу­ется вни­ма­нием к кате­хи­за­тор­ской и про­све­ти­тель­ской работе. Мона­стырь орга­ни­зо­вы­вает мно­же­ство курсов, школ, иногда семи­на­рию, ведет бла­го­тво­ри­тель­ную дея­тель­ность, может обла­дать соб­ствен­ными сред­ствами мас­со­вой инфор­ма­ции. В этом про­яв­ля­ется пони­ма­ние глав­ной задачи Церкви как апо­столь­ской про­по­веди всем наро­дам.

Под тре­тьим типом можно объ­еди­нить оби­тели, где осно­вой и ритмом жизни явля­ется молитва, как общая – на бого­слу­же­нии в храме, так и част­ная – при келей­ном пра­виле. Такие общины отли­ча­ются вни­ма­нием к литур­ги­че­ской дея­тель­но­сти, раз­ме­рен­но­стью послу­ша­ний и, что зна­ме­на­тельно, нали­чием устав­ных пред­пи­са­ний мона­ше­ской жизни. Сов­ме­щая разные виды дея­тель­но­сти, все же жела­тельно не остав­лять без вни­ма­ния и третий тип, помня настав­ле­ния бла­жен­ных отцов[66] и соб­ствен­ные мона­ше­ские обеты, данные при постриге: «Всегда бо имя Гос­пода Иисуса во уме, в сердце и во устах свих иметь».

О совре­мен­ных рус­ских мона­ше­ских уста­вах

При рас­смот­ре­нии мона­стыр­ской жизни с внеш­ней сто­роны, может воз­ник­нуть много заме­ча­ний и наре­ка­ний в адрес ино­че­ства каса­тельно пове­де­ния, бла­го­че­стия и испол­не­ния мона­ше­ских обетов. Это отно­ше­ние осо­бенно харак­терно для мир­ского, дале­кого от Церкви чело­века. Согла­ша­ясь со мно­гими пре­тен­зи­ями, надо пом­нить, что вся сово­куп­ность мона­ше­ства, как и все тело Церкви Хри­сто­вой, состоит из мно­же­ства членов, кото­рые не все оди­на­ково спо­собны испол­нять ее поста­нов­ле­ния и поне­сти воз­ло­жен­ные труды. Суще­ствуют слабые и недо­стой­ные лич­но­сти, поро­ча­щие мона­ше­ское при­зва­ние. Но такие обра­щают на себя боль­шее вни­ма­ние и явля­ются соблаз­ном для обще­ства, нередко по взгляду на них состав­ля­ю­щее себе мнение на Цер­ковь. К тако­вым при­ла­гают усилия для исце­ле­ния, но если не уда­ется, уволь­няют из мона­стыря. Однако необ­хо­димо учи­ты­вать, что неис­пра­ви­мые члены среди ино­че­ства встре­ча­лись в про­дол­же­ние всей исто­рии хри­сти­ан­ства. В про­тив­ном случае не было бы необ­хо­ди­мо­сти древним святым отцам состав­лять нака­за­тель­ные меры для своих уста­вов. О раз­лич­ных иску­ше­ниях в мона­ше­ской среде первых веков подробно напи­сано в житиях пре­по­доб­ных отцов[67]. Ста­ра­ния о созда­нии орга­ни­зо­ван­ной мона­ше­ской жизни в Кап­па­до­кии были пред­при­няты свя­ти­те­лем Васи­лием как раз вслед­ствие суще­ство­ва­ния само­чин­ных отшель­ни­ков, кото­рые нередко «для слабых слу­жили камнем пре­ты­ка­ния и через них под­вер­гали укору и все ино­че­ство»[68]. Но мы более обра­щаем вни­ма­ние на сонм вели­ких подвиж­ни­ков, про­сла­вив­шихся в те вре­мена. Так и теперь суще­ствуют многие истин­ные испол­ни­тели мона­ше­ских обетов, кото­рые ста­ра­ются, чтобы их доб­ро­де­тели оста­лись скры­тыми, и потому они не заме­ча­ются мир­ским обще­ством. Тако­вые как раз и явля­ются насто­я­щим при­ме­ром и стерж­нем мона­стыр­ской жизни. Сле­до­ва­тельно, в каче­стве образца стоит рас­смат­ри­вать не отдель­ные лич­но­сти и случаи пове­де­ния иноков, но основу их жизни, кото­рая, как и в древ­ние вре­мена, пред­став­лена в уста­вах мона­сты­рей. Сле­дить за тем, насколько реаль­ная дей­стви­тель­ность соот­вет­ствует напи­сан­ным пра­ви­лам, забота насто­я­теля. Оста­ется поже­лать, чтобы, утвер­ждая устав своей оби­тели, насто­я­тель более ста­рался о назна­че­нии реально испол­ни­мых правил, чем о при­бли­же­нии устава к свя­то­оте­че­ским образ­цам.

Можно при­ве­сти неко­то­рые нега­тив­ные при­меры правил[69].

Так, для многих совре­мен­ных оби­те­лей, к сожа­ле­нию, насущ­ным ста­но­вится вопрос о бого­слу­жеб­ной жизни: при стрем­ле­нии сле­до­вать Типи­кону назна­ча­ется неопу­сти­тель­ное испол­не­ние всех его ука­за­ний, а про­дол­жи­тель­ность служб ком­пен­си­ру­ется необя­за­тель­но­стью при­сут­ствия на них всем насель­ни­кам (и даже насто­я­телю). Из-за боль­шого коли­че­ства забот на «важ­ней­шем пред­мете для усер­дия братии»[70] при­сут­ствуют только про­хо­дя­щие бого­слу­жеб­ное и кли­рос­ное послу­ша­ние либо же бла­го­чин­ность службы нару­ша­ется уско­ре­нием и раз­но­об­раз­ными сокра­ще­ни­ями. В данном случае поле­зен пример других мона­сты­рей, где выде­лены опре­де­лен­ные службы для обя­за­тель­ного при­сут­ствия всей братии, но не еже­днев­ного. Так, исконно мона­ше­ское бого­слу­же­ние – полу­нощ­ница – про­во­дится три раза в неделю (в поне­дель­ник, среду, пят­ницу), зато в срав­не­нии с мона­сты­рями, где на еже­днев­ную полу­нощ­ницу соби­ра­ется несколько ста­рич­ков, здесь молится боль­шин­ство насель­ни­ков. Хотя и это сле­дует при­знать опу­ще­нием в срав­не­нии с прак­ти­кой древ­них иноков, но, сооб­ра­зу­ясь с дей­стви­тель­ным поло­же­нием вещей, дает воз­мож­ность всем членам братии сле­до­вать уставу.

Другой серьез­ной про­бле­мой явля­ется внеш­нее бла­го­чин­ное пове­де­ние мона­ше­ству­ю­щих. Надо строго сле­дить, чтобы своим пове­де­нием, шут­ками, раз­го­во­рами насель­ники не вво­дили в соблазн при­хо­жан и не иску­шали друг друга. Остав­ши­еся в неко­то­рых уста­вах пра­вила пол­ного без­мол­вия во время и после бого­слу­же­ния под­хо­дят далеко не для всех людей.

Также и стро­гость каса­тельно приема посе­ти­те­лей, суще­ство­вав­шая в древ­них оби­те­лях и опи­сан­ная во многих доре­во­лю­ци­он­ных рус­ских типи­ках, пере­хо­дит иногда и в совре­мен­ные пра­вила. Но недо­пу­сти­мость посе­ще­ния мона­стыря лицами жен­ского пола и запрет сви­да­ния даже с близ­кими род­ствен­ни­ками сейчас почти нигде не соблю­да­ется. Как поло­жи­тель­ный пример может быть пред­ло­жено реше­ние об опре­де­ле­нии осо­бого места для сви­да­ния братии с миря­нами внутри мона­стыря и даро­ва­ния воз­мож­но­сти отпуск­ных выез­дов при сохра­не­нии в непри­кос­но­вен­но­сти келей­ного пре­бы­ва­ния.

Часто пре­ткно­ве­нием для братии ста­но­вится соблю­де­ние устав­ного поста. По всем ино­че­ским пра­ви­лам, монах не имеет воз­мож­но­сти дер­жать какую-либо пищу в келье и вообще вку­шать в непо­ло­жен­ное время, вне общей тра­пезы. Насто­я­те­лям сле­дует уре­гу­ли­ро­вать это поло­же­ние соот­вет­ственно с кон­крет­ным состо­я­нием братии. Но должно оста­ваться обя­за­тель­ное посе­ще­ние всеми чле­нами брат­ства общей тра­пезы, кото­рое явля­ется «про­дол­же­нием цер­ков­ного бого­слу­же­ния»[71], один раз в день. Забота о боль­ных и пре­ста­ре­лых, когда им пода­ются все­воз­мож­ные уте­ше­ния в пище в келье, не должна слу­жить оправ­да­нием для осталь­ных насель­ни­ков. Тем, кому тре­бу­ется допол­ни­тель­ное под­креп­ле­ние, выде­ля­ется в неко­то­рых мона­сты­рях спе­ци­аль­ное время для пита­ния в тра­пез­ной, озна­чен­ное в уставе.

Рас­смот­рен­ные вопросы пока­зы­вают не только несо­вер­шен­ство совре­мен­ных мона­стыр­ских уста­вов, но и слу­же­ния нынеш­него мона­ше­ства. Вспо­ми­на­ются груст­ные про­ро­че­ства пре­по­доб­ного Анто­ния Вели­кого об ино­че­стве послед­них времен[72], но и уте­ши­тель­ное обе­то­ва­ние о вели­чии спа­са­ю­щихся во время общего нестро­е­ния: «неко­то­рые будут намного лучше и совер­шен­нее нас»[73]. Дей­стви­тельно, окру­жа­ю­щие соблазны пока­зы­вают особую стой­кость тех, кто им про­ти­во­стоит. Мона­стыри и теперь, при долж­ном руко­вод­стве, создают усло­вия для достой­ного про­хож­де­ния мона­ше­ского пути.

Совре­мен­ный афон­ский устав

Вари­ант стро­гого устава, кото­рый соблю­да­ется почти неукос­ни­тельно, можно найти в совре­мен­ных оби­те­лях Святой Горы Афон. Там вслед­ствие огра­ни­чен­ного от мир­ского вме­ша­тель­ства поло­же­ния уда­лось сохра­нить непре­се­ка­е­мую мона­ше­скую тра­ди­цию, идущую от древ­них отцов. Этому спо­соб­ство­вали огра­ни­чен­ность потреб­но­стей и обя­за­тельств по отно­ше­нию к внеш­ним струк­ту­рам и уеди­нен­ное гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние. Таким обра­зом созданы усло­вия для посвя­ще­ния себя пол­но­ценно мона­ше­скому дела­нию. Обоб­щает афон­ские пра­вила цитата из статьи, пред­ва­ря­ю­щей устав рус­ского Пан­те­ле­и­мо­нова мона­стыря: «В афон­ских мона­сты­рях и в наше время строго соблю­да­ются свя­то­оте­че­ские пра­вила мона­стыр­ской жизни. Прежде всего, игумен изби­ра­ется только бра­тией. Игумен обя­за­тельно явля­ется и духов­ни­ком мона­стыря, и только он может при­ни­мать испо­ведь. Поэтому послу­ша­ния, полу­чен­ные от игу­мена, братия вос­при­ни­мают не как рас­по­ря­же­ния началь­ства, а как бла­го­сло­ве­ние духов­ника. В то же время не допус­ка­ется, чтобы власть была сосре­до­то­чена в одних руках. Почти все вопросы игумен решает сов­местно с собо­ром стар­цев, кото­рый засе­дает регу­лярно раз в неделю или чаще. Монахи молятся в храме вместе с игу­ме­ном на всех служ­бах суточ­ного круга. Исклю­че­ния допус­ка­ются только ради самых необ­хо­ди­мых послу­ша­ний. Тра­пеза счи­та­ется про­дол­же­нием бого­слу­же­ния, и на ней также должны при­сут­ство­вать все братия вместе с игу­ме­ном. В кельях дер­жать съест­ные при­пасы не раз­ре­ша­ется. Денеж­ными сред­ствами рас­по­ря­жа­ется собор стар­цев, монахи же не имеют ника­кой личной соб­ствен­но­сти. Если монах имеет в чем-либо нужду, то из мона­стыр­ской кассы ему предо­став­ля­ется все необ­хо­ди­мое»[74]. И такие пра­вила соблю­да­ются в боль­шин­стве афон­ских оби­те­лей, причем харак­тер­ным явля­ется стрем­ле­ние скры­вать свои духов­ные пре­успе­я­ния. Афон явля­ется для нас ценным даро­ва­нием еще и потому, что пока­зы­вает воз­мож­ность устро­е­ния жизни по заве­там древ­них отцов, и резуль­тат такой жизни – духов­ное пре­успе­я­ние насель­ни­ков Святой Горы.

Имея такой пример и молит­вен­ную помощь, совре­мен­ные оби­тели других стран пере­ни­мают афон­ский устав для себя. Иногда это слу­ча­ется вслед­ствие устро­е­ния оби­те­лей мона­хами, под­ви­зав­ши­мися на Афоне. Такие общины воз­никли в Англии (мона­стырь свя­того Иоанна Пред­течи, осно­ван­ный архи­манд­ри­том Софро­нием (Саха­ро­вым) в Эссексе), Гер­ма­нии (мона­стырь пре­по­доб­ного Иова Поча­ев­ского, откры­тый архи­епи­ско­пом Марком) и у нас в России (мона­стырь апо­стола Иоанна Бого­слова в Рязан­ской обла­сти, воз­рож­ден­ный архи­манд­ри­том Авелем; Все­свят­ский скит на о. Валаам, управ­ля­е­мый игу­ме­ном Сера­фи­мом, келей­ни­ком архи­манд­рита Софро­ния (Саха­рова). Для этих оби­те­лей харак­терно особое вни­ма­ние к бого­слу­жеб­ной и вообще молит­вен­ной жизни братии. В неко­то­рых из них даже вве­дено огра­ни­чен­ное посе­ще­ние для мир­ских людей и пра­вила без­мол­вия. Не для всех людей под­хо­дят усло­вия афон­ского устава, поэтому в таких оби­те­лях особо наблю­дают за ново­на­чаль­ными, пола­гая им долгий испы­та­тель­ный срок. Но все равно многие из мона­сты­рей уходят. Исто­рия мона­ше­ского устава пока­зы­вает, что при сохра­не­нии глав­ного направ­ле­ния все же суще­ствуют осо­бен­но­сти, свя­зан­ные с гео­гра­фи­че­ским поло­же­нием и мен­та­ли­те­том мест­ного насе­ле­ния. И видимо, необ­хо­димо суще­ство­ва­ние раз­лич­ных типов мона­стыр­ской жизни, чтобы ощу­тив­шие в себе Боже­ствен­ное при­зва­ние смогли пол­но­ценно его испол­нить.

Устав Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лавры

В заклю­че­ние необ­хо­димо ска­зать о пра­ви­лах жизни круп­ней­шего и наи­бо­лее зна­чи­тель­ного мона­стыря на тер­ри­то­рии России – Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лавры. Эта оби­тель всегда была самым вли­я­тель­ным цен­тром мона­стыр­ской жизни нашей страны. Не только в Сред­ние века, при жизни самого пре­по­доб­ного Сергия, но и после через его уче­ни­ков обычаи пре­по­доб­ного рас­про­стра­ня­лись на мно­же­ство новых оби­те­лей. Так, и до сего­дняш­него дня разные мона­стыри ори­ен­ти­ру­ются на уста­нов­ле­ния, при­ня­тые в лавре. Это под­твер­ждает факт, что устав оби­тели, состав­лен­ный в 1959 году намест­ни­ком лавры архи­манд­ри­том Пиме­ном (Хме­лев­ским), полу­чил широ­кое рас­про­стра­не­ние и сейчас состав­ляет основу уста­вов многих извест­ных мона­сты­рей, таких как Свято-Тро­иц­кий Алек­сан­дро-Свир­ский[75], Бело­гор­ский Нико­ла­ев­ский[76], Ста­ро­чер­кас­ский Ефре­мов­ский Дон­ской[77] и другие муж­ские мона­стыри. Кроме того, состав­лен­ный и напе­ча­тан­ный в 1994 году обоб­щен­ный «Устав мона­стыря Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви» также напря­мую выхо­дит из лавр­ских правил. В ука­зан­ных уста­вах име­ется та же струк­тура: три части, раз­де­лен­ные на две­на­дцать глав (в неко­то­рых уста­вах они могут не нуме­ро­ваться), общих в после­до­ва­тель­но­сти, согласно лавр­скому пер­во­ис­точ­нику; даже содер­жа­ние каждой главы часто близко сов­па­дает.

Устав Троице-Сер­ги­е­вой лавры содер­жит три основ­ные части.

Первая и вторая главы явля­ются ввод­ными. В них гово­рится о глав­ных целях, обетах и пра­ви­лах мона­ше­ской жизни, а также об устрой­стве самой лавры.

Третья глава опре­де­ляет долж­ност­ные лица мона­стыря. Здесь насчи­ты­ва­ется 21 долж­ность, всем дается крат­кая харак­те­ри­стика, пере­чис­ля­ются основ­ные обя­зан­но­сти и лица, кото­рыми они руко­во­дят и у кого нахо­дятся в под­чи­не­нии.

Осталь­ные главы опи­сы­вают пра­вила повсе­днев­ной жизни оби­тели. Уде­ля­ется при­сталь­ное вни­ма­ние пове­де­нию ново­на­чаль­ных (при­ня­тие их в братию раз­ре­ша­ется только после трех­лет­ней про­верки), духов­ной жизни братии, пра­ви­лам о тра­пезе и пре­бы­ва­нии. Особый акцент ста­вится на обя­зан­но­стях братии отно­си­тельно бого­слу­же­ния. На нем должны неопу­сти­тельно при­сут­ство­вать все насель­ники, за опоз­да­ние или выход из храма строго взыс­ки­ва­ется, а за самим слу­же­нием вни­ма­тельно наблю­да­ется, чтобы не повре­жда­лось цер­ков­ное пение ново­вве­де­ни­ями, несо­об­раз­ными с про­сто­тою мона­стыр­ского бого­слу­же­ния. В послед­ней главе рас­смот­рен образ изгна­ния про­ви­нив­шихся из мона­стыря. Это про­ис­хо­дит только после мно­го­крат­ного уве­ще­ва­ния неис­прав­ного и при­ме­не­ния взыс­ка­тель­ных мер, но если инок упор­ствует, то уда­ля­ется, как негод­ный член, вно­ся­щий соблазн в среду осталь­ной братии. Однако здесь устав про­яв­ляет мило­сер­дие, и после пока­я­ния и обе­ща­ния испра­виться, под­креп­лен­ного пись­мен­ным заве­ре­нием, изгнан­ный инок может быть принят вновь в разряд ново­на­чаль­ных. Однако с этим не всегда согласна совре­мен­ная прак­тика других оби­те­лей[78].

Под­ходя уже к нашему вре­мени и оце­ни­вая всю мно­го­гран­ную и мно­го­труд­ную дея­тель­ность преж­них игу­ме­нов о состав­ле­нии уста­вов мона­ше­ского жития, наглядно видим, как у них про­сле­жи­ва­ется пре­ем­ствен­ность от древ­них отцов через все века и страны от глав­ных еван­гель­ских запо­ве­дей. Ибо на их основе в первую оче­редь стро­или свою жизнь все святые, отрек­ши­еся от мира. Еще до появ­ле­ния первых правил и мона­сты­рей уже соби­ра­лись рев­ни­тели Свя­щен­ного Писа­ния в местах пустын­ных, посвя­щая себя тво­ре­нию запо­ве­дей Божиих. Эту при­чину видят и в зарож­де­нии мона­ше­ства многие совре­мен­ные патро­логи, про­ти­во­по­став­ляя ее «про­те­стант­скому» взгляду на начало мона­ше­ства после пре­кра­ще­ния гоне­ний. Но и такую при­чину, как ска­зано выше, нельзя отвер­гать. Пример многих пре­по­доб­ных в их стрем­ле­нии под­ра­жать муче­ни­кам, зна­ком­ство широ­ких кругов с ранее запре­щен­ной хри­сти­ан­ской рели­гией, также ослаб­ле­ние нравов самих ее при­вер­жен­цев, при непре­мен­ном ува­же­нии к отшель­ни­кам, – все ска­зы­ва­лось на мас­со­вом устрем­ле­нии людей в пустыню с жела­нием совер­шен­ного устро­е­ния себя по иде­а­лам учения Хри­стова. И как гово­рит апо­стол, «дары раз­личны, но Дух один и тот же» (1Кор. 12:4), а Святой Дух неиз­ме­нен, и как Он даро­вал помощь святым первых веков, Таким же и оста­ется до нынеш­него вре­мени, Он дарует такие же силы встав­шим на путь ино­че­ский для посвя­ще­ния себя все­цело Богу. А значит, не сле­дует сомне­ваться и отвер­гать пра­вила древ­них отцов, но, следуя их сове­там, лишь пре­об­ра­жать пра­вила под осо­бен­но­сти совре­мен­ного вре­мени и нашего устро­е­ния. В труд­ном, но пре­слав­ном деле созда­ния, управ­ле­ния и пре­бы­ва­ния в общине мона­ше­ской да помо­жет всем Все­мо­гу­щий Гос­подь.

Сопо­став­ле­ние уста­вов с цер­ков­ными пра­ви­лами

Древ­нее мона­ше­ство, сло­жив­шись как свое­об­раз­ный инсти­тут к IV веку, вызы­вало такое ува­же­ние в Церкви, что не ука­зы­ва­ется ника­ких собор­ных поста­нов­ле­ний каса­тельно порядка их жизни до Хал­ки­дон­ского ороса (451). И первые слова, свя­зан­ные с ино­че­ством, содер­жали при­зна­ние их доб­ро­де­те­лей: «Истинно и искренне про­хо­дя­щие мона­ше­ское житие да удо­ста­и­ва­ются при­лич­ной чести» (4‑е пра­вило IV Все­лен­ского Собора). Это опре­де­ле­ние есть явное при­зна­ние того, что пра­вила мона­ше­ского образа, кото­рые иноки сами уста­нав­ли­вали себе, пол­но­ценно соот­вет­ство­вали смыслу Церкви. Однако почти сразу появи­лись и случаи, поро­ча­щие мона­ше­ский чин. Против них тот же Собор выдви­гает ряд правил: о запрете зани­маться инокам куп­лями имений и дру­гими мир­скими делами (3‑е пра­вило того же Собора), об извер­же­нии из сана и лише­нии хри­сти­ан­ского погре­бе­ния само­вольно оста­вив­ших мона­стыри ради слу­же­ния в армии или граж­дан­ской службы (7‑е пра­вило того же Собора), то есть остав­ле­ние мона­хами данных ими обетов счи­та­лось невоз­мож­ным и рас­це­ни­ва­лось как уда­ле­ние вообще из жизни Церкви.

При поступ­ле­нии в мона­стырь гово­рится в разных источ­ни­ках о воз­раст­ном огра­ни­че­нии: он колеб­лется от 17 до 10 лет. Ука­зы­ва­ется обя­за­тель­ный трех­лет­ний период испы­та­ния. Для тех же, кто реша­ется на жизнь отшель­ни­че­скую, еще добав­ля­ется год искуса в мона­стыре, и после при­не­се­ния отшель­ни­че­ских обетов уже не поз­во­ля­ется воз­вра­ще­ние из затвора по своему про­из­во­ле­нию. При при­не­се­нии обетов необ­хо­димо обя­за­тельно опре­де­лять чело­века, к кото­рому ново­при­шед­ший опре­де­лялся для при­об­ре­те­ния послу­ша­ния и духов­ного попе­че­ния. Постри­жен­ный остав­ляет все свое иму­ще­ство, связь с миром и даже мир­ские одежды. Для чего на VI Все­лен­ском Соборе было при­нято про­стран­ное поста­нов­ле­ние о том, как постри­га­е­мый перед алта­рем сни­мает с себя все мир­ские укра­ше­ния и обла­ча­ется в черные оде­я­ния (45‑е пра­вило). Строго гово­рится об обще­нии с про­ти­во­по­лож­ным полом: недо­пу­стимо жен­щи­нам ноче­вать в муж­ских оби­те­лях и инокам даже вку­шать пищу наедине с жен­щи­ной (20‑е пра­вило VII Все­лен­ского Собора). Даже при­ни­мая род­ствен­ниц, монах может бесе­до­вать с ними в при­сут­ствии игу­мена кратко (21‑е пра­вило того же Собора). Остав­ля­ю­щий мир уже не мог после посту­пать на граж­дан­скую и воен­ную службу, не доз­во­ля­лось бывать на мир­ских игри­щах, кон­ских бегах (24‑е пра­вило VI Все­лен­ского Собора). Отцами IV Все­лен­ского Собора вообще ука­зы­ва­лось о при­зва­нии иноков жить в мона­стыре и не вме­ши­ваться ни в госу­дар­ствен­ные, ни в цер­ков­ные дела. Исклю­че­ние состав­ляли только два случая: если духов­ное началь­ство пору­чало хода­тай­ства по какому-либо госу­дар­ствен­ному делу или мона­стырю пору­ча­лось попе­че­ние о сиро­тах, вдовах и других остав­лен­ных миром людей (4‑е пра­вило IV Все­лен­ского Собора). Эти поста­нов­ле­ния исхо­дили из уста­вов самих мона­сты­рей, чем дока­зы­вали их пра­виль­ность и необ­хо­ди­мость испол­не­ния.

Исто­рия Церкви также знает при­меры, когда дей­ствия неко­то­рых мона­ше­ству­ю­щих сыг­рали реши­тель­ную роль в слож­ные вре­мена собор­ных споров. Тогда авто­ри­тет подвиж­ни­ков застав­лял при­ни­мать пра­во­слав­ное учение. И в после­ду­ю­щие века видно, что мона­стыри часто оста­ва­лись цен­трами сохра­не­ния истин­ной веры среди окру­жа­ю­щей смуты и без­бо­жия. Так и враги Пра­во­сла­вия часто напа­дали в первую оче­редь на мона­ше­ству­ю­щих, высме­и­вая или вообще запре­щая их образ жизни (что про­ис­хо­дило и в исто­рии ико­но­бор­че­ства, и среди наших оте­че­ствен­ных бед­ствий). Но мона­стыри смогли про­не­сти неза­мут­нен­ное учение и свое глав­ное при­зва­ние: слу­жить Богу и миру молит­вой. Надо при­знать, что также и в среде мона­ше­ству­ю­щих были под­ни­ма­емы волны цер­ков­ных смут, но в боль­шин­стве слу­чаев среди них самих нахо­ди­лись силы, кото­рые подав­ляли нестро­е­ния и утвер­ждали истину. Сохра­нять и при­умно­жать доб­ро­де­тель, с кото­рой и свя­зано спа­си­тель­ное учение, ста­но­ви­лось воз­можно при стро­гом под­чи­не­нии жизни уставу.

О важ­но­сти упо­ря­до­чен­но­сти писали во мно­же­стве и древ­ние, и совре­мен­ные подвиж­ники[79]. Обоб­щает их мысли в слове «О уставе ново­на­чаль­ных и о том, что при­лично им» пре­по­доб­ный Исаак Сирин: «Если же соблю­дешь ты, чело­век, сии пра­вила и будешь всегда зани­маться бого­мыс­лием, то душа твоя дей­стви­тельно узрит в себе свет Хри­стов и не омра­чится во веки. Христу слава и дер­жава вовеки!»[80].

Часть 5. Устав пре­по­доб­ного Пахо­мия

При­ве­дем основ­ные мона­стыр­ские уставы, рас­смот­рен­ные нами, в виде систе­ма­ти­зи­ро­ван­ных таблиц. Такая форма подачи мате­ри­ала поз­во­ляет наи­бо­лее наглядно про­де­мон­стри­ро­вать осо­бен­но­сти правил разных авто­ров и их сход­ство в глав­ных темах. Поль­зу­ю­щийся таб­ли­цами уста­вов имеет воз­мож­ность срав­нить их по инте­ре­су­ю­щим его темам и таким обра­зом выбрать наи­бо­лее под­хо­дя­щий для себя вари­ант реше­ния вопроса.

Об уставе

Тема

Содер­жа­ние

Источ­ник

Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892

Назва­ние

Устав Тавен­нис­ских мона­сты­рей

Авторы

Пре­по­доб­ный Пахо­мий первый устав полу­чил от ангела


Пре­по­доб­ный Орси­сий


Пре­по­доб­ный Феодор Освя­щен­ный

Мона­стыри

9 мона­сты­рей пре­по­доб­ного Пахо­мия (1 жен­ский); 4 мона­стыря пре­по­доб­ного Фео­дора (1 жен­ский)


Устрой­ство мона­стыря

Состав

Каждый мона­стырь – 30–40 домов по 12–13 келий, в каждой по три монаха. Всего в одном мона­стыре 1300–1400 мона­хов

Послу­ша­ния


Насто­я­тель

Один свой мона­стырь (у пре­по­доб­ного Пахо­мия– Таве­ни­си­от­ский мона­стырь, потом – Пабо)


Обязан обхо­дить все мона­стыри, наблю­дая за поряд­ком; сам устро­ять и дер­жать его


Два раза в год собра­ние всех у аввы (Пасха, празд­ники). 13 авгу­ста – собра­ние всех эко­но­мов и глав мона­сты­рей


Отве­чает и решает все дела в своем мона­стыре


Руко­вод­ство духов­ной жизнью скла­ды­ва­ется из соблю­де­ния внеш­него порядка, «потому что, блюдя поря­док, он вел всех к сози­да­нию в духе»

Второй по насто­я­теле

Второй после аввы, часто – эконом

Бла­го­чин­ный

В мона­стыре 30–40 домов; в каждом доме один смот­ри­тель и один втор­ству­ю­щий


При­ни­мают нович­ков и смот­рят за ними


При­ни­мают и раз­дают вещи и мате­ри­алы для работы


Все вопросы в доме реша­ются через него


Один раз в неделю беседы с бра­тией


Судит его авва или совет стар­цев. Вино­вен за всякий грех, если не донес о том авве. Сам несет за то поло­жен­ную епи­ти­мию

Эконом

Один на мона­стырь. Ведает хозяй­ством мона­стыря

Келарь

Один на мона­стырь. Ведает хозяй­ством вне мона­стыря (закупка, про­дажа)


У глав­ного эко­нома и рас­ход­чика с аввой два судна для отправ­ле­ния това­ров морем

Боль­нич­ник

В боль­нице ни в чем не отка­зы­вали (даже в мясе). Но боль­ной сам ничего не делал – все дове­рял боль­нич­ным

Стран­но­при­им­ник

Нахо­дится вне мона­стыря. При­ни­мает всех (любого пола и веры)


Особое вни­ма­ние при­хо­дя­щим кли­ри­кам и инокам. Доз­во­ля­лось им вхо­дить в молит­вен­ное собра­ние, но тра­пеза всегда отдельно – в гости­нице

Чреда послу­ша­ний

Недель­ные: каждую неделю на все послу­ша­ния опре­де­лялся один дом. В начале недели берет все мате­ри­алы, в конце сдает смот­ри­телю дома. Неделя начи­на­ется с поне­дель­ника (пре­по­доб­ный Кас­сиан)


Спе­ци­ально назна­ча­лись на мона­стыр­ские службы:


в тра­пез­ную – смот­ри­тель, эконом


в боль­ницу – боль­нич­ник


в гости­ницу – гости­нич­ник


в пекарню – пекарь


садо­вый (воз­можно, отдельно назна­чался)

Виды работ

Пле­те­ние рогож (из паль­мо­вых листьев); не больше и не меньше опре­де­лен­ного коли­че­ства в день


Пле­те­ние вервий (25 локтей в день)

Вне мона­стыря

Общие: всем мона­сты­рем или всем домом. Молит­вен­ное пра­вило не опус­ка­лось

Пра­вила на послу­ша­ниях

Работа в мол­ча­нии


Раз­дает и соби­рает инстру­менты — втор­ству­ю­щий дома


Если брат ропщет на работу – вра­зум­ляли до пяти раз. Если не исправ­ля­ется – в боль­ницу, там уха­жи­вали, без заня­тий, пока не вра­зу­мится


Пра­вила. Режим

Прием в оби­тель

Дли­тель­ный


При­шед­ший несколько дней стоит за сте­нами мона­стыря


После приема – в гости­нице (несколько недель/месяцев): учит псалмы, узнают о его рас­по­ло­же­нии


Вра­тарь обла­чает при­шед­шего в мона­стыр­ские одежды, вводит в собра­ние братии, опре­де­ляет при­над­леж­ность к дому. Смот­ри­тель дома отво­дит ему послед­нее место


Посту­па­ю­щим ничего не вно­сить в мона­стырь. Одежду мир­скую отби­рают и хранят на случай, если не прой­дет искус


Посту­пив­ший обязан выучиться гра­моте (если не обучен, то в опре­де­лен­ное время ходит к старцу и берет уроки), знать наизусть (со вре­ме­нем) Псал­тирь, Новый Завет, пра­вила мона­стыря


От ангела пра­вило: «Прежде трех лет к высшим подви­гам не допус­кать»

Пища

Одна для всех (кроме боль­ных): хлеб, соль, варево, овощи, травы с уксу­сом, иногда с маслом


По тра­пезе: раз­да­ва­лись фрукты в келью


Боль­ным: + вино, уха (если попро­сят – и мясо)

Сон

После шести вечер­них молитв всем домом – сон в келье до полу­ночи


В пол­ночь – общая молитва в храме. После: бдение в келье + руко­де­лие; не давать себе спать


От ангела: нельзя спать лежа, но на седа­ли­щах с отло­гими спин­ками

Одежда

Леви­тон – нижняя одежда без рука­вов, до колен (мешок с дыр­ками для рук и головы). Кол-во: 2 (+ 1 рабо­чий)


Пояс хол­ще­вый (не кожа­ный). Кол-во: 1


Нарам­ник – лента из хол­стины (пара­ман). Кол-во: 1


Куку­лий – шапочка заост­рен­ная, до плеч. При при­ча­ще­нии не сни­ма­лась. Кол-во: 2


Милоть – козья кожа – с плеч до колен (ряса). И ели, и спали в ней. Кол-во: 1






Ман­тийца – плащ с шеи ниже плеч (необя­за­тельно)



Сан­да­лии – подошва на ремнях (допол­ни­тельно – только в дорогу)



Посох – только в дорогу

Уход за одеж­дой

Сти­рать всем вместе в реке, по знаку смот­ри­теля


Смена одежды – один раз в неделю (суб­бота)

Поуче­ния:

Нет поста: три раза в неделю (утром); авва или началь­ник дома. Потом обсуж­де­ние


В пост: два раза в день (утром и вече­ром)

При­ча­ще­ние

Суб­бота, вос­кре­се­ние. После днев­ной молитвы все при­ча­ща­ются


Под­ходя к при­ча­стию сни­мать пояс, милоть, сан­да­лии. Но в куколе (от ангела)

Епи­ти­мии

За любое отступ­ле­ние от запо­ве­дей

Виды

Стоять, когда другие сидят (отре­шив пояс, опу­стив руки стоять в церкви у жерт­вен­ника или в тра­пез­ной)


Остав­лять голод­ным


Терять место (пони­же­ние по чину)


Иногда при­ме­ня­лись телес­ные нака­за­ния (юным, грубо нару­ша­ю­щим)


За нрав­ствен­ные грехи: уве­ще­вать до трех-десяти раз, потом – епи­ти­мия, на послед­нее место


Ропот­ли­вых, лени­вых – в боль­ницу; кор­мить вдо­воль, ничем не утруж­дать


Злых, раз­дра­жи­тель­ных: после трех уве­ще­ва­ний – за сте­нами мона­стыря телес­ные нака­за­ния и на хлеб и воду


За воров­ство – 39 ударов; на хлеб и воду

При­чины

Во время молитвы: опоз­да­ния, раз­го­воры, без­вре­мен­ный выход


Во время поуче­ний: кто опаз­ды­вает, задрем­лет – стоит


В тра­пез­ной: опоз­да­ния, раз­го­воры – стоять, ухо­дить голод­ным


Кто грешит по неве­де­нию – изви­нить


Бого­слу­же­ние

Молитва общая


От ангела

Три раза по 12 молитв-псал­мов: днем (в 12 часов), вече­ром (перед захо­дом солнца), ночью (в пол­ночь). Три молитвы в 9‑м часу (в 15 часов)

Другие по уставу

Шесть вечер­них молитв


Утром (при рас­свете)

Состав

12 псал­мов. Поются, раз­де­лен­ные на несколько чело­век (два-четыре)


Во время пения все сидят на низких сиде­ниях, по псалме – встают на умную молитву; вместе падают на колени и опять встают – 12 раз


Послед­ний псалом с Алли­лу­ией по каждом стихе


После псал­мов – два чтения: Ветхий и Новый Завет. В вос­кре­се­нье – Апо­стол, Еван­ге­лие

Суточ­ный круг

Полу­ноч­ная молитва. После: в келье част­ная молитва + руко­де­лие, чтобы отго­нять сон


Утрен­няя молитва всем домом (+ 3 раза в неделю – поуче­ние). После: в келье уроч­ная работа вместе с чте­нием Псал­тири


Пол­день – общая молитва в храме (если нет поста); тра­пеза; работа + бого­мыс­лие




9‑й час – молитва в храме (если пост); тра­пеза; работа + бого­мыс­лие


Перед захо­дом солнца – молитва в храме + поуче­ние аввы


После – молитва дома: шесть молитв. Молитва в келье

Все­нощ­ное бдение

На суб­боту с вечера до чет­вер­того пения пету­хов


Позже: в вос­кре­се­нье и в празд­ники


Настав­ле­ния

Устав от ангела

Устав дан анге­лом, «чтобы и слабые удобно, без отя­го­ще­ния могли выпол­нять пра­вило; совер­шен­ные же не имеют нужды в уставе»


Устав дан тем, у кото­рых ум еще незрел, чтобы они, хотя как непо­кор­ные рабы по страху к гос­по­дину, выпол­няя общее пра­вило жизни, дости­гали сво­боды духа


От ангела пра­вила: «Прежде трех лет к высшим подви­гам не допус­кать»

Для управ­ля­ю­щего

Имея тяже­лый харак­тер, скорее совла­дает с ним кро­то­стью, нежели стро­го­стью мона­стыр­ских правил


Будь первым в соблю­де­нии правил, чтобы, смотря на твой пример, верны были бы им все братия, тебе вве­ря­е­мые


Не остав­ляй без попе­че­ния нера­ди­вых, неослабно уго­ва­ри­вая их


Пре­по­доб­ный Пахо­мий смот­рел на себя не как на выс­шего перед дру­гими, но держал то убеж­де­ние, что назна­чен Богом послу­жить другим


Против гор­до­сти. Пре­по­доб­ный Пахо­мий поста­вил еще не достиг­шего 20 лет свя­того Фео­дора поучать стар­цев о слове Божием. Когда те уда­ли­лись, пре­по­доб­ный учил их: «Гор­дость есть источ­ник всех зол… Остав­ляя собра­ние, вы ока­зали пре­зре­ние слову Божию и тем изгнали Духа Свя­того из душ ваших»


Два оружия против иску­ше­ний: страх Божий и откры­вать сму­ща­ю­щие помыслы опыт­ным стар­цам


Виде­ние пре­по­доб­ному Пахо­мию о при­чине нестро­е­ния его мона­сты­рей по его отше­ствии: «от недо­статка хоро­ших насто­я­те­лей, места кото­рых будут зани­ма­емы лицами често­лю­би­выми»


Будем раз­жи­гать себя памя­тью о смерти


«Бра­тиям каждый день ставь на тра­пезу все, чтобы не лишить случая тех, кто стре­мится к воз­дер­жа­нию, полу­чить венцы само­умерв­щ­ле­ния». И, с другой сто­роны, не лишать уте­ше­ния боль­ных и юных

О пре­по­доб­ном Фео­доре

К забо­там о мона­стыре он поощ­рял себя тем убеж­де­нием, что если оста­вит труд по при­чине тяготы, то Бог потре­бует с него отчета в поги­бели душ нера­ди­вых и тех, кото­рые будут увле­чены их при­ме­ром

Духов­ная жизнь

Посто­ян­ное бого­мыс­лие – разбор мест из Свя­щен­ного Писа­ния


Были мона­стыр­ские биб­лио­теки, но книги выда­вали, кому опре­де­лено

Без­мол­вие

Посто­ян­ное мол­ча­ние. Только изредка обсуж­де­ние поуче­ний


Любовь: не обре­ме­нять брата


Цело­муд­рие, сми­ре­ние: ходить и стоять на рас­сто­я­нии локтя друг от друга. Не видеть женщин


Часть 6. Устав свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого

Об уставе

Источ­ник

Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892

Наиме­но­ва­ние

Устав мона­сты­рей в Понте

Авторы

Из писем свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого (пять книг трудов)

 

Из Окруж­ного письма свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого (366)

Мона­стыри

Все мона­стыри Понта на берегу реки Иры, напро­тив жен­ской оби­тели матери и сестры свя­ти­теля

 

Для мона­ше­ства Кап­па­до­кии

Харак­тер устава

Устав писал свя­ти­тель Васи­лий все время пре­бы­ва­ния в Понте


Устрой­ство мона­стыря

Тема

Содер­жа­ние

Поуче­ние

Послу­ша­ния

   

Насто­я­тель

Во главе брат­ства

Должен быть образ­цом всего доб­рого, «чтобы доброе в нем сде­ла­лось общим для всех ему под­ра­жа­ю­щих»

 

Изби­ра­ется пер­вен­ству­ю­щими в других обще­ствах

 
 

Не потвор­ство­вать по лас­ка­тель­ству каж­дому, чтобы осла­бить стро­гие пра­вила

 
 

Обли­чать без него­до­ва­ния, чтобы было ради Бога, а не по сла­во­лю­бию

 
 

Во время уте­ше­ния пока­зы­вать доб­роту, во время стро­го­сти – рев­ность о воле Божией во всем

 
 

Когда в насто­я­теле неис­прав­ность, пре­иму­ще­ству­ю­щие по образу, воз­расту братия обя­зу­ются делать напо­ми­на­ния ему, чтобы он оста­вался образ­цом. И если другие оши­ба­лись, не было бы неспра­вед­ли­вого подо­зре­ния

 

Другие долж­но­сти

Второй по насто­я­теле

 
 

Бла­го­чин­ный

 
 

Реша­тель недо­уме­ний (духов­ник?)

 
 

Свя­щен­ство

 
 

Эконом

 
 

Рухоль­ник

 
 

Смот­ри­тель за рабо­тами

 
 

Раз­дат­чик мило­стыни

 
 

Про­да­вец-закуп­щик

 

Второй по насто­я­теле

Изби­ра­ется собо­ром ста­рей­ших, когда насто­я­тель в отлучке

 
 

Должен сам отве­чать на вопросы при­хо­дя­щих

Кто же дал ответ, хотя и полез­ный, но не по тре­бо­ва­нию своего долга, <когда не спра­ши­вали>, тот под­ле­жит нака­за­нию за нару­ше­ние бла­го­чи­ния

Духов­ник

Все изу­чали Свя­щен­ное Писа­ние, могли воз­ни­кать вопросы. Чтобы самим праздно не решать, шли к реша­телю недо­уме­ний. Тот мог пред­ло­жить вопрос насто­я­телю, либо решали на соборе братии

 

Свя­щен­ник

Суще­ство­вало изна­чально (в отли­чие от мона­сты­рей пре­по­доб­ного Пахо­мия)

В какой мере будешь при­бли­жаться к высшим свя­щен­ным сте­пе­ням, в такой мере смиряй себя

Рухоль­ник

То же: смот­ри­тель за запа­сами / раз­да­тель мило­стыни / смот­ри­тель за кла­до­вой / попе­чи­тель о пище – могли быть и разные люди, и (в неболь­ших оби­те­лях) один брат. Чтобы другие братия не имели забот о пище и одежде

 
 

Пода­вать мило­стыню может только при­став­лен­ный к тому и с испы­та­нием

 

Про­да­вец-закуп­щик

Избран­ный старец. Про­да­вать лучше дешевле, чем искать выгод­ное место

Во всяком деле осо­бен­ная цель – про­стота и деше­визна, чтобы не услу­жи­вать чело­ве­че­ским похо­тям

 

Невоз­можна тор­говля возле храмов, «где честву­ются муче­ники»

 

Боль­нич­ник

Были и боль­ницы, и стран­но­при­им­ницы

Искус­ство сие нимало спо­соб­ствует и воз­дер­жа­нию. Ибо отсе­кает сла­сто­лю­бие и пре­сы­ще­ние, как нечто непо­лез­ное… и вообще недо­ста­точ­ность име­ну­ется мате­рию здра­вия

   

Вра­чеб­ное искус­ство, как и всякое посо­бие искусств против немо­щей есте­ства, даро­вано нам от Бога

Стран­но­при­им­ник

В стран­но­при­им­нице пола­гать ту же тра­пезу, что и для братии – без изли­шеств

Жизнь хри­сти­а­нина одно­об­разна и имеет одну цель – славу Божию

   

Предел же в уго­ще­нии да будет: удо­вле­тво­ре­ние потреб­но­сти каж­дого из при­хо­дя­щих

Чреда послу­ша­ний

Сме­ня­е­мые

Бойся зло­упо­треб­ле­ния, допус­кая изли­ше­ства и пре­зре­ние, потому что за тобою над­зи­рает Бог

 

Если брат усердно тру­дится – не сме­ня­е­мые. К такому при­став­лять уче­ника, чтобы мог сменит его

 
 

Слу­же­ние бра­тиям важно; поз­во­ля­лось уво­лить себя от Церкви, если не успе­ва­ешь

 

Виды послу­ша­ний

Ткат­ские, обув­ные, более зем­ле­дель­че­ские

Послу­ша­ния при­личны ино­че­скому званию те, кото­рые не нару­шают без­мол­вия жизни, не тре­буют многих хлопот при добы­ва­нии мате­ри­а­лов и про­даже изде­лий, и не ведут ко вред­ным встре­чам с мир­скими

   

На низких рабо­тах пом­нить, «что те, для кого при­няли мы на себя попе­че­ние, суть братия Спа­си­телю, и ста­ра­ния о них пере­но­сятся к Самому Гос­поду


Пра­вила. Режим

Общие пра­вила

   

Отно­ше­ния между бра­ти­ями

Равна любовь ко всем, как чело­век имеет любовь к каж­дому из своих членов тела

У любви два при­ме­ча­тель­ных свой­ства: скор­беть и мучиться о том, что люби­мый терпит вред, а также радо­ваться и тру­диться о пользе люби­мого

Любовь

В обще­жи­тии закон любви не доз­во­ляет содру­жеств и това­ри­ществ

Надобно, чтобы вы смот­рел друг на друга с равным рас­по­ло­же­нием… Ибо избы­ток любви к одному лицу весьма обли­чает недо­ста­ток <любви> к другим

Сооб­ще­ние бра­тиев

Муж­ские оби­тели не раз­де­лять, но вза­и­мо­об­щаться

 
 

Если же братия все же уста­но­ви­лись отдельно, то сове­ту­ется вза­имно сове­щаться насто­я­те­лям

 
 

Брата из одной оби­тели в другую сразу не при­ни­мать, но убеж­дать вер­нуться. Если не убе­дишь – отвра­щаться от обще­ния

 

Грехи ближ­него

Не должно быть рав­но­душ­ным к неис­прав­ным, но обли­чать

Если жало смерти – грех (см.: 1Кор. 15: 56), то неми­ло­серд, кто умал­чи­вает, а не обли­чает

 

Всякий грех должен быть откры­ваем насто­я­телю или самим согре­шив­шим, или узнав­шем о грехе

Если кто воз­не­ра­дит <о грехе брата> и именно по соб­ствен­ному своему тер­пе­нию смол­чит… дела­ется сообщ­ни­ком согре­шив­шего и остав­ляет поги­бать во зле чело­века

 

Если <же> что в нашей воле или, нередко, еще и неиз­вестно, за то не надобно осуж­дать брата

 

Выход из кельи

Сколько от тебя зави­сит, укло­няйся от вся­кого выхода в обще­ство

Если при помощи Божией и воз­мо­жешь избе­жать сетей <мира>, то хотя воз­вра­тишься в келью, однако уже не таким, каким вышел, но рас­слаб­лен­ным и болез­нен­ным… и только по исте­че­нии дол­гого вре­мени спо­соб­ным воз­вра­титься к свой­ствен­ному тебе навыку

Род­ствен­ники

Одна­жды при­ня­тым в брат­ство насто­я­тель не должен доз­во­лять… раз­вле­каться под пред­ло­гом посе­ще­ния своих <родных> и вести жизнь, никем не сви­де­тель­ству­е­мую… Всего более тех, кото­рые еще только навы­кают доб­ро­де­те­лям

От род­ствен­ни­ков, друзей и роди­те­лей надобно столько же откло­няться своим рас­по­ло­же­нием, сколько видим далеко между собою мерт­вых и живых

   

Должно ста­раться всеми мерами отни­мать поводы ко греху, из кото­рых важ­ней­ший есть памя­то­ва­ние преж­ней жизни, чтобы не слу­чи­лось ска­зан­ного, что воз­вра­ти­лись серд­цем своим во Египет

Дети

Живут отдельно, но на молитве вместе

 

Жен­ские оби­тели

Устав тот же, что и в муж­ских

 
 

Попе­че­ние о них лежит на муж­ских мона­сты­рях

 
 

Сви­да­ние с насто­я­тель­ни­цей как можно реже

 
 

Беседа с сест­рами только в при­сут­ствии насто­я­тель­ницы

 
 

Для братии беседы только в край­нем случае и не менее двоих с каждой сто­роны

 
 

Испо­ведь: у пре­сви­тера, в при­сут­ствии ста­рицы

 

Прием в оби­тель

Пока­зать труд­но­сти, но и утвер­дить в надежде, наста­вить в началь­ных пра­ви­лах и опре­де­лить настав­ника, кото­рого сам избе­рет

Не должно высмат­ри­вать оби­тель, где насто­я­тель поблаж­ли­вее к бра­тиям

 

Решив­шим оста­вить мир надо с ним и рас­счи­таться пол­но­стью. Раз­да­вать же имение не пре­зри­тельно, но тща­тельно, как посвя­щен­ное Богу

Осуж­да­ется всякий не за то, что имел у себя, но за то, что худо поду­мал об имении или нехо­рошо упо­тре­бил его

 

Испы­ты­вать каж­дого при­шед­шего в труд­ных послу­ша­ниях, осо­бенно в сми­ре­нии. Знат­ным в мире – самую низкую работу

Ново­ввод­ным хорошо упраж­няться в мол­ча­нии

Постриг

Обет отре­че­ния про­из­но­сится перед всей бра­тией. При этом:

На каж­дого при­ня­того в брат­ство и нару­ша­ю­щего обет смот­реть, как на согре­шив­шего Богу. Таким и не отво­рять двери брат­ства даже для крова

 

1) меня­ется имя

 
 

2) даются ино­че­ские одежды вместо мир­ских

 
 

3) пере­да­ется старцу «построже других»

 

Суточ­ный режим

С утра – на молитву, после вос­хода солнца – за дела с псал­мо­пе­нием

Душа, будучи сво­бодна от земных забот, воз­в­ра­щи­вает доб­ро­де­тели, кото­рые обя­зы­вают всякое дело в жизни испол­нять долж­ным обра­зом

 

Глав­ный путь – изу­че­ние бого­дух­но­вен­ных писа­ний

 
 

Пол­ночь подвиж­нику – лучшее время для без­мол­вия

 

Пища

Для пищи – один час опре­де­лен­ный; сон – легкий после легкой пищи

 
 

При­ни­мать пищу со сла­во­сло­вием и молит­вой до и после приема

 
 

Пища один раз в день

 
 

Устав­ное чтение за тра­пе­зой

 

Виды пищи

Хлеб, вода, елей, рыба соле­ная (мало, для при­правы), зелень, варево из семян

Упо­треб­лять то, что без многих хлопот можно достать и удо­вле­тво­риться

Общие пра­вила

Общая тра­пеза

Общей целью (в при­ня­тии пищи) пусть будет удо­вле­тво­ре­ние потреб­но­сти

 

Подвиж­ни­че­ская мера воз­дер­жа­ния

Не иметь целью и нажи­вать плоть, и посту­пать с нею жестко

 

Вку­шать все пред­ла­га­е­мое в других местах, но с воз­дер­жа­нием

Обуз­да­ние чрева есть подав­ле­ние стра­стей, а подав­ле­ние стра­стей – без­мя­теж­ность и тишина души

Пост

Вся жизнь в воз­дер­жа­нии

Духов­ный отец твой… пусть отвер­зает уста твои для при­ня­тия хлеба, он путь и замы­кает. Не бери в совет­ники змия, кото­рый… хочет уло­вить тебя

Два вида поста

Общий: среда, пят­ница, уста­нов­лен­ные посты

 
 

Част­ный: неко­то­рые из бра­тиев особо брали на себя. Но неодоб­ри­тельно поз­во­ля­ется

Желать боль­шего в срав­не­нии с дру­гими, даже и в самом хоро­шем, есть страсть состя­за­ния, про­ис­хо­дя­щая от тще­сла­вия… Поэтому отложи соб­ствен­ные изво­ле­ния и жела­ния казаться, будто бы дела­ешь что-нибудь лучше других. По апо­столу: «Аще ли ясте, аще ли пиете, аще ли что иное тво­рите, вся во славу Божию тво­рите» (1Кор. 10: 31)

 

Неуме­рен­ное поще­ние осуж­да­ется

Воз­дер­жа­ние состоит не в одном уда­ле­нии от яств, ничего по себе не зна­ча­щих, но в совер­шен­ном отре­че­нии от соб­ствен­ных своих про­из­во­ле­ний

Сон

Без­вре­мен­ный сон

Бывает, когда душа дела­ется лени­вою к помыш­ле­нию о Боге и когда пре­не­бре­гает судами Божи­ими

   

Тело дер­жать в стро­гой дис­ци­плине – как моло­дого коня в узде

   

Ибо порок есть не что иное, как оску­де­ние доб­ро­де­тели

Одежда

Хитон, собран­ный поясом не выше чресл. Тол­щи­ной – чтобы согреться одним

Сми­рен­ному образу мыслей при­ли­чен и взор печаль­ный, и небре­же­ние о наруж­но­сти

 

Обувь деше­вая, но проч­ная

 
 

Пояс у многих в Свя­щен­ном Писа­нии

 
 

Должна быть отлична от мир­ской – выде­лять, чтобы не согре­шали

 
 

Не изыс­кан­ная, но потреб­ная и в холод и в жару, и днем и ночью

 

При­ча­ще­ние

Четыре раза в неделю (вос­кре­се­ние, среда, пят­ница, суб­бота)

Хорошо и полезно каждый день при­об­щаться и при­ни­мать святое тело и кровь Хри­стову… Впро­чем, и мы при­об­ща­емся четыре раза каждую сед­мицу: в день Гос­по­день, в среду, и пяток, и суб­боту, также и в иные дни, если бывает память какого свя­того

 

Прак­тика само­при­ча­ще­ния: «мона­хов в пусты­нях» и «во время гоне­ний»

При­ча­стие соб­ствен­ною своею рукою, без иерея, нимало не опасно

При­ча­ще­ние пре­ждео­свя­щен­ными дарами

В Алек­сан­дрии и Египте каждый кре­ще­ный миря­нин по боль­шей части имеет при­ча­стие у себя дома и сам собою при­ча­ща­ется, когда хочет. Ибо когда иерей еди­но­жды совер­шил и пре­по­дал жертву, при­няв­ший ее как все­це­лую… спра­вед­ливо должен веро­вать, что при­ча­ща­ется как от самого пре­по­дав­шего

 

Епи­ти­мии

   

Меры

Ни одного поступка не счи­тать мало­важ­ным

 
 

Отлу­че­ние – от обще­ния с бра­тией в столе, труде, молитве и при­ча­ще­нии

 
 

Вне обще­ния – отлу­че­ние от при­ча­стия или без обеда

 
 

Без бла­го­сло­ве­ния – без уте­ше­ния, полу­ча­е­мого или в Церкви, или за обедом

 
 

Без пищи

 

Дей­ствия

   
 

Нера­ди­вых на молитве – отлу­чать или на неделю поститься

 
 

Покляв­шихся – отлу­че­ние на две недели

 
 

Ропот­ли­вых – отлу­че­ние на неделю

 
 

Празд­но­сло­вя­щих – отлу­че­ние на неделю

А также клят­во­пре­ступ­ни­ков, уко­ря­ю­щих, руга­ю­щихся напрасно, оби­жа­ю­щихся, осуж­да­ю­щих

 

Вышед­шим из мона­стыря без бла­го­сло­ве­ния – без обще­ния

А также стя­жа­те­лей соб­ствен­но­сти, согла­ша­ю­щи­мися с дру­гими на грех

 

Если кто лишен бла­го­сло­ве­ния, но возь­мет его – отлу­че­ние

 
 

Кто заго­во­рит с при­шед­шим без при­ка­за­ния насто­я­теля – без бла­го­сло­ве­ния

 
 

Кто ест без бла­го­сло­ве­ния – отлу­че­ние

 
 

Дарить что-либо или меняться без ведома насто­я­теля – без бла­го­сло­ве­ния

 
 

Кто заво­дит шутки за тра­пе­зой – поста­вить на молитву и без пищи

 
 

Кто не прейдет на тра­пезу без при­чины – без пищи

 
 

Кто без ведома насто­я­теля напи­шет или полу­чит письмо – отлу­че­ние



Бого­слу­же­ние

Молит­вен­ное пра­вило

Два вида:

 
 

внут­рен­няя сер­деч­ная молитва (непре­стан­ная)

 
 

общая (псал­мо­пе­ние в собра­нии)

 

Молитва общая

   

Состав

Семь раз в день: «сед­ме­ри­цею днем хвалих Тя» (Пс. 118: 164)

 

1.

Полу­нощ­ная (см.: Пс. 118: 62)

 

2.

3‑й час

 

3.

6‑й час

 

4.

9‑й час

 

5.

Перед тра­пе­зой

 

6.

После тра­пезы

 

7.

Перед сном

 
 

Псалмы, молитвы, чтения

На молитве должно быть нерас­се­ян­ное вни­ма­ние: «несо­мненно убе­ди­тесь, что Бог перед очами»

Пра­вила

Мол­ча­ние на домаш­них псал­мо­пе­ниях

 
 

Послу­ша­ние будиль­ника на ночную молитву

 
 

На молитве в собра­нии можно при­сут­ство­вать и миря­нам

 

Молитва част­ная

   

Внут­рен­няя молитва

Два вида:

 
 

сла­во­сло­вие со сми­рен­но­муд­рием

Начи­ная молитву, оставь самого себя

 

про­ше­ние (низший вид)

Гос­подь знает, что полезно каж­дому… и него­дует, если кто просит у Него недо­стойно… Проси себе того, что достойно Царя Бога (Цар­ствия Небес­ного)

 

Укреп­ле­ние памяти о Боге:

Хотя прой­дет месяц, и год, и трех­ле­тие, и боль­шее число лет, пока не полу­чишь, не отсту­пай, но проси с верою и непре­станно делай добро

 

бла­го­да­ре­ние за бла­го­дать и слава Неиз­ре­чен­ному

Потому и не полу­чил, что просил худо, или с неве­рием, или рас­се­янно, или непо­лез­ного тебе

 

вос­по­ми­на­ние вели­ких Божиих бла­го­де­я­ний в тво­ре­нии, про­мыш­ле­нии и искуп­ле­нии всего рода чело­ве­че­ского. И к каж­дому отдель­ному лицу

Рас­се­янно (когда спо­со­бен) не дерзай стоять перед Богом, чтобы не было во грех

   

Если же, изне­могши от греха, не в состо­я­нии молится без раз­вле­че­ния, при­нуж­дай себя, сколько хватит сил, и про­дол­жай стоять пред Богом, к Нему обра­щая свой ум, соби­рая Его в себя самого, и Бог про­стит тебя, потому что не из пре­не­бре­же­ния, но по немощи не имел ты сил стоять пред Богом как должно

 

Тво­рить все по созна­нию на то воли Божией, во славу Божию, перед лицом все­ви­дя­щего Бога

Может быть, имея целью сде­лать тебя усерд­ным перед Ним, для того медлит даро­вать, чтобы ты узнал, что такое дар Божий и со стра­хом хранил данное


Настав­ле­ния

Из писем свя­ти­телю Гри­го­рию Бого­слову из Понта

 

Без­мол­вие

Ста­раться иметь ум в без­мол­вии. Как глаз, кото­рый посто­янно вер­тится, не может ясно видеть того, что перед ним, так и ум – если раз­вле­чен тыся­чами мир­ских забот, не может ясно усмат­ри­вать истину

 
 

Так уеди­нен­ное без­мол­вие служит нача­лом очи­ще­ния: когда язык не про­из­но­сит ничего чело­ве­че­ского, ни глаза не заняты рас­смот­ре­нием, ни слух не рас­слаб­лен пес­нями, раз­го­во­рами, шут­ками, тогда ум, не рас­се­и­ва­ясь по внеш­ним, входит в самого себя, а от себя вос­хо­дит к мысли о Боге

 
 

Душа, будучи сво­бодна от земных забот, воз­в­ра­щи­вает доб­ро­де­тели, кото­рые обя­зы­вают всякое дело в жизни испол­нять долж­ным обра­зом

 

Из Окруж­ного письма (366)

 
 

Хри­сти­а­нин должен жить достойно Еван­ге­лия Хри­стова

 

Нрав­ствен­ные пра­вила

Гово­рить об отсут­ству­ю­щем, чтобы очер­нить, – кле­вета. Отвра­щаться от наго­ва­ри­ва­ю­щего

 
 

Не быть сла­сто­лю­би­вым, небреж­ным, но вни­ма­тель­ным к бро­шен­ным вещам

 
 

Не гос­под­ство­вать даже самому себе, но пред­по­чи­тать себе всех

 
 

В одной рабо­чей не должно быть никому из другой рабо­чей, чтобы избе­жать сопер­ни­че­ства

 
 

Обли­чать согре­ша­ю­щего со всяким сер­до­бо­лием. Когда кого обви­няют, никто другой не должен воз­ра­жать, но пове­сти слово с обви­ни­те­лем наедине

 

Из 40-го письма к отшель­ни­кам

 
 

Под­вер­га­е­мый взыс­ка­нию, при­бавь ради Гос­пода

 

О пути спа­се­ния

Дело жизни – войти опять в союз с Богом

 

Путь

Подвиж­ни­че­ство, так как этот мир – время брани с грехом (про­ти­во­бор­ни­ком)

 

Метод

Изу­чать рато­бор­ство по Писа­нию, испол­няя все запо­веди, очи­ща­ясь от греха

 

Два пути

1) Супру­же­ство – для тех, кто не может поне­сти дев­ство. Это тоже тре­бует посто­ян­ной работы, здесь мно­же­ство пре­пят­ствий мир­ских

Стра­сти – раны души. Как ни зале­чи­вай их, мир всегда будет раз­вер­зать их снова

 

2) Отре­че­ние от мира – отвер­же­ние всех мир­ских обы­чаев, людей, родных, раз­да­я­ние иму­ще­ства, оста­ва­ясь с одной надеж­дой на Про­мыш­ле­ние Божие

Кто про­из­нес уже обет свой, тому надобно соблю­дать себя для Бога как одно из свя­щен­ных при­но­ше­ний, чтобы, посвя­щен­ное Богу обетом тело осквер­нив опять слу­же­нием обык­но­вен­ной жизни, не под­пасть суду за свя­то­тат­ство

Миро­от­ре­че­ние

1) Отшель­ни­че­ство – по пре­по­доб­ному Анто­нию Вели­кому, а не кап­па­до­кий­ским инокам

 
 

2) Обще­жи­тель­ное – более удобно: не зави­сишь от мира

Закон духов­ный тре­бует, чтобы «вку­ша­ю­щих пасху было не менее десяти» (по Иосифу Флавию), так и здесь надобно, чтобы лучше уве­ли­чи­ва­лось, нежели умень­ша­лось число под­ви­за­ю­щихся

Духов­ная жизнь

 

Пока­я­ние

Не отча­и­ваться, но посто­янно во всем каяться

Если грехи… неис­чис­лены быть могут, а мило­сер­дия Божия изме­рить невоз­можно, то не отча­я­нию время, а осуж­де­нию грехов, отпу­ще­ние кото­рых пред­ла­га­ется в крови Хри­сто­вой

 

Пока­яв­шийся, подобно Закхею, должен совер­шить в боль­шей мере доброе дело, кото­рое про­ти­во­по­ложно греху

Плачь должно нало­жить на себя… потому что чело­век пре­ступ­ле­нием закона Бога бес­че­ствует

 

Испо­ве­до­вать грехи только духов­ному отцу, а не кому слу­чи­лось

 

Рев­ност­ное бого­уго­жде­ние

К непра­виль­ным направ­ле­ниям рев­но­сти отно­сится и рети­вость – усилие не только пока­зать, что мы не хуже других, но и паче опе­ре­жать их во всем… когда дела­ется что-нибудь напо­каз и из тще­сла­вия

 

Трез­ве­ние

Рас­се­ян­ность мыслей про­ис­хо­дит от празд­но­сти ума… от неве­рия в при­сут­ствие Бога, испы­ту­ю­щего сердца и утробы. Ибо если кто пове­рит сему… тот нико­гда не осме­лится и не будет иметь досуга помыс­лить что-либо не кло­ня­ще­еся к сози­да­нию веры

Никто при уве­рен­но­сти, что он в при­сут­ствии выс­шего не обра­ща­ется к низ­шему… А если бы и сде­лан­ное было при­ятно зна­ме­ни­тому и непри­ятно по мнению низ­шего, всякий пре­не­бре­гает низ­шего… то какая душа, истинно трез­вая, оста­вит дела бого­угод­ные и пора­бо­тится чело­ве­че­скому обычаю?

 

Трез­ве­ние когда в силе, то ника­кая страсть против него не только усто­ять, но и даже появиться не может

 

Без­мол­вие

Не должно шутить и гово­рить без пользы слу­ша­ю­щего

 
 

Рабо­тать в без­мол­вии. Никто из приш­лых не может само­вольно под­хо­дить к братии (без ука­за­ния смот­ря­щего)

 
 

Не должно раз­вле­каться непо­мер­ною рабо­тою, потому что обилие без потреб­но­сти выка­зы­вает любо­с­тя­жа­тель­ность

 

Испо­ведь

Кто спо­до­бился отпу­ще­ния грехов и грешит так же опять, тот уго­тов­ляет себе суд гнева, стро­жай­ший преж­него

 
 

Если греш­ник не исправ­ля­ется – отсечь, как соблазн

 

Доб­ро­де­тели свой­ственны при­роде чело­века

 

Часть 7

Устав еги­пет­ских отцов

Об уставе

Источ­ник

Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892

Наиме­но­ва­ние

Пра­вила, собран­ные Вене­дик­том Ани­ан­ским

Авторы

Святые Сера­пион, Мака­рий, Паф­ну­тий и другие 34 старца


Устрой­ство мона­стыря

Пре­по­доб­ный Сера­пион

Бра­тиям надо соби­раться в одну оби­тель по слову Свя­щен­ного Писа­ния (см.: Пс. 132:1; 67:7) и чтобы над всеми началь­ство­вал один старец (см.: Евр. 13:13)

Пре­по­доб­ный Мака­рий

Началь­ству­ю­щие должны быть в любви и стро­го­сти (см.: 2Тим. 4: 2)

 

Ничего не делать вперед старца, но по его слову

 

Необ­хо­димо испы­ты­вать ново­при­шед­ших: должны все оста­вить, осо­бенно гор­дость

 

Испы­ты­вать: неделю за мона­сты­рем с поно­ше­ни­ями. Потом при­нять, но чтобы раздал все мир­ское

 

Непоз­во­ли­тельно никому ни при­ни­мать стран­ни­ков, ни гово­рить с ними, кроме аввы и особо постав­лен­ных им людей

Пре­по­доб­ный Паф­ну­тий

Режим

 

Пищу при­ни­мать только после 9‑го часа (кроме вос­кре­се­ния и Пяти­де­сят­ницы)

 

Авве лучше всегда при­ни­мать пищу с бра­тией

 

В вос­кре­се­ние только петь и посвя­щать все Богу

 

Рас­пре­де­ле­ние дня: до 3‑го часа – Богу (чтение); 3–9 – послу­ша­ния. По другим уста­вам: до 2‑го часа – чтение, 2–9 – работы

Пре­по­доб­ный Мака­рий (другой)

Епи­ти­мии

 

Празд­но­сло­вя­щий – три дня в отлу­че­нии от обще­ния

 

Шутки, смех – две недели епи­ти­мия

 

Не при­ни­мать братию из других мона­сты­рей. Воз­можно только с пись­мом от аввы

Святой Мака­рий Алек­сан­дрий­ский

Нрав­ствен­ные поуче­ния

 

При­бы­вать в келье, как в раю

 

Со знаком на молитвы остав­лять всякую работу. Кто опаз­ды­вает – епи­ти­мия от аввы

 

Посы­лать за потреб­ным для бра­тией по 2–3 чело­века: не мно­го­ре­чи­вых, не чре­во­угод­ных

 

Если уве­ще­ва­е­мый не обра­ща­ется – отстра­нить от обще­ния. Если про­дол­жает роп­тать – нака­за­ние роз­гами


Устав пре­по­доб­ного Иоанна Кас­си­ана

Об уставе

Источ­ник

Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892

Наиме­но­ва­ние

Устав восточ­ных мона­сты­рей

Авторы

Собранны пре­по­доб­ным Иоан­ном Кас­си­а­ном

Мона­стыри

Скифия, Про­ванс (350–360)

Об уставе

Смысл и зна­че­ние такого рода пред­ме­тов никак не могут быть пости­га­емы или пре­да­ва­емы другим одним празд­ным рас­суж­де­нием или внеш­нею наукою, ибо все здесь зави­сит от опыта. И как пере­дано может быть не иначе, как опыт­ными, так и понято не иначе, как теми, кто тру­дится

Из жиз­не­опи­са­ния соста­ви­теля

Пре­по­доб­ный Иоанн Кас­сиан с юности под­ви­зался в Виф­ле­ем­ском мона­стыре с братом Гер­ма­ном. В 390–400 годах путе­ше­ство­вал в Египет. Потом прибыл в Кон­стан­ти­но­поль, где свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст посвя­тил его в диа­коны. В 405 году отправ­ля­ется в Рим для защиты свя­ти­теля Иоанна. Остав­шись на Западе, осно­вы­вает два мона­стыря, для кото­рых состав­ляет уставы в 36 книгах. Скон­чался 29 фев­раля 449 года


Устрой­ство мона­стыря

Послу­ша­ния

В уставе не опре­де­ля­ются обя­зан­но­сти кон­крет­ных долж­но­стей, но опи­сы­ва­ется общий рев­ност­ный дух, по при­меру еги­пет­ских отцов, где вообще нет недель­ных послу­ша­ний (келаря, повара), но все гото­вит один избран­ный брат по малой необ­хо­ди­мо­сти

Чреда послу­ша­ний

Недель­ные. На неделю изби­ра­ется опре­де­лен­ное число братии для выпол­не­ния общих послу­ша­ний: с утрен­них псал­мов поне­дель­ника до вечер­них псал­мов вос­кре­се­нья

Пра­вила на послу­ша­ния

Сме­ня­ясь, недель­ные пере­дают всю утварь сле­ду­ю­щим избран­ным на неделю бра­тиям. В вос­кре­се­нье вече­ром, после псал­мов, умы­вают всем ноги, прося про­ще­ния


Пра­вила. Режим

Общие пра­вила

Пока­я­ние за любые малые про­ступки (подер­жит кого за руку): про­сти­раться во время молитвы перед бра­тией, пока авва в конце не под­ни­мет

 
 

Недель­ные: на неделю изби­ра­ется опре­де­лен­ное число братии для выпол­не­ние общих послу­ша­ний: с утрен­них псал­мов поне­дель­ника до вечер­них псал­мов вос­кре­се­нья

 
 

Сме­ня­ясь, пере­дают всю утварь другим недель­ным

 
 

Вече­ром в вос­кре­се­нье умы­вают всем бра­тиям ноги, прося про­ще­ния

 

Прием в оби­тель

Кто при­хо­дит с жела­нием всту­пить в брат­ство, того

 
 

испы­ты­вают десять и более дней за воро­тами, оскорб­ляя и понося его. Он же должен падать с пока­я­нием перед всеми на колена

 
 

когда при­ни­мают, отби­рают всякую соб­ствен­ность, чтобы «не устре­мился бежать» по сму­ще­нию

 
 

ничего не при­ни­мают от при­шед­шего: а) чтобы не над­ме­вался, б) чтобы, охла­дев, потом не тре­бо­вал назад

 
 

сни­мает и мир­ские одежды в собра­нии братии и обла­ча­ется от аввы в мона­стыр­ские. Мир­ские одежды оста­ются у эко­нома, чтобы, если не выдер­жит искус, ото­брали мона­ше­ские и изгнали в его мир­ских одеж­дах

 

Пра­вила ново­на­чаль­ному

По при­ня­тии – на один год к старцу-гости­нику

 
 

Потом – старцу над деся­тью ново­на­чаль­ными для обу­че­ния, прежде всего, подав­ле­нию своей воли

Для чего старец «нарочно застав­ляет делать то, что про­тивно его душе. Ибо монахи, осо­бенно ново­на­чаль­ные, не могут обуз­ды­вать своих похо­тей, если прежде не научатся умерщ­влять свои хоте­ния послу­ша­нием»

 

Ново­на­чаль­ный обязан все откры­вать старцу

«Отсюда про­ис­хо­дит, что враг ни в чем не может обо­льстить юного еще инока… ибо иначе диавол не может обо­льстить юного, если не увле­чет его скры­вать свои помыслы по гор­до­сти и стыду», что явля­ется при­зна­ком помысла от диа­вола

 

Иметь полное послу­ша­ние, даже в видимо невоз­мож­ном. На зов идут сразу, бросая все дела, «потому что они столько забо­тятся об успе­хах работ, сколько рев­нуют об испол­не­нии доб­ро­де­тели послу­ша­ния… так что все счи­тают ниже ее»

 
 

Не иметь ничего своего, хотя забо­тится о всем иму­ще­стве как о своей соб­ствен­но­сти

«Чтобы никто не смел даже словом назвать что-то своим»

Суточ­ный режим

После ночной службы не спят, но зани­ма­ются руко­де­лием и келей­ной молит­вой до утра

Бдение ночью чтобы: 1) не осквер­ниться во время сна от зави­сти бесов­ской за ночные молитвы, 2) быть бод­рен­ными и в «остро­зор­ко­сти чувств» весь день на работе

 

Не доз­во­ля­ется гово­рить с дру­гими. Нака­за­ние: отлу­че­ние от общей молитвы. Отлу­чен­ный от молитвы про­ща­ется только стар­цем при пока­я­нии перед всеми. До этого никто не имеет права с ним молиться

У них как ника­кой почти момент вре­мени не оста­ется празд­ным, так нико­гда не пола­га­ется конца умному дела­нию

Одежда

Такова, чтобы при­кры­ваться только от срама и холода (см.: 1Тим. 6: 8)

 
 

Пояс (подобно вет­хо­за­вет­ным про­ро­кам Елисею и Илии)

«Пояс усмен» – знак умерщ­вле­ния плоти (у свя­того Иоанна Кре­сти­теля)

 

Лучше носить вла­ся­ницу (под одеж­дой из гру­бого волоса), чем вре­тище (ветхая верх­няя одежда – знак пока­я­ния) – против сует­ного тще­сла­вия

 
 

Куколь. Носили всегда

Ко все­гдаш­нему хра­не­нию дет­ской невин­но­сти и про­стоты

 

Коло­вий (льня­ная одежда с корот­кими рука­вами)

Руки мертвы ко всему зем­ному

 

Нарам­ник. Опо­я­сы­вает одежду через плечи для работы (подо­бие пара­мана)

 
 

Мафорт (наплеч­ная корот­кая мантия)

Деше­визна, сми­ре­ние

 

Милоть (козья кожа)

Умерщ­вле­ние стра­стей (в под­ра­жа­ние вет­хо­за­вет­ным про­ро­кам)

 

Жезл

Против псов-стра­стей

 

Сан­да­лии. Сни­мали при при­ча­ще­нии святых таин

 

Пища

В суб­боту и вос­кре­се­нье бывает ужин только для стран­ни­ков и немощ­ных с про­стой молит­вой (без псал­мов)

 
 

За тра­пе­зой: мол­ча­ние и чтение

 
 

Тра­пез­ни­чают, накрыв куко­лем глаза, чтобы не видеть других

 
 

Между тра­пе­зами вку­шать запре­щено

 
 

В Египте: нет череды: все гото­вит один избран­ный брат, кото­рый явля­ется и кела­рем, и пова­ром (мало тре­бу­ется)

 

Епи­ти­мии

   

Штраф за опоз­да­ние на молитву

За опоз­да­ние на первый псалом (ночью – на второй): стоят вне собра­ния и после отпу­ста падают перед всеми, прося про­ще­ния (иначе не пус­кают на осталь­ные бого­слу­же­ния)

 

Бого­слу­же­ние

Молитва общая

   

В Фива­иде

В разных мона­сты­рях по-раз­ному (от того, что старцы изби­ра­ются, не навык­шие устав­ному чину молит­во­сло­вия)

 
 

Ночью: 20, или 30, или 18 псалмы анти­фо­ном; 3‑й, 6‑й, 9‑й часы – по шесть псал­мов

 

От ангела

Поста­но­вили около Алек­сан­дрии (при апо­столе еван­ге­ли­сте Марке): две­на­дцать псал­мов вече­ром и ночью

Апо­стол Марк осно­вал стро­гую Цер­ковь близ Алек­сан­дрии. По утвер­жде­нию Филона, «в первое время вся Цер­ковь была такова, какими быть ныне напря­га­ются монахи»

Поста­нов­ле­ние отцов

Понедельник–пятница: две­на­дцать псал­мов (ночью и вече­ром) + молитвы + чтения Вет­хого и Нового Завета

Были бла­го­че­сти­вые пере­го­воры стар­цев – опре­де­лить единый молит­вен­ный чин для после­ду­ю­щих времен. Один вышел на сере­дину и пропел Пс. 11 с молит­вой и Пс. 12 с Алли­луия, потом исчез: было явле­ние ангела

 

Суб­бота, вос­кре­се­ние, Пяти­де­сят­ница: две­на­дцать псал­мов + молитвы + два чтения из Нового Завета

 

Молитвы по псал­мам

Молитва между псал­мами с крат­ким коле­но­пре­кло­не­нием. Больше стоя с воз­де­тыми руками

 
 

В мол­ча­нии. Если кто каш­ля­нул, зевнул, быстро закан­чи­вали молитву: лучше крат­кие, но чаще, горя­чие к Богу

 

Пение псал­мов

Две­на­дцать псал­мов делят: по три псалма (для четы­рех бра­тиев), по четыре и по шесть

 
 

При пении чтец стоит, осталь­ные на низких сту­льях молятся

 
 

Коле­но­пре­кло­не­ний нет от вечера суб­боты до вечера вос­кре­се­нья и всю Пяти­де­сят­ницу

 

Суточ­ный круг

   

Часы

3‑й, 6‑й, 9‑й – в Пале­стине, Месо­по­та­мии и на всем Востоке «опре­де­ля­ются каж­до­дневно тремя псал­мами»

Часы у егип­тян само­охотно совер­ша­ются во все про­дол­же­ние дня вместе с руко­де­лием. Важнее служб, кото­рые совер­ша­ются, понуж­да­е­мые уста­вом и билом в опре­де­лен­ный час

 

В Свя­щен­ном Писа­нии: у про­рока Дани­ила, в Ев (6, 9), Деян (3, 6, 9)

 

Вечер­няя

«Да испра­вится… воз­де­я­ние руку моею – жертва вечер­няя» (Пс. 140: 2)

Та вечер­няя жертва, кото­рую Сам Он принес Отцу Своему воз­де­я­нием рук Своих за спа­се­ние всего мира на кресте

Утрен­няя

«…к Тебе утрен­нюю…» (Пс. 62: 1)

Гос­подь посы­лает в Свой вино­град­ник рабо­тать: с ран­него утра, в 3, 6, 9 и 11‑й часы (свя­тиль­ничны = вечерня)

1‑й час

«Утрен­ница». Уста­нов­лен против обле­не­ния: после полу­нощ­ницы до 3‑го часа был отдых

Неко­то­рые рев­ност­ные братия ввели от стар­цев, чтобы выпол­нить назна­чен­ное про­ро­ком Дави­дом сед­ме­рично число бого­хва­ле­ний (см.: Пс. 118: 164)

 

Опре­де­ля­ются Пс. 50, 62, 89. После 1‑го часа не спят

 

Все­нощ­ное бдение

Начи­на­ется с вечера пред­суб­бот­него. После сон только до 1‑го часа (~ 2 часа)

 
 

Состав: поют три анти­фона (стоя) + отве­чают на три псалма за кано­нар­хом (сидя) + три чтения (сидя)

Умоляя телес­ный труд для боль­шего напря­же­ния ума

 

Суб­бота, вос­кре­се­нье: поста нет (Еккл.), чтобы под­кре­пить тело

Суб­бота ночь – апо­столы в бдении после рас­пя­тия

 

Вос­кре­се­нье: до обеда только одно собра­ние «чести ради при­ча­ще­ния Гос­подня» – сов­ме­щают 3‑й и 6‑й часы, не умаляя ничего в после­до­ва­ниях молит­во­сло­вий

 
 

В суб­боту, вос­кре­се­нье бывает ужин только для стран­ни­ков и немощ­ных с про­стой молит­вой (без псал­мов)

 

Часть 8

Устав пре­по­доб­ного Вене­дикта

Источ­ник

Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892

Автор

Пре­по­доб­ный Вене­дикт

Мона­стыри

Для мона­стыря на горе Кас­сино

Харак­тер устава

Больше вни­ма­ния к внеш­нему устрой­ству оби­тели; опи­сы­вает все, вплоть до мелких дета­лей


Устрой­ство мона­стыря

Виды подвиж­ни­че­ства

Четыре типа мона­хов

 

кино­ви­оты – в обще­жи­тель­ных мона­сты­рях

 

ана­хо­реты – пустын­ники, «еди­но­бодр­ству­ю­щие» (только по долгом испы­та­нии себя в мона­стыре)

 

сара­биты – само­чин­ные отшель­ники (живут по двое-трое, по одному)

 

гиро­ваги – шатайки (хуже сара­би­тов; «о пове­де­нии их лучше мол­чать, чем гово­рить»)

Послу­ша­ния

 

Насто­я­тель

Крот­ких обли­чать словом, гордых и нера­ди­вых нака­зы­вать строго, иногда телесно. Только тогда будет он сво­бо­ден от вины <на суде Божием>, когда ока­жется, что он упо­тре­бил все пас­тыр­ское попе­че­ние (хотя бы и паства оста­ва­лась непо­слуш­ной)

 

Соби­рать и выслу­ши­вать мнения всех братий по осо­бому вопросу

 

Изби­ра­ется сове­том стар­цев

 

Знак на бого­слу­же­ние – дело аввы (или кому пору­чит)

Второй по насто­я­теле

Пре­по­зит; изби­ра­ется аввой, не стар­цами. Если воз­можно, обой­тись без него, чтобы избе­жать раз­но­гла­сий

Декан

Если брат­ство велико, ста­вить из мужей святых началь­ника над десят­ком

Келарь

Выдает и соби­рает все по нужде братий. Мона­хам не поз­во­лено иметь ника­кой соб­ствен­но­сти

Повар

Никому не отка­зы­ваться. Немощ­ным в помощь братию. Только назна­чен­ные на важные послу­ша­ния (авва, келарь) про­пус­кают недель­ные

 

Кон­ча­ю­щие и начи­на­ю­щие неделю в вос­кре­се­нье в церкви после утрен­них молитв просят с коле­но­пре­кло­не­нием у всех молитв. В поне­дель­ник и вос­кре­се­нье – умы­вают всем ноги

 

Недель­ные в будни за час до общей тра­пезы при­ни­мают пищу; в празд­ник пусть воз­дер­жатся до конца обедни

Чтец

Назна­чался особый, не подряд, а по выбору

 

Начи­нает с вос­кре­се­нья, читая стих «Гос­поди, устне мои отвер­зиши…», а все повто­ряют. За тра­пе­зой всем мол­ча­ние

 

Вку­шает пищу позже, с недель­ными

Свя­щен­ник

Авва ста­вить может, кого нахо­дит нужным, достой­ного. Посвя­щен­ный да блюдет себя от воз­но­ше­ния или гор­до­сти и ни на что не дер­зает, кроме того, что при­ка­зано будет аввой

 

Место держит по порядку вступ­ле­ния в оби­тель, если только авва не повы­сит или не пони­зит

Стран­но­при­им­ник

Назна­ча­ются каждый год два брата на слу­же­ние стран­ни­кам

 

Сам авва – встре­чает и омы­вает руки и ноги стран­нику, при­ни­мая, как Христа. Вна­чале вести на общие молитвы и только потом давать цело­ва­ние

 

Для стран­ни­ков особая кухня (можно для них пре­ры­вать пост)

При­врат­ник

«Старца муд­рого». Имеет келью вне мона­стыря и отве­чает всем при­шед­шим

Пра­вила на послу­ша­ниях

Жела­тельно иметь все необ­хо­ди­мые послу­ша­ния в ограде мона­стыря (мель­ницу, воду, сад, мастер­ские), чтобы насель­ники не выхо­дили за стены оби­тели

 

Кто выхо­дит, после воз­вра­ще­ния кается перед всем, но о том, что видел, молчит


Пра­вила. Режим

Тема

Содер­жа­ние

Поуче­ние

Общие пра­вила

   

Отно­ше­ния между бра­ти­ями

Стар­шие обра­ща­ются к млад­шим: «брат…», млад­шие: «отец…», к авве: «Гос­по­дин авва» (место Христа)

 
 

Млад­шие у стар­ших всегда берут бла­го­сло­ве­ние и стоят, пока не укажет старец

 
 

«В мона­стыре никто дру­гого защи­щать не должен» – боль­шие соблазны

 

Руко­де­лие

Если кто гор­диться станет мастер­ством своим, яко достав­ля­ю­щий мона­стырю нечто, такого отста­вить надо от мастер­ства

 
 

Цену лучше всегда назна­чать несколько меньше, чем это делают миряне

 

Прием в оби­тель

Четыре-пять дней за воро­тами оскорб­лять при­шед­шего. Если устоит, при­нять в гости­ницу, потом в келью для ново­на­чаль­ных

 
 

Опре­де­лить к старцу, чтобы следил всегда. Через два месяца первый раз про­чи­тать устав. Через шесть меся­цев еще раз про­чи­тать устав. Еще через четыре месяца вновь про­чи­тать устав. Затем (всего через год) при­нять в братию

 

Постриг

В церкви перед всей бра­тией дает обе­ща­ния. Пись­мен­ное обе­ща­ние на имя свя­того храма пола­гает на алтарь со сло­вами Пс. 118: 116. Братия повто­ряет и «Слава»

 
 

Ново­на­чаль­ный брат кла­ня­ется всем в ноги, после этого он принят в брат­ство

 
 

Сни­мает в храме свои одежды и обла­ча­ется в мона­ше­ские. Мир­ские оста­ются у рухоль­ного на случай выхода

 
 

Обеты пись­мен­ные навсе­гда оста­ются в мона­стыре

 

При­ня­тие детей

Должны при­не­сти потреб­ное для бес­кров­ной жертвы

 
 

Мило­стыню при­пи­сы­вают до своей смерти, не отдают

 

Свя­щен­ника

Не скоро при­ни­мать. Если наста­и­вает, то только согласно с уста­вом, чтобы все испол­нял без чести. Ставят на рядо­вое место

 

Монаха-стран­ника

Уте­шать в гости­ной

 
 

Если наме­ре­ва­ется всту­пить в братию – испы­ты­вать: если с поро­ками – не брать, попро­сить уда­литься

 
 

Если бла­гого нрава – убеж­дать остаться для при­мера другим

 

Суточ­ный режим

   

От Пасхи до сен­тября

1–4 час: братия выхо­дит на работы; 4–6 час: чтение; по 6‑м: обед, отдых; с 9‑го: работа до вечера

 

От сен­тября до Вели­кого поста

До 2 часов: чтение; в 2 часа: три часа петь; потом работа до 9 часа, обед, псалмы

 

В Вели­кий пост

С утра до 3 часа: чтение; с 3 до 9: работы

 

В вос­кре­се­нье

Чтение, работы по бла­го­сло­ве­нию

 

Пища

Может быть и два раза, по немощи братии: в 3‑м или 6‑м часу: обед; вече­ром: ужин

 

Норма

Доста­точно два варева + 1 фунт хлеба на брата + овощи (если доста­нут)

 

Питие

Стакан вина (вино­град­ного) в день. Но кому Бог дал, пусть воз­дер­жи­ва­ется

«Ибо вино, как читаем, есть вещь вовсе не мона­ше­ская»

Время тра­пезы

От Пасхи до Пяти­де­сят­ницы – два раза: в 6 часов (12 часов у нас) + вече­ром ужин

 

Пост

В среду и пят­ницу – пост до 9‑го часа (15 часов)

 
 

В Вели­кий пост – одна тра­пеза пове­черу (чтобы окон­чить все при свете)

 

Пре­ста­ре­лые и дети

Снис­хож­де­ние в роде пищи и пораньше, чем для всех

«Раз­ре­шать боль­ным и вку­ше­ние мяса для под­креп­ле­ния наи­бо­лее немощ­ных. Но коль скоро опра­вятся, пусть по обычаю воз­дер­жи­ва­ются от мяса»

Боль­ные

Им служат с особой забо­той. Чаще раз­ре­шают бани

 

После тра­пезы

Соби­ра­лись все на чтение (часто пре­по­доб­ного Кас­си­ана) и на пове­че­рие

 

Сон

Всем вместе либо по десять чело­век. В одеж­дах, опо­я­сан­ными

 

Одежда

Одежды бра­тиям должны быть назна­ча­емы по каче­ству места, где живут

 
 

Куколь (два): на зиму – шер­стя­ной, на лето – пла­тя­ной

 
 

Полу­каф­та­нье (два): для вымы­ва­ния и для ночей

 
 

Нарам­ник (один) – для работ

 
 

Обувь: сан­да­лии и сапоги

 
 

Фемо­рали (=пан­то­лоны) – в дорогу

 
 

На кро­вать – рогожу, сагу (=мешок с сеном), одеяло, подушка

 

Епи­ти­мии

Если не слу­шает три­крат­ного обли­че­ния перед всеми – отсечь

О про­ви­нив­шихся у аввы боль­шее попе­че­ние

Если пре­гре­ше­ния в легком

Лише­ние общего стола и пения молитвы в церкви, пищу при­ни­мает после всех

 

в важном

Лише­ние и стола, и молит­вен­ного обще­ния. Никто с ним не раз­го­ва­ри­вает

 
 

Если кто всту­пит в обще­ние с подъ­е­пи­ти­мий­ным, полу­чает равное с ним нака­за­ние

 
 

Если нака­зан­ный не исправ­ля­ется, при­ме­няют телес­ные нака­за­ния, потом – лише­ние молитв, потом – отсе­кают

 
 

Выгнан­ных при­ни­мают до трех раз

Так как «не пони­мают важ­но­сти обыч­ных епи­ти­мий»

Меры

«Ни одного поступка не счи­тать мало­важ­ным»

 
 

Отлу­че­ние – от обще­ния с бра­тией в столе, труде, молитве и при­ча­ще­нии

 
 

Вне обще­ния – отлу­че­ние от при­ча­стия или без обеда

 
 

Без бла­го­сло­ве­ния – без уте­ше­ния, полу­ча­е­мого или в церкви, или за обедом

 
 

Без пищи

 

Дей­ствия

Нера­ди­вых на молитве – отлу­чать или на неделю поститься

 
 

Покляв­шихся – отлу­че­ние на две недели

 
 

Ропот­ли­вых – отлу­че­ние на неделю

 
 

Празд­но­сло­вя­щих – отлу­че­ние на неделю

Также клят­во­пре­ступ­ни­ков, уко­ря­ю­щих, руга­ю­щихся напрасно, оби­жа­ю­щихся, осуж­да­ю­щих

 

Вышед­шим из мона­стыря без бла­го­сло­ве­ния – без обще­ния

Также стя­жа­те­лей соб­ствен­но­сти, согла­ша­ю­щимся с дру­гими на грех

 

Если кто лишен бла­го­сло­ве­ния, но возь­мет его – отлу­че­ние

 
 

Кто заго­во­рит с при­шед­шим без при­ка­за­ния насто­я­теля – без бла­го­сло­ве­ния

 
 

Кто ест без бла­го­сло­ве­ния – отлу­че­ние

 
 

Дарить что-либо или меняться без ведома насто­я­теля – без бла­го­сло­ве­ния

 
 

Кто заво­дит шутки за тра­пе­зой – поста­вить на молитву и без пищи

 
 

Кто не придет на тра­пезу без при­чины – без пищи

 
 

Кто без ведома насто­я­теля напи­шет или полу­чит письмо – отлу­че­ние

 
 

Детей нака­зы­вать более чув­ственно: поще­нием или телесно

 
 

После пове­че­рия никому уже не поз­во­лено гово­рить. Нару­ши­тель под­ле­жит тяжкой епи­ти­мии

 
 

Опаз­ды­ва­ю­щим на бого­слу­же­ние: стоять в конце или на особом месте и после молитвы при­не­сти всем пока­я­ние

«Чтобы через то, всеми заме­ча­емы, от одного этого стыда исправ­ля­лись»

 

Опаз­ды­ва­ю­щим на тра­пезу: до двух раз – выго­вор. Потом – за особый стол, лишив вина

«Никто да не дер­зает при­ни­мать пищу или питие прежде или после уста­нов­лен­ного часа»

 

Отлу­чен­ным от обще­ния: во время бого­слу­же­ния вне храма, про­стер­шись на земле, когда братия выхо­дят, при­па­дать всем к ногам

 
 

За малые вины: после молитвы про­сить у всех про­ще­ние

 
 

Кто про­ви­нится на бого­слу­же­нии или послу­ша­нии, тот сразу при­но­сит пока­я­ние, если сам не пока­ется – боль­шее взыс­ка­ние

 

Бого­слу­же­ние

Молитва общая

   

Состав

Зимой (от ноября до Пасхи) – после бдения отдых до 2 часов ночи, «чтобы братия больше поко­и­лись… время, кото­рое неко­то­рые зани­мают на обу­че­ние Псал­тири»

 
 

От Пасхи до ноября – бдения с рас­че­том, чтобы почти тотчас сле­до­вала утреня (с рас­све­том)

 
 

Начало: 1 стих из Пс. 69, 50 + три псалма + Пс. 94 – Хва­леб­ная песнь

«Можно сде­лать свое рас­пре­де­ле­ние, но чтобы за неделю про­пе­ва­ема была вся Псал­тирь»

 

Потом: шесть псал­мов (анти­фо­ном) – бла­го­сло­ве­ние аввы – три чтения (Ветхий Завет, Новый Завет + тол­ко­ва­ния), между чте­ни­ями – три респон­со­рия (сти­хиры – сидя) по тре­тьем: слава – шесть псал­мов (с алли­луия) – всего 12 псал­мов

«Не за мно­го­гла­го­ла­ние услы­шаны бываем, а за чистоту сердца, сокру­ше­ние и слезы… В собра­нии же вся­че­ски да уко­ра­чи­ва­ется молитва»

 

окон­ча­ние: Апо­стол + сти­хира + лития

 

Летом

Чтения сокра­щают (ночи корот­кие): одно чтение из Вет­хого Завета + крат­кий респон­со­рий, но 12 псал­мов всегда

 

Суточ­ный круг

«Сед­ме­ри­цею днем хвалих Тя» (Пс 118: 164)

 

1.

Утреня

 

2.

1‑й час (все по одному образу): Песнь часа + три псалма + одно чтение + лития, отпуст

 

3.

3‑й час

 

4.

6‑й час

 

5.

9‑й час

 

6.

Вечерня: четыре псалма (анти­фо­ном) + одно чтение + респон­со­рий, Хва­леб­ная песнь свя­ти­теля Амвро­сия + Еван­гель­ская песнь + лития, Отче наш, отпуст

 

7.

Пове­че­рие: три псалма (без анти­фона) + Песнь + одно чтение + бла­го­сло­ве­ние, отпуст

 

Все­нощ­ное бдение

Полу­нош­ница: «полу­нощи востах испо­ве­да­тися Тебе» (Пс. 118: 62)

 

Бдение под вос­кре­се­нье

Дольше начало: четыре Вет­хого Завета чтения (про­тяж­ные респон­со­рии) – шесть псал­мов + другие четыре чтения – три песни из Про­ро­ков с алли­луия – четыре Нового Завета чтения (с респон­со­ри­ями) – Хва­леб­ная песнь – Авва читает Еван­ге­лие + гимн «Тебе подо­бает хвала» + бла­го­сло­ве­ние – утреня

 

Утреня в вос­кре­се­нье

Шесть псал­мов (подряд) + 50, 117, 62 – бла­го­сло­ве­ние, хвалы + один Апо­ка­лип­сис (с респон­сорием) + Хва­леб­ная песнь – сти­хиры, песнь Бого­ма­тери «Вели­чит душа Моя» – лития, отпуст

 

Утреня в будни

Шесть псал­мов (подряд) + 50 + два псалма на день недели – песни из Про­ро­ков (в суб­боту из Втор.) + один Апо­ка­лип­сис (с респон­сорием) + Хва­леб­ная песнь – сти­хиры, песнь Бого­ма­тери «Вели­чит душа Моя» – лития, отпуст

 
 

В любой день авва: «Отче наш»

 

Алли­луия

Пели после каж­дого стиха псалма всю Пяти­де­сят­ницу и на всех ночных служ­бах от Пяти­де­сят­ницы до Вели­кого поста

 

Молитва част­ная

   

Пра­вило

Усу­губ­лять только с бла­го­сло­ве­ния аввы

«Ибо что бывает без бла­го­сло­ве­ния отца духов­ного, то осквер­ня­ется само­мне­нием или тще­сла­вием и награду не заслу­жи­вает, а осуж­де­ние»


Настав­ле­ния

Духов­ная жизнь

В послу­ша­нии не допус­кать мед­лен­но­сти, ропота

 
 

Мол­ча­ние

«Даже совер­шен­ным уче­ни­кам редко должно быть доз­во­лено гово­рить (=учить)»

 

Сми­ре­ние (по сте­пе­ням)

Лествица Иакова до небес: сми­ре­нием вос­хо­дим, гор­до­стью нис­па­даем

 

1‑я сте­пень – страх Божий

Страх Божий вся­че­ски бегает забве­ния, отсе­кая похо­те­ния плоти. Ибо Бог всегда видит все дела и сердце наше, и ангелы о том воз­ве­щают Богу

 

2‑я сте­пень – не тво­рить своей воли

То ведет в муку, а само­при­нуж­де­ние гото­вит венец славы

 

3‑я сте­пень – по любви к Богу под­чи­няться наболь­шему

 
 

4‑я сте­пень – тер­петь за Гос­пода все про­тив­ное

 
 

5‑я сте­пень – все откры­вать авве в сми­рен­ном испо­ве­да­нии

 
 

6‑я сте­пень – доволь­ство­ваться всякой ску­до­стью

 
 

7‑я сте­пень – счи­тать себя низшим и худшим всех во внут­рен­нем чув­стве сердца

 
 

8‑я сте­пень – ничего не делать кроме поло­жен­ного в уставе

 
 

9‑я сте­пень – хра­нить мол­ча­ние, пока не спро­сят

 
 

10‑я сте­пень – быть не скорым на смех

 
 

11‑я сте­пень – гово­рить кротко, немного, но разумно

 
 

12‑я сте­пень – и серд­цем, и телом перед всеми сми­ряться

«Ходить, скло­нив голову, взор в землю, вооб­ра­жать себя сто­я­щим на суде Божием»

 

Так монах дости­гает любви, кото­рая вон изго­няет страх, и начи­нает все соблю­дать без труда, по любви ко Христу

 

Духов­ная жизнь общины

   

Нрав­ствен­ные пра­вила

Гово­рить об отсут­ству­ю­щем, чтобы очер­нить, – кле­вета. Отвра­щаться от наго­ва­ри­ва­ю­щего

 
 

Не быть сла­сто­лю­би­вым, небреж­ным, но вни­ма­тель­ным к бро­шен­ным вещам

 
 

Не гос­под­ство­вать даже самому себе, но пред­по­чи­тать себе всех

 
 

В одной рабо­чей не должно быть никому из другой рабо­чей, чтобы избе­жать сопер­ни­че­ства

 
 

Обли­чать согре­ша­ю­щего со всяким сер­до­бо­лием. Когда кого обви­няют, никто другой не должен воз­ра­жать, но пове­сти слово с обви­ни­те­лем наедине

 

Без­мол­вие

Не должно шутить и гово­рить без пользы слу­ша­ю­щего

 
 

Рабо­тать в без­мол­вии. Никто из приш­лых не может само­вольно под­хо­дить к братии (без ука­за­ния смот­ря­щего)

 
 

Не должно раз­вле­каться непо­мер­ною рабо­тою, потому что обилие без потреб­но­сти выка­зы­вает любо­с­тя­жа­тель­ность

 

Испо­ведь

Кто спо­до­бился отпу­ще­ния грехов и грешит так же опять, тот уго­тов­ляет себе суд гнева, стро­жай­ший преж­него

 
 

Если греш­ник не исправ­ля­ется – отсечь, как соблазн

 
 

Под­вер­га­е­мый взыс­ка­нию, при­бавь ради Гос­пода

 

Духов­ная жизнь личная

   

Пока­я­ние

Не отча­и­ваться, но посто­янно во всем каяться

Если грехи… неис­чис­лены быть могут, а мило­сер­дия Божия изме­рить невоз­можно, то не отча­я­нию время, а осуж­де­нию грехов, отпу­ще­ние кото­рых пред­ла­га­ется в крови Хри­сто­вой

 

Пока­яв­шийся, подобно Закхею, должен совер­шить в боль­шей мере доброе дело, кото­рое про­ти­во­по­ложно греху

Плачь должно нало­жить на себя… потому что чело­век пре­ступ­ле­нием закона Бога бес­че­ствует

 

Испо­ве­до­вать грехи только духов­ному отцу, а не кому слу­чи­лось

 

Рев­ност­ное бого­уго­жде­ние

Рас­су­ди­тель­ная: «К непра­виль­ным направ­ле­ниям рев­но­сти отно­сится и рети­вость – усилие не только пока­зать, что мы не хуже других, но и паче опе­ре­жать их во всем… когда дела­ется что-нибудь напо­каз и из тще­сла­вия»

 

Трез­ве­ние

«Рас­се­ян­ность мыслей про­ис­хо­дит от празд­но­сти ума… от неве­рия в при­сут­ствие Бога, испы­ту­ю­щего сердца и утробы. Ибо если кто пове­рит сему… тот нико­гда не осме­лится и не будет иметь досуга помыс­лить что-либо не кло­ня­ще­еся к сози­да­нию веры»

«Никто при уве­рен­но­сти, что он в при­сут­ствии выс­шего, не обра­ща­ется к низ­шему… А если бы и сде­лан­ное было при­ятно зна­ме­ни­тому и непри­ятно по мнению низ­шего, всякий пре­не­бре­гает низ­шего… то какая душа, истинно трез­вая, оста­вит дела бого­угод­ные и пора­бо­тится чело­ве­че­скому обычаю?»

 

Трез­ве­ние когда в силе, то «ника­кая страсть против него не только усто­ять, но и даже появиться не может»

 

Без­мол­вие

Ста­раться иметь ум в без­мол­вии. Как глаз, кото­рый посто­янно вер­тится, не может ясно видеть того, что перед ним, так и ум, если раз­вле­чен тыся­чами мир­ских забот, не может ясно усмат­ри­вать истину

 
 

Так уеди­нен­ное без­мол­вие служит нача­лом очи­ще­ния: когда язык не про­из­но­сит ничего чело­ве­че­ского, ни глаза не заняты рас­смот­ре­нием, ни слух не рас­слаб­лен пес­нями, раз­го­во­рами, шут­ками, тогда ум, не рас­се­и­ва­ясь по внеш­ним, входит в самого себя, а от себя вос­хо­дит к мысли о Боге

 
 

Душа, будучи сво­бодна от земных забот, взра­щи­вает доб­ро­де­тели, кото­рые обя­зы­вают всякое дело в жизни испол­нять долж­ным обра­зом

 

О пути спа­се­ния

Дело жизни – войти опять в союз с Богом

 

Путь

Подвиж­ни­че­ство, так как этот мир – время брани с грехом (про­ти­во­бор­ни­ком)

 

Метод

Изу­чать рато­бор­ство по Писа­нию, испол­няя все запо­веди, очи­ща­ясь от греха

 

Два пути

1) супру­же­ство – для тех, кто не может поне­сти дев­ство. Это тоже тре­бует посто­ян­ной работы, здесь мно­же­ство пре­пят­ствий мир­ских

Стра­сти – раны души. Как ни зале­чи­вай их, мир всегда будет раз­вер­зать их снова

 

2) отре­че­ние от мира – отвер­же­ние всех мир­ских обы­чаев, людей, родных, раз­да­я­ние иму­ще­ства, оста­ва­ясь с одной надеж­дой на Про­мыш­ле­ние Божие

Кто про­из­нес уже обет свой, тому надобно соблю­дать себя для Бога как одно из свя­щен­ных при­но­ше­ний, чтобы, посвя­щен­ное Богу обетом тело осквер­нив опять слу­же­нием обык­но­вен­ной жизни, не под­пасть суду за свя­то­тат­ство

Миро­от­ре­че­ние

1) отшель­ни­че­ство — по пре­по­доб­ному Анто­нию Вели­кому, а не кап­па­до­кий­ским инокам

 
 

2) обще­жи­тель­ное – более удобно, не зави­сишь от мира

Закон духов­ный тре­бует, чтобы «вку­ша­ю­щих пасху было не менее десяти» (по Иосифу Флавию), так и здесь надобно, чтобы лучше уве­ли­чи­ва­лось, нежели умень­ша­лось число под­ви­за­ю­щихся

 

Хри­сти­а­нин должен жить достойно Еван­ге­лия Хри­стова

 

Мона­ше­ство в визан­тий­ской Церкви

Об уста­вах

Источ­ник

Соко­лов И.И. Состо­я­ние мона­ше­ства в Визан­тий­ской Церкви с сере­дины IX до начала XIII века (842‑1204). СПб., 2003

Автор

Про­фес­сор Санкт-Петер­бург­ской духов­ной ака­де­мии Иван Ива­но­вич Соко­лов (1865–1939), визан­то­лог, знаток древ­них и совре­мен­ный ино­стран­ных языков. В работе исполь­зо­вано более 150 источ­ни­ков

Мона­стыри

Мно­же­ство визан­тий­ских мона­сты­рей, живших по соб­ствен­ному осо­бому уставу, регу­ли­ро­вав­шему жизнь мона­хов по жела­нию и воле его соста­ви­теля

Харак­тер устава

Раз­но­об­ра­зие мона­стыр­ского подвиж­ни­че­ства, обу­слов­ли­ва­е­мое тем, что в визан­тий­ских мона­сты­рях IXXIII веков не было одного общего для всех устава

Обще­жи­тель­ный устав (кино­вии)

Эпоха IXXIII веков была вре­ме­нем широ­кого рас­про­стра­не­ния раз­но­об­раз­ных уста­вов, осо­бенно кти­тор­ских. Редкий из кти­то­ров, построив мона­стырь, не обна­ру­жи­вал стрем­ле­ния бла­го­устро­ить и внут­рен­нюю его жизнь сооб­разно со своими жела­ни­ями

Извест­ные уставы

Иеру­са­лим­ский – пре­по­доб­ного Саввы Освя­щен­ного († 532)

 

Сту­дий­ский – пре­по­доб­ного Фео­дора Сту­дита († 824)

 

Афон­ские уставы: первый (971) – утвер­жден импе­ра­то­ром Иоан­ном Цимис­хием

 

второй – пре­по­доб­ного Афа­на­сия Афон­ского († 1000)

 

третий (1046) – по пове­ле­нию импе­ра­тора Кон­стан­тина Моно­маха

 

Пат­ри­арха Алек­сия (1034–1043) для мона­стыря Успе­ния Божией Матери. Содер­жит первую полную запись литур­ги­че­ско-дис­ци­пли­нар­ной прак­тики Сту­дий­ского мона­стыря

 

Свя­того Хри­сто­дула (1091), для мона­стыря Иоанна Бого­слова на Пат­мосе

 

Импе­ра­трицы Ирины (1114), супруги Алек­сея I Ком­нина, для жен­ского мона­стыря Бого­ро­дицы Бла­го­дат­ной

 

Свя­того Саввы Серб­ского (1169–1237), для афон­ского Хилан­дар­ского мона­стыря

 

В основе многих других лежали три устава: 1) Иеру­са­лим­ский пре­по­доб­ного Саввы Освя­щен­ного, 2) Кон­стан­ти­но­поль­ский пре­по­доб­ного Фео­дора Сту­дита, 3) Афон­ский пре­по­доб­ного Афа­на­сия. По содер­жа­нию уставы обык­но­венно рас­па­да­ются на две части: литур­ги­че­скую и дис­ци­пли­нар­ную


Устрой­ство мона­стыря

Тема

Содер­жа­ние

Поуче­ние

Опи­са­ние жизни

После победы над ико­но­бор­че­ской ересью (842) по всей Визан­тии под­ня­лось ува­же­ние и стрем­ле­ние к мона­ше­ской жизни

Вместе с тор­же­ством ико­но­по­чи­та­ния про­изо­шло и вос­ста­нов­ле­ние мона­ше­ства, кото­рое для ико­но­бор­цев явля­лось также целью уни­что­же­ния

 

Повсе­мест­ное умно­же­ние мона­сты­рей и насель­ни­ков оби­те­лей

 

Виды подвиж­ни­че­ства

Воз­рож­де­ние старых и появ­ле­ние новых внеш­них форм мона­ше­ского подвиж­ни­че­ства

 
 

Нагие – вместе с одеж­дой отвер­гали и всякую заботу о теле

 
 

Не забо­тя­щи­еся о воло­сах – счи­тали это мир­ской рос­ко­шью

 
 

Спящие на голой земле

 
 

Босые – нико­гда не носив­шие обуви

 
 

Гряз­ные, не мыв­ши­еся, не моющие только одних ног

 
 

Мол­чаль­ники – в про­дол­же­нии всей жизни или неко­то­рого вре­мени

 
 

Без­молв­ники (исих­а­сты) – стре­мив­ши­еся к уеди­не­нию, успо­ко­е­нию от всех мир­ских забот

 
 

Пещер­ники

 
 

Нала­гав­шие на себя вериги, назы­вав­ши­еся воору­жен­ными вои­нами Божи­ими

 
 

Столп­ники – про­во­дили жизнь на дере­вьях или в жили­щах, соору­жен­ных на стол­бах. Осо­бенно почи­та­емы в Визан­тии. Часто со стол­пов про­по­ве­до­вали мир­ским

 
 

Затвор­ники – запи­рали себя в тесные кельи

 
 

Зары­вав­шие себя в землю

 
 

Сто­я­ние долгое время с воз­де­тыми руками (иногда недели)

 
 

Про­ся­щие – пели сов­мест­ные гимны Богу с пляс­ками (подобно Моисею и Мариам)

 
 

Стран­ники – пере­хо­дили с места на место

 
 

Юро­ди­вые – один из труд­ней­ших подви­гов

 

Виды мона­ше­ской жизни

Раз­но­об­ра­зие быто­вых форм и обилие видов подвиж­ни­че­ства

 
 

Ана­хо­реты – под­ви­за­ю­щи­еся оди­ноко, вдали от мона­сты­рей. Они состав­ляли наи­боль­ший класс мона­ше­ству­ю­щих. Этот образ жизни при­зна­вался наи­бо­лее спа­си­тель­ным и бого­угод­ным (по Евста­фию Фес­са­ло­ни­кий­скому). Но рядом с дей­стви­тель­ными люби­те­лями отшель­ни­че­ства оди­но­кую жизнь нередко изби­рали те, кто хотел избе­жать тяже­лой жизни в мона­стыре с ее стро­гой дис­ци­пли­ной и искал чело­ве­че­ской славы и извест­но­сти

 
 

Келья – жившие в отдель­ных кельях по два-три чело­века (старец с послуш­ни­ками), при­над­ле­жа­щих какому-нибудь мона­стырю. Нахо­ди­лись под вла­стью игу­мена и на содер­жа­нии того мона­стыря, к кото­рому отно­си­лась келья. Число их огра­ни­чи­ва­лось уста­вом

Такая жизнь поз­во­ля­лась лишь подвиж­ни­кам почтен­ным и опыт­ным в духов­ной брани

 

Скит – сово­куп­ность несколь­ких келий. Руко­вод­ство несколь­кими кельями вру­ча­лось опыт­ному старцу только при уча­стии игу­мена мона­стыря

Скиты назы­ва­лись также лав­рами

 

Идио­ритм – кели­от­ский мона­стырь. Все на основе сво­боды и своего жития. Игумен изби­рался на один год боль­шин­ством голо­сов. Каждый год выда­ва­лись каж­дому сред­ства содер­жа­ния. У каж­дого свое хозяй­ство и свой стол. Общие только бого­слу­же­ние и клад­бище

 
 

Кино­вии – обще­жи­тель­ные мона­стыри. Во главе с одним игу­ме­ном. Жизнь осно­вана на прин­ципе под­чи­не­ния и общин­ного жития



Часть 9. Уставы совре­мен­ных оби­те­лей

Совре­мен­ный Афон­ский устав

Об уставе

Источ­ник

Свя­то­гор­ский устав цер­ков­ного про­сле­до­ва­ния. Изда­ние Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лавры, 2002

 

Со слов насель­ника Афона инока Ила­ри­она

Мона­стыри

20 мона­сты­рей на Афоне. Более 200 келий и еще более того колив (келий без церкви)

 

Глав­ных мона­сты­рей – четыре: Вели­кая лавра, Вато­пед, Иверон, Хилан­дар

 

Из одного из этих четы­рех (глав­ного на данный год) назна­ча­ется прот Афона

Прот

Глава всех афон­ских мона­сты­рей. Изби­ра­ется на год собра­нием и пред­ста­ви­тель­ством в про­тате. Печать прота – сов­мест­ное реше­ние при уча­стии всех четы­рех глав­ных мона­сты­рей

Харак­тер устава

Раз­лич­ная прак­тика боль­шин­ства афон­ских оби­те­лей и мона­сты­рей Фило­фе­ев­ского типа (Фило­фей, Кси­ро­по­там, Кон­ста­мо­нит, Кара­кал)

 

Визан­тий­ское время: пере­вод часов с захо­дом солнца (заход = пол­ночь, 0 часов)

 

Боль­шин­ству афон­ских оби­те­лей выде­ля­ются сред­ства от Евро­со­юза через орга­ни­за­цию «Кидак». Не при­ни­мают только мона­стыри: Кон­ста­мо­нит (фило­фе­ев­ский), Зограф (бол­гар­ский) и Эсфиг­мен (не при­знают и не поми­нают Кон­стан­ти­но­поль­ского пат­ри­арха)


Устрой­ство мона­сты­рей

Виды подвиж­ни­че­ства

Послу­ша­ния

Всякая афон­ская оби­тель в духов­ной зави­си­мо­сти от Кон­стан­ти­но­поль­ского пат­ри­арха (поми­нает его на бого­слу­же­нии)

Насто­я­тель

Под­чи­нены оби­тели и духовно управ­ля­ются игу­ме­ном мона­стыря

 

Игумен чаще всего из братии самого мона­стыря. Тре­бо­ва­ния к кан­ди­да­туре

 

1) личное бла­го­че­стие, пример нрав­ствен­ного пове­де­ния

 

2) не моложе 40 лет

 

3) не менее 15 лет в мона­ше­стве

 

4) должен быть из числа собор­ных стар­цев мона­стыря

 

Право на уча­стие в избра­нии имеют все насель­ники мона­стыря, про­жив­шие в нем не менее шести лет со дня пострига

Собор стар­цев

5–12 чело­век. Соби­ра­ются для реше­ния всех вопро­сов при­мерно раз в неделю. Во многих мона­сты­рях имеют власть выше игу­мен­ской, могут отме­нять его реше­ния. Еже­годно изби­рают двух-трех эпит­ро­пов. По пра­ви­лам боль­шин­ства афон­ских уста­вов, у собора стар­цев и эпит­ро­пов очень боль­шие права по отно­ше­нию к игу­мену, что объ­яс­ня­ется срав­ни­тельно недав­ним при­ня­тием уста­вов (1920–1980‑е гг.), тогда как в рус­ском Пан­те­ли­и­мо­но­вом мона­стыре сохра­нился более харак­тер­ный для древ­него афон­ского мона­ше­ства устав 1803 года

Второй по насто­я­теле

Эпит­ропы. Участ­вуют в повсе­днев­ном управ­ле­нии мона­сты­рем вместе с игу­ме­ном (внутренние/внешние дела)

 

Игу­мена, эпит­ро­пов или кого-либо из собор­ных стар­цев могут отстра­нить от долж­но­сти на общем собра­нии братии

Свя­щен­ник

Сед­мич­ные послу­ша­ния по оче­реди, по стар­шин­ству хиро­то­нии. Руко­по­ла­га­ются по необ­хо­ди­мо­сти (в мона­стыре Фило­фей на 40–45 мона­хов четыре иеро­мо­наха и один диакон)

Эконом

В Вели­кой лавре – Сама Пре­чи­стая Дева Бого­ро­дица; назна­ча­ется только помощ­ник эко­нома

Духов­ник

Спе­ци­ально хиро­то­ни­са­ется. Один-два на мона­стырь (игумен часто духов­ник). Только он может при­ни­мать испо­ведь

Повар

Меня­ется каждую неделю, иногда наем­ный

Чреда послу­ша­ний

Даются сроком на один год и каждый год меня­ются, только в край­нем случае духов­ный собор может оста­вить то же

 

Основ­ные послу­ша­ния (повар, поно­марь и т.п.) меня­ются каждую неделю

Виды послу­ша­ний

Пред­ста­ви­тель мона­стыря в Свя­щен­ном Киноте, сек­ре­тарь мона­стыря, каз­на­чей, экс­кур­со­вод, игу­ме­ни­а­рис (помощ­ник игу­мена), вима­та­рис (риз­нич­ный), порт­ной, смот­ри­тель при­стани, вино­гра­дарь, садов­ник (оливки) и др.

Стран­но­при­им­ство

Каждый мона­стырь при­ни­мает всех при­хо­дя­щих людей, неза­ви­симо от веро­ис­по­ве­да­ния, наци­о­наль­но­сти и т.п. Могут остаться на одну ночь (дольше – по бла­го­сло­ве­нию игу­мена), участ­во­вать в бого­слу­же­ниях (непра­во­слав­ные в храме вне служб), пита­ются с бра­тией. Для посе­ще­ние Афона необ­хо­дим спе­ци­аль­ный доку­мент – диа­мо­ни­ти­рион, под­пи­сан­ный пат­ри­ар­хом


Пра­вила. Режим

Общие пра­вила

Более замкнуты на мона­ше­скую жизнь. Для мир­ских людей – гости­ницы, при­ходы вне Афона

Прием в оби­тель

Один-три года живут с бра­тией в послуш­ни­ках. Первая мона­стыр­ская одежда – ску­фейка

 

При­ни­мают не всех, редко. В оби­те­лях Дохиар, Кон­ста­мо­нит, Фило­фей – быст­рее

Постриг

В рясо­фор (после трех лет)

 

В вели­кую схиму (8 лет, в мона­сты­рях Фило­фей: 10–15 лет)

Суточ­ный режим

Подъем за пол­тора часа до бого­слу­же­ния (иноки), за четыре часа (схим­ники) – на келей­ное пра­вило

Пища

Вос­кре­се­нье, втор­ник, чет­верг, суб­бота – две тра­пезы (после литур­гии и вечерни)

Меню (св. Павла)

Вино (70–100 г), масло, брынза, молоко, сла­до­сти. На Пасху и в вос­кре­се­нье – яйца, рыба. В пост – море­про­дукты

Пост

Поне­дель­ник, среда, пят­ница весь год + Вели­кий пост – одна тра­пеза (после вечерни). С поне­дель­ника по среду 1‑й сед­мицы Вели­кого поста – без пищи и питья

Сон

Ночью – три-пять часов + днем два часа

Одежда

Первая мона­ше­ская одежда – ску­фейка. В схиме + мно­го­кре­стие

 

На бого­слу­же­нии все монахи в рясе и скуфье с куко­лем. При при­ча­ще­нии: в схиме с мно­го­кре­стием

Испо­ведь

Один раз в неделю (по суб­бо­там). Для при­ча­стия доста­точно бла­го­сло­ве­ния духов­ника и пра­вило

При­ча­ще­ние

два раза в неделю (чет­верг, суббота/воскресенье). В Фило­фее – четыре раза в неделю (втор­ник, чет­верг, суб­бота, вос­кре­се­нье)

При­ча­ще­ние пре­ждео­свя­щен­ными дарами

Вели­ким постом при­ча­ще­ние на каждой литур­гии (четыре раза в неделю)


Бого­слу­же­ние

Молитва общая

Соби­ра­ются три раза в день: ночью, вече­ром и после вечер­ней тра­пезы. Подъем до службы на келей­ное пра­вило

Состав

Вычи­ты­ва­ется все по Типи­кону

Суточ­ный круг

Полу­нощ­ница, часы (1‑й, 3‑й, 6‑й), утреня, литур­гия, 9‑й час, вечерня, пове­че­рие

Молитва част­ная

Ночью, перед утрен­ним бого­слу­же­нием. Поклоны + четки. Кроме суб­боты, вос­кре­се­нья, празд­ни­ков и Пяти­де­сят­ницы. По уставу Пан­те­ли­и­мо­вого мона­стыря (1803) для схим­ни­ков 12 четок с малыми покло­нами и одну с вели­кими

 

Для схим­ни­ков: 12 четок (по 100 молитв) и 300 земных покло­нов

 

Для ман­тий­ных: 10 четок и 100–150 земных покло­нов

 

Для ново­на­чаль­ных: 3–5 четок и 30–50 земных покло­нов

 

12 четок обычно делятся на: 9 – с молит­вой Иису­со­вой («Гос­поди, Иисусе Христе, <Сыне Божий,> поми­луй мя») и 3 – Пре­свя­той Бого­ро­дице («Пре­свя­тая Бого­ро­дице, спаси мя, греш­ного»)

Пра­вило ко при­ча­ще­нию

В боль­шин­стве мона­сты­рей про­чи­ты­вают в церкви (канон и молитвы). В Фило­фе­ев­ских мона­сты­рях пра­вило заме­ня­ется молит­вой по четкам: 1200–1500 молитв

Еже­нощ­ное бдение

В боль­шин­стве мона­сты­рей встают за час до службы на келей­ное пра­вило

 

В Фило­фе­ев­ских мона­сты­рях за четыре часа: один час на общее пра­вило, около часа на умную молитву (обычно без четок), осталь­ное время до службы – на чтения Свя­щен­ного Писа­ния и святых отцов


Устав Мюн­хен­ского мона­стыря пре­по­доб­ного Иова Поча­ев­ского

Об уставе

Источ­ник

Памятка палом­нику

 

Со слов насель­ника Мюн­хен­ского мона­стыря послуш­ника Кон­стан­тина

Автор

Архи­епи­скоп Марк Запад­но­гер­ман­ский и Бер­лин­ский

Мона­стыри

Гер­ман­ский мона­стырь пре­по­доб­ного Иова Поча­ев­ского под Мюн­хе­ном

Из жиз­не­опи­са­ния соста­ви­теля

Насто­я­тель – архи­епи­скоп Марк; в 1982 году начал вос­ста­нав­ли­вать мона­стырь, при­е­хав с Афона. На Афоне жил пол­тора года в Ильин­ском скиту (сейчас при­над­ле­жит мона­стырю Пан­то­кра­тор)

Насель­ники

Вла­дыка Агапит Штут­гарт­ский

 

Про­то­и­е­рей Нико­лай – насто­я­тель Мюн­хен­ского кафед­раль­ного собора, духов­ник жен­ского мона­стыря пре­по­доб­но­му­че­ницы Ели­са­веты


Устрой­ство мона­стыря

Опи­са­ние жизни

Мате­ри­аль­ная основа жизни – мини­маль­ная

 

Состав­ля­ю­щие мате­ри­аль­ную сто­рону доходы: про­дажа соб­ствен­ных свеч и пожерт­во­ва­ния

 

Типо­гра­фия для мис­си­о­нер­ских нужд и только с трудом покры­вает свои рас­ходы

Послу­ша­ния

Мона­стырь нахо­дится на соб­ствен­ном обес­пе­че­нии. Все послу­ша­ния выпол­няют братия без наем­ных рабо­чих. Все послу­ша­ния внутри мона­стыря, соблю­дая мол­ча­ние и тишину

Виды послу­ша­ний

 

Свя­щен­ник

Вклю­чая насто­я­теля и бла­го­чин­ного

 

Повар

 

Мытье посуды, уборка

 

Изго­тов­ле­ние свечей

 

Типо­гра­фия


Пра­вила. Режим

Прием в оби­тель

Редко и очень осмот­ри­тельно

Постриг

Совер­ша­ется в конце пове­че­рия

Общие пра­вила

Хож­де­ние по кельям запре­щено

 

Беседы воз­можно про­во­дить в биб­лио­теке

 

После пове­че­рия запре­щено веде­ние каких-либо бесед

 

В мона­стыре нет ни радио, ни теле­ви­зора, маг­ни­то­фон для учебы можно слу­шать только в науш­ни­ках, чтобы не мешать сосе­дям

Руко­де­лие

Соблю­дая тишину

Суточ­ный режим

 

Побудка

3:30 утра

Утрен­нее бого­слу­же­ние

с 4:00 – утрен­ние молитвы, полу­нощ­ница, утреня, часы, Боже­ствен­ная литур­гия – окан­чи­ва­ется к 8:00

В Вели­кий Пост

Утреня и 1‑й час окан­чи­ва­ются к 7:00, в 8:00 начи­на­ются часы, изоб­ра­зи­тель­ные и вечерня

В вос­кре­се­нье

С 6:00 – утрен­ние молитвы, вос­крес­ная полу­нощ­ница, моле­бен пре­по­доб­ному Иову и перед иконой Бого­ро­дицы Кур­ской-Корен­ной, бла­го­сло­ве­ние насто­я­теля, часы, Боже­ствен­ная литур­гия к 9:00

Обед

После 8:00 – окон­ча­ние литур­гии (Вели­ким постом – чай)

Послу­ша­ния

После обеда до 12:00 и с 14:00 до 16:00 (иногда до 18:00)

Отдых

С 12:00 до 13:45 (после до 14:00 – чай для палом­ни­ков) и с 16:00 до 18:00 (для палом­ни­ков)

Вечер­нее бого­слу­же­ние

С 18:00 – вечерня, после нее вечер­няя тра­пеза, с 19:30 – пове­че­рие. Рас­хо­дятся по кельям в мол­ча­нии

Отбой

22:00

Пища

Два раза (три раза – для палом­ни­ков). На брат­скую тра­пезу при­гла­шают ударом коло­кола. Помимо озна­чен­ного для вку­ше­ния пищи вре­мени к тра­пез­ной и кухне имеют доступ только те из братии, кото­рые по послу­ша­нию обя­заны гото­вить еду или стол

Обед

После литур­гии с чте­нием житий святых (Вели­ким постом – чай и хлеб)

Пол­дник

С 13:45 до 14:00 – чай для палом­ни­ков, после кото­рого снова начи­на­ются послу­ша­ния

Вечер­няя тра­пеза

Через 10–15 мин. после вечерни

Пост

В поне­дель­ник, среду и пят­ницу – после литур­гии только чай и хлеб

 

В Вели­кий пост – одна тра­пеза пове­черу

При­ча­ще­ние

Один раз в неделю

Вели­ким постом

Четыре раза

Испо­ведь

Один раз в неделю (во время канона с ака­фи­стом), если чаще: бла­го­сло­ве­ние на при­ча­ще­ние


Бого­слу­же­ние

Молитва общая

 

Состав

Вечерня, пове­че­рие, утрен­ние молитвы, полу­нощ­ница, утреня, часы, Боже­ствен­ная литур­гия

В вос­кре­се­нье

Еще моле­бен пре­по­доб­ному Иову и перед иконой Бого­ро­дицы Кур­ской-Корен­ной

Молитва част­ная

 

Пра­вило

Для послуш­ника: 300 пояс­ных покло­нов + Иису­сова молитва по четкам


Устав Троице-Сер­ги­е­вой лавры

Об уставе

Авторы

Намест­ник Троице-Сер­ги­е­вой лавры архи­манд­рит Пимен (Хме­лев­ский). Дата состав­ле­ния – 15 ноября 1959 года

Мона­стыри

Троице-Сер­ги­ева лавра

Харак­тер устава

Троице-Сер­ги­ева лавра – обще­жи­тель­ный мона­стырь со штатом не менее 100 чело­век братии. Свя­щен­но­ар­хи­манд­ри­том лавры явля­ется Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси, кото­рый осу­ществ­ляет руко­вод­ство через назна­ча­е­мого им намест­ника лавры. В помощь намест­нику суще­ствует духов­ный собор, состо­я­щий из намест­ника, каз­на­чея, духов­ника, бла­го­чин­ного, риз­нич­ного, эко­нома и, воз­можно, неко­то­рых других опыт­ных и бла­го­че­сти­вых из братии


Устрой­ство мона­стыря

Виды подвиж­ни­че­ства

Братия не должны ничего осо­бен­ного пред­при­ни­мать по своей только мысли и воле (в отно­ше­нии к особым духов­ным подви­гам и т.п.), чтобы само­уго­дие и само­чи­ние не повре­дило общего бла­гого дела спа­се­ния души

Насто­я­тель

Свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси

Намест­ник

Обязан под­дер­жи­вать стро­гую дис­ци­плину и образ­цо­вый поря­док; забо­тится о духов­ном совер­шен­ство­ва­нии всех иноков лавры; наблю­дать за чин­но­стью и воз­глав­лять все лавр­ские бого­слу­же­ния; смот­реть за хозяй­ством, состо­я­ниим построек и эко­но­ми­че­ском про­цве­та­нии; наблю­дать за испол­не­нием послу­ша­ний и в случае необ­хо­ди­мо­сти делать раз­ного рода взыс­ка­ния. Глав­ный заме­сти­тель намест­ника – каз­на­чей лавры

Каз­на­чей

Наблю­дает за поступ­ле­нием и рас­хо­до­ва­нием лавр­ской казны, с соблю­де­нием правил отчет­но­сти для еже­год­ного пред­став­ле­ния намест­ни­ком пат­ри­арху; следит за состо­я­нием всех видов мате­ри­аль­ных цен­но­стей, а также хозяй­ствен­ным и адми­ни­стра­тив­ным пись­мен­ным дело­про­из­вод­ством лавры; выдает под отчет аван­со­вые деньги эко­ному и другим лицам

Бла­го­чин­ный

Обязан осу­ществ­лять надзор за сохра­не­нием внеш­него порядка и нрав­ствен­ного пове­де­ния братии, чин­но­сти и порядка во время бого­слу­же­ний; посе­щать брат­ские кельи для наблю­де­ния за чисто­той их и вре­мя­про­вож­де­нием братии; сле­дить за тем, чтобы братия не при­ни­мала у себя посто­рон­них и лиц жен­ского пола; раз­ме­щать гостей в гости­ных кельях (вместе с гостин­ни­ком); вести еже­днев­ный пись­мен­ный отчет в книге о состо­я­нии братии: все ли были на бого­слу­же­ниях, общей тра­пезе, не укло­ня­лись ли от послу­ша­ний и мона­ше­ского пра­вила. Книгу эту еже­дневно пред­став­ляет намест­нику, кото­рый там же против доне­се­ний отме­чает соот­вет­ству­ю­щие рас­по­ря­же­ния

Духов­ник

Постав­ля­ется в совер­шен­ных годах иеро­мо­нах, ода­рен­ный от Бога духов­ным рас­суж­де­нием. Обя­зан­ность: совер­ше­ние таин­ства пока­я­ния и духов­ное руко­вод­ство бра­тией. Должен: вести запись, кто когда при­об­щался святых таин, посе­щать и духовно укреп­лять боль­ных. Может быть назна­чен опыт­ный старец в помощь ему. Духов­ник также ответ­стве­нен за иеро­мо­на­хов, испо­ве­ду­ю­щих бого­моль­цев и настав­ни­ков для ново­на­чаль­ных

Чтец

Устав­щик, регент обя­заны стро­жайше наблю­дать за чином цер­ков­ных служб; чте­нием без ошибок, бла­го­го­вейно, без пере­ли­вов голоса, что явля­ется при­зна­ком гор­до­сти; пением стройно и молит­венно, без шуток и шума на кли­росе; систе­ма­ти­че­ской орга­ни­за­цией спевок и обу­че­нием мало зна­ю­щих чтецов; сле­дить всегда за исправ­ным про­чи­ты­ва­нием сино­ди­ков и поми­но­ве­ний

Эконом

Обязан вести надзор за хозяй­ствен­ной частью лавры: рас­пре­де­лять время наем­ных рабо­чих и сле­дить за испол­не­нием их работ; предо­став­ляет пред­ло­же­ния намест­нику по улуч­ше­нию мона­стыр­ского хозяй­ства. В рас­по­ря­же­нии эко­нома нахо­дятся как братия, зани­ма­ю­ща­яся мона­стыр­скими тру­дами, так и наем­ные рабо­чие, но работы для братии рас­пре­де­ляет намест­ник или бла­го­чин­ный

Келарь

Обязан наблю­дать за цело­стью и сохран­но­стью про­до­воль­ствия, чисто­той и поряд­ком на кухне, про­до­воль­ствен­ном складе, просфорне; смот­рит за при­го­тов­ле­нием тра­пезы, как поло­жено по уставу, и за отпус­ка­нием пищи в кельи только с бла­го­сло­ве­ния намест­ника или бла­го­чин­ного

Рухоль­ник

Наблю­дает за свое­вре­мен­ным при­об­ре­те­нием и изго­тов­ле­нием обуви и одежды для братии, чистой и опрят­ной одежды для свя­щен­ства, черной блузы для вновь при­быв­ших. Мате­риал для брат­ской одежды заку­пать про­стой, более проч­ный, чем изыс­кан­ный, черных или серых цветов

Боль­нич­ник

Изби­ра­ется бого­бо­яз­нен­ный и состра­да­тель­ный брат, наблю­да­ю­щий за нахо­дя­щи­мися на изле­че­нии бра­ти­ями. Обязан пода­вать боль­ным пищу, питие и лекар­ства в поло­жен­ное время в стро­гом соот­вет­ствии врача и бла­го­чин­ного

Стран­но­при­им­ник

Обязан обслу­жи­вать при­ез­жа­ю­щих в лавру; о при­бы­тии нового гостя немед­ленно докла­ды­вать намест­нику и без его бла­го­сло­ве­ния никого в гости­нице не при­ни­мать; при­хо­дя­щих в лавру из других мона­сты­рей ни в коем случае не поме­щать вместе с бра­тией, но только в гости­нице или сво­бод­ной келье; пищу для гостей пода­вать скром­ную и доз­во­лен­ную мона­стыр­ским уста­вом, исклю­че­ние пола­гая лишь с бла­го­сло­ве­ния намест­ника (для боль­ных)

Пра­вила на послу­ша­ниях

Если кто-то из братии укло­ня­ется от выпол­не­ния правил ино­че­ской жизни или послу­ша­ний, одоб­рен­ных намест­ни­ком, то должен наедине или открыто при­ве­сти ему свои воз­ра­же­ния либо через посред­ство других. Если нет какого-либо разум­ного осно­ва­ния, и брат будет упор­ство­вать в непо­кор­но­сти, жалу­ясь втайне, то тако­вой сеющий сомне­ния в брат­стве под­ле­жит изгна­нию

 

Начало вся­кого послу­ша­ния совер­ша­ется с крест­ным зна­ме­нием и крат­кой молит­вой «Гос­поди, бла­го­слови» и др., так и по окон­ча­нии послу­ша­ния надо сотво­рить крест­ное зна­ме­ние с молит­вой «Слава Тебе, Гос­поди» и др.


Пра­вила. Режим

Общие пра­вила

Ново­на­чаль­ный, прежде всего, вни­ма­тельно изу­чает устав лавры и дает под­писку, что он знаком с уста­вом и обя­зу­ется его свято выпол­нять. В случае же нару­ше­ния устава обя­зу­ется немед­ленно по бла­го­сло­ве­нию намест­ника уда­литься из оби­тели, не выдви­гая ника­ких пре­тен­зий к адми­ни­стра­ции лавры

Усло­вия отлучки

По бла­го­сло­ве­нию бла­го­чин­ного на корот­кое время днем, на дли­тель­ный выезд только с раз­ре­ше­ния намест­ника. Отлу­ча­ю­щи­еся из лавры по своем воз­вра­ще­нии дают немед­лен­ный отчет лицам, их отпу­стив­шим. Мона­ше­ству­ю­щие не должны ходить в мир­ские дома на поми­наль­ные и т.п. обеды. Послуш­ники во время про­дол­жи­тель­ного отпуска из лавры не должны носить ино­че­ского оде­я­ния (указ Св. Синода № 17 от 30 апреля 1873 г.)

Отно­ше­ния между бра­ти­ями

Ново­на­чаль­ный должен ока­зы­вать сми­рен­ную почти­тель­ность по отно­ше­нию к братии. Намест­нику и иеро­мо­на­хам сле­дует покло­ниться и попро­сить бла­го­сло­ве­ние, а при встрече с иными чле­нами братии сде­лать пояс­ной поклон. Вхо­дить в келью с молит­вой Иису­со­вой и только когда будет полу­чен ответ «Аминь». Ново­на­чаль­ный должен быть в посто­ян­ном мире и любви, ста­ра­ясь быть со всеми при­вет­ли­вым и услуж­ли­вым

Род­ствен­ники

При­я­тие посе­ти­те­лей (муж­ского пола) допус­ка­ется только с бла­го­сло­ве­ния лавр­ского началь­ства, причем в днев­ные часы. Лица жен­ского пола в кельи не допус­ка­ются. В особом случае раз­ре­ша­ется уви­деться с близ­кой род­ствен­ни­цей, но в спе­ци­ально назна­чен­ной при­ем­ной у мона­стыр­ских ворот

Прием в оби­тель

При­ни­ма­ются все кроме: 1) лиц несо­вер­шен­но­лет­них, 2) нераз­ве­ден­ного мужа или име­ю­щего необес­пе­чен­ных мало­лет­них детей, 3) бро­дя­чих иноков и само­вольно ушед­ших из других мона­сты­рей

Постриг

Ново­по­сту­пив­ший про­хо­дит испы­та­ние в тече­нии трех лет, живя в келье под руко­вод­ством опыт­ного старца. Срок испы­та­ния может быть сокра­щен в зави­си­мо­сти от пре­успе­ва­ния ново­на­чаль­ного, а также если известна бла­го­че­сти­вая жизнь постри­га­е­мого до его при­ня­тия в брат­ство (сту­денты семи­на­рии, ака­де­мии и т.п.)

Суточ­ный режим

После вечер­него пра­вила всякие празд­ные раз­го­воры и про­гулки вос­пре­ща­ются

Пища

Если брат­ская тра­пеза постав­ля­ется сразу по окон­ча­нии бого­слу­же­ния, то братия сразу из церкви идут в тра­пез­ную, а если по неко­то­ром вре­мени, то когда тра­пез­ный по бла­го­сло­ве­нию намест­ника уда­ряет в коло­кол, братия в кло­бу­ках и рясах немед­ленно соби­ра­ется на тра­пезу, кото­рая начи­на­ется и окан­чи­ва­ется молит­во­сло­ви­ями

 

В про­дол­же­нии тра­пезы братия сохра­няет без­мол­вие, внимая пред­ла­га­е­мому чтению. Никто из ука­зан­ных в рас­пи­са­нии чтецов не должен укло­няться от этого послу­ша­ния. Позд­нее схож­де­ние или исхож­де­ние прежде окон­ча­ния под­вер­га­ется взыс­ка­нию. Неза­конно опоз­дав­шие могут быть вра­зум­лены выго­во­ром или вовсе лишены тра­пезы

 

Никто не должен брать пищу в келью, кроме тех, кому бла­го­сло­вит намест­ник или бла­го­чин­ный как не могу­щим прийти в общую тра­пезу по состо­я­нию здо­ро­вья или ста­ро­сти

Одежда

Одежда братии должна быть чистая и про­стая, чуждая рос­коши и блеска и, по воз­мож­но­сти, еди­но­об­раз­ная

 

Никто не должен без бла­го­сло­ве­ния брать себе в келью ника­кой вещи. Ново­на­чаль­ным не сле­дует заво­дить в келье пред­ме­тов рос­коши, как спо­соб­ству­ю­щих рас­се­я­нию ума, помня, что лучшим укра­ше­нием ино­че­ской кельи служит Библия и иные душе­по­лез­ные книги

Испо­ведь

Во все четыре поста и перед каждой чере­дой слу­же­ния

При­ча­ще­ние

Намест­ник и духов­ник наблю­дают, чтобы братия регу­лярно испо­ве­до­ва­лась и при­ча­ща­лась святых таин (непре­менно во все четыре поста, а неко­то­рые и чаще). Обя­за­тельно под­хо­дить к этим таин­ствам свя­щен­но­слу­жи­те­лям, всту­па­ю­щим в череду слу­же­ния

Епи­ти­мии

 

Меры

В каче­стве испра­ви­тель­ных мер могут быть упо­треб­лены: уда­ле­ние от общей брат­ской тра­пезы на один или несколько дней, пере­вод на менее ответ­ствен­ное и почет­ное послу­ша­ние, а также постав­ле­ние на поклоны

Усло­вия уволь­не­ния

Иноки, живу­щие зазорно, изме­нив­шие своим обетам, не под­чи­ня­ю­щи­еся во всем мона­стыр­ской дис­ци­плине, после уве­ща­ния и дис­ци­пли­нар­ных мер могут быть уда­лены из оби­тели

 

Уво­лен­ные иноки должны в крат­чай­ший срок, ука­зан­ный намест­ни­ком, сдать эко­ному келью, ключи, мона­ше­скую одежду и другие мона­стыр­ские вещи, остричь волосы и в мир­ской одежде уда­литься из оби­тели

 

Если уво­лен­ный или само­сто­я­тельно оста­вив­ший лавру познает свое согре­ше­ние и с пока­я­нием будет про­сить при­нять его снова, то тако­вого можно при все­сто­рон­нем рас­смот­ре­нии дела при­нять. Но он должен свое пока­я­ние засви­де­тель­ство­вать на бумаге, и тогда зачис­лить его в разряд вновь посту­пив­ших, и только по долгом испы­та­нии в число братии

Дей­ствия

Если кто из братии оскор­бит кого-нибудь, то неот­ла­га­тельно должен испро­сить про­ще­ние, а оскорб­лен­ный должен с кро­то­стью и любо­вью про­стить оби­дев­шего


Бого­слу­же­ние

Молитва общая

Важ­ней­шим пред­ме­том вни­ма­ния лавр­ского началь­ства и усер­дия братии явля­ется цер­ков­ное бого­слу­же­ние

Пра­вила

Для соблю­де­ния чин­но­сти и порядка в совер­ше­нии Боже­ствен­ных служб бла­го­чин­ный сов­местно с риз­нич­ным и устав­щи­ком еже­ме­сячно состав­ляет кон­тро­ли­ру­е­мое и под­пи­сы­ва­е­мое рас­пи­са­ние бого­слу­же­ний с ука­за­нием имен всех лиц, заня­тых на Боже­ствен­ной службе. Само­чинно нару­шать рас­пи­са­ние (заме­нять друг друга, укло­няться от слу­же­ния и пр.) никому из братии без бла­го­сло­ве­ния намест­ника или бла­го­чин­ного не раз­ре­ша­ется

 

Каждый из братии должен прийти к началу бого­слу­же­ния и оста­ваться до окон­ча­ния. Всех опаз­ды­ва­ю­щих или не при­шед­ших бла­го­чин­ный зано­сит в книгу для объ­яв­ле­ния намест­нику. Заня­тые осо­быми послу­ша­ни­ями, не поз­во­ля­ю­щими при­сут­ство­вать на всем бого­слу­же­нии (тра­пез­ные, просфор­ные и др.), должны иметь на это особое бла­го­сло­ве­ние намест­ника или бла­го­чин­ного

 

Являться на бого­слу­же­ния монахи обя­заны в кло­бу­ках и рясах, а послуш­ники в при­лич­ном и скром­ном оде­я­нии. Братия должны в одно время сни­мать и оде­вать кло­буки и ками­лавки, также и поклоны должны совер­шать одно­вре­менно

 

За пол­часа до бого­слу­же­ния будиль­ный обхо­дит все кельи с молит­вой для про­буж­де­ния братии. На пути в цер­ковь и из нее братия не должны оста­нав­ли­ваться и вхо­дить в празд­ные беседы, но если будут о чем-либо спро­шены, огра­ни­читься крат­ким отве­том

 

Никто из братии ни под каким пред­ло­гом не должен брать ни за какие требы для себя лично ни денег, ни других вещей, но сда­вать все доходы ответ­ствен­ным по лавре лицам

Молитва част­ная

Время, остав­ши­еся от бого­слу­же­ния и послу­ша­ний, про­во­ди­мое в келье, братия должны упо­тре­бить с воз­мож­ной духов­ной поль­зой. Тако­выми келей­ными заня­ти­ями могут быть: 1) чтение пра­вила по бла­го­сло­ве­нию старца, 2) чтение и кон­спек­ти­ро­ва­ние душе­по­лез­ных книг, 3) обу­че­ние в цер­ков­ном пении, чтении и т.п., при­го­тов­ле­ние к цер­ков­ной службе, 4) заня­тия, пору­ча­е­мые намест­ни­ком и выпол­ня­е­мые как послу­ша­ние (ико­но­пи­са­ние, лето­пи­са­ние и т.п.), 5) руко­де­лие на пользу братии или удо­вле­тво­ре­ния соб­ствен­ных нужд, 6) уборка в келье, чистка и починка одежды и прочее, что служит целям чистоты и опрят­но­сти инока

 

Настоль­ной книгой каж­дого инока лавры должны быть святая Библия. При­пи­сы­ва­ется еже­днев­ное упраж­не­ние в чтении Свя­щен­ного Писа­ния


При­ме­ча­ния:

[1] По тра­ди­ции боль­шин­ства мона­сты­рей на Святой Горе Афон, постриг в мона­ше­ство (а там сразу постри­гают в вели­кую схиму) про­ис­хо­дит после шести лет искуса. Самый долгий период перед постри­гом назна­ча­ется в мона­сты­рях, духовно близ­ких к оби­тели свя­того Фило­фея, и про­дол­жа­ется от десяти до пят­на­дцати лет (См.: Свя­то­гор­ский устав цер­ков­ного после­до­ва­ния. М., 2002).

[2] См.: Ила­рион (Тро­иц­кий), свя­щен­но­му­че­ник. Вет­хо­за­вет­ные про­ро­че­ские школы // Ила­рион (Тро­иц­кий), свя­щен­но­му­че­ник. Собра­ние сочи­не­ний: В 3‑х т. М., 2004.

[3] См.: Ели­за­рова М.М. Тексты Кумрана. Вып. 1 / Пер. с древ­не­евр. и ара­мей­ского, вве­де­ние и комм. И.Д. Аму­сина. М., 1971.

[4] Мака­рий Еги­пет­ский, преподобный.Духовные беседы. М., 2009. С. 82, 105.

[5] См.: Киприан Кар­фа­ген­ский, свя­щен­но­му­че­ник. Слово о бла­го­чи­нии и одежде дев­ствен­ниц. М., 1854.

[6] Быст­рое раз­рас­та­ние мона­сты­рей пре­по­доб­ного Пахо­мия и авто­ри­тет его для мно­же­ства совре­мен­ных и после­ду­ю­щих мона­ше­ству­ю­щих, как отме­чает рус­ский восто­ко­вед А.Л. Хосроев, объ­яс­ня­ется двумя глав­ными фак­то­рами: во-первых, не все жела­ю­щие уеди­не­ния спо­собны были на жизнь в дикой пустыне, а защи­щен­ные сте­нами Пахо­ми­ев­ские мона­стыри были более без­опас­ными; и, во-вторых, а это глав­ное, людей с раз­ными харак­те­рами, жела­ни­ями и воз­мож­но­стями спла­чи­вали строго регла­мен­ти­ру­ю­щие жизнь пра­вила, обя­за­тель­ные для всех (см.: Хосроев А.Л. Пахо­мий Вели­кий. СПб., 2004. С. 162).

[7] Досто­па­мят­ные ска­за­ния о жизни святых и бла­жен­ных отцов. М., 2005. С. 19.

[8] Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892. С. 16, 17.

[9] Хосроев А.Л. Пахо­мий Вели­кий. С. 192.

[10] Анто­ний Вели­кий, пре­по­доб­ный. Поуче­ния.­ М., 2008. С. 191.

[11] Известно из жития пре­по­доб­ного Пахо­мия, что из девяти мона­сты­рей, бывших под нача­лом пре­по­доб­ного, по край­ней мере три осно­вал не он сам, но игу­мены ранее суще­ство­вав­ших оби­те­лей попро­сили при­со­еди­нить их к его общине.

[12] Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. С. 96.

[13] Так, напри­мер, буква «i», про­стей­шая по начер­та­нию, озна­чала про­стоту и незло­бие братий, зани­мав­ших дом под такою над­пи­сью, а буква «x» давала совсем про­ти­во­по­лож­ное поня­тие о лицах, живших в выбран­ном отде­ле­нии.

[14] На это время в Египте при­хо­дился конец кален­дар­ного года, так как новый год начи­нался с сен­тября, когда начи­нала спа­дать жара и соби­рали урожай. Тогда был обычай под­во­дить итоги, раз­да­вать долги и раз­ре­шать все нако­пив­ши­еся раз­но­гла­сия.

[15] Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. С. 47.

[16] Там же. С. 38.

[17] Там же. С. 50.

[18] Хосроев А.Л. Пахо­мий Вели­кий. С. 444.

[19] Там же. С. 445.

[20] Там же. С. 447.

[21] Досто­па­мят­ные ска­за­ния. М., 2005. С. 26.

[22] Там же. С. 229.

[23] Источ­ник, вышед­ший, скорее всего, из среды Лерин­ского мона­ше­ства. Он также сохра­нился в сбор­нике пре­по­доб­ного Вене­дикта, но сами пра­вила пода­ются как бы из уст извест­ных еги­пет­ских подвиж­ни­ков: пре­по­доб­ных Сера­пи­она, Мака­рия, Паф­ну­тия и других.

[24] Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. С. 194–195.

[25] Сера­фим, иеро­мо­нах. I Все­рос­сий­ский съезд мона­ше­ству­ю­щих 1909 года. Вос­по­ми­на­ния участ­ника. М., 1999. С. 280.

[26] Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892. С. 310.

[27] Типи­кон, сие есть Устав. М., 2002. С. 103.

[28] Игна­тий (Брян­ча­ни­нов), свя­ти­тель. Тво­ре­ния: В 8‑и т. М., 1998. Т. 1. С. 563.

[29] Про­по­ведь архи­манд­рита Иоанна (Кре­стьян­кина) от 1326 марта 1995 г.

[30] Гри­го­рий Бого­слов, свя­ти­тель. Собра­ние тво­ре­ний: В 2‑х т. Т. 1. М., 2000. С. 642.

[31] Недавно у нас был случай побе­се­до­вать с ним о совре­мен­ном состо­я­нии оби­тели. И по его словам, древ­ний устав свя­того Саввы живет до сих пор. Братия ста­ра­ется соблю­дать все глав­ные поста­нов­ле­ния пре­по­доб­ного и те, кото­рые каса­ются внеш­ней дея­тель­но­сти. Режим суток рас­пре­де­лен по Типи­кону: еже­днев­ные бого­слу­же­ния рас­по­ло­жены по уста­нов­лен­ным часам и вместе с литур­гией зани­мают восемь-десять часов в день. Тра­пеза совер­ша­ется один раз в сутки после вечерни (при­мерно в 17 часов). Все время раз­гра­ни­чено между келей­ным пра­ви­лом (кото­рое состоит из кано­нов, покло­нов и Иису­со­вой молитвы) и послу­ша­нием. Отдых пола­га­ется после пове­че­рия до полу­нощ­ницы (около трех часов) и, если уда­ется, днем. Весь мона­стырь живет без опре­де­лен­ного внеш­него финан­си­ро­ва­ния, но на сред­ства от бла­го­тво­ри­те­лей. Даже среди брат­ских послу­ша­ний не име­ется заня­тий, направ­лен­ных на само­обес­пе­че­ние, лишь неко­то­рые зани­ма­ются связью с внеш­ним миром и через мест­ных беду­и­нов полу­чают про­дукты пита­ния. Вода в мона­стыре исполь­зу­ется дож­де­вая (дожди в Пале­стин­ской пустыне слу­ча­ются только непро­дол­жи­тель­ное время в сезон, и поэтому в оби­тели суще­ствуют под­зем­ные цистерны) и из источ­ника свя­того Саввы, откуда наби­ра­ется при­мерно 10–15 литров в день. Но, как сказал послуш­ник Роман, если эко­но­мить, палом­ни­кам и братии хва­тает. При этом любым при­ез­жим предо­став­ля­ется место про­жи­ва­ния и обслу­жи­ва­ние до суток. Даже узнав о нашей группе (а в ней было более 70 чело­век), игумен при­гла­сил остаться и при жела­нии послу­жить литур­гию; только попро­сил, если есть воз­мож­ность, зара­нее пре­ду­пре­ждать о ноч­леге. Тел: (00972 – код Иеру­са­лима) 276–29-15.

[32] См.: Сергий Спас­ский, архи­епи­скоп. Полный меся­це­слов Востока. Т. 3. М., 1997.

[33] Он носил одну ризу, а не две и вос­пе­вал Псалмы и слова Писа­ния, кото­рое знал наизусть.

[34] См.: Ефрем Сирин, пре­по­доб­ный. Слово о подвиж­нике Юлиане.

[35] Иоанн Лествич­ник, пре­по­доб­ный. Лествица. Слово 29.

[36] Сидо­ров А.И. Древ­не­хри­сти­ан­ский аске­тизм и зарож­де­ние мона­ше­ства. М., 1998. С. 190.

[37] См.: Слово о доб­ле­стях свя­того Мар-Евгена, состав­лен­ное <раз­ме­ром Мар-Иакова Учи­теля> / Пер. А. Дья­ко­нова.

[38] Там же.

[39] См.: Ска­бал­ла­но­вич М. Запад­ное мона­ше­ство в его про­шлом и насто­я­щем. Исто­ри­че­ский очерк. Киев, 1917.

[40] См.: Вебер М. Социо­ло­гия рели­гий // // Вебер М. Образ обще­ства: Избран­ное. М., 1994.

[41] См.: Феодор (Поз­де­ев­ский), иеро­мо­нах. Аске­ти­че­ские воз­зре­ния пре­по­доб­ного Иоанна Кас­си­ана Рим­ля­нина. Казань, 1902.

[42] Там же. С. 276.

[43] В начале V века.

[44] Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. С. 599, 610–615.

[45] Там же. С. 652.

[46] Там же. С. 653.

[47] Житие пре­по­доб­ного отца нашего Анто­ния, опи­сан­ное святым Афа­на­сием // Анто­ний Вели­кий, пре­по­доб­ный. Поуче­ния. М., 2008. С. 419.

[48] Пор­фи­рий (Успен­ский), епи­скоп. Исто­рия Афона: В 2‑х т. М., 2007. Т. 1. С. 242–244.

[49] Отно­си­тельно послед­него епи­скоп Пор­фи­рий заме­чает, что такая стро­гость была вве­дена «дабы не про­кра­лись жен­щины, пере­одев­шись по-юно­ше­ски» (Там же. С. 391). Из этого видно, что уже в X веке строго соблю­да­лось пра­вило о запрете посе­ще­ния афон­ских мона­сты­рей жен­щи­нами.

[50] Там же.

[51] Там же. С. 393.

[52] См.: Пент­ков­ский А. Сту­дий­ский устав и уставы сту­дий­ской тра­ди­ции // Журнал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии. 2001. № 5.

[53] См.: Повесть вре­мен­ных лет / Пер. Д.С. Лиха­чева. М., 2007.

[54] См.: Пент­ков­ский А. Сту­дий­ский устав и уставы сту­дий­ской тра­ди­ции.

[55] См.: Феодор Студит, пре­по­доб­ный. Огла­си­тель­ные поуче­ния и заве­ща­ние. М., 1998.

[56] Прак­тика чтения «Огла­си­тель­ных поуче­ний» пре­по­доб­ного Фео­дора Сту­дита после вечер­него все­нощ­ного бдения суще­ствует в Вос­кре­сен­ском Бело­гор­ском муж­ском мона­стыре Воро­неж­ской епар­хии (насто­я­тель – иеро­мо­нах Тихон).

[57] Нил Сор­ский и Инно­кен­тий Комель­ский, пре­по­доб­ные. Сочи­не­ния. СПб., 2008. С. 85.

[58] Там же. С. 89–91.

[59] Древ­не­рус­ские ино­че­ские уставы. М., 2001. С. 60.

[60] В его загла­вии так и обо­зна­ча­ется: «Типи­кон, сие есть Устав».

[61] См.: Попов К. Юрьев­ский архи­манд­рит Фотий и его цер­ковно-обще­ствен­ная дея­тель­ность // Труды Киев­ской духов­ной ака­де­мии. 1875. № 2, 6.

[62] См.: Лето­пись нов­го­род­ского Юрьева мона­стыря. СПб., 2008. С. 77–84.

[63] Боль­шого труда стоит уви­деть совре­мен­ный устав Троице-Сер­ги­е­вой лавры, а в почи­та­е­мой Опти­ной пустыни братия, живу­щие в ней по нескольку лет, ни разу не смогли озна­ко­миться с ее уста­вом. Не говорю уже о многих не таких бла­го­устро­ен­ных оби­те­лях, в кото­рых и после деся­ти­ле­тий суще­ство­ва­ния пра­вила мона­ше­ской жизни еще не напи­саны.

[64] Образ­цом устава, состав­лен­ного с глу­боко духов­ным пони­ма­нием, может послу­жить пример Все­свят­ского скита мона­стыря на Вала­аме. Насто­я­те­лем его явля­ется келей­ник старца Софро­ния (Саха­рова). Он устроил у себя без­молв­ную оби­тель, подоб­ную афон­ским. Многие цер­ков­ные службы там отправ­ляют по четкам с Иису­со­вой молит­вой, несколько дней хранят полное без­мол­вие, а сам язык опи­са­ния правил жизни вдох­нов­ляет насель­ни­ков и палом­ни­ков к под­ра­жа­нию. И к тому же уви­деть этот устав воз­можно каж­дому при­хо­дя­щему.

[65] Так настав­ляет ново­на­чаль­ного свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов): «Ока­зы­вай послу­ша­ние всем отцам и бра­тиям в их при­ка­за­ниях, не про­тив­ных закону Божию, уставу и порядку мона­стыря и рас­по­ря­же­нию мона­стыр­ского началь­ства» (Игна­тий (Брян­ча­ни­нов), свя­ти­тель. Тво­ре­ния: В 8‑и т. М., 1998. Т. 5. С. 80). А в оби­тели пре­по­доб­ного Пахо­мия Вели­кого ново­на­чаль­ного, прежде чем ввести в мона­стырь, неко­то­рое время испы­ты­вали за сте­нами, обучая всем поряд­кам жизни (Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. М., 1892. С. 103–104).

[66] Афон­ский старец Паисий так отве­чал на вопрос, каково дело монаха: «Бог не тре­бует от мона­хов, чтобы они выхо­дили в мир и водили людей за ручку. Он хочет, чтобы монахи опытом своей лич­но­сти давали людям свет и таким обра­зом руко­во­дили их к вечной жизни. То есть слу­же­ние монаха не в том, чтобы помо­гать миру, нахо­дясь в миру. Монах уходит далеко от мира не потому, что он нена­ви­дит мир, но потому, что он любит его. Живя вдали от мира, монах своею молит­вой помо­жет ему в том, в чем нельзя помочь по-чело­ве­че­ски, но одним лишь Боже­ствен­ным вме­ша­тель­ством. Поэтому монах должен нахо­диться в посто­ян­ной связи с Богом, при­ни­мать от Него сиг­налы и ука­зы­вать людям путь к Нему» (См.: Паисий Свя­то­го­рец, старец. Духов­ное про­буж­де­ние. М., 1999. Т. 2).

[67] В житии пре­по­доб­ного Пахо­мия суще­ствует целый раздел, где опи­сы­ва­ется жизнь недо­стой­ных мона­хов. Одному из них пре­по­доб­ный даже отка­зал в хри­сти­ан­ских похо­ро­нах, так как «усоп­ший брат был из числа нера­ди­вых, кото­рого часто авва убеж­дал испра­виться, но без успеха» (Феофан Затвор­ник, свя­ти­тель. Древ­ние ино­че­ские уставы. С. 31).

[68] Там же. С. 218.

[69] Здесь спе­ци­ально опус­ка­ются ука­за­ния на кон­крет­ные назва­ния оби­те­лей, но при­во­дятся наи­бо­лее харак­тер­ные про­блемы, общие для устав­ных ука­за­ний.

[70] Голуб­цов С.А. Троице-Сер­ги­ева лавра за послед­ние 100 лет. М., 1998. С. 171.

[71] См.: Афа­на­сий (Саха­ров), епи­скоп. О поми­но­ве­нии усоп­ших по уставу Пра­во­слав­ной Церкви.

[72] «Насту­пит неко­гда время, в кото­рое монахи оста­вят пустыни и вместо них устре­мятся к бога­тей­шим горо­дам. Там, вместо вер­те­пов и хижин, кото­рыми усеяна пустыня, они воз­двиг­нут, ста­ра­ясь пре­взойти один дру­гого, вели­ко­леп­ные здания, срав­ни­мые своей пыш­но­стью с цар­скими пала­тами. Вместо нищеты вкра­дется стрем­ле­ние к соби­ра­нию богат­ства, сми­ре­ние сердца пре­вра­тится в гор­дость. Многие будут напы­щены зна­нием, но чужды добрых дел, пред­пи­сы­ва­е­мых зна­нием. Любовь иссяк­нет. Вместо воз­дер­жа­ния явится уго­жде­ние чреву, и многие из мона­хов оза­бо­тятся достав­ле­нием себе изыс­кан­ных яств не менее мирян, от кото­рых они будут отли­чаться только одеж­дой. Нахо­дясь посреди мира, они не посты­дятся непра­ведно при­сва­и­вать себе имя мона­хов и пустын­ни­ков» (Игна­тий (Брян­ча­ни­нов), свя­ти­тель. Тво­ре­ния. Т. 6. С. 39).

[73] Там же.

[74] http://1kir1.livejournal.com/2439.html

[75] http://www.svirskoe.ru/ru/library/ustav/ustav.php

[76] http://uralafon.perm.ru/?page=rules

[77] http://russian-church.ru/viewpage.php?cat=rostov&page=9

[78] Пра­вила Псково-Печер­ского мона­стыря (со слов архи­манд­рита Иоанна (Кре­стьян­кина).

[79] См.: Иосиф Исих­аст. Житие. Письма. М., 2007.

[80] Исаак Сирин, пре­по­доб­ный. Слова подвиж­ни­че­ские. М., 2008. С. 54.

Православие.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки