Таинство Покаяния

Таин­ство Покаяния 

На стра­ни­цах это­го неболь­шо­го фото­аль­бо­ма мы пого­во­рим о Таин­стве Пока­я­ния.
Что это такое?
От неве­ру­ю­щих людей при­хо­дит­ся неред­ко слы­шать иро­нич­ное и злое:
– Хоро­шо устро­и­лись… Гре­шишь и каешь­ся!
Я спра­ши­ваю:
– Ска­жи­те, вы такой, как я вижу, умный чело­век. Вы ведь зна­е­те, как назы­ва­ет чело­век Бога?
– Как? – сму­ща­ет­ся неве­ру­ю­щий.
– Ну, – гово­рю, – хотя бы ска­жи­те, каким сло­вом начи­на­ет­ся глав­ней­шая хри­сти­ан­ская молит­ва, молит­ва Гос­под­ня?..
– ?
– Отче! Отец! А теперь ска­жи­те: если ребе­нок живет в семье и вдруг он набез­об­раз­ни­чал, согре­шил перед роди­те­ля­ми, зна­чит ли это, что теперь он дол­жен и думать забыть о роди­те­лях? Что они нико­гда не пой­мут, не про­стят, не обни­мут, не при­лас­ка­ют?.. Име­ет ли пра­во ребе­нок про­сить про­ще­ния у мамы с папой? И наде­ять­ся, что они покро­ют его грех любо­вью, будут верить в его исправ­ле­ние?..

Шут­ни­ки и насмеш­ни­ки замол­ка­ют, пото­му что вопрос пере­во­дит­ся в новую для них плос­кость. Ока­зы­ва­ет­ся, что рели­гия – это не член­ство в пар­тии, не «дого­вор», по кото­ро­му согре­шив­ше­го мож­но спи­сать за проф­не­при­год­но­стью, а род­ствен­ность Богу. Мы – дети Гос­по­да. Сыно­вья и доче­ри.

Мы гово­рим, что Бог – наш Отец Небес­ный. Это одно из самых пер­вых и фун­да­мен­таль­ных утвер­жде­ний нашей веры. А мы – Его дети. Пусть взрос­лые, но не зна­чит – иде­аль­ные. С пер­вых веков Цер­ковь столк­ну­лась с тем фак­том, что даже очень вер­ный и любя­щий сын может в какой-то момент сма­ло­душ­ни­чать, посту­пить недо­стой­но, увлечь­ся соблаз­на­ми мира и века сего и изме­нить Отцу.
Даже не каса­ясь опы­та Церк­ви, так назы­ва­е­мо­го Свя­щен­но­го Пре­да­ния, из одно­го Свя­щен­но­го Писа­ния мож­но подо­брать мас­су сви­де­тельств в поль­зу того, что Гос­подь в исто­рии мило­сер­ден к чело­ве­ку. Что он про­стит чело­ве­ка, лишь бы тот был готов пока­ять­ся…
Вспом­ни­те, как Бог взы­вал к согре­шив­ше­му Ада­му: «Адам, где ты?..» (Быт. 3, 9) Неуже­ли Гос­подь не знал, где Адам? Неуже­ли чело­век мог спря­тать­ся от Все­ве­ду­ще­го в кустах? Но Гос­подь взы­ва­ет к его сове­сти, ждет пока­я­ния…

Или: бра­то­убий­ство Каи­ном Аве­ля. Каза­лось бы: пока­рай убий­цу – и дело с кон­цом. Но и тут, как отец, как мать, Бог взы­ва­ет к сове­сти Каи­на. Толь­ко вслу­шай­тесь в эти сло­ва: «И ска­зал Гос­подь Каи­ну: поче­му ты огор­чил­ся? и отче­го поник­ло лице твое? если дела­ешь доб­рое, то не под­ни­ма­ешь ли лица? а если не дела­ешь доб­ро­го, то у две­рей грех лежит; он вле­чет тебя к себе, но ты гос­под­ствуй над ним» (Быт. 4, 6–7). Посмот­ри­те, какая забо­та о про­буж­де­нии сове­сти – «он [грех] вле­чет тебя к себе, но ты гос­под­ствуй над ним». Но внял ли это­му вра­зум­ле­нию Каин?..

Вот так вся исто­рия чело­ве­че­ства: Бог обра­ща­ет­ся к его сове­сти, при­зы­ва­ет обра­зу­мить­ся, не посту­пать без­об­раз­но: под­ло, нечест­но, нечи­сто. Да и сама совесть – не что иное, как голос Божий в нашей душе.

Вот хотя бы несколь­ко при­ме­ров забо­ты Божи­ей о греш­ни­ках:
По пове­ле­нию Божию Ной при­зы­вал людей к пока­я­нию (1 Петр. 3, 18–21; 2 Петр. 2, 5).
Иона взы­вал к сове­сти нине­ви­тян (Ион. гл. 3, Мф. 12, 41)…

Бог готов про­стить и обнять, как отец при­нял сво­е­го блуд­но­го сына (вспом­ни­те Еван­гель­скую прит­чу о блуд­ном сыне – Еван­ге­лие от Луки, гл. 15), и об этом Он сам недву­смыс­лен­но гово­рит: «Если же он (чело­век) вино­вен в чем-нибудь… и испо­ве­да­ет­ся, в чем он согре­шил, то пусть при­не­сет Гос­по­ду за грех свой… и очи­стит его свя­щен­ник от гре­ха его… в чем согре­шил по неве­де­нию… и про­ще­но будет ему» (Лев. гл. 16).

С при­зы­ва к пока­я­нию начал свою про­по­ведь св. про­рок Иоанн Кре­сти­тель: «Покай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное… сотво­ри­те достой­ный плод пока­я­ния» (Мф. 3, 2–8). Эти же сло­ва повто­ря­ет Хри­стос, выхо­дя на про­по­ведь (Мф. 4, 17).

Все слу­же­ние Хри­ста – при­зыв к чело­ве­ку пока­ять­ся. Пока­я­ние – не зна­чит пере­чис­ле­ние про­ступ­ков, а ради­каль­ное изме­не­ние.
Древ­не­ев­рей­ское «шув», пере­ве­ден­ное у нас как «пока­я­ние», озна­ча­ет «обра­тить­ся, воз­вра­тить­ся».
Гре­че­ское сло­во «мета­нойя» так­же зна­чит «пока­я­ние», но с немно­го дру­гим акцен­том: «пере­ме­на обра­за мыс­лей», «пово­рот ума».
Изме­нить жизнь, испра­вить­ся… Толь­ко тогда пока­я­ние дости­га­ет сво­ей цели. (Дру­гой вопрос, что не со все­ми гре­ха­ми мож­но лег­ко и в одно­ча­сье покон­чить, но эта тема уже не для фото­очер­ка.)
Если в чело­ве­ке нет жела­ния испра­вить­ся, а он под­хо­дит к испо­ве­ди как ни к чему не обя­зы­ва­ю­ще­му обря­ду, Таин­ство Пока­я­ния нель­зя назвать состо­яв­шим­ся. К тако­му чело­ве­ку мож­но при­ме­нить сло­ва одно­го рус­ско­го подвиж­ни­ка: «Вот при­хо­дит чело­век на испо­ведь. Пере­чис­ля­ет гре­хи. Батюш­ка ему гово­рит: “Про­щаю и раз­ре­шаю”. А Гос­подь на Небе­сах гово­рит в это вре­мя: “«А я не про­щаю и не раз­ре­шаю…”».

Если Бог в Вет­хом Заве­те был мило­стив к чело­ве­ку, то не о люб­ви ли и о мило­сти весь Новый Завет?

Хри­стос жил с нами, был, мож­но ска­зать, одним из нас. О, как Он бли­зок к нам, как зна­ет нас… Не иде­а­ли­зи­ру­ет, но отно­сит­ся имен­но так, как дол­жен отно­сить­ся мило­серд­ный отец и друг. У апо­сто­ла Пав­ла чита­ем: «Ибо не Анге­лов вос­при­ем­лет Он, но вос­при­ем­лет семя Авра­амо­во. Посе­му Он дол­жен был во всем упо­до­бить­ся бра­ти­ям, что­бы быть мило­сти­вым и вер­ным пер­во­свя­щен­ни­ком пред Богом, для уми­ло­стив­ле­ния за гре­хи наро­да. Ибо, как Сам Он пре­тер­пел, быв иску­шен, то может и иску­ша­е­мым помочь» (Евр. 2, 16–18).
Заметь­те: «Не Анге­лов вос­при­ем­лет Он…». То есть, Бог пре­крас­но пони­ма­ет все несо­вер­ше­но­ство и сла­бость чело­ве­ка. Чело­век – не Ангел…
«Посе­му Он [Хри­стос] дол­жен был во всем упо­до­бить­ся бра­ти­ям, что­бы быть мило­сти­вым и вер­ным пер­во­свя­щен­ни­ком пред Богом, для уми­ло­стив­ле­ния за гре­хи наро­да». Поис­ти­не вели­ко мило­сер­дие Божие. Он про­жил с нами чело­ве­че­скую жизнь, поэто­му никто не ска­жет, что Он не зна­ет этой жиз­ни. А про­жив ее и уви­дев людей – вот как мы видим, – Хри­стос может объ­ек­тив­но отно­сить­ся к людям… Объ­ек­тив­но – зна­чит, мило­серд­но. (Мило­сер­дие – не зна­чит попу­сти­тель­ство!)
Вспом­ни­те апо­сто­ла Пет­ра, три­жды отверг­ше­го­ся от Хри­ста в страш­ные страст­ные часы… Но Хри­стос про­стил его, толь­ко три­жды же спро­сил: «Любишь ли Меня?»
С каж­дым таким вопро­сом Пет­ру ста­но­ви­лось все стыд­нее за свой посту­пок, но, заметь­те, он не натолк­нул­ся на холод­ную иро­нию и насмеш­ку, но на милу­ю­щую любовь Учи­те­ля и Дру­га.

В Новом Заве­те мы мно­го­крат­но встре­ча­ем предо­сте­ре­же­ния Хри­ста про­тив непо­мер­ной стро­го­сти. «Ибо если вы буде­те про­щать людям согре­ше­ния их, то про­стит и вам Отец ваш Небес­ный, а если не буде­те про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших» (Мф. 6, 14–15). Мог ли ска­зать это тот, кто не пони­ма­ет чело­ве­ка? Кто жесток к чело­ве­ку?..
И не Хри­стос ли ска­зал: «ибо каким судом суди­те, [таким] буде­те суди­мы; и какою мерою мери­те, [такою] и вам будут мерить» (Мф. 7, 2).

В этой неболь­шой под­бор­ке фото­гра­фий на тему Испо­ве­ди и Пока­я­ния мы пока­зы­ва­ем, как про­ис­хо­дит Таин­ство.

Каю­щий­ся при­хо­дит в храм и кает­ся Богу, испо­ве­ду­ясь свя­щен­ни­ку. Я не ошиб­ся. Имен­но кает­ся Богу. Но испо­ве­ду­ет­ся свя­щен­ни­ку.
Испо­ведь непо­сред­ствен­но Богу, без сви­де­те­лей, тоже воз­мож­на. Не так ли мы еже­днев­но каем­ся во вре­мя вечер­них молитв: «Испо­ве­даю Тебе, Гос­по­ду Богу мое­му и Твор­цу…»
Но испо­ведь в хра­ме – осо­бое дело.
Здесь чело­век кает­ся не в повсе­днев­ных мело­чах, кото­рые, как пыль, осе­да­ют на душе, но в гре­хах (делах, мыс­лях и чув­ствах), кото­рые явля­ют­ся изме­ной Богу и Церк­ви.
Сво­им гре­хом мы себя выно­сим за пре­де­лы Церк­ви, отлу­ча­ем от Бога и бла­го­да­ти. И вот тут тре­бу­ет­ся перед Богом сви­де­тель­ство за нас чело­ве­ка, спе­ци­аль­но постав­лен­но­го Богом блю­сти Цер­ковь, сле­дить за чисто­той веры и пра­виль­но­стью жиз­ни.
Хри­стос поста­вил пас­ты­ря­ми и блю­сти­те­ля­ми Исти­ны апо­сто­лов, это несо­мнен­ней­ший факт: «Иисус же ска­зал им…: мир вам! как послал Меня Отец, [так] и Я посы­лаю вас. Ска­зав это, дунул, и гово­рит им: при­ми­те Духа Свя­та­го. Кому про­сти­те гре­хи, тому про­стят­ся; на ком оста­ви­те, на том оста­нут­ся» (Ин. 20, 21–23). К апо­сто­лам обра­ще­но обе­то­ва­ние Гос­по­да: «Истин­но гово­рю вам: что вы свя­же­те на зем­ле, то будет свя­за­но на небе; и что раз­ре­ши­те на зем­ле, то будет раз­ре­ше­но на небе» (Мф. 18, 18).
Спу­стя два деся­ти­ле­тия апо­стол Павел напи­шет: «И Он [Хри­стос] поста­вил одних Апо­сто­ла­ми, дру­гих про­ро­ка­ми, иных Еван­ге­ли­ста­ми, иных пас­ты­ря­ми и учи­те­ля­ми, к совер­ше­нию свя­тых, на дело слу­же­ния, для сози­да­ния Тела Хри­сто­ва» (Еф. 4, 11–12).

Свя­щен­ник выслу­ши­ва­ет, дает сове­ты, накла­ды­ва­ет епи­ти­мьи (цер­ков­ное нака­за­ние), но про­ща­ет гре­хи не свя­щен­ник, а Бог. Свя­щен­ник сам об этом гово­рит в молит­ве, кото­рая чита­ет­ся перед Таин­ством: «Аз же точию сви­де­тель есмь…».
Зна­ком того, что в осно­ву Таин­ства Пока­я­ния поло­же­но Еван­ге­лие Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста и что мы име­ем воз­мож­ность полу­чить про­ще­ние, добы­тое Крест­ной Смер­тью Хри­ста, перед каю­щим­ся лежит Св. Еван­ге­лие и Крест Гос­по­день.

Вот, обра­ти­те вни­ма­ние. Свя­щен­ник как сви­де­тель совер­ша­ю­ще­го­ся пока­я­ния чита­ет молит­вы перед испо­ве­дью, а на сто­ли­ке перед каю­щим­ся лежат Еван­ге­лие и Крест.


1 2 3 4 5 6

Все фото­гра­фии галереи
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки