Иерусалимские письма Людмилы Никеевой

Отец К., бла­го­сло­вив­ший меня на палом­ни­че­ство в Свя­тую Зем­лю, пред­ло­жил… посы­лать ему пись­ма с мои­ми фото­рас­ска­за­ми, а он их поти­хонь­ку будет читать.
И вот эти пись­ма — перед вами, доро­гие мои читатели…

Хоро­шо пом­ню свое стран­ное ощу­ще­ние: вот, стою, по види­мо­сти, в обыч­ном при­ход­ском хра­ме, ну, а то, что хор жен­ский и Часы чита­ют тоже одни мона­хи­ни, так это не диво: в жен­ских мона­сты­рях все­гда так. И вдруг как прон­зит, ожжет: так ведь это где?!.. В Гор­нем Гра­де, на Зем­ле Святой…

Камень Пома­за­ния и моза­ич­ное пан­но, изоб­ра­жа­ю­щее Сня­тие Спа­си­те­ля со Кре­ста, Пома­за­ние и Поло­же­ние во Гроб, — пер­вое, что видит всяк вхо­дя­щий в храм Гро­ба Господня…

…Итак, в поне­дель­ник 14 декаб­ря, совсем рано утром, корот­ко помо­лив­шись у себя в келье и выпив по чаш­ке чаю, мы дви­ну­лись в путь. План у нас был такой: дое­хать на авто­бу­се до цен­тра Иеру­са­ли­ма, там посе­тить Рус­скую Духов­ную Мис­сию со Свя­то-Тро­иц­ким собо­ром, отту­да прой­ти в Ста­рый Город, в Храм Гро­ба Гос­под­ня, а затем отпра­вить­ся на Еле­он­скую гору. 

Это пись­мо, пятое по сче­ту, даже труд­нее начать, чем чет­вер­тое. Чем даль­ше идет вре­мя, тем труд­нее пове­рить, что все то, о чем пове­ду речь в этом пись­ме, и в самом деле было.

Ран­ним утром нас раз­бу­дил не коло­кол, как в Гор­нем, а дроб­ный весе­лый стук била. Нам о нем вче­ра вече­ром гово­ри­ла ино­ки­ня Мария: «Пер­вое било быва­ет в пять (кажет­ся, так, хотя, может быть, и еще рань­ше: в поло­вине пято­го), вто­рое — в поло­вине шесто­го, а на тре­тьем вы уже долж­ны быть в храме». 

С момен­та наше­го про­буж­де­ния от уда­ров в било мы успе­ли быть на Боже­ствен­ной литур­гии, потом потра­пез­ни­чать, потом еще побро­дить немно­го по оби­те­ли, затем перей­ти в дру­гую оби­тель — «Патер Ностер», вво­лю побро­дить и там — а по обыч­ным мер­кам день еще толь­ко начи­нал­ся: когда мы вышли за пре­де­лы кар­ме­лит­ско­го мона­сты­ря, было «все­го» поло­ви­на две­на­дца­то­го, вре­мя, когда мно­гие толь­ко откры­ва­ют глаза…

…Итак, мы оста­но­ви­лись у мона­стыр­ских ворот. Впуск­ное вре­мя, как явство­ва­ло из таб­лич­ки, уже закон­чи­лось, но воро­та еще не закры­ли, и мы вошли внутрь.

Бла­го­сло­ви­те, доро­гой батюш­ка, про­дол­жить «лето­пись» дня 15 декаб­ря, нача­тую три (!) пись­ма назад и дале­ко еще не при­бли­жа­ю­щу­ю­ся к концу… 

И вот мы сно­ва в Горнем…
Сно­ва, в кото­рый уже раз в этих бла­го­сло­вен­ных местах, нас под­хва­ты­вал поток не зави­ся­щих от нашей воли и уси­лий событий…

Мы в Гор­нем, нику­да не поеха­ли: всю ночь и утро шел дождь, да и день сего­дня — не для путе­ше­ствий: пят­ни­ца, а в Изра­и­ле уже с 15 часов пят­ни­цы до 18 часов суб­бо­ты весь обще­ствен­ный транс­порт сто­ит: шабат. 

При­сту­паю к послед­не­му пись­му…
После празд­нич­ной, уди­ви­тель­но свет­лой и радост­ной Литур­гии и празд­нич­ной же тра­пезы пошли к себе в келью, собрать вещи: вече­ром мы уез­жа­ли из Горней…

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки