Почему православному христианину нельзя быть экуменистом

архим. Сера­фим (Алек­сиев), архим. Сергий (Яза­джиев)

Оглав­ле­ние


Вступ­ле­ние

Сего­дня много пишут, гово­рят и про­по­ве­дуют об эку­ме­низме, эку­ме­ни­че­ских встре­чах, эку­ме­ни­че­ском объ­еди­не­нии хри­стиан, об эку­ме­ни­че­ском бого­сло­вии и т. п. Но не все, упо­треб­ля­ю­щие эти слова, пони­мают, что такое «эку­ме­низм».

Слово «эку­ме­низм» про­ис­хо­дит от гре­че­ского οικουμένη, οἰκέω (оби­тать, насе­лять). Сле­до­ва­тельно, «эку­мени» — это «насе­лен­ная, оби­та­е­мая земля, ойку­мена», и пона­чалу этим словом обо­зна­ча­лась область, насе­лен­ная людьми на нашей пла­нете.

И Цер­ковь Хри­стова в древ­но­сти словом «ойку­мена» назы­вала землю и ее оби­та­те­лей (Мф.24:14; Лк.21:26; Откр.3:10; 12:9). Соот­вет­ственно, при­ла­га­тель­ное «эку­ме­ни­че­ский» озна­чает «все­лен­ский», т. е. отно­ся­щийся ко всей земле и ее насе­ле­нию. Святая Пра­во­слав­ная Цер­ковь по-гре­че­ски тоже име­ну­ется «все­лен­ской», будучи ею по суще­ству, ибо ее Боже­ствен­ный Осно­ва­тель пред­на­зна­чил ей рас­про­стра­няться по всем оби­та­е­мым на земле местам (Мф.28:19; Мк.16:15).

Совре­мен­ное «эку­ме­ни­че­ское» дви­же­ние тоже пре­тен­дует на «все­лен­скость», но под­ме­няет все­лен­ское един­ство в истин­ной вере чисто меха­ни­че­ским соеди­не­нием разных испо­ве­да­ний, отпав­ших от Пра­во­сла­вия и чуждых ему, и потому совре­мен­ный «эку­ме­низм» есть совер­шенно новое явле­ние1. В каче­стве идеи он появился в сере­дине XIX века в Англии и Аме­рике с целью объ­еди­нить раз­лич­ные хри­сти­ан­ские испо­ве­да­ния, кото­рые неверно име­но­ва­лись «церк­вами». К дости­же­нию этой цели настой­чиво стре­мится создан­ный на Амстер­дам­ской ассам­блее 1948 года Все­мир­ный Совет «церк­вей» (ВСЦ), центр кото­рого нахо­дится в Женеве.

Совре­мен­ный термин «эку­ме­низм» при­ду­ман и введен в упо­треб­ле­ние Джоном Моттом (1865—1955), извест­ным масон­ским лиде­ром и пред­се­да­те­лем ИМК.А. Про­изо­шло это на съезде «Меж­ду­на­род­ного мис­си­о­нер­ского совета», рабо­тав­шего в 1910 году в Эдин­бурге (Шот­лан­дия)2 под его пред­се­да­тель­ством. Тогда и было поло­жено начало всему эку­ме­ни­че­скому дви­же­нию3.

Харак­терно, что Джон Мотт для обо­зна­че­ния этого дви­же­ния выбрал не запад­ное латин­ское слово «уни­вер­са­лизм» (от universum — все­лен­ная), а гре­че­ский аналог — «эку­ме­ни­кос» (откуда — эку­ме­низм), кото­рый отно­сится только к Пра­во­сла­вию как истин­ному все­лен­скому веро­ис­по­ве­да­нию. Оче­видно, бли­жай­шей откры­той целью такой под­мены было стрем­ле­ние замас­ки­ро­вать ере­ти­че­ский замы­сел пра­во­слав­ным тер­ми­ном, взятым из клас­си­че­ского для Пра­во­сла­вия гре­че­ского языка, а отда­лен­ной — воз­мож­ность рано или поздно отож­де­ствить Все­лен­ские соборы (по-гре­че­ски — οἰκουρμςνικαί ουνοδοι) с «Эку­ме­ни­че­ским сове­том» (ВСЦ), кото­рый в конце концов мог бы про­воз­гла­сить себя «Все­лен­ским собо­ром».

Соот­вет­ству­ю­щее спра­вед­ли­вое обви­не­ние было выдви­нуто Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в «Посла­нии Свя­щен­ного Синода о V ассам­блее ВСЦ и ее резуль­та­тах», где ска­зано: «Другой опас­но­стью, серьезно угро­жа­ю­щей хри­сти­ан­скому един­ству и будущ­но­сти эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния после Най­роби, явля­ется пита­е­мая неко­то­рыми участ­ни­ками эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния иллю­зия, что Все­мир­ный Совет церк­вей будто бы может достичь такой сте­пени эку­ме­ни­че­ского сбли­же­ния своих церк­вей-членов, что одна из буду­щих его гене­раль­ных ассам­блей пре­вра­тится во все­хри­сти­ан­ский собор. Думать так — значит пред­по­ла­гать, что Все­мир­ный Совет церк­вей может в буду­щем стать некоей «сверх­цер­ко­вью»4.

Итак, поня­тие «все­лен­ский» — «οἰκουμενικός», кото­рое всегда отно­си­лось к одной Пра­во­слав­ной Церкви, сего­дня при­ме­ня­ется к новому, чуж­дому для Пра­во­сла­вия дви­же­нию, назы­ва­е­мому «эку­ме­ни­че­ским». Внеш­нее сход­ство, однако, не есть дока­за­тель­ство внут­рен­него тож­де­ства. Как гласит латин­ская посло­вица: «Si duo dicunt idem, non est idem», T. e. «Если двое гово­рят одно и то же, это не есть одно и то же». Так же и термин «эку­ме­низм» упо­треб­ля­ется Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в одном, истин­ном смысле, а совре­мен­ным эку­ме­ни­че­ским дви­же­нием — совсем в другом.

Задолго до появ­ле­ния женев­ского «эку­ме­низма» возник, суще­ствует и будет всегда суще­ство­вать истин­ный пра­во­слав­ный эку­ме­низм5 — эку­ме­низм, или все­лен­скость святой Пра­во­слав­ной Церкви, осно­ван­ной Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом с целью рас­про­стра­не­ния через нее по всему миру воз­ве­щен­ной Хри­стом Бого­от­кро­вен­ной истины и осу­ществ­ле­ния совер­шен­ного Им спа­се­ния. Мы дер­заем утвер­ждать, что цели­ком при­над­ле­жим к этому древ­нему и вечно новому под­лин­ному эку­ме­низму, т. е. ко все­лен­ско­сти святой Пра­во­слав­ной Церкви. Между этим пра­во­слав­ным эку­ме­низ­мом и совре­мен­ным женев­ским «эку­ме­низ­мом» суще­ствуют корен­ные про­ти­во­ре­чия и глу­бо­кие, непре­одо­ли­мые дог­ма­ти­че­ские раз­ли­чия.

По этой при­чине мы не можем быть «эку­ме­ни­стами» в совре­мен­ном смысле слова, ибо мы — насто­я­щие эку­ме­ни­сты как члены Пра­во­слав­ной Церкви, кото­рая со своего осно­ва­ния назы­ва­ется ВСЕ­ЛЕН­СКОЙ! Как нельзя при­над­ле­жать к двум разным веро­ис­по­ве­да­ниям — напри­мер, невоз­можно, будучи под­линно пра­во­слав­ным, быть одно­вре­менно про­те­стан­том, — так нельзя, будучи членом святой Пра­во­слав­ной Все­лен­ской Церкви, участ­во­вать в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, кото­рое — осо­бенно в послед­нее время — все настой­чи­вей навя­зы­вает свои взгляды, глу­боко чуждые Пра­во­сла­вию.

Женев­ские эку­ме­ни­сты име­нуют эку­ме­низм «дви­же­нием Св. Духа в наше время» и счи­тают, что можно гово­рить по-новому о Боге, о тайне Христа и в осо­бен­но­сти о св. Церкви, открыто пре­не­бре­гая пра­во­слав­ными дог­ма­тами, кано­нами и Свя­щен­ным Пре­да­нием. Но святое Пра­во­сла­вие не может согла­ситься с этим; оно не допус­кает новой редак­ции дог­ма­тов, изме­не­ния кано­нов и измены веко­вым пра­во­слав­ным пре­да­ниям. Пра­во­сла­вие строго дер­жится при­ня­того от Гос­пода Иисуса Христа и его св. апо­сто­лов, ибо хочет остаться верным завету св. апо­стола Павла: «Стойте и дер­жите пре­да­ния, кото­рым вы научены или словом, или посла­нием нашим» (2Фес.2:15). Раз­ница между взгля­дами женев­ского эку­ме­низма и уче­нием св. Пра­во­слав­ной Церкви настолько велика, что бро­са­ется в глаза даже неис­ку­шен­ному в бого­сло­вии пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину, вызы­вая у него закон­ное недо­ве­рие к эку­ме­ни­че­скому дви­же­нию.

Каждое непра­во­слав­ное рели­ги­оз­ное учение явля­ется небо­го­угод­ным и откро­венно гибель­ным, ибо дерз­но­венно под­ме­няет ере­ти­че­ской ложью спа­си­тель­ное Бого­от­кро­вен­ное учение. Этим оно гневит Бога и уда­ляет от Него. В Свя­щен­ном Писа­нии Бог засви­де­тель­ство­вал неод­но­кратно, что не только под­ме­ня­ю­щие Его идо­лами, но и про­по­ве­да­ю­щие о Нем неверно вызы­вают Его гнев. Вот что читаем в книге Иова: «Егда изгла­гола Гос­подь вся гла­голы сия Иову, рече Гос­подь ко Ели­фазу Фема­ни­нину: „Согре­шил, еси ты и оба друзие твои: не гла­го­ла­сте бо предо Мною ничтоже истинно, якоже раб Мой Иов“» (Иов.42:7). Духовно про­све­щен­ный хри­сти­а­нин знает, как страшно пове­рить лож­ному учению о Боге, Кото­рый есть Бог истины (Пс.30:6), как страшно иска­жать Боже­ствен­ные дог­маты, навле­кая тем самым на себя пра­вед­ный гнев Божий! Неда­ром св. апо­стол Павел сове­тует своему уче­нику Тимо­фею: «Пот­щися себе искусна соста­вити пред Богом, дела­теля непо­стыдна, право пра­вяща слово истины» (2Тим.2:15).

Досто­ин­ство Пра­во­сла­вия в том, что оно и только оно из всех так назы­ва­е­мых хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний всегда пра­вильно учило и учит о Боге, о Христе, об Его святой Церкви и о всех Боже­ствен­ных тайнах, тогда как прочие испо­ве­да­ния содер­жат «истину в неправде» (Рим.1:18). Оно с самого начала и поныне хранит неиз­ме­нен­ными Бого­от­кро­вен­ное учение и Свя­щен­ное Пре­да­ние.

В Декла­ра­ции пра­во­слав­ных участ­ни­ков Эку­ме­ни­че­ской ассам­блеи, состо­яв­шейся в Эван­стоне в 1954 году, пре­красно ска­зано, что «един­ственно святая Пра­во­слав­ная Цер­ковь сохра­нила в пол­ноте и непо­вре­жден­ной веру, „одна­жды пре­дан­ную святым”» (Иуд.1:3). И это не по нашим заслу­гам, а потому, что Богу угодно хра­нить «сокро­вище сие в ску­дель­ных сосу­дех, да пре­мно­же­ство силы будет Божия, а не от нас» (2Кор.4:76.

Как святая Пра­во­слав­ная Цер­ковь всегда верна Богу и пра­вильно учит о Нем, так и каждый отдель­ный член ее должен пре­бы­вать верным Богу и неуклонно дер­жаться цер­ков­ного учения, дабы не утра­тить своей при­над­леж­но­сти к Церкви и не лишиться веч­ного спа­се­ния в соот­вет­ствии с Сим­во­лом св. Афа­на­сия Вели­кого: «Если кто хочет спа­стись, прежде всего должен дер­жаться Все­лен­ской веры. Если кто не хранит ее здо­ро­вой и неис­ка­жен­ной, тот несо­мненно погиб­нет навеки!»7. Тай­но­ви­дец св. апо­стол Иоанн Бого­слов велит нам ничего не менять из того, что при­няли сна­чала, т. е. ничего не при­бав­лять и ничего не убав­лять от того, что нам заве­щал Сам Дух Святый (Откр.22:18—19), ибо иначе мы лиша­емся уча­стия в Боже­ствен­ной жизни, кото­рой удо­ста­и­ва­ются лишь остав­ши­еся вер­ными до смерти (Откр.2:10).

Этот же апо­стол хри­сти­ан­ской любви весьма твердо отста­и­вал испо­ве­да­ние истин­ной веры: «Кто при­хо­дит к вам, и не при­но­сит сего учения, того не при­ни­майте в дом и не при­вет­ствуйте его. Ибо при­вет­ству­ю­щий его участ­вует в злых делах его» (2Ин.1:10—11), и потому тре­бо­вал: «Итак, что вы слы­шали от начала, то и да пре­бы­вает в вас! Если пре­бу­дет в вас то, что вы слы­шали от начала, то и вы пре­бу­дете в Сыне и Отце» (1Ин.2:24). Это значит — кто не пре­бы­вает в Бого­от­кро­вен­ном учении, заве­щан­ном нам Хри­стом через св. апо­сто­лов, тот будет чужд Боже­ствен­ной и Живо­тво­ря­щей Троице и погиб­нет навеки!

Нынеш­ний эку­ме­низм отхо­дит от веко­вой Пра­во­слав­ной веры и сбли­жа­ется с ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями, кото­рые, подобно дру­зьям Иова, не гово­рят правду о Боге, как Божий раб Иов. Поэтому истин­ный пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, для кото­рого спа­се­ние души явля­ется самым важным делом в жизни (1Петр.1:9), не может без­раз­лично отно­ситься к эку­ме­низму, кото­рый ста­ра­ется под­ме­нить испо­ве­ду­е­мую нами Пра­во­слав­ную веру иным, чуждым и весьма невер­ным миро­воз­зре­нием.

Зани­ма­ясь вопро­сом об эку­ме­низме и его поги­бель­но­сти, мы нашли в ходе иссле­до­ва­ний ряд очень важных осно­ва­ний, кото­рые не поз­во­ляют нам сочув­ство­вать эку­ме­низму и участ­во­вать в нем. Этими осно­ва­ни­ями хочется поде­литься со всеми искренне веру­ю­щими и жаж­ду­щими веч­ного спа­се­ния во Христе Иисусе Гос­поде нашем, в обще­нии с Его Святой Цер­ко­вью!

Тот, кто, после того как най­дена истина, про­дол­жает искать чего-то, тот идет лжи» (Из Деяний VII Все­лен­ского Собора).

«Кто не желает быть уче­ни­ком истины, тот ста­но­вится учи­те­лем заблуж­де­ния» (Св. Лев Вели­кий, папа Рим­ский).

«Истина настолько помра­чена в наше время, а ложь настолько крепко уко­ре­ни­лась, что нико­гда мы не раз­ли­чим истины, разве если будем любить ее» (Пас­каль).

«Благий Иисусе Христе! В Твоей Церкви есть люди, кото­рые не Твои апо­столы и кото­рые не молятся Тебе: …они забыли Иеру­са­лим и вос­при­няли Женеву, где они создали новые скри­жали завета. Но и ты, Женева, пре­воз­нес­ша­яся до небес, до ада низ­верг­нешься!» (ср. Лк.10:15). (Из слова Иеру­са­лим­ского Пат­ри­арха Тимо­фея (ум. 1955) на празд­ник Святой Пяти­де­сят­ницы).

«Европа нас сводит с ума; но Европа почти вся и во всем своем составе оязы­чи­лась. Не лучше ли оста­вить ее себе самой. Истин­ный свет пришел к нам из Визан­тии. И мы не малень­кие, — не вчера вышли на свет. Скоро уже тысяча лет, как веруем в Гос­пода и содер­жим Его святой закон. И в этом пусть другие у нас учатся, как и сле­дует: ибо ИСТИНА У НАС!» (Свт. Феофан Затвор­ник).

« Итак, что вы слы­шали от начала, то и да пре­бы­вает в вас; если пре­бу­дет в вас то, что вы слы­шали от начала, то и вы пре­бу­дете в Сыне и в Отце» (1Ин.2:24).

«Для меня нет боль­шей радо­сти, как слы­шать, что дети мои ходят в истине» (3Ин.1:4).

«А ты пре­бы­вай в том, чему научен и что тебе вве­рено, зная, кем ты научен» (2Тим.3:14).

«Ибо мы не сильны против истины, но сильны за истину» (2Кор.13:8).

«Знай, что мы должны слу­жить не вре­мени, а Богу» (Св. Афа­на­сий Вели­кий. Письмо к Дра­кон­тию).

«Мы не колеб­лемся в истине и не про­ти­во­ре­чим ей, но запе­чат­лены тем же харак­те­ром веры и пер­вого упо­ва­ния нашего. Ибо людей, искренно чтущих Бога, ничто не может так сильно побу­дить к еди­но­мыс­лию, как согла­сие в учении о Боге; и ничто так не рас­по­ла­гает к раз­дору, как несо­гла­сие в сем учении» (Св. Гри­го­рий Бого­слов. Слово 6‑е, гл. 11, 12).

«Гос­поди, объ­едини всех в еди­но­ду­шии и создай изряд­ных людей, кото­рые мыс­лили бы оди­на­ково о Твоей истин­ной вере и правом испо­ве­да­нии!» (Из пред­смерт­ной молитвы св. Кирилла, сла­вян­ского пер­во­учи­теля).

«Лучшее обще­ние есть обще­ние в вере и в истин­ной любви. Ничто не так пре­красно, как истина». (Св. Фотий. Письмо к папе Нико­лаю 1).

 

Часть первая. Эку­ме­низм и его «хри­сти­ан­ская» види­мость

1 осно­ва­ние. Истина все­лен­ская, а заблуж­де­ние не может и не должно быть все­лен­ским.

А) ПРА­ВО­СЛАВ­НАЯ ЦЕР­КОВЬ — НОСИ­ТЕЛЬ­НИЦА ИСТИНЫ

Святая Пра­во­слав­ная Цер­ковь, подобно спа­си­тель­ному кораблю, плы­ву­щему среди «мира, лежа­щего во зле» (1Ин.5:19), осно­вана Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом для воз­ве­ще­ния миру «вер­наго сло­весе» — «истин­ного слова» (Тит.1:9). Как пре­красно тол­кует свт. Феофан Затвор­ник: «„Словом озна­ча­ется все учение хри­сти­ан­ское, кото­рое есть слово, Хри­стом Спа­си­те­лем слы­шан­ное от Отца и при­не­сен­ное на землю (Ин.8:26; 14, 24), и апо­сто­лами силою Духа Свя­того рас­про­стран­ное по лицу ее“ (Мф.28:19; Ин.14:26; 16:13). Верно — и истинно слово сие, как исшед­шее от Бога, Кото­рый исти­нен есть и верен во всех сло­ве­сах Своих. Верно оно и в том, что зако­но­по­ла­гает, и в том, что обе­щает… Итак, верное есть истин­ное (слово), то самое, кото­рое от Бога изошло… без при­бавки и убавки, и изме­не­ния…»8.

Слово это вве­рено Церкви и ее слу­жи­те­лям — епи­ско­пам и свя­щен­ни­кам, кото­рые обя­заны про­по­ве­до­вать его чисто, без при­меси чужих учений, верно пре­по­да­вая слово истины (2Тим.2:15). Чтобы быть полез­ным и дей­ствен­ным для спа­се­ния душ, слово учения должно быть обе­ре­га­емо от всего ему чуж­дого. Это и есть то «здра­вое учение», кото­рое должен про­по­ве­до­вать епи­скоп (Тит. 1,9). «Здра­вое учение есть то, кото­рое учит и дог­ма­там истин­ным, и жизни пра­вед­ной»9.

Дог­ма­ти­кой и этикой исчер­пы­ва­ется, так ска­зать, содер­жа­ние Хри­стова учения. Оба они глу­боко вза­имно свя­заны и вза­имно обу­слов­лены, отчего ни дог­ма­тика без этики, ни этика без дог­ма­тики суще­ство­вать не могут. Ибо и вера без дел мертва (Иак.2:26), и дела без веры мертвы (Рим.4:2—3). Хотя и бесы веруют и тре­пе­щут (Иак.2:19), но их вера бес­по­лезна, так как она лишена добрых дел. Ере­тики тоже могут иметь неко­то­рые внешне добрые дела, кото­рые, однако, не спа­сают, так как не свя­заны с пра­виль­ной верой. По тол­ко­ва­нию свт. Фео­фана Затвор­ника (1Тим.1:5), истин­ная, нели­це­мер­ная вера «обни­мает все дог­маты; и они все дей­стви­тельно таковы, что коль скоро нели­це­мерно содер­жатся серд­цем, то непре­менно вызы­вают чув­ства и дела любви и вооду­шев­ляют на них. Осо­бенно таковы дог­маты о Про­мыш­ле­нии, Искуп­ле­нии и буду­щем бла­жен­стве. Бог все видит и все, что по любви к Нему дела­ется для братий, пони­мает так, как бы оно непо­сред­ственно дела­лось для Него. Веру­ю­щий сему как не поспе­шит через руку брата вло­жить тре­бу­е­мое в руку Божию?.. Так любовь наит­ству­ется, освя­ща­ется, мно­жится и укреп­ля­ется верою нели­це­мер­ною»10.

Дог­ма­тика и этика в пол­ноте содер­жатся и осу­ществ­ля­ются в лоне истин­ной Хри­сто­вой Церкви, ибо она осно­вана Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом: 1) на истин­ном испо­ве­да­нии веры во Христа, засви­де­тель­ство­ван­ном св. апо­сто­лом Петром от имени всех апо­сто­лов (Мф.16:16—18; ср. Ин.6:69, и 2) на истин­ной нрав­ствен­но­сти, сози­да­е­мой на основе спа­си­тель­ной Божией бла­го­дати (Тит.2:11—12), раз­да­ва­е­мой в Церкви. В таком все­объ­ем­лю­щем смысле Хри­стова Цер­ковь назы­ва­ется «стол­пом и утвер­жде­нием истины» // Тим.3:15). Она есть столп и утвер­жде­ние истины, ибо, по словам свт. Фео­фана Затвор­ника, она «есть Цер­ковь Бога живаго, Кото­рый есть Бог истины, или самая истина. Поэтому все в ней истинно — истинно испо­ве­да­ние веры, истинно освя­ще­ние таин­ствами, истинно обла­го­дат­ство­ва­ние, истинна жизнь по Богу. Богом в ней зижде­мая, истинна помощь Божия, истинны обе­то­ва­ния, ожи­во­тво­ря­ю­щие труж­да­ю­щихся в доме Божием, — все истинно в ней. В другом где-либо месте не ищи истины! Есть неко­то­рые подо­бия истины и вне ее; но насто­я­щая истина только в ней»11. «Цер­ковь есть столп истины, как твердо и непо­ко­ле­бимо сто­я­щая в истине и хра­ня­щая ее; она есть утвер­жде­ние истины, как успо­ко­и­тель­ница умов, когда они взвол­но­ваны бывают при­в­шед­шею ложью»12.

Хотя после гре­хо­па­де­ния, нрав­ственно омра­чив­шего его ум, чело­век поте­рял истину, жажда истины оста­лась в его душе. Но, ото­рвав­шись от Бога, согре­шив­ший чело­век, несмотря на все свое стрем­ле­ние к истине, не в состо­я­нии сам обре­сти ее. Те, кто обрели и обре­тают истину, обя­заны этим только Богу, Кото­рый откры­вает им ее (Мф.11:27). Рас­суж­дая на эту тему, св. Симеон Новый Бого­слов пояс­няет, что тут под исти­ной не сле­дует разу­меть ни обык­но­вен­ные житей­ские истины, ни науч­ные истины, не име­ю­щие отно­ше­ния к веч­ному спа­се­нию души, а истину, отно­ся­щу­юся к Богу, — спа­си­тель­ную истину, ука­зы­ва­ю­щую чело­веку смысл его жизни и сред­ства к дости­же­нию веч­ного еди­не­ния с вопло­щен­ной Исти­ной — Иису­сом Хри­стом (Ин.14:6). Об этой Истине св. Симеон Новый Бого­слов в 37‑м слове гово­рит: «Истина — от Бога, в слове Божием содер­жится и бла­го­да­тию Хри­сто­вой пости­га­ется»13.

Эта усво­ен­ная нами Истина предо­хра­няет нас от гибель­ного погру­же­ния в рели­ги­оз­ные обманы и обо­льще­ния — от мрач­ного цар­ства бесов, созда­ю­щих ереси для погуб­ле­ния душ чело­ве­че­ских!

Хотя, в прин­ципе, Цер­ковь — не от мира сего, но она пред­на­зна­чена пре­бы­вать в мире (Ин.17:11, 15) и охва­тить все­лен­ную (эку­мени) про­по­ве­дью Боже­ствен­ной Истины. Хри­стова Цер­ковь имеет такое все­лен­ское пред­на­зна­че­ние потому, что при­звана воз­ве­щать Истину, откры­тую нам Спа­си­те­лем. Истина все­лен­ская и должна быть все­лен­ской! Все­лен­скость (собор­ность), по удач­ному выра­же­нию проф. Вла­ди­мира Лос­ского, есть каче­ство, свой­ствен­ное Хри­сто­вой Истине14. Заблуж­де­ния, ереси, лже­уче­ния, хотя и рас­про­стра­ня­ются в мире, не могут пре­тен­до­вать на все­лен­скость, ибо ложь есть нечто отри­ца­тель­ное, а потому не имеет закон­ного права навя­зы­вать себя всей все­лен­ной. Если же ереси при­сва­и­вают себе это право, то это про­ис­хо­дит путем узур­пи­ро­ва­ния чужих прав!

В каче­стве носи­тель­ницы истины, пред­на­зна­чен­ной для всего мира, Хри­стова Цер­ковь была все­лен­ской с момента своего осно­ва­ния, когда она состо­яла всего из 120 душ (Деян.1:16), воз­глав­ля­е­мых 12 апо­сто­лами. На них была воз­ло­жена Хри­стом все­лен­ская миссия — рас­про­стра­нять истину Хри­стова Еван­ге­лия по всей земле: «Шедше убо научите вся языки, кре­стяще их во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!» (Мф.28:19).

Рас­про­стра­не­ние сей правой веры по всей все­лен­ной было пред­ска­зано еще в Ветхом Завете: «Во всю землю изыде веща­ние их, и в концы все­лен­ныя гла­голы их» (Пс.18:5). Это про­ро­че­ство не может отно­ситься к ересям и лже­уче­ниям, а лишь к Пра­во­слав­ной вере, ибо она одна пре­по­дает без всяких иска­же­ний Бого­от­кро­вен­ную спа­си­тель­ную Истину.

Поня­тия «все­лен­ско­сти» и «пра­во­слав­ное™» отож­деств­ля­лись одно с другим с самого ран­него хри­сти­ан­ского вре­мени. И уже с тех пор св. Цер­ковь гово­рит о «все­лен­ской вере» в смысле «пра­во­слав­ной веры». Это явствует между прочим из «Муче­ни­че­ства св. Поли­карпа» (II век), где в обра­ще­нии стоит: «Божия Цер­ковь в Смирне — к Божией Церкви в Фило­ме­лии и ко всем общи­нам в мире, при­над­ле­жа­щим ко св. Все­лен­ской Церкви»15. Гре­че­ский бого­слов проф. И. Ана­ста­сиу пишет: «То, что было все­лен­ским (эку­ме­ни­кон), то было пра­во­слав­ным (орто­док­сон). Тот, кто не был пра­во­слав­ным, отсе­кался от Все­лен­ской, т. е. собор­ной Церкви и отвер­гался ею»16.

Пра­во­слав­ные хри­сти­ане везде и всегда — как в про­шлом, так и ныне — чув­ство­вали себя еди­ными именно бла­го­даря единой вере, хра­ня­щейся в Пра­во­слав­ной Церкви. Как писал св. Васи­лий Вели­кий, бла­го­даря уста­нов­лен­ным св. отцами общим сим­во­лам веры17, испо­ве­ду­е­мым бра­ти­ями каждой Помест­ной церкви, они «от одного до дру­гого конца все­лен­ной, во всех нахо­дили себе отцов и братий»18.

Три Свя­ти­теля — Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов и Иоанн Зла­то­уст — названы в тро­паре «Все­лен­скими учи­те­лями», ибо про­све­щали мир Пра­во­слав­ным уче­нием. Все­лен­ские Соборы озна­чают Пра­во­слав­ные Соборы не потому только, что в них участ­во­вали пред­ста­ви­тели всего тогдаш­него хри­сти­ан­ского мира, а прежде всего потому, что защи­щали и утвер­ждали Пра­во­слав­ную истину, про­по­ве­ду­е­мую все­лен­ским Пра­во­сла­вием, и нис­про­вер­гали ереси и лже­уче­ния. По словам св. Иоанна Зла­то­уста, «Цер­ковь есть столп Все­лен­ной»19. Она — все­лен­ская, так как защи­щает истину, кото­рая есть и должна быть все­лен­ской.

Сле­до­ва­тельно, при­ла­га­тель­ное «все­лен­ский» в отно­ше­нии к Церкви имеет не столько коли­че­ствен­ный и гео­гра­фи­че­ский, сколько каче­ствен­ный и духовно-веро­ис­по­вед­ный смысл. Хотя Все­лен­ская Цер­ковь и не охва­ты­вает все­лен­ную гео­гра­фи­че­ски, это ей вовсе не мешает быть все­лен­ской в сущ­ност­ном, духовно-дог­ма­ти­че­ском смысле, согласно своему назна­че­нию. И, наобо­рот, хотя иногда ересь больше рас­про­стра­нена, чем Пра­во­сла­вие, — как это было, напри­мер, в IV веке при ари­ан­стве и позже при ико­но­бор­че­стве, — однако нико­гда ересь не может быть все­лен­ской по той про­стой при­чине, что она рас­про­стра­няет заблуж­де­ния.

Нынеш­нее эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние вкла­ды­вает совсем иное, неиз­вест­ное древ­но­сти содер­жа­ние в поня­тие «все­лен­ский». В отли­чие от свя­то­оте­че­ского поня­тия о «все­лен­ской Церкви» (в каче­ствен­ном смысле) — Церкви, защи­ща­ю­щей истину, Церкви пра­во­слав­ной, не допус­ка­ю­щей ника­кой при­меси заблуж­де­ния, «эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние» (в коли­че­ствен­ном смысле) озна­чает дви­же­ние, кото­рое объ­еди­няет рели­ги­оз­ные обще­ства, назы­ва­е­мые «церк­вами» и собран­ные из все­воз­мож­ных хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний, в кото­рых истина сосед­ствует с заблуж­де­нием (Рим.1:18).

Исходя из подоб­ного взгляда на поня­тие «все­лен­ский», д‑р Филипп Поттер, бывший гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ, рас­ши­ряет поня­тие «эку­ме­ни­че­ский», утвер­ждая, что оно озна­чает не только сбли­же­ние и обще­ние «церк­вей», но пред­по­ла­гает «сово­куп­ность оби­та­е­мой земли». «Сле­до­ва­тельно, — гово­рит он, — эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние появ­ля­ется повсюду, где хри­сти­ане и другие люди (!) стре­мятся так или иначе рабо­тать для един­ства чело­ве­че­ства»20. Из этого сле­дует, что конеч­ной целью эку­ме­низма ока­зы­ва­ется не един­ство т. н. «церк­вей», даже в эку­ме­ни­че­ском пони­ма­нии, а некое запла­ни­ро­ван­ное объ­еди­не­ние чело­ве­че­ства… Эку­ме­ни­сты все чаще трак­туют «все­лен­скость» гео­гра­фи­че­ски. «Ника­кая цер­ковь не может пре­тен­до­вать на все­лен­скость, оста­ва­ясь про­вин­ци­аль­ной в наш пла­нет­ный век», ска­зано в одном эку­ме­ни­че­ском жур­нале21.

3 сен­тября 1967 г. нам уда­лось пого­во­рить с эку­ме­ни­стом-англи­ча­ни­ном Май­к­лом Муром, заме­сти­те­лем гене­раль­ного сек­ре­таря ВСЦ по внеш­ним сно­ше­ниям с Англи­кан­ской цер­ко­вью. В ответ на вопрос: «Как он пони­мает един­ство Церкви?» он сказал: «Она едина как цер­ковь неви­ди­мая». На наш вопрос: «Кто при­над­ле­жит к этой неви­ди­мой Церкви?» после­до­вал ответ: «Все хри­сти­ане», т. е. в истин­ную Хри­стову Цер­ковь вклю­ча­ются все дено­ми­на­ции, груп­пи­ровки и секты, кото­рые давным-давно отлу­чены Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью по при­чине своих ере­ти­че­ских откло­не­ний от Хри­сто­вой истины. Майкл Мур оши­бочно пере­но­сит свой­ства тор­же­ству­ю­щей небес­ной Церкви, не види­мой для нас, на воин­ству­ю­щую земную Цер­ковь, кото­рая видима, и в земную Цер­ковь, нари­ца­е­мую им «неви­ди­мой», вклю­чает всех ере­ти­ков под общим именем «хри­стиан».

«Неви­ди­мая цер­ковь» — термин чисто про­те­стант­ский и глу­боко про­ти­во­ре­чит пра­во­слав­ному учению о Церкви как единой небесно-земной Церкви, воз­глав­ля­е­мой Хри­стом (Еф.1:10), чле­нами кото­рой явля­ются только пра­вильно веру­ю­щие хри­сти­ане. В «Про­стран­ном хри­сти­ан­ском кате­хи­зисе» мит­ро­по­лита Фила­рета ска­зано, что Цер­ковь — все­лен­ска, т. е. соборна, так как она «не огра­ни­чена ника­ким местом, ни вре­ме­нем, ни народ­но­стью, а вклю­чает в себя истинно веру­ю­щих всех мест, времен и наро­дов»22. Св. апо­стол Павел, кото­рый первым назвал Цер­ковь «Телом Хри­сто­вым» (1Кор.12:27), а Христа — «Главою Церкви» (Еф.1:22) и кото­рый пре­красно пони­мал ее неви­ди­мую мисти­че­скую сущ­ность (Еф.5:32), нигде не назы­вает ее неви­ди­мой Цер­ко­вью, а всюду гово­рит о ней как в види­мой вели­чине — обще­стве, в кото­ром спа­са­ются веру­ю­щие во Христа, как пра­вед­ные, так и греш­ные, где суще­ствует види­мая иерар­хия, совер­ша­ю­щая види­мые спа­си­тель­ные таин­ства, через кото­рые мы удо­ста­и­ва­емся неви­ди­мой Божией бла­го­дати для еди­не­ния и обще­ния с неви­ди­мым Богом. «Вы же есте тело Хри­стово, и уди от части. И овых убо положи Бог в Церкви первее апо­сто­лов, второе про­ро­ков, третие учи­те­лей…» (1Кор.12:27—28).

Проф. В. В. Боло­тов отзы­ва­ется о «неви­ди­мой церкви» так: «Обсто­я­тель­ство, что Хри­стос назвал осно­ван­ное Им обще­ство еккле­сией, имеет особое поле­ми­че­ское зна­че­ние против про­те­стан­тов. Про­те­станты посто­янно гово­рят о неви­ди­мой церкви. Но в поня­тии «еккле­сиа» содер­жится силь­ный момент види­мо­сти. Потому выра­же­ние «неви­ди­мая цер­ковь» пред­став­ляет собой contradictio in adjecto (т. е. внут­рен­нее про­ти­во­ре­чие). Не может суще­ство­вать (на земле, — прим, авт.) ника­кой неви­ди­мой церкви. В неви­ди­мом можно участ­во­вать лишь духовно, а в «еккле­сии» — не иначе как с телом»23.

Все­воз­мож­ных непра­во­слав­ных хри­стиан вклю­чают в поня­тие «все­лен­ской Церкви» не только ино­слав­ные эку­ме­ни­сты, но под их вли­я­нием проф. про­топр. Стефан Цанков, напри­мер, пишет: «Про­блема един­ства Церкви ста­но­вится слиш­ком слож­ной и уже не может рас­смат­ри­ваться схо­ла­сти­че­ски само­дав­ле­юще, как это было до сих пор… Непра­вильно счи­тать, что к мисти­че­скому телу Хри­стову (Церкви) при­над­ле­жат одни только пра­во­слав­ные хри­сти­ане и что за види­мой раз­де­лен­но­стью не суще­ствует неви­ди­мое мисти­че­ское един­ство в Церкви Хри­сто­вой»24. Вопреки дог­ма­там к «неви­ди­мому» един­ству Хри­сто­вой Церкви часто при­чис­ля­ются ино­слав­ные испо­ве­да­ния, неза­ви­симо от их дог­ма­ти­че­ских заблуж­де­ний, кото­рые отсе­кают их от обще­ния с Хри­сто­вой Цер­ко­вью.

Что же озна­чает «неви­ди­мое мисти­че­ское един­ство» эку­ме­ни­стов? Этим сло­во­со­че­та­нием пока осто­рожно име­ну­ется эку­ме­ни­че­ская уни­вер­саль­ная «цер­ковь». Правда, ВСЦ пода­ется пока лишь как сооб­ще­ство «церк­вей», а не как «сверх-цер­ковь» и «все­мир­ная цер­ковь», но «идеал» буду­щей Una Sancta — «уни­вер­саль­ной объ­еди­нен­ной церкви — уже про­смат­ри­ва­ется, и основа ее зало­жена. Чле­нами буду­щей «церкви» будут участ­ники эку­ме­низма и ему сочув­ству­ю­щие. Кто же они?

Рев­ност­ный эку­ме­нист, рус­ский бого­слов Лев Зандер из Бого­слов­ского инсти­тута в Париже откро­венно писал: «Состав лиц, участ­ву­ю­щих в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, чрез­вы­чайно раз­но­об­ра­зен: входя в него, мы должны быть готовы встре­титься там не только с пра­во­слав­ным иерар­хом, англи­кан­ским епи­ско­пом и про­те­стант­ским пас­то­ром, но и с пред­ста­ви­те­лем «либе­раль­ного бого­сло­вия», кото­рый не верит в Боже­ствен­ность Иисуса Христа, и с уни­та­ри­а­ни­ном, отри­ца­ю­щим догмат о Троице, и с ква­ке­ром, не при­ем­лю­щим вообще ника­ких цер­ков­ных уста­нов­ле­ний»25. Это напи­сано в 1930‑е годы. Ныне в ВСЦ входят многие ере­ти­че­ские обще­ства: ремон­странты-арми­ни­ане из Гол­лан­дии и неко­то­рые крайне либе­раль­ные рели­ги­оз­ные объ­еди­не­ния, отвер­га­ю­щие даже Кре­ще­ние26, хотя Сам Хри­стос ставит его абсо­лют­ным усло­вием спа­се­ния (М/с. 16:16).

Входит и т. н. «цер­ковь морав­ских бра­тьев», кото­рая в про­ти­во­по­лож­ность пра­во­слав­ному учению об оправ­да­нии наряду с верою и делами учит об оправ­да­нии одною верою и, ставя дей­ствен­ность таинств в зави­си­мость от досто­ин­ства их совер­ши­теля, допус­кает повтор­ное Кре­ще­ние27, что пол­но­стью про­ти­во­ре­чит 10-му члену Сим­вола веры — «Испо­ве­дую едино кре­ще­ние во остав­ле­ние грехов».

Теперь в ВСЦ участ­вуют и несто­ри­ане, и моно­фи­зиты, и ико­но­борцы (про­те­станты и их секты), даже неко­то­рые сооб­ще­ства без всяких цер­ков­ных при­зна­ков, как об этом сви­де­тель­ствует гре­че­ский про­фес­сор-дог­ма­тист Мегас Фаран­дас, при­сут­ство­вав­ший на VI ассам­блее ВСЦ в Ван­ку­вере в 1983 году: «Про­те­станты раз­де­ли­лись на сотни „церк­вей”, многие из кото­рых лишены кон­крет­ного „верую”, а имеют лишь соци­аль­ные тре­бо­ва­ния, мас­ки­ру­е­мые хри­сти­ан­скими лозун­гами»28. Вот с какими «хри­сти­а­нами» сотруд­ни­чают на эку­ме­ни­че­ских кон­фе­рен­циях во имя буду­щей «церкви» пра­во­слав­ные пред­ста­ви­тели! На них и самые отъ­яв­лен­ные ере­тики счи­та­ются рав­но­прав­ными чле­нами мисти­че­ского тела Хри­стова — Церкви, назы­ва­ются «церк­вами», не будучи тако­выми, и сам Эку­ме­ни­че­ский Совет в Женеве дей­ствует как «Все­мир­ный Совет церк­вей».

Самим этим наиме­но­ва­нием Пра­во­слав­ная Цер­ковь бес­це­ре­монно при­рав­ни­ва­ется ко всем т. н. «церк­вам», вхо­дя­щим в ВСЦ. Конеч­ная цель такого ниве­ли­ро­ва­ния — пре­вра­тить поня­тие Цер­ковь из един­ствен­ного в своем роде (sui generis) поня­тия в обык­но­вен­ное рядо­вое, т. е. в абстрак­цию, равно объ­еди­ня­ю­щую раз­ного вида «церкви», что озна­чает полное упразд­не­ние дог­ма­ти­че­ского поня­тия о Церкви как един­ствен­ного явле­ния в мире. Ибо раз суще­ствуют разные виды церк­вей, то, выхо­дит, Церкви как тако­вой просто нет!

Эку­ме­низм гибе­лен и для ино­слав­ных и для пра­во­слав­ных. Путем эку­ме­низма ино­слав­ные не обре­тают истину, а ею обла­да­ю­щие пра­во­слав­ные уда­ля­ются от нее. Пояс­ним. Ино­слав­ные, кото­рые искренне ищут спа­си­тель­ной истины и воз­рож­да­ю­щей бла­го­дати, не могут обра­титься к свя­тому Пра­во­сла­вию, участ­вуя в эку­ме­низме, ибо они еще силь­нее утвер­жда­ются в своем заблуж­де­нии, так как ВСЦ при­знает их сек­тант­ские и ере­ти­че­ские общ­но­сти «церк­вами». Какой же истин­ной Церкви они будут искать, имея свою «цер­ковь» и свои «таин­ства»?! Св. Киприан Кар­фа­ген­ский весьма мудро гово­рит, что «ере­тики нико­гда не придут в Цер­ковь, если мы будем утвер­ждать их в убеж­де­нии, будто и они имеют цер­ковь и таин­ства»29. Таким обра­зом, «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты, при­зна­вая за ере­ти­че­скими общ­но­стями право назы­ваться «церк­вами», губят их для Церкви!

Посто­янно духовно-молит­венно обща­ясь с ино­слав­ными, сами пра­во­слав­ные участ­ники эку­ме­низма неза­метно зара­жа­ются их непра­во­слав­ными и крайне либе­раль­ными взгля­дами и теряют чистоту своей пра­во­слав­ной веры. В каче­стве при­мера упо­мя­нем гре­че­ского бого­слова Никоса Нис­сио­тиса, испы­тан­ного эку­ме­ни­че­ского дея­теля и дирек­тора Инсти­тута вос­пи­та­ния моло­дых эку­ме­ни­стов в Боссе (под Жене­вой). Под вли­я­нием обще­ния с ино­слав­ными он стал таким либе­ра­лом в бого­сло­вии, что, вопреки пра­во­слав­ной дог­ма­тике, при­нялся утвер­ждать, будто:

  1. «Есть только одна общ­ность всех веру­ю­щих во Христа через Дух». (Тем самым Нис­сио­тис под­ме­няет Пра­во­слав­ную Цер­ковь некоей «над­кон­фес­си­о­наль­ной общ­но­стью», упразд­няя дог­ма­ти­че­скую истину об единой истин­ной Хри­сто­вой Церкви — Пра­во­слав­ной);
  2. «Цер­ковь уни­вер­сально едина и рас­кры­ва­ется везде как тако­вая». (Сле­до­ва­тельно, для Нис­сио­тиса Цер­ковь не только в Пра­во­сла­вии, а, в каче­стве эку­ме­ни­че­ской «уни­вер­саль­ной церкви», объ­еди­няет и непра­во­слав­ных);
  3. «Ника­кая цер­ков­ная общ­ность не может жить отдельно и в сто­роне от других хри­стиан и хри­сти­ан­ских общ­но­стей». (По мнению Нис­сио­тиса, Пра­во­слав­ная Цер­ковь не может суще­ство­вать вне ере­ти­че­ских общ­но­стей, что совер­шенно непри­ем­лемо для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, кото­рый знает, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь пре­красно жила до сих пор, не нуж­да­ясь ни в каком обще­нии или союзе с ере­ти­ками);
  4. «Все хри­сти­ан­ские общ­но­сти тре­буют обнов­ле­ния и глу­бо­кого пре­об­ра­зо­ва­ния». (По Нис­сио­тису, и Пра­во­слав­ная Цер­ковь, как рели­ги­оз­ная общ­ность, нуж­да­ется в эку­ме­ни­че­ском «обос­но­ва­нии»!)30.

На этом Нис­сио­тис не оста­но­вился: к новой эку­ме­ни­че­ской общ­но­сти он при­ло­жил сде­лан­ное св. апо­сто­лом Павлом срав­не­ние Церкви как тела Хри­стова с раз­лич­ными чле­нами (Рим.12:4—8; Еф.4:15)31.

Уча­стие в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии дает якобы каждой «церкви» право сохра­нить свою эккле­зио­ло­гию, хотя на деле ей при­хо­дится отно­ситься к другим хри­сти­ан­ским общ­но­стям как рав­но­прав­ным «церк­вам», в кото­рых якобы тоже дей­ствует единый Дух. Будучи эку­ме­ни­стом, Нис­сио­тис не может при­дер­жи­ваться иного взгляда и потому утвер­ждает: «Хотя в эккле­зио­ло­ги­че­ском плане отно­ше­ние каждой церкви к другой (церкви) оста­ется неиз­мен­ным, и хотя ника­кое пуб­лич­ное заяв­ле­ние ВСЦ, напри­мер Торонт­ский доку­мент, не тре­бует от одной церкви при­зна­ния церк­вами других членов, уча­стие в Совете озна­чает, что каждая цер­ковь должна осо­знать, что… не может уже жить для себя, изо­ли­ро­ванно, что и другие хри­сти­ан­ские общ­но­сти обла­го­дат­ство­ваны Св. Духом осо­быми дарами»32, «что уни­вер­саль­ная цер­ковь выхо­дит за пре­делы исто­ри­че­ской церкви, к кото­рой мы при­над­ле­жим»33.

Погряз­нув в эку­ме­низме, непра­ведно учат не только отдель­ные пра­во­слав­ные бого­словы вроде Нис­сио­тиса. Сама Кон­стан­ти­но­поль­ская пат­ри­ар­хия — «пер­вен­ству­ю­щая» пред­ста­ви­тель­ница Пра­во­сла­вия — сде­лала по случаю 25-летия ВСЦ заяв­ле­ние, в кото­ром эку­ме­ни­че­скому дви­же­нию дана высо­чай­шая оценка. Вместо того чтобы порвать с эку­ме­низ­мом и хра­нить вер­ность пра­во­слав­ным дог­ма­там и кано­нам, пат­ри­ар­хия угод­ливо и без­рас­судно име­нует его — «одним из путей, выбран­ных Гос­по­дом, дабы людям стала ближе новая запо­ведь о любви, дабы Цер­ковь уде­лила больше вни­ма­ния Его запо­веди о при­ми­ре­нии и един­стве»34.

Эти льсти­вые слова — дог­ма­ти­че­ски неверны. Оши­бочно думать, будто Гос­подь выбрал путь эку­ме­низма, чтоб посред­ством его осу­ществ­лять запо­ведь о любви к людям. Путь эку­ме­низма есть путь син­кре­тизма, путь под­держки разных ересей и, как мы увидим дальше, иска­же­ния дог­мата о Церкви, путь попра­ния Бого­уста­нов­лен­ных кано­нов, путь измены Христу, — одним словом, путь отступ­ни­че­ства от истины. Сле­до­ва­тельно, Бог не выбрал эку­ме­низм, а попу­стил его в наши апо­ка­лип­ти­че­ские вре­мена, «да откро­ются помыш­ле­ния многих сердец» (Лк.2:35).

Кон­стан­ти­но­поль­ская пат­ри­ар­хия изме­няет самой себе и своим пра­во­слав­ным тра­ди­циям, рабо­лепно выска­зы­ва­ясь в угоду эку­ме­низму, основу кото­рого состав­ляет про­те­стан­тизм со всеми его направ­ле­ни­ями, ере­сями и сек­тами, объ­еди­нен­ными во Все­мир­ном совете «церк­вей». Иначе думал в XVI веке о только что появив­шихся про­те­стан­тах-люте­ра­нах доб­лест­ный защит­ник Пра­во­сла­вия Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Иере­мия II. После того как по их просьбе он изъ­яс­нил сущ­ность пра­во­слав­ной веры в трех про­стран­ных трак­та­тах и убе­дился из их отве­тов, что они про­ти­вятся истине, Пат­ри­арх напи­сал: «Просим вас не утруж­дать нас более, ни писать об этом, ни посы­лать к нам, раз вы све­тиль­ни­ков Церкви и бого­сло­вов пере­тол­ко­вы­ва­ете иначе, и, на словах почи­тая их и пре­воз­нося, на самом деле отвер­га­ете, и дока­зы­ва­ете, что оружие наше бес­по­лезно, т. е. святые и боже­ствен­ные их слова, при помощи кото­рых мы могли бы и еще писать и опро­вер­гать вас. Итак, избавьте нас от хлопот! Идите своим путем и впредь о дог­ма­тах нам не пишите!»35.

Уча­стие пра­во­слав­ных в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии крайне опасно, так как неза­метно ведет их к измене пра­во­слав­ному «верую», застав­ляя видеть в ере­ти­че­ских общ­но­стях «церкви», якобы обла­го­дат­ство­ван­ные осо­быми дарами Св. Духа, и счи­тать гео­гра­фи­че­ски огра­ни­чен­ную Пра­во­слав­ную Цер­ковь слиш­ком «малой», чтобы назы­ваться все­лен­ской. «Все­лен­ской», по мнению эку­ме­ни­стов, может быть лишь «уни­вер­саль­ная цер­ковь», т. е. объ­еди­не­ние всех суще­ству­ю­щих «церк­вей», равных пред Богом. По мнению Висерт-Хуфта (дол­го­лет­него гене­раль­ного сек­ре­таря ВСЦ), Иисус Хри­стос живет во всех церк­вах, неза­ви­симо от их отли­чий друг от друга36.

Но разве могут суще­ство­вать многие церкви, все оди­на­ково угод­ные Богу? Ведь Гос­подь Иисус Хри­стос осно­вал единую Цер­ковь, внут­ренне объ­еди­ня­е­мую испо­ве­да­нием единой веры пра­во­слав­ной, неиз­мен­ной по всему миру и на все века. На Первом Все­лен­ском Соборе в 325 году св. царь Кон­стан­тин Вели­кий в «Посла­нии к епи­ско­пам, не при­сут­ство­вав­шим на Соборе», заявил: «Спа­си­тель наш бла­го­во­лил иметь единую Свою Все­лен­скую Цер­ковь, дабы могли все члены ее, как бы ни были рас­се­яны по всем местам, согре­ваться единым духом, т. е. единой Боже­ствен­ной волей»37. Самым без­услов­ным при­зна­ком при­над­леж­но­сти к истин­ной Хри­сто­вой Церкви служит полное испо­ве­да­ние хра­ни­мой в ней Истины. Св. Иоанн Кас­сиан отме­чает: «Без вся­кого сомне­ния, тот, кто не испо­ве­дует веру Церкви, нахо­дится вне Церкви»38. То же самое под­чер­ки­вает и Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Иере­мия II: «Члены Церкви Хри­сто­вой все­цело пре­даны истине, а не все­цело пре­дан­ные истине не суть члены Церкви Хри­сто­вой»39.

Итак, пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин не должен участ­во­вать в эку­ме­низме, так как:

  1. он под­ме­няет пра­виль­ное поня­тие о Церкви как ВСЕ­ЛЕН­СКОЙ, в смысле защи­ща­ю­щей Бого­от­кро­вен­ную истину, невер­ным для Церкви опре­де­ле­нием «уни­вер­саль­ной» в гео­гра­фи­че­ски-все­лен­ском смысле;
  2. пред­по­чи­тает коли­че­ство, а не каче­ство испо­ве­да­ния Истины;
  3. навя­зы­вает лже­уче­ния, якобы «все­лен­ские», вне Истины;
  4. утвер­ждает непра­во­слав­ных в убеж­де­нии, будто и они при­над­ле­жат к Церкви;
  5. сле­до­ва­тельно, эку­ме­низм пре­пят­ствует искрен­ним иска­те­лям Истины обре­сти ее в обще­нии с Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Цер­ко­вью!

2 осно­ва­ние. Эку­ме­низм — это ересь против дог­мата о Церкви — Единой, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской.

А) ЦЕР­КОВЬ ПО СИМ­ВОЛУ ВЕРЫ. ТЕОРИЯ «ВЕТВЕЙ». ПЛЮ­РА­ЛИЗМ

Догмат о Церкви весьма сжато и точно выра­жен в IX члене Никео-Царе­град­ского Сим­вола веры: «Верую во едину, святую, собор­ную и апо­столь­скую Цер­ковь». Этими сло­вами выра­жа­ется твер­дое и неиз­мен­ное убеж­де­ние пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, что Цер­ковь, в кото­рую мы веруем, суще­ству­ю­щая, а не ожи­да­е­мая; уже создан­ная, а не ожи­да­ю­щая созда­ния; вполне дей­стви­тель­ная, а не вооб­ра­жа­е­мая.

Было время, когда Цер­ковь была обе­щана Спа­си­те­лем сло­вами: «Сози­жду Цер­ковь Мою» (Мф.16:18). Но это обе­ща­ние сбы­лось в день первой хри­сти­ан­ской Пяти­де­сят­ницы, и с тех пор никто не сомне­вался в суще­ство­ва­нии Церкви, осно­ван­ной на вере во Христа — кра­е­уголь­ного ее Камня (Еф.2:20). Она для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина суще­ствует как дей­стви­тель­ный Бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм для спа­се­ния душ.

Лишь в наше время на почве эку­ме­низма появи­лась идея, будто Цер­ковь необ­хо­димо созда­вать не на Камне Хри­сто­вой истины, а на песке все­воз­мож­ных чело­ве­че­ских заблуж­де­ний, что про­ти­во­ре­чит Сим­волу веры и Свя­щен­ному Писа­нию. Един­ствен­ное, о чем ска­зано в Сим­воле веры как об ожи­да­е­мом в буду­щем, это эсха­то­ло­ги­че­ские собы­тия — второе Хри­стово при­ше­ствие, вос­кре­ше­ние мерт­вых и жизнь буду­щего века, почему о них гово­рится «чаю», т. е. «ожидаю», тогда как об осталь­ном — «верую» («испо­ве­дую»).

В отли­чие от ере­ти­че­ских обществ, пре­тен­ду­ю­щих быть «церк­вами», Хри­стова Цер­ковь названа «единой, святой, собор­ной и апо­столь­ской». Что озна­чают эти опре­де­ле­ния? Изло­жим вкратце. 1) Цер­ковь — едина из-за един­ства своего веро­ис­по­ве­да­ния. Она не была бы единой и един­ствен­ной, а была бы мно­же­ствен­ной, если бы в ней допус­ка­лись раз­лич­ные под­ходы к вере; 2) Цер­ковь — свята и освя­ща­ю­щая посред­ством пре­по­да­ва­е­мой ею Боже­ствен­ной бла­го­дати. Если бы она не полу­чила свыше такую бла­го­дать, то она не могла бы назы­ваться святой, а была бы лишь чело­ве­че­ской без­бла­го­дат­ной орга­ни­за­цией, како­выми явля­ются ере­ти­че­ские общ­но­сти; 3) Цер­ковь есть собор­ная и все­лен­ская в силу сохра­ня­е­мой и про­по­ве­ду­е­мой ею Боже­ствен­ной истины, пред­на­зна­чен­ной для рас­про­стра­не­ния по всему миру. Если бы она не обла­дала этой Исти­ной, она была бы лишь гран­ди­оз­ной земной вели­чи­ной, вобрав­шей в себя разные суще­ству­ю­щие рели­ги­оз­ные лже­уче­ния в мире, а не Хри­сто­вой Цер­ко­вью. И нако­нец, 4) Цер­ковь есть апо­столь­ская по при­чине своего апо­столь­ского про­ис­хож­де­ния, она хранит апо­столь­ское пре­ем­ство и верна апо­столь­ским пре­да­ниям. Если бы она порвала с этим, она не имела бы права назы­ваться апо­столь­ской.

Это учение, сжато выра­жен­ное в IX члене Сим­вола веры сло­вами «во едину, святую, собор­ную и апо­столь­скую Цер­ковь», состав­ляет пол­ноту пра­во­слав­ной веры в Цер­ковь. «Мы пони­маем и чув­ствуем, — гово­рит проф. Лос­ский, — что Цер­ковь без какого-либо из этих свойств не была бы Цер­ко­вью, и что лишь гар­мо­ни­че­ское соеди­не­ние этих четы­рех качеств, испо­ве­ду­е­мых в Сим­воле веры, выра­жает всю пол­ноту бытия Церкви»40.

Если срав­нить веру истин­ного пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина в Цер­ковь со взгля­дами ино­слав­ных эку­ме­ни­стов, то бро­са­ется в глаза огром­ное раз­ли­чие. Эку­ме­ни­сты не верят в суще­ство­ва­ние единой — един­ствен­ной, истин­ной, чистой от всяких заблуж­де­ний, святой, собор­ной и апо­столь­ской Церкви. Согласно их пони­ма­нию, ни одно из суще­ству­ю­щих хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний не сохра­нило пол­но­стью вер­ность древ­ней апо­столь­ской Церкви и не обла­дает пол­но­тою истины41. Эку­ме­ни­сты счи­тают, что Цер­ковь должна созда­ваться путем эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния, через сбли­же­ние т. н. «церк­вей» со вза­им­ными уступ­ками в учении и прак­тике42.

Еще в 1937 г. про­те­стант-эку­ме­нист Ели Гунел открыто выска­зы­вал свою эку­ме­ни­че­скую «веру» во все­лен­скую цер­ковь: «Я верю в то, что пока не суще­ствует… но что непре­менно должно быть. Ибо верю в Св. Духа, Кото­рый с исто­ри­че­ского часа Пяти­де­сят­ницы в Иеру­са­лиме неустанно снова и снова сози­дает опыты, про­екты церкви, пока не воз­ник­нет образ­цо­вая (цер­ковь)… Я вижу мно­же­ство церк­вей: рас­се­ян­ных, раз­де­лен­ных… Я вижу церкви, согре­ша­ю­щие настолько, что вводят в соблазн, пре­сле­ду­е­мые леги­о­ном бесов: фор­ма­лиз­мом, интел­лек­ту­а­лиз­мом, дог­ма­тиз­мом (!)». Автор закан­чи­вает эту тираду повто­ре­нием своей веры в гря­ду­щую «уни­вер­саль­ную цер­ковь»43.

Пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин может только ужа­саться, слыша подоб­ные кощун­ствен­ные мысли. Осно­ван­ная Хри­стом Цер­ковь пода­ется как несу­ще­ству­ю­щая, и Св. Дух обви­ня­ется в неспо­соб­но­сти создать сразу образ­цо­вую цер­ковь, будто с Пяти­де­сят­ницы и доныне Он творит неудач­ные про­екты «церк­вей», отчего в мире появ­ля­лись церкви, вво­дя­щие в соблазн и насе­лен­ные «леги­о­ном бесов»! При­пи­сы­вать все это Св. Духу есть непро­сти­мая хула, о кото­рой гово­рит Гос­подь в Еван­ге­лии (Мф.12:32)! Цер­ковь создана Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом (Мф.16:18) и утвер­ждена бла­го­да­тью Св. Духа, изли­ян­ною над нею во всей пол­ноте в день Пяти­де­сят­ницы (Деян.2:1—12). Ее Спа­си­тель воз­лю­бил (Еф.5:25); за нее пролил Он кровь Свою (Деян.20:28), «да освя­тит ю, очи­стив банею водною в гла­голе; да пред­ста­вит ю Себе славну Цер­ковь, не имеющу скверны, или порока, или нечто от тако­вых, но да будет свята и непо­рочна» (Еф.5:25—27).

В раз­го­воре с Май­к­лом Муром мы спро­сили, есть ли цер­ковь, кото­рая сего­дня бы испо­ве­до­вала совер­шенно пра­виль­ную и без­упреч­ную веру? «Нет! — отве­тил он.— Мы должны ском­би­ни­ро­вать веру всех церк­вей, и тогда все станет едино». Как пока­зы­вает этот ответ, в основе эку­ме­низма лежит проч­ный и дог­ма­ти­че­ски не допу­сти­мый прин­цип син­кре­тизма.

Англи­кан­ский епи­скоп Гло­стер­ский, участ­во­вав­ший в Афин­ском сове­ща­нии гре­че­ских и англи­кан­ских бого­сло­вов в мае 1941 года, энер­гично воз­ра­жал против пра­во­слав­ного дог­мата, что только Пра­во­слав­ная Цер­ковь явля­ется «единой, святой, собор­ной и апо­столь­ской Цер­ко­вью», утвер­ждая, что «Цер­ковь утра­тила свое един­ство и ныне суще­ствует лишь в рас­ко­лах (схиз­мах) — восточ­ный раскол, пап­ский раскол, англи­кан­ский раскол»44. Отдель­ные запад­ные эку­ме­ни­сты зашли еще дальше и отри­цают не только фак­ти­че­ское, но и прин­ци­пи­аль­ное един­ство Церкви. Хенри ван Дузен пишет: «Пред­став­ле­ние об единой пер­во­на­чаль­ной „нераз­де­лен­ной церкви” есть абсо­лют­ный вымы­сел… Исто­рия не знает ничего подоб­ного. Нико­гда не было „нераз­де­лен­ной церкви”. Даже в первых 15 веках вряд ли был век, когда не про­ис­хо­дило бы хотя одно новое силь­ное отпа­де­ние от „тела Хри­стова”»45.

Автор этих слов — либе­раль­ный про­те­стант — видит в каждой ереси новую ветвь Хри­сто­вой Церкви и при­сва­и­вает каждой отдель­ной части право назы­ваться «цер­ко­вью». Будучи вне Церкви, он не может понять и почув­ство­вать, что отпа­да­ю­щие посред­ством ереси новые общ­но­сти уходят от Церкви и уже не могут при­над­ле­жать к ней и соеди­ниться с нею могут, только отка­зав­шись от всех своих заблуж­де­ний. Будучи лже­церк­вами, они не имеют права назы­ваться церк­вами, тогда как истин­ная Хри­стова Цер­ковь, отсе­кая от себя ере­ти­ков, про­дол­жает суще­ство­вать как целост­ная, внут­ренне единая в вере, нераз­дель­ная Цер­ковь.

Вели­кий серб­ский пра­во­слав­ный дог­ма­тист, архи­манд­рит д‑р Иустин Попо­вич пре­красно гово­рит: «Как Лич­ность Бого­че­ло­века Христа едина и един­ственна, так и осно­ван­ная Им и на Нем Цер­ковь — едина и един­ственна. Един­ство Церкви неиз­бежно сле­дует из един­ства Бого­че­ло­века Христа… Всякое деле­ние (Церкви) озна­чало бы ее смерть. Она вся уже в Бого­че­ло­веке и есть прежде всего Бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм, а затем уже Бого­че­ло­ве­че­ская орга­ни­за­ция. Все в ней Бого­че­ло­ве­че­ское: и жизнь, и вера, и любовь, и Кре­ще­ние, и Евха­ри­стия, и всякое ее святое Таин­ство, и все ее учение, и вся ее жизнь, и вся ее бес­смерт­ность, и вся ее веч­ность, и все ее устрой­ство… У нее все Бого­че­ло­ве­че­ское и неде­ли­мое… У нее все орга­ни­че­ски и бла­го­датно свя­зано в единое Бого­че­ло­ве­че­ское тело, под единым Главою — Бого­че­ло­ве­ком Гос­по­дом Хри­стом… Соеди­нен­ные с Хри­стом, все члены Церкви из всех наро­дов и всех времен суть одно в Христе Иисусе (Гал.3:28).

Это един­ство верных начи­на­ется с пер­вого Таин­ства — св. Кре­ще­ния, про­дол­жа­ется и укреп­ля­ется посред­ством прочих св. Таинств и дости­гает своей вер­шины в св. Евха­ри­стии, кото­рою осу­ществ­ля­ется самое совер­шен­ное един­ство верных с Гос­по­дом Хри­стом, как и един­ство между вер­ными… Осно­ва­ние цело­куп­ной Хри­сто­вой Церкви сози­да­ется на един­стве и един­ствен­но­сти Бого­че­ло­ве­че­ской ВЕРЫ. А в этой вере все есть Бого­че­ло­век Гос­подь Иисус Хри­стос, Кото­рый в Себе и через Цер­ковь соеди­нил навеки небо с землею, анге­лов с людьми и, самое важное, — Бога с людьми… Бого­че­ло­ве­че­ская вера дает нам людям абсо­лютно все, что нужно для вечной жизни… С этой верой мы стоим и суще­ствуем сверху донизу, она раз навсе­гда пере­дана святым (Иуда, 1, 3)… Подобно св. апо­сто­лам, и св. отцы и учи­тели Церкви испо­ве­дуют един­ство и един­ствен­ность Пра­во­слав­ной Церкви. Отсюда понятна и пла­мен­ная рев­ность св. отцов Церкви, про­яв­ля­е­мая при всяком отде­ле­нии и отпа­де­нии от Церкви, а также их стро­гое отно­ше­ние к ересям и рас­ко­лам… Как у Гос­пода Христа не может быть несколько тел, так у Него не может суще­ство­вать несколько церк­вей… Отсюда раз­де­ле­ние Церкви онто­ло­ги­че­ски, по суще­ству невоз­можно. Раз­де­ле­ния Церкви нико­гда не было и не может быть; суще­ство­вали и будут суще­ство­вать лишь отпа­де­ния от Церкви… От единой неде­ли­мой Церкви Хри­сто­вой отпа­дали в разные вре­мена ере­тики и рас­коль­ники, и этим они пере­ста­вали быть чле­нами Церкви… Таким обра­зом отпали от Церкви гно­стики, ариане, духо­борцы, моно­фи­зиты, ико­но­борцы, римо­ка­то­лики, про­те­станты, униаты и… все прочие отще­пенцы, при­над­ле­жа­щие к ере­тико-рас­коль­ни­чьему леги­ону»46.

Мысль, будто Цер­ковь ныне суще­ствует только в рас­ко­лах, выра­жена в т. н. «теории ветвей», согласно кото­рой Цер­ковь раз­де­лена на «ветви»: пра­во­слав­ную, като­ли­че­скую, англи­кан­скую (или про­те­стант­скую). Эти ветви не нахо­дятся в един­стве и обще­нии между собою, однако, согласно этой теории, внеш­нее един­ство «не было суще­ствен­ным при­зна­ком Церкви. Ее глу­бин­ной сущ­но­сти не про­ти­во­ре­чит раз­но­об­ра­зие в учении и в прак­тике»47.

Такое «раз­но­об­ра­зие в учении», назы­ва­е­мое в эку­ме­ни­че­ских средах «плю­ра­лиз­мом», ныне осо­бенно отста­и­ва­ется ВСЦ, охва­ты­ва­ю­щим много испо­ве­да­ний и сект. Такой плю­ра­лизм будто бы вза­имно обо­га­щает участ­ни­ков эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния. Каждый может, при­слу­ши­ва­ясь к другим, узнать что-нибудь, «обо­га­тить» свою тра­ди­цию чужой, допол­нить свою веру эле­мен­тами, сохра­нен­ными в другом испо­ве­да­нии, кото­рое якобы несет в себе иное цер­ков­ное пре­да­ние. Бывший глава отдела «Вера и устрой­ство» Лука Фишер даже осме­ли­вался утвер­ждать, что, несмотря на воз­мож­ную опас­ность, «раз­но­об­ра­зие законно и даже необ­хо­димо»48.

Что это значит со строго пра­во­слав­ной точки зрения, согласно кото­рой есть лишь одна истин­ная Бого­от­кро­вен­ная вера (Еф.4:5), одно истин­ное святое Пре­да­ние (2Фес.2:15) и одна Цер­ковь (Мф.16:18)? Плю­ра­лизм, допус­ка­е­мый и даже одоб­ря­е­мый эку­ме­низ­мом, — не что иное, как пре­вра­ще­ние Боже­ствен­ной истины из абсо­лют­ной в нечто отно­си­тель­ное. Ибо как могут не быть отно­си­тель­ными истины веры, если разные веро­ис­по­вед­ные тра­ди­ции, часто про­ти­во­ре­ча­щие друг другу и вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие, в равной мере счи­та­ются носи­тель­ни­цами некоей «истины»?! Реля­ти­ви­за­ция истины — вот основ­ная теория «ветвей»!

Как верно утвер­ждает Ведер­ни­ков, «эта теория ветвей соблаз­ни­тельна уже потому, что урав­ни­вает истину с заблуж­де­нием и в то же время рисует обман­чи­вую пер­спек­тиву созда­ния новой эку­ме­ни­че­ской церкви, в кото­рой должны объ­еди­ниться все суще­ству­ю­щие хри­сти­ан­ские испо­ве­да­ния, не теряя при­су­щих им цен­но­стей. Такая пер­спек­тива не только обман­чива, но и опасна для хри­стиан, потому что отвле­кает их от под­лин­ной Церкви, осно­ван­ной Спа­си­те­лем, вну­шает мысль о нере­аль­но­сти этой Церкви и пре­вра­щает нашу рели­гию из дей­стви­тель­ного онто­ло­ги­че­ского соче­та­ния с Богом в пустое настро­е­ние, с кото­рым легко пойти на любые ком­про­миссы в вере и в жизни»49.

Назой­ливо рас­про­стра­ня­е­мая в эку­ме­ни­че­ской среде идея плю­ра­лизма все больше овла­де­вает умами, и ею увле­ка­ются даже неко­то­рые като­ли­че­ские бого­словы. Напри­мер, по мнению бель­гий­ского кар­ди­нала Суе­ненса, «цер­ковь была создана по образу Троицы, Кото­рая есть Едино в Трех и Три во Едином. Это значит, что в мно­же­ствен­но­сти есть един­ство, и есть мно­же­ствен­ность в един­стве… Поэтому сле­дует гово­рить об един­стве как о мно­же­ствен­ном един­стве»50.

Пример со Св. Тро­и­цей в отно­ше­нии к нынеш­нему «цер­ков­ному» плю­ра­лизму, т. е. к дог­ма­ти­че­ским раз­но­гла­сиям разных рели­ги­оз­ных общ­но­стей, — несо­сто­я­те­лен, бого­про­ти­вен и кощун­стве­нен, потому что т. н. «церкви» суть лже­церкви в срав­не­нии с единой и един­ствен­ной, осно­ван­ной Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом Цер­ко­вью и не могут состав­лять единое с нею. В Св. Троице все — Истина: Истина — Бог Отец (Иер.10:10), Истина — Сын Божий (Ин.14:6), Истина — Дух Святой (1Ин.5:6). Истина делает Св. Троицу единою (1Ин.5:7). Истина должна спло­тить церкви, если они хотят быть едино, ибо Истина не может соче­таться с заблуж­де­нием. Это и упу­стил из виду кар­ди­нал Суе­ненс.

Приняв еди­но­гласно 15 пред­ло­же­ний об «един­стве веры и бого­слов­ском плю­ра­лизме», бого­слов­ская комис­сия Вати­кана ввела в офи­ци­аль­ную док­трину като­ли­че­ской церкви «право на разные под­ходы к исклю­чи­тель­ной тайне Христа», — право, кото­рое в прин­ципе было при­знано уже II Вати­кан­ским Собо­ром в Декрете об эку­ме­низме (III, § 17), и в Декрете о мис­си­о­нер­ской работе Церкви (III, § 22)51. Из этих пред­ло­же­ний, кото­рые адек­ватны пози­ции эку­ме­низма, сле­дует, что «вера одна, но выра­же­ния ее бывают мно­го­об­разны. Это мно­го­об­ра­зие не тре­бует под­твер­жде­ния. Оно есть факт, выте­ка­ю­щий из самой потреб­но­сти вопло­ще­ния хри­сти­ан­ской веры в разных куль­ту­рах»52.

Но разве можно оправ­ды­вать ере­ти­че­ские фор­му­ли­ровки тайны Хри­сто­вой мно­го­об­ра­зием куль­тур, как будто тайна веры обу­слов­лена чело­ве­че­скими куль­ту­рами, а не сверх­ра­зум­ной, не зави­си­мой от них небес­ной дан­но­стью и Боже­ствен­ным откро­ве­нием, кото­рому куль­тура и разум должны под­чи­няться (2Кор.10:5)?!

Во вре­мена св. Иринея Лион­ского Цер­ковь была уже рас­про­стра­нена от Востока до Запада и цер­ков­ное учение про­по­ве­до­ва­лось среди наро­дов с отлич­ной друг от друга куль­ту­рой и пси­хо­ло­гией. Если сле­до­вать эку­ме­ни­че­ской уста­новке, то над­ле­жало бы ожи­дать, что уже тогда эти куль­туры нало­жили свой отпе­ча­ток на тайну Христа и при­дали «плю­ра­лизм» вере. Однако ничего подоб­ного не было. Наобо­рот, как сви­де­тель­ствует лион­ский свя­ти­тель: «Цер­ковь, хотя и рас­се­яна по всей все­лен­ной до край­них пре­де­лов земли, полу­чила от апо­сто­лов и от их уче­ни­ков веру… Цер­ковь живет как бы в одном доме: ста­ра­тельно сохра­няет эту про­по­ведь и веру и верует еди­но­душно, как бы имея одну душу и одно сердце, и согласно с этим про­по­ве­дует, учит и пре­по­дает, как бы имея одни уста. И хотя языки в мире не оди­на­ковы, но сила Пре­да­ния одна и та же. Церкви, осно­ван­ные в гер­ман­ских стра­нах, не по-своему уве­ро­вали и про­по­ве­дуют веру; ни церкви в Иверии, ни у кель­тов, ни на Востоке, ни в Египте, ни в Ливии, ни Церкви, осно­ван­ные в сред­них землях. Но как солнце — это Божие созда­ние, одно и то же во всем мире, так и про­по­ведь истины повсюду светит и осве­щает всех людей, жела­ю­щих достиг­нуть до позна­ния Истины»53.

Итак, ясно, что не куль­туры изме­нили выра­же­ние тайны Христа и вместе с тем — истину о Нем, а отдель­ные ере­тики, вдох­нов­ля­е­мые врагом Церкви — диа­во­лом, каковы Арий, Несто­рий, Маке­до­ний, Евти­хий и пр. Сего­дня, однако, эку­ме­низм стал пере­но­сить вину с ере­си­ар­хов на куль­туры, чтобы оправ­дать воз­ник­шие среди хри­стиан раз­де­ле­ния и рас­колы как нечто якобы закон­ное и чуть ли не необ­хо­ди­мое.

Нели­це­при­ят­ному пра­во­слав­ному созна­нию понятно, что Цер­ковь не может суще­ство­вать в рас­ко­лах. Счи­тать Цер­ковь раз­де­лен­ной вели­чи­ной, все равно что отри­цать ее, ибо «всякое цар­ство, раз­де­лив­ше­еся само в себе, опу­стеет» (Мф.12:25). Как же могла бы Цер­ковь усто­ять против адовых врат, выду­мы­ва­ю­щих заблуж­де­ния и вну­ша­ю­щих раз­де­ле­ния (Лк.22:31), если бы она была не едина в вере, если бы утра­тила свое един­ство и жила бы ныне только в рас­ко­лах? С утра­той своего един­ства в правой вере Цер­ковь теряет и свое Боже­ствен­ное пред­на­зна­че­ние — быть Хри­сто­вой Цер­ко­вью — «стол­пом и утвер­жде­нием истины» (1Тим.3:15).

Б) ЦЕР­КОВЬ — ЕДИНАЯ. АНГЛИ­КАН­СКИЙ ПРИН­ЦИП ВСЕ­О­ХВАТ­НО­СТИ

Что озна­чает «единая Цер­ковь»? Поскольку Цер­ковь есть мисти­че­ское тело Хри­стово, в кото­ром хра­нятся сокро­вища бла­го­дати и истины (Кол.2:3; Ин.1:17), то единая Цер­ковь, воз­глав­ля­е­мая единым Главою, озна­чает: «Един Гос­подь, едина вера» (Еф.4:5), едина Истина.

Если бы Цер­ковь была раз­де­лена, то при­шлось бы допу­стить абсурд, будто ее Глава Гос­подь Иисус Хри­стос «раз­де­лился» (1Кор.1:13). Ибо разве можно утвер­ждать вместе с Вис­серт-Хуфтом, будто «Иисус Хри­стос пре­бы­вает во всех церк­вах, несмотря на реально суще­ству­ю­щие раз­ли­чия между ними», не приняв кощун­ствен­ную неле­пость, что Хри­стос раз­де­лился и вну­шает тут одно, там — другое, а в тре­тьем месте — нечто прямо про­ти­во­по­лож­ное преды­ду­щему?! Если же согла­ситься, будто Хри­стос раз­де­лился и про­ти­во­ре­чит Сам Себе, то при­дется сде­лать бого­хуль­ный вывод, что Ему нельзя верить, когда Он гово­рит: «Аз есмь Истина» (Ин. 14:6), ибо, как пре­красно выра­зился Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Иере­мия II, «истина истине не про­ти­во­бор­ствует»54.

Раз­де­лен­ная Цер­ковь озна­чает раз­де­лен­ную и попор­чен­ную веру, ее-то, в сущ­но­сти, и про­по­ве­дует эку­ме­низм своей кон­цеп­цией плю­ра­лизма. Мы же, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, дер­жимся целост­ной, здо­ро­вой, единой истин­ной веры, ибо «без веры уго­дить Богу невоз­можно» (Евр.11:6), так как по бла­го­дати мы «спа­сены через веру» (Еф.2:8).

В Церкви все должны быть едины в истине, подобно тому как Отец в Сыне и Сын в Отце (Ин.17:21), потому что Сын Божий и Отец суть едино по есте­ству и истине. И веру­ю­щие при­званы к един­ству посред­ством Бого­от­кро­вен­ной истины, при­ни­мая ее в неис­ка­жен­ном, под­лин­ном виде. Вот что гово­рит об этом, как бы от имени Спа­си­теля, св. Афа­на­сий Вели­кий: «Чрез Наше (Отца и Сына) един­ство пусть и они (веру­ю­щие) будут едино между собою так, как Мы едино по есте­ству и истине (φύσει καὶ ἀληθεἰα). Иначе бы они не могли быть едино, если не научатся у Нас»55. Тут пре­дельно ясно выра­жена просьба нашего Иску­пи­теля в Его молитве к Богу Отцу: «Да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут» (Ин.17:21).

Утвер­ждать, будто Цер­ковь сего­дня суще­ствует в рас­ко­лах, это значит забы­вать об осно­ва­нии Церкви на едином Камне — Христе (1Кор.10:4), что рав­но­сильно отри­ца­нию вообще Церкви как живого тела Хри­стова, како­вым она явля­ется по суще­ству (Кол.1:24). Неко­то­рые «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты, желая сохра­нить «пра­во­слав­ность» и одно­вре­менно уго­дить эку­ме­низму, гово­рят о един­стве Церкви, исполь­зуя выра­же­ние «нераз­де­лен­ная древ­няя Цер­ковь». Напри­мер, в «Жур­нале Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии» про­фес­сор-про­то­и­е­рей Л. Воро­нов пишет: «Пра­во­слав­ная Цер­ковь вполне верна заве­там древ­ней нераз­де­лен­ной Церкви»56.

Упо­тре­бив в этой фразе в отно­ше­нии Церкви слово «нераз­де­лен­ная», автор допус­кает ее позд­ней­шее раз­де­ле­ние, т. е. ветви. Сле­до­ва­тельно, он кос­венно согла­ша­ется с пре­сло­ву­той «тео­рией ветвей», а также с мыслью, будто тело Хри­стово только в какой-то период исто­рии было нераз­де­лен­ным, а потом раз­де­ли­лось! Сопо­став­ляя нынеш­нюю Пра­во­слав­ную Цер­ковь с древ­ней «нераз­де­лен­ной цер­ко­вью» автор делает оши­боч­ное раз­гра­ни­че­ние, как будто речь идет не об одной и оди­на­ко­вой на про­тя­же­нии всех веков Хри­сто­вой Церкви!

Однако эку­ме­ни­сты воз­ра­зят: сейчас фак­ти­че­ски Цер­ковь раз­де­лена, ибо в ней суще­ствуют рас­колы.

В ответ на это воз­ра­же­ние скажем: рас­колы и ереси всегда были и будут (1Кор.11:19). Но среди ересей и рас­ко­лов Хри­стова Цер­ковь всегда пре­бы­вала единой и внут­ренне нераз­дель­ной, ибо отсе­кала от себя всякое отступ­ле­ние от Истины, подобно тому как хирург отсе­кает от орга­низма опас­ную опу­холь, дабы спасти здо­ро­вое и дать ему воз­мож­ность раз­ви­ваться дальше. Цер­ковь зани­ма­лась этим глав­ным обра­зом на Семи Все­лен­ских Собо­рах, что при­знает даже один из мето­ди­стов: «Глав­ной забо­той Все­лен­ских Собо­ров было веро­уче­ние — его опре­де­ле­ние и раз­об­ла­че­ние ересей»57.

Дума­ю­щие, будто Цер­ковь ныне суще­ствует только в рас­ко­лах, вовсе не наме­рены осу­ществ­лять чаемое объ­еди­не­ние через воз­вра­ще­ние к хра­ни­мой Пра­во­сла­вием истине, хотя они уси­ленно твер­дят о сбли­же­нии церк­вей и сози­да­нии един­ства после многих веков раз­де­ле­ния. Как же мыслят запад­ные эку­ме­ни­сты это объ­еди­не­ние?

На встрече 21 марта 1961 года Фрэн­сис Хаус, англи­кан­ский дея­тель ВСЦ, отме­тив, что у англи­кан есть четыре церкви и эку­ме­ни­сты стре­мятся к соеди­не­нию всех церк­вей в мире, доба­вил: «Когда это про­изой­дет, не будет уже ни като­ли­че­ской, ни англи­кан­ской, ни про­те­стант­ской, ни пра­во­слав­ной церкви — в сепа­рат­ном смысле слова — все будут единой «цер­ко­вью».

Вполне оче­видно, что подоб­ная буду­щая эку­ме­ни­че­ская «цер­ковь» не тож­де­ственна Пра­во­слав­ной, ибо Пра­во­слав­ная Цер­ковь всегда суще­ство­вала и будет суще­ство­вать. Если бы эку­ме­ни­сты захо­тели быть пра­во­слав­ными, то им сле­до­вало бы просто отка­заться от своих ере­ти­че­ских заблуж­де­ний и при­нять Пра­во­сла­вие, за что в про­шлом сто­ле­тии высту­пал ино­слав­ный бого­слов Овер­бек. На основе исто­ри­че­ских иссле­до­ва­ний он пришел к убеж­де­нию, что истин­ная Хри­стова Цер­ковь другой, кроме Пра­во­слав­ной, быть не может, ибо в ней Святой Дух посто­янно пре­бы­вает по обе­то­ва­нию Спа­си­теля. Эту Цер­ковь, по словам Овер­бека, созда­вать не нужно, ибо она уже создана Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом — ее надо лишь поис­кать: «Цер­ковь есть учре­жде­ние, кото­рое имеет свою исто­рию; она не может быть выду­мана. Это дом, постро­ен­ный на камне. Он стоит твердо. Не нужно его стро­ить, а лишь поис­кать. Спро­сите исто­рию — она вам пока­жет этот дом и при­ве­дет вас к нему!»58.

Но нынеш­ние эку­ме­ни­сты не хотят воз­вра­щаться в Пра­во­слав­ную Хри­стову Цер­ковь. Они хотят соеди­нить «церкви» со всеми их веро­ва­ни­ями и создать новую «цер­ковь», кото­рая, не будучи Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, будет явно ере­ти­че­ской.

Прежде эку­ме­ни­че­ские дея­тели весьма осто­рожно выска­зы­ва­лись о буду­щей «все­хри­сти­ан­ской» церкви, но в послед­нее время они уже дер­зают заяв­лять, где она нахо­дится и как выгля­дит. В одном эку­ме­ни­че­ском докладе, про­чи­тан­ном в 1972 году в Утрехте, кате­го­ри­че­ски утвер­жда­ется: «Бог нам помог найти цер­ковь вне наших кон­фес­си­о­наль­ных общин»59, т. е. вне всякой назы­ва­ю­щейся «цер­ко­вью» фор­ма­ции, сле­до­ва­тельно — и вне Пра­во­сла­вия!

Из этого явствует, что эку­ме­ни­сты не только не наме­рены сами стать пра­во­слав­ными, но пыта­ются сбить и пра­во­слав­ных хри­стиан с вер­ного пути и сде­лать их чле­нами новой «эку­ме­ни­че­ской церкви». Поскольку англи­кан­ство чув­ствует себя при­зван­ным быть «мостом» между церк­вами, испо­ве­дуя прин­цип «все­о­хват­но­сти», т. е. допус­кая самые разные взгляды в церкви, то можно вооб­ра­зить, в какой дог­ма­ти­че­ский хаос заблуж­де­ний и отступ­ле­ний от истины будут вверг­нуты пра­во­слав­ные хри­сти­ане, наивно вдох­нов­ля­ю­щи­еся идеей буду­щей объ­еди­нен­ной «церкви»!

Когда на сове­ща­нии гре­че­ских и англи­кан­ских бого­сло­вов в Афинах в мае 1941 года рас­смат­ри­вался вопрос об англи­кан­ском прин­ципе «все­о­хват­но­сти» (comprehensiveness), пра­во­слав­ная сто­рона под­черк­нула, что данный прин­цип для нее недо­пу­стим. Пра­во­сла­вию присущ как раз про­ти­во­по­лож­ный прин­цип — един­ствен­но­сти, исклю­чи­тель­но­сти (exclusiveness, с исклю­че­нием всякой ереси) в силу вер­но­сти Пра­во­сла­вия Свя­щен­ному Пре­да­нию и неиз­мен­но­сти его учения, тогда как глав­ная осо­бен­ность эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния состоит «в толе­рант­но­сти в обла­сти учения и в пре­воз­но­ше­нии духа инклю­зии»60, т. е. вклю­че­ния всех ересей.

В 1922 году архи­епи­скоп Кен­тер­бе­рий­ский созвал комис­сию с целью уста­но­вить, в каких пре­де­лах в церкви воз­можно раз­но­мыс­лие. Комис­сия рабо­тала до 1937 года и через год опуб­ли­ко­вала свои выводы, из кото­рых видно, что в англи­кан­стве допу­стимы самые край­ние про­те­стант­ские взгляды, как, напри­мер:

  1. отри­ца­ние рож­де­ния Спа­си­теля от Девы, что рав­но­сильно отри­ца­нию Бого­во­пло­ще­ния, ибо таким обра­зом отвер­га­ется хри­сти­ан­ский догмат об искуп­ле­нии, кото­рое могло быть совер­шено лишь Спа­си­те­лем, сверхъ­есте­ственно зача­тым и сво­бод­ным от пер­во­род­ного греха;
  2. неисто­рич­ность Вос­кре­се­ния Хри­стова, что лишает хри­сти­ан­ство вся­кого смысла, ибо, по словам св. апо­стола

Павла: «Если Хри­стос не вос­крес, то и про­по­ведь наша тщетна, тщетна и ваша вера» (1Кор.15:14);

3) неве­рие в реаль­ное суще­ство­ва­ние анге­лов и демо­нов, т. е. отри­ца­ние духов­ного мира, к кото­рому посто­янно нас направ­ляет апо­столь­ская про­по­ведь и о кото­ром не раз сви­де­тель­ствует Свя­щен­ное Писа­ние61.

Нако­нец, в англи­кан­стве упорно деба­ти­ру­ется вопрос о руко­по­ло­же­нии женщин, а Лам­бет­ская кон­фе­рен­ция англи­кан­ских епи­ско­пов в июле 1988 года раз­ре­шила руко­по­ло­же­ние их не только в «свя­щен­ниц», но и в «епи­ско­пов» (!) вопреки апо­столь­скому запре­ще­нию жен­щи­нам гово­рить в церкви (1Кор.14:34) и обще­цер­ков­ной прак­тике.

Несмотря на такие про­ти­во­хри­сти­ан­ские взгляды и анти-кано­ни­че­ские дей­ствия, у англи­кан никого не отлу­чают от церкви. Следуя прин­ципу «все­о­хват­но­сти», они давным-давно терпят диа­мет­рально про­ти­во­по­лож­ные взгляды и дей­ствия внутри одной «церкви». Эти взгляды счи­та­ются вполне допу­сти­мыми в каче­стве личных «бого­слов­ских» мнений, хотя они выхо­дят за рамки личных и рас­про­стра­ня­ются среди мирян, легко и быстро про­рас­тая пле­ве­лами.

Если в Пра­во­слав­ной Церкви, руко­во­дя­щейся кано­нами, всякое несо­об­раз­ное с цер­ков­ной верой лже­уче­ние при­вело бы к цер­ков­ному суду и осуж­де­нию, в англи­кан­стве нов­ше­ства раз­ви­ва­ются бес­пре­пят­ственно, ибо англи­кан­ская цер­ковь утра­тила любовь к истине и потому поз­во­ляет рас­про­стра­няться в ней все­воз­мож­ным мне­ниям и лже­уче­ниям. Она даже кичится своей откры­то­стью миру, фило­со­фиям и сти­хиям мира сего (ср. Кол.2:8) и пори­цает Пра­во­слав­ную Цер­ковь за ее неиз­мен­ное сто­я­ние в вере и уда­ле­ние от сует­ной жизни этого мира!

Покой­ный Афи­на­гор (Коки­на­кис), гре­че­ский архи­епи­скоп Фиа­тир­ский и Вели­ко­бри­тан­ский, извест­ный как убеж­ден­ный эку­ме­нист-англо­фил, гово­рил, однако, с упре­ком: «В англи­кан­ской церкви мыс­ли­тели-интел­лек­ту­алы и бого­словы не ожи­дают со сто­роны церкви ника­кого офи­ци­аль­ного осуж­де­ния. Откры­тость их церкви к миро­вой исто­рии и прин­цип «все­о­хват­но­сти» при­дает им своего рода бого­слов­ское дерз­но­ве­ние в отно­ше­нии к исто­рии и при­спо­соб­ле­ния к уста­нов­ле­ниям веры… Эти попытки рас­ши­ряют гра­ницы «все­о­хват­но­сти» до такой сте­пени, что ставят про­блемы внутри и вне англи­кан­ской общ­но­сти»62. Однако дальше архи­епи­скоп Афи­на­гор всту­пает в про­ти­во­ре­чие с самим собою, пыта­ясь как-то оправ­дать англи­кан­ский прин­цип «все­о­хват­но­сти», отож­деств­ляя его с пра­во­слав­ным прин­ци­пом цер­ков­ной ико­но­мии63. Эту попытку надо при­знать неудач­ной, ибо:

  1. Пра­во­слав­ная Цер­ковь нико­гда не при­ме­няет прин­ципа ико­но­мии в обла­сти дог­ма­тов, тогда как англи­кан­ский прин­цип «все­о­хват­но­сти» рас­про­стра­ня­ется и на эту важ­ней­шую область веры;
  2. оба прин­ципа сильно отли­ча­ются друг от друга, так как у англи­кан кон­крет­ный резуль­тат все­о­хват­но­сти в обла­сти веры есть
погуб­ле­ние чело­ве­че­ских душ, а в Пра­во­сла­вии при­ме­не­ние прин­ципа ико­но­мии имеет целью спа­се­ние души — по древ­нему свя­то­оте­че­скому выра­же­нию — через «увра­че­ва­ние в корне»64.

В послед­нее время в англи­кан­стве появи­лись «модер­ни­сты, отри­ца­ю­щие самые основы хри­сти­ан­ства как Бого­от­кро­вен­ной рели­гии». Один из ярких пред­ста­ви­те­лей — «епи­скоп» д‑р Джон Робин­сон, автор книги «Быть чест­ным к Богу», вышед­шей в 1963 году, миро­воз­зре­ние кото­рого можно оха­рак­те­ри­зо­вать как «хри­сти­ан­ский» атеизм. Он отри­цает бытие лич­ного Бога — Творца и Про­мыс­ли­теля мира, а также суще­ство­ва­ние духов­ного мира вообще и буду­щей вечной жизни, в част­но­сти. Иисус для него — про­стой чело­век. Но этот чело­век — Иисус — есть высшее и един­ствен­ное в исто­рии про­яв­ле­ние боже­ствен­ного начала миро­зда­ния… В этом смысле Он еди­но­су­щен Отцу, хотя для Отца нет места в миро­воз­зре­нии Робин­сона. По нему, Вос­кре­се­ние Христа не озна­чает телес­ного вос­ста­ния из гроба, а «некое душев­ное пере­жи­ва­ние апо­сто­лов, слу­чив­ше­еся с ними в третий день по Рас­пя­тии и внут­ренне пере­ро­див­шее их»65.

И этот «хри­сти­ан­ский» атеизм терпит англи­кан­ская цер­ковь! «Ника­ких санк­ций со сто­роны цер­ков­ных вла­стей в отно­ше­нии к „епи­скопу” Робин­сону не после­до­вало, и учение его оста­лось неот­верг­ну­тым англи­кан­ской цер­ко­вью»66, кото­рая избе­гает осуж­дать ере­ти­че­ские взгляды.

Мало того! Пороч­ный прин­цип «все­о­хват­но­сти», рас­про­стра­нен­ный не только на веру, но и на хри­сти­ан­скую мораль, исполь­зу­ется англи­кан­ством для явно без­нрав­ствен­ных целей. Напри­мер, в «Чери Таймс», офи­ци­аль­ном органе англи­кан­ской церкви, 14 октября 1983 года была поме­щена позор­ная реклама «Хри­сти­ан­ского (!) союза гомо­сек­су­а­ли­стов», в кото­рой реко­мен­ду­ются книги, содер­жа­щие рели­ги­оз­ные чино­по­сле­до­ва­ния для… содом­ских бра­ко­со­че­та­ний между лицами одного пола!!!67. По поводу одного такого «бра­ко­со­че­та­ния», состо­яв­ше­гося 21 января 1983 года при уча­стии англи­кан­ского «свя­щен­ника» Холта, — «брака», вызвав­шего глу­бо­кое воз­му­ще­ние и энер­гич­ные про­те­сты со сто­роны мест­ных мирян, — гене­раль­ный сек­ре­тарь упо­мя­ну­того «хри­сти­ан­ского» союза Киркер бес­стыдно заявил, что число подоб­ных «браков» все уве­ли­чи­ва­ется и что многие из них совер­ша­ются в англи­кан­ских храмах по опре­де­лен­ному обряду68. Излишне дока­зы­вать, насколько бого­про­тивны эти про­ти­во­есте­ствен­ные «браки», кото­рые св. апо­стол Павел заклей­мил как «постыд­ные стра­сти» (Рим.1:25 сл.), поста­вив их в ряд самых тяжких грехов, совер­ши­тели кото­рых «цар­ствия Божия не насле­дуют» (1Кор.6:9; 9—10).

Таковы плоды англи­кан­ского прин­ципа «все­о­хват­но­сти», посред­ством кото­рого оправ­ды­ва­ются не только всякие дог­ма­ти­че­ские лже­уче­ния, но и самые постыд­ные нрав­ствен­ные пре­ступ­ле­ния!

Этот прин­цип стал зара­жать, к сожа­ле­нию, и неко­то­рых пра­во­слав­ных бого­сло­вов, напри­мер, прот. Ливе­рия Воро­нова, про­фес­сора дог­ма­тики в С.-Петербургской Духов­ной ака­де­мии. Посе­тив в Париже Бого­слов­ский инсти­тут на Сер­ги­ев­ском подво­рье, он про­чи­тал лекцию о взгля­дах осуж­ден­ного Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью (в России и за гра­ни­цей) ере­тика прот. Сергия Бул­га­кова и во имя хри­сти­ан­ской «любви» поста­рался пред­ста­вить их как тер­пи­мые и допу­сти­мые, при­гла­сив под конец всех при­сут­ству­ю­щих про­петь ере­тику «Вечную память»!69.

При­ня­тие англи­кан­ского прин­ципа «все­о­хват­но­сти» не при­ве­дет к под­лин­ному объ­еди­не­нию и единой правой вере, ибо каж­дому будет дано право сле­до­вать соб­ствен­ным оши­боч­ным убеж­де­ниям. Бла­го­даря этому прин­ципу можно достиг­нуть не един­ства в истине, а лишь пол­ного отступ­ле­ния от нее, отпа­де­ния от Бого­от­кро­вен­ной веры и, сле­до­ва­тельно, отпа­де­ния от Церкви и от лич­ного спа­се­ния. Вот к таким печаль­ным резуль­та­там при­ве­дет отри­ца­ние един­ства Церкви!

В) ЦЕР­КОВЬ — СВЯТАЯ

Эку­ме­ни­сты согре­шают не только против дог­мата о един­стве Хри­сто­вой Церкви, но, вклю­чая и ере­ти­ков в ее состав, они согре­шают и в своем пони­ма­нии Церкви как святой.

По пра­во­слав­ному учению, оба эти свой­ства — един­ство в истине и свя­тость — нахо­дятся в тесной вза­им­ной связи. Как един­ство в истине свя­зы­вает единой верой всех пра­во­слав­ных хри­стиан через их отказ от заблуж­де­ний и лже­уче­ний, так и свя­тость соеди­няет их посред­ством бла­го­дати и истины, про­ис­шед­ших чрез Иисуса Христа (Ин.1:17) и исклю­ча­ю­щих всякий союз с нече­стием и ересью (2Кор.6:15) — этими порож­де­ни­ями лука­вого духа, кото­рый выду­мал ложь для рас­ша­ты­ва­ния спа­си­тель­ной Истины. Поня­тия свя­то­сти и истины род­ственны между собою, о чем сказал Спа­си­тель в Своей пер­во­свя­щен­ни­че­ской молитве к Богу

Отцу: «Освяти их (апо­сто­лов) исти­ною Твоею» (Ин.17:17). Гос­подь Иисус Хри­стос нераз­рывно увя­зы­вает свя­тость и истину. Хочешь быть святым — обними Бого­от­кро­вен­ную истину! Хочешь разу­меть Боже­ствен­ную истину — стре­мись к свя­то­сти, ибо она одна может сде­лать тебе истину близ­кой и доро­гой!

Цер­ковь не могла бы назы­ваться святой, если в своей сущ­но­сти могла бы зара­жаться заблуж­де­нием. «Непо­гре­ши­мость Церкви поко­ится на ее свя­то­сти; Цер­ковь непо­гре­шима, потому что свята», — пре­красно сказал об этом рус­ский дог­ма­тист прот. Н. Мали­нов­ский70.

В чем же состоит свя­тость Церкви, и в каком смысле она названа святой?

Прежде всего потому, что ее Глава свят, и потому, что Св. Дух, ею управ­ля­ю­щий и руко­во­дя­щий, освя­щает ее, будучи источ­ни­ком всякой свя­то­сти. От Христа — Главы Церкви — (Еф.1:22) исхо­дят струи свя­то­сти на все тело Церкви. Святой же Дух — Источ­ник нашего освя­ще­ния, пре­бы­вая в Церкви, освя­щает членов ее бла­го­да­тью, пре­по­да­ва­е­мою в таин­ствах. Посред­ством этой бла­го­дати Он побуж­дает вся­кого веру­ю­щего к подви­гам свя­то­сти.

Нали­чие греш­ни­ков в Церкви не ума­ляет ее свя­то­сти, а, наобо­рот, еще больше под­чер­ки­вает ее, ибо рас­кры­вает сле­ду­ю­щий духов­ный факт: под вли­я­нием раз­да­ва­е­мой в цер­ков­ных таин­ствах бла­го­дати часто самые отъ­яв­лен­ные греш­ники рас­ка­и­ва­ются и ста­но­вятся под­линно свя­тыми!

При­су­щая Церкви бла­го­дать Св. Духа состав­ляет ее свя­тость. Только в лоне Церкви можно достиг­нуть истин­ной свя­то­сти, ибо в ней раз­да­ется бла­го­дать. Цер­ков­ный народ назван «наро­дом святым» (1Петр.2:9). Гос­подь Иисус Хри­стос потому пришел и предал Себя смерти, чтобы Его Цер­ковь была «слав­ною Цер­ко­вью, не име­ю­щею пятна, или порока, или чего-либо подоб­ного, но дабы она была свята и непо­рочна» (Еф.5:27).

Слово «пятно» можно отне­сти к чистоте дог­ма­ти­че­ской веры Церкви, а «порок» — к ее нрав­ствен­ной чистоте. Как пятно, так и порок явля­ются роко­выми пре­пят­стви­ями на пути к дости­же­нию свя­то­сти, кото­рая есть основ­ное свой­ство Бога (1Петр.1:15—16) и без кото­рой «никто не увидит Бога» (Евр.12:14). Всякий веру­ю­щий, стре­мя­щийся к свя­то­сти, может при­об­ре­сти ее соче­та­нием обоих спо­со­бов: предо­хра­няя себя от черных пятен лже­уче­ний, пят­на­ю­щих чистоту веры и дела­ю­щих ее неспа­си­тель­ной, и пре­одо­ле­вая пороч­ность в нрав­ствен­ной обла­сти, т. е. избав­ля­ясь от нрав­ствен­ных грехов, отда­ля­ю­щих душу от Бога. Такая свя­тость осу­ще­ствима в пол­ноте лишь в Пра­во­слав­ной Церкви, так как в ней нет пятен лже­уче­ний и своей бла­го­да­тью она может увра­че­вать нрав­ствен­ные немощи и пороки своих верных чад при непре­мен­ном усло­вии их лич­ного пока­я­ния.

Пре­крас­ные мысли о свя­то­сти Церкви можно найти у Архи­епи­скопа Сера­фима (Собо­лева), кото­рый в своем докладе на Мос­ков­ском сове­ща­нии 1948 года сказал: «Цер­ковь назы­ва­ется Святою потому, что она есть раз­да­я­тель­ница бла­го­дати Свя­того Духа, кото­рая сооб­ща­ется веру­ю­щим в таин­стве Миро­по­ма­за­ния при совер­ше­нии над ними Кре­ще­ния. Эта воз­рож­да­ю­щая, освя­ща­ю­щая и спа­са­ю­щая бла­го­дать есть самое дра­го­цен­ное и высшее для нас благо, ибо даро­ва­ние ее нам было целью при­ше­ствия в мир Христа и Его крест­ных стра­да­ний и смерти… Воз­рож­да­ю­щая бла­го­дать Свя­того Духа есть источ­ник нашей святой жизни. Но этого самого дра­го­цен­ного для нас блага, этой воз­рож­да­ю­щей бла­го­дати Свя­того Духа с ее свя­то­стью нет и не может быть у про­те­стан­тов, ибо у них нет таин­ства Миро­по­ма­за­ния. В этом таин­стве пре­по­да­ется нам Дух Святой со всеми Его дарами, взра­ща­ю­щими и укреп­ля­ю­щими нас в духов­ной святой жизни. Эта бла­го­дат­ная святая жизнь невоз­можна и для тех ино­слав­ных хри­стиан (римо­ка­то­ли­ков), кото­рые хотя и имеют таин­ство Миро­по­ма­за­ния, но в силу отвер­же­ния их Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью за ереси бла­го­дать сия явля­ется у них недей­ствен­ной и неспа­си­тель­ной»71.

Цер­ковь назы­ва­ется святой еще и потому, что она объ­еди­няет почив­ших и пере­се­лив­шихся уже в загроб­ную жизнь всех святых всех эпох и всех стран, с нахо­дя­щи­мися еще в сей земной жизни и с теми, кото­рые будут жить на земле до скон­ча­ния мира. Никита Реме­си­ан­ский, запад­ный цер­ков­ный писа­тель IV века, в своем сочи­не­нии «Изъ­яс­не­ние Сим­вола веры» пишет: «Что такое Цер­ковь если не обще­ство святых? С начала мира Пра­отцы, Про­роки, муче­ники и все прочие пра­вед­ники — жившие неко­гда, или живу­щие ныне, или те, кото­рые будут жить в буду­щем, — все они состав­ляют Цер­ковь, ибо освя­щены единой верой и единой жизнью, запе­чат­лены единым Духом и объ­еди­нены в едино Тело, Глава кото­рого есть Хри­стос… Итак, веруй, что в этой Церкви ты достиг­нешь обще­ния со свя­тыми»72.

Ска­зан­ное можно резю­ми­ро­вать сле­ду­ю­щим обра­зом:

  1. Цер­ковь свята как Тело Хри­стово, будучи освя­ща­ема Главою Хри­стом и пре­бы­ва­ю­щим в ней Святым Духом;
  2. она свята, ибо при­об­щает к свя­то­сти (Евр.12:10) своих членов — не только пра­вед­ных, но и каю­щихся греш­ни­ков — посред­ством бла­го­дати, пре­по­да­ва­е­мой путем совер­ша­е­мых в ее лоне святых Таинств;
  3. она свята и потому, что свя­зы­вает освя­ща­е­мых ею пра­во­слав­ных хри­стиан — живу­щих ныне и име­ю­щих впредь жить на земле — со всеми отшед­шими к Богу в небес­ную Цер­ковь освя­щен­ными людьми (Евр.10:23).

Все это абсо­лютно непри­ме­нимо к извра­щен­ному эку­ме­ни­че­скому поня­тию о Церкви и к пла­ни­ру­е­мой «уни­вер­саль­ной церкви», так как:

  1. в лоне эку­ме­низма объ­еди­ня­ются ере­ти­че­ские общ­но­сти, не при­зна­ю­щие таин­ства Миро­по­ма­за­ния и про­из­вольно назы­ва­ю­щие себя «церк­вами», не явля­ясь тако­выми;
  2. сам эку­ме­низм, будучи ере­ти­че­ским сбо­ри­щем, лишен бла­го­дати и не в состо­я­нии пре­по­дать ее;
  3. эку­ме­низм не ведет своих сто­рон­ни­ков к свя­то­сти. Более того — он уводит от свя­то­сти и склон­ных к ней «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов!

Г) ЦЕР­КОВЬ — СОБОР­НАЯ

Эку­ме­ни­сты непра­вильно тол­куют и собор­ность (вселен-скость) Хри­сто­вой Церкви. Как уже было ска­зано, они недо­оце­ни­вают истину, испо­ве­ду­е­мую в абсо­лютно неис­ка­жен­ном виде только в Пра­во­сла­вии, пре­не­бре­гают Бого­от­кро­вен­ными дог­ма­тами Церкви как суще­ствен­ным при­зна­ком ее все­лен­но­сти и собор­но­сти, т. е. под­лин­ной эку­ме­нич­но­сти, и выдви­гают на первый план чис­лен­ность, дабы Цер­ковь могла быть «вли­я­тель­ной меж­ду­на­род­ной силой»73. С этой целью эку­ме­ни­сты пред­ла­гают объ­еди­ниться всем «церк­вам», вклю­чая в их число и ере­ти­че­ские общ­но­сти, давно отсе­чен­ные от Христа (ср. Ин.15:6), но это внеш­нее без­бла­го­дат­ное объ­еди­не­ние не может создать истин­ную все­лен­скую собор­ную Цер­ковь Хри­стову!

Еще в IV веке св. Кирилл Иеру­са­лим­ский пре­красно и полно объ­яс­нил то свой­ство Церкви, кото­рое в Сим­воле веры обо­зна­чено по-гре­че­ски словом καδολική (кафо­ли­че­ская, а по-сла­вян­ски — «собор­ная»). Он пишет в 18‑м огла­си­тель­ном слове, § 23: «Цер­ковь назы­ва­ется собор­ною, потому что она в целой все­лен­ной, от пре­де­лов земли до пре­де­лов ее, и потому что во все­общ­но­сти (καδολικῶς) и без вся­кого опу­ще­ния пре­по­дает все, дол­жен­ству­ю­щее вхо­дить в состав чело­ве­че­ского веде­ния, дог­маты о види­мом и неви­ди­мом, о небес­ном и земном; еще потому, что под­чи­няет бла­го­че­стию весь чело­ве­че­ский род..; и, нако­нец, потому, что повсе­местно (καδολικῶς) вра­чует и исце­ляет она вся­кого рода грехи, совер­ша­е­мые душою и телом; и в ней же при­об­ре­та­ется все име­ну­е­мое доб­ро­де­те­лью…— и в делах, и в словах, и во всяком духов­ном даро­ва­нии»74.

Ана­ли­зи­руя это опре­де­ле­ние, архи­епи­скоп Брюс­сель­ский Васи­лий под­чер­ки­вает, что Хри­стова Цер­ковь у св. Кирилла словом «кафо­ли­че­ская»75 изоб­ра­жа­ется:

  1. как все­лен­ская, в гео­гра­фи­че­ском смысле «до пре­де­лов земли», и еще больше в каче­ствен­ном смысле слова — как охва­ты­ва­ю­щая людей раз­лич­ных рас, куль­тур, соци­аль­ных поло­же­ний;
  2. как обла­да­ю­щая пол­но­тою истины;
  3. как обла­да­ю­щая пол­но­тою свя­то­сти и
  4. бла­го­дати;
  5. и в итоге — как един­ствен­ная.

Поды­то­жи­вая, архи­епи­скоп Васи­лий заклю­чает: «Мы видим, что… внеш­ние при­знаки кафо­лич­но­сти здесь не отри­ца­ются; но уда­ре­ние ста­вится на каче­ствен­ных поня­тиях — все­це­ло­сти в истине и бла­го­дати»76.

Подоб­ные мысли выска­зы­вает и архи­манд­рит Иустин (Попо­вич). Он пишет: «Самое Бого­че­ло­ве­че­ское бытие Церкви все­о­хват­ное, все­лен­ское, кафо­ли­че­ское, целост­ное, собор­ное. Своим Бого­че­ло­ве­че­ским орга­низ­мом Цер­ковь охва­ты­вает „все, что на небе­сах и что на земле, види­мое и неви­ди­мое: пре­столы ли, гос­под­ства ли, началь­ства ли, власти ли“ (Кол.1:16). Все в Бого­че­ло­веке, и Он есть Глава тела Церкви (Кол.1:17—18)… Бого­че­ло­ве­че­ская лич­ность Гос­пода Христа есть душа собор­но­сти в Церкви… В собор­ную жизнь Церкви вклю­чены суще­ство­ва­ния анге­лов и чело­ве­ков, каю­щихся и греш­ни­ков, пра­вед­ных и непра­вед­ных, покой­ни­ков и живу­щих еще на земле, причем пра­вед­ные и святые помо­гают менее пра­вед­ным и святым воз­рас­тать ко все боль­шей пра­вед­но­сти и свя­то­сти… Таким обра­зом, все мы воз­рас­таем «в Цер­ковь святую о Гос­поде» (Еф.2:21), будучи бла­го­дат­но­ор­га­ни­че­ски свя­заны между собою единой верой, еди­ными св. таин­ствами и доб­ро­де­те­лями, Единым Гос­по­дом, единой Исти­ной, единым Еван­ге­лием… Всем мы верные состав­ляем единое тело в Церкви. Ради чего? — Чтобы жить единой святой и собор­ной жизнью Церкви, святой и собор­ной верой Церкви, святым и собор­ным умом Церкви, святой и собор­ной волей Церкви… Весьма часто поня­тие «собор­но­сти» пода­ется в като­ли­че­ском, гео­гра­фи­че­ском плане. Но по пра­во­слав­ному пони­ма­нию, собор­ность не есть топо­гра­фи­че­ское, гео­гра­фи­че­ское поня­тие, а внут­рен­нее, сущ­ност­ное, пси­хо­ло­ги­че­ское поня­тие.., осно­ван­ное на цель­но­сти веро­ис­по­ве­да­ния, на непо­вре­жден­но­сти веро­ис­по­ве­да­ния, на святом и апо­столь­ском един­стве веры»77.

По выра­же­нию св. отцов IV Все­лен­ского Собора, Хри­стос есть Глава, а мы — члены, и потому мы должны состав­лять «единое тело чрез наше еди­но­мыс­лие и еди­но­ве­рие»78.

Попе­че­ние и вни­ма­ние Все­лен­ских Собо­ров были направ­лены на то, чтобы под­твер­дить искон­ную, пре­дан­ную нам Хри­стом чрез св. Апо­сто­лов пра­во­слав­ную веру, и осу­дить, и устра­нить воз­ни­ка­ю­щие по диа­воль­скому вну­ше­нию пагуб­ные лже­уче­ния. Цер­ковь терпит самых боль­ших греш­ни­ков, наде­ясь увра­че­вать их, но отлу­чает ере­ти­ков, так как они иска­жают св. дог­маты — вечные Бого­че­ло­ве­че­ские свя­тыни, кото­рых «чело­ве­че­ский ум не может объять все­цело»79. Никто не в состо­я­нии понять вполне тайну Христа, вопло­щен­ного Сына Божия, Кото­рый открыл нам истину о нашем спа­се­нии, будучи Сам Истина (Ин.14:6). Потому пра­виль­ный подход к Бого­от­кро­вен­ным дог­ма­там состоит не в дерз­ком раци­о­на­ли­сти­че­ском иссле­до­ва­нии их, а в бла­го­го­вей­ном пре­кло­не­нии с верою в нелож­ное Вопло­щен­ное Слово Божие. Св. отцы сми­ренно обни­мали веру в Хри­стову Истину и защи­щали ее своею кровью от иска­же­ний, в кото­рых усмат­ри­вали хит­рость диа­вола и анти­хри­ста с его пред­те­чами. По словам архи­манд­рита Иустина, «как явле­ние и дея­тель­ность анти­хри­ста будет по дей­ствию сатаны (2Фес.2:3), так и дей­ствие всякой ереси про­ис­хо­дит по дей­ству диа­вола»80. Потому св. отцы еди­но­душно пре­да­вали ана­феме все ереси и ере­ти­ков, видя в них врагов чело­ве­че­ского душе-спа­се­ния.

Един­ственно в Хри­сто­вой Церкви содер­жится бес­смер­тие и вечная жизнь для чело­века. Ересь же есть пагуб­ная сила, погру­жа­ю­щая чело­века в вечную смерть, т. е. в вечное уда­ле­ние от Бога. К этому и ведет совре­мен­ный анти­хри­стов­ский эку­ме­низм, навя­зы­вая свой уни­вер­са­лизм и отри­цая бла­го­дат­ную все­лен­скость Хри­сто­вой Пра­во­слав­ной Церкви как един­ствен­ной носи­тель­ницы непод­дель­ной спа­си­тель­ной Истины!

Д) ЦЕР­КОВЬ — АПО­СТОЛЬ­СКАЯ-ПОНЯ­ТИЕ АПО­СТОЛЬ­СКОГО ПРЕ­ЕМ­СТВА И ПРО­ТЕ­СТАНТ­СКОЕ УЧЕНИЕ О ВСЕ­ОБ­ЩЕМ «СВЯ­ЩЕН­СТВЕ» МИРЯН

Эку­ме­низм впа­дает также в глу­бо­кое заблуж­де­ние, когда каса­ется опре­де­ле­ния Церкви как апо­столь­ский. Пра­во­слав­ная Цер­ковь назы­ва­ется апо­столь­ской, ибо она про­ис­хо­дит от св. апо­сто­лов, свято хранит их учение, строго при­дер­жи­ва­ется апо­столь­ского пре­ем­ства и руко­вод­ству­ется апо­столь­ским пре­да­нием в дог­ма­тах, в своей бого­слу­жеб­ной жизни и цер­ков­ном устрой­стве. Кра­е­уголь­ным Камнем Церкви явля­ется Сам Хри­стос (Еф.2:20), но вокруг него нахо­дятся святые апо­столы Хри­стовы — две­на­дцать камней, на кото­рых Тай­но­ви­дец видел напи­сан­ными «имена две­на­дцати Апо­сто­лов Агнца» (Откр.21:14).

Все­воз­мож­ные веро­ис­по­вед­ные общ­но­сти, назы­ва­ю­щие себя «церк­вами», не могут быть при­знаны апо­столь­скими, ибо они не утвер­ждены «на осно­ва­нии апо­сто­лов» (Еф.2:20), не полу­чили от них пре­ем­ства руко­по­ло­же­ний, не сохра­няют непре­рыв­ного уст­ного апо­столь­ского пре­да­ния, име­ю­щего авто­ри­тет, равный со Свя­щен­ным Писа­нием (2Фес.2:15). Они не вклю­чены в духов­ную цепь, вос­хо­дя­щую к апо­сто­лам, посред­ством кото­рой пере­да­ются в Церкви бла­го­дат­ные даро­ва­ния Свя­того Духа. Ново­ве­де­ни­ями они изме­няют учению, устно или пись­менно заве­щан­ному апо­сто­лами, и не хранят в пол­ноте истину, пре­дан­ную нам как залог для нашего спа­се­ния (2Фес.2:13). Они так или иначе ущем­ляют остав­лен­ное апо­сто­лами духов­ное богат­ство дог­ма­ти­че­ского, бого­слу­жеб­ного, тай­но­со­вер­ши­тель­ного и кано­ни­че­ского харак­тера.

С полным осно­ва­нием архи­епи­скоп Сера­фим воз­му­щенно пишет: «Как это ни странно, эку­ме­ни­сты отно­сят к этой апо­столь­ской Церкви и так назы­ва­е­мые „хри­сти­ан­ские церкви”, кото­рые совсем не имеют апо­столь­ского про­ис­хож­де­ния или пре­ем­ства. Они счи­тают все ере­ти­че­ские испо­ве­да­ния при­над­ле­жа­щими к апо­столь­ской Церкви, несмотря на то, что Павел, вели­чай­ший апо­стол, отлу­чает всех ере­ти­ков от Пра­во­слав­ной Церкви и пре­дает их ана­феме, говоря: „аще мы, или Ангел с небесе бла­го­ве­стит вам паче, еже бла­го­ве­сти­хом вам, ана­фема да будет!”» (Гал.1:8)81.

И в самом деле, разве можно счи­тать «апо­столь­скими» такие обще­ства, как уни­та­риан, отвер­га­ю­щих догмат о Св. Троице, или Наци­о­наль­ную Чехо­сло­вац­кую цер­ковь, не при­зна­ю­щую Боже­ствен­но­сти Христа82, или рели­ги­оз­ную орга­ни­за­цию ремон­стран­тов-арми­ниан в Гол­лан­дии, отри­ца­ю­щих все дог­ма­ти­че­ские и цер­ков­ные обя­зан­но­сти83, или рели­ги­оз­ные объ­еди­не­ния, счи­та­ю­щие необя­за­тель­ным водное кре­ще­ние84, как и многие другие рели­ги­оз­ные общ­но­сти, кото­рые назы­вают себя «хри­сти­ан­скими церк­вами», но не испо­ве­дуют пол­ноту Хри­сто­вой истины? Их вера настолько иска­жена, что прямо про­ти­во­ре­чит Апо­столь­ской вере. Несмотря на это, ВСЦ про­дол­жает назы­вать «церк­вами» все эти и подоб­ные им общ­но­сти. Мало того. Дела­ются новые дерз­кие шаги к лик­ви­да­ции искон­ной и веко­вой Пра­во­слав­ной эккле­зио­ло­гии, согласно кото­рой Цер­ковь назы­ва­ется Апо­столь­ской.

На VI ассам­блее ВСЦ в Ван­ку­вере (Канада), про­хо­див­шей с 24 июля по 10 авгу­ста 1983 года, гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ д‑р Филипп Поттер в своей всту­пи­тель­ной речи тяжко погре­шил против истины, неверно истол­ко­вав слова ев. апо­стола Петра: «Вы сами, как живые камни, устро­яйте из себя дом духов­ный, свя­щен­ство святое, чтобы при­но­сить духов­ные жертвы, бла­го­при­ят­ные Богу Иису­сом Хри­стом… Вы род избран­ный, цар­ствен­ное свя­щен­ство, народ святый» (7 Петр. 2, 5, 9). Исходя из этих слов, Поттер заявил: «Одной из боль­ших заслуг Рефор­ма­ции, кото­рая при­над­ле­жит Мар­тину Лютеру, явля­ется откры­тие (!), осно­ван­ное на словах (1 Петр, 2, 5,9), что всякий — неважно, жен­щина или муж­чина — есть свя­щен­ник перед Богом»85. Далее гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ при­зы­вает всех соде­латься «истин­ным свя­щен­ством, состо­я­щим из всех веру­ю­щих, неза­ви­симо от того, руко­по­ло­жены ли они или миряне»86.

В этих словах Поттер пыта­ется подо­рвать пра­во­слав­ное учение об апо­столь­ском пре­ем­стве как необ­хо­ди­мом при­знаке закон­ного сакра­мен­таль­ного свя­щен­ства: он ста­ра­ется уни­что­жить гра­ницу, с одной сто­роны, между духо­вен­ством и миря­нами, а с другой — в свя­щен­стве между жен­щи­нами и муж­чи­нами. Для него все веру­ю­щие, в том числе и миряне, муж­чины и жен­щины, — все свя­щен­ники!

Но разве св. апо­стол Петр в при­ве­ден­ных словах своего Пер­вого посла­ния уста­нав­ли­вает подоб­ное все­об­щее «свя­щен­ство» в про­те­стант­ском смысле, кото­рое бы оттес­нило име­ю­ще­еся в Церкви по линии апо­столь­ского пре­ем­ства закон­ное сакра­мен­таль­ное свя­щен­ство? Разве он вклю­чает женщин в это общее «свя­щен­ство»? Вовсе нет!

Вос­ста­вая против изна­чаль­ной веко­вой тра­ди­ции Церкви Пра­во­слав­ной, Поттер при­зы­вает в своей речи «отбро­сить ересь (!) об авто­ри­тете и учи­тель­ной власти в Церкви»87. Это выска­зы­ва­ние, встре­чен­ное апло­дис­мен­тами про­те­стан­тов, вызвало энер­гич­ное про­ти­во­дей­ствие и про­те­сты многих деле­га­тов. Они потре­бо­вали от Пот­тера отказа от своих слов, что он якобы и сделал. Об этом сви­де­тель­ствует при­сут­ство­вав­ший на ассам­блее гре­че­ский про­фес­сор бого­сло­вия Г. Гали­тис в статье под загла­вием «Про­те­стант­ское боль­шин­ство не должно решать от имени пра­во­слав­ных!»88. Однако в дей­стви­тель­но­сти воз­му­ти­тель­ная фраза Пот­тера не была вычерк­нута из его речи и про­дол­жает оста­ваться в ней, отрав­ляя души еще одной новой эку­ме­ни­че­ской ересью, кото­рая при­кры­ва­ется кле­вет­ни­че­ским обви­не­нием Пра­во­сла­вия в «ереси». Поттер, кото­рый как эку­ме­нист вообще избе­гает слова «ересь», поль­зу­ется им, чтобы объ­явить «ересью» пра­во­слав­ное учение об апо­столь­ском пре­ем­стве иерар­хии и о законно при­над­ле­жа­щих ей «авто­ри­тете и учи­тель­ной власти в Церкви». Стре­мясь нагло про­та­щить свою вопи­ю­щую ересь, он дей­ствует по прин­ципу: «Держи вора!»

Извест­ный рус­ский экзе­гет епи­скоп Михаил в конце XIX века так тол­ко­вал слова св. апо­стола Петра, обра­щен­ные к хри­сти­а­нам: «И сами, как живые камни, устро­яйте из себя дом духов­ный, свя­щен­ство святое, чтобы при­но­сить духов­ные жертвы» (1Петр. 2, 5): «Дом духов­ный… это храм духов­ный в про­ти­во­по­лож­ность веще­ствен­ному, духов­ный потому, что устроен из камней живых, оду­шев­лен­ных Духом Божиим, совер­шен­ству­ю­щихся нрав­ственно — в духе, живу­щих духом». Ком­мен­ти­руя «свя­щен­ство святое», т. е. «будьте святым обще­ством свя­щен­ни­ков», епи­скоп Михаил пишет: «Вся эта речь у апо­стола не соб­ствен­ная, а образ­ная, кото­рую нужно пони­мать в пере­нос­ном смысле, т. е. не в смысле свя­щен­ства как осо­бого класса лиц, постав­лен­ных в Церкви для учения, совер­ше­ния таинств и управ­ле­ния; это послед­нее не управ­ля­ется тем все­об­щим свя­щен­ством, а, напро­тив, служит только обра­зом для выра­же­ния мысли о высо­ком назна­че­нии всех хри­стиан»89.

И в Ветхом Завете Бог назы­вает изра­иль­ский народ «цар­ством свя­щен­ни­ков» (Исх. 19, 6), но только в общем пере­нос­ном смысле, ибо спе­ци­аль­ное свя­щен­ство, обслу­жи­вав­шее Иеру­са­лим­ский храм, было дано Богом не всему народу, а одному из 12 колен Изра­и­ле­вых — колену Леви­ину (Числ. 3, 6—12; ср. Евр. 7, 11). Сле­до­ва­тельно, все­об­щим свя­щен­ством изра­иль­ского народа вовсе не исклю­ча­лась необ­хо­ди­мость в спе­ци­аль­ном свя­щен­стве, слу­же­ние кото­рого было недо­ступно даже цар­ским особам, как явствует из случая с царем Озией, кото­рый был нака­зан Богом про­ка­зой за то, что дерз­нул кадить в храме Гос­под­нем (2Пар. 26, 19).

Сооб­разно с этим и в Новом Завете наряду со все­об­щим «цар­ствен­ным свя­щен­ством» (1Петр. 2, 9), состо­я­щим из пра­во­слав­ных хри­стиан как «народа свя­того» (в смысле — посвя­щен­ного Богу), суще­ствует выбран­ное из его среды бла­го­датно-слу­жеб­ное свя­щен­ство, кото­рое не рас­про­стра­ня­ется на мирян, не полу­чив­ших спе­ци­аль­ного посвя­ще­ния по линии апо­столь­ского пре­ем­ства.

В своей статье «Цар­ствен­ное свя­щен­ство и слу­жеб­ное свя­щен­ство» фран­цуз­ский пра­во­слав­ный архи­манд­рит Пьер Люилье (ныне архи­епи­скоп Нью-Йорк­ский), ана­ли­зи­руя ряд вет­хо­за­вет­ных тек­стов и, в част­но­сти (Исх. 19, 6 в связи с 1Петр. 2, 9), о «цар­ствен­ном свя­щен­стве», делает вывод: «Про­воз­гла­ше­ние все­об­щего свя­щен­ства народа Божия в Ветхом Завете нисколько не озна­чает отри­ца­ния долж­ност­ного свя­щен­ства. В той же самой книге «Исхода» наряду со сло­вами о свя­щен­ни­че­ском при­зва­нии всего Изра­иля подробно изло­жено уста­нов­ле­ние левит­ского свя­щен­ства… Впро­чем, нигде в кано­ни­че­ских книгах Библии вообще цар­ствен­ное свя­щен­ство не ста­вится в связь с функ­ци­ями слу­жеб­ного свя­щен­ства»90.

На этом вет­хо­за­вет­ном фоне надо вос­при­ни­мать слова св. ап. Петра о ново­за­вет­ном народе Божием, упо­доб­ля­е­мом стро­я­ще­муся «духов­ному дому» из «живых камней», в кото­ром при­но­сятся «духов­ные жертвы, бла­го­при­ят­ные Богу Иису­сом Хри­стом» (1Петр. 2, 5). Сле­до­ва­тельно, «св. ап. Петр ставит это свя­щен­ство в связь с глав­ным собы­тием исто­рии спа­се­ния — иску­пи­тель­ным делом Иисуса Христа… Именно через еди­не­ние со Хри­стом обре­та­ется соуча­стие в Его цар­стве и свя­щен­стве»91. Сам Гос­подь Иисус Хри­стос упо­доб­ляет Себя храму, ино­ска­за­тельно говоря о «храме тела Своего» (Ин. 2,21). к св. ап. Павел име­нует всех хри­стиан «храмом Бога живаго» (2Кор. 6, 16), в основе кото­рого нахо­дится Хри­стос в каче­стве Кра­е­уголь­ного Камня (Еф. 2, 20; ср. 1Петр. 2, 4), «на кото­ром все здание… воз­рас­тает в святый храм в Гос­поде», и все веру­ю­щие устро­ятся «в жилище Божие Духом» (Еф. 2, 21—22), при­нося непре­станно через Христа «Богу жертву хвалы, то есть плод уст, про­слав­ля­ю­щих имя Его» (Евр. 13, 15).

Неза­ви­симо от этого все­об­щего свя­щен­ства народа Божия, полу­ча­е­мого каждым пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном в таин­стве св. миро­по­ма­за­ния, в Церкви суще­ствуют особые слу­же­ния, свя­зан­ные с долж­ност­ными даро­ва­ни­ями, полу­ча­е­мыми в таин­стве свя­щен­ства посред­ством руко­по­ло­же­ния по апо­столь­скому пре­ем­ству. И все это — по воле Осно­ва­теля Церкви Христа, Кото­рый сказал Своим апо­сто­лам: «Слу­шаяй вас, мене слу­шает» (Лк. 10, 16). Об этих бла­го­дат­ных даро­ва­ниях св. ап. Павел пишет хри­сти­а­нам: «иных Бог поста­вил в Церкви, во-первых, Апо­сто­лами, во-вторых, про­ро­ками, в‑третьих, учи­те­лями… Все ли Апо­столы? Все ли про­роки? Все ли учи­тели?» (1Кор. 12, 28—29). Про­дол­жая мысль апо­стола в духе несо­мненно отри­ца­тель­ных отве­тов на эти вопросы, мы вправе спро­сить: «Все ли свя­щен­ники?» в бла­го­датно-долж­ност­ном смысле иерар­хи­че­ского слу­же­ния в Церкви Хри­сто­вой. И должны отве­тить: «Само собой разу­ме­ется, что не все!»

«Слу­жеб­ное свя­щен­ство не есть просто неко­то­рое долж­ност­ное спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­ние, полу­ча­е­мое по деле­га­ции от всего народа. Про­ис­хож­де­ние его от Бога и дей­ствие его осу­ществ­ля­ются на осно­ва­нии сакра­мен­таль­ного дара апо­столь­ского пре­ем­ства при Гос­под­нем содей­ствии… Закон­ное право пасти народ Божий, обу­чать его, под­но­сить его при­но­ше­ние Гос­поду при­над­ле­жит иерар­хии на осно­ва­нии апо­столь­ского пре­ем­ства»92. Отсюда напра­ши­ва­ется есте­ствен­ный вывод, что «было бы весьма тяжким заблуж­де­нием утвер­ждать, будто слу­жеб­ное свя­щен­ство при­над­ле­жит всему народу или будто это свя­щен­ство есть лишь эма­на­ция цар­ствен­ного свя­щен­ства… Под­дер­жи­вать это озна­чало бы отри­ца­ние апо­столь­ского каче­ства Церкви»93.

Сле­до­ва­тельно, пра­во­слав­ное тол­ко­ва­ние текста (1Петр. 2, 5, 9) не допус­кает ника­кой недо­оценки Бого­уста­нов­лен­ной иерар­хии, пре­не­бре­же­ния апо­столь­ским пре­ем­ством или урав­ни­ва­ния апо­сто­лов с миря­нами, пас­ты­рей с пасо­мыми. Наобо­рот, в конце того же посла­ния св. ап. Петр настав­ляет пас­ты­рей-пре­сви­те­ров, как пасти стадо Божие, пода­вая ему личный пример, за что они полу­чат награду от Пас­ты­ре­на­чаль­ника — Христа (1Петр. 5, 1—4). Св. апо­столы постав­лены Сами Хри­стом управ­лять Цер­ко­вью, совер­шать в ней св. таин­ство При­ча­ще­ния (Лк. 22, 18), поучать и кре­стить (Мф. 28, 19), вязать и решить (Мф. 18, 18), пома­зы­вать и исце­лять (Мк. 6, 13) и т. д. Апо­столы состав­ляют первую иерар­хию в Хри­сто­вой Церкви. Они же руко­по­ла­гали диа­ко­нов (Деян. 6,6), пре­сви­те­ров (Деян. 14, 23; Тит. 1,5) и епи­ско­пов (2Тим. 1, 6). Хотя иногда их сопро­вож­дали сестры-жены (1Кор. 9, 5), они нико­гда не руко­по­ло­жили жен­щину во пре­сви­тера или во епи­скопа. Напро­тив, они велели жен­щи­нам не поучать, а упраж­няться в без­мол­вии и полной покор­но­сти (1Тим. 2, 11—12); «Жены ваши в церк­вах да молчат; ибо не поз­во­лено им гово­рить, а быть в под­чи­не­нии, как и закон гово­рит» (1Кор. 14, 34).

Ныне в ВСЦ наблю­да­ется прямо обрат­ное — жен­щины при­ни­ма­ются в каче­стве «свя­щен­ниц» и даже «епи­ско­пов». Первая женщина-«епископ» была из мето­ди­стов94, а в июле 1988 года, как уже упо­ми­на­лось, собор англи­кан­ских епи­ско­пов поста­но­вил, что жен­щины могут быть «епи­ско­пами»!95

Эти воз­му­ти­тель­ные ново­вве­де­ния имеют, несо­мненно, целью раз­ру­шить само поня­тие апо­столь­ского пре­ем­ства в Церкви, ловко его под­ме­нив рас­плыв­ча­тым «апо­столь­ским пре­да­нием», чтобы уйти от кон­крет­ного вопроса об апо­столь­ском пре­ем­стве и руко­по­ло­же­ниях, вос­хо­дя­щих ко св. апо­сто­лам, кото­рого у про­те­стан­тов нет. К сожа­ле­нию, в угоду им под­да­ются подоб­ному сме­ше­нию поня­тий и «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты. Про­то­пре­сви­тер проф. Вита­лий Боро­вой, кото­рый явля­ется одним из соста­ви­те­лей Лим­ского доку­мента 1982 года о таин­ствах Кре­ще­ния, Евха­ри­стии и Свя­щен­ства, ни слова не упо­ми­ная об апо­столь­ском пре­ем­стве, пишет об «орга­ни­че­ской пре­ем­ствен­но­сти апо­столь­ского пре­да­ния» и об «осно­вах исто­ри­че­ской пре­ем­ственн­но­сти апо­столь­ского пре­да­ния»96.

К сча­стью, Свя­щен­ный Синод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви под пред­се­да­тель­ством Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Пимена в «Посла­нии о V ассам­блее ВСЦ и ее резуль­та­тах» отри­ца­тельно отре­а­ги­ро­вал на свя­щен­ство женщин: «Пра­во­слав­ная Цер­ковь не может при­со­еди­ниться к пози­ции про­те­стант­ского боль­шин­ства, допус­ка­ю­щего воз­мож­ность жен­ского свя­щен­ства, нередко выра­жа­ю­щего свое отно­ше­ние к этой про­блеме в чуждых Боже­ствен­ному Откро­ве­нию секу­ляр­ных кате­го­риях. В таин­ствен­ном един­стве все члены Тела Хри­стова явля­ются обла­да­те­лями ни с чем не срав­ни­мого сокро­вища жизни. Но при­зва­ние всех к свя­то­сти, насле­дию вечной жизни и ко все­об­щему апо­столь­ству не озна­чает при­зва­ния всех к сакра­мен­таль­ному свя­щен­ни­че­скому слу­же­нию. Боже­ствен­ная муд­рость Христа — Устро­и­теля Церкви — пре­ду­ка­зала нам реше­ние дан­ного вопроса. Среди лиц, близ­ких ко Христу, были и жен­щины, но ни одна из них не была вклю­чена в апо­столь­скую Дво­е­на­де­сят­ницу. Мы не можем допу­стить, чтобы Хри­стос, дей­ствуя так, делал уступку духу вре­мени. Пра­во­слав­ная Цер­ковь счи­тает для себя обя­за­тель­ным сле­до­ва­ние в этом вопросе пред­на­чер­тан­ной таким обра­зом Самим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом все­гдаш­ней и все­об­щей цер­ков­ной тра­ди­ции. Цер­ков­ная исто­рия не знает при­ме­ров сакра­мен­таль­ного слу­же­ния женщин»97.

Впро­чем, эти рас­суж­де­ния отно­сятся к истин­ной Бого­уста­нов­лен­ной бла­го­дат­ной цер­ков­ной иерар­хии, вос­хо­дя­щей по пре­ем­ству ко св. апо­сто­лам, кото­рою обла­дает Пра­во­слав­ная Хри­стова Цер­ковь как самым дра­го­цен­ным Боже­ствен­ным даром. Англи­кан­ство, его «иерар­хия», не имеет апо­столь­ского пре­ем­ства98 и, сле­до­ва­тельно, нисколько не отли­ча­ется от т. н. «иерар­хии» про­те­стант­ских рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний.

Е) ЦЕР­КОВЬ — НЕПО­ГРЕ­ШИМА. ПРИ­ЗНА­НИЯ ИНО­СЛАВ­НЫХ В ПОЛЬЗУ ПРА­ВО­СЛАВ­НОЙ ЦЕРКВИ ПРОТИВ ПАП­СКОЙ «НЕПО­ГРЕ­ШИ­МО­СТИ»

К при­зна­кам истин­ной Церкви можно при­со­еди­нить еще одну ее отли­чи­тель­ную черту — непо­гре­ши­мость. Пра­во­слав­ная Цер­ковь непо­гре­шима в испо­ве­да­нии веры, вве­рен­ной ей Хри­стом через Его святых апо­сто­лов.

Зна­ме­ни­тый фран­цуз­ский цер­ков­ный исто­рик о. Вла­ди­мир Гетте (1816—1892), бывший като­ли­че­ский аббат, по глу­бо­кому убеж­де­нию пере­шед­ший в Пра­во­сла­вие, в своей статье «Основ­ные начала Пра­во­сла­вия» пишет: «С точки зрения учения Пра­во­слав­ной Церкви догмат о непо­гре­ши­мо­сти Церкви совер­шенно разу­мен и может быть при­ни­маем самою при­тя­за­тель­ною фило­со­фиею; в сущ­но­сти он сво­дится на досто­вер­ное сви­де­тель­ство, непре­менно изно­си­мое хри­сти­ан­ским обще­ством о том учении, кото­рое Хри­стос и апо­столы сооб­щили этому обще­ству. Досто­вер­ность этого сви­де­тель­ства под­твер­жда­ется, как исто­ри­че­ский факт, непре­рыв­ными сви­де­тель­скими пока­за­ни­ями, кото­рые начи­на­ются и свя­зы­ва­ются друг с другом от пер­вого века до наших дней. Подоб­ного рода сви­де­тель­ство до такой сте­пени несо­мненно, что для опро­вер­же­ния его надобно было бы отверг­нуть всю исто­рию, потомѵ что нет дру­гого исто­ри­че­ского факта, столь непре­рывно про­дол­жа­ю­ще­гося, как сви­де­тель­ство всего этого обще­ства, обще­ства живого во все эпохи и непре­рывно утвер­жда­ю­щего при­ни­ма­е­мое им учение… Поис­тине пре­крас­ное зре­лище пред­став­ляет Пра­во­слав­ная Цер­ковь своим уди­ви­тель­ным посто­ян­ством в учении! Она видела многие споры; она выдер­жала мно­го­чис­лен­ные вражии напа­де­ния; она под­вер­га­лась неслы­хан­ным жесто­ко­стям и пре­сле­до­ва­ниям… Но и в несча­стий и в пору­га­нии, как и во дни славы, она сохра­нила свое учение: ее основ­ные начала оста­лись тож­де­ствен­ными с нача­лами истин­ного хри­сти­ан­ства. Она и в наши дни может пред­ло­жить ере­ти­че­ским «церк­вам» свое пре­крас­ней­шее учение, какое мир когда-либо слышал!»99

Дальше о. Гетте про­ти­во­по­став­ляет пра­во­слав­ному учению заблуж­де­ния Рим­ской церкви отно­си­тельно дог­мата непо­гре­ши­мо­сти, кото­рые «оче­видно, выте­кают из заблуж­де­ний, усво­ен­ных ею в учении о церкви. Еще прежде чем цер­ковь эта при­няла само­сто­я­тель­ное деле­ние на цер­ковь учащую и на цер­ковь настав­ля­е­мую, ее епи­скопы уже при­пи­сали исклю­чи­тельно себе одним авто­ри­тет учи­тель­ства, выте­ка­ю­щий из их епи­скоп­ского харак­тера; затем они поме­стили эту непо­гре­ши­мость в епи­скоп­ском обще­стве, соеди­нен­ном с своим главою, то есть с папою. В  наши дни мы уже слы­шали, как папа (на I Вати­кан­ском соборе 1870 года) сказал своим епи­ско­пам: «Я один могут опре­де­лять дог­маты; епи­скопы имеют только сове­ща­тель­ный голос; я один непо­гре­шим!». Таким обра­зом, заблуж­де­ние, пред­став­ляв­ше­еся неко­гда очень невин­ным измыш­ле­нием бого­слов­ской тон­ко­сти, в конце концов при­вело Рим­скую цер­ковь к ереси и неле­по­сти»100.

Сего­дня наблю­да­ется полный крах рим­ского лже­уче­ния о пап­ской «непо­гре­ши­мо­сти», кото­рую в сущ­но­сти отри­цает даже такой рев­ни­тель папист­ской «тра­ди­ции», как фран­цуз­ский архи­епи­скоп Мар­сель Лефевр. После II Вати­кан­ского собора (1962—1965) он заявил о своей оппо­зи­ции Риму, не приняв собор­ные ново­вве­де­ния, и осно­вал в Швей­ца­рии (Экон) соб­ствен­ную «тра­ди­ци­о­на­лист­скую» семи­на­рию. С тех пор Лефевр руко­по­ла­гает свя­щен­ни­ков-тра­ди­ци­о­на­ли­стов, а 30 июня 1988 года без раз­ре­ше­ния папы руко­по­ло­жил четы­рех епи­ско­пов, за что вместе с руко­по­ло­жен­ными епи­ско­пами повергся отлу­че­нию со сто­роны папы Иоанна Павла II. Отве­чая на вопрос, как он себя чув­ствует ввиду пред­сто­я­щего отлу­че­ния, Лефевр отве­тил: «Я спо­коен, ибо такое отлу­че­ние не имеет ника­кого зна­че­ния: я буду отлу­чен папой-модер­ни­стом, хотя сами модер­ни­сты были до Иоанна XXIII отлу­чены папами. Сам совре­мен­ный Рим пре­бы­вает в рас­коле, ибо отде­ля­ется и даже про­ти­вится Тра­ди­ции… Итак, мы в рас­коле с теми, кто сам в рас­коле со своими пред­ше­ствен­ни­ками»101.

Не только про­све­щен­ные пра­во­слав­ные, но и многие бес­при­страст­ные ино­слав­ные бого­словы видят в Пра­во­сла­вии един­ствен­ную Цер­ковь, оста­ю­щу­юся на про­тя­же­нии веков верной Христу и заве­щан­ному Им посред­ством св. апо­сто­лов учению. Вот несколько при­ме­ров.

Англи­ка­нин X. А. Ходж в книге «Англи­кан­ство и Пра­во­сла­вие» (Лондон, 1955, с. 46—47) пишет, что «Пра­во­слав­ная вера, хра­ни­мая неиз­менно Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, есть хри­сти­ан­ская вера в ее истин­ной и суще­ствен­ной форме».

Франц фон Баадер (1765—1841), фило­соф и бого­слов, пришел на основе своих эккле­зио­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний к выводу, что «Пра­во­слав­ная Цер­ковь оста­лась более верной пер­во­на­чаль­ному духу хри­сти­ан­ства, чем Запад­ная цер­ковь»102. «Надо при­знать, — пишет Баадер, — что Пра­во­слав­ная Цер­ковь с гораздо боль­шим правом, чем Рим­ская, назы­ва­ется апо­столь­ской и верной древ­но­сти»103. При­чину Баадер видит в том, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь в отли­чие от цер­ков­ного госу­дар­ства папизма и от госу­дар­ствен­ной церкви про­те­стан­тизма дер­жится собор­ного устрой­ства, в чем состоит един­ствен­ное для нее спа­се­ние. Ибо «то, что видимо не воз­глав­ля­ется, не может быть обез­глав­лено ника­кой вре­мен­ной вла­стью»104. Неви­димо воз­глав­ля­е­мая Хри­стом (Еф. 1, 10) и не при­зна­ю­щая ника­кого зем­ного центра (Евр. 13, 14), Пра­во­слав­ная Цер­ковь неуяз­вима для поку­ше­ний анти­хри­ста!

Про­те­стант­ский бого­слов XIX века Овер­бек, срав­ни­вая Пра­во­сла­вие с като­ли­че­ством, пишет: «Пра­во­слав­ная Цер­ковь неиз­менна в вере и в своих кано­нах. Это та же самая вера, какая была 1000 лет тому назад. Рим же счел нужным изме­нить неиз­ме­ня­е­мую веру, сде­лать ее подвиж­ной, раз­ви­вать ее. Одна лишь Пра­во­слав­ная Цер­ковь хра­нила и утвер­ждала ее в том виде, в каком она была пре­дана Церкви апо­столь­ским пре­да­нием»105.

«После того как папа ото­рвал Запад­ную цер­ковь от Восточ­ной, — пишет Овер­бек в другом сочи­не­нии, — Восточ­ная Цер­ковь, согласно сви­де­тель­ству исто­рии, сохра­нила свое дав­ниш­нее едино-все­лен­ское (кафо­ли­че­ское) учение неиз­мен­ным до нынеш­него вре­мени»106. Зна­ме­ни­тый като­ли­че­ский бого­слов-исто­рик XIX века Гефеле, несмотря на свою при­вер­жен­ность Риму, вынуж­ден был при­знать, что «в бого­слу­же­нии и учении гре­че­ской (т. е. Пра­во­слав­ной) Церкви нет ни малей­ших пере­мен со вре­мени ее раз­рыва с Римом»107.

Выше­упо­мя­ну­тый о. Гетте после обра­ще­ния в Пра­во­сла­вие писал: «Цер­ковь для пра­во­слав­ного хри­сти­ан­ства — это хри­сти­ан­ское обще­ство, суще­ству­ю­щее со времен апо­столь­ских; оно живет единою жизнью; оно не изме­ня­ется, потому что не пере­ме­няет ничего в Бого­от­кро­вен­ном учении; приняв это учение из начала, оно пере­дает его из века в век таким, каким полу­чило его. Веру­ю­щие (миряне) состав­ляют в нем столько же суще­ствен­ную часть, как и епи­скопы. Эти послед­ние имеют спе­ци­аль­ный долг наблю­дать за хри­сти­ан­скими обще­ствами, чтобы в них не могло про­ник­нуть какое-либо ново­вве­де­ние; но и все веру­ю­щие также имеют право участ­во­вать в сохра­не­нии Пра­во­сла­вия, и они обя­заны предо­сте­речь даже самого епи­скопа, если бы он, изме­нив своему долгу, захо­тел стать ново­вво­ди­те­лем.

В церкви рим­ской осуж­дают тех людей, кото­рые вос­стают против заблуж­де­ний и зло­упо­треб­ле­ний епи­скоп­ской власти. Это ясно откры­лось во время про­воз­гла­ше­ния послед­них ложных дог­ма­тов о непо­роч­ном зача­тии и пап­ской непо­гре­ши­мо­сти. Когда несколько совест­ли­вых свя­щен­ни­ков под­няли голос против этого нов­ше­ства, то их осу­дили, их пре­сле­до­вали все­воз­мож­ными спо­со­бами и их обес­че­стили настолько, насколько заблуж­де­ние может обес­че­стить истину.

В Церкви Пра­во­слав­ной невоз­можно, чтобы все епи­скопы изме­нили своему долгу, потому что они не имеют главою своею так назы­ва­е­мого непо­гре­ши­мого чело­века; впро­чем, в част­но­сти, тот или другой епи­скоп, как, напри­мер, Несто­рий, может впасть в заблуж­де­ние. Но в этом случае свя­щен­ник или даже про­стой веру­ю­щий, ука­зав­ший на ере­тика, не только не под­вер­га­ется пори­ца­нию, но еще заслу­жит про­слав­ле­ние и бла­го­дар­ность всей Пра­во­слав­ной Церкви»108.

Ста­ро­ка­то­ли­че­ский Берн­ский епи­скоп Урс Кюри под­чер­ки­вает, что «Восточ­ная Пра­во­слав­ная Цер­ковь обла­дает хри­сти­ан­ской жизнью пер­во­на­чаль­ной мощи, боль­шой интен­сив­но­сти и чистоты, и в ней на про­тя­же­нии веков сохра­ни­лось древ­нее цер­ков­ное Пре­да­ние, кото­рое в зна­чи­тель­ной сте­пени было утра­чено в запад­ной цер­ков­но­сти»109.

Ему вторит проф. д‑р Эрнст Бенц: «В совре­мен­ном хри­сти­ан­ском мире Пра­во­сла­вие сияет един­ствен­ной в своем роде вели­чи­ной. Вели­чие его состоит в том, что оно верно сохра­нило во всех сферах своей жизни пол­ноту кафо­лич­но­сти древ­ней Церкви. В его бого­слу­же­нии про­дол­жает жить по пре­ем­ствен­но­сти древ­не­цер­ков­ное пони­ма­ние и древ­не­цер­ков­ная литур­ги­че­ская прак­тика. В бого­слу­же­нии его пре­ем­ственно живет и вся пол­нота учения древ­ней Церкви. Тут нет раз­де­ле­ния между бого­слу­же­нием и бого­сло­вием, между молит­вою и уче­нием. Это Цер­ковь сохра­нила пер­во­на­чаль­ное созна­ние своего все­лен­ско-кафо­ли­че­ского харак­тера. Ее само­опре­де­ле­ние как Единой, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви осно­вано не на идее права, а на созна­нии, что она пред­став­ляет мисти­че­ское тело Хри­стово… В этом мисти­че­ском теле дей­стви­тельно про­яв­ля­ются дары Свя­того Духа и молитва друг за друга, кото­рая про­сти­ра­ется и на цар­ство почив­ших, ибо Бог не есть Бог мерт­вых, а Бог живых (Мф. 22, 32)… Пра­во­сла­вие с наи­боль­шей вер­но­стью сохра­нило до наших дней пре­дан­ное ему древ­не­цер­ков­ное дог­ма­ти­че­ское наслед­ство»110.

Проф. д‑р Фриц Либ нахо­дит чрез­вы­чайно важным фактом, что «Восточ­ная Цер­ковь сохра­нила чистым и непо­вре­жден­ным древ­не­хри­сти­ан­ские дог­маты, не иска­зив их схо­ла­сти­че­ским раци­о­на­лиз­мом»111.

При­вет­ствуя эти запад­ные при­зна­ния в пользу Пра­во­слав­ной Церкви, можно доба­вить сле­ду­ю­щее: высо­ким пре­сти­жем един­ствен­ной посто­ян­ной и без­оши­боч­ной носи­тель­ницы Истины св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь обя­зана своей неиз­мен­ной пре­дан­но­сти той дог­ма­ти­че­ской вере, кото­рую уна­сле­до­вала от Самого Гос­пода Иисуса Христа и Его святых апо­сто­лов и кото­рую она утвер­дила на Все­лен­ских и при­знан­ных Помест­ных Собо­рах. Отсюда ясно, что дог­ма­ти­че­ское насле­дие, кото­рое св. Цер­ковь вос­при­няла от Спа­си­теля и усво­ила от Его непо­сред­ствен­ных уче­ни­ков, состав­ляет незыб­ле­мую и твер­дую основу (ср. Лк. 1, 4), на кото­рой она пре­бы­вает на про­тя­же­нии веков всегда неиз­мен­ной и неде­ли­мой.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть твер­дыня против всяких заблуж­де­ний на идео­ло­ги­че­ски-дог­ма­ти­че­ской почве; она доныне хранит Истину, в кото­рую верует для спа­се­ния (2Фес. 2, 13), и будет хра­нить ее до скон­ча­ния мира, дабы могли истин­ные чада Божии и в послед­ние вре­мена — вре­мена анти­хри­ста — на осно­ва­нии ее отли­чить истину от заблуж­де­ния. Таким обра­зом Пра­во­слав­ная Хри­стова Цер­ковь будет помо­гать всем искренне жела­ю­щим обре­сти истину во вре­мена все­об­щего отступ­ле­ния (2Фес. 2, 3), с тем чтобы они не под­да­ва­лись бы хит­ро­спле­тен­ному обман­ному учению супро­тив­ника Хри­стова, а в обста­новке все­об­щей измены Христу пре­бы­вали бы вер­ными своему Гос­поду и Спа­си­телю и путем правой веры и сооб­раз­ной с ней доб­ро­де­тель­ной жизнью достигли бы веч­ного обще­ния с Ним в Цар­ствии бес­смер­тия.

Свою высо­кую задачу хра­ни­тель­ницы Истины св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь и сего­дня должна осу­ществ­лять через вер­ность вве­рен­ным ей твердо и раз навсе­гда сфор­му­ли­ро­ван­ным дог­ма­там и кано­нам, во испол­не­ние дан­ного ей Спа­си­те­лем неот­мен­ного обе­ща­ния, что «врата адовы не одо­леют ее» (Мф. 16, 18).

Пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину нельзя быть эку­ме­ни­стом, потому что:

  1. эку­ме­низм не верит в суще­ство­ва­ние Единой, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви;
  2. ере­ти­че­ски под­ры­вает пра­во­слав­ную эккле­зио­ло­гию;
  3. про­яв­ляет неве­рие в силу Хри­сто­вых слов, неиз­мен­ных до скон­ча­ния мира, о неодо­ли­мо­сти Церкви (Мф.28:20);
  4. про­по­ве­дует совсем новое, про­тив­ное Пра­во­слав­ной вере учение о Церкви!

3 осно­ва­ние. Эку­ме­низм про­ти­во­ре­чит дог­ма­ти­че­ской и кано­ни­че­ской прак­тике древ­ней Церкви и сбли­жает Пра­во­сла­вие с ере­сями.

На Собо­рах древ­няя Цер­ковь отде­ляла пра­во­слав­ную истину от ере­ти­че­ской лжи, поры­вая с ере­сями всякие связи: и дог­ма­ти­че­ские, и кано­ни­че­ские, и сакра­мен­тально-литур­ги­че­ские. Нынеш­ний же эку­ме­низм, наобо­рот, пыта­ется уста­но­вить раз­но­об­раз­ные связи в Пра­во­сла­вии с отдель­ными веро­ис­по­ве­да­ни­ями, в том числе с самыми ере­ти­че­скими, всту­пая тем самым в про­ти­во­ре­чие с прак­ти­кой древ­ней Церкви. Это убе­ди­тельно под­чер­ки­вает англий­ский бого­слов д‑р Мартин Ллойд Джонс, кото­рый пишет: «Нет ничего инте­рес­нее кон­тра­ста между Все­лен­скими Собо­рами первых веков хри­сти­ан­ской эры и сего­дняш­ним Эку­ме­ни­че­ским Сове­том церк­вей. Важ­ней­шей зада­чей Собо­ров было веро­уче­ние — опре­де­ле­ние дог­ма­ти­че­ского учения и раз­об­ла­че­ние заблуж­де­ний и ереси. Суще­ствен­ной же харак­те­ри­сти­кой нового дви­же­ния (эку­ме­низма) явля­ется без­раз­ли­чие к дог­ма­ти­че­скому учению, примат духа инклю­зи­визма (вклю­че­ния) и сотруд­ни­че­ство на прак­ти­че­ской почве»112. Под духом инклю­зи­визма автор пони­мает стрем­ле­ние к объ­еди­не­нию во что бы то ни стало всех дено­ми­на­ций в одну общую орга­ни­за­цию, неза­ви­симо от того, пра­вильно или ере­ти­че­ски они веруют.

Слово Божье пове­ле­вает нам не иметь ничего общего с ере­ти­ками. Св. ап. Павел настав­ляет: «Ере­тика, после пер­вого и вто­рого вра­зум­ле­ния, отвра­щайся» (Тит. 3, 10) и еще: «Умоляю вас, братия, осте­ре­гай­тесь про­из­во­дя­щих раз­де­ле­ния и соблазны, вопреки учению, кото­рому вы научи­лись, и укло­няй­тесь от них» (Рим. 16, 17). Ска­зано: «укло­няй­тесь (!)», а не «сбли­жай­тесь с ними» (!)

Эку­ме­низм же сбли­жает пра­во­слав­ных хри­стиан с ере­ти­ками. Среди эку­ме­ни­стов раз­да­ются голоса об «интер­ком-муни­оне», т. е. об обще­нии в таин­ствах между раз­лич­ными по веро­ис­по­ве­да­нию рели­ги­оз­ными объ­еди­не­ни­ями. Так, англи­кане уже при­ча­ща­ются вместе со ста­ро­ка­то­ли­ками, а в послед­нее время — и с мето­ди­стами, кото­рые крайне либе­рально смот­рят на види­мую цер­ковь. С 1963 года англи­кане имеют полное литур­ги­че­ское обще­ние с неза­ви­си­мой Филип­пин­ской цер­ко­вью, с кото­рой вошли в обще­ние с 1965 года и Ста­ро­ка­то­ли­че­ская цер­ковь, хотя Филип­пин­ская цер­ковь не совсем сво­бодна от уни­та­рист­ских тен­ден­ций113.

Этим под­го­тав­ли­ва­ется вхож­де­ние и Пра­во­слав­ной Церкви в литур­ги­че­ское обще­ние сперва с более близ­кими к ней ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями, каковы римско-като­ли­че­ское и дохал­ки­дов­ское, а затем и с про­чими объ­еди­не­ни­ями, без пред­ва­ри­тель­ного устра­не­ния их дог­ма­ти­че­ских рас­хож­де­ний и про­ти­во­ре­чий с Пра­во­сла­вием. На VI Гене­раль­ной ассам­блее ВСЦ в Ван­ку­вере в 1983 году была про­бита брешь — неко­то­рые пра­во­слав­ные архи­ереи при­сут­ство­вали на эку­ме­ни­че­ской «литур­гии» архи­епи­скопа Кен­тер­бе­рий­ского с уча­стием двух женщин — англи­кан­ских «свя­щен­ниц»114.

Эти кощун­ствен­ные дей­ствия про­ти­во­ре­чат Слову Божию, пра­во­слав­ному учению о Церкви как едином Теле Хри­сто­вом, святым кано­нам и веко­вой цер­ков­ной прак­тике! «Древ­няя Цер­ковь раз­де­ляла тра­пезу Гос­подню лишь с теми, кто нахо­ди­лись в полном обще­нии с Цер­ко­вью на осно­ва­нии един­ства в вере и кано­ни­че­ском устрой­стве», — заяв­лял в 1975 г. пред­ста­ви­тель Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в ВСЦ115. А что про­ис­хо­дит ныне?! Неко­то­рые «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты уже само­чинно при­ча­ща­ются вместе с ино­слав­ными, хотя пре­красно знают, что для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина абсо­лютно недо­пу­стимо вхо­дить в сакра­мен­таль­ное обще­ние с ере­ти­ками! Проф. архи­манд­рит Иустин Попо­вич об этом рас­суж­дает так: «Учение Пра­во­слав­ной Церкви об ере­ти­ках, выра­жен­ное св. апо­сто­лами, св. отцами и св. собо­рами, гласит: ереси не суть цер­ковь и не могут быть цер­ко­вью. Потому они не могут иметь св. Таинств, осо­бенно же таин­ства Евха­ри­стии, кото­рое есть таин­ство, таинств… «Интер­ком­му­нион», т. е. вза­и­мо­об­ще­ние с ере­ти­ками в св. Таин­ствах, осо­бенно в таин­стве Боже­ствен­ной Евха­ри­стии, есть самое нече­сти­вое пре­да­тель­ство в отно­ше­нии ко Гос­поду Иисусу Христу.

Прежде всего надо спро­сить, на какой эккле­зио­ло­гии и на каком бого­сло­вии о Церкви осно­вы­ва­ется т. н. «интер­ком­му­нион»? Целост­ное пра­во­слав­ное бого­сло­вие о Церкви осно­вы­ва­ется и зиждется не на каком-то «интер­ком­му­ни­оне» (вза­и­мо­об­ще­нии), а на Бого­че­ло­ве­че­ской дей­стви­тель­но­сти «ком­му­ни­она», т. е. на Бого­че­ло­ве­че­ском обще­нии (ср. 1Кор. 1, 9; 10, 10—17; 2Кор. 13, 13; Евр. 2, 14; 3, 14; 1Ин. 1, 3). Поня­тие же «интер­ком­му­ни­она» — «вза­и­мо­об­ще­ния», само по себе про­ти­во­ре­чиво и совсем непо­нятно для пра­во­слав­ного собор­ного созна­ния.

Согласно пони­ма­нию собор­ной Хри­сто­вой Церкви и сооб­разно с, целост­ным пра­во­слав­ным Пре­да­нием, Пра­во­слав­ная

Цер­ковь не при­ни­мает суще­ство­ва­ния других таинств за ее огра­дой и не смот­рит на них как на таин­ства, пока чело­век не обра­тится через пока­я­ние от ере­ти­че­ской «церкви», от лже­церкви к Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Церкви. Пока же чело­век оста­ется вне Церкви, не будучи соеди­нен с нею посред­ством пока­я­ния, до тех пор он явля­ется для Церкви ере­ти­ком и неиз­бежно нахо­дится вне спа­си­тель­ного обще­ния ( = ком­му­нио) с нею. «Ибо какое обще­ние пра­вед­но­сти с без­за­ко­нием? Что общего у света с тьмою?» (2Кор. 6, 14116.

В силу глу­боко обос­но­ван­ных реше­ний, при­ня­тых Все­лен­скими Собо­рами, Пра­во­слав­ная Цер­ковь порвала всякое обще­ние с ере­ти­ками: с ари­а­нами (уни­та­ри­а­нами), несто­ри­а­нами, моно­фи­зи­тами, ико­но­бор­цами и пр. Сего­дня же эку­ме­низм вби­рает в свое широ­кое лоно эти и многие другие ереси и тре­бует, чтобы Пра­во­слав­ная Цер­ковь вхо­дила в молит­вен­ное и даже сакра­мен­таль­ное обще­ние с ними!

Чтобы как-то обос­но­вать это тре­бо­ва­ние, эку­ме­ни­сты при­бе­гают к при­ду­ман­ному про­те­стант­скими бого­сло­вами аргу­менту, будто хри­сти­ан­ская вера не под­ле­жит «вер­ба­ли­за­ции; она-де есть мисти­че­ская реаль­ность, кото­рая усколь­зает от ана­лиза и кото­рую нельзя выра­зить в дефи­ни­циях, опре­де­ля­ю­щих истину и заблуж­де­ние». На этот аргу­мент выше цити­ро­ван­ный Ллойд Джонс резонно воз­ра­жает: «Так гово­ря­щие высту­пают не только против обычая Церкви первых веков, созда­вав­шей свое „верую” и свои испо­ве­да­ния веры, но более того — они отвер­гают учение Нового Завета, кото­рый утвер­ждает, что истина может быть опре­де­лена в такой сте­пени, что можно уста­но­вить, кто когда укло­нился от нее. И дей­стви­тельно, как можно ска­зать, что кто-то отошел от истины, если не знать, в чем именно она состоит? Все это пред­по­ла­гает, что истина может быть опре­де­лена и точно опи­сана»117.

Эку­ме­ни­че­ские дея­тели не скры­вают, что един­ствен­ной пока сферой сотруд­ни­че­ства между хри­сти­а­нами раз­лич­ных испо­ве­да­ний оста­ется прак­ти­че­ская дея­тель­ность и сов­мест­ная еван­ге­ли­за­ция и что надо избе­гать вопро­сов веро­уче­ния, ибо «учение раз­де­ляет»118. По их мнению, не стоит осо­бенно касаться дог­ма­тов, поскольку среди хри­стиан еще нет эку­ме­ни­че­ского без­раз­ли­чия, появ­ле­ние кото­рого ожи­да­ется в буду­щем, эку­ме­ни­че­ски пере­вос­пи­тан­ном моло­дом поко­ле­нии. Подоб­ный дух отхода от дог­ма­тов посте­пенно созда­ется в резуль­тате частых эку­ме­ни­че­ских кон­так­тов и впредь будет уси­ли­ваться путем эку­ме­ни­че­ского вос­пи­та­ния и обра­зо­ва­ния. Оно будет осу­ществ­ляться прежде всего вве­де­нием в высшие бого­слов­ские школы спе­ци­аль­ной дис­ци­плины, назы­ва­е­мой «эку­ме­ни­че­ское бого­сло­вие», кото­рая будет при­глу­шать ере­ти­че­ские заблуж­де­ния не через их опро­вер­же­ние, а внушая ува­же­ние к любой ереси и про­па­ган­ди­руя сим­па­тию ко вся­кому чужому убеж­де­нию. «Эку­ме­ни­че­ское бого­сло­вие» будет сна­чала ума­лять зна­че­ние Все­лен­ских Собо­ров, а затем начнет их под­ры­вать и отри­цать.

Отри­ца­ние Все­лен­ских Собо­ров озна­чает однако, отри­ца­ние цер­ков­ного созна­ния, выра­зив­ше­гося в цер­ковно-собор­ных поста­нов­ле­ниях, ибо эти Соборы явля­ются вер­хов­ным цер­ков­ным орга­ном дея­тель­ного рас­кры­тия голоса Церкви. В Апо­столь­ском Соборе, созван­ном в 51 г. в Иеру­са­лиме, мы имеем пер­во­об­раз всех даль­ней­ших цер­ков­ных Собо­ров — Все­лен­ских и Помест­ных. Имея св. Еван­ге­лие, в кото­ром содер­жится все необ­хо­ди­мое для спа­се­ния, св. апо­столы нашли нужным при­нять собор­ное реше­ние по воз­ник­шему вопросу — должны ли кре­ща­ю­щи­еся языч­ники пред­ва­ри­тельно обре­зы­ваться? Апо­столы, собрав­шись вместе для рас­смот­ре­ния этого вопроса (Деян. 15, 6), еди­но­душно поста­но­вили осво­бо­дить языч­ни­ков от бре­мени вет­хо­за­вет­ного обре­за­ния, кото­рое стало ненуж­ным с наступ­ле­нием Нового Завета бла­го­дати Хри­сто­вой (Гал. 6, 15).

Реше­ние было при­нято по вну­ше­нию свыше, при содей­ствии Св. Духа, руко­во­дя­ю­щего судь­бами Церкви. Потому св. апо­столы напи­сали уве­ро­вав­шим языч­ни­кам: «угодно Свя­тому Духу и нам не воз­ла­гать на вас ника­кого бре­мени более, кроме сего необ­хо­ди­мого: воз­дер­жи­ваться от идоло-жерт­вен­ного и крови, и удав­ле­нины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите» (Деян. 15, 28—29). Фор­мула «Изво­лися бо Свя­тому Духу и нам» (Деян. 15, 28) повто­ря­лась с тех пор на всех Все­лен­ских и Помест­ных Собо­рах как их незыб­ле­мое осно­ва­ние.

Св. апо­столы про­воз­гла­сили при­ня­тое собор­ное поста­нов­ле­ние как Бого­дух­но­вен­ное опре­де­ле­ние, обя­за­тель­ное для всех членов Церкви. Смело можно ска­зать, что оно явля­ется первым пра­ви­лом создав­ше­гося отныне кодекса цер­ков­ных кано­ни­че­ских правил. Как повест­вует Дее­пи­са­тель св. ап. Лука, свв. апп. Павел и Сила, обходя мало­азий­ские церкви, учили всех обра­ща­ю­щихся ко Христу «соблю­дать опре­де­ле­ния, поста­нов­лен­ные апо­сто­лами и пре­сви­те­рами в Иеру­са­лиме» (Деян. 16, 4).

С тех пор Помест­ные и Все­лен­ские Соборы, созы­ва­е­мые по образцу Апо­столь­ского Собора, ссы­ла­ясь на авто­ри­тет Св. Духа, обя­зы­вают всех пра­во­славно веру­ю­щих стро­гого соблю­де­ния при­ня­тых ими реше­ний дог­ма­ти­че­ского и кано­ни­че­ского харак­тера.

В наши дни эта зако­но­да­тель­ная власть Церкви рас­ша­ты­ва­ется эку­ме­ни­че­ским дви­же­нием, кото­рое домо­га­ется под­ме­нить собою авто­ри­тет Собо­ров. Это обви­не­ние пра­вильно выдви­нуто Свя­щен­ным Сино­дом Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в его «Посла­нии о V ассам­блее ВСЦ и ее резуль­та­тах», где выска­зано пред­по­ло­же­ние, что «Все­мир­ный Совет Церк­вей может в буду­щем стать некоей «сверх-цер­ко­вью»119. «Отдель­ные симп­томы этого, — гово­рится в Посла­нии, — про­скаль­зы­вают иногда (как это было и на ассам­блее в Най­роби) в заву­а­ли­ро­ван­ном виде общих рас­суж­де­ний об „особом про­ро­че­ском слу­же­нии” адми­ни­стра­тив­ного аппа­рата Все­мир­ного Совета церк­вей в Женеве… Отсюда один шаг к соблаз­ни­тель­ной и опас­ной идее об особом эккле­зио­ло­ги­че­ском зна­че­нии Все­мир­ного Совета церк­вей и его цен­траль­ного аппа­рата в Женеве»120, кото­рый уже начи­нает зако­но­да­тель­ство­вать (см. ниже осно­ва­ние 10‑е, § Г).

В каче­стве при­мера, что эку­ме­ни­сты не стес­ня­ются пори­цать Пра­во­слав­ные Соборы, при­ве­дем выска­зы­ва­ние одного из вице-пре­зи­ден­тов ВСЦ в 1971 году д‑ра Е. Пейна, кото­рый, обсуж­дая вопрос об един­стве и согла­сии среди церк­вей, так выска­зался о Сер­ди­кий­ском соборе: «Собор, засе­дав­ший в Сер­дике в 343 г., к сожа­ле­нию, не сумел раз­ре­шить про­ти­во­ре­чия между веру­ю­щими (под „веру­ю­щими” Пейн пони­мает и ариан наравне с пра­во­слав­ными, — прим. авт.). К несча­стью, этот Собор привел к еще боль­шему напря­же­нию и еще боль­шим недо­ра­зу­ме­ниям»121. Ука­зы­вая на это как на «серьез­ное пре­ду­пре­жде­ние всем нам», Пейн наме­рен вну­шить, что не сле­дует повто­рять «ошибок» преж­них Собо­ров, кото­рые якобы разъ­еди­няли веру­ю­щих, а надо идти ком­про­мисс­ным путем объ­еди­не­ния всех дено­ми­на­ций посред­ством ВСЦ. Из этих слов Пейна сле­дует, что Пра­во­сла­вие, кото­рое доселе так твердо стояло за свои Соборы, должно ради эку­ме­низма отсту­пить от них, поскольку они якобы «не сумели раз­ре­шить про­ти­во­ре­чия между веру­ю­щими».

Нельзя пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину участ­во­вать в дви­же­нии, кото­рое своим инклю­зи­вист­ским духом хочет сбли­зить пра­во­слав­ных с ере­ти­ками, отверг­нув пра­во­слав­ные Помест­ные и Все­лен­ские Соборы, на кото­рых утвер­ди­лось пра­во­слав­ное учение!

4 осно­ва­ние. Эку­ме­низм не при­знает раз­де­ли­тель­ные стены, кото­рыми Пра­во­слав­ная Цер­ковь отде­лила себя от ере­ти­че­ских обществ.

Древ­няя Хри­стова Цер­ковь заве­щала нам дог­маты, каноны и апо­столь­ские пре­да­ния в каче­стве основ­ных руко­во­дя­щих начал, кото­рых должны незыб­лемо при­дер­жи­ваться ее чада, чтобы не сме­шаться с ере­ти­че­скими обще­ствами и не свер­нуть с пути спа­се­ния. Эти руко­во­дя­щие начала воз­двиг­нуты как вечные раз­де­ли­тель­ные стены между исти­ною и заблуж­де­нием. Они имеют бла­го­дат­ное назна­че­ние — предо­хра­нять Цер­ковь от втор­же­ния в нее чуждых учений и обы­чаев.

Нет нужды объ­яс­нять, какую важ­ней­шую роль играют пра­во­слав­ные дог­маты и их непре­ре­ка­е­мый авто­ри­тет в каче­стве раз­де­ли­тель­ной ограды, обе­ре­га­ю­щей Пра­во­сла­вие от сме­ше­ния с раз­ными пагуб­ными лже­уче­ни­ями и ере­сями. Не мень­шее зна­че­ние, чем дог­маты, для охраны и ограж­де­ния Пра­во­слав­ной Церкви имеют пра­во­слав­ные каноны. Каноны заве­щаны нам апо­столь­ской и свя­то­оте­че­ской древ­но­стью как осно­во­по­ла­га­ю­щий закон Церкви, как вечная и неиз­мен­ная норма цер­ков­ной жизни. Они без­условно обя­за­тельны для всей Все­лен­ской Пра­во­слав­ной Церкви, для каждой Помест­ной Пра­во­слав­ной Церкви и для любого ее члена122. Наряду с дог­ма­тами каноны отли­чают истин­ную Хри­стову Цер­ковь от рели­ги­оз­ных общ­но­стей, кото­рые пре­тен­дуют быть церк­вами, не будучи ими.

И апо­столь­ские пре­да­ния, уко­ре­нив­ши­еся в цер­ков­ном быту как обще­при­ня­тые обычаи, играют важную роль в Пра­во­слав­ной Церкви, напри­мер посты, празд­ники, бого­слу­же­ния и т. п.

Св. отцы всегда видели в дог­ма­тах, сфор­му­ли­ро­ван­ных Пра­во­слав­ными Собо­рами, креп­кий оплот веры, в кано­нах — незыб­ле­мые начала цер­ков­ного устрой­ства и дис­ци­плины и в апо­столь­ских пре­да­ниях — бла­го­дат­ную основу духов­ной жизни во Христе.

Изу­че­нием кано­нов зани­ма­ется спе­ци­аль­ная бого­слов­ская наука — кано­ни­че­ское право. Слово «право» здесь не очень уместно, так как цер­ков­ные каноны в сущ­но­сти гово­рят об обя­зан­но­стях, а не о правах. Мос­ков­ский Мит­ро­по­лит Фила­рет, объ­яс­няя, как слово «право» вошло в эту науку через латин­ский язык, дает удач­ное тол­ко­ва­ние самого поня­тия: «Право, или, на языке Свя­щен­ного Писа­ния, оправ­да­ние (Исх. 24, 3; Рим. 2, 26), есть то, сохра­не­нием чего можно быть правым пред людьми и пра­вед­ным пред Богом»123. Под кано­ни­че­ским правом «сле­дует разу­меть зако­но­по­ло­же­ние порядка и спра­вед­ли­во­сти, заклю­ча­ю­ще­еся в пра­ви­лах Свя­щен­ного Писа­ния, Собо­ров и отцов Церкви»124. Каноны св. апо­сто­лов, семи Все­лен­ских и девяти Помест­ных Собо­ров Мит­ро­по­лит Фила­рет назы­вает «кор­ми­лом цер­ков­ного управ­ле­ния»125.

Известно, что значит кор­мило (руль) для управ­ле­ния кораб­лем (Иак. 3,4). Без руля корабль может натолк­нуться на под­вод­ные скалы и пото­нуть. Цер­ковь есть корабль спа­се­ния, и кор­мило необ­хо­димо для без­опас­ного пла­ва­ния и спа­се­ния нахо­дя­щихся в нем веру­ю­щих, кото­рые, плавая по океану земной жизни, стре­мятся достиг­нуть бла­жен­ного берега веч­но­сти. «Кор­ми­лом цер­ков­ного управ­ле­ния» явля­ются святые каноны, и потому издревле сбор­ник цер­ков­ных кано­нов назы­вался «Корм­чей книгой».

Какое окорм­ле­ние и напут­ствие можем мы полу­чить от св. кано­нов перед угро­зой нынеш­него эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния и его пагуб­ной идео­ло­гии? Упо­мя­нем лишь несколько важ­ней­ших кано­нов, чтобы пока­зать вопи­ю­щее про­ти­во­ре­чие между их харак­те­ром и про­ис­хо­дя­щем в ВСЦ.

Первое пра­вило II Все­лен­ского Собора осуж­дает всякую ересь, в част­но­сти: ари­ан­ство, отри­ца­ю­щее Боже­ствен­ное досто­ин­ство Гос­пода Иисуса Христа; духо­бор­ство, при­ни­жа­ю­щее Св. Духа до поло­же­ния твари; саве­ли­ан­ство, иска­жа­ю­щее пра­во­слав­ное учение о Боже­ствен­ной Троице, и другие ереси, — пре­да­вая их ана­феме. Под ана­фе­мой разу­ме­ется полное отлу­че­ние от Церкви, посред­ством кото­рого явля­ется вечная гибель, если после ана­фемы не после­дует осо­зна­ние и пока­я­ние про­ви­нив­ше­гося ере­тика.

Второе пра­вило VI Все­лен­ского Собора испо­ве­дует и тор­же­ственно утвер­ждает Пра­во­слав­ную веру, как она была изло­жена на прежде бывших Все­лен­ских Собо­рах, и также пре­дает ана­феме всех, кто против этой веры. Здесь при­ме­ча­те­лен кате­го­ри­че­ский запрет любых ново­вве­де­ний и изме­не­ний в вере. Таким же обра­зом дей­ство­вали все осталь­ные Все­лен­ские Соборы, начи­ная свою дея­тель­ность испо­ве­да­нием и утвер­жде­нием дог­ма­тов, изло­жен­ных на преж­них Собо­рах. Тем самым до нас сохра­ни­лась и навеки утвер­ди­лась неиз­мен­ная пре­ем­ствен­ность в обла­сти веры Пра­во­слав­ной. В том же пра­виле про­воз­гла­ша­ются твер­дыми и неру­ши­мыми, т. е. непре­ре­ка­емо обя­за­тель­ными, все 85 апо­столь­ских правил, пра­вила прежде бывших пяти Все­лен­ских Собо­ров и восьми Помест­ных Собо­ров, а также пра­вила неко­то­рых выда­ю­щихся св. отцов, имена кото­рых пере­чис­лены.

Этой все­лен­ской санк­цией пере­чис­лен­ные пра­вила обре­тают все­лен­ское зна­че­ние и обще­обя­за­тель­ную силу для всей Церкви. Кон­ча­ется ука­зан­ное пра­вило сло­вами: «Никому да не будет поз­во­лено изме­нить или отме­нить выше­ука­зан­ные каноны, или же при­ни­мать кроме них другие, состав­лен­ные людьми, одер­зо­стив­ши­мися кор­чем­ство­вать исти­ною. Если же кто-нибудь ока­жется обли­чен­ным, что пыта­ется изме­нить или иска­зить какой-нибудь из выше­ука­зан­ных кано­нов, такой да поне­сет епи­ти­мию, опре­де­ля­е­мую нару­шен­ным им. кано­ном!»

Послед­ний из пра­во­слав­ных Все­лен­ских Собо­ров — Седь­мой, о кото­ром пред­се­да­тель­ство­вав­ший Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх св. Тара­сий про­ро­че­ски сказал, что оь есть омега, т. е. завер­ше­ние Все­лен­ских Собо­ров126, своим первым пра­ви­лом тоже утвер­ждает при­ня­тые пред­ше­ству­ю­щим Собо­ром пра­вила отно­си­тельно веры и устрой­ства Церкви, ограж­дая их соблю­де­ние над­ле­жа­щей ана­фе­мой.

Зна­че­ние и сила Все­лен­ских Собо­ров, по словам извест­ного рус­ского кано­ни­ста архим. Иоанна (затем епи­скопа Смо­лен­ского), заклю­ча­ется прежде всего в том, что утвер­жден­ные на них дог­маты выяв­ляют «общую еди­но­мыс­лен­ную веру всех про­слав­лен­ных Цер­ко­вью Божиих мужей, кото­рые своим бла­го­про­све­щен­ным умом, чистым позна­нием истины, твер­до­стью в охра­не­нии ее и свя­то­стью своей жизни сияют све­ти­лами в мире (ср. 19‑е пра­вило VI Все­лен­ского Собора); и, во-вторых, тем, что основу в ограду Пра­во­слав­ного испо­ве­да­ния состав­ляет непре­рыв­ное со вре­мени св. апо­сто­лов пре­да­ние»127.

Это апо­столь­ское Пре­да­ние, кото­рое едино, а не мно­же­ственно (как хотят пред­ста­вить эку­ме­ни­сты), сохра­ни­лось в пол­ноте и чистоте лишь в Пра­во­слав­ной Церкви. Каким обра­зом это про­изо­шло, объ­яс­няет свт. Феофан Затвор­ник: «Бог научил апо­сто­лов; апо­столы же научили веро­вав­ших и пре­дали ее пре­ем­ни­кам такою, какою при­няли. Итак, узнай, как и что испо­ве­дует св. Цер­ковь, и будь уверен, что так испо­ве­до­вать запо­ве­дано Богом!» Епи­скопы, сошед­ши­еся на Собо­рах в каче­стве апо­столь­ских пре­ем­ни­ков, по поводу раз­лич­ных ересей, не от себя рас­суж­дали о вере, а лишь сви­де­тель­ство­вали о хра­нив­шемся в их церкви апо­столь­ском пре­да­нии128, не допус­кая ника­ких нов­шеств. Все­лен­ские Соборы ста­вили своей целью не выис­ки­ва­ние новых ком­про­мисс­ных спо­со­бов соеди­не­ния истины с заблуж­де­нием, а лишь утвер­жде­ние Бого­от­кро­вен­ной истины, дошед­шей до них через Пре­да­ние. Таким обра­зом, они фор­му­ли­ро­вали точно и полно все­гдаш­нюю веру Хри­сто­вой Церкви, ограж­дая Пра­во­слав­ную истину защит­ными сте­нами от надви­га­ю­щихся на нее лже­уче­ний. Эти фор­мулы веры, назы­ва­е­мые дог­ма­тами, пред­став­ляют собой неиз­менно зафик­си­ро­ван­ное Хри­стово и Апо­столь­ское учение и имеют обя­за­тель­ную силу для всех пра­во­слав­ных хри­стиан. Каноны, регу­ли­ру­ю­щие бла­го­че­стие и цер­ков­ное устрой­ство, тоже имеют обя­за­тель­ную силу, будучи почерп­нуты из бога­той сокро­вищ­ницы Свя­щен­ного Писа­ния и Пре­да­ния и отра­жая апо­столь­ские заветы. Именно бла­го­даря воз­двиг­ну­той Цер­ко­вью раз­де­ли­тель­ной ограде, Пра­во­слав­ная вера дошла до нас полной, чистой и непо­вре­жден­ной!

Ограж­ден­ная защит­ными сте­нами дог­ма­тов, кано­нов и апо­столь­ских пре­да­ний, св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь нико­гда не сме­ши­вала чистую пше­ницу истины с зер­нами ере­ти­че­ских заблуж­де­ний, ибо полу­чила от Бога пред­на­зна­че­ние быть хра­ни­тель­ни­цей и учи­тель­ни­цей Бого­от­кро­вен­ной Истины!

В вет­хо­за­вет­ном про­об­разе св. пророк Исаия упо­доб­ляет Божию Цер­ковь вино­град­нику, кото­рый Бог огра­дил, очи­стил от камней и наса­дил в нем лозы, чтобы они при­но­сили плоды. Но так как вырос не вино­град, а дикие ягоды, Бог угро­жает отнять ограду вино­град­ника, чтобы он был опу­сто­шаем и попи­раем (Ис. 5, 1—7). По тол­ко­ва­нию св. Васи­лия Вели­кого, ограда — это Боже­ствен­ные запо­веди, несо­блю­де­ние кото­рых при­вело еврей­ский народ к страш­ному нака­за­нию. Еще боль­шее нака­за­ние пред­стоит ново­за­вет­ному Божьему народу, если он отпа­дет от Бога. «И у нас отни­ма­ется „ограда”, — гово­рит свя­ти­тель, — когда своею лено­стью делаем себя недо­стой­ными охра­не­ния посред­ством Боже­ствен­ных дог­ма­тов»129.

Сам Спа­си­тель упо­доб­ляет Свою Цер­ковь вино­град­нику, кото­рый Бог наса­дил и «обнес огра­дою» (Мк. 12, 1). По тол­ко­ва­нию блаж. Фео­фи­лакта, «под огра­дою здесь разу­ме­ется закон, кото­рый не допус­кал иудеям сме­ши­ваться с про­чими наро­дами», т. е. с языч­ни­ками130. В ново­за­вет­ной Церкви зако­ном явля­ются дог­маты и каноны, кото­рые не раз­ре­шают пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам вхо­дить в духов­ное обще­ние с ино­слав­ными и ино­вер­цами!

Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть «Божий вино­град­ник», о кото­ром архи­ереем при каждой архи­ерей­ской службе воз­но­сится молитва: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети вино­град сей, и соверши и, егоже насади дес­ница Твоя!» (Пс. 79, 15—16). Пра­во­слав­ные архи­ереи, кото­рые, сочув­ствуя эку­ме­низму, участ­вуют в его заго­воре по раз­ру­ше­нию раз­де­ли­тель­ной ограды, допус­кают явное про­ти­во­ре­чие, ибо, с одной сто­роны, в каче­стве эку­ме­ни­стов они рушат охра­ни­тель­ные стены Пра­во­слав­ного вино­град­ника, а с другой сто­роны, просят Бога охра­нять его. Для пра­во­слав­ных хри­стиан раз­де­ли­тель­ные стены — это свя­щен­ная и желан­ная ограда, предо­хра­ня­ю­щая их от сме­ше­ния с совре­мен­ными ино­ве­ри­ями…

Но в эку­ме­ни­че­ском сло­варе, стре­мя­щемся иска­зить истину, внося иное содер­жа­ние в извест­ные цер­ков­ные поня­тия, выра­же­ние «раз­де­ли­тель­ные стены» обрело весьма отри­ца­тель­ный отте­нок. Тем, кто их осме­ли­ва­ется сего­дня отста­и­вать как полез­ные для Церкви, бро­са­ется обви­не­ние, будто они пре­пят­ствуют высо­ко­гу­ман­ному делу эку­ме­низма, и их изоб­ра­жают как вре­ди­те­лей. Про­пи­тав­шись тле­твор­ным духом эку­ме­низма, даже неко­то­рые пра­во­слав­ные высту­пают уже против «раз­де­ли­тель­ных стен», исполь­зуя баналь­ную фразу: «Наши земные пере­го­родки (т. е. кон­фес­си­о­наль­ные раз­де­ле­ния) не дохо­дят до неба»131, как будто послед­ние есть лишь плод чело­ве­че­ских споров, амби­ций и ссор. Хотя, как мы видели, «раз­де­ли­тель­ные стены» — вовсе не люд­ское изоб­ре­те­ние и не «земные пере­го­родки», а уста­нов­лены свыше: они воз­двиг­нуты не от земли до неба, а, наобо­рот, спус­ка­ются с неба до земли бла­го­даря бла­го­дат­ному руко­вод­ству Церкви Святым Духом («Изво­лися бо Свя­тому Духу и нам!» Деян. 15, 28).

В про­ти­во­по­лож­ность эку­ме­низму Цер­ковь всегда упо­треб­ляла слово «пере­го­родки» («раз­де­ли­тель­ные стены») в самом поло­жи­тель­ном дог­ма­ти­че­ски-кано­ни­че­ском смысле. Напри­мер, Ган­гр­ский Помест­ный Собор (340 г.) своим 21‑м пра­ви­лом поста­но­вил уста­но­вить «пере­го­родки в Церкви для тех, кото­рые… вопреки Писа­ниям и цер­ков­ным пра­ви­лам, вводят нов­ше­ства», и заклю­чил: «Желаем, чтобы в Церкви сохра­ни­лось все то, что при­няло от Боже­ствен­ных Писа­ний и апо­столь­ских Пре­да­ний!».

Все Божьи угод­ники с древ­но­сти и доныне согласны в том, что раз­де­ли­тель­ные стены абсо­лютно необ­хо­димы для охра­не­ния Церкви и для нашего лич­ного спа­се­ния и потому должны быть сохра­ня­емы всеми силами. Св. Иоанн Зла­то­уст учит: «Кто желает лич­ного спа­се­ния, кто хочет быть истин­ным сыном Пра­во­слав­ной Церкви, тот ищет в ней как в Ноевом ков­чеге избав­ле­ния от потопа, кто боится страш­ного грома ана­фемы, пора­жа­ю­щего душу и тело, — тот пусть возь­мет на себя слад­чай­шее Хри­стово иго цер­ков­ных дог­ма­тов, пусть укро­тит непо­кор­ство своего разума цер­ков­ными зако­нами (т. е. кано­нами) и во всем под­чи­ня­ется Матери своей — Церкви!»132.

Из новых Божьих угод­ни­ков упо­мя­нем извест­ного своими про­яв­ле­ни­ями старца прп. Амвро­сия Оптин­ского (ум. 1891 г.). Защи­щая «раз­де­ли­тель­ные стены», отде­ля­ю­щие истину от заблуж­де­ний, он пишет: «То, что Святой Дух уза­ко­нил в Церкви через Своих истин­ных рабов и слу­жи­те­лей — через Божиих угод­ни­ков, — то менять обык­но­вен­ным людям недо­пу­стимо и страшно, ибо страшно впасть чело­веку в руки Живаго Бога (Евр. 10, 31)!»

В Окруж­ном посла­нии Восточ­ных пат­ри­ар­хов (1848 г.) гово­рится: «Наша вера полу­чила свое начало не от чело­ве­ков и не через чело­века, но через откро­ве­ние от Иисуса Христа (Гал. 1, 12), кото­рое Боже­ствен­ные апо­столы про­по­ве­дали, Все­лен­ские соборы утвер­дили, вели­кие мудрые учи­тели пере­дали по пре­ем­ству всей все­лен­ной и муче­ники запе­ча­тали своею кровью. Будем дер­жаться испо­ве­да­ния, кото­рое мы чисто при­няли от столь­ких мужей, и отверг­нем всякое нов­ше­ство как вну­ше­ние диа­вола!»133.

Что же наблю­даем мы ныне? В наше время на эку­ме­ни­че­ской почве появ­ля­ются даже в самой Пра­во­слав­ной Церкви дерз­кие нова­торы, кото­рые под­ры­вают авто­ри­тет свя­щен­ных кано­нов, рас­суж­дая о них как о якобы несо­вер­шен­ных, уста­рев­ших, несо­блю­да­е­мых и потому под­ле­жа­щих отмене. Напри­мер, архи­епи­скоп Фиа­тир­ский Афи­на­гор, пред­ста­ви­тель Кон­стан­ти­но­поль­ского пат­ри­арха в Лон­доне, прямо заяв­ляет, что «святые каноны изме­ня­емы»; по его мнению, они «слу­чайны и вре­менны», а не «непо­движны и неиз­менны»134. Как будет пока­зано ниже, дела­ются также попытки подо­рвать неко­то­рые дог­маты, что озна­чает прямое пося­га­тель­ство на вечные бого­от­кро­вен­ные истины! Все это есть резуль­тат тле­твор­ного эку­ме­ни­че­ского духа, насаж­да­е­мого ВСЦ.

Но ограду Церкви нельзя раз­ру­шать ни в коем случае! Двор Церкви столь обши­рен, что в нем могут поме­ститься все люди, жела­ю­щие при­нять истину. Ограда Церкви может пока­заться неудоб­ной, только если истине про­ти­виться. Диавол, обо­льща­ю­щий всю все­лен­ную (Откр. 12, 9), обманно пред­став­ляет истину как ско­вы­ва­ю­щую якобы людей. Гос­подь же Иисус Хри­стос утвер­ждает: «Истина сде­лает вас сво­бод­ными» (Ин. 8, 32) — сво­бод­ными от греха (8, 34), истинно сво­бод­ными (8, 36).

Истина дана в Пра­во­сла­вии. Поищите ее чистым серд­цем, без лукав­ства, и обря­щете ее! В дея­ниях VII Все­лен­ского собора напи­сано: «тот, кто, после того как най­дена истина, про­дол­жает искать чего-то, тот ищет лжи»135. Как пора­зи­тельно под­хо­дят эти слова к нынеш­нему эку­ме­ни­че­скому дви­же­нию! Чего же ищет на своих мно­го­чис­лен­ных засе­да­ниях Комис­сия ВСЦ «Вера и устрой­ство», как не то, чтобы похо­ро­нить истину Пра­во­сла­вия и на ее место воз­ве­сти свою все­мир­ную ложь?!

К сожа­ле­нию, участ­вуя в ВСЦ через своих «пред­ста­ви­те­лей», Помест­ные пра­во­слав­ные церкви при­об­ща­ются к этому тем­ному заго­вору против испо­ве­ду­е­мой ими Истины! Сие печаль­ное явле­ние нашей эпохи может быть названо только апо­ка­лип­си­че­ским словом «отступ­ле­ние» (2Фес. 2,3).

Воз­можно ли было в эпоху св. отцов, чтобы ере­тики засе­дали бы «на равных» с пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами и искали бы некое «един­ство» Церкви посред­ством ком­про­мисс­ных реше­ний и согла­ше­ний? Св. отцы не поз­во­ляли ни на миг ере­ти­че­ским груп­пи­ров­кам име­но­вать себя «церк­вами», да еще рав­ными по досто­ин­ству Пра­во­слав­ной Церкви. Это вовсе не было «три­ум­фа­лиз­мом» — в чем ныне эку­ме­ни­сты упре­кают пра­во­слав­ных, — а лишь вер­но­стью Хри­сто­вой истине, — вер­но­стью, гра­ни­ча­щей с само­по­жерт­во­ва­нием, кото­рого, увы, ныне нет! Если пра­во­слав­ных испо­вед­ни­ков истины эку­ме­ни­сты упре­кают в «три­ум­фа­лизме», то подоб­ный упрек им сле­дует бро­сить и св. апо­столу Павлу, кото­рый, охва­чен­ный тем же чув­ством «три­ум­фа­лизма», т. е. радо­сти и тор­же­ства о Гос­поде за даро­ван­ную нам Истину и осу­ществ­ля­е­мое ею спа­се­ние, писал: «Бла­го­да­ре­ние Богу, Кото­рый всегда дает нам тор­же­ство­вать во Христе » (2Кор. 2, 14; 1Кор. 15, 27).

Если бы мы были верны св. Пра­во­сла­вию — его дог­ма­там и кано­нам, то не дер­зали бы сидеть за одним столом с пред­ста­ви­те­лями разных сек­тант­ских объ­еди­не­ний и искать вместе с ними якобы «утра­чен­ную» цер­ковь! Если бы мы были искренне убеж­дены в истин­но­сти нашей Церкви, нам сле­до­вало бы не засе­дать вместе с ере­ти­ками, а при­зы­вать их вер­нуться к нам — в лоно еди­но­спа­са­ю­щей Церкви! Если бы они отклик­ну­лись на этот призыв, то о них была бы вели­кая радость, как о пока­яв­шихся греш­ни­ках (Лк. 15, 10). Если нет, тогда нам сле­до­вало бы пре­рвать с ними всякое цер­ков­ное обще­ние, испол­няя совет св. апо­стола Павла: «Ере­тика, после пер­вого и вто­рого вра­зум­ле­ния, отвра­щайся!» (Тит. 3, 10).

Наша св. Цер­ковь всегда моли­лась и будет молиться о воз­вра­ще­нии к ней заблуд­ших сло­вами: «Гос­поди, отсту­пив­ших от Пра­во­слав­ной веры и поги­бель­ными ере­сями ослеп­лен­ных светом Твоего позна­ния про­свети и ко Святой Твоей Апо­столь­ской Собор­ной Церкви причти!»136. Но такое воз­вра­ще­ние воз­можно по цер­ков­ным кано­нам только при усло­вии, что ере­тики пол­но­стью отре­кутся от своих ложных убеж­де­ний (по чину Вели­кого Треб­ника о при­ня­тии в Пра­во­сла­вие отсту­пив­ших от него), отверг­нут все свои ново­вве­де­ния и обло­бы­зают все­цело Пра­во­слав­ную веру (см. 95‑е пра­вило VI Все­лен­ского собора).

Но у эку­ме­ни­стов объ­еди­не­ние воз­можно не через воз­вра­ще­ние к Пра­во­сла­вию, а обрат­ным спо­со­бом — посред­ством раз­ру­ше­ния «раз­де­ли­тель­ных стен», т. е. путем отступ­ле­ния от дог­ма­тов и кано­нов. Нынеш­ние руко­во­ди­тели ВСЦ часто гово­рят о некоем новом мире, для сози­да­ния кото­рого необ­хо­димо пред­ва­ри­тельно ради­кально «обно­вить» церкви, в связи с чем обычно упо­треб­ля­ется особое выра­же­ние — «пере­дви­же­ние цер­ков­ных струк­тур»137.

Выра­же­ние «цер­ков­ные струк­туры» отно­сится к цер­ков­ному зданию, стро­е­нию. Сам Гос­подь Иисус Хри­стос упо­доб­ляет Свою Цер­ковь зданию, говоря: «На сем камне (т. е. на камне веры в Боже­ство Иисуса Христа) сози­жду Цер­ковь Мою» (Мф. 16, 18). Всякое здание имеет струк­туру. Цер­ков­ные струк­туры — это дог­маты, каноны, бого­слу­жеб­ные тра­ди­ции и пр. Их, по эку­ме­ни­че­ским замыс­лам, сле­дует пере­дви­нуть, т. е. сме­стить, сдви­нуть, с тепе­реш­него места, чтобы убрать раз­де­ля­ю­щие пре­пят­ствия при эку­ме­ни­че­ском сбли­же­нии людей. Но каковы послед­ствия этого «пере­дви­же­ния»? Если мы захо­тим подви­нуть какое-нибудь здание, то оно непре­менно обру­шится. Вот какую участь гото­вят эку­ме­ни­сты Хри­сто­вой Церкви!

План ВСЦ о «пере­дви­же­нии цер­ков­ных струк­тур» Пра­во­слав­ной Церкви, конечно, не осу­ще­ствится пол­но­стью, так как он натолк­нется на про­ро­че­ское обе­то­ва­ние Спа­си­теля, что «врата ада не одо­леют» Хри­сто­вой Церкви (Мф. 16, 18). Несмотря на это, эку­ме­ни­сты пред­при­ни­мают усилия пере­дви­нуть цер­ков­ные струк­туры, почему посто­янно напо­ми­нают Пра­во­слав­ной Церкви, что ей надо «обно­виться», т. е. отка­заться от своих при­тя­за­ний быть абсо­лют­ной носи­тель­ни­цей Боже­ствен­ной истины, поскольку, согласно эку­ме­ни­стам, грядет «новое чело­ве­че­ство, не при­зна­ю­щее в своей жизни ника­ких раз­де­ли­тель­ных стен»138, како­вые должны пасть!

Эку­ме­ни­че­ский призыв к ради­каль­ному «обнов­ле­нию» и вза­и­мо­об­ще­нию вне раз­де­ли­тель­ных стен ставит чело­ве­че­ство на гибель­ный широ­кий путь, от кото­рого Сам Гос­подь предо­сте­ре­гает, ука­зы­вая нам узкий путь ко спа­се­нию (Мф. 7, 13—14).

В «Прит­чах Соло­мо­но­вых» (22, 28) есть сле­ду­ю­щая запо­ведь: «Не пере­дви­гай старых межей, про­ве­ден­ных твоими отцами»! Св. Викен­тий Лирин­ский отно­сит эти слова сперва к уна­сле­до­ван­ному веками св. Пра­во­слав­ному дог­ма­ти­че­скому учению, потом — к обще­цер­ков­ным собор­ным уста­нов­ле­ниям и кано­нам, про­воз­гла­шен­ным «твер­дыми и неру­ши­мыми», и, нако­нец, — ко всем свя­щен­ным пре­да­ниям, согласно кото­рым про­те­кает цер­ков­ная жизнь139.

Прис­но­па­мят­ный старец и обно­ви­тель рус­ского мона­ше­ства в XVIII веке прп. Паисий Велич­ков­ский писал: «Незыб­ле­мой осно­вой для моей бедной души и для бра­тьев я поло­жил: 1) Слово Божие и его тол­ко­ва­ние св. Бого­нос­ными отцами и 2) святые Соборы и все собор­ные пра­вила, как и пра­вила св. апо­сто­лов и св. отцов, при­ня­тые Хри­сто­вой Цер­ко­вью, как и все запо­веди и чино­по­сле­до­ва­ния ее. Так посту­пил я, чтобы не укло­ниться от пра­виль­ного и собор­ного пони­ма­ния их св. Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью»140.

Совре­мен­ный нам вели­кий побор­ник Пра­во­сла­вия Архи­епи­скоп Сера­фим (Собо­лев) еще в первой поло­вине нашего века пре­ду­пре­ждал: «Будем свято хра­нить свою Пра­во­слав­ную веру! Не будем отсту­пать в своей жизни ни на йоту от испо­ве­да­ния всех наших дог­ма­ти­че­ских учений, а также от всех веле­ний Матери нашей Церкви! Не будем забы­вать, что Пра­во­слав­ная вера содер­жится не только в Свя­щен­ном Писа­нии и в поста­нов­ле­ниях Все­лен­ских Собо­ров, но также в Свя­то­оте­че­ском учении, в постах, в празд­ни­ках, в бого­слу­же­ниях и во всем том, что Цер­ковь пред­ла­гает для неуклон­ного испол­не­ния ввиду нашего спа­се­ния»141.

«Пере­дви­же­ние старых межей» между тем уже про­ис­хо­дит, причем при содей­ствии т. и. «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов. Уго­ждая основ­ным тре­бо­ва­ниям эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния, они нару­шают цер­ков­ные каноны, воз­бра­ня­ю­щие духов­ное обще­ние с ере­ти­ками, с помо­щью кален­дар­ных реформ под­го­няют пра­во­слав­ные празд­ники к ино­слав­ным и готовы нару­шать и дог­ма­ти­че­ские веро­оп­ре­де­ле­ния Семи Все­лен­ских Собо­ров ради соеди­не­ния вер! Но раз­ру­шая раз­де­ли­тель­ные стены, неужели сии дерз­кие нова­торы не боятся гроз­ных слов Божьих: «кто раз­ру­шает ограду, того ужалит змей» (Екл. 10,8)?

Антио­хий­ский Помест­ный Собор 341 года своим 2‑м пра­ви­лом лишает обще­ния с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью тех, кто обща­ется с отлу­чен­ными от Церкви. В силу 2‑го пра­вила, при­ня­того VI Все­лен­ским Собо­ром, отпа­дают от Церкви кли­рики и миряне, кото­рые обща­ются с пре­дан­ными ана­феме ере­ти­ками. Соблю­дают ли ныне это пра­вило пра­во­слав­ные хри­сти­ане? Нет! Эку­ме­ни­че­ский дух негласно отме­нил его в созна­ниях сочув­ству­ю­щих эку­ме­низму и в нем участ­ву­ю­щих.

6‑е пра­вило Лаоди­кий­ского Помест­ного Собора 343 года запре­щает допус­кать в Божий храм ере­ти­ков, кос­не­ю­щих в своей ереси. А ныне при эку­ме­ни­че­ских визи­тах пра­во­слав­ные кли­рики допус­кают в пра­во­слав­ные храмы разных ере­ти­ков и даже вводят их в алтарь!

Итак, чистое Пра­во­сла­вие со своими раз­де­ли­тель­ными сте­нами и эку­ме­низм со своею про­по­ве­дью против них реши­тельно про­ти­во­ре­чат друг другу. Мы не можем отка­заться от дог­ма­тов, кано­нов и обы­чаев св. Пра­во­слав­ной Церкви, кото­рые утвер­ждают нас в Пра­во­сла­вии и ведут нас к веч­ному спа­се­нию, и пред­по­честь эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние, кото­рое отда­ляет нас от Пра­во­сла­вия и учит пре­не­бре­гать дог­ма­ти­че­скими и кано­ни­че­скими поста­нов­ле­ни­ями Церкви! 

5 Осно­ва­ние. Эку­ме­низм отвер­гает 10‑е и 45‑е Апо­столь­ские пра­вила, направ­лен­ные против молит­вен­ного обще­ния с ере­ти­ками.

Ука­зан­ные пра­вила кате­го­ри­че­ски — под стра­хом отлу­че­ния от Церкви — запре­щают пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам молиться вместе с отлу­чен­ными от цер­ков­ного обще­ния людьми. 10‑е Апо­столь­ское пра­вило гласит: «Если кто помо­лится с отлу­чен­ным от цер­ков­ного обще­ния, хотя бы и в доме, да будет отлу­чен!» Тоже 45‑е: «Епи­скоп, пре­сви­тер или диакон, помо­лив­шийся с ере­ти­ками, да будет отлу­чен! Если же поз­во­лит им совер­шать что-либо как слу­жи­те­лям Церкви, да будет низ­верг­нут!»

Эти пра­вила могут пока­заться слиш­ком стро­гими в нашу эпоху пого­лов­ного отступ­ле­ния от веры. Но они в своей основе имеют Бого­от­кро­вен­ное учение Церкви: Сам Спа­си­тель поло­жил начало отлу­че­нию от Своей Церкви, сказав о нерас­ка­ян­ных до конца греш­ни­ках: «Аще же и Цер­ковь пре­слу­шает, буди тебе якоже языч­ник и мытарь!» (Мф. 18, 17), т. е. да будут отлу­чены от Церкви! Люби­мый Хри­стов ученик св. Иоанн Бого­слов, назы­ва­е­мый обычно «Апо­сто­лом любви», настав­ляет веру­ю­ших пра­во­слав­ных хри­стиан: «Кто при­хо­дит к вам и не при­но­сит сего учения, того не при­ни­майте в дом и не при­вет­ствуйте его. Ибо при­вет­ству­ю­щий его участ­вует в злых делах его» (2Ин. 1, 10—11).

На первый взгляд эти слова как будто про­ти­во­ре­чат словам Спа­си­теля в Нагор­ной про­по­веди: «Если вы при­вет­ству­ете только бра­тьев ваших, что осо­бен­ного дела­ете? Не так же ли посту­пают и языч­ники?» (Мф. 5, 47), хотя в сущ­но­сти ника­кого, про­ти­во­ре­чия нет, ибо Спа­си­тель имеет в виду любовь хри­сти­а­нина к личным врагам («любите врагов ваших» — Мф. 5, 44), а св. Иоанн Бого­слов гово­рит об ере­ти­ках, кото­рые явля­ются вра­гами Божи­ими, и потому их сле­дует осте­ре­гаться и избе­гать по ука­зан­ной им при­чине: «ибо при­вет­ству­ю­щий его участ­вует в злых делах его». Св. ап. Павел также пишет: «Заве­щаем вам, братия, именем Гос­пода нашего Иисуса Христа, уда­ляться от вся­кого брата, посту­па­ю­щего бес­чинно, а не по пре­да­нию, кото­рое при­няли от нас (2Фес. 3, 6).

Из ска­зан­ного явствует, что при­ве­ден­ные Апо­столь­ские пра­вила лишь повто­ряют и уточ­няют мысль Свя­щен­ного Писа­ния. Запре­ще­ние общаться с ере­ти­ками ставит целью не допус­кать заблуж­де­нию рас­про­стра­няться среди пра­вильно веру­ю­щих. Заблуж­де­нием же явля­ется всякое свое­мыс­лие, несо­гла­сие с Боже­ствен­ным откро­ве­нием. В Хри­сто­вой Церкви недо­пу­стимо каж­дому веро­вать по-своему: никто не имеет права выду­мы­вать свою соб­ствен­ную веру. Члены Церкви обя­заны «быть в еди­но­мыс­лии между собою, по учению Христа Иисуса» (Рим. 15, 5), имея «едину веру» (Еф. 4, 5). В про­тив­ном случае ярость и гнев ожи­дает тех, «кото­рые упор­ствуют и не поко­ря­ются истине» (Рим. 2, 8).

В про­ти­во­по­лож­ность этому, Амстер­дам­ская эку­ме­ни­че­ская «Декла­ра­ция рели­ги­оз­ной сво­боды» (1948 г.) утвер­ждает, что «каждый имеет право опре­де­лять свою веру» и «каждое лицо имеет право общаться с дру­гими (лицами)… в рели­ги­оз­ных целях»142. Налицо полное про­ти­во­ре­чие амстер­дам­ских реше­ний слову Божию и осно­ван­ных на нем Апо­столь­ским пра­ви­лам, выра­жа­ю­щим голос Все­лен­ской Пра­во­слав­ной Церкви!

Если станут воз­ра­жать, что св. апо­столы ходили к иудеям и языч­ни­кам, то мы отве­тим: да, они ходили с целью научить их правой вере, а не отсту­пать от нее напо­до­бие неко­то­рых «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов. Св. ап. Павел, считая, что он должен всем — и элли­нам и вар­ва­рам (Рим. 1, 14), под­чер­ки­вает, что он сде­лался всем для всех, «чтобы спасти по край­ней мере неко­то­рых» (1Кор. 9, 22).

Для жела­ю­щих остаться вер­ными Пра­во­сла­вию нет иного пути, как сле­до­вать всем веле­ниям и тре­бо­ва­ниям Пра­во­слав­ной Церкви, явля­ю­щейся «стол­пом и утвер­жде­нием» Истины» (1Тим. 3, 15), что отри­цает боль­шин­ство эку­ме­ни­стов. «Еще в 1937 году, — пишет прот. Г. Раз­умов­ский, — участ­ники эку­ме­ни­че­ских кон­фе­рен­ций разо­шлись с пра­во­слав­ными в поня­тии о Церкви и не согла­си­лись при­знать ее необ­хо­ди­мость как незыб­ле­мого авто­ри­тета в делах веры. «Декла­ра­ция рели­ги­оз­ной сво­боды» окон­ча­тельно ставит крест над Цер­ко­вью: ее авто­ри­тет не нужен, каждый верь и посту­пай как хочешь. В этом факте мы видим осу­ществ­ле­ние исклю­чи­тельно про­те­стант­ской идео­ло­гии, в кото­рой чело­век фило­соф­ски утвер­жда­ется мерой всех вещей»143.

Для истинно пра­во­слав­ных хри­стиан мерою всего оста­ются дог­маты и каноны, утвер­жден­ные на Семи Все­лен­ских Собо­рах, и осо­бенно— 10‑е и 45‑е пра­вила св. апо­сто­лов. Объ­яс­няя их смысл, пра­во­слав­ный кано­нист епи­скоп Смо­лен­ский Иоанн писал: «Пра­вила стре­мятся охра­нять пра­во­слав­ных хри­стиан не только от ере­ти­че­ского духа, но и от индиф­фе­рен­тизма к вере и к Пра­во­слав­ной Церкви, так как боль­шая раз­ница в том: 1) тер­петь у себя заблуж­ден­ных в вере… и жить с ними во внеш­нем граж­дан­ском обще­нии, и 2) всту­пать с ними без­раз­борно в рели­ги­оз­ное сопри­кос­но­ве­ние. Послед­нее озна­чает, что мы не только не стре­мимся к обра­ще­нию их в Пра­во­сла­вие, но и сами колеб­лемся в нем»144.

Сле­до­ва­тельно, 10‑е и 45‑е Апо­столь­ские пра­вила кате­го­ри­че­ски запре­щают молиться вместе с ере­ти­ками. Несмотря на это, «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты регу­лярно молятся на эку­ме­ни­че­ских собра­ниях с раз­ными ино­слав­ными и ере­ти­ками, в резуль­тате чего воз­ни­кает такое без­раз­ли­чие к Пра­во­сла­вию и его кано­нам, что «молит­вен­ное» обще­ние с ино­слав­ными пред­под­но­сится «пра­во­слав­ными» эку­ме­ни­стами как вели­кое дости­же­ние «брат­ской любви»! Но неужели, созда­вая каноны, запре­ща­ю­щие молит­вен­ное обще­ние с ере­ти­ками, святые отцы во главе со св. апо­сто­лами были чужды брат­ской любви?! Наобо­рот, Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх св. Фотий пре­красно гово­рит: «Наи­луч­шее обще­ние есть обще­ние в вере и в истин­ной любви»145.

В послед­нее время «общие молитвы» посте­пенно пере­хо­дят в т. н. «эку­ме­ни­че­ские бого­слу­же­ния», како­вые совер­ша­ются при всех эку­ме­ни­че­ских встре­чах. Напри­мер, на сессии Цен­траль­ного Коми­тета ВСЦ на ост­рове Крите «члены Цен­траль­ного Коми­тета участ­во­вали в эку­ме­ни­че­ском бого­слу­же­нии, на кото­ром про­те­стант­ские пред­ста­ви­тели, при­ни­ма­ю­щие интер­ком­му­нион, при­ча­сти­лись»146. (И это про­ис­хо­дило на пра­во­слав­ной земле!)

Вот как опи­сы­ва­ется в статье «Неделя эку­ме­ни­че­ских молитв в Женеве» состо­яв­ше­еся там молит­вен­ное эку­ме­ни­че­ское обще­ние. В рус­ском храме Рож­де­ства Пре­свя­той Бого­ро­дицы была совер­шена тор­же­ствен­ная литур­гия епи­ско­пом Зве­ни­го­род­ским Вла­ди­ми­ром в при­сут­ствии мно­же­ства ино­слав­ных эку­ме­ни­стов. Во время этой пра­во­слав­ной литур­гии апо­столь­ское чтение было предо­став­лено ста­ро­ка­то­лику, Еван­ге­лие прочел римо­ка­то­лик, а про­по­ведь про­из­нес д‑р Вис­серт Хуфт — про­те­стант147.

В «Жур­нале Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии» (1970, № 3, с. 6) читаем об эку­ме­ни­че­ской молитве за хри­сти­ан­ское един­ство в одном из мос­ков­ских храмов. В «молитве» участ­во­вали пра­во­слав­ные архи­ереи вместе с пред­ста­ви­те­лями армян­ской и римо­ка­то­ли­че­ской церк­вей, с пас­то­рами мето­дист­ской и бап­тист­ской сект, а также кли­ри­ками и миря­нами других веро­ис­по­ве­да­ний — нечто не слы­хан­ное и не допу­сти­мое св. кано­нами!

На V Гене­раль­ной ассам­блее ВСЦ в Най­роби, в декабре 1975 года, «молит­вен­ное обще­ние» между пра­во­слав­ными и про­те­стан­тами дошло до такого без­об­ра­зия, что неко­то­рые пра­во­слав­ные деле­га­ции открыто жало­ва­лись на печаль­ные плоды сов­мест­ных эку­ме­ни­че­ских молитв, где было отдано пре­иму­ще­ство про­те­стант­скому бого­слу­же­нию, а в отно­ше­нии к пра­во­слав­ной была «допу­щена дис­кри­ми­на­ция древ­ней литур­ги­че­ской прак­тики»148. Поэтому Свя­щен­ный Синод

Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви во главе со Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Пиме­ном в своем «Посла­нии о V ассам­блее ВСЦ и ее резуль­та­тах» обос­но­ванно отме­тил, что: «На ассам­блее в моменты неред­ких бого­слу­же­ний и обще­ствен­ных молитв обна­ру­жи­ва­лась искус­ственно созда­ва­е­мая атмо­сфера экзаль­ти­ро­ван­но­сти, кото­рую неко­то­рые склонны были рас­смат­ри­вать как дей­ствие Свя­того Духа. С пра­во­слав­ной точки зрения это может ква­ли­фи­ци­ро­ваться как воз­вра­ще­ние к нехри­сти­ан­скому рели­ги­оз­ному мисти­цизму (т. е. к язы­че­скому бесов­скому мисти­цизму), кото­рый не может спо­соб­ство­вать созда­нию под­лин­ной молит­вен­ной настро­ен­но­сти»149.

Про­ис­шед­шее на VI ассам­блее ВСЦ в Ван­ку­вере в июле-авгу­сте 1983 года пре­взо­шло все мыс­ли­мое, ибо вышло за рамки эку­ме­ни­че­ской про­граммы посте­пен­но­сти! 31 июля была отслу­жена «эку­ме­ни­че­ская литур­гия», состав­лен­ная фран­цуз­ским рефор­ми­стом Максом Тури­а­ном и при­ня­тая комис­сией «Веры и устрой­ства» в Лиме (Перу) в январе 1982 г. Глав­ным совер­ши­те­лем этой «литур­гии» был Кен­тер­бе­рий­ский архи­епи­скоп Рэнси, в сослу­же­нии с шестью про­те­стан­тами, из коих две жен­щины-свя­щен­ницы: Каро­лина Пати­а­зина-Торч (рефор­матка из Индо­не­зии) и Эли­за­бет Лидел (люте­ранка из Дании). Кроме них в чтении Свя­щен­ного Писа­ния и про­из­не­се­нии екте­ний при­ни­мали уча­стие и «пра­во­слав­ные», дохал­ки­донцы и римо­ка­то­лики. Немец­кий като­ли­че­ский епи­скоп Пауль Вернер про­чи­тал Еван­ге­лие, а рус­ский «пра­во­слав­ный» епи­скоп Кирилл (б. ректор Ленин­град­ской Духов­ной ака­де­мии, ныне мит­ро­по­лит Смо­лен­ский и Кали­нин­град­ский) про­из­нес сле­ду­ю­щие слова про­ше­ния: «Помо­лимся, чтобы мы могли вскоре достиг­нуть види­мого обще­ния в теле Хри­сто­вом путем пре­лом­ле­ния хлеба и бла­го­сло­ве­ния чаши вокруг одного стола»!150. Кощун­ствен­ный прин­цип этих слов «пра­во­слав­ного архи­ерея» не тре­бует ком­мен­та­риев!

Своим «сослу­же­нием» в этой «литур­гии» все «пра­во­слав­ные» участ­ники грубо попрали не только 10‑е и 45‑е Апо­столь­ские пра­вила, но и все Пра­во­слав­ное Пре­да­ние и осо­бенно бого­ду­хо­вен­ное запре­ще­ние св. ап. Павла — жен­щи­нам не учи­тель­ство­вать в Церкви (1Тим. 2, 12; 1Кор. 14, 34), а тем более не слу­жить «литур­гию»! Для VI ассам­блеи харак­терно под­черк­ну­тое воз­ве­ли­чи­ва­ние женщин в духе модной секу­ляр­ной эман­си­па­ции, кото­рая в послед­нее время при­вела в англи­кан­стве к про­воз­гла­ше­нию женщин «свя­щен­ни­цами» и даже «епи­ско­пами»!

Под­ни­мая черес­чур высоко авто­ри­тет женщин, про­те­станты забы­вают о самой вели­кой и святой из женщин всех веков — о Пре­чи­стой Деве Марии, Бого­из­бран­ной Матери Гос­пода нашего Иисуса Христа! И это несмотря на то, что Дух Святой про­ро­че­ство­вал через Ее уста, что Она будет убла­жа­е­мая всеми родами (Лк. 1, 48). Убла­же­ние Божией Матери, кото­рое рав­но­честно Ее про­слав­ле­нию, нача­лось еще с Бла­го­ве­ще­ния, когда св. Архан­гел Гав­риил при­вет­ство­вал Ее сло­вами «Радуйся, бла­го­дат­ная! Гос­подь с Тобою!

Бла­го­сло­венна Ты в женах!» (Лк. 16, 28). То же про­изо­шло при встрече Пре­свя­той Девы Марии с пра­вед­ной Ели­са­ве­той, кото­рая, испол­нив­шись Духом Святым, повто­рила слова Архан­гела: «Бла­го­сло­венна Ты в женах!» и при­ба­вила: «И бла­го­сло­вен Плод Чрева Твоего!» (Лк. 1, 41—42).

Про­слав­ле­ние Божией Матери про­дол­жа­лось и позд­нее, когда Гос­подь Иисус Хри­стос вышел на обще­ствен­ную про­по­ведь и изум­лял народ Своими бла­го­дат­ными сло­вами (Лк. 4, 22); тогда одна жен­щина из народа в вос­хи­ще­нии воз­звала к Нему: «бла­женно чрево, носив­шее Тебя, и сосцы, Тебя питав­шие!» (Лк. 11, 27). На это убла­же­ние Своей Пре­чи­стой Матери Гос­подь отве­тил утвер­ди­тельно: «Да151, бла­женны слы­ша­щие слово Божие и соблю­да­ю­щие его!» (Лк. 11, 28). В про­ти­во­по­лож­ность этим Гос­под­ним словам новый англий­ский пере­вод Библии152 утвер­ди­тель­ное «Да!» Гос­пода, утвер­жда­ю­щего заслу­жен­ное про­слав­ле­ние Своей Пре­бла­го­сло­вен­ной Матери, заме­нил кощун­ствен­ным «Нет!», как будто Божия Матерь стоит ниже всякой греш­ницы!!!

Итак, про­те­станты, кото­рые, отвер­гая Свя­щен­ное Пре­да­ние, похва­ля­ются, будто твердо дер­жатся Свя­щен­ного Писа­ния, на самом деле грубо погре­шают против него. По обсуж­да­е­мому ими вопросу о руко­по­ло­же­нии женщин во «свя­щен­ницы» они про­из­но­сят дерз­кое «да», тогда как Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит кате­го­ри­че­ское «нет» (1Кор. 14, 34)! По вопросу же о про­слав­ле­нии самой святой и бла­го­сло­вен­ной Жен­щины — Пре­свя­той Бого­ро­дицы — они дер­зают ска­зать «нет», хотя Сам Гос­подь Иисус Хри­стос гово­рит: «Да!» (Лк. 11, 28).

Где же зна­ме­ни­тая вер­ность про­те­стан­тов Свя­щен­ному Писа­нию?

Поскольку:

  1. 10‑е Апо­столь­ское пра­вило запре­щает вхо­дить в молит­вен­ное обще­ние с отлу­чен­ными от цер­ков­ного обще­ния;
  2. 45‑е Апо­столь­ское пра­вило низ­вер­гает вся­кого кли­рика, допу­стив­шего ере­ти­кам совер­шать во храме что бы то ни было как слу­жи­те­лям Церкви;
  3. про­те­станты допус­кают кощун­ствен­ные воль­но­сти в «молит­вах» и на VI ассам­блее ВСЦ в эку­ме­ни­че­ской литур­гии участ­во­вали «свя­щен­ницы», — 

счи­таем непро­сти­тель­ным грехом пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину быть эку­ме­ни­стом!

6 осно­ва­ние. Эку­ме­низм творит новые и устра­няет старые поня­тия с целью сгла­дить рас­хож­де­ния между Пра­во­сла­вием и ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями.

В эку­ме­ни­че­ских кругах раз­ра­ба­ты­ва­ются новые поня­тия и тер­мины, кото­рые должны спо­соб­ство­вать посте­пен­ному сгла­жи­ва­нию рас­хож­де­ний между Пра­во­сла­вием и ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями, и устра­ня­ются старые поня­тия и тер­мины, их под­чер­ки­ва­ю­щие. При­ме­ром пер­вого под­хода можно при­ве­сти новое, уже рас­кри­ти­ко­ван­ное нами во вступ­ле­нии поня­тие «эку­ме­ни­че­ской церкви», тол­ку­е­мой не в смысле Пра­во­слав­ной Церкви, а в смысле «неви­ди­мой» церкви, в кото­рую входят все счи­та­ю­щие себя «хри­сти­а­нами».

В ВСЦ пла­но­мерно сме­ши­ва­ются поня­тия «пра­во­сла­вие» и «ино­сла­вие», причем под­ра­зу­ме­ва­ется не единое Пра­во­сла­вие, каким по суще­ству явля­ется только наше Пра­во­слав­ное испо­ве­да­ние, а мно­же­ство «пра­во­сла­вий», через срав­не­ние кото­рых ищется некое новое, более совер­шен­ное «пра­во­сла­вие» (см. ниже 8‑е осно­ва­ние, Б). С этой точки зрения рас­смат­ри­ва­ются поня­тия «Пре­да­ние» и «пре­да­ния», умаляя зна­че­ние Пра­во­слав­ного Свя­щен­ного Пре­да­ния как рав­но­чест­ного со Свя­щен­ным Писа­нием источ­ника веры, с целью затем­нить Бого­от­кро­вен­ную истину иными раз­ными чело­ве­че­скими пре­да­ни­ями (Кол. 2, 8), лег­шими в основу про­те­стант­ских и сек­тант­ских объ­еди­не­ний.

Чтобы ума­лить зна­че­ние истинно Пра­во­слав­ных Церк­вей, эку­ме­ни­сты тол­куют о «Восточ­ных пра­во­слав­ных церк­вах» и об «Ори­ен­таль­ных пра­во­слав­ных церк­вах», внушая, будто наряду с насто­я­щими Пра­во­слав­ными суще­ствуют ори­ен­таль­ные «пра­во­слав­ные» церкви, кото­рые известны в цер­ков­ной исто­рии как моно­фи­зит­ские, но для кото­рых теперь при­ду­мано более ней­траль­ное назва­ние — «дохал­ки­дон­ских церк­вей». Дело дошло до того, что, именуя эти церкви «пра­во­слав­ными ори­ен­таль­ными», эку­ме­ни­сты наши помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви титу­луют «пра­во­слав­ными визан­тий­скими церк­вами»153, что явно неверно, так как сла­вян­ские Пра­во­слав­ные Церкви (Рус­ская, Серб­ская и Бол­гар­ская), а также Гру­зин­ская и Румын­ская церкви — совсем не визан­тий­ские.

Печально то, что сами «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты — офи­ци­аль­ные пред­ста­ви­тели в ВСЦ, при­ни­мают обо­зна­че­ние дохал­ки­дон­цев как «пра­во­слав­ных». Под доку­мен­том ВСЦ на англий­ском языке «Под­го­то­ви­тель­ная комис­сия для неофи­ци­аль­ных кон­суль­та­ций между бого­сло­вами Восточ­ной (Eastern) Пра­во­слав­ной Церкви и Ори­ен­таль­ных (Oriental) пра­во­слав­ных церк­вей»154 стоят под­писи трех пра­во­слав­ных: епи­скопа Эми­ли­а­носа, про­то­и­е­рея Вита­лия Боро­вого и про­фес­сора Н. Нис­сио­тиса. Спра­ши­ва­ется, зачем Пра­во­слав­ной Церкви вести диалог с дохал­ки­дон­скими церк­вами, раз пра­во­слав­ные пред­ста­ви­тели уже сдали пози­ции Пра­во­сла­вия, назы­вая отпав­шие от Пра­во­сла­вия в V веке ере­ти­че­ские общ­но­сти «пра­во­слав­ными»?! «Если же соль поте­ряет силу, то чем сде­ла­ешь ее соле­ною?» (Мф. 5, 13).

В каче­стве при­мера лик­ви­да­ции ВСЦ поня­тий и тер­ми­нов, под­чер­ки­ва­ю­щих раз­ли­чия между Пра­во­сла­вием и ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями, укажем на термин «ересь». Проф. про­то­и­е­рей Алек­сандр Шмеман из Пра­во­слав­ной Свято-Вла­ди­мир­ской ака­де­мии в США пишет: «Слово ересь фак­ти­че­ски отсут­ствует в эку­ме­ни­че­ском сло­варе. Оно не суще­ствует там даже как воз­мож­ность»155. И это вполне понятно. Опре­де­ле­ние какого бы то ни было учения в каче­стве ереси несов­ме­стимо с гос­под­ству­ю­щим в эку­ме­ни­че­ской среде убеж­де­нием: будто и про­те­стант­ство явля­ется цер­ко­вью, и всякая рели­ги­оз­ная общ­ность, даже самая нецер­ков­ная, имеют якобы неко­то­рую устрем­лен­ность к истине… Слову «ересь» нет места в меж­кон­фес­си­о­наль­ном дви­же­нии, в кото­ром уже и моло­дые пра­во­слав­ные бого­словы (в инсти­туте в Боссэ под Жене­вою) вос­пи­ты­ва­ются в про­тив­ном Пра­во­сла­вию духе — «пони­мать и ува­жать чужое верую»156. «Век эку­ме­низма есть век реа­би­ли­та­ции ере­ти­ков», — читаем на стра­ни­цах жур­нала «Ире­ни­кон»157. Даже «пра­во­слав­ные» бого­словы поз­во­ляют писать, будто ересь не явля­ется плодом воль­но­дум­ства; она якобы — «порож­де­ние прежде всего бла­го­че­сти­вой (!) любо­зна­тель­но­сти, бла­го­род­ного (!) стрем­ле­ния чело­ве­че­ского духа про­ник­нуть в сущ­ность бытия»158.

Нет нужды под­чер­ки­вать, что такие угод­ли­вые выска­зы­ва­ния нахо­дятся в полном про­ти­во­ре­чии с духом Все­лен­ских Собо­ров, на кото­рых св. отцы прямо отлу­чали от Церкви ере­ти­ков, видя в их лже­уче­ниях диа­воль­ские изоб­ре­те­ния. Да и как иначе бы сохра­ни­лось Св. Пра­во­сла­вие, если бы оно не отме­же­ва­лось от ере­ти­че­ства?! Ибо с утра­той в гре­хов­ном мире поня­тия об ереси неми­ну­емо утра­чи­ва­ется и поня­тие о пра­во­слав­но­сти. Резуль­та­том ста­но­вится урав­не­ние истины с заблуж­де­нием. Этого-то домо­га­ется эку­ме­низм, устра­няя поня­тие об ереси!

Но убирая из своего сло­варя «ересь», эку­ме­низм начи­нает рас­суж­дать об «ереси» в совер­шенно новом смысле, смещая поня­тия ради про­ве­де­ния эку­ме­ни­че­ской про­граммы посте­пен­ного пере­вос­пи­та­ния в анти­пра­во­слав­ном духе созна­ния юных поко­ле­ний. Посте­пенно вво­дится неве­до­мое до сих пор поня­тие об «эти­че­ской ереси», заклю­ча­ю­щейся якобы в невни­ма­нии к нахо­дя­щимся в нужде. По-эку­ме­ни­че­ски мас­шта­бом правой веры счи­та­ется не столько «орто­док­сия», т. е. пра­во­мыс­лие, сколько «орто­прак­сия», т. е. пра­во­де­ла­ние. Таким обра­зом, дог­ма­ти­че­ский кри­те­рий веры обес­це­ни­ва­ется и объ­яв­ля­ется недо­ста­точ­ным, а сле­до­ва­тельно, — несу­ще­ствен­ным.159

На деле же про­ти­во­по­став­ле­ние «орто­док­сии» и «орто-прак­сии» порочно по суще­ству. Пра­во­сла­вие нико­гда не раз­де­ляло и тем более не про­ти­во­по­став­ляло эти два орга­ни­че­ски вза­и­мо­свя­зан­ные поня­тия, ибо Пра­во­слав­ная вера непре­менно должна выра­жаться в Пра­во­слав­ной жизни. Искус­ствен­ное про­ти­во­по­став­ле­ние этих нераз­рыв­ных поня­тий, логи­че­ски дове­ден­ное до конца, ведет к авто­ном­ной вне­ре­ли­ги­оз­ной этике, кото­рою окон­ча­тельно уни­что­жа­ется вера в Бога. Это и делает про­те­стант­ский эку­ме­низм, кото­рый, про­ти­во­по­став­ляя «орто­док­сию» и «орто­прак­сию», в сущ­но­сти сме­ши­вает бого­слов­ские зна­че­ния обоих поня­тий и создает бла­го­при­ят­ную почву для т. н. «бого­сло­вия мерт­вого бога», о кото­ром пойдет речь в конце насто­я­щего труда.

Поэтому, равно под­дер­жи­вая «орто­док­сию» и «орто­прак­сию», мы встре­во­жены искус­ствен­ным их про­ти­во­по­став­ле­нием и сме­ше­нием, ибо это пред­ве­щает нечто страш­ное — полную утрату Истины! Вот что по этому поводу пишет прис­но­па­мят­ный мос­ков­ский Мит­ро­по­лит Фила­рет: «Путем сме­ше­ния поня­тий Истина до край­но­сти омра­ча­ется, осо­бенно под бла­го­вид­ными пред­ло­гами. И сие есть в сущ­но­сти сатана, явля­ю­щийся под обра­зом ангела света (2Кор. 11, 14). Таким обра­зом, ко вре­мени анти­хри­ста Истина вполне будет уни­что­жена на земле в жизни и в поня­тиях, — и то неза­метно для людей. Среди спа­са­ю­щихся смогут избег­нуть эту сеть только те, кото­рые непре­рывно следят за собою, не попали ли они в неко­то­рое сме­ше­ние поня­тий. Само­на­де­ян­ность легко бывает окра­ды­ва­ема и запу­ты­ва­ется в сетях сме­ше­ния»160.

При­хо­дится с горе­чью кон­ста­ти­ро­вать, что из-за лука­вых эку­ме­ни­че­ских при­е­мов и манев­ров дело уже дошло до силь­ней­шего затем­не­ния истины Пра­во­сла­вия, отчего открыто отри­ца­ется его стрем­ле­ние быть адек­ват­ным вопло­ще­нием Бого­от­кро­вен­ной истины. В одном из офи­ци­аль­ных изда­ний ВСЦ напи­сано сле­ду­ю­щее: «Сего­дня уже весьма редко утвер­жда­ется, что исклю­чи­тель­ную истину хри­сти­ан­ской веры вопло­щает одно какое-либо веро­ис­по­ве­да­ние и оно не нуж­да­ется ни в каком допол­не­нии при помощи прочих хри­сти­ан­ских объ­еди­не­ний»161. Да, в самом деле, смелые голоса в защиту Пра­во­слав­ной веры слышны уже столь редко, что ста­но­вится все оче­вид­нее, что чело­ве­че­ство дви­жется по пути пред­ска­зан­ного св. ап. Павлом отступ­ле­ния, как одного из важ­ней­ших при­зна­ков при­ше­ствия анти­хри­ста (2Фес. 2, 3).

Однако Хри­стова Цер­ковь должна до конца веков сви­де­тель­ство­вать об Истине, поль­зу­ясь в инте­ре­сах сохра­не­ния Бого­от­кро­вен­ного учения поня­тием «ересь», пони­ма­е­мым в дог­ма­ти­че­ском смысле. Этим она сле­дует Свя­щен­ному Писа­нию, кото­рое также упо­треб­ляет слово «ересь» в дог­ма­ти­че­ском смысле, дабы про­ти­во­по­ста­вить истину заблуж­де­нию. Свя­щен­ное Писа­ние не только пре­ду­пре­ждает нас о появ­ле­нии опас­ных лже­учи­те­лей, про­по­ве­ду­ю­щих пагуб­ные ереси (2Петр. 2, 1), но и учит поры­вать с ере­ти­ком, если по первом и втором уве­ща­нии он не вра­зу­мится (Тит. 2И, 10). Из Слова Божия мы знаем, что Бого­от­кро­вен­ная истина и дья­воль­ская ложь (Ин. 8, 44) между собою непри­ми­римы, и потому раз­де­ле­ние между ними запо­ве­дано Богом (2Кор. 6, 14—15).

Ныне путем уни­что­же­ния поня­тия ереси в дог­ма­ти­че­ском смысле посте­пенно раз­мы­ва­ется про­ти­во­по­лож­ность истины и заблуж­де­ния, дабы заблуж­де­ние, часто повто­ря­е­мое и вну­ша­е­мое людям, при­об­рело авто­ри­тет «истины» и стало вос­при­ни­маться как некая новая воз­мож­ная «истина», помимо древ­ней вечной Истины. А это — тяжкий грех против Пра­во­слав­ной Церкви, незыб­ле­мого «столпа в утвер­жде­нии истины» (1Тим. 3, 15), против Боже­ствен­ного Писа­ния как «слова истины» (Еф. 1, 13)!

Пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин не может участ­во­вать в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, в кото­ром выра­ба­ты­ва­ются новые поня­тия с целью раз­мы­тия раз­ли­чий между Пра­во­сла­вием и ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями, в кото­рых поня­тие «ересь» уже не упо­треб­ля­ется в своем дог­ма­ти­че­ском смысле с ковар­ным умыс­лом урав­нять заблуж­де­ние и Истину.

7 осно­ва­ние. Эку­ме­низм поль­зу­ется мето­дами ере­ти­ков и не ищет создан­ного Хри­стом един­ства истин­ной веры.

А) ЭКУ­МЕ­НИЗМ ЕРЕ­ТИ­ЧЕ­СКИМ ОБРА­ЗОМ ОТБИ­РАЕТ ТЕКСТЫ ИЗ СЛОВА БОЖИЯ

Как было под­черк­нуто во втором осно­ва­нии, эку­ме­низм — это ересь прежде всего из-за своего непра­виль­ного учения о Церкви. В нем заклю­чены и другие ереси, кото­рые мы рас­смот­рим ниже. Однако ересь эку­ме­низма про­яв­ля­ется и в мето­дах.

Слово ересь про­ис­хо­дит от гре­че­ского гла­гола αΐρέομαι, кото­рый озна­чает «выби­рать». Ере­тики всех времен созда­вали свои лже­уче­ния, выби­рая нужные им отрывки из Свя­щен­ного Писа­ния, игно­ри­руя другие, опро­вер­га­ю­щие их, свя­щен­ные тексты. По мнению св. Иоанна Зла­то­уста, мно­же­ство ересей и непра­виль­ных мнений воз­никло именно вслед­ствие подоб­ных зло­упо­треб­ле­ний Словом Божием. Вот что он гово­рит: «Не доста­точно ска­зать о чем-нибудь, что оно напи­сано в Писа­ниях; не должно, прямо выхва­ты­вая и отры­вая слова от Бого­ду­хов­ных Писа­ний, брать их отдельно и без вза­им­ной связи, про­из­вольно и без­от­четно иска­жая их. Таким обра­зом, вошли в нашу жизнь многие непра­вые мнения, по дей­ству диа­вола, кото­рый научает людей бес­печ­ных пре­вратно тол­ко­вать заклю­ча­ю­ще­еся в Писа­ниях и, при­бав­ляя или убав­ляя, помра­чать истину»162. Издревле и до сего дня методы ере­ти­ков оста­ются преж­ними — отби­рать лишь угод­ные им тексты, умал­чи­вая обли­чи­тель­ные для них.

Так посту­пают и эку­ме­ни­сты. Они берут, напри­мер, неко­то­рые свя­щен­ные тексты (вроде Ин. 17, 21), но не ищут доб­ро­со­вест­ного тол­ко­ва­ния и смысла запо­ве­дан­ного Богом един­ства веру­ю­щих. Одно­вре­менно они наме­ренно замал­чи­вают ряд других свя­щен­ных тек­стов (Лк. 12, 51; Тит. 3, 10; 2Ин. 1, 10), где раз­де­ле­ние прямо пред­по­чи­та­ется небо­угод­ному един­ству.

«Да будут все едино!» (Ин. 17, 21) — лозунг эку­ме­ни­стов. Этими еван­гель­скими сло­вами они ста­ра­ются при­дать авто­ри­тет и при­вле­ка­тель­ность своему «гран­ди­оз­ному» плану объ­еди­не­ния раз­но­мыс­ля­щих в вере, не требуя от них дог­ма­ти­че­ского еди­но­мыс­лия в истин­ной вере.

Но почему же они не при­во­дят 9‑й стих из той же Пер­во­свя­щен­ни­че­ской молитвы Спа­си­теля, откуда видно, что моле­ние Спа­си­теля — «да будут все едино», не отно­сится ко всем людям вообще, а лишь ко всем истинно веру­ю­щим в Него? О них именно молится Гос­подь, чтобы они не отсту­пили от Истины, но состав­ляли бы одно неру­ши­мое един­ство вместе со всеми вер­ными Ему людьми всех времен, — сле­до­ва­тельно, и со всеми буду­щими поко­ле­ни­ями, кото­рые будут испо­ве­до­вать истину. Вот соб­ствен­ные слова Христа: «Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, кото­рых Ты дал Мне… Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, кото­рых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы» (Ин. 17, 9. 11). «Не о них же только молю, но и о веру­ю­щих в Меня по слову их: да будут все едино» (Ин. 17, 20—21). Из этих слов Спа­си­теля ясно, что лишь пра­вильно веру­ю­щие во Христа могут состав­лять истин­ное един­ство. Ере­тики же не могут вхо­дить в это создан­ное Хри­стом един­ство!

Еще выра­зи­тель­нее объ­яс­няет Спа­си­тель, какое един­ство имеет Он в виду, говоря: «как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 21). Для един­ства веру­ю­щих во Христа образно ука­зано то иде­аль­ное един­ство, кото­рое суще­ствует между Сыном, вопло­щен­ной Исти­ной (Ин. 14, 6), при­шед­шим сви­де­тель­ство­вать об Истине (Ин. 18, 37), и Отцом, Кото­рый есть Истина (Иер. 10, 10), и Святым Духом — Духом истины (Ин. 15, 26). Все три Ипо­стаси Боже­ствен­ной Троицы суть едино, ибо все Они суть Истина. Отсюда сле­дует, что и веру­ю­щие могут быть едины только во испо­ве­да­нии Истины. Помимо Истины не может суще­ство­вать под­лин­ное един­ство, а лишь фик­тив­ное «един­ство»!

Как пре­красно гово­рит св. Ана­ста­сий Синаит, Пат­ри­арх Антио­хий­ский (Ум. 599 г.): «Начало Твоих словес, Христе, есть Истина, или, точнее, Сам Ты, Бог Слово, истин­ная Истина, дей­стви­тельно рож­ден­ный от свер­хи­стин­ной Оте­че­ствен­ной Истины, — Ты Сам еси Истина, и всем, воз­лю­бив­шим Твою истину, Ты обе­ща­ешь послать Духа истины, говоря: «Когда же при­и­дет Он, Дух истины, то наста­вит вас на всякую истину» (Ин. 16, 13)163.

Вот в какой истине нам велено объ­еди­ниться! А ВСЦ ищет объ­еди­не­ния вне Истины, ведя тем самым своих сто­рон­ни­ков не к объ­еди­не­нию в спа­си­тель­ной Хри­сто­вой Истине, а к вечной поги­бели!

Эку­ме­ни­сты тща­тельно избе­гают цити­ро­вать слова Спа­си­теля к Богу Отцу: «Освяти их исти­ною Твоею; слово Твое есть истина!» (Ин. 17, 17), ибо в них под­черк­нуто, что непре­мен­ным усло­вием един­ства явля­ется Истина. Блаж. Фео­фи­лакт так тол­кует эти слова: «Сохрани их в правоте слова и дог­ма­тов. Наставь и научи их истине. Ибо свя­тость состоит в хра­не­нии правых дог­ма­тов»164.

А вот как св. Симеон Новый Бого­слов пони­мает един­ство веру­ю­щих во Христа и един­ство Хри­сто­вой Церкви, кото­рая есть Его тело: «Все святые суть воис­тину члены Христа Бога… и соеди­нены с телом Его, так что Хри­стос есть глава, а все, от начала до послед­него дня, святые — члены Его, и все они в сово­куп­но­сти состав­ляют единое тело и как бы одного чело­века». При­ведя все упо­мя­ну­тые нами слова Христа из Его Пер­во­свя­щен­ни­че­ской молитвы (Ин. 17:17), св. Симеон заклю­чает: «Гос­подь дает нам обе­то­ва­ние, что, если хотим, Он будет иметь с нами такое же еди­не­ние по бла­го­дати, какое еди­не­ние Сам Он имеет с Отцом по есте­ству… ибо, еди­но­жды соде­лав­шись срод­ным нам по плоти и нас сделав при­част­ни­ками Боже­ства Своего, Он тем самым соде­лал нас всех срод­ни­ками Своими»165.

Правда, в Цер­ковь Хри­стову входят и греш­ники, но они ее не осквер­няют, а сами исце­ля­ются в ней. Если они хотят исце­литься, то оста­ются в теле Церкви. Если же упор­ствуют исце­литься и смерть заста­нет их нерас­ка­ян­ными греш­ни­ками, они отпа­дут от тела Церкви. Поэтому прав св. Симеон Новый Бого­слов, говоря, что святые (т. е. пра­вед­ники и исце­лив­ши­еся греш­ники) состав­ляют тело Хри­стово. Одни только ере­тики отсе­ка­ются от него, как не послу­шав­шие Церкви (Мф. 18, 17).

Это не значит, что ере­тики не могут вер­нуться в Цер­ковь Хри­стову. Отка­зав­шись от ереси и пока­яв­шись, они могут войти в нее как обнов­лен­ные члены тела Хри­стова. Но если будут упор­ство­вать в своей ереси до конца, они оста­нутся вне тела Церкви, ибо ереси подобны зло­ка­че­ствен­ным опу­хо­лям, кото­рые св. отцы силою Св. Духа на Все­лен­ских и Помест­ных Собо­рах отсе­кали от тела Хри­сто­вой Церкви!

Все эти зло­ка­че­ствен­ные опу­холи в нашу зло­по­луч­ную эпоху эку­ме­низм ста­ра­ется объ­еди­нить с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в одно «эку­ме­ни­че­ское» (лже-все­лен­ское) тело, кото­рое не есть Хри­стово, а анти­хри­стово! Мало того — эку­ме­низм пыта­ется ввести интер­ком­му­нион, т. е. при­ча­ще­ние из одной Чаши всех дено­ми­на­ций ВСЦ без их пред­ва­ри­тель­ного очи­ще­ния от ересей. Подоб­ное «при­ча­ще­ние» есть вопи­ю­щее кощун­ство над вели­чай­шим таин­ством Св. Евха­ри­стии, в кото­ром совер­ша­ется истин­ное соеди­не­ние с Хри­стом лишь пра­вильно веру­ю­щих в Него и живу­щих сооб­разно этой правой вере. Об этом св. Симеон Новый Бого­слов пишет, что Хри­стос, пода­вая нам Свою плоть и кровь в пре­чи­стых тайнах, «сим спо­со­бом обще­ния делает нас едино с Самим Собою».

Итак, из тек­стов Ин 17:9, 11, 20 явствует, что раз­би­ра­е­мое един­ство отно­сится не ко всем лицам, а лишь к истинно веру­ю­щим во Христа. Несмотря на эту оче­вид­ность, ВСЦ силится навя­зать свое оши­боч­ное пони­ма­ние, будто все «хри­сти­ане» т. н. «церк­вей» могут и должны объ­еди­ниться в его все­объ­ем­лю­щем лоне как «веру­ю­щие во Христа».

В связи с этим зако­но­ме­рен вопрос: доста­точно ли веро­вать во Христа, не уточ­няя, как веру­ешь в Него? Ведь книж­ники и фари­сеи тоже веро­вали в Мессию и ожи­дали Его при­ше­ствия. Однако их вера в гря­ду­щего Мессию была настолько непра­виль­ной — в срав­не­нии с верою св. апо­сто­лов Хри­сто­вых, — что во имя своего вооб­ра­жа­е­мого «мессии», они отрек­лись от истин­ного Мессии и пре­дали Его на рас­пя­тие (1Кор. 2, 8)! Разве при такой непра­виль­ной вере в Мессию воз­можно было бы вклю­чить их в един­ство Хри­сто­вой Церкви?! Но были и иные книж­ники и фари­сеи: Нико­дим, Гама­лиил, Савл и другие, а также неко­то­рые иудей­ские началь­ники (Ин. 12, 42) и свя­щен­ники (Деян. 6, 7), кото­рые уве­ро­вали в Мессию так, как уве­ро­вали Хри­стовы уче­ники. Все они были едино со св. апо­сто­лами и вошли в Хри­стову Цер­ковь. Не имев­шие же в серд­цах своих объ­еди­ня­ю­щей истин­ной веры во Христа оста­лись за бортом спа­си­тель­ного корабля Хри­сто­вой Церкви!

Б) ЭКУ­МЕ­НИЗМ НЕ ИЩЕТ ЕДИН­СТВА В ИСТИН­НОЙ ХРИ­СТО­ВОЙ ВЕРЕ

Гос­подь Иисус Хри­стос создал истин­ное, Бого­угод­ное и навечно скреп­ля­ю­щее един­ство в Своей Церкви. Оно дости­га­ется при­ня­тием с полной верой всех откры­тых Им нам дог­ма­ти­че­ских и духовно-нрав­ствен­ных истин. Искренне ищущие этого един­ства могут обре­сти и осу­ще­ствить его, поко­ря­ясь вере (Деян. 6,7), раз навсе­гда пре­дан­ной святым (Иуда, 17 3), и потому малей­шее укло­не­ние от Бого­от­кро­вен­ной веры отде­ляет от Бого­уста­нов­лен­ного един­ства.

Отчего же Св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь молится за каждым бого­слу­же­нием на Вели­кой екте­нии «о бла­го­сто­я­нии святых Божиих церк­вей и соеди­не­нии всех»? Конечно, она молится не о ересях, навсе­гда отсе­чен­ных от Хри­сто­вой Церкви, ибо они никак не могут быть названы «свя­тыми Божи­ими церк­вами»! Про­ше­ние Вели­кой екте­нии имеет иной смысл — при­зы­вать нас к моле­нию о брат­ском еди­не­нии св. помест­ных Пра­во­слав­ных церк­вей, поскольку между ними, как видно из цер­ков­ной исто­рии, воз­ни­кали раз­доры и раз­де­ле­ния (Бол­гар­ская схизма, рас­колы в Рус­ской, Гре­че­ской Церк­вах).

Что же каса­ется отпав­ших от Пра­во­слав­ной Церкви ере­ти­ков и рас­коль­ни­ков, их соеди­не­ние с нею может мыс­литься только как воз­вра­ще­ние к истине, как при­со­еди­не­ние к Пра­во­сла­вию. В своих бого­слу­жеб­ных пес­но­пе­ниях Пра­во­слав­ная Цер­ковь пока­зы­вает, как надо пони­мать «соеди­не­ние церк­вей». Так, напри­мер, в службе св. Архи­стра­тигу Миха­илу и прочим небес­ным Бес­плот­ным Силам (8/21 ноября) в 1‑й песне вто­рого канона читаем: «Да воз­ве­се­лимся со Ангелы днесь, чело­вецы духовне в радо­сти: Гав­риил бо паки ныне бла­го­вест­вует церк­вей соеди­не­ние и низ­ло­же­ние всякия про­тив­ныя ереси в памяти Архи­стра­ти­гов». Сле­до­ва­тельно, объ­еди­не­ние в Пра­во­слав­ной истине явля­ется плодом не ком­про­мис­сов в вере, а отре­че­ния от всякой ереси, про­тив­ной истин­ной вере. В Вели­ком Треб­нике, бого­слу­жеб­ном сбор­нике, упо­тре­би­тель­ном во всех помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вах, ясно ука­зано, каким обра­зом должно совер­шаться при­со­еди­не­ние к Пра­во­слав­ной вере обра­ща­ю­щихся в нее ино­слав­ных веру­ю­щих — путем отре­че­ния от соот­вет­ству­ю­щих ересей и заблуж­де­ний через утвер­ди­тель­ные ответы на вопросы, кото­рые ставят им пра­во­слав­ные свя­щен­но­слу­жи­тели.

Упо­треб­ля­е­мые часто эку­ме­ни­стами Хри­стовы слова: «да будут все едино!» (Ин. 17, 21) вовсе не озна­чают, что в буду­щем из суще­ству­ю­щих заблуж­де­ний син­кре­ти­че­ским спо­со­бом должна обра­зо­ваться некая новая «эку­ме­ни­че­ская цер­ковь». Из фило­ло­ги­че­ского ана­лиза выра­же­ния «Да вси едино будут» (в гре­че­ском ори­ги­нале — ἰvα πάντες ἐνῶσι) явствует, что речь идет о поже­ла­нии в насто­я­щее время (conjunctivus praesentis) и его нельзя пере­во­дить и тол­ко­вать в буду­щем вре­мени (futurum). Бук­валь­ный пере­вод гласит: «Дабы все были едино!», т. е. пусть все веру­ю­щие стре­мятся пре­одо­ле­вать пре­пят­ствия к под­дер­жа­нию един­ства в Пра­во­сла­вии! Это значит, что каждый веру­ю­щий пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин должен ста­раться — в какое бы время он ни жил и в какой бы исто­ри­че­ской обста­новке ни нахо­дился — быть единым с Хри­сто­вой Цер­ко­вью, при­со­еди­ня­ясь к испо­ве­ду­е­мой ею Пра­во­слав­ной истине, т. е. «к вере, раз навсе­гда пре­дан­ной святым» (Иуда, 1, 3), или, по выра­же­нию блаж. Фео­фи­лакта, «к правым дог­ма­там».

Такое един­ство в правой вере создано Самим Спа­си­те­лем нашим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом. Оно осу­ществ­ля­лось на про­тя­же­нии всех веков, начи­ная со св. апо­сто­лов до наших дней, и будет испол­няться до конца мира. Осу­ществ­ле­ние его совер­ша­ется в Единой, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви! Оно есть Божье дело! Люди должны лишь содей­ство­вать ему, в полном послу­ша­нии Церкви (Мф. 18, 17) и в покор­но­сти истине (2Кор. 13, 8; Гал. 3, 1). Среди сми­рен­ных Своих чад Бог творит чудо еди­не­ния и еди­но­мыс­лия. Неда­ром Гос­подь Иисус Хри­стос молится Своему Небес­ному Отцу, дабы Он охра­нял веру­ю­щих от разъ­еди­не­ния, так чтобы все были едино (Ин. 17, 20—21). Призыв Спа­си­теля о един­стве Церкви обра­щен не к земным орга­ни­за­циям (вроде ВСЦ), ибо нельзя от раз­но­мыс­ля­щих ожи­дать сози­да­ния еди­но­мыс­лия, притом такого, какое суще­ствует в лоне Пре­свя­той Боже­ствен­ной Троицы; нельзя от непо­слуш­ных Церкви ожи­дать сози­да­ния Бого­угод­ного един­ства!

Гос­подь Иисус Хри­стос в Своей Пер­во­свя­щен­ни­че­ской молитве вовсе не имеет в виду созда­ние един­ства между Пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами и совре­мен­ными им ере­ти­ками, како­выми изоби­лует ВСЦ, объ­еди­нив­ший около 300 испо­ве­да­ний166. Не об этом меха­ни­че­ском лже­е­дин­стве молится Хри­стос!

Хри­стос, правда, гово­рит; «Есть у Меня и другие овцы, кото­рые не сего двора; и тех над­ле­жит Мне при­ве­сти: и они услы­шат голос Мой, и будет одно стадо и один Пас­тырь» (Ин. 10, 16). Но гово­рит Он это не об ере­ти­ках, кото­рые были раньше во дворе Церкви, но само­вольно поки­нули его и уже не хотят вер­нуться (ср. 1Ин. 2, 19). По тол­ко­ва­нию св. отцов, Хри­стос гово­рит об языч­ни­ках, о неуве­ро­вав­ших вообще. Он их также при­ве­дет, т. е. введет их, во двор Своей Церкви, ибо эти люди, кото­рые будут веро­вать не иначе, а так, как апо­столы их научат.

Ере­тики стоят спиной к истине, а языч­ники обра­щены лицом к ней. Они ищут истину, тогда как ере­тики пола­гают, будто обла­дают ею и потому не ищут ее. Конечно, ере­тики, если захо­тят, могут вер­нуться во двор Церкви, но лишь путем искрен­него пока­я­ния и отре­че­ния от своей ереси (по чину Вели­кого Треб­ника). Но тогда они уже не будут ере­ти­ками, так как отверг­нут свою ере­ти­че­скую веру и обло­бы­зают цер­ков­ную веру, т. е. Пра­во­слав­ную веру св. апо­сто­лов и св. отцов Церкви.

Только таким спо­со­бом уве­ро­вав­шие во Христа иудеи и уве­ро­вав­шие во Христа языч­ники, как и воз­вра­тив­ши­еся в Цер­ковь ере­тики, могут пре­бы­вать в одной овчарне и состав­лять едино стадо под единым Пас­ты­рем — Хри­стом!

Эку­ме­ни­сты зло­упо­треб­ляют сло­вами Христа об «одном стаде и одном Пас­тыре». Это «одно стадо» они пред­став­ляют себе как все­об­щее — вклю­ча­ю­щее в себя и овец, и волков, т. е. и пра­во­слав­ных и ино­слав­ных. Более того — они даже меч­тают об едином чело­ве­че­стве и тру­дятся над ним не в духов­ном, а в чисто секу­ляр­ном и поли­ти­че­ском смысле (см. ниже 10‑е осно­ва­ние, Д).

Данное стрем­ле­ние чуждо Еван­гель­скому учению. Сам Спа­си­тель реши­тельно отвер­гает такое оши­боч­ное пони­ма­ние, говоря; с одной сто­роны, «об одном стаде» (Ин. 10, 16), а с другой сто­роны, исклю­чая из него неуве­ро­вав­ших иудеев, кото­рым Он прямо гово­рит: «вы не из овец Моих» (Ин. 10, 26). Но раз они — не из Хри­сто­вых овец, то они из дру­гого стада и, сле­до­ва­тельно, при­над­ле­жат дру­гому пас­тырю… (ср. Ин. 8, 44).

Итак, пре­дельно ясно, о каком одном стаде и о каком одном Пас­тыре гово­рит Спа­си­тель. Это стадо — едино, ибо объ­еди­нено единой правой Верой, еди­ными таин­ствами, единой иерар­хией (Еф. 4,5). Это стадо — едино, ибо поко­ря­ется Еди­ному Пас­тырю душ (1Петр. 2, 25) — Бого­че­ло­веку Христу, Иску­пи­телю душ наших (1Петр. 1, 19) Оно едино, ибо собрано в единой овчарне Истины — Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Церкви!

Однако это создан­ное Богом един­ство всегда под­вер­жено угрозе духов­ного разъ­еди­не­ния, вну­ша­е­мого врагом чело­ве­че­ского спа­се­ния. Разъ­еди­ни­те­лями ока­зы­ва­ются лже­про­роки, при­хо­дя­щие якобы во имя Хри­стово. Они гово­рят о «церкви», а думают лишь как бы выве­сти веру­ю­щих из истин­ной Церкви. Хотя они внешне и про­по­ве­дуют Христа, однако «внутри суть волки хищные» (Мф. 7, 15). Потому не надо идти за ними, помя­туя пре­ду­пре­жде­ние Спа­си­теля: «Бере­ги­тесь, чтобы кто не пре­льстил вас!» (Мф. 24, 4; ср. 24, 5, 23).

Св. апо­столы тоже пре­ду­пре­ждали веру­ю­щих, что среди них появятся «лже­учи­тели, кото­рые введут пагуб­ные ереси» (2Петр. 2, 1; Ср. Иуда 1, 17—18). Св. апо­стол Павел гово­рит эфес­ским пас­ты­рям: «Я знаю, что, по отше­ствии моем, войдут к вам лютые волки, не щадя­щие стада; и из вас самих вос­ста­нут люди, кото­рые будут гово­рить пре­вратно, дабы увлечь уче­ни­ков за собою» (Деян. 20, 29—30). О них же сви­де­тель­ствует и св. апо­стол Иоанн Бого­слов: «Они вышли от нас, но не были наши; ибо если бы они были наши, то оста­лись бы с нами» (1Ин. 2, 19). По словам Спа­си­теля, все это есть дело сатаны (Лк. 22, 31).

Как же должны вести себя истин­ные Хри­стовы после­до­ва­тели ввиду этих посто­ян­ных усилий диа­вола разъ­еди­нить их? Они должны бди­тельно блюсти истин­ное един­ство, создан­ное Хри­стом Спа­си­те­лем, «ста­ра­ясь сохра­нять един­ство духа в союзе мира» (Еф. 4, 3). Этот апо­столь­ский совет обра­щен и к нынеш­ним пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам. Мы при­званы не тво­рить един­ство, а сохра­нять его как уже создан­ное и заве­щан­ное Хри­стом всем гря­ду­щим поко­ле­ниям. Если же мы начнем сози­дать един­ство, то нам при­дется при­знать, что его до сих пор не суще­ство­вало. Мы, сле­до­ва­тельно, отре­ка­емся от уже создан­ного Хри­стом един­ства всех истинно веру­ю­щих в Него людей и соот­вет­ственно будем обли­чены фак­тами цер­ков­ной исто­рии, кото­рые тыся­че­устно неопро­вер­жимо сви­де­тель­ствуют о том, что св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь со своего осно­ва­ния и доныне пре­бы­вает единой, как едины в вере все ее истин­ные чада — св. муче­ники, подвиж­ники, свя­ти­тели, испо­вед­ники истины, жившие в тече­ние всех веков ее суще­ство­ва­ния!

Гос­подь Иисус Хри­стос создал дивное един­ство — един­ство в правой вере, о чем апо­стол Павел пишет: «Одно тело и один дух, как вы и при­званы к одной надежде вашего звания: Один Гос­подь, одна вера, одно кре­ще­ние» (Еф. 4, 4—5).

Эку­ме­ни­сты, творя ныне свое новое «един­ство», раз­ры­вают един­ство, создан­ное Хри­стом Спа­си­те­лем. В резуль­тате раз­но­вер­ные соби­ра­ются в некое меха­ни­че­ское «един­ство», а среди пра­во­слав­ных насту­пает раз­де­ле­ние: одни защи­щают эку­ме­низм, другие отвер­гают его. Что при­об­ре­тает св. Пра­во­сла­вие? Не ино­слав­ные ста­но­вятся пра­во­слав­ными, а многие из пра­во­слав­ных изме­няют Пра­во­сла­вию, попи­рая сперва его каноны и веко­вые пре­да­ния, а затем, охва­чен­ные эку­ме­ни­че­ским «вос­тор­гом», кон­чают полным дог­ма­ти­че­ским рав­но­ду­шием и фак­ти­че­ски отпа­дают от Пра­во­сла­вия!

Сами эку­ме­ни­сты весьма выра­зи­тельно похва­ля­ются резуль­та­тами эку­ме­ни­че­ской дружбы среди членов ВСЦ: «Обще­ние между церк­вами ста­но­вится все теснее. Кон­такты, диа­логи, общее сви­де­тель­ство и сотруд­ни­че­ство харак­те­ри­зует жизнь церк­вей во многих обла­стях. Хри­сти­ане разных тра­ди­ций встре­ча­ются, молятся вместе, живут вместе, сви­де­тель­ствуют сов­местно о Христе… Ныне раз­ли­чия в пре­да­ниях имеют меньше зна­че­ния, чем в про­шлом. Часто хри­сти­ане раз­лич­ных пре­да­ний чув­ствуют себя более тесно свя­зан­ными между собою, чем с теми, кто при­над­ле­жит к их соб­ствен­ным церк­вам»167.

Эту мысль офи­ци­аль­ного доку­мента V ассам­блеи ВСЦ в Най­роби вызы­ва­юще-иро­ни­че­ски выска­зал тогдаш­ний пред­се­да­тель Цен­траль­ного коми­тета ВСЦ д‑р Томас в своей всту­пи­тель­ной речи. По словам пра­во­слав­ных деле­га­тов, Томас заявил, что участ­ники ассам­блеи крепко спаяны друг с другом посред­ством неко­его «брат­ства» (оче­видно — масон­ского), чле­нами кото­рого явля­ются боль­шин­ство из них. Здесь они чув­ствуют себя вза­имно свя­зан­ными гораздо крепче, чем в своих церк­вах: ибо свои церкви они могут поки­нуть, а из ВСЦ никто выйти не может!

Эти резуль­таты эку­ме­ни­че­ского «един­ства», раз­вязно про­па­ган­ди­ру­е­мые запад­ными эку­ме­ни­стами, должны, нано­нец, открыть нам глаза, кто за всем этим скры­ва­ется. Это — все тот же древ­ний лука­вый дух злобы (Откр. 20, 2), кото­рый и в про­шлом созда­вал и плодил ереси путем раз­дора, а ныне он, им же разъ­еди­нен­ное, пагубно объ­еди­няет в новей­шую и опас­ней­шую ересь, замас­ки­ро­ван­ную обман­ным назва­нием «хри­сти­ан­ского» эку­ме­низма. Новой стра­те­гией этот древ­ний дух злобы пре­сле­дует преж­нюю цель — уни­что­жить св. Пра­во­сла­вие! Созда­вая якобы фронт борьбы с ате­из­мом, он в сущ­но­сти создает фронт против Пра­во­сла­вия! Сме­ши­вая Истину с заблуж­де­ни­ями, он стре­мится испор­тить здо­ро­вую чистую пищу Пра­во­сла­вия пагуб­ной отра­вой лже­уче­ний. Таким обра­зом, изме­нив так­тику, лука­вый дух не изме­нил своей все­гдаш­ней цели — под­ры­вать Хри­стову веру и губить души чело­ве­че­ские!

Хитро дей­ствуют эку­ме­ни­сты. Они гово­рят об един­стве, но — не в истине!. Они берут биб­лей­ские тексты, но творят из них ложные умо­по­стро­е­ния, чуждые здра­вому духов­ному опыту. Но Гос­подь Иисус Хри­стос заяв­ляет, что принес на землю не мир, а меч (Мф. 10, 34)  — дивный меч Слова Божия, отде­ля­ю­щего истину от лжи (Евр. 4, 12).

Пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину нельзя участ­во­вать в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, ибо оно не ищет создан­ного Хри­стом един­ства, а ере­ти­че­ски отби­рает тексты из Слова Божия, исполь­зуя их в каче­стве одно­сто­рон­них дока­за­тельств в пользу своих оши­боч­ных взгля­дов на един­ство, замал­чи­вая другие свя­щен­ные тексты, кото­рые являют неже­лан­ную для эку­ме­низма истину!

8 осно­ва­ние. Эку­ме­низм гото­вит Пра­во­сла­вие к дог­ма­ти­че­ским отступ­ле­ниям ради эку­ме­ни­че­ского един­ства.


А) ЭКУ­МЕ­НИ­ЧЕ­СКИЕ ПЛАНЫ ОБЪ­ЕДИ­НЕ­НИЯ

Эку­ме­низм, как было пока­зано, ставит целью создать некое «един­ство» из раз­роз­нен­ных хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний. С помо­щью диа­ло­гов и собе­се­до­ва­ний он пыта­ется создать из объ­еди­нен­ных лже­уче­ний некую «истину», кото­рую бы при­няли собран­ные под его эгидой раз­но­род­ные по своим взгля­дам рели­ги­оз­ные груп­пи­ровки, каждая из кото­рых наста­и­вает на при­зна­нии своего «верую». Ясно, что резуль­та­том подоб­ных усилий не может быть дости­же­ние истины, а лишь окон­ча­тель­ное уда­ле­ние от нее, ибо истина не есть соче­та­ние заблуж­де­ний!

Несмотря на труд­но­сти объ­еди­не­ния, эку­ме­ни­сты наде­ются достиг­нуть его путем диа­ло­гов, орга­ни­зо­ван­ных и про­во­ди­мых в эку­ме­ни­че­ском духе. Цен­траль­ный коми­тет ВСЦ, засе­дав­ший в 1971 году в Аддис-Абебе, утвер­ждает, что «диалог есть про­цесс, при кото­ром отдель­ные лич­но­сти и обще­ства осво­бож­да­ются от вза­им­ного страха и недо­ве­рия и обре­тают новое дове­рие друг ко другу… Диалог обе­щает откры­тие новых гори­зон­тов в пони­ма­нии нашей рели­гии (!), новых отно­ше­ний между хри­сти­а­нами и ино­вер­цами, каких прежде не было»168. Буду­щее един­ство эку­ме­ни­сты не мыслят моно­лит­ным. «Наобо­рот, — пишут они, — мы сво­бодны и сообща должны пытаться рас­крыть живое пре­да­ние Еван­ге­лия и Церкви в мно­го­об­ра­зии совре­мен­но­сти, в кото­рой живем»169. Итак, в основу един­ства поло­жено «мно­го­об­ра­зие», т. е. плю­ра­лизм. Спра­ши­ва­ется, что это будет за един­ство, раз в нем при­сут­ствует дог­ма­ти­че­ское мно­го­об­ра­зие?

При­ве­дем про­екты объ­еди­не­ния и усилий мест­ного харак­тера. В США десять аме­ри­кан­ских церк­вей пыта­ются объ­еди­ниться в одну «цер­ковь» под назва­нием «Объ­еди­нен­ная Цер­ковь Христа», в кото­рой «раз­лич­ные дог­ма­ти­че­ские пози­ции счи­та­ются не вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щими, а вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щими». В новой «церкви» должны быть исполь­зо­ваны «все цер­ков­ные пре­да­ния (т. е. откло­не­ния от истин­ного Свя­щен­ного Пре­да­ния) посред­ством реля­ти­ви­за­ции исто­ри­че­ски обу­слов­лен­ных дог­ма­ти­че­ских про­ти­во­ре­чий»170, что озна­чает подрыв абсо­лют­ного авто­ри­тета дог­ма­тов!

Подоб­ный экс­пе­ри­мент про­во­дится также в Англии в мест­ных сектах, кото­рые должны «объ­еди­ниться», начи­ная с Англи­кан­ской церкви с ее тремя вет­вями. С этой целью создана Комис­сия цер­ков­ного един­ства, кото­рая к началу 1975 года пришла к сле­ду­ю­щим выво­дам: «Един­ство не должно непре­менно озна­чать одно­об­ра­зие… Види­мое един­ство должно осу­ще­ствиться прежде всего путем вза­им­ного при­зна­ния иерар­хии и прин­ци­пов веры, что поз­во­лит иметь раз­но­об­ра­зие в выра­же­нии»171.

Совре­мен­ный като­ли­че­ский бого­слов Аль­берт Бран­ден­бург так изоб­ра­жает един­ство буду­щей «эку­ме­ни­че­ской церкви»: она будет все­объ­ем­лю­щей, и в этом смысле — кафо­ли­че­ской. С папы Иоанна XXIII нача­лось новое пони­ма­ние кафо­лич­но­сти, кото­рое при­дало «новую пол­ноту церкви, дающей место всем раз­де­лен­ным. Речь идет не о воз­вра­ще­нии в Римо-като­ли­че­скую цер­ковь, а об объ­еди­не­нии в рамках един­ства, где нали­че­ствуют самые разные хри­сти­ан­ские обра­зо­ва­ния… Все они соеди­ня­ются в види­мом един­стве, сохра­няя свою само­быт­ность, причем каждая из них при­знает другие апо­столь­скими церк­вами… и все имеют обще­ние в евха­ри­стии»172.

Сход­ным обра­зом пред­став­ляет себе буду­щую эку­ме­ни­че­скую «цер­ковь» и Филипп Поттер, бывший гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ. Ссы­ла­ясь на заяв­ле­ния преж­них ассам­блей в Нью-Дели (1961 г.) и Упсале (1968 г.), а также на кон­фе­рен­цию «Веры и устрой­ства» в Сала­манке (1973 г.), он писал нака­нуне V ассам­блеи в Най­роби: «В лоне собор­ной общ­но­сти каждая цер­ковь обла­дает пол­но­тою кафо­лич­но­сти и все­лен­ско­сти и сви­де­тель­ствует об одной и той же апо­столь­ской вере (!). Будучи вза­имно свя­заны единым кре­ще­нием и единой евха­ри­стией, эти церкви вза­имно при­знают иерар­хии друг друга»173.

В при­ве­ден­ной цитате заметно явное тяго­те­ние к дог­ма­ти­че­ским отступ­ле­ниям ради эку­ме­ни­че­ского един­ства. Поттер гово­рит о «собор­ной общ­но­сти церк­вей», внутри кото­рой «каждая цер­ковь обла­дает пол­но­тою кафо­лич­но­сти и все­лен­ско­сти и сви­де­тель­ствует об одной и той же апо­столь­ской вере». Но как может апо­столь­ская вера Пра­во­слав­ной Церкви, сце­мен­ти­ро­ван­ная Апо­столь­ским пре­ем­ством, быть единой с раз­но­шерст­ным раз­но­ве­рием либе­раль­ных объ­еди­не­ний, не при­зна­ю­щих дог­мата о Святой Троице и отри­ца­ю­щих Боже­ствен­ное досто­ин­ство Гос­пода Иисуса Христа, а между тем состо­я­щих рав­но­прав­ными чле­нами ВСЦ наряду с пра­во­слав­ными? И как могут подоб­ные либе­раль­ные объ­еди­не­ния пре­тен­до­вать на «пол­ноту все­лен­ско­сти», когда поня­тие «все­лен­скость» иден­тично поня­тию «пра­во­слав­ность», а пра­во­слав­ность озна­чает испо­ве­да­ние все­це­лой, полной Истины?!

Далее Поттер рас­суж­дает исклю­чи­тельно о двух таин­ствах — Кре­ще­нии и Евха­ри­стии, якобы свя­зу­ю­щих назван­ные «церкви» меж собой. Оче­видно, как про­те­стант, прочих таинств он не при­знает. Но разве Пра­во­слав­ная Цер­ковь может ради ком­про­мисс­ного соеди­не­ния с ере­ти­ками отка­заться от этих таинств? «Мы веруем», — пишет в XVI веке Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Иере­мия II, — что жизнь во Христе зави­сит от таинств и от них полу­чает свое начало»174. Дей­стви­тельно, какую бы жизнь во Христе имели бы мы без пол­ноты цер­ков­ных Бого­уста­нов­лен­ных таинств?! Отбро­сить таин­ство Миро­по­ма­за­ния — значит отверг­нуть пода­ва­е­мые в нем бла­го­дат­ные дары Св. Духа, настав­ля­ю­щие нас на пра­виль­ную духов­ную жизнь и веду­щие ко спа­се­нию. Отбро­сить таин­ство Пока­я­ния (испо­веди) — значит не иметь про­ще­ния грехов свя­щен­но­слу­жи­те­лями, кото­рым дана власть вязать и решить (Мф. 18, 18).

Об Евха­ри­стии Поттер гово­рит как о таин­стве, «свя­зу­ю­щем церкви». Но какая Евха­ри­стия может быть у про­те­стан­тов, кото­рые не имеют апо­столь­ского пре­ем­ства и счи­тают Евха­ри­стию не жерт­вой, освя­ща­ю­щей нас, а лишь вос­по­ми­на­нием? Между тем Гос­подь сказал веру­ю­щим в Него: «Ядущий мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную; и Я вос­крешу его в послед­ний день. Ибо плоть Моя истинно есть пища, и кровь Моя истинно есть питие» (Ин. 6, 54—55). Пра­во­славно веру­ю­щий стре­мится к обо­же­нию, к уча­стию в Боже­ствен­ном есте­стве Христа Спа­си­теля (2Петр. 1, 4), что дости­га­ется не иначе как при­об­ще­нием в таин­стве ко Христу как Хлебу жизни, сшед­шему с небес и даю­щему жизнь миру (Ин. 6, 33). Про­те­стант, не имея этого «Хлеба жизни», лишь обо­льщают себя вос­по­ми­на­нием о Нем. Как же можно пра­во­слав­ным иметь с ними евха­ри­сти­че­ское обще­ние?

Нако­нец, Поттер упо­ми­нает и о вза­им­ном при­зна­нии иерар­хий. Но спра­ши­ва­ется, как можно Пра­во­слав­ным Церк­вам при­знать про­те­стант­скую «иерар­хию», еще при Лютере порвав­шую с апо­столь­ским пре­ем­ством? При таком при­зна­нии сами пра­во­слав­ные лиши­лись бы дра­го­цен­ного дара апо­столь­ского пре­ем­ства, кото­рым опре­де­ля­ется сущ­ность Пра­во­сла­вия!

Наме­чен­ное преж­ним гене­раль­ным сек­ре­та­рем ВСЦ в 1975 году при­об­рело в послед­нее время кон­крет­ную реа­ли­за­цию в эку­ме­ни­че­ском доку­менте, выра­бо­тан­ном и при­ня­том в январе 1982 года на встрече комис­сии «Вера и устрой­ство» в Лиме (Перу). Этот доку­мент «Кре­ще­ние. Евха­ри­стия. Слу­же­ние», по-англий­ски сокра­щенно — БЕМ, а по-русски — КЕС, имеет целью выра­бо­тать согла­ше­ние между всеми «церк­вами» ВСЦ по вопросу о трех таин­ствах: Кре­ще­нии, Евха­ри­стии и Свя­щен­стве, причем послед­нее ловко под­ме­ня­ется более общим тер­ми­ном «Слу­же­ние» (Ministry), оче­видно, из-за щепе­тиль­ного для про­те­стан­тов вопроса об апо­столь­ском пре­ем­стве иерар­хии, како­вым они не обла­дают, хотя осме­ли­ва­ются утвер­ждать, будто раз­ра­бо­тан­ный в Лиме доку­мент «осно­вы­ва­ется на апо­столь­ской вере»175. Во II главе его прямо гово­рится: «Испо­ве­дуя сов­местно апо­столь­скую веру, церкви пришли бы к пол­ному и все­це­лому вза­им­ному при­зна­нию кре­ще­ния, евха­ри­стии и слу­же­ния»176. Итак, в КЕС содер­жатся основ­ные поло­же­ния рас­кри­ти­ко­ван­ной выше статьи Пот­тера, и неуди­ви­тельно поэтому, что на VI ассам­блее ВСЦ в Ван­ку­вере в 1983 году КЕС был пред­ло­жен участ­ву­ю­щим в ВСЦ «церк­вам» для при­ня­тия.

Самое печаль­ное то, что, если рефор­мат­ские церкви отнес­лись к КЕС весьма сдер­жанно177, среди пра­во­слав­ных этот эку­ме­ни­че­ский доку­мент нашел себе сто­рон­ни­ков, зани­ма­ю­щих весьма высо­кие посты. Все­лен­ский Пат­ри­арх Димит­рий поспе­шил 3 марта 1983 года, еще до ассам­блеи, высту­пить с заяв­ле­нием, что в ука­зан­ном доку­менте «Пра­во­слав­ная Цер­ковь рада обна­ру­жить мно­же­ство поло­же­ний своего учения»178. Странно, что пер­вен­ству­ю­щий по чести иерарх Пра­во­слав­ной Церкви обошел мол­ча­нием важ­ней­шую тему об апо­столь­ском пре­ем­стве, носи­те­лем кото­рого он явля­ется! Но «если же соль поте­ряет силу, то чем сде­ла­ешь ее соле­ною?!» (Мф. 5, 13).

Цити­руя хва­леб­ные слова Пат­ри­арха Димит­рия, кото­рые, хотя и ска­заны от имени Пра­во­слав­ной Церкви, совсем не обя­за­тельны для Пра­во­сла­вия, д‑р Алек­сандр Папа­де­рос, грек с Крита, кото­рый утра­тил всякую пра­во­слав­ную ори­ен­та­цию, иро­ни­че­ски про­ти­во­по­став­ляет их пре­ду­пре­жде­нию, послан­ному четыре века назад тюбин­ген­ским люте­ран­ским бого­сло­вом Кон­стан­ти­но­поль­ским Пат­ри­ар­хом Иере­мией II: «Идите своим путем и впредь о дог­ма­тах к нам не пишите»179… (см. выше). «В отли­чие от этого, — пишет Папа­де­рос, — пред­ста­ви­тель­ное эку­ме­ни­че­ское собра­ние, состо­яв­ше­еся в Лиме (1982 г.), нашло выход в новом обра­ще­нии — на этот раз ко всем церк­вам, — в кото­ром еще раз постав­лен вопрос о таин­ствах: кре­ще­нии, евха­ри­стии и слу­же­нии… В нем нет разных пози­ций, ибо бла­го­даря единой согла­со­ван­ной воле (!) был принят единый кон­вер­гент­ный текст (см. объ­яс­не­ние дан­ного тер­мина в статье «Сосу­ще­ство­ва­ние или кон­вер­ген­ция?» мит­ро­по­лита Нико­дима). Он пред­ло­жен нам к общей нашей радо­сти»180. Повод для радо­сти автор видит в основ­ной идее КЕС, кото­рая, по его мнению, «при­зна­ется ныне всеми, а именно, что прин­ци­пи­аль­ное согла­ше­ние по вопросу о кре­ще­нии, евха­ри­стии и слу­же­нии… есть глав­ное пред­ва­ри­тель­ное усло­вие види­мого един­ства Церкви… Итак, КЕС явля­ется одним из важ­ней­ших этапов на пути к види­мому един­ству»181.

Ука­зы­вая, что «этот путь не прямая линия, а воз­вра­ще­ние назад, чтобы про­дви­нуться вперед» (иезу­ит­ский прием!), автор с види­мым удо­вле­тво­ре­нием заяв­ляет, что «тут отбро­шен — наде­емся окон­ча­тельно — схо­ла­сти­че­ский (!) способ мыш­ле­ния — при помощи вопро­сов и отве­тов… (таким спо­со­бом, кстати, состав­лено боль­шин­ство кате­хи­зи­сов Пра­во­слав­ной веры)… Кроме того, — про­дол­жает он, — отверг­нуто „чистое”, „объ­ек­тив­ное” и „науч­ное” бого­сло­вие, хотя науч­ные резуль­таты в общем при­зна­ются»182. Выде­лен­ные три при­ла­га­тель­ных в отно­ше­нии к отверг­ну­тому КЕС бого­сло­вию — три роко­вых удара, кото­рые Папа­де­рос нано­сит сам себе. Раз КЕС поры­вает с чистым бого­сло­вием Пра­во­сла­вия, то есте­ственно, что он впа­дает в нечи­стое бого­слов­ство­ва­ние, т. е. ере­ти­че­ское; раз КЕС отхо­дит от объ­ек­тив­ного бого­сло­вия Боже­ствен­ной истины, то ясно, что он грешит субъ­ек­тивно-при­страст­ным тол­ко­ва­нием истины; нако­нец, раз КЕС не счи­та­ется даже с научно-ака­де­ми­че­ским харак­те­ром бого­сло­вия, то ВСЦ зря похва­ля­ется псев­до­на­уч­но­стью своих раци­о­на­ли­сти­че­ских постро­е­ний!

Нако­нец, чтобы при­дать некий бла­го­че­сти­вый отте­нок своим рас­суж­де­ниям, Папа­де­рос заяв­ляет, что «суще­ственно тут не то, что церк­вам гово­рят бого­словы, а то, что гово­рит им Дух»183. Послед­ние слова явля­ются кощун­ствен­ной паро­дией на частое в Откро­ве­нии св. Иоанна Бого­слова выра­же­ние: «Име­ю­щий ухо да слышит, что Дух гово­рит церк­вам» (Откр. 2, 7.11; 3, 13). Этими сло­вами Дух Святый выра­жает Божию волю и при­го­вор над помест­ными церк­вами, состав­ляв­шими древ­нюю Хри­стову Цер­ковь.

Папа­де­рос, отвер­гая кри­те­рий Пра­во­слав­ной истины в бого­сло­вии, поз­во­ляет себе воз­ве­щать якобы от имени Бога эку­ме­ни­че­ские заблуж­де­ния и при­кры­вает их именем «Духа». Св. апо­стол Иоанн Бого­слов, однако, учит нас: «Воз­люб­лен­ные! не вся­кому духу верьте, но испы­ты­вайте духов, от Бога ли они… По сему-то узнаем духа истины и духа заблуж­де­ния» (1Ин. 4, 1.6).

Этот «путь заблуж­де­ния» вдох­нов­лял и опре­де­лял выше изло­жен­ные планы дости­же­ния «един­ства» лже­мудр­ству­ю­щих и пра­во­славно мудр­ству­ю­щих. Он же вдох­нов­лял и соста­ви­те­лей эку­ме­ни­че­ского доку­мента КЕС.

Б) ЖАЛКОЕ ПОЛО­ЖЕ­НИЕ «ПРА­ВО­СЛАВ­НЫХ» ЭКУ­МЕ­НИ­СТОВ В ВСЦ

Пусть не думают «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты, что, когда про­бьет час объ­еди­не­ния, «Все­мир­ный Совет церк­вей» будет осо­бенно вни­ма­те­лен к Пра­во­слав­ной Церкви, учтет ее дог­маты и каноны. Наобо­рот, все будет реля­ти­ви­зи­ро­вано и при­не­сено в жертву все­об­щему объ­еди­не­нию (отступ­ле­нию)! Об этом сви­де­тель­ствует уже нынеш­нее пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние боль­шин­ства запад­ных эку­ме­ни­стов к при­тя­за­ниям пра­во­слав­ных быть носи­те­лями истины. Никто их не при­знает. Эку­ме­ни­че­ские жур­налы рас­смат­ри­вают все церкви — вклю­чая и Пра­во­слав­ную Цер­ковь — просто как исто­ри­че­ские явле­ния, и больше ничего. Наряду с про­чими «церк­вами» Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­чис­лена к отно­си­тель­ным цен­но­стям. Д‑р Лукас Фишер, бывший пред­се­да­тель комис­сии «Вера и устрой­ство» ВСЦ, пред­ла­гает всем церк­вам (значит и Пра­во­слав­ной!) ради объ­еди­не­ния быть гото­выми посто­янно «уми­рать и вос­кре­сать»…184

Запад­ные эку­ме­ни­сты видят в пра­во­слав­ных пред­ста­ви­те­лях в ВСЦ с их при­тя­за­ни­ями, что истина — только в Пра­во­сла­вии, весьма стран­ных «собра­тьев», кото­рые «что-то стран­ное» вла­гают в уши их (Деян. 17, 20), Еще в 1937 г. на встрече хри­сти­ан­ских «церк­вей» в Эдин­бурге про­смат­ри­ва­лось подоб­ное отно­ше­ние запад­ных пред­ста­ви­те­лей к восточ­ным, отчего рус­ский зару­беж­ный эку­ме­нист проф. Лев Зандер писал: «В насто­я­щее время эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние явля­ется все еще пан-про­те­стант­ской орга­ни­за­цией при уча­стии пра­во­слав­ных, кото­рые весьма чужды и экзо­тичны для прочих»185.

Но, может быть, подоб­ное наблю­да­лось только в 1930‑е годы? Может быть, с тех пор пра­во­слав­ные уси­лили свое вли­я­ние в ВСЦ? Ничуть! И доныне про­те­стант­ский дух эку­ме­низма харак­те­рен для ВСЦ. В этом при­зна­вался даже такой ярый эку­ме­нист, как Мит­ро­по­лит Ленин­град­ский Нико­дим: «Для пра­во­слав­ного созна­ния с самого начала было оче­видно, что сотруд­ни­че­ство в ВСЦ, а тем более уча­стие в нем, неиз­бежно будет озна­чать потоп­ле­ние в стихии про­те­стан­тизма».

В ВСЦ пра­во­слав­ные стал­ки­ва­ются с полным непо­ни­ма­нием со сто­роны про­те­стан­тов, как это отме­чает Эдмунд Шлинк: «Несо­мненно, что непра­во­слав­ные хри­сти­ане вообще про­яв­ляют слиш­ком мало усилий понять Пра­во­слав­ную Цер­ковь»186. Более того: они даже обви­няют ее в том, что она упор­ствует перед «необ­хо­ди­мо­стью обнов­ле­ния»187.

При таком отно­ше­нии ВСЦ к Пра­во­слав­ной Церкви «пра­во­слав­ным» эку­ме­ни­стам нечего наде­яться на свое поло­жи­тель­ное вли­я­ние. Их удо­ста­и­вают лишь снис­хо­ди­тель­ных улыбок, чая при­об­щить к духу про­те­стан­тизма, что в дей­стви­тель­но­сти и про­ис­хо­дит.

Про­те­стан­там не нужно наше Пра­во­сла­вие. Самое поня­тие «Пра­во­сла­вие» утра­тило для них то глу­бо­кое дог­ма­ти­че­ское зна­че­ние, кото­рое мы вкла­ды­ваем в него. Они не при­знают наше Пра­во­сла­вие тож­де­ствен­ным истине, ибо, по их мнению, суще­ствует мно­же­ство «пра­во­сла­вий». Как уже отме­ча­лось выше, про­те­станты без коле­ба­ний име­нуют моно­фи­зит­ские церкви — восточно-пра­во­слав­ными, хитро играя на внеш­ней раз­нице между сло­вами «ори­ен­таль­ный» и «восточ­ный», кото­рые, в сущ­но­сти, озна­чают одно и то же, с явной целью урав­нять под­лин­ное Пра­во­сла­вие и ересь! Филипп Поттер недву­смыс­ленно писал: «Про­де­лан­ные в послед­ние деся­ти­ле­тия усилия ста­вили целью глубже охва­тить раз­лич­ные «орто­док­сии» (пра­во­сла­вия) в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии для их вза­и­мо­обо­га­ще­ния и исправ­ле­ния (!)… Стре­мясь пред­ста­вить миру общее сви­де­тель­ство, мы обна­ру­жи­ваем новые, общие сто­роны веры, кото­рые поз­во­ляют нам обра­зо­вать более полное пра­во­сла­вие или испо­ве­да­ние нашей веры»188. Как из этого текста явствует, для эку­ме­ни­стов «Пра­во­сла­вие» как тако­вое вовсе не суще­ствует, а лишь выра­ба­ты­ва­ется!

По при­зна­нию д‑ра Лукаса Фишера (бывш. руко­во­ди­теля «Веры и устрой­ства» ВСЦ) про­те­станты не только не могут сми­риться с при­тя­за­нием пра­во­слав­ных, что только их Цер­ковь есть един­ственно истин­ная, но, слушая об этом, откро­венно раз­дра­жа­ются. А раз­дра­жа­ются они потому, что счи­тают свои про­те­стант­ские объ­еди­не­ния более истин­ными, чем Пра­во­слав­ная Цер­ковь. В свой черед и пра­во­слав­ные сер­дятся, реа­ги­руя на это раз­дра­же­ние189, хотя дело идет к посте­пен­ному ниве­ли­ро­ва­нию веро­ис­по­ве­да­ний. В про­цессе этого «ниве­ли­ро­ва­ния» доро­гая нам Пра­во­слав­ная Цер­ковь будет посте­пенно обез­ли­чи­ваться в ком­па­нии мно­го­чис­лен­ных церк­вей в ВСЦ, кото­рые все будут при­знаны оди­на­ково дей­стви­тель­ными, ибо эку­ме­ни­че­ское чув­ство «о вза­им­ном ува­же­нии и при­ня­тии вся­кого как уче­ника Христа раз­ви­ва­ется все силь­нее»190. Таким обра­зом, насту­пит эра обще­е­ре­ти­че­ской «уна санкта» — сверх-церкви, о кото­рой меч­тают запад­ные эку­ме­ни­сты!

О ней, к сожа­ле­нию, начи­нают уже пого­ва­ри­вать и вли­я­тель­ные «пра­во­слав­ные» пред­ста­ви­тели эку­ме­низма. Напри­мер, нынеш­ний швей­цар­ский мит­ро­по­лит Дамас­кин (пред­ста­ви­тель Кон­стан­ти­но­поль­ского пат­ри­арха) заявил в Сици­лии в январе 1975 года по случаю недели хри­сти­ан­ского един­ства: «Настало время при­знать суще­ство­ва­ние „церкви вне Церкви “ во всей ее пол­ноте, един­ство кото­рой состоит в сущ­но­сти веры, однако без лик­ви­да­ции или реля­ти­ви­за­ции нашего соб­ствен­ного эккле­зио­ло­ги­че­ского под­хода»191. Послед­ние слова этой ужас­ной фразы должны, веро­ятно, успо­ко­ить пра­во­слав­ных хри­стиан, будто оста­нется нетро­ну­тым их пони­ма­ние Церкви. В сущ­но­сти это лишь уловка, ибо в другом месте мит­ро­по­лит Дамас­кин заявил в связи с диа­ло­гом с като­ли­ками: «При дву­сто­рон­них и мно­го­сто­рон­них наших диа­ло­гах не сле­дует ожи­дать, чтобы другая сто­рона пере­стала быть тем, что она есть; ее надо при­знать как дан­ность»192. Сле­до­ва­тельно, наряду с пра­во­слав­ным эккле­зио­ло­ги­че­ским уче­нием мит­ро­по­лит Дамас­кин при­знает в каче­стве рав­но­цен­ного всякое другое, даже самое ере­ти­че­ское пони­ма­ние Церкви, вроде «церкви вне Церкви».

Но раз эта новая, неиз­вест­ная нам из исто­рии «цер­ковь» не есть Пра­во­слав­ная Цер­ковь, а нахо­дится вне ее пре­де­лов, то она не может быть ничем иным, кроме «сата­нин­ского сбо­рища», о кото­ром гово­рится в Апо­ка­лип­сисе св. Иоанна Бого­слова (2, 9; 3, 9). Это и есть «цер­ковь лукав­ну­ю­щих» (Пс. 25; 5), кото­рою диавол стре­мится под­ме­нить истин­ную Цер­ковь Хри­стову! О ней читаем в Тол­ко­вой Псал­тири: «Бог гну­ша­ется нече­сти­вого сбо­рища всех ере­ти­ков и лишает их покоя Своей бла­го­дати по при­чине их нерас­ка­ян­но­сти»193. Да хранит нас Гос­подь от уча­стия в этой «церкви лукав­ну­ю­щих» и от под­го­тав­ли­ва­ю­щих ее темных эку­ме­ни­че­ских сил!

Упо­ми­на­е­мые выше англи­кан­ские, про­те­стант­ские и римо-като­ли­че­ские бого­словы, кото­рые объ­ек­тивно при­знали, что одна Пра­во­слав­ная Цер­ковь не изме­нила истине, остав­шись ей непо­ко­ле­бимо верна, пред­став­ляют лишь отдель­ных бес­при­страст­ных ученых. Как бы они ни радо­вали нас своими заяв­ле­ни­ями, они не могут повли­ять на пре­об­ла­да­ю­щие в эку­ме­ни­че­ских кругах настро­е­ния, анти­пра­во­слав­ные по своей сути. Даже уве­ли­че­ние числа пред­ста­ви­те­лей помест­ных Пра­во­слав­ных церк­вей в ВСЦ не при­ве­дет ино­слав­ных к истине, если будет отсут­ство­вать добрая воля с их сто­роны. Коли­че­ствен­ное «уси­ле­ние» пра­во­слав­ных будет лишь содей­ство­вать поги­бели еще боль­шего числа пра­во­слав­ных душ. В нашу анти­хри­стову эпоху сатана уже раз­вя­зан и ему попу­щено обо­льщать всю все­лен­ную (Откр. 12, 9; 20,7). «Тайна без­за­ко­ния уже в дей­ствии» (2Фес. 2,7). Явным ста­но­вится отступ­ле­ние тех, кто «не при­няли любви истины для своего спа­се­ния», но воз­лю­били неправду (2Фес. 2, 10, 12).

Бес­поч­венны пред­по­ло­же­ния, что когда-нибудь все ере­ти­че­ские обще­ства при­об­щатся к единой истин­ной, неиз­мен­ной с древ­но­сти и доныне, Хри­сто­вой Церкви. Про­те­станты, для кото­рых Пра­во­сла­вие — чуждое и экзо­тич­ное явле­ние, вер­хо­во­дят, царят и правят в ВСЦ, а пра­во­слав­ные участ­ники при сотруд­ни­че­стве на эку­ме­ни­че­ской почве обя­заны к ним под­ла­жи­ваться, жерт­вуя сего­дня кано­нами, запре­ща­ю­щими сов­мест­ную молитву и обще­ние с ере­ти­ками, чтобы завтра, при новом, пере­вос­пи­тан­ном в эку­ме­ни­че­ском духе поко­ле­нии, начать усту­пать в пра­во­слав­ных дог­ма­тах!

В) ПЕРВЫЕ ОТСТУП­ЛЕ­НИЯ ОТ ДОГ­МА­ТОВ

В послед­нее время пра­во­слав­ные эку­ме­ни­сты все энер­гич­нее наста­и­вают на отступ­ле­нии от дог­ма­тов в каче­стве без­услов­ной необ­хо­ди­мо­сти ради пре­одо­ле­ния раз­де­ле­ний. В своем докладе на Мос­ков­ском сове­ща­нии 1948 года «Эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние и Пра­во­слав­ная Цер­ковь» проф. прот. И. Коман гово­рил, что на эку­ме­ни­че­ских встре­чах часто под­чер­ки­ва­ется, будто «в хри­сти­ан­стве есть суще­ствен­ная реаль­ность, посред­ством кото­рой мы можем объ­еди­ниться, и име­ются вто­ро­сте­пен­ные реаль­но­сти, кото­рые нас раз­де­ляют. Эта суще­ствен­ная реаль­ность — жизнь, душев­ная пре­дан­ность Христу и брат­ская вза­и­мо­по­мощь. Вто­ро­сте­пен­ные же реаль­но­сти — дог­маты, бого­слу­же­ние и цер­ков­ные орга­ни­за­ции»194.

Итак, эку­ме­низм счи­тает дог­маты чем-то вто­ро­сте­пен­ным. Этот рас­тлен­ный дух неза­метно про­ни­кает в созна­ние участ­ни­ков эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния и уже начи­нает при­но­сить свои плоды. Мы лично зна­комы с «пра­во­слав­ными» эку­ме­ни­стами, кото­рые счи­тают, что Пра­во­сла­вию надо бы при­нять запад­ное лже­уче­ние о «филио­кве» ради эку­ме­ни­че­ского объ­еди­не­ния. Среди них был покой­ный мит­ро­по­лит Ленин­град­ский Нико­дим. Самый выда­ю­щийся эку­ме­нист из пер­во­и­е­рар­хов — покой­ный Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Афи­на­гор откро­венно заявил, что во имя объ­еди­не­ния с запад­ными хри­сти­а­нами готов «оста­вить им их филио­кве»195. Подоб­ное пре­да­тель­ское заяв­ле­ние тем более жалко и бес­смыс­ленно, что в послед­нее время неко­то­рые римо-като­ли­че­ские бого­словы начи­нают отка­зы­ваться от «филио­кве». Напри­мер, иезуит Поль Анри пишет: «Время бла­го­при­ят­ствует исчез­но­ве­нию „филио­кве“ из Сим­вола веры… Я считаю „филио­кве“ полу-исти­ною, т. е. полу-ересью»196.

В дей­стви­тель­но­сти же «филио­кве» — это не только полу­е­ресь, а откро­вен­ная ересь, прин­ци­пи­ально иска­жа­ю­щая догмат о Святой Троице вне­се­нием в него двой­ствен­ного и раз­ру­ши­тель­ного эле­мента. Чтобы убе­диться в ере­тич­но­сти учения о «филио­кве», доста­точно крат­кого исто­ри­че­ского обзора.

Вся древ­няя Цер­ковь — как восточ­ная, так и запад­ная — всегда учила на основе Свя­щен­ного Писа­ния (Ин. 15, 26), что Св. Дух пред­вечно исхо­дит только от Отца, Кото­рый есть един­ствен­ное начало в лоне Святой Троицы. Мнение, будто Св. Дух исхо­дит «и от Сына», пре­вра­щает Сына во второе начало наряду с Отцом и вносит раз­де­ле­ние в Св. Троицу. Учение Пра­во­слав­ной Церкви выра­жено в Никео-Царе­град­ском Сим­воле веры: «Верую… и в Духа Свя­таго, Гос­пода Живо­тво­ря­щаго, Иже от Отца исхо­дя­щаго». Неиз­ме­ня­е­мость этого Сим­вола веры твердо опре­де­лена важ­ными кано­нами несколь­ких Все­лен­ских Собо­ров (II, 1; III, 78; IV, 1).

Несмотря на это, Запад­ная цер­ковь внесла в неиз­ме­ня­е­мый Символ веры учение об исхож­де­нии Свя­того Духа и «от Сына» (филио­кве), появив­ше­еся в V веке как част­ное мнение на Западе. Под поли­ти­че­ским нажи­мом Франк­ской импе­рии это невер­ное учение было при­нято сперва в Испа­нии, а потом рас­про­стра­ни­лось по всему Западу. Рим­ская цер­ковь в лице пра­во­слав­ных пап (напри­мер, Льва III) долго при­дер­жи­ва­лась древ­него обще­цер­ков­ного дог­мата и лишь в начале XI века (1014 г.) офи­ци­ально при­знала учение о «филио­кве». Затем это лже­уче­ние по тра­ди­ции пере­шло к про­те­стан­там. Его дог­ма­ти­че­ская невер­ность, созда­ю­щая дву­на­ча­лие у Три­еди­ного Бога, пре­красно дока­зана св. Фотием, Пат­ри­ар­хом Кон­стан­ти­но­поль­ским (IX в.), и св. Марком, Мит­ро­по­ли­том Ефес­ским (XV в.), и учение о «филио­кве» всегда счи­та­лось ересью.

Несмотря на это, в наше время в видных пра­во­слав­ных инстан­циях выдви­га­ется идея отступ­ле­ния по этому важ­ному дог­ма­ти­че­скому вопросу для облег­че­ния сбли­же­ния церк­вей. Про­яв­ля­ю­щие лег­ко­мыс­лен­ную готов­ность к дог­ма­ти­че­ским отступ­ле­ниям оче­видно нисколько не сму­ща­ются тем, что они всту­пают в кон­фликт со св. отцами, боров­ши­мися до послед­него с этим лже­уче­нием, со Все­лен­скими Собо­рами, защи­щав­шими непри­кос­но­вен­ность Сим­вола веры, а более всего — с Самим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, Кото­рый открыл нам, что Святой Дух исхо­дит от Отца (Ин. 15, 26)!

Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Афи­на­гор, кото­рый первым выдви­нул пред­ло­же­ние об уступке в вопросе о «филио­кве», не мог гово­рить от имени всего Пра­во­сла­вия, ибо он не оли­це­тво­рял Все­лен­скую Хри­стову Цер­ковь. Начи­ная с 20‑х годов нашего века Кон­стан­ти­но­поль­ская пат­ри­ар­хия стала вно­сить в Пра­во­сла­вие дух раз­ло­же­ния, и потому, несмотря на фор­маль­ное «пер­вен­ство чести», она не может пре­тен­до­вать на гла­ша­тая Пра­во­сла­вия. Из нее в 1920 г. вышло зло­по­луч­ное посла­ние ко «всем хри­сти­ан­ским церк­вам, нахо­дя­щимся во всем мире», где про­воз­гла­ша­лась воз­мож­ность вза­им­ного обще­ния разных «хри­сти­ан­ских церк­вей» при дог­ма­ти­че­ских раз­ли­чиях между ними! Вышла пагуб­ная кален­дар­ная реформа, про­воз­гла­шен­ная «все­пра­во­слав­ным кон­грес­сом» 1923 года. Нако­нец, Пат­ри­арх Афи­на­гор само­чинно снял в декабре 1965 года нало­жен­ную еще в 1054 году на Рим­скую цер­ковь ана­фему, чем — по лич­ному сви­де­тель­ству прис­но­па­мят­ного Иеру­са­лим­ского Пат­ри­арха Вене­дикта (ум. 1980 г.) — нанес страш­ный удар Пра­во­сла­вию к пользе папизма.

Мнение пат­ри­арха Афи­на­гора отно­си­тельно «филио­кве» подало дурной пример неустой­чи­вым пра­во­слав­ным бого­сло­вам, кото­рые стали счи­тать, что «филио­кве» не есть ересь. На стра­ни­цах пра­во­слав­ного жур­нала «Вест­ник Рус­ского западно-евро­пей­ского пат­ри­ар­шего Экзар­хата» воз­никла дис­кус­сия о «филио­кве» между двумя евро­пей­цами, при­няв­шими Пра­во­сла­вие. В своей статье «Схизма между хри­сти­ан­ским Восто­ком и Запа­дом и попытки соеди­не­ния в Сред­ние века», напе­ча­тан­ной в ука­зан­ном жур­нале (1971, М 73— 74), Оливье Клеман, увле­чен­ный оши­боч­ным пони­ма­нием един­ства Церкви в духе эку­ме­низма, опасно иска­жает ясное пра­во­слав­ное учение о Св. Троице, пол­но­стью исклю­ча­ю­щее запад­ное лже­уче­ние о «филио­кве», и про­во­дит мысль, что ради сбли­же­ния с ино­слав­ными стоит несколько усту­пить лже­уче­нию о вечном исхож­де­нии Св. Духа «и от Сына».

Это пред­ло­же­ние осно­ва­тельно встре­во­жило гол­ланд­ского пра­во­слав­ного монаха (ныне — иеро­мо­наха) Иларио-на (ван Эпе­н­хой­зена), кото­рый рас­кри­ти­ко­вал дог­ма­ти­че­ские отступ­ле­ния Оливье Кле­мана, про­ти­во­по­ста­вив им цитаты из фран­цуз­ского труда проф. Вла­ди­мира Лос­ского «По образу и подо­бию Божию» (Париж, 1976). В начале своей статьи, поме­щен­ной в том же жур­нале, о. Ила­рион отме­чает, что Оливье Клеман «нахо­дится под силь­ным вли­я­нием пат­ри­арха Афи­на­гора, кото­рый своим пове­де­нием как будто хочет дока­зать, что надо жерт­во­вать бого­сло­вием в угоду эку­ме­ни­че­скому сбли­же­нию». Это пред­по­ло­же­ние под­твер­ди­лось очень скоро — в сле­ду­ю­щем 1972 году Оливье Клеман по случаю смерти Афи­на­гора опуб­ли­ко­вал отдель­ной книгой свои беседы с ним.

Эку­ме­низм дей­ствует весьма хитро. Осто­рожно готовя уни­что­же­ние истины, он под­ки­ды­вает идею о деле­нии дог­ма­тов на суще­ствен­ные и «несу­ще­ствен­ные». Послед­ними-де можно пожерт­во­вать ради сохра­не­ния в вере «суще­ствен­ного». Так думает, напри­мер, про­фес­сор дог­ма­ти­че­ского бого­сло­вия Ленин­град­ской Духов­ной ака­де­мии прот. Ливе­рий Воро­нов, кото­рый прямо назы­вает нынеш­них После­до­ва­те­лей дохал­ки­дон­ского испо­ве­да­ния, осуж­ден­ного на IV Все­лен­ском Соборе, как ере­ти­че­ское, «пра­во­слав­ными по суще­ству»! Он рас­суж­дает о якобы «вто­ро­сте­пен­ных вопро­сах веры» и реко­мен­дует для облег­че­ния про­цесса вза­им­ного озна­ком­ле­ния с этими «пра­во­слав­ными по суще­ству» идти «через тща­тель­ное раз­гра­ни­че­ние все­лен­ски обя­за­тель­ных дог­ма­тов (necessaria) от прочих истин веро­уче­ния, отно­ся­щихся к раз­ряду dubia»»197. Деле­ние дог­ма­ти­че­ских поло­же­ний на «все­лен­ски обя­за­тель­ные дог­маты» и на «вто­ро­сте­пен­ные вопросы веры», куда о. Ливе­рий вклю­чил и вопрос о вечном исхож­де­нии Св. Духа от Отца198, демон­стри­рует вли­я­ние на «пра­во­слав­ного» бого­слова со сто­роны анти­пра­во­слав­ных тен­ден­ций.

Назван­ный бого­слов совер­шил вели­кий грех против пра­во­слав­ной дог­ма­тики, отнеся неко­то­рые истины веро­уче­ния в разряд «сомни­тель­ных» — dubia, хотя они, будучи пред­ме­том цер­ков­ного веро­уче­ния, явля­ются, без сомне­ния, Бого­от­кро­вен­ными исти­нами: если же они сомни­тельны, то им не место среди веро­учи­тель­ных истин. Но гово­рить о «сомни­тель­ных» исти­нах веро­уче­ния — значит рас­про­стра­нять в обла­сти веро­уче­ния гибель­ную бациллу сомне­ния, что менее всего подо­бает про­фес­сору пра­во­слав­ного дог­ма­ти­че­ского бого­сло­вия.

Св. Викен­тий Лирин­ский пишет в своем «Напо­ми­на­нии»: «Если раз дать волю нече­сти­вой неправде.., ужа­са­юсь ска­зать, какая страш­ная опас­ность после­дует от раз­ру­ше­ния и уни­что­же­ния веры. Если отбро­сить какую-либо часть все­лен­ской истины, то, как бы по при­вычке, посте­пенно станут отбра­сы­вать одну за другою и осталь­ные ее части. А затем, после отбра­сы­ва­ния частей в отдель­но­сти, что же после­дует нако­нец как не полное отвер­же­ние целого?!»199.

То, чего так опа­сался св. Викен­тий Лирин­ский, начи­нает сбы­ваться в наши дни, причем в страш­ных раз­ме­рах, ибо раз­ла­га­ю­щее вли­я­ние эку­ме­низма на Пра­во­сла­вие захва­тило не только отдель­ных бого­сло­вов, но и высшие цер­ков­ные власти помест­ных церк­вей, кото­рые повя­заны член­ством в ВСЦ. Не надо забы­вать, что поста­нов­ле­ния ІІІ ассам­блеи ВСЦ, во время кото­рой помест­ные пра­во­слав­ные церкви сде­ла­лись чле­нами ВСЦ, преду­смат­ри­вает объ­еди­не­ние всех хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний не иначе как путем усту­пок многих цер­ков­ных поло­же­ний. В тре­тьем поста­нов­ле­нии ясно гово­рится, что дости­же­ние един­ства свя­зано «со смер­тью и воз­рож­де­нием многих извест­ных нам форм цер­ков­ной жизни». В этом же духе выска­зы­вался д‑р Лукас Фишер в выше­при­ве­ден­ном тре­бо­ва­нии к церк­вам быть гото­выми «посто­янно уми­рать и вос­кре­сать». Для нас оче­видно, что чаемое эку­ме­низ­мом отми­ра­ние форм цер­ков­ной жизни явля­ется зло­ве­щим пред­ве­стием раз­ру­ше­ния пра­во­слав­ных кано­нов и дог­ма­тов!


Г) «СТОИТЕ И ДЕР­ЖИТЕ ПРЕ­ДА­НИЯ!» (2Фес. 2, 15)

Летом 1968 года упо­мя­ну­тый д‑р Фишер в докладе на эку­ме­ни­че­ском съезде под­черк­нул, что «одним из глав­ных пре­пят­ствий на пути к цер­ков­ному един­ству явля­ется креп­кая при­вя­зан­ность церк­вей к их про­шлому, к исто­ри­че­ской тра­ди­ции». Дели­катно, но откро­венно сделан намек на то, что и Пра­во­слав­ная Цер­ковь ради эку­ме­ни­че­ского един­ства должна порвать со Свя­щен­ным Пре­да­нием, т. е. с кано­нами и дог­ма­тами, порвать — по вос­хо­дя­щей иерар­хии — со св. отцами, со св. апо­сто­лами, с Самим Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом, что рав­но­сильно само­уни­что­же­нию Пра­во­сла­вия!

Св. апо­стол Павел властно ука­зы­вает: «Стойте и дер­жите пре­да­ния, кото­рым вы научены или словом, или посла­нием нашим!» (2Фес. 2, 15). «Слово» — это устное пре­да­ние, а «посла­ние» — это Пре­да­ние, запи­сан­ное в Свя­щен­ном Писа­нии. Ап. Павел ставит то и другое оди­на­ково высоко. Зна­ме­на­тельно слово: «Стойте!», кото­рое озна­чает: не дви­гай­тесь ни вправо, ни влево! Твердо и непо­ко­ле­бимо пре­бы­вайте в пре­да­ниях! Дер­жи­тесь учения, не допус­кая в нем ника­ких изме­не­ний, как ска­зано об этом еще в Ветхом Завете: «Не пере­дви­гай старых межей, про­ве­ден­ных твоими отцами» (Притч. 22, 28).

Эта же мысль выска­зана св. апо­сто­лом Павлом и в других местах, напри­мер: «О, Тимо­фей! храни пре­дан­ное тебе» (1Тим. 6, 20). Св. Викен­тий Лирин­ский так объ­яс­няет эти слова: «Храни Пре­да­ние! Что же такое Пре­да­ние? — То, что вве­рено тебе, а не то, что тобою изоб­ре­тено; то что ты принял, а не то, что выду­мал; …то, чего ты должен быть хра­ни­те­лем, а не изоб­ре­та­те­лем; после­до­ва­те­лем, а не осно­ва­те­лем»200.

Ныне эку­ме­ни­че­ские дея­тели тре­буют от Пра­во­слав­ной Церкви оста­вить пере­дан­ное ей св. апо­сто­лами и св. отцами — состав­ля­ю­щее ее свя­щен­ную тра­ди­цию, ее веко­вые устои — дог­маты и каноны. Бывший гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ д‑р Вис­серт-Хуфт в про­по­веди на тему «Се, творю все новое» совер­шенно откро­венно заяв­ляет, что в буду­щей эку­ме­ни­че­ской «церкви» ни у кого не будет «отдель­ной гра­ницы для своего испо­ве­да­ния», что войти в нее «затруд­ни­тельно с точки зрения офи­ци­аль­ных кри­те­риев» (т. е. дог­ма­тов и кано­нов) и что «церкви, не жела­ю­щие согла­ситься на обнов­ле­ние, не смогут слу­жить эку­ме­ни­че­скому делу»201.

Но если старые вожди эку­ме­низма выра­жа­ются довольно осто­рожно, то их моло­дые вос­пи­тан­ники смелее при­зы­вают пося­гать на свя­щен­ные устои Церкви. Стефан Роуз во всту­пи­тель­ной статье, в жур­нале «Риск» (!), осно­ван­ном им в 1967 году при моло­деж­ном отделе ВСЦ, пишет: «Нам нужно несколько дерз­ких греш­ни­ков, кото­рые засу­чили бы рукава, чтобы… сдви­нуть с места цер­ков­ные струк­туры (т. е. дог­маты и каноны) и сфор­ми­ро­вать миро­вое созна­ние!»202.

«Дерз­кий греш­ник» нашелся в лице бывш. гене­раль­ного сек­ре­таря ВСЦ д‑ра Пот­тера, кото­рый в авгу­сте 1973 года по случаю 25-лет­него юбилея ВСЦ открыто заявил, что ради эку­ме­ни­че­ского един­ства мы должны быть готовы к «отми­ра­нию косных исто­ри­че­ских уста­нов­ле­ний и струк­тур, кото­рые (якобы!) мешают Божьему замыслу в отно­ше­нии к Его народу (!)… В этом про­цессе, — про­дол­жает Поттер, — мы не должны непре­менно стре­миться к поиску согла­сия. Важно не еди­но­ду­шие, а обще­ние при сотруд­ни­че­стве и в спорах, сопро­вож­да­е­мое иногда вза­им­ным кор­рек­ти­ро­ва­нием и сов­мест­ным при­ча­ще­нием»203.

Итак, про­те­стант­ский эку­ме­низм пре­тен­дует на реа­ли­за­цию, якобы Божьего замысла, но реа­ли­зует его по-анти­хри­стов­ски, при­зы­вая к измене цер­ков­ным уста­нов­ле­ниям и струк­ту­рам, отри­цая необ­хо­ди­мость еди­но­ду­шия в вере и при­зы­вая всех своих членов к общему при­ча­ще­нию! Все это совер­шенно недо­пу­стимо для пра­во­слав­ных хри­стиан, кото­рые пре­красно знают, что еди­но­ду­шие в правом учении есть необ­хо­ди­мей­шее пред­ва­ри­тель­ное усло­вие для уча­стия в бла­го­дат­ной жизни Церкви и, в част­но­сти, для допу­ще­ния ко Свя­тому При­ча­ще­нию. Св. апо­стол Лука сви­де­тель­ствует, что «все они были еди­но­душно вместе» (Деян. 2, 1) и что веру­ю­щие «посто­янно пре­бы­вали в учении Апо­сто­лов, в обще­нии и пре­лом­ле­нии хлеба и в молит­вах» (Деян. 2, 42). Как видим, вна­чале под­черк­нуто пре­бы­ва­ние в испо­ве­да­нии апо­столь­ского учения, а затем, как след­ствие, — уча­стие в При­ча­ще­нии и молит­вах. На осно­ва­нии Свящ. Писа­ния и Свящ. Пре­да­ния св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь всегда соблю­дала подоб­ный бла­го­дат­ный поря­док — тре­бо­вала сперва согла­сия и еди­но­ду­шия в учении, т. е. в дог­ма­тах и в кано­нах, а потом уже допус­кала веру­ю­щих к при­ча­ще­нию от единой Чаши.

Эку­ме­низм, наобо­рот, ставит на первое место «при­ча­ще­ние», ото­дви­гая на второй план рас­смот­ре­ние дог­ма­ти­че­ских раз­ли­чий и споров. Этим ВСЦ фак­ти­че­ски уза­ко­ни­вает без­за­ко­ние, т. е. «при­ча­ще­ние» пра­во­ве­ру­ю­щих с кри­во­ве­ру­ю­щими, не требуя от них еди­но­ду­шия и покор­но­сти истине, чего столь энер­гично тре­бо­вали св. апо­столы (Рим. 2, 8; 14, 25; Гал. 3, 1; 1Петр. 1, 22). Такой прак­тики св. Цер­ковь не знает — она пол­но­стью отверг­нута, как пороч­ная и недо­пу­сти­мая!

Для ВСЦ, конечно, непри­ем­лемо ука­зан­ное цер­ков­ное Пре­да­ние, меша­ю­щее осу­ществ­ле­нию анти­пра­во­слав­ных планов. Чтобы подо­рвать рев­ность Пра­во­слав­ной Церкви к соблю­де­нию Свя­щен­ного Пре­да­ния, про­те­стант­ский эку­ме­низм начи­нает тол­ко­вать о «мно­же­стве пре­да­ний». По его мнению, каждое цер­ков­ное объ­еди­не­ние имеет свое пре­да­ние. И все эти «пре­да­ния» объ­яв­лены рав­но­цен­ными и рав­но­знач­ными. При столь ловкой под­мене и ниве­ли­ро­ва­нии мно­же­ства «пре­да­ний» Свя­щен­ное Пре­да­ние Пра­во­слав­ной Церкви уже не имеет в глазах эку­ме­ни­стов ника­кого пре­иму­ще­ства над «пре­да­ни­ями» иных «церк­вей».

Ново­изоб­ре­тен­ная док­трина о Пре­да­нии и «пре­да­ниях» нахо­дится в полном про­ти­во­ре­чии с веко­вым пра­во­слав­но­цер­ков­ным пони­ма­нием Свя­щен­ного Пре­да­ния, так хорошо изло­жен­ным и защи­щен­ным прис­но­па­мят­ным Мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Фила­ре­том. По его словам, «истин­ное и святое Пре­да­ние — не только види­мая и сло­вес­ная пере­дача учений, правил, поста­нов­ле­ний, обря­дов, но также и неви­ди­мое и дей­ствен­ное сооб­ще­ние бла­го­дати и освя­ще­ния»204. Истин­ное Пре­да­ние воз­можно поэтому только в Церкви, где непре­станно стру­ится бла­го­дать Св. Духа, рас­кры­ва­ю­щая истину и настав­ля­ю­щая на нее205.

В связи с этим Цер­ковь рев­ниво обе­ре­гает свое Свя­щен­ное Пре­да­ние от сме­ше­ния с чело­ве­че­скими, оши­боч­ными и пагуб­ными пре­да­ни­ями (ср. Кол. 2,8). Голос Церкви ясно звучит в ее Бого­слу­жеб­ных книгах, где можно про­честь: «Не подо­бает при­ло­жити или оста­вити что свя­щен­наго пре­да­ния Пра­во­слав­ныя нашея веры, в нейже бо верно кре­сти­хомся. А иже пре­ло­жи­тели сея веры вправду пре­дани будут пре­ще­нию про­кля­тия!» (16 июля, Память св. Отцев Шести Все­лен­ских Собо­ров, канон, песнь 9, стих 1).

Ставя перед собой задачу: подо­рвать цер­ков­ные струк­туры и «сфор­ми­ро­вать миро­вое созна­ние», про­те­стант­ские эку­ме­ни­сты дер­зают навя­зы­вать св. Пра­во­слав­ной Церкви свой подход. Вот почему так опасно Помест­ным пра­во­слав­ным церк­вам участ­во­вать в ВСЦ в каче­стве его членов. Как будет пока­зано ниже, ВСЦ посте­пенно начи­нает тре­бо­вать от своих членов дис­ци­пли­нар­ного под­чи­не­ния для дости­же­ния своих эку­ме­ни­че­ских целей, ничего общего не име­ю­щих с иде­а­лом веру­ю­щего пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина — вечным спа­се­нием души (Мф. 16, 26; 1Петр. I, 9). Ссы­ла­ясь на декла­ра­цию VI ассам­блеи ВСЦ, в кото­рой гово­рится, что теперь откры­ва­ется «новая стра­ница в исто­рии»206, гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ Поттер в письме от 11.Х.1983 г. к Пат­ри­арху Мос­ков­скому и Всея Руси Пимену напо­ми­нает ему о «свя­зы­ва­ю­щем нас дого­воре и завете (engagement and testament)» (?!..)207.

Согласно пред­ска­за­ниям Спа­си­теля и св. апо­сто­лов, мир дви­жется не к пока­я­нию, а к утрате веры (Лк. 18, 8), не к при­ня­тию истины, а ко все боль­шему отступ­ле­нию от нее (2Фес. 2, 2—12), чем и под­го­тав­ли­ва­ются вре­мена гря­ду­щего анти­хри­ста, вле­ку­щего к вечной поги­бели. От этой поги­бели веру­ю­щие могут спа­стись не эку­ме­низ­мом, а лишь посред­ством глу­бо­кого пока­я­ния в своих нрав­ствен­ных грехах, отказа от лже­уче­ний и воз­вра­ще­ния к Бого­от­кро­вен­ной истине, кото­рую мы должны хра­нить и обе­ре­гать как зеницу ока, согласно уве­ща­нию Слова Божия: «Вспомни, что ты принял и слышал (Боже­ствен­ное Пре­да­ние), и храни и покайся!» (Откр. 3, 3).

Сама по себе Боже­ствен­ная истина, правда, нас не спасет, если мы не пре­тво­рим ее в дело. При­водя свя­то­оте­че­скую мысль: «Что пользы бла­го­че­ство­вать верою и нече­ство­вать жизнью?», св. Симеон Новый Бого­слов пере­фра­зи­рует ее: «Что пользы веро­вать право, а жить без­за­конно?»208. Эта мысль осно­вана на Слове Божьем, ибо Спа­си­тель гово­рит: «Не всякий, гово­ря­щий Мне: «Гос­поди! Гос­поди!» войдет в Цар­ство Небес­ное, но испол­ня­ю­щий волю Отца Моего небес­ного… Отой­дите от Меня, дела­ю­щие без­за­ко­ние!» (Мф. 7, 21, 23). Духов­ное знание само по себе не спа­сает, если оно не свя­зано с испол­не­нием. Но из этой акси­омы нельзя делать вывод, будто неважно, как веру­ешь, а важно — как живешь. Важно то и другое. Про­све­щен­ному пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину понятно, что пра­виль­ная бого­угод­ная жизнь невоз­можна без пра­виль­ной веры. Нельзя оспа­ри­вать зна­че­ние дог­ма­ти­че­ских истин в деле спа­се­ния. Сам Спа­си­тель гово­рит в Пер­во­свя­щен­ни­че­ской молитве к Богу Отцу: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, Еди­ного истин­ного Бога, и послан­ного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17, 3). О св. ап. Иоанне Бого­слове, назы­ва­е­мом апо­сто­лом любви, ска­зано в его службе: «…яко полн сый любве, полн бысть и бого­сло­вия» (Вечерня, 26 сен­тября, слава на «Гос­поди воз­звах»).

В свете Боже­ствен­ного откро­ве­ния видно, что не всякое «доброе» дело угодно Богу, ибо оно может вдох­нов­ляться гре­хов­ными побуж­де­ни­ями. Лишь пра­виль­ная Пра­во­слав­ная вера учит пра­виль­ному миро­со­зер­ца­нию и, сле­до­ва­тельно, пра­виль­ному доб­ро­де­ла­нию. «Без веры уго­дить Богу невоз­можно» (Евр. 11, 6). В мире без­ве­рия и кри­во­ве­рия пра­виль­ная вера настолько суще­ственна, что тот, кто сохра­нит ее в своей душе от про­тив­ных бого­бор­че­ских ветров совре­мен­но­сти, тот будет спасен ею при всех роко­вых испы­та­ниях, гря­ду­щих на мир сей, и осо­бенно на Страш­ном суде Хри­сто­вом, согласно обе­ща­нию Самого Гос­пода: «И как ты сохра­нил слово тер­пе­ния Моего, то и Я сохраню тебя от годины иску­ше­ния, кото­рая придет на всю все­лен­ную, чтобы испы­тать живу­щих на земле!» (Откр. 3, 10). Это же озна­чают слова Христа Спа­си­теля: «вся­кого, кто испо­ве­дует Меня пред людьми, того испо­ве­даю и Я пред Отцем Моим Небес­ным» (Мф. 10, 32).

Чтобы достиг­нуть спа­се­ния правой верой, веру­ю­щий должен сле­дить за ее чисто­той и обе­ре­гать ее от иска­же­ний. Свт. Феофан Затвор­ник гово­рит: «Вера, будучи незем­ного про­ис­хож­де­ния, не может под­ле­жать участи земных изме­не­ний. В ней ничего нельзя отме­нить или пере­ме­нить: ни в испо­ве­да­нии, ни в пра­ви­лах жизни, ни в образе совер­ше­ния таинств, ни в чине и устрой­стве цер­ков­ном. Святая вера наша во всем своем составе есть вра­чеб­ница наша, содер­жа­щая рода вра­чев­ства для всех немо­щей наших. Но как веще­ствен­ные лекар­ства тогда только бывают сильны, когда содер­жат все тре­бу­е­мые рецеп­том составы; так и святая вера наша тогда только бывает для нас цели­тельна, когда мы храним ее во всей цело­сти без всяких отмен и изме­не­ний. Отни­мите у лекар­ства какой-нибудь состав или заме­ните его другим, оно поте­ряет всю вра­чеб­ную силу. Отни­мите что-нибудь и в составе Веры и Церкви, или при­бавьте (напри­мер, «филио­кве»), или изме­ните, или пре­об­ра­зуйте, — она пере­ста­нет уже быть для вас цели­тель­ной и спа­си­тель­ной. Без цело­сти ее нам нет спа­се­ния. Потому Сам Гос­подь хранит ее как зеницу ока. Пусть в мире все дви­жется и изме­ня­ется, — святая Вера наша пре­бы­вает и пре­бу­дет неиз­менно!.. Знает враг нашего спа­се­ния, что вся «сила и цели­тель­ность веры зави­сит от ее неиз­мен­но­сти или этой реши­тель­ной непо­движ­но­сти, и потому вся­че­ски поку­ша­ется ввести и ее в поток чело­ве­че­ских изме­не­ний: воз­буж­дает ереси, раз­дра­жает суе­муд­рие… — все упо­треб­ляет, чтобы ввести какие-нибудь пере­мены в ее Боже­ствен­ном устрой­стве и тем уни­что­жить и силу ее»209.

В своем слове по случаю 50-летия юбилея Петер­бург­ской Духов­ной ака­де­мии св. епи­скоп Феофан, как ректор этой Ака­де­мии, ярко под­чер­ки­вает основ­ное раз­ли­чие между Бого­от­кро­вен­ной исти­ной и чело­ве­че­ским науч­ным зна­нием: «Чело­ве­че­ские учения все стре­мятся к новому, растут, раз­ви­ва­ются, — и есте­ственно: ибо они не имеют истины, а только ищут ее… Для нас же и истина, и пути к истине опре­де­лены одна­жды навсе­гда. Мы обла­даем исти­ною, и весь труд у нас обра­ща­ется на усво­е­ние, а не на откры­тие ее. — Там стало зако­ном: вперед, вперед! — А отно­си­тельно нашего учения свыше изре­чено: «Стойте… непо­движны пре­бы­вайте!» (ср. 2Фес. 2, 15). Если что оста­ется нам, то только утвер­ждаться и утвер­ждать других. В этом отно­ше­нии и нашему учению свой­ственно дви­же­ние — рас­ши­ре­ние; но не в обла­сти истины, а в обла­сти обла­да­е­мых исти­ною и покор­ных ей. Наш долг вся­кому новому поко­ле­нию среди нас сооб­щать и вну­шать истину Божию!»210.

Таково пра­во­слав­ное отно­ше­ние к Бого­от­кро­вен­ной истине. Она дана раз и навсе­гда (Иуда. 17, 3). Она — неиз­ме­ня­ема. От нее ничего нельзя отнять (Откр. 22, 19) и ничего нельзя к ней при­бав­лять (Гал. 1,8). Мы должны жить сооб­разно с нею и ее пред­пи­са­ни­ями (Мф. 7, 24), ибо «а кто сотво­рит и научит, сей вели­кий наре­чется в Цар­стве Небес­ном» (Мф. 5, 19).

Этого пра­во­слав­ного взгляда на истину эку­ме­низм не раз­де­ляет. Он не ценит ее как спа­си­тель­ную, а пыта­ется ума­лить, внед­ряя ком­про­мисс­ные взгляды среди своих сто­рон­ни­ков через про­по­ведь о «подвижке цер­ков­ных струк­тур», что рав­но­сильно измене! Ленин­град­ский мит­ро­по­лит Нико­дим был сам эку­ме­ни­стом, но отме­чал «тот печаль­ный с пра­во­слав­ной точки зрения факт, что в пере­смот­рен­ной Кон­сти­ту­ции ВСЦ, где много вни­ма­ния уде­ля­ется пере­чис­ле­нию функ­ций этого органа, ничего не гово­рится об един­стве веры как цели эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния»211. Эку­ме­низм пыта­ется реа­ли­зо­вать объ­еди­не­ние не на основе Пра­во­слав­ной истины, а на раз­ва­ли­нах Пра­во­сла­вия! Но такое «объ­еди­не­ние» не может быть угодно Богу, «Кото­рый хочет, чтобы все люди спас­лись и достигли позна­ния истины» (1Тим. 2, 4).

Про­воз­гла­ша­е­мый на кон­фе­рен­циях и ассам­блеях эку­ме­ни­че­ский мир ока­зы­ва­ется нере­аль­ным и без­бла­го­дат­ным. Подоб­ный мир отвер­гают св. отцы. По словам св. Иоанна Зла­то­уста: «Мир я разу­мею не тот, что состоит в пустом при­вет­ствии и обще­нии трапез, но мир по Боге, про­ис­хо­дя­щий от духов­ного еди­не­ния. Это-то еди­не­ние многие теперь рас­тор­гают, когда, по нера­зум­ной рев­но­сти, уни­чи­жая наши поста­нов­ле­ния и при­да­вая боль­шую важ­ность иудей­ским, счи­тают иудеев учи­те­лями, заслу­жи­ва­ю­щими боль­шее дове­рие, чем наши отцы»212.

Св. Максим Испо­вед­ник (662 г.), бывший сви­де­те­лем страш­ных ере­ти­че­ских нов­шеств и позор­ных ком­про­мис­сов в вере якобы ради мира, про­из­нес зна­ме­на­тель­ные слова перед цар­скими послан­ни­ками, при­шед­шими к нему в зато­че­ние в Визии, чтобы скло­нить на уступки в пользу моно­фе­лит­ской ереси: «иссле­дуя явив­ши­еся в наши вре­мена нов­ше­ства, мы нахо­дим, что они достигли край­ней сте­пени зла. Смот­рите, как бы, под пред­ло­гом мира, мы не ока­за­лись зара­жен­ными тем отступ­ле­нием, о кото­ром Боже­ствен­ный апо­стол сказал (2Фес. 2, 3—4), что оно будет пред­те­чей анти­хри­стова при­ше­ствия!»213. Как акту­ально звучат эти слова вели­кого испо­вед­ника, до крови постра­дав­шего за Пра­во­сла­вие! Ком­про­миссы в обла­сти веры, пред­при­ни­ма­е­мые во имя любых земных «иде­а­лов», нико­гда не при­во­дили к добрым резуль­та­там, ибо они явля­ются тяжким грехом против откры­той нам Богом спа­си­тель­ной Истины.

Д)  СВ. ВИКЕН­ТИЙ ЛИРИН­СКИЙ ЗА НЕИЗ­МЕН­НОСТЬ ВЕРЫ214

Согласно идео­ло­гии эку­ме­низма, рели­гия должна слу­жить чело­ве­че­ству для дости­же­ния его земных целей, тогда как, по словам св. Викен­тия Лирин­ского: «Наш долг — сле­до­вать за рели­гией туда, куда она нас ведет, а не вести рели­гию куда нам хочется»215; «Мы должны крайне бояться тяж­кого греха измены вере и нару­ше­ния Пра­во­сла­вия!»216. «Воз­вра­щать пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам то, чего они раньше не при­няли, нико­гда не раз­ре­ша­лось, не раз­ре­ша­ется и не будет раз­ре­шаться!»217 — про­воз­гла­шает он. Харак­те­ри­зуя совре­мен­ные ему ере­ти­че­ские нов­ше­ства, про­тив­ные пра­во­слав­ным дог­ма­там и кано­нам, св. Викен­тий упо­доб­ляет их «ино­бо­жию», ибо «ере­тики почи­тают свои мнения точно так, как языч­ники — своих богов»218.

Подобно тому как в Ветхом Завете гне­вался Бог за почи­та­ние «иных богов», так и ныне Он гне­ва­ется за отступ­ле­ние от дог­ма­ти­че­ских истин Пра­во­сла­вия и за при­ня­тие разных нова­ций, обильно пред­ла­га­е­мых ВСЦ в наше время.

«Истинно пра­во­слав­ный — тот, кто при­вя­зан всей душою к Церкви, к телу Хри­стову, к Божьей истине, кото­рый ничего не ставит выше Боже­ствен­ной все­лен­ской веры — ни авто­ри­тета, ни любви, ни даро­ва­ний, ни крас­но­ре­чия, ни фило­со­фии кого бы то ни было, — но, пре­зи­рая все это, пре­бы­вает в вере твердо, посто­янно и непо­ко­ле­бимо, считая своим долгом дер­жаться лишь того и веро­вать лишь в то, о чем известно, что вся Все­лен­ская Цер­ковь еди­но­душно дер­жа­лась его с древ­но­сти. О чем же узнает, что оное — как нечто неиз­вест­ное — впо­след­ствии было вве­дено кем-то еди­но­лично, без согла­сия других, или даже про­тивно согла­сию всех святых, того он отри­цает, ибо оно не отно­сится к истин­ной вере, а есть лишь иску­ше­ние… Бла­жен­ный апо­стол Павел в своем Первом посла­нии к Корин­фя­нам пишет: «Над­ле­жит быть и разно-мыс­лиям между вами, дабы откры­лись между вами искус­ные» (1Кор. 11, 19). Апо­стол как бы гово­рит так: «Винов­ники ересей потому именно не иско­ре­ня­ются сразу Богом, чтобы выде­ли­лись достой­ные, т. е. чтобы видно было, насколько сильно, верно и непо­ко­ле­бимо каждый любит Все­лен­скую веру. И дей­стви­тельно, как только появится какое-то нов­ше­ство, сразу же ста­но­вится оче­вид­ной тяжесть зерен и лег­кость мякины. Тогда весьма легко отве­ва­ется от гумна все то, что не тяго­тело к нему: неко­то­рые совсем отле­тают неиз­вестно куда, другие же так встре­во­жены, что боятся как бы не погиб­нуть: им стыдно, и они опу­таны, будучи полу­мерт­выми-полу­жи­выми, ибо при­няли в себя отраву в таком коли­че­стве, что не уби­вает, но и не пере­ва­ри­ва­ется желуд­ком: не при­чи­няет смерти, но и не дает жить. Увы, это состо­я­ние достойно сожа­ле­ния!»219.

Послед­ними сло­вами св. Викен­тий Лирин­ский как бы изоб­ра­жает состо­я­ние нынеш­них «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов. Они так нагло­та­лись эку­ме­ни­че­ской отравы, что рас­пяты между Пра­во­сла­вием и эку­ме­низ­мом, ибо сами не знают — отста­и­вать ли веко­вые цен­но­сти пра­о­те­че­ской веры или же катиться все ниже по пути ком­про­мис­сов! Этим людям св. Викен­тий ясно ука­зы­вает, что они, усвоив нов­ше­ства, хотя видимо и дер­жатся древ­ней веры, посте­пенно все-таки отсту­пают от нее и неза­метно для себя отпа­дают от Пра­во­сла­вия. «Если они начнут при­ме­ши­вать к древ­нему новое, к свя­тому — чужое, к свя­щен­ному — нечи­стое, то этот обычай неиз­бежно рас­про­стра­нится на все, так что потом в Церкви не оста­нется ничего нетро­ну­того, ничего — непо­вре­жден­ного, ничего — целого, ничего — неза­пят­нан­ного, но там, где раньше было свя­ти­лище чистой и непо­роч­ной Истины, там нако­нец сде­ла­ется нечи­стый дом нече­сти­вых и гнус­ных заблуж­де­ний. О, дабы Божия бла­го­дать откло­нила такую нечи­стоту от наших умов! Пусть это оста­нется безу­мием нече­сти­вых! Хри­стова же Цер­ковь как тща­тель­ная и вни­ма­тель­ная хра­ни­тель­ница вве­рен­ных ей для сохра­не­ния дог­ма­тов нико­гда ничего в них не изме­няет, ничего не сокра­щает, ничего не при­бав­ляет, необ­хо­ди­мого не отсе­кает, лиш­него не при­со­еди­няет, — своего не теряет, чужого не усво­яет!»220.

Такое суж­де­ние св. Викен­тия Лирин­ского о неиз­мен­но­сти Хри­сто­вой Церкви в ее дог­ма­ти­че­ском учении верно и весьма важно для всех времен. Цер­ковь стоит там, где постав­лена она Своим Боже­ствен­ным Осно­ва­те­лем. Она не меня­ется, но многие ее члены, будучи увле­ка­емы соблаз­ном мира сего, меня­ются и изме­няют ей на свою личную гибель. Такие люди думают, будто посту­пают гуманно, «бла­го­родно», про­грес­сивно, отсту­пая от неиз­мен­ных веро­ис­по­вед­ных тра­ди­ций Церкви. Они про­ти­во­по­став­ляют про­гресс кон­сер­ва­тизму, не заду­мы­ва­ясь над тем, что под­лин­ный про­гресс Церкви и ее свя­того дела состоит как раз в ее здра­вом кон­сер­ва­тизме.

Всякий, кто сокру­шает веко­вые и неиз­мен­ные устои цер­ков­ной веры, под­ры­вает даль­ней­шее раз­ви­тие Церкви, ставит крест на ее спа­си­тель­ной миссии в гря­ду­щих поко­ле­ниях. Не созна­вая этого и нахо­дясь под вли­я­нием «про­грес­сив­ной» эку­ме­ни­че­ской лите­ра­туры и осо­бенно эку­ме­ни­че­ского пере­вос­пи­та­ния, систе­ма­ти­че­ски веду­ще­гося ВСЦ, моло­дые пра­во­слав­ные бого­словы неза­метно отда­ля­ются от св. Пра­во­слав­ной Церкви и начи­нают видеть в ее неже­ла­нии эку­ме­ни­че­ского сбли­же­ния с ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями пагуб­ную кос­ность, не соот­вет­ству­ю­щую духу вре­мени.

Харак­тер­ным в этом отно­ше­нии явля­ется сле­ду­ю­щий пример: в 1966 году один аспи­рант Духов­ной ака­де­мии был послан на годич­ную ста­жи­ровку в Эку­ме­ни­че­ский инсти­тут в Боссэ. Вер­нув­шись, он подал в Ака­де­ми­че­ский совет отчет о своей работе, в конце кото­рого обещал тру­диться на благо эку­ме­низма, ука­зы­вая его зада­чей — «смяг­че­ние веро­ис­по­вед­ной кос­но­сти». Так вос­пи­ты­ва­ются моло­дые эку­ме­ни­сты, завер­бо­ван­ные в Пра­во­слав­ной Церкви, чью дог­ма­ти­че­скую твер­дость они назы­вают веро­ис­по­вед­ной «кос­но­стью», ста­ра­ясь отбро­сить ее ради веро­ис­по­вед­ных ком­про­мис­сов, веду­щих широ­кой доро­гой в поги­бель (Мф. 7, 13).

ВСЦ уде­ляет немало вни­ма­ния моло­дым эку­ме­ни­стам. В декабре 1975 года вос­пи­та­нием и обра­зо­ва­нием моло­дежи зани­ма­лась 4‑я секция Гене­раль­ной ассам­блеи ВСЦ в Най­роби (Кений). По мнению Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви: «это вопрос, кото­рый по суще­ству каса­ется образа чело­века-хри­сти­а­нина… не нашел на ассам­блее хри­сти­ан­ского раз­ре­ше­ния. Резуль­та­тив­ный доку­мент сви­де­тель­ствует, что его авторы менее всего пони­мают под вос­пи­та­нием фор­ми­ро­ва­ние нового чело­века, «создан­ного по Богу в правде и пре­по­до­бии истины» (Еф. 4, 24). Вызы­вает сожа­ле­ние, что в доку­менте отсут­ствует образ Христа, Кото­рому сле­дует упо­доб­ляться в вос­пи­та­нии хри­сти­ан­ской лич­но­сти, а даются реко­мен­да­ции вне связи с Боже­ствен­ным Откро­ве­нием»221.

Мир­ской дух вос­пи­та­ния в отчуж­де­нии от Свя­щен­ного Писа­ния, насаж­да­е­мый ВСЦ на его Гене­раль­ных ассам­блеях, тол­кает эку­ме­ни­че­скую моло­дежь к отступ­ле­нию от дог­ма­тов и при­ве­дет ее в конце концов к отрыву от веры во Христа! В таком духе пере­вос­пи­ты­ва­ется «хри­сти­ан­ская» моло­дежь в Эку­ме­ни­че­ских инсти­ту­тах в Боссэ, Хью­стоне (США), Биле­фельде и других местах, где раз­ра­ба­ты­ва­ется т. н. «эку­ме­ни­че­ское бого­сло­вие», име­ю­щее целью под­ме­нить Пра­во­слав­ное бого­сло­вие духом ком­про­мисс­ного согла­ша­тель­ства в угоду всем рели­гиям мира сего!

Такая дея­тель­ность ВСЦ среди моло­дежи пол­но­стью про­ти­во­ре­чит учению св. Викен­тия Лирин­ского, предо­хра­ня­ю­щего нас от всяких нов­шеств в обла­веры, «раз навсе­гда пре­дан­ной святым» (Иуд. 1, 3)!

Е) СВ. ОТЦЫ ПРОТИВ ПРИ­НИ­ЖЕ­НИЯ ПРА­ВО­СЛА­ВИЯ

Эку­ме­ни­че­ский дух, дей­ству­ю­щий весьма сильно на совре­мен­ных пра­во­слав­ных, ведет ко все более нарас­та­ю­щему при­ни­же­нию роли Пра­во­слав­ной веры в деле спа­се­ния, что, к сожа­ле­нию, заметно даже на стра­ни­цах офи­ци­аль­ного органа Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви — «Жур­нала Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии», где по поводу Страш­ного суда Хри­стова напи­сано сле­ду­ю­щее: «Ни одним словом не спро­сит Небес­ный Судья чело­века, к какой вере, к какой церкви или кон­фес­сии при­над­ле­жит… Не по внеш­нему при­знаку будет судить Гос­подь чело­века, а только по делам его»222.

Подоб­ное одно­сто­рон­нее тол­ко­ва­ние Свящ. Писа­ния абсо­лютно непра­во­славно. Прежде всего нари­со­ван­ная св. Еван­ге­ли­стом Мат­феем (25, 31—46) кар­тина Страш­ного суда изоб­ра­жает не весь про­цесс послед­него Хри­стова суда над родом чело­ве­че­ским, а только его заклю­чи­тель­ный этап, кото­рый соот­вет­ствует послед­нему (20-му) мытар­ству, когда будут иссле­до­ваться дела мило­сер­дия, а также про­ти­во­по­лож­ные им про­яв­ле­ния неми­ло­сер­дия; по словам св. апо­стола Иакова: «Суд (будет) без мило­сти не ока­зав­шему мило­сти» (Иак. 2, 13).

Однако перед этим послед­ним испы­та­нием чело­ве­че­ской нрав­ствен­но­сти судом Божьим будет идти 19‑е мытар­ство, в кото­ром иссле­ду­ются грехи против веры, и прежде всего — ереси и лже­уче­ния223. Сле­до­ва­тельно, непро­шед­ший через 19‑е мытар­ство не будет допу­щен до 20-го, послед­него мытар­ства. Таким обра­зом, и на Все­об­щем суде Хри­сто­вом не будут оправ­даны, на осно­ва­нии своих дел мило­сер­дия, про­ти­вив­ши­еся правой вере. Как пре­красно под­чер­ки­вает архиеп. Сера­фим в слове о Страш­ном суде, нас спасет истин­ная (а не сен­ти­мен­таль­ная, гума­ни­сти­че­ская) любовь к ближ­ним, про­ис­те­ка­ю­щая из нашей любви ко Христу. Любовь же ко Христу невоз­можна без истин­ной Пра­во­слав­ной веры в Него, кото­рая рож­да­ется от бла­го­дати Св. Духа, пре­по­да­ва­е­мой Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Цер­ко­вью. «Сле­до­ва­тельно, — заклю­чает он, — нас спасет та любовь к ближ­ним, кото­рая имеет за собою всю пол­ноту хри­сти­ан­ской цер­ков­ной бла­го­дат­ной жизни, та любовь, о кото­рой св. апо­стол Павел сказал: «любовь, яже есть соуз (сово­куп­ность) совер­шен­ства» (Кол. 3, 14)224.

Но любовь как самая высшая хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель невоз­можна без основ­ной хри­сти­ан­ской доб­ро­де­тели — веры. Необ­хо­ди­мость веры кате­го­ри­че­ски под­чер­ки­вает Сам Гос­подь Иисус Хри­стос в словах: «Иже веру имет и кре­стится, спасен будет; а иже не имет веры, осуж­ден будет» (Мк. 16, 16), а в беседе с Нико­ди­мом Он гово­рит: «Не веруяй уже осуж­ден есть» (Ин. 3, 18). Разу­ме­ется, дела суще­ственно необ­хо­димы, ибо без дел вера не спа­сает (Иак. 2, 14.17), но для спа­се­ния также необ­хо­димо испо­ве­да­ние истин­ной Пра­во­слав­ной веры, о чем пишет св. ап. Павел: «Устами испо­ве­дует во спа­се­ние» (Рим. 10, 10), в конце своей земной жизни заяв­ляя: «Веру сохра­нил. А тепень гото­вится мне венец правды» (2Тим. 4, 7—8). Св. Фотий, Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский, пре­красно объ­яс­нил соот­но­ше­ние между правой верою и бого­угод­ными делами: «Доб­ро­де­тели должны быть ограж­да­емы верою: при помощи обеих должен обра­зо­ваться истин­ный чело­век, ибо правые дог­маты про­из­во­дят достой­ную жизнь, а чистые дела воз­ве­щают боже­ствен­ность веры»225.

Уча­стие и веры и дел в спа­се­нии выра­зи­тельно под­чер­ки­вает Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Иере­мия II (XVI в.) в своем посла­нии к люте­ра­нам: «Мы гово­рим, что преды­ду­щее есть вера, а после­ду­ю­щее — дела… Мзду и поче­сти в жизни вечной полу­чают те, кото­рые совер­шают и то и другое как должно. Надобно только, чтобы эти дела были добры и нераз­дельны с истин­ною верою… Итак, будем право веро­вать во славу Христа и свято жить во славу Его, потому что одно без дру­гого бес­по­лезно»226.

Все св. отцы высоко ценили Пра­во­слав­ную веру как бла­го­датно-спа­си­тель­ную силу, погреш­ность против нее почи­тая тяжким грехом. «Не погреши в вере, — уве­ще­вает нас св. Анто­ний Вели­кий, — чтобы не про­гне­вался на тебя Созда­тель наш. Кто не содер­жит правой веры… того дух чужд жизни вечной; он явный отступ­ник от Бога»227.

Св. Афа­на­сий Вели­кий в «Окруж­ном посла­нии против ариан» пишет: «Какая ересь, имея отцом соб­ствен­ного измыш­ле­ния искони совра­тив­ше­гося и соде­лав­ше­гося чело­ве­ко­убий­цей и лжецом диа­вола (Ин. 8, 44) и сты­дясь про­из­не­сти нена­вист­ное его имя, при­творно при­ни­мает на себя пре­крас­ное и пре­выше всего Спа­си­те­лево имя, соби­рает изре­че­ния Писа­ний, ута­и­вает же истин­ный смысл их и, нако­нец, при­крыв такою-то лестью свое изоб­ре­тен­ное ею измыш­ле­ние, сама дела­ется чело­ве­ко­убий­цею вве­ден­ных в заблуж­де­ние… Не только не при­но­сить жертву (идолам) значит быть муче­ни­ком, но и не отре­каться от веры есть уже свет­лое муче­ни­че­ство в сове­сти. Не только покло­няв­ши­еся идолам, но и пре­дав­шие истину осуж­дены как чуждые. Посему Иуда извер­жен из апо­столь­ского сана не за при­но­ше­ние жертвы идолам, но за то, что стал пре­да­те­лем»228.

Св. Марк, Мит­ро­по­лит Ефес­ский, бого­мудро учил о Пра­во­сла­вии: «Вера наша — доброе испо­ве­да­ние Отцев наших.

С нею мы наде­емся Богу пред­стать и вос­при­ять отпу­ще­ние согре­ше­ний; а без нее не знаю, какая пра­вед­ность осво­бо­дит нас от веч­ного муче­ния»229. Прп. Максим Г рек пре­ду­пре­ждал: «Знаем, с уве­рен­но­стью знаем, и от Боже­ствен­ных Писа­ний научи­лись мы, что раз­ме­стить или пере­ме­нить даже малей­шее нечто в учении веры есть вели­кое пре­ступ­ле­ние и отпа­де­ние от вечной жизни»230.

Сам прп. Максим Грек при­во­дит в своих сочи­не­ниях слова св. Иоанна Дамас­кина: «Все, что пре­дано нам чрез Закон и про­роки, и чрез Еван­ге­лие, будем изу­чать и соблю­дать честно, и не будем ничего больше искать! ибо Бог, благий Пода­тель вся­кого блага, открыл нам то, что нужно было нам знать, а чего мы не могли понять, то умол­чал. Пусть любим то, что Он предал нам, и в нем пусть пре­бы­ваем, не пере­дви­гая вечных пре­де­лов (межей — ср. Притч. 22, 28) и не пре­сту­пая Боже­ствен­ного Пре­да­ния. Ибо кто отверг­нет что-либо Боже­ствен­ное — малое или боль­шое — тот отверг весь закон (Иак. 2, 10) и при­чис­ля­ется к пре­сту­па­ю­щим его»231.

Прп. Паисий (Велич­ков­ский) пишет: «Свя­тость истин­ных святых мужей… позна­ется не просто от чудес (ибо и языч­ники, и ере­тики могут тво­рить чудеса с помо­щью диа­вола), но от Истин­ной Пра­во­слав­ной веры, от тща­тель­ного хра­не­ния Боже­ствен­ных дог­ма­тов и от соблю­де­ния всех Апо­столь­ских и собор­ных правил и пре­да­ний Пра­во­слав­ной Церкви и от непо­роч­ного житель­ства по всем Еван­гель­ским и оте­че­ским запо­ве­дям»232.

Прп. Сера­фим Саров­ский, рас­кры­вая Мото­ви­лову цель хри­сти­ан­ской жизни, заме­ча­тельно выска­зы­ва­ется о спа­си­тель­но­сти Пра­во­слав­ной веры: «Име­ю­щий бла­го­дать Свя­того Духа за правую веру во Христа, если бы по немощи чело­ве­че­ской и умер душевно от какого-либо греха, то не умрет вовеки, но будет вос­кре­шен бла­го­да­тью Гос­пода нашего Иисуса Христа, взем­ля­ю­щего грехи мира и туне дару­ю­щего бла­го­дать-воз­бла­го­дать (Ин. 1, 16)… У Бога взыс­кует (т. е. для Бога имеет зна­че­ние) правая вера в Него и Сына Его Еди­но­род­ного. За это и пода­ется обильно свыше бла­го­дать Духа Свя­таго»233.

Вот как высоко ценили все Божьи угод­ники Бого­от­кро­вен­ную истину, сохра­ня­е­мую в цело­сти и без повре­жде­ния в Святом Пра­во­сла­вии! Они ясно созна­вали огром­ное ее зна­че­ние для полу­че­ния и пре­умно­же­ния в нас бла­го­дати, без кото­рой невоз­можно пра­вильно начать и успешно вести духов­ную жизнь во Христе.

Эку­ме­ни­че­ское соеди­не­ние «церк­вей», реа­ли­зу­е­мое в ущерб истине, при­ве­дет к гибели истины. Зачем нам такое «объ­еди­не­ние» без спа­си­тель­ной истины, о кото­рой Псал­мо­пе­вец гово­рит: «Ору­жием обыдет тя истина Его» — истина Божия (Пс. 90, 4)?! Истина настолько важна, что без нее чело­век поги­бает, и о ней Спа­си­тель сказал: «Ура­зу­ме­ете истину, и истина сво­бо­дит вы» (Ин. 8, 32), т. е. спасет вас от грехов, как пре­красно тол­кует блаж. Фео­фи­лакт234. Истина освя­щает (Ин. 17, 17)·, она настолько необ­хо­дима для нашей вечной участи, что Сам сын Божий сошел с небес, чтобы ее рас­крыть нам и сви­де­тель­ство­вать о ней (Ин. 18, 37). Будучи Сам вопло­щен­ной Исти­ной (Ин. 14, 6), Он исто­чает слова истины, кото­рые суть дух и жизнь (Ин. 6, 63). Этой Истине веру­ю­щий обязан иметь послу­ша­ние (1Петр. 1, 22) и покор­ность (Рим. 2, 8), ибо вечная гибель и осуж­де­ние грозят людям, не пове­рив­шим истине (2Фес. 2, 12).

Но нынеш­ние эку­ме­ни­че­ски настро­ен­ные «хри­сти­ане» мало инте­ре­су­ются Исти­ной. Их вооду­шев­ляет гордая мысль об «объ­еди­не­нии», к кото­рому они упорно стре­мятся при всех своих дог­ма­ти­че­ских раз­но­гла­сиях и сме­ше­нии языков (ср. Быт. 11:7). В сущ­но­сти они сози­дают новую Вави­лон­скую башню! Поскольку это сози­да­ние совер­ша­ется без Божьего бла­го­сло­ве­ния, то башня обру­шится, будучи осно­вана не на камне Истины Божией, а на песке чело­ве­че­ских заблуж­де­ний (ср. Мф. 7:24, 27). Об этом пре­красно ска­зано в «Декла­ра­ции ко всем хри­сти­а­нам мира», при­ня­той на Сове­ща­нии авто­ке­фаль­ных пра­во­слав­ных церк­вей, созван­ном в Москве в июле 1948 года: «Мы пола­гаем, что эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние есть новая попытка постро­е­ния Вави­лон­ской башни, как при­знак оче­ред­ного заблуж­де­ния чело­ве­че­ства… Мы вправе счи­тать эку­ме­низм соблаз­ни­тель­ным заблуж­де­нием, осно­ван­ным на пороке гор­до­сти. Его прин­цип: соеди­няй­тесь, соеди­няй­тесь, во что бы то ни стало, на любом осно­ва­нии, но соеди­няй­тесь! — Этот прин­цип есть прин­цип при­ну­ди­тель­ного уни­о­на­лизма, за кото­рым неми­ну­емо может после­до­вать лишь цер­ков­ни­че­ский тота­ли­та­ризм»235.

В первом вари­анте той же декла­ра­ции под­черк­нуто: «един­ство совер­шенно осо­бого рода той един­ствен­ной небесно-земной орга­ни­за­ции, кото­рая име­ну­ется Цер­ко­вью… Стре­мясь к един­ству цер­ков­ному, нужно всегда пом­нить об особом, исклю­чи­тель­ном, непо­вто­ря­е­мом харак­тере этого един­ства и не при­ме­нять к нему мерок, свой­ствен­ных другим орга­ни­за­циям… — Эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние чуждо пони­ма­ния истин­ного цер­ков­ного един­ства. Задачу внут­рен­него орга­ни­че­ского объ­еди­не­ния на дог­ма­ти­че­ской основе оно заме­нило внеш­ним меха­ни­че­ским объ­еди­не­нием.

Пойти навстречу эку­ме­ни­че­скому дви­же­нию зна­чило бы отка­заться от истин­ного един­ства цер­ков­ного… в про­стран­стве и во вре­мени… порвать непре­рыв­ную цепь бла­го­дати, свя­зы­ва­ю­щую Пра­во­слав­ную Цер­ковь с апо­сто­лами путем Апо­столь­ского пре­ем­ства… про­дать хра­ни­мое нами сокро­вище веры за чече­вич­ную похлебку мнимых земных выгод и при­нять уча­стие в улов­ле­нии душ чело­ве­че­ских этими выго­дами.

Пра­виль­ный путь к вос­ста­нов­ле­нию истин­ного един­ства цер­ков­ного — путь воз­вра­ще­ния к учению древ­ней нераз­дель­ной236 Церкви. И чем дальше и успеш­нее пойдут по этому пути запад­ные испо­ве­да­ния, тем ближе будут они к Церкви Пра­во­слав­ной и тем легче вос­ста­но­вят они истин­ное един­ство с ней. Ибо Пра­во­слав­ная Цер­ковь своим первым свя­щен­ным долгом счи­тает верное хра­не­ние учения древ­ней и нераз­дель­ной Хри­сто­вой Церкви»237.

Пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин не может участ­во­вать в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, ибо оно реля­ти­ви­рует и при­ни­жает Пра­во­слав­ную истину, гото­вит пра­во­слав­ных хри­стиан к дог­ма­ти­че­ским отступ­ле­ниям и застав­ляет их изме­нять еди­но­спа­са­ю­щей Пра­во­слав­ной вере!

9 осно­ва­ние. Основы объ­еди­не­ния в эку­ме­низме крайне неудо­вле­тво­ри­тельны.

На наше обви­не­ние, что эку­ме­низм истина не инте­ре­сует, эку­ме­ни­сты, веро­ятно, воз­ра­зят, что они стре­мятся не к меха­ни­че­скому един­ству, а к дости­же­нию опре­де­лен­ного един­ства в вере. С этой целью-де создана комис­сия «Вера и устрой­ство» при ВСЦ и раз­ра­бо­тан зна­ме­ни­тый «дог­ма­ти­че­ский мини­мум», на основе кото­рого якобы воз­можно гря­ду­щее объ­еди­не­ние.

Что это за «дог­ма­ти­че­ский мини­мум»? По мет­кому выра­же­нию А. Ведер­ни­кова, это — «ума­ле­ние веры, сни­же­ние ее пол­ноты, данной в Пра­во­сла­вии до уровня какого-нибудь уни­та­ризма, салю­тизма и модер­низма»238. Иными сло­вами, перед нами запре­щен­ное Все­лен­скими Собо­рами и осуж­ден­ное св. отцами иска­же­ние (кале­че­ние) веры, ущем­ле­ние цело­сти веро­ис­по­ве­да­ния Единой Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви и низ­ве­де­ние веро­ис­по­вед­ных истин, обя­за­тель­ных для пра­во­слав­ных хри­стиан, к несколь­ким основ­ным дог­ма­там, при недо­оценке или даже пре­не­бре­же­нии осталь­ными дог­ма­тами.

Но эку­ме­низм не может дей­ство­вать иначе. Пре­сле­дуя свои пороч­ные цели, он вынуж­ден по своей пороч­ной сущ­но­сти при­бе­гать к таким пороч­ным сред­ствам, какими явля­ется ума­ле­ние веры, све­де­ние ее к неко­ему «мини­муму». Этим «мини­му­мом» Англи­кан­ская цер­ковь еще в 1920 году объ­явила Никей­ский Символ веры, назвав его «доста­точ­ным изло­же­нием хри­сти­ан­ской веры»239. «Пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты хотели бы, конечно, при­ня­тия Никео-Царе­град­ского Сим­вола, дабы как-то оправ­даться перед своей сове­стью, что они не отсту­пают от истины и стоят за Пра­во­сла­вие. Однако в наше время нельзя на осно­ва­нии только Сим­вола веры достиг­нуть под­лин­ного объ­еди­не­ния. Почему?

На Раз­бой­ни­чьем соборе в Ефесе в 449 году, про­хо­див­шем под пред­се­да­тель­ством Алек­сан­дрий­ского пат­ри­арха-ере­тика Дио­скора, еретик Евти­хий был оправ­дан на осно­ва­нии испо­ве­да­ния Никео-Царе­град­ского Сим­вола веры240, что не поме­шало ему упорно дер­жаться своих ере­ти­че­ских убеж­де­ний, поскольку они не под­па­дали под этот Символ, состав­лен­ный гораздо ранее их воз­ник­но­ве­ния. Итак, можно испо­ве­до­вать вполне пра­во­слав­ный древ­ний Символ веры и быть не пра­во­слав­ным, а ере­ти­ком. И по этой при­чине необ­хо­димо — осо­бенно в нашу, обще­е­ре­ти­че­скую эпоху — испо­ве­до­вать не только Никео-Царе­град­ский Символ веры, состав­лен­ный на двух первых Все­лен­ских Собо­рах (325 и 381 гг.), но и все дог­ма­ти­че­ские веро­оп­ре­де­ле­ния, сфор­му­ли­ро­ван­ные как непре­ре­ка­е­мые истины на прочих Все­лен­ских Собо­рах. Чтобы быть истин­ным пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, надо испо­ве­до­вать «все, что при­няла и обло­бы­зала Святая Пра­во­слав­ная Цер­ковь», как тре­буют прп. Сера­фим Саров­ский, ибо в про­тив­ном случае воз­ни­кает дог­ма­ти­че­ский эклек­тизм, при кото­ром Пра­во­слав­ные истины иска­жа­ются при­ме­сью ере­ти­че­ских учений!

Подобно Евти­хию, еретик Апол­ли­на­рий считал, что испо­ве­дует Никей­скую веру, направ­лен­ную против ари­ан­ской ереси, однако испо­ве­ду­е­мой им «дог­ма­ти­че­ский мини­мум» не предо­хра­нил его от ереси, про­ти­во­по­лож­ной ари­ан­ству. Выра­жая свое глу­бо­кое сожа­ле­ние по этому поводу, св. Васи­лий Вели­кий пишет об Апол­ли­на­рии: «Он тем более печа­лит меня, что в начале, по-види­мому, при­над­ле­жал к нам»241.

Сле­до­ва­тельно, Пра­во­слав­ная Цер­ковь ни в коем случае не должна согла­шаться на обман­ное «объ­еди­не­ние» только на основе Никео-Царе­град­ского Сим­вола веры, а должна доби­ваться пол­ноты дог­ма­ти­че­ского созна­ния!

А) ПЕРВЫЙ БАЗИС

Первый базис в Кон­сти­ту­ции ВСЦ, при­ня­тый на I ассам­блее в Амстер­даме и под­твер­жден­ный на II ассам­блее в Эван­стоне (1954 г.), гласит: «Все­мир­ный Совет Церк­вей есть сооб­ще­ство церк­вей, кото­рые при­знают Гос­пода нашего Иисуса Христа как Бога и Спа­си­теля»242. Почему же этот пер­во­на­чаль­ный базис кладет в основу веры нечто мень­шее, чем даже Никео-Царе­град­ский Символ веры? Несмотря на куцую фор­му­ли­ровку, и этот базис ока­зался непри­ем­ле­мым для многих «хри­сти­ан­ских» общ­но­стей, членов ВСЦ, высту­пив­ших против него, что вызвало ком­про­мисс­ную фразу у Кен­тер­бе­рий­ского архи­епи­скопа Уильяма Темпла: «Ясно, что жела­тельно поль­зо­ваться бази­сом „Веры и устрой­ства”, но необ­хо­димо при этом дер­жать дверь откры­тою для сотруд­ни­че­ства в какой-то форме с теми, кто не может (!) при­нять его»243.

Подоб­ное офи­ци­аль­ное выска­зы­ва­ние с высо­кой эку­ме­ни­че­ской три­буны ВСЦ рас­кры­вает два роко­вых недуга этой орга­ни­за­ции: 1) бес­си­лие ВСЦ перед зада­чей дог­ма­ти­че­ского объ­еди­не­ния участ­ву­ю­щих в нем «церк­вей» и 2) неис­крен­ность в поис­ках неко­его общего базиса, ибо для ВСЦ воз­можно сотруд­ни­че­ство с теми, кто отвер­гает данный базис.

Спра­ши­ва­ется: зачем вообще было нужно искать «общий» базис? Чтобы, навер­ное, пустить пыль в глаза пра­во­слав­ным, кото­рые не могут пред­ста­вить хри­сти­ан­скую веру без дог­ма­тов и кано­нов! И далее: раз даже эле­мен­тар­ный дог­ма­ти­че­ский мини­мум с дог­ма­том о вере в Иисуса Христа как Бога и Спа­си­теля ока­зы­ва­ется «непри­ем­ле­мым» для неко­то­рых членов ВСЦ, а прак­ти­че­ское сотруд­ни­че­ство, несмотря на это, с ними ради еди­не­ния про­дол­жа­ется, то где же конеч­ная цель под­лин­ного объ­еди­не­ния — спа­се­ние душ верою во Христа Спа­си­теля (Ин. 20, 31; 1Петр. 1, 9)?

Рас­смот­рим базис по суще­ству. Даже если бы он был принят всеми чле­нами ВСЦ, Пра­во­слав­ная Цер­ковь не могла бы на его основе объ­еди­ниться с дру­гими веро­ис­по­ве­да­ни­ями. Для пра­во­слав­ных хри­стиан этот базис непри­ем­лем, ибо сфор­му­ли­ро­ван без харак­тер­ных для Пра­во­слав­ной хри­сто­ло­гии уточ­не­ний, выра­бо­тан­ных на Все­лен­ских Собо­рах. В нем не затра­ги­ва­ются ереси несто­риан, апол­ли­на­риан, моно­фи­зи­тов, моно­фе­ли­тов и других ере­ти­ков, кото­рые по-своему при­знают Иисуса Христа как Бога и Спа­си­теля, корен­ным обра­зом тем не менее отли­ча­ясь от Пра­во­сла­вия. Между ними и Пра­во­слав­ным веро­ис­по­ве­да­нием есть ряд разъ­еди­ня­ю­щих эле­мен­тов: хри­сто­ло­ги­че­ских, соте­рио­ло­ги­че­ских, эккле­зио­ло­ги­че­ских, сакра­мен­таль­ных и т. д. А как известно, в вопро­сах веры доста­точно даже одной упорно отста­и­ва­е­мой ере­ти­че­ской мысли, чтобы рух­нули все соеди­ня­ю­щие мосты!

Б) ВТОРОЙ БАЗИС

Первый базис ВСЦ был рас­кри­ти­ко­ван со сто­роны пра­во­слав­ных как слиш­ком общий, и было выра­жено поже­ла­ние вклю­чить в него веру в Боже­ствен­ную Троицу, так как Гос­подь Иисус Хри­стос есть Вопло­щен­ная Вторая Ипо­стась Боже­ствен­ной Троицы. Это тре­бо­ва­ние осо­бенно под­дер­жи­ва­лось прис­но­па­мят­ным иерар­хом Эллад­ской Церкви — мит­ро­по­ли­том Самос­ским Ири­неем (ум. 1963 г.), с кото­рым мы нахо­ди­лись в пере­писке.

На III Гене­раль­ной ассам­блее ВСЦ, состо­яв­шейся в декабре 1961 года в Дели, была при­нята допол­ни­тель­ная дог­ма­ти­че­ская основа еди­не­ния, состав­ля­ю­щая 2‑ю статью Кон­сти­ту­ции ВСЦ: «Все­мир­ный Совет Церк­вей есть сооб­ще­ство церк­вей, испо­ве­ду­ю­щих Гос­пода Иисуса Христа как Бога и Спа­си­теля по Писа­ниям и вслед­ствие этого ста­ра­ю­щихся сов­местно выпол­нить их общее при­зна­ние во славу еди­ного Бога — Отца, Сына и Свя­того Духа»244.

Первый базис, выра­жа­ю­щий веру в Гос­пода Иисуса Христа, был непри­ем­лем для неко­то­рых либе­раль­ных орга­ни­за­ций, участ­ву­ю­щих в ВСЦ, и тем более непри­ем­лем ока­зался для них уточ­нен­ный базис с верою в Святую Троицу, Кото­рую они вообще отвер­гают!

При раз­ра­ботке пер­вого и вто­рого бази­сов было уже известно, что они не будут при­няты мно­же­ством тогдаш­них и буду­щих членов ВСЦ. Потому и была испод­тишка «остав­лена откры­тая дверь» для сотруд­ни­че­ства с ними. Но затем в ВСЦ стало про­ни­кать такое мно­же­ство нецер­ков­ных орга­ни­за­ций, что даже эку­ме­ни­зи­ро­ван­ная Кон­стан­ти­но­поль­ская пат­ри­ар­хия запро­те­сто­вала, зачем в ВСЦ допус­ка­ются чле­нами не только «церкви», но и неко­то­рые дви­же­ния и груп­пи­ровки, не име­ю­щие цер­ков­ного харак­тера245. Это лишь дока­зы­вает, что Все­мир­ный совет церк­вей дела­ется все более нецер­ков­ным!

Рас­смот­рим второй базис ВСЦ. Для истинно пра­во­славно веру­ю­щих непри­ем­лем и этот допол­ни­тель­ный базис, ибо в нем как-то робко и лишь под конец упо­ми­на­ется вера в Боже­ствен­ную Троицу, без опре­де­ле­ния, как именно сле­дует веро­вать в Три­еди­ного Бога, и без прямой вза­и­мо­связи с верой в Гос­пода Иисуса Христа как Вопло­щен­ную Вторую Боже­ствен­ную Ипо­стась. После столь колос­саль­ных усилий для уточ­не­ния и рас­кры­тия Пра­во­слав­ной веры в Св. Троицу, направ­лен­ных против всех антит­ри­ни­тар­ных и хри­сто­ло­ги­че­ских ересей, сле­до­вало бы испо­ве­до­вать учение Хри­сто­вой Церкви о Св. Троице ясно, смело и вдох­но­венно, а не в таком рас­плыв­ча­том, блед­ном и ане­мич­ном виде!

Новый базис не отвер­гает ереси антит­ри­ни­та­риев, несто­риан, апол­ли­на­риан, суб­ор­ди­на­ци­о­ни­стов и пр., и, будучи сфор­му­ли­ро­ван туманно и рас­плыв­чато, он может быть сво­бодно под­пи­сан всеми совре­мен­ными после­до­ва­те­лями этих древ­них ересей! Дина­ми­сты-монар­хи­ане тоже гово­рят об Отце, Сыне и Св. Духе, но не в пра­во­слав­ном смысле Еди­ного Бога в Трех Лицах, а в своем антит­ри­ни­тар­ном, будто «Отец, Сын и Дух Святой не суть само­сто­я­тель­ные боже­ствен­ные лич­но­сти, а только боже­ствен­ные силы одного и того же Бога»246. Мода­ли­сты-монар­хи­ане поль­зу­ются име­нами Отца, Сына и Св. Духа, считая их моду­сами (обра­зами), в кото­рых после­до­ва­тельно рас­кры­ва­ется единый Бог, хотя сами явля­ются закля­тыми вра­гами дог­мата о Св. Троице, при­ни­мая лишь Троицу откро­ве­ния, но не Троицу Ипо­ста­сей247. Нам совер­шенно ясно, что этот «три­а­до­ло­ги­че­ский» базис сфор­му­ли­ро­ван спе­ци­ально так рас­плыв­чато и неопре­де­ленно, чтобы стать соеди­ни­тель­ным мостом между исти­ной и заблуж­де­нием. Впро­чем, гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ Поттер заявил, что для член­ства в ВСЦ от «церк­вей» тре­бу­ется лишь при­ня­тие дан­ного «базиса»; других усло­вий в этом плане ста­виться не будет248.

Допу­стим неве­ро­ят­ное — все рели­ги­оз­ные общ­но­сти, участ­ники ВСЦ вдруг примут этот базис. Разве про­изой­дет их под­лин­ное соеди­не­ние в вере? Ничуть! Можно вооб­ра­зить, сколько других заблуж­де­ний и раз­но­ве­рий вскроет этот схе­ма­тично-рас­плыв­ча­тый базис! Кроме самого базиса, кото­рый воз­бу­дит мно­же­ство споров, оста­нется еще куча веро­ис­по­вед­ных рас­хож­де­ний, появятся и новые. Как верно заме­тил про­те­стант-анти­э­ку­ме­нист Анри Рот: «Нет ника­кого сомне­ния насчет „веро­ис­по­вед­ной” гиб­ко­сти новой орга­ни­за­ции (т. е. ВСЦ). Она такого свой­ства, что может вобрать все заблуж­де­ния, все ереси, кото­рые под­ры­вают хри­сти­ан­скую веру, под­ме­няя ее фило­со­фией под хри­сти­ан­ским лаком, необ­хо­ди­мым для обо­льще­ния толпы»249.

Пра­во­слав­ная Хри­сти­ан­ская Цер­ковь имеет свое твер­дое Верую, выра­бо­тан­ное на Семи Все­лен­ских Собо­рах. Она не может согла­ситься с эку­ме­ни­че­ской идеей о «дог­ма­ти­че­ском мини­муме», ибо в Пра­во­сла­вии все, утвер­жден­ное Духом Святым на Семи Все­лен­ских Собо­рах, — свято, ценно и необ­хо­димо для спа­се­ния. Пойти по пути какого-то «дог­ма­ти­че­ского мини­мума» озна­чает для Пра­во­слав­ной Церкви пре­да­тель­ство мно­же­ства суще­ствен­ных дог­ма­тов веры: ико­но­по­чи­та­ния, почи­та­ния Божьей Матери и св. угод­ни­ков Божьих, молитв Церкви за усоп­ших и т. п., за что вели­кое мно­же­ство Божьих угод­ни­ков про­лило свою кровь!

С пра­во­слав­ной точки зрения сам термин — «дог­ма­ти­че­ский мини­мум» несо­сто­я­те­лен в каче­стве прин­ципа объ­еди­не­ния, ибо пред­по­ла­гает уступки за его рам­ками, т. е. ком­про­миссы в обла­сти веры, чего Пра­во­сла­вие не должно делать! Ведь рас­хож­де­ния, остав­ши­еся вне «дог­ма­ти­че­ского мини­мума», снова будут разъ­еди­нять, и что тогда станет с един­ством в полной истин­ной вере? Таким обра­зом, дости­жимо лишь меха­ни­че­ское «един­ство», лживое и непроч­ное!

С III ассам­блеи ВСЦ (1961 г.), на кото­рой был принят Второй базис, до IV, состо­яв­шейся в Ван­ку­вере (1983 г.), прошло 22 года. Сле­до­вало бы ожи­дать, что за это время ВСЦ руко­вод­ство­вался Вторым бази­сом и что вера в Св. Троицу все силь­нее усва­и­ва­лась, разъ­яс­ня­лась и уточ­ня­лась среди участ­ву­ю­щих в ВСЦ ино­слав­ных хри­стиан. Между тем что мы уви­дели? В Ван­ку­вере про­изо­шло мно­же­ство скан­даль­ных без­об­ра­зий, было уза­ко­нено «жен­ское свя­щен­ство», а многие участ­ники ассам­блеи «побуж­дали женщин заме­нить идею о Боге Отце идеей богини-матери (!)»250.

Подоб­ное неслы­хан­ное кощун­ство над Бого­от­кро­вен­ным уче­нием о Тро­ич­но­сти Бога, сви­де­тель­ству­ю­щее о глу­бо­чай­шей ере­ти­че­ской раз­нуз­дан­но­сти руко­во­дя­щих кругов ВСЦ, должно было заста­вить «пра­во­слав­ных» участ­ни­ков ассам­блеи воз­му­титься и энер­гично раз­об­ла­чить наглую ересь. Какой смысл участ­во­вать в темных делах ВСЦ, если пра­во­слав­ное сви­де­тель­ство и про­те­сты не слышны и никто с ними не счи­та­ется?

В начале нашего сто­ле­тия рус­ские «бого­словы» о. Павел Фло­рен­ский и о. Сергий Бул­га­ков создали под вли­я­нием гно­сти­цизма туман­ную софи­ан­скую ересь, согласно кото­рой «в Боге нахо­ди­лось какое-то осо­бен­ное суще­ство жен­ского рода», т. н. «София», явля­ю­ща­яся посред­ни­цей между Богом и миром при его сотво­ре­нии. Это жен­ское суще­ство будто бы нахо­ди­лось в «недрах» самой Св. Троицы, как суще­ство «неот­де­ли­мое» от Бога251. Еще в 1937 году Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь реши­тельно осу­дила софи­ан­скую ересь, отсекла от тела Церкви начи­на­ю­щу­юся ере­ти­че­скую ган­грену.

Ныне на наших глазах апо­ка­лип­ти­че­ская блуд­ница, явив­ша­яся в лице Все­мирно Совета церк­вей и назван­ная в Апо­ка­лип­сисе «Вави­ло­ном» — «жили­щем бесом и при­ста­ни­щем вся­кому нечи­стому духу» (Откр. 18, 2), пыта­ется внести новые иска­же­ния в Бого­от­кро­вен­ное учение о Три­еди­ном Боге. Что должны в этом случае делать «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты? Если они хоть немного доро­жат зва­нием пра­во­слав­ных хри­стиан, они должны немед­ленно уйти из все­е­ре­ти­че­ского совета «церк­вей», во испол­не­ние Боже­ствен­ного пове­ле­ния: «Выйди от нее, народ Мой, чтобы не участ­во­вать вам в грехах ее и не под­верг­нуться язвам ее!» (Откр. 18, 4).

Нельзя пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам участ­во­вать в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, кото­рое своей тео­рией о «дог­ма­ти­че­ском мини­муме»:

  1. мас­ки­рует свои бого­про­тив­ные цели — во что бы то ни стало объ­еди­ниться со всеми ере­сями;
  2. под­ры­вает дог­ма­ти­че­ские устои св. Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Церкви;
  3. пыта­ется ввести жен­ское начало в Три­еди­ного Бога, под­ме­няя Бога Отца сата­нин­ской «боги­ней-мате­рью»! 

ВСЦ ПРЕД­ЛА­ГАЕТ (И НАВЯ­ЗЫ­ВАЕТ)

ВЗА­ИМ­НОЕ ПРИ­ЗНА­НИЕ ТАИНСТВ (КЕС)

Рас­смат­ри­вая в 8‑м осно­ва­нии раз­лич­ные эку­ме­ни­че­ские про­екты объ­еди­не­ния, мы вкратце кос­ну­лись при­ня­того комис­сией «Вера и устрой­ство» в Лиме текста «КЕС», кото­рый по суще­ству явля­ется дог­ма­ти­че­ски-литур­ги­че­ским бази­сом-мини­му­мом объ­еди­не­ния хри­стиан. Рас­смот­рим теперь подроб­нее содер­жа­ние этого плана уни­фи­ка­ции учения о таин­ствах: Кре­ще­нии, Евха­ри­стии, Слу­же­нии (Свя­щен­стве).

Идея этого мини­мума вос­хо­дит еще к 1888 году, когда в Англии были выра­бо­таны т. н. «Лам­бет­ские четы­рех­сто­рон­ние поста­нов­ле­ния», где упо­ми­на­ются ука­зан­ные три таин­ства. В 1920 году Лам­бет­ская кон­фе­рен­ция снова выдви­нула этот мини­мум таинств в каче­стве основы для вос­со­еди­не­ния церк­вей252.

С тех пор уже более полу­века эку­ме­ни­сты упорно тру­ди­лись над раз­ра­бот­кой «объ­еди­ни­тель­ного доку­мента», кото­рый в окон­ча­тель­ном виде был принят комис­сией «Вера и устрой­ство» в Лиме в январе 1982 года, а в сле­ду­ю­щем году пред­ло­жен церк­вам, участ­ву­ю­щим в VI ассам­блее ВСЦ в Ван­ку­вере. При­нять КЕС запла­ни­ро­вано на VII ассам­блее ВСЦ, наме­чен­ной на 1991 год. Не хочется верить, что Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви, члены ВСЦ, усту­пят хитро заду­ман­ному масоно-эку­ме­ни­че­скому плану!

Оста­но­вимся сна­чала на числе таинств в КЕС. Из семи Бого­уста­нов­лен­ных цер­ков­ных таинств выбраны только три, причем под­черк­нуто, что согла­сие церк­вей на их при­ня­тие — «один из проб­ных камней един­ства Церкви» и «должно при­ве­сти к реши­тель­ному пере­лому»253. В пре­ам­буле КЕС ска­зано, что «стрем­ле­ние к един­ству отдель­ных церк­вей и стрем­ле­ние ко все­об­щему согла­сию тесно свя­заны между собой»254.

На это можно воз­ра­зить, что согла­сие, постро­ен­ное на мини­маль­ной основе, не может быть согла­сием в истине, а лишь ком­про­мисс­ным согла­ша­тель­ством с заблуж­де­нием. Сам факт, что в КЕС не упо­ми­на­ются четыре цер­ков­ных таин­ства: Миро­по­ма­за­ние, Испо­ведь (Пока­я­ние), Брак и Еле­освя­ще­ние, — пока­зы­вает, что доку­мент вообще не при­знает их таин­ствами и стро­ится на чисто про­те­стант­ских пози­циях.

Однако св. Симеон, архи­епи­скоп Солун­ский (ум. 1430) в своем клас­си­че­ском труде «О таин­ствах» писал: «Есть семь даров Св. Духа, как гово­рит Исаия (11, 2—3), и есть семь таинств цер­ков­ных, через кото­рые дей­ствует Дух. Они суть: Кре­ще­ние, Миро­по­ма­за­ние, При­ча­ще­ние, Руко­по­ло­же­ние, Брак, Пока­я­ние и Еле­освя­ще­ние»255. Те же семь таинств и в том же порядке пере­чис­ляет Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Иере­мия II в 7‑й главе своего Пер­вого ответа на вопросы люте­ран­ских бого­сло­вов из Вюр­темб­ерга в 1576 году, давая сле­ду­ю­щие пояс­не­ния: «Таин­ство… есть чин свя­щен­но­дей­ствий и то, что через них и в них совер­ша­ется и каж­дому нужно: то есть Кре­ще­ние, Миро­по­ма­за­ние, При­ча­ще­ние; а посвя­тив­шим себя Богу — Руко­по­ло­же­ние; подобно как миря­нам — Брак; согре­шив­шим же после кре­ще­ния — Пока­я­ние и пома­за­ние освя­щен­ным Елеем. Они даруют отпу­ще­ние грехов и очи­щают лежа­щие на душе нечи­стоты. Таин­ствами же они назы­ва­ются потому, что в чув­ствен­ных (т. е. веще­ствен­ных) знаках содер­жат дей­ствие духов­ное и неиз­ре­чен­ное. Каждое из сих таинств уста­нов­лено в Писа­нии и имеет опре­де­лен­ную мате­рию и форму»256.

При­чина сокра­ще­ния таинств до двух у про­те­стан­тов кро­ется в их непра­виль­ном раци­о­на­ли­сти­че­ском пони­ма­нии Бого­уста­нов­лен­но­сти самих таинств. При­ни­ма­ются во вни­ма­ние только таин­ства, кото­рые прямо уста­нов­лены по пове­ле­нию Спа­си­теля, а именно: Кре­ще­ние (Мф. 28, 19) и При­ча­ще­ние (Мф. 26, 26—28), хотя при таком под­ходе надо при­знать как таин­ство и Пока­я­ние (Испо­ведь), о кото­ром Спа­си­тель сказал апо­сто­лам после Своего Вос­кре­се­ния: «При­и­мите Дух Свят. Имже отпу­стите грехи, отпу­стятся им, и имже дер­жите, дер­жатся» (Ин. 20, 22—23; ср. Мф. 18, 18). Но несмотря на кон­крет­ную запо­ведь Спа­си­теля, у про­те­стан­тов нет этого таин­ства!

Как под­чер­ки­вает Архи­епи­скоп Сера­фим (Собо­лев), «учре­ди­те­лем сих семи таинств был Сам Гос­подь — или чрез пре­по­да­ние Боже­ствен­ного учения, став­шего осно­вою вве­де­ния в цер­ков­ную жизнь апо­сто­лами Миро­по­ма­за­ния, Пока­я­ния и Брака (Ин. 7, 37—39; 20, 21—23; Мф. 19, 3—12), или чрез даро­ва­ние им прямой запо­веди об уста­нов­ле­нии таинств Кре­ще­ния и При­ча­ще­ния (Мф. 28, 19; 26, 26—28); или, нако­нец, чрез пове­ле­ние вообще блюсти все, что Он запо­ве­дал им (Мф. 28, 20). Заме­ча­тельно то, что эта общая запо­ведь Христа — «блюсти вся, елика запо­ве­дах вам» — сле­дует непо­сред­ственно за уста­но­ви­тель­ными сло­вами пер­вого из таинств — Кре­ще­ния (Мф. 28, 19), и она, несо­мненно, охва­ты­вает и все прочие таин­ства. К осу­ществ­ле­нию этого общего Боже­ствен­ного пове­ле­ния надо несо­мненно отне­сти уста­нов­ле­ние апо­сто­лами таинств Свя­щен­ства и Еле­освя­ще­ния.., как и других пяти таинств»257.

Вот почему в 10‑м члене Сим­вола веры, упо­мя­нуто только «едино Кре­ще­ние во остав­ле­ние грехов», но через него под­ра­зу­ме­ва­ются и осталь­ные шесть таинств, кото­рые изу­ча­ются в кате­хи­зисе наряду с ним.

В своем пре­крас­ном труде «Ересь эку­ме­низма» гре­че­ский бого­слов А. Дели­баси, имея в виду «дог­ма­ти­че­ский мини­ма­лизм Лам­бет­ских четы­рех­сто­рон­них поста­нов­ле­ний 1888 года», кото­рые лежат в основе КЕС, пишет: «Семь святых таинств Церкви, через кото­рые пре­по­да­ется в ней освя­щен­ная Боже­ствен­ная Бла­го­дать, све­дены к двум: Кре­ще­нию и Евха­ри­стии. А из трех сте­пе­ней иерар­хии… при­ни­ма­ется только епи­скоп­ская», и то «не как Бого­уста­нов­лен­ная высшая сте­пень иерар­хии в Церкви, а как тра­ди­ция, кото­рую на местах можно при­спо­саб­ли­вать в соот­вет­ствии с народ­ными потреб­но­стями». «Таин­ства рас­смат­ри­ва­ются не как дей­стви­тель­ные таин­ства, пода­ю­щие Божию бла­го­дать, а как про­стые сим­во­ли­че­ские цере­мо­нии, име­ю­щие такое же самое или даже мень­шее зна­че­ние, чем про­по­ведь». Так «посред­ством дог­ма­ти­че­ского мини­ма­лизма тре­бо­ва­ния веры ума­ля­ются до самой малой воз­мож­но­сти с тен­ден­цией к их лик­ви­да­ции»258.

Дальше в пре­ам­буле КЕС его соста­ви­тели — среди кото­рых фигу­ри­рует печально извест­ный «пра­во­слав­ный» эку­ме­нист проф. Нисио­тис, — похва­ля­ясь появ­ле­нием эку­ме­ни­че­ского брат­ского обще­ства, кото­рое часто выхо­дит за кон­фес­си­о­наль­ные гра­ницы (т. е. масон­ство), под­чер­ки­вают, что «в нем преж­ние раз­ли­чия рас­смат­ри­ва­ются в новом свете»259, и обра­ща­ется вни­ма­ние на «мно­го­обе­ща­ю­щие сов­па­де­ния» в учении отдель­ных церк­вей. «Эти сов­па­де­ния церкви должны шаг за шагом раз­ви­вать в своем веро­уче­нии», что их при­ве­дет якобы к «обще­нию друг с другом в апо­столь­ской пре­ем­ствен­но­сти и пре­ем­ствен­но­сти с уче­нием все­лен­ской церкви»260. Горя­чий сто­рон­ник КЕС Папа­де­рос спешит раз­де­лить радость бра­тьев-про­те­стан­тов, кото­рые в Лиме будто бы достигли «почти уровня апо­столь­ской веры» (!)261.

Пред­ва­ряя даль­ней­ший анализ важ­ней­шего вопроса об апо­столь­ском пре­ем­стве, хочется спро­сить проф. Нисио­тиса и д‑ра Папа­де­роса, на каком осно­ва­нии про­те­станты похва­ля­ются апо­столь­ской верой, если у них нет вклю­чен­ного в нее апо­столь­ского иерар­хи­че­ского пре­ем­ства и если они не хотят его полу­чить от обла­да­ю­щей им Пра­во­слав­ной Хри­сто­вой Церкви?

В конце пре­ам­булы КЕС соста­ви­тели, вос­хи­ща­ясь бес­пре­це­дент­ным еди­не­нием бого­сло­вов раз­лич­ных тра­ди­ций отно­си­тельно трех таинств, неожи­данно заяв­ляют, что «не сле­дует ожи­дать в КЕС какого-то пол­ного бого­слов­ского истол­ко­ва­ния кре­ще­ния, евха­ри­стии и свя­щен­ства», ибо оное, по их мнению, «в данном случае непод­хо­дяще и даже неже­ла­тельно»262. В этих словах пол­но­стью рас­кры­ва­ется анти­бо­го­слов­ская настро­ен­ность соста­ви­те­лей, несмотря на их гром­кие про­фес­сор­ские и док­тор­ские титулы! Откло­няя даже саму мысль о чисто бого­слов­ском263 под­ходе к цер­ков­ным таин­ствам, они в конце про­го­ва­ри­ва­ются, что «согла­со­ван­ный текст КЕС созна­тельно сосре­до­то­чен на тех аспек­тах, кото­рые были прямо или кос­венно свя­заны с вопро­сом о вза­им­ном при­зна­нии, веду­щем к един­ству»264.

Это само­при­зна­ние в стрем­ле­нии к ком­про­мисс­ному «един­ству» хорошо пока­зы­вает, почему эку­ме­ни­че­ская тен­ден­ци­оз­ность КЕС несов­ме­стима с бого­слов­ским ана­ли­зом; и потому совер­шенно прав Дели­басси, утвер­ждая, что эку­ме­ни­че­ские пред­ло­же­ния руко­вод­ству­ются «не верою в Бога», а лишь «свое­ко­рыст­ной задан­но­стью»265.

А) ТАИН­СТВО КРЕ­ЩЕ­НИЯ

В первых двух пара­гра­фах раз­дела КЕС о Кре­ще­нии, об уста­нов­ле­нии и зна­че­нии этого таин­ства при­во­дятся основ­ные дог­ма­ти­че­ские тексты Св. Писа­ния, кото­рые пред­став­лены в любом пра­во­слав­ном учеб­нике по дог­ма­тике. Однако затем, созна­тельно и умыш­ленно, в угоду про­те­стан­тизму, таин­ство Кре­ще­ния сме­ши­ва­ется с таин­ством Миро­по­ма­за­ния, кото­рое, хотя и совер­ша­ется сразу после Кре­ще­ния, есть отдель­ное и само­сто­я­тель­ное таин­ство. Но КЕС (§ 5 «Дар Духа») бла­го­дат­ные послед­ствия таин­ства Миро­по­ма­за­ния — «печать и залог Свя­того Духа» (2Кор. 1, 21—22; Еф. 1, 13—14) отно­сит к таин­ству Кре­ще­ния266. В § 19 читаем: «Дар Свя­таго Духа при кре­ще­нии может быть выра­жен и допол­ни­тель­ным обра­зом, напри­мер, воз­ло­же­нием рук и пома­зы­ва­нием или миро­по­ма­за­нием»267, т. е. таин­ство Миро­по­ма­за­ния обез­ли­чи­ва­ется и сво­дится к допол­ни­тель­ному и необя­за­тель­ному обряду, дабы оправ­дать отсут­ствие у про­те­стан­тов миро­по­ма­за­ния после кре­ще­ния. В ком­мен­та­рии к § 14 прямо выра­жено недо­уме­ние: «каков смысл дру­гого отдель­ного обряда между кре­ще­нием и допу­ще­нием к при­ча­ще­нию?»268.

При Кре­ще­нии, как и при всяком таин­стве, пода­ются, разу­ме­ется, соот­вет­ству­ю­щие дары Св. Духа, и потому Сам Гос­подь гово­рит Нико­диму о Кре­ще­нии как о рож­де­нии «от воды и Духа» (Ин. 3, 5). Но бла­го­дат­ное воз­дей­ствие Св. Духа при Кре­ще­нии состоит в очи­ще­нии от пер­во­род­ного Ада­мова греха (Рим. 6, 4.6.11), а при миро­по­ма­за­нии даются дары Св. Духа для укреп­ле­ния ново­кре­щен­ного в бла­го­дат­ной духов­ной жизни и хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лях, как об этом гово­рит св. ап. Павел: «Яви­лась бла­го­дать Божия, спа­си­тель­ная для всех чело­ве­ков, науча­ю­щая нас, чтобы мы… цело­муд­ренно, пра­ведно и бла­го­че­стиво жили» (Тит. 2, 11—12). Толкуя эти слова, свт. Феофан Затвор­ник писал: «Цело­муд­рие, пра­вед­ность и бла­го­че­стие — обни­мают всю святую жизнь и сов­ме­щают все запо­веди и всю волю Божию, в коей ходить обя­за­тель­ство при­ем­лют при­сту­па­ю­щие к Богу в истин­ной вере»269, т. е. те, кото­рые кре­сти­лись. Что здесь речь идет о таин­стве Миро­по­ма­за­ния, совер­ша­е­мого после Кре­ще­ния, видно из слов св. ап. Иоанна Бого­слова ко кре­щен­ным хри­сти­а­нам: «Пома­за­ние, кото­рое вы полу­чили от Него, в вас пре­бы­вает, и вы не имеет нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие пома­за­ние учит вас всему, и оно истинно и неложно; то, чему оно научило вас, в том пре­бы­вайте» (1Ин. 2, 27). Известно, что таин­ство св. Миро­по­ма­за­ния «сна­чала совер­ша­лось чрез воз­ло­же­ние рук апо­сто­лов (Деян. 8, 17; 19, 6), а потому при них же, по мере рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ства, стало совер­шаться… чрез пома­за­ние миром, почему апо­столы, как гово­рит св. Дио­ни­сий Аре­о­па­гит (ученик св. ап. Павла), назы­вали это таин­ство — Таин­ством Мира»270.

Необ­хо­ди­мость Миро­по­ма­за­ния кре­щен­ных хри­стиан (соот­вет­ству­ю­щего воз­ло­же­нию на них рук апо­сто­лов) явствует из кре­ще­ния сама­рян св. ап. диа­ко­ном Филип­пом (Деян. 8, 12). Одного кре­ще­ния было недо­ста­точно для спа­се­ния их. Дее­пи­са­тель про­дол­жает: «Нахо­див­ши­еся в Иеру­са­лиме Апо­столы, услы­шав, что Сама­ряне при­няли слово Божие, послали к ним Петра и Иоанна, кото­рые, придя, помо­ли­лись о них, чтобы они при­няли Духа Свя­таго. Ибо Он не сходил еще ни на одного из них, а только были они кре­щены во имя Гос­пода Иисуса. Тогда воз­ло­жили руки на них, и они при­няли Духа Свя­таго» (Деян. 8, 14—17).

Итак, ника­кого осно­ва­ния нет счи­тать, как это дела­ется в КЕС, будто Кре­ще­ние вби­рает в себя Миро­по­ма­за­ние. Оно — само­сто­я­тель­ное таин­ство, сле­ду­ю­щее за Кре­ще­нием, что под­твер­ждает древ­ней­шая прак­тика Церкви, засви­де­тель­ство­ван­ная св. отцами. Так выше упо­мя­ну­тый св. Дио­ни­сий Аре­о­па­гит пишет: «Посвя­щен­ному через свя­тей­шее свя­щен­но­дей­ствие Боже­ствен­ного воз­рож­де­ния (т. к. Кре­ще­ние) это усо­вер­шен­ству­ю­щее Пома­за­ние миром дарует снис­ше­ствие Бого­на­чаль­ного Духа»271.

Св. Киприан Кар­фа­ген­ский (III в.), извест­ный сто­рон­ник пере­кре­щи­ва­ния ере­ти­ков, писал Рим­скому папе Сте­фану: «Только тогда они смогут вполне освя­титься и быть сынами Божьими, когда воз­ро­дятся обоими таин­ствами (sacramento utroque nascantur)»272. «Кре­щен­ный должен быть еще и пома­зан, чтобы, приняв Миро, т. е. пома­за­ние, сде­латься Божиим пома­зан­ни­ком и иметь в себе бла­го­дать Хри­стову»273.

Св. Амвро­сий Медио­лан­ский (IV в.) в сочи­не­нии «О Таин­ствах» (кн. III, гл. 2), назы­вая Миро­по­ма­за­ние «духов­ной печа­тью», пишет: «За кре­ще­нием сле­дует духов­ная печать.., ибо после купели оста­ется еще совер­шить усо­вер­шен­ство­ва­ние, когда при­зы­ва­нием свя­щен­ника вли­ва­ется Святой Дух — Дух пре­муд­ро­сти и разума, Дух совета и кре­по­сти, Дух веде­ния и бла­го­че­стия, Дух страха Божия — семи доб­ро­де­те­лей Духа»274.

Блаж Авгу­стин (V в.) про­во­дит раз­гра­ни­че­ние между двумя таин­ствами, говоря: «Духов­ное пома­за­ние есть Сам Святый Дух, Егоже таин­ство в види­мом пома­за­нии… Таин­ство Мира есть таин­ство, как и само Кре­ще­ние»275.

Св. Ефрем Сирин (IV в.) срав­ни­вает про­об­разно потоп с кре­ще­нием, а голубя, несу­щего мас­лич­ную ветвь (Быт. 8, II). — с Миро­по­ма­за­нием: «Ноев ковчег пред­ве­щал, что придет Тот, кото­рый устроит Цер­ковь на водах, изводя на сво­боду чад ея именем Святой Троицы; голубь же изоб­ра­жал Свя­таго Духа, Кото­рый совер­шит Пома­за­ние — таин­ство спа­се­ния»276.

Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский (IV в.) после своего тайно-вод­ствен­ного слова к огла­шен­ным о Кре­ще­нии посвя­щает такое же слово Миро­по­ма­за­нию, начи­ная его сло­вами св. ап. Иоанна Бого­слова: «И вы пома­за­ние имате от Бога и весте вся» (1Ин. 2, 20). Обра­ща­ясь к ново­кре­щен­ным и миро­по­ма­зан­ным хри­сти­а­нам, свя­ти­тель про­во­дит сле­ду­ю­щее срав­не­ние между Кре­ще­нием Спа­си­теля и их кре­ще­нием: «Как Хри­стос, омыв­шись в реке Иор­дане и сооб­щив водам бла­го­уха­ние Боже­ства, вышел из вод, и было на Нем суще­ствен­ное наитие Духа Свя­таго… так подобно и всем, исшед­шим из купели свя­щен­ных вод, дано Миро­по­ма­за­ние, изоб­ра­жа­ю­щее собою то самое, чем пома­зан Хри­стос… Тело пома­зу­ется види­мым миром, а душа освя­ща­ется Святым и Живо­тво­ря­щим Духом… Посему, пома­зан­ные сим святым миром, блю­дите в себе оное неосквер­нен­ным и непо­роч­ным, пре­успе­вая в добрых делах и бла­го­уго­ждая Началь­нику спа­се­ния нашему Христу Иисусу!»277.

В 18‑м огла­си­тель­ном слове (гл. 33) тот же иеру­са­лим­ский свя­ти­тель заяв­ляет кре­стив­шимся огла­шен­ным: «Гос­подь очи­стил вас от грехов „банею водною в глагол“ (Еф. 5, 26)… и вам дана печать обще­ния Свя­таго Духа… А на конец всего вам ска­зано будет, как в после­ду­ю­щее время должно вам вести себя достойно бла­го­дати, чтобы все вы могли насла­диться вечною жизнью»278. Послед­ними сло­вами св. Кирилл Иеру­са­лим­ский ясно под­чер­ки­вает, что от кре­щен­ных и миро­по­ма­зан­ных хри­стиан тре­бу­ется рас­кры­вать в себе полу­чен­ную в этих таин­ствах Божию бла­го­дать путем соот­вет­ству­ю­щих дел хри­сти­ан­ского бла­го­че­стия, к како­вым осо­бенно обя­зы­вает св. таин­ство Миро­по­ма­за­ния.

Теперь понятно, почему в КЕС так ума­ля­ется зна­че­ние таин­ства Миро­по­ма­за­ния срав­ни­тельно с таин­ством Кре­ще­ния. Так как про­те­стант­ство с самого своего воз­ник­но­ве­ния отри­цает зна­че­ние хри­сти­ан­ских дел для спа­се­ния, то оно, есте­ственно, пре­не­бре­гает обя­зы­ва­ю­щим к делам таин­ством Миро­по­ма­за­ния, кото­рого у про­те­стан­тов и быть не может из-за отсут­ствия у них апо­столь­ского пре­ем­ства. Сле­до­ва­тельно, и здесь КЕС исхо­дит из чисто про­те­стант­ских непра­виль­ных пред­по­сы­лок, при­во­дя­щих к оши­боч­ным дог­ма­ти­че­ским выво­дам, непри­ем­ле­мым для Пра­во­сла­вия.

По этой при­чине Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Иере­мия II писал в ответ на люте­ран­ские вопро­ша­ния: «Миро­по­ма­за­ние воз­ла­гает на душу первую печать и воз­вра­щает то, что она имела по образу (Божию), и силу, кото­рую мы через непо­слу­ша­ние поте­ряли, а кроме сего и бла­го­дать, кото­рую мы неко­гда полу­чили в душе через боже­ствен­ное дыха­ние (Быт. 2, 7). Посему Миро­по­ма­за­ние носит в себе силу Духа, и обо­га­щает душу бла­го­уха­нием Его, и есть зна­ме­ние и печать Христа»279.

В 48‑м пра­виле Лаоди­кий­ского Собора (343 г.) ска­зано: «Тех, кото­рые про­све­ща­ются Кре­ще­нием, сле­дует пома­зы­вать небес­ным Пома­за­нием, дабы они сде­ла­лись соучаст­ни­ками Цар­ствия Божия».

Б) ТАИН­СТВО ПОКА­Я­НИЯ

КЕС пре­не­бре­гает и обхо­дит мол­ча­нием также и таин­ство Пока­я­ния (Испо­веди), кото­рое напо­ми­нает таин­ство Кре­ще­ния тем, что очи­щает нас от грехов. Но если при Кре­ще­нии душа кре­ща­е­мого одно­кратно очи­ща­ется от пер­во­род­ного греха и от всех грехов, совер­шен­ных до кре­ще­ния, то при таин­стве Пока­я­ния сде­лан­ные после кре­ще­ния грехи очи­ща­ются мно­го­кратно. В этом смысле Пока­я­ние назы­ва­ется «вторым кре­ще­нием». Св. Иоанн Лествич­ник начи­нает свое 5‑е слово сло­вами: «Пока­я­ние есть обнов­ле­ние кре­ще­ния».

Про­те­стан­там, кото­рые якобы высоко ценят Свя­щен­ное Писа­ние, над­ле­жало бы при­знать Пока­я­ние таин­ством, поскольку оно неод­но­кратно засви­де­тель­ство­вано в Еван­ге­лии как уста­нов­лен­ное непо­сред­ственно Хри­стом и Его сло­вами, обра­щен­ными к апо­сто­лам (Мф. 18, 18; Ин. 20, 22—23). Несмотря на это, в КЕС нет ни слова о таин­стве Пока­я­ния — ни в связи с Кре­ще­нием, ни даже в связи с Евха­ри­стией, к кото­рой таин­ство Пока­я­ния служит пред­ва­ри­тель­ной под­го­тов­кой через обя­за­тель­ную пред­при­част­ную Испо­ведь!

Такое умол­ча­ние объ­яс­ня­ется тем, что эку­ме­ни­стам вообще нужно пока­ян­ное настро­е­ние души как пред­ва­ри­тель­ное усло­вие для при­сту­па­ния к таин­ству испо­ве­да­ния своих грехов и пока­ян­ного само­об­ви­не­ния за них на Испо­веди, пока­я­ние всех кон­фес­сий в грехе раз­де­ле­ния, причем оно тре­бу­ется и от Пра­во­слав­ной Церкви наряду со всеми про­чими орга­ни­за­ци­ями ВСЦ. Кроме этого, столь неумест­ного «пока­я­ния» эку­ме­низм не инте­ре­су­ется и не тре­бует ника­кого лич­ного сакра­мен­таль­ного пока­я­ния от согре­шив­шего чело­века!

Однако личное пока­я­ние души перед Богом есть основа и начало правой веры в Христа Спа­си­теля, Кото­рый начал Свою обще­ствен­ную про­по­ведь при­зы­вом: «Покай­тесь и веруйте в Еван­ге­лие!» (Мк. 1, 15), а закон­чил ее сло­вами: «Иже веру имет и кре­стится, спасен будет!» (Мк. 16, 16). Св. ап. Петр в день первой хри­сти­ан­ской Пяти­де­сят­ницы обра­тился к народу тоже с при­зы­вом: «Покай­тесь, и да кре­стится кийждо вас во имя Иисуса Христа во остав­ле­ние грехов; и при­и­мите дар Свя­таго Духа» (Деян. 2, 38). В этих апо­столь­ских словах содер­жится полное ука­за­ние на три основ­ных цер­ков­ных таин­ства: Кре­ще­ние — как начало хри­сти­ан­ской жизни; Пока­я­ние — не только как пред­ва­ри­тель­ное усло­вие для Кре­ще­ния, но и как его после­ду­ю­щее посто­ян­ное обнов­ле­ние через таин­ство Пока­я­ния; и на бла­го­дат­ной основе таин­ства Миро­по­ма­за­ния — обли­че­ние в нового чело­века, кото­рый «обнов­ля­ется в позна­нии по образу Создав­шего его» (Кол. 3, 10) посред­ством даров Св. Духа, при­нося плоды Духа «во всякой бла­го­сти, пра­вед­но­сти и истине» (Еф. 5, 9).

Эта Бого­от­кро­вен­ная пол­нота бла­го­дат­ной жизни уве­ро­вав­шего во Христа чело­века чужда эку­ме­низму, кото­рый не знает и не при­знает лич­ного пока­я­ния как настро­е­ния пра­во­слав­ной души, выра­жа­ю­ще­гося в таин­стве испо­ве­да­ния своих личных грехов перед свя­щен­но­слу­жи­те­лем, кото­рый бла­го­датно упол­но­мо­чен Хри­стом их свя­зы­вать и раз­вя­зы­вать (Мф. 18, 18).

О подоб­ном непо­ни­ма­нии пра­во­слав­ной Испо­веди как таин­ства со сто­роны ино­слав­ных гово­рит Архи­епи­скоп (ныне Мит­ро­по­лит Воло­ко­лам­ский и Юрьев­ский) Пити­рим — дол­го­лет­ний редак­тор «Жур­нала Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии»: «Иногда нас, пра­во­слав­ных, упре­кают в том, что мы рас­слаб­ляем свой дух посто­ян­ным пока­я­нием… Нет, не так. Пра­во­слав­ные веру­ю­щие люди прежде всего забо­тятся о чистоте души. Трудно пройти день, не нару­шив запо­веди Божии, не обре­ме­нив совесть, не испы­тав ее угры­зе­ний, а иногда мы остав­ляем без вни­ма­ния, забы­ваем о том, что совер­шили в тече­ние дня про­тив­ного воле Божией… Нам кажется, что желая про­ве­сти день свято, мы и в самом деле не совер­шаем ничего дур­ного. Но Бог судит чело­века не по одним внеш­ним дей­ствиям, а по наме­ре­ниям сер­деч­ным и рас­по­ло­же­ниям (Евр. 4, 12). Быть может, сами того не созна­вая, нару­шили мы запо­ведь Божию, посту­пили или поду­мали против сове­сти и тем нанесли веще­ствен­ный или нрав­ствен­ный ущерб ближ­ним и себе»280.

Это духов­ное трез­ве­ние и наблю­де­ние за внут­рен­ними дви­же­ни­ями сокро­вен­ного чело­века сердца «в нетлен­ной кра­соте крот­кого и мол­ча­ли­вого духа» (1Петр. 3, 4) — что так харак­терно для Пра­во­сла­вия — чуждо эку­ме­низму, заня­тому лихо­ра­доч­ной внеш­ней дея­тель­но­стью, с точки зрения кото­рой пра­во­слав­ное пока­я­ние ему кажется каким-то «рас­слаб­ле­нием» духа. Однако пока­я­ние как настро­е­ние души, осо­бенно выра­жен­ное в таин­стве Испо­веди, вовсе не рас­слаб­ляет, а бла­го­датно укреп­ляет душу каю­ще­гося. «В таин­стве Пока­я­ния душа чело­века погру­жа­ется как бы в купель мило­сер­дия Божия, чтобы вновь уме­реть для греха и вос­стать под бла­го­дат­ным воз­дей­ствием Цар­ства Божия и правды Его (Мф. 6, 33) и вновь обре­сти путь ко спа­се­нию»281.

Необ­хо­ди­мость пока­ян­ного испо­ве­да­ния личных грехов засви­де­тель­ство­вана с самой глу­бо­кой хри­сти­ан­ской древ­но­сти. В 52‑м апо­столь­ском пра­виле преду­смот­рено низ­вер­же­ние из свя­щен­ного сана епи­скопа или пре­сви­тера, «кото­рый не примет, а оттолк­нет обра­ща­ю­ще­гося от греха», ибо такой епи­скоп или пре­сви­тер «оскорб­ляет Христа, рек­шего: велия радость будет на небе­сах об одном греш­нике каю­щемся» (Лк. 15, 7).

Св. Киприан Кар­фа­ген­ский отправ­ляет сле­ду­ю­щее тро­га­тель­ное уве­ща­ние к веру­ю­щим: «Прошу вас, воз­люб­лен­ные братия, пусть каждый из нас испо­ве­дует свой грех, пока согре­шив­ший нахо­дится еще в сей (земной) жизни, когда испо­ведь может быть при­нята и когда еще угодно пред Гос­по­дом про­ще­ние (грехов), совер­ша­е­мое свя­щен­ни­ками»282. Св. Афа­на­сий Вели­кий про­во­дит сле­ду­ю­щее сопо­став­ле­ние между Кре­ще­нием и Испо­ве­дью: «Подобно тому как чело­век, кре­ща­е­мый свя­щен­ни­ком, про­све­ща­ется бла­го­да­тью Св. Духа, так и испо­ве­ду­ю­щий в пока­я­нии грехи свои полу­чает про­ще­ние в них через свя­щен­ника по бла­го­дати Хри­сто­вой»283.

Прп. Иоанн Кас­сиан также сопо­став­ляет Пока­я­ние с Кре­ще­нием: «При­знай таин­ства твоего спа­се­ния, посред­ством кото­рых ты обнов­лен, ты воз­рож­ден… Ныне через Пока­я­ние ты воз­рож­да­ешься, как прежде через купель (т. е. Кре­ще­ние) ты родился»284.

Св. Васи­лий Вели­кий посвя­щает первое из своих «Нрав­ствен­ных правил» пока­я­нию и испо­ве­да­нию грехов: «Веру­ю­щие в Гос­пода должны прежде всего пока­яться… по про­по­веди Самого Гос­пода нашего Иисуса Христа: «Покай­теся, при­бли­жися бо Цар­ство Небес­ное» (Мф. 4, 17). — «Насто­я­щее время есть время пока­я­ния и отпу­ще­ния грехов…» — «Остав­ляя вре­мена неве­де­ния, Бог ныне пове­ле­вает людям всем повсюду пока­яться» (Деян. 17, 30). — «Каю­щимся недо­ста­точно ко спа­се­нию одно уда­ле­ние от грехов, но потребны им и „плоды достой­ные пока­я­ния”» (Мф. 3, 8)285.

В своих «Пра­ви­лах, про­странно изло­жен­ных в вопро­сах и отве­тах», св. Васи­лий Вели­кий на вопрос: «Какие достой­ные плоды пока­я­ния?» отве­чает: «Это дела правды,. Про­ти­во­по­лож­ные греху, кото­рые должен пло­до­но­сить каю­щийся, испол­няя ска­зан­ное: „во всяком деле блазе пло­до­но­сяще”» (Кол. 1, 10; ср. Деян. 26, 20). На вопрос 288: «Кому должен каю­щийся испо­ве­до­вать грехи свои?» — свя­ти­тель Васи­лий отве­чает так: «Испо­ве­ды­вать грехи необ­хо­димо пред теми, кому вве­рено домо­стро­и­тель­ство таинств Божиих (1Кор. 4, 1). Так нахо­дим, что и древле каяв­ши­еся делали сие пред свя­тыми (т. е. пред свя­щен­ными лицами). Ибо в Еван­ге­лии напи­сано, что Кре­сти­телю Иоанну испо­ве­ды­вали грехи свои (Мф. 3, 6), и в Дея­ниях — апо­сто­лам, кото­рыми кре­щены были все (19, 18)»286.

Св. Амвро­сий Медио­лан­ский в сочи­не­нии «О пока­я­нии» утвер­ждает, что право про­щать грехи Бог «предо­ста­вил только лишь свя­щен­ни­кам, кото­рые про­щают не в свое имя, а во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа»287. Св. Гри­го­рий Бого­слов в слове «На Бого­яв­ле­ние» гово­рит, что наряду с таин­ством св. Кре­ще­ния суще­ствует и другое кре­ще­ние — «слез­ное», под кото­рым свя­ти­тель под­ра­зу­ме­вает таин­ство Пока­я­ния (Испо­ведь), как видно из его даль­ней­ших слов: «При­зна­юсь, что чело­век есть суще­ство пере­мен­чи­вое и по при­роде непо­сто­ян­ное; а потому с готов­но­стью при­ни­маю сие послед­нее кре­ще­ние, покло­ня­юсь Даро­вав­шему его и пре­по­даю его другим, и мило­стью искуплю себе милость»288.

Подоб­ным обра­зом гово­рит о таин­стве Пока­я­ния и прп. Иоанн Лествич­ник в 7‑м слове своей «Лест­ницы»: «Про­ли­я­ние слез после кре­ще­ния есть больше кре­ще­ния, хотя эти слова и кажутся как-то дерз­кими. Ибо кре­ще­ние очи­щает нас от преж­них зол, а слезы очи­щают грехи, соде­ян­ные и после кре­ще­ния. Все мы, при­яв­шие кре­ще­ние в дет­стве, впо­след­ствии осквер­няем его, но через слезы свои снова очи­щаем его. И если бы чело­ве­ко­лю­бие Божие не даро­вало бы их нам, то редко были бы и едва ли нашлись бы такие, кото­рые бы спас­лись!». Из этого выте­кает край­няя необ­хо­ди­мость дан­ного таин­ства для спа­се­ния!

Св. Иоанн Зла­то­уст в своем трак­тате «О свя­щен­стве» пишет о свя­щен­ни­ках: «Люди, живу­щие на земле и еще обра­ща­ю­щи­еся на ней, постав­лены рас­по­ря­жаться небес­ным и полу­чили власть, кото­рой не дал Бог ни Анге­лам, ни Архан­ге­лам… Земные вла­сти­тели имеют власть свя­зы­вать, но только тело; а эти узы свя­зы­вают самую душу и про­ни­кают в небеса; что свя­щен­ники совер­шают на земле, то Бог довер­шает на небе, и мнение рабов утвер­ждает Все­власт­ный Вла­дыка». В отли­чие от вет­хо­за­вет­ных свя­щен­ни­ков, кото­рые имели власть сви­де­тель­ство­вать очи­щен­ных от про­казы (Лев. 14, 2; ср. Мф. 9, 4), «наши (ново­за­вет­ные) свя­щен­ники полу­чили власть не сви­де­тель­ство­вать только очи­ще­ние, но совер­шенно очи­щать — не про­казу телес­ную, а нечи­стоту душев­ную»289.

Св, Симеон Солун­ский в своем труде «О Таин­ствах» ука­зы­вал: «Пока­я­ние совер­шает наше воз­ве­де­ние от паде­ния. И так как после кре­ще­ния не суще­ствует дол­гого бла­го­дат­ного вос­ста­нов­ле­ния даром как только чрез обра­ще­ние и слезы, и посред­ством испо­ве­да­ния грехов своих, и воз­дер­жа­ния от зол, потому нам дан этот вели­кий дар»290.

Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Иере­мия II отве­чал люте­ран­ским бого­сло­вам: «Испо­ве­ду­ю­щийся должен, сколько может и помнит, выска­зы­вать все и испо­ве­до­ваться во всем порознь с серд­цем сокру­шен­ным и сми­рен­ным (77 с. 50, 19). Он полу­чает исце­ле­ние, делая только про­тив­ное грехам, кото­рые учинил»291.

Св. Лев Вели­кий, папа Рим­ский, под­чер­ки­вает под­го­то­ви­тель­ное зна­че­ние таин­ства Пока­я­ния для достой­ного при­ня­тия Таин­ства При­ча­ще­ния: «Хода­тай между Богом и чело­ве­ком — Чело­век Гос­подь Иисус Хри­стос (1Тим. 2, 5) даро­вал пред­сто­я­те­лям Церкви власть пре­по­дать пока­ян­ное освя­ще­ние каю­щимся и через дверь при­ми­ре­ния (т. е. Испо­веди) допус­кать их к при­об­ще­нию Святым Тайнам»292.

В) ТАИН­СТВО ЕВХА­РИ­СТИИ

Для непредубеж­ден­ного пра­во­слав­ного созна­ния оче­видна прин­ци­пи­аль­ная несо­сто­я­тель­ность вто­рого отдела КЕС, посвя­щен­ного Евха­ри­стии. С пози­ций Бого­от­кро­вен­ного и свя­то­оте­че­ского учения о таин­стве Евха­ри­стии и бла­го­дат­ного духов­ного опыта Пра­во­слав­ной Церкви несо­сто­я­тельна вся кон­цеп­ция этого отдела, постро­ен­ная на прин­ци­пах модер­нист­ского плю­ра­лизма, дог­ма­ти­че­ского мини­ма­лизма и ком­про­мисс­ного согла­ша­тель­ства и выяв­ля­ю­щая сугубо про­те­стант­ский секу­ля­ри­зо­ван­ный дух. Руко­во­ди­мые стрем­ле­нием к согла­ша­тель­ству, эку­ме­ни­че­ские авторы КЕС силятся как бы под­няться на сверх­кон­фес­си­о­наль­ный уро­вень и дер­зают пред­ста­вить свой труд как «дар Свя­того Духа»293, хотя на самом деле они спе­ку­ли­руют исти­ной, отбра­сы­вая и иска­жая клас­си­че­ский язык и тер­ми­но­ло­гию свя­то­оте­че­ского бого­сло­вия.

О сущ­но­сти таин­ства Евха­ри­стии гово­рится слиш­ком рас­плыв­чато и непо­сле­до­ва­тельно, не пре­не­бре­гая про­те­стант­ской трак­тов­кой дан­ного вопроса, с одной явной целью — с помо­щью «твор­че­ского вооб­ра­же­ния» раз­вить объ­еди­ня­ю­щие «сов­па­де­ния в док­трине» и искать ком­про­мисс­ное «бого­слов­ское сов­па­де­ние» в учении об Евха­ри­стии между Пра­во­сла­вием и ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями, а затем и «вза­им­ного при­зна­ния», веду­щего к веро­учи­тель­ному лже­е­дин­ству и вза­и­мо­об­ще­нию в таин­стве294. Эти пагуб­ные для Пра­во­сла­вия замыслы и планы скры­ва­ются за фра­зами об «утвер­жде­нии общей евха­ри­сти­че­ской веры», о дости­же­нии «боль­шей сте­пени евха­ри­сти­че­ского обще­ния» между церк­вами, о «види­мом объ­еди­не­нии раз­де­лен­ного народа Божия вокруг пре­стола Гос­подня»295 и т. п.

Несмотря на свои «объ­еди­ни­тель­ные» дей­ствия КЕС под­хо­дит к Евха­ри­стии в духе про­те­стант­ского веро­уче­ния, что осо­бенно заметно при раз­боре двух исклю­чи­тельно важных момен­тов таин­ства:

  1. пре­тво­ре­ния пред­ло­жен­ных хлеба и вина в Тело и Кровь Хри­стовы;
  2. зна­че­ния Евха­ри­стии как жертвы.

В § 13 КЕС об Евха­ри­стии читаем: «Евха­ри­сти­че­ская тра­пеза есть таин­ство тела и крови Хри­сто­вых, таин­ство Его дей­стви­тель­ного при­сут­ствия»296. Это верное опре­де­ле­ние теряет, однако, свое поло­жи­тель­ное зна­че­ние в кон­тек­сте других слиш­ком общих и рас­плыв­ча­тых фраз, вроде: «Евха­ри­стия есть таин­ствен­ная тра­пеза, кото­рая посред­ством види­мых сим­во­лов при­об­щает нас к Божьей любви в Иисусе Христе»297; или: «Евха­ри­стия есть вели­кая жертва хва­ле­ния, через кото­рую Цер­ковь гово­рит от имени всех тварей»298.

КЕС ничего не гово­рит о цен­траль­ном и самом суще­ствен­ном моменте таин­ства Евха­ри­стии — пре­су­ществ­ле­нии Святых Даров в Тело и Кровь Хри­стовы. Как известно, люте­ране, рефор­маты и все мно­го­чис­лен­ные про­те­стант­ские секты отвер­гают цер­ков­ное учение о пре­тво­ре­нии в Евха­ри­стии хлеба и вина в Тело и Кровь Христа, вос­крес­шего Спа­си­теля нашего. И эку­ме­ни­че­ские авторы КЕС сводят на нет этот цен­траль­ный момент таин­ства Евха­ри­стии утвер­жде­нием, что «ана­мнеза (Вос­по­ми­на­ние) о Христе состав­ляет глав­ную сущ­ность евха­ри­сти­че­ской тра­пезы»299.

С одной сто­роны, в КЕС посту­ли­ру­ется, что «Цер­ковь испо­ве­дует дей­стви­тель­ное, живое и актив­ное при­сут­ствие Христа в Евха­ри­стии»300, но в ком­мен­та­рии к § 13 заяв­ля­ется: «Неко­то­рые другие церкви, хотя и утвер­ждают дей­стви­тель­ное при­сут­ствие Христа в Евха­ри­стии, не свя­зы­вают этого при­сут­ствия столь опре­де­ленно с обра­зами хлеба и вина. Церк­вам предо­став­ля­ется решать, могло бы подоб­ное раз­ли­чие при­спо­со­биться (!) и про­дол­жить быто­вать в рамках сов­па­де­ния взгля­дов, сфор­му­ли­ро­ван­ных в тексте»301.

Пред­ла­гая кощун­ствен­ный ком­про­мисс с самым вели­ким цер­ков­ным таин­ством, эку­ме­низм рас­кры­вает свой под­лин­ный харак­тер. Явное спе­ку­ли­ро­ва­ние абстракт­ным «при­сут­ствием Христа», кото­рое не столь без­ого­во­рочно свя­зано с обра­зами хлеба и вина, пред­став­ляет недо­пу­сти­мое ума­ле­ние и фак­ти­че­ское отри­ца­ние Бого­от­кро­вен­ного и свя­то­оте­че­ского учения о непо­сти­жи­мом таин­ствен­ном пре­тво­ре­нии евха­ри­сти­че­ских хлеба и вина в Тело и Кровь нашего Спа­си­теля, в кото­рых Он при­сут­ствует «своим суще­ством, т. е. душою и Боже­ством, или как совер­шен­ный Бог и совер­шен­ный Чело­век»302.

Учение о пре­тво­ре­нии Святых Даров, будучи цен­траль­ным момен­том св. Евха­ри­стии, осно­вано на ясных ново­за­вет­ных сви­де­тель­ствах — прежде всего на недву­смыс­лен­ных словах Спа­си­теля (Ин. 6, 48—58; Мф. 26, 26—28; Мк. 14, 22—24; Лк. 22, 19—20; ср. 1Кор. 11, 23—25). Оно всегда было живо в собор­ном созна­нии Пра­во­слав­ной Церкви еще с апо­столь­ских времен.

В после­до­ва­ниях древ­них литур­гий ап. Иакова, Васи­лия Вели­кого и Иоанна Зла­то­уста молитва к Богу Отцу пред­ше­ствует освя­ще­нию св. Даров; ею испра­ши­ва­ется, чтобы нис­по­сла­нием Свя­того Духа Он пре­ло­жил, пре­ме­нил, пре­тво­рил пред­ло­жен­ные хлеб и вино в Тело и Кровь Хри­стовы. «Такое полное согла­сие всех древ­них литур­гий и в столь важном пред­мете учения о таин­стве Евха­ри­стии неоспо­римо сви­де­тель­ствует, — заклю­чает Мит­ро­по­лит Мака­рий, — что таково именно было пре­да­ние апо­столь­ское о сем пред­мете, и так веро­вала всегда о сем св. Собор­ная Цер­ковь»303. Св. отцы и учи­тели Церкви тоже учат, что в таин­стве Евха­ри­стии хлеб и вино пре­ла­га­ются, пре­ме­ня­ются и пре­тво­ря­ются в Тело и Кровь Христа.

Св. Иустин Фило­соф (II в.) настав­ляет, что «та пища (Евха­ри­стия), над кото­рой про­из­не­сено бла­го­да­ре­ние с молит­вой… и кото­рая после пре­ме­не­ния питает нашу кровь и плоть, есть Плоть и Кровь Того же вопло­тив­ше­гося Иисуса Христа»304. Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский (IV в.) пишет: «Хри­стос неко­гда в Кане Гали­лей­ской пре­тво­рил воду в упо­доб­ля­ю­ще­еся крови вино (Ин. 2, 1—10). Не заслу­жи­вает ли веры и то, что вино пре­тво­ря­ется в кровь?»305. «По совер­ше­нии при­зы­ва­ния хлеб дела­ется телом Хри­сто­вым, а вино — кровию Хри­сто­вой»306.

Св. Гри­го­рий Нис­ский (IV в.) испо­ве­дует: «Воис­тину думаю и верую, что и ныне хлеб, освя­ща­е­мый словом Божиим, пре­тво­ря­ется в Тело Бога Слова»307. У св. Амвро­сия Медио­лан­ского читаем: «Всякий раз, как при­ни­маем Тайны, кото­рые чрез таин­ство свя­щен­ной молитвы пре­об­ра­зу­ется в плоть и кровь (Хри­стовы), мы воз­вра­щаем смерть Гос­подню»308 (1Кор. 11, 26).

Феодор Герак­лий­ский (IV в.) пояс­няет: «Сие есть, сказал Хри­стос, тело Мое, и сия — кровь Моя, дабы ты не поду­мал, что они суть только образ, но что хлеб есть самое тело Гос­подне, а вино — кровь Гос­подня, пре­тво­ря­е­мые в плоть и кровь нашего Гос­пода неиз­ре­чен­ным дей­ствием Свя­того Духа»309. Св. Иоанн Дамас­кин (VIII в.) ясно сви­де­тель­ствует: «Хлеб пред­ло­же­ния и вино с водою чрез при­зы­ва­ние и наитие Свя­таго Духа сверхъ­есте­ственно пре­тво­ря­ются в Тело и Кровь Хри­стовы»310. «Хлеб и вино не суть образ тела и крови Христа (да не будет!), но суть самое Боже­ствен­ное тело Гос­пода, ибо Он сказал: „Сие есть — не образ тела, — а тело Мое; не образ крови, — а Кровь Моя“»311.

Сколь далеко отстоит КЕС от дан­ного цер­ков­ного и свя­то­оте­че­ского учения, когда пред­ла­гает сле­ду­ю­щее чисто рефор­мат­ское опре­де­ле­ние: «По силе живого слова Христа и чрез власть Св. Духа хлеб и вино ста­но­вятся сакра­мен­таль­ными сим­во­лами тела и крови Хри­сто­вых»!312

Между тем св. отцы VII Все­лен­ского Собора еди­но­душны: «Нико­гда никто из труб Духа, святых апо­сто­лов, или пре­слав­ных Отцов наших, бес­кров­ную нашу Жертву, совер­ша­ю­щу­юся в вос­по­ми­на­ние стра­да­ния Бога нашего и всего домо­стро­и­тель­ства Его, не назы­вал обра­зом (elkoca) плоти Его; потому что они не полу­чили от Гос­пода (запо­веди) так гово­рить или испо­ве­ды­вать, но слы­шали, что Он в Еван­ге­лии Своем гово­рит сле­ду­ю­щее: «Аще не снесте плоти Сына Чело­ве­че­ского, ни пиете крови Его, живота не имате в себе» (Ин. 6, 53). И еще: «При­и­мите, ядите, сие есть тело Мое» (Мф. 26, 26)… Он не сказал: «При­и­мите, ядите, сие есть образ тела Моего». Итак, ясно дока­зано, что ни Гос­подь, ни апо­столы, ни отцы нико­гда не назы­вали бес­кров­ной Жертвы, при­но­си­мой иереем, обра­зом, но назы­вали ее самым Телом и самою Кровию (Христа)313.

Это ясное свя­то­оте­че­ское и цер­ков­ное учение о сущ­но­сти св. Евха­ри­стии отвер­га­ется и заме­ня­ется в КЕС согла­ша­тель­скими фор­му­ли­ров­ками. Отри­цая по суще­ству пре­тво­ре­ние евха­ри­сти­че­ских хлеба и вина, авторы КЕС под­вер­гают сомне­нию и само­оче­вид­ную истину, что пре­тво­рен­ные Св. Дары оста­ются Телом и Кровию Хри­сто­выми не только при при­ча­ще­нии веру­ю­щих, но и после того. Подоб­ный лука­вый намек есть в сле­ду­ю­щих словах: «Неко­то­рые церкви под­чер­ки­вают, что при­сут­ствие Христа в освя­щен­ных эле­мен­тах про­дол­жа­ется и после службы. Другие же ставят глав­ное уда­ре­ние на самый акт совер­ше­ния евха­ри­стии и вку­ше­ния эле­мен­тов во время при­ча­ще­ния… Что каса­ется сохра­не­ния эле­мен­тов, то каждая цер­ковь должна ува­жать прак­тику и бла­го­че­стие других»314.

Итак, КЕС кощун­ственно допус­кает, что св. Дары после при­ча­ще­ния ста­но­вятся обык­но­вен­ным хлебом и вином, не будучи уже даже «сим­во­лами» тела и крови Хри­сто­вых; а потому нет надоб­но­сти сохра­нять их бла­го­го­вейно как тело и кровь нашего Спа­си­теля. Помест­ные Пра­во­слав­ные церкви, как члены ВСЦ, при­зы­вают «ува­жать» данную «прак­тику» и «бла­го­че­стие», кото­рыми по сути уни­что­жа­ется вера в пре­тво­ре­ние св. Даров и обес­смыс­ли­ва­ется само таин­ство св. Евха­ри­стии. Это — предел эку­ме­ни­че­ской наг­ло­сти!

В про­ти­во­по­лож­ность этому Восточ­ные Пат­ри­архи в своем «Посла­нии о Пра­во­слав­ной вере» (1723 г.) ясно заяв­ляют: «Веруем еще, что сия Жертва (т. е. св. Евха­ри­стия) как до ее упо­треб­ле­ния — сразу после освя­ще­ния св. Даров, так и после упо­треб­ле­ния (т. е. после при­ча­ще­ния ими), будучи сохра­ня­ема в свя­щен­ных сосу­дах для напут­ство­ва­ния уми­ра­ю­щих хри­стиан, есть истин­ное тело Гос­пода… так что и до упо­треб­ле­ния после освя­ще­ния, и при самом упо­треб­ле­нии, и после него всегда оста­ется истин­ным телом Гос­под­ним»315.

Испо­ве­ду­е­мый авто­рами КЕС эку­ме­ни­че­ский прин­цип ком­про­мисс­ного согла­ша­тель­ства не в состо­я­нии скрыть глу­бо­кого раз­ли­чия между эку­ме­ни­че­ским тек­стом и ново­за­вет­ным (биб­лей­ским и свя­то­оте­че­ским) уче­нием о св. Евха­ри­стии как жертве.

Этому основ­ному дог­ма­ти­че­скому поня­тию КЕС по-про­те­стант­ски про­ти­во­по­став­ляет кон­цеп­цию Евха­ри­стии как вос­по­ми­на­ния: «В свете биб­лей­ского пони­ма­ния о вос­по­ми­на­нии все церкви могли бы пере­смот­реть старые споры отно­си­тельно „жертвы” и углу­бить свое пони­ма­ние причин, почему другие тра­ди­ции… отка­за­лись от этого тер­мина»316.

Конечно, Евха­ри­стия есть вос­по­ми­на­тель­ная жертва, согласно словам Самого Спа­си­теля: «Сие тво­рите в Мое вос­по­ми­на­ние» (Лк. 22, 19), кото­рые сле­дуют непо­сред­ственно после уста­но­ви­тель­ных слов этого таин­ства: «При­и­мите, ядите, сие есть тело Мое, еже за вы ломи­мое» (ср. 1Кор. 11, 24). После ана­ло­гич­ных слов о Чаше (1Кор. 11, 25), Спа­си­тель в заклю­че­ние обоб­щает: «елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Гос­подню воз­ве­ща­ете» (1 Кор. И, 26). Послед­ние слова ясно ука­зы­вают на жерт­вен­ный харак­тер таин­ства св. Евха­ри­стии как уми­ло­сти­ви­тель­ной Жертвы «во остав­ле­ние грехов» (Мф. 26, 28), при­но­си­мой за всех живых и умер­ших членов Хри­сто­вой Церкви — «за жизнь мира» (Ин. 6, 51).

Но авторы КЕС, верные своей про­те­стант­ски-эку­ме­ни­че­ской закваске, обхо­дят мол­ча­нием это основ­ное свой­ство евха­ри­сти­че­ской Жертвы, кото­рое прямо свя­зано с вос­по­ми­на­тель­ным харак­те­ром св. Евха­ри­стии. Между тем зна­че­ние Евха­ри­стии как Жертвы под­чер­ки­ва­лось Цер­ко­вью еще с древ­но­сти. Св. отцы I Все­лен­ского Собора сви­де­тель­ствуют: «На свя­щен­ной тра­пезе лежит Агнец Божий, „взем­ляй грехи мира” (Ин. 1, 29). Кото­рый при­но­сится свя­щен­ни­ками в бес­кров­ную жертву»317.

В тайной молитве, чита­е­мой свя­щен­ни­ком при пении Херу­вим­ской песни в литур­гиях св. Васи­лия Вели­кого и св. Иоанна Зла­то­уста, под­чер­ки­ва­ется: «Ты, Христе, слу­жеб­ныя сея и бес­кров­ныя Жертвы свя­щен­но­дей­ствие предал еси нам».

Св. Киприан Кар­фа­ген­ский (III в.) пояс­няет: «Иисус Хри­стос, наш Гос­подь и Бог, есть Сам вер­хов­ный Свя­щен­ник Бога Отца и первый принес Сам Себя в жертву Отцу и пове­лел нам тво­рить сие в Его вос­по­ми­на­ние»318. Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский (JV в.), назы­вая Евха­ри­стию «Жерт­вою уми­ло­сти­ви­тель­ною», ясно испо­ве­дует: «За усоп­ших… при­нося Богу молитвы, Христа, заклан­ного за наши согре­ше­ния, при­но­сим, уми­ло­стив­ляя, за них и за нас Чело­ве­ко­любца Бога»319. Закон­чим сви­де­тель­ством Восточ­ных Пат­ри­ар­хов: «Веруем, что сия есть истин­ная уми­ло­сти­ви­тель­ная Жертва, при­но­си­мая за всех бла­го­че­стиво живу­щих и умер­ших, и, как ска­зано в молит­вах сего таин­ства, пре­дан­ная Церкви апо­сто­лами по Гос­под­ней запо­веди для спа­се­ния всех»320.

Выше изло­жен­ные прин­ци­пи­аль­ные про­ти­во­ре­чия КЕС с ново­за­вет­ным и свя­то­оте­че­ским уче­нием о пре­тво­ре­нии св. Даров в тело и кровь Хри­стовы и о сущ­но­сти евха­ри­сти­че­ской Жертвы, не исчер­пы­вают все бого­слов­ские недо­статки КЕС. Укажем и другие.

1). В соот­вет­ствии с духом совре­мен­ного эку­ме­низма Евха­ри­стия рас­смат­ри­ва­ется в секу­ляр­ном аспекте, чуждом ново­за­вет­ному откро­ве­нию: «Тра­пезы, о кото­рых напи­сано, что Иисус участ­во­вал в них во время Своего зем­ного слу­же­ния, воз­ве­щают и осу­ществ­ляют бли­зость Цар­ствия: види­мым знаком этого Цар­ствия явля­ется напи­та­ние народа»321 В этих стро­ках заметна активно под­дер­жи­ва­е­мая эку­ме­низ­мом идея о земном «цар­стве Божием», кото­рое ничего общего не имеет с бла­го­ве­стием Спа­си­теля о Цар­стве Божьем как несо­здан­ной, нетвар­ной реаль­но­сти, «внут­рен­ней воз­рож­да­ю­щей бла­го­дати Св. Духа и ее совер­шен­ных плодах и про­яв­ле­ниях»322 (ср. Гал. 5, 22—23). Объ­яс­не­ние «напи­та­ния народа» у эку­ме­ни­стов абсо­лютно несо­сто­я­тельно. К народу, напи­тан­ному Им чудес­ным обра­зом, Сам Спа­си­тель обра­ща­ется со сле­ду­ю­щим упре­ком: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насы­ти­лись. Ста­рай­тесь не о пище тлен­ной, но о пище, пре­бы­ва­ю­щей в жизнь вечную, кото­рую даст вам Сын Чело­ве­че­ский» (Ин. 6, 26—27). После этих ясных слов, на чем может бази­ро­ваться утвер­жде­ние, будто «напи­та­ние народа» было «знаком Цар­ствия Божия»? И св. ап. Павел кате­го­ри­че­ски заяв­ляет: «Цар­ствие Божие не пища и питие, но пра­вед­ность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17).

2) В § 2 КЕС о Евха­ри­стии читаем: «В соот­вет­ствии с обе­то­ва­нием Христа, каждый кре­щен­ный член тела Хри­стова полу­чает через Евха­ри­стию уве­ре­ние в про­ще­нии грехов (Мф. 26, 28) и залог жизни вечной (Ин. 6, 51—58323. Подоб­ная фор­му­ли­ровка создает впе­чат­ле­ние, будто любой кре­щен­ный хри­сти­а­нин посред­ством Евха­ри­стии авто­ма­ти­че­ски обес­пе­чи­вает себе про­ще­ние своих грехов. Оче­ви­ден про­те­стант­ский харак­тер данной мысли. По словам апо­стола (1Кор. 11, 27—28), при недо­стой­ном при­ча­ще­нии св. Евха­ри­стия служит не для про­ще­ния, а для гибель­ного умно­же­ния грехов чело­века, кото­рый этим на себя навле­кает суд Божий (1Кор. 11, 29).

Однако про­те­станты, отри­цая таин­ство Пока­я­ния (Испо­веди), утра­тили вообще поня­тие недо­стой­ного при­ча­ще­ния и потому отвер­гают необ­хо­ди­мость испо­ве­да­ния личных грехов свя­щен­нику как непре­мен­ном усло­вии для Св. При­ча­ще­ния. Хорошо известно, что испо­ведь перед при­ча­ще­нием прак­ти­ко­ва­лась в Церкви еще с глу­бо­кой древ­но­сти. Даже такой раци­о­на­лист, как про­те­стант­ский бого­слов Адольф Гарнак, при­зна­вал: «Мы выбро­сили таин­ство Испо­веди. Вместо него поста­вили личное созна­ние о рас­ка­я­нии… Но наше личное созна­ние о рас­ка­я­нии есть ничто».

3). Сле­дует разо­браться с весьма важным вопро­сом о закон­ном совер­ши­теле таин­ства Евха­ри­стии. В КЕС ска­зано: «При совер­ше­нии Евха­ри­стии Хри­стос соби­рает, поучает и питает Цер­ковь. Хри­стос есть Тот, Кото­рый при­гла­шает на тра­пезу и воз­глав­ляет ее. Он есть Пас­тырь, Кото­рый ведет народ Божий, Пророк, Кото­рый воз­ве­щает слово Божие, Свя­щен­ник, Кото­рый совер­шает Божие таин­ство. В боль­шин­стве церк­вей это воз­глав­ле­ние тра­пезы обо­зна­ча­ется руко­по­ло­жен­ным свя­щен­ни­ком. Воз­глав­ля­е­мый евха­ри­сти­че­ское слу­же­ние во имя Христа дает понять… что Евха­ри­стия пре­по­да­ется как дар Христа, Кото­рый живет в Своей Церкви»324.

В этих словах, оче­видно, КЕС пыта­ется с пози­ций плю­ра­лизма оправ­дать и уни­фи­ци­ро­вать все виды евха­ри­сти­че­ской прак­тики. При­кры­ва­ясь несо­мнен­ной мисти­че­ской исти­ной, что Гос­подь Иисус Хри­стос есть «При­но­сяй и При­но­си­мый, При­ем­ляй и Раз­да­ва­е­мый», как испо­ве­дует свя­щен­ник в тайной молитве на Херу­вим­ской, КЕС ума­ляет вопрос о земном совер­ши­теле Таин­ства, утвер­ждая, будто Евха­ри­стия может-де совер­шаться и «руко­по­ло­жен­ным свя­щен­ни­ком», как это дела­ется «в боль­шин­стве церк­вей», и обык­но­вен­ным миря­ни­ном, как прак­ти­ку­ется во многих про­те­стант­ских сектах. Под «воз­глав­ля­ю­щим евха­ри­сти­че­ское слу­же­ние» можно пони­мать любого — как закон­ного пра­во­слав­ного епи­скопа или свя­щен­ника, так и люте­ран­ского пас­тора или англи­кан­скую женщину-«священницу», и т. п. Это сме­ще­ние поня­тий ничего общего не имеет с собор­ным созна­нием Пра­во­слав­ной Церкви, кото­рая еще с апо­столь­ского вре­мени сохра­няет и бла­го­вест­вует истину, что «власть совер­шать таин­ство Евха­ри­стии при­над­ле­жит только епи­ско­пам в каче­стве апо­столь­ских пре­ем­ни­ков, а через епи­ско­пов пере­да­ется и пре­сви­те­рам325. Восточ­ные Пат­ри­архи в «Посла­нии о Пра­во­слав­ной вере» испо­ве­дуют: «Веруем также, что сие таин­ство Святой Евха­ри­стии совер­ша­ется не всяким, а только бла­го­че­сти­вым иереем, полу­чив­шим свя­щен­ство от бла­го­че­сти­вого закон­ного епи­скопа»326.

                      Г) ТАИН­СТВО СВЯ­ЩЕН­СТВА (СЛУ­ЖЕ­НИЕ)

Для нас осо­бенно важен третий раздел КЕС, посвя­щен­ный таин­ству Свя­щен­ства, так как от дей­стви­тель­но­сти этого таин­ства зави­сит дей­стви­тель­ность осталь­ных, в осо­бен­но­сти — таин­ства Евха­ри­стии, ибо первым усло­вием его дей­стви­тель­но­сти явля­ется факт его совер­ше­ния свя­щен­ни­ком, полу­чив­шим свя­щен­ство через руко­по­ло­же­ние со сто­роны закон­ного епи­скопа.

Эку­ме­ни­сты тоже при­дают боль­шое зна­че­ние вопросу о свя­щен­стве ради вза­им­ного при­зна­ния иерар­хий, к чему они стре­мятся на своих пере­го­во­рах о соеди­не­нии отдель­ных испо­ве­да­ний. Об этом откро­венно выска­зался англи­кан­ский епи­скоп Гло­че­стер­ский на Рипон­ской кон­фе­рен­ции, состо­яв­шейся 31 октября 1933 года: «Дей­стви­тель­ное объ­еди­не­ние насту­пит тогда, когда мы объ­еди­ним свя­щен­ство. Над этим мы рабо­таем и в Пра­во­слав­ной Восточ­ной Церкви. Дело про­дви­га­ется там более мед­ленно, но в конце концов при­ве­дет к дей­стви­тель­ному объ­еди­не­нию»327.

Подоб­ная же высо­ко­мер­ная само­уве­рен­ность в дости­же­нии конеч­ного резуль­тата — вза­им­ного при­зна­ния иерар­хий — ощу­ща­ется в каждой строчке рас­смат­ри­ва­е­мого эку­ме­ни­че­ского доку­мента, что должно подвиг­нуть всех пра­во­слав­ных хри­стиан, и прежде всего пра­во­слав­ных епи­ско­пов, кото­рые явля­ются носи­те­лями бла­го­дат­ного апо­столь­ского пре­ем­ства в Церкви, к реши­тель­ной борьбе с эку­ме­ни­сти­че­скими домо­га­тель­ствами!

Оста­но­вимся на самом загла­вии тре­тьего раз­дела. В отли­чие от таин­ства Кре­ще­ния и Евха­ри­стии, назы­ва­е­мых своими древними свя­то­оте­че­скими назва­ни­ями, таин­ство Свя­щен­ства обо­зна­чено в КЕС по-англий­ски общим назва­нием — Ministry, кото­рое бук­вально пере­во­дится «слу­же­ние». Согласно Бри­тан­ской энцик­ло­пе­дии, в англий­ском языке есть спе­ци­аль­ное назва­ние для свя­щен­ства, а именно Priesthood, кото­рое верно пере­дает тра­ди­ци­он­ный гре­че­ский термин ἰεράτευμα и латин­ский — sacerdotium328. Ministry довольно трудно пере­ве­сти, ибо слово охва­ты­вает все виды цер­ков­ного слу­же­ния. Эта мно­го­знач­ность при­дает рас­плыв­ча­тый харак­тер бла­го­дат­ному содер­жа­нию Бого­уста­нов­лен­ного таин­ства, каким явля­ется Свя­щен­ство, уна­сле­до­ван­ное по пре­ем­ству от св. апо­сто­лов. Цель неопре­де­лен­ного обо­зна­че­ния таин­ства Свя­щен­ства — под­ве­сти под поня­тие «слу­же­ние» «церкви», вхо­дя­щие в состав ВСЦ и не име­ю­щие в сущ­но­сти свя­щен­ства!

Подоб­ное туман­ное тол­ко­ва­ние вопроса о свя­щен­стве часто встре­ча­ется в про­те­стант­ских кругах. Напри­мер, гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЦ Поттер в своей всту­пи­тель­ной речи на VI ассам­блее в Ван­ку­вере, пре­вратно толкуя слова св. ап. Петра о хри­сти­а­нах как «цар­ствен­ном свя­щен­стве» (1Петр. 2, 9), заявил, что «одной из боль­ших заслуг Рефор­ма­ции, кото­рой она обя­зана Мар­тину Лютеру, явля­ется откры­тие (!)… будто всякий — будь то жен­щина или муж­чина — есть свя­щен­ник перед Богом… неза­ви­симо, руко­по­ло­жен ли он, или — миря­нин»329.

В КЕС про­тас­ки­ва­ется такое же сме­ше­ние закон­ного сакра­мен­таль­ного свя­щен­ства и общего «цар­ствен­ного свя­щен­ства» мирян с опре­де­лен­ной целью — ума­лить сакра­мен­таль­ное свя­щен­ство и сте­реть грань между духо­вен­ством и миря­нами.

Надо отме­тить, что в КЕС всюду упо­треб­ля­ется термин «руко­по­ло­жен­ное свя­щен­ство», что явля­ется логи­че­ской тав­то­ло­гией, ибо не может быть свя­щен­ства не руко­по­ло­жен­ного в § 7 читаем: «Термин „руко­по­ло­жен­ное свя­щен­ство” отно­сится к лицам, кото­рые полу­чили харизму и кото­рых цер­ковь назна­чает (!) для слу­же­ния путем руко­по­ло­же­ния с при­зы­ва­нием Св. Духа и воз­ло­же­нием рук». Но уже в сле­ду­ю­щем пункте гово­рится: «Многие из церк­вей (значит, не все, — прим, авт.) упо­треб­ляют слово „свя­щен­ник” для обо­зна­че­ния опре­де­лен­ных руко­по­ло­жен­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Так как это не есть общий обычай, то этот важный вопрос рас­смат­ри­ва­ется в § 17 насто­я­щего доку­мента»330.

Ука­зан­ный § 17 по-англий­ски оза­глав­лен «ordained Ministry & Priesthood», т. е. «Руко­по­ло­жен­ное Слу­же­ние и Свя­щен­ство», причем второй термин «Свя­щен­ство» отне­сен ко Христу и цер­ков­ному народу, а первый термин «Слу­же­ние» — к «руко­по­ло­жен­ным свя­щен­но­слу­жи­те­лям, кото­рые участ­вуют, как все хри­сти­ане, и в свя­щен­стве Христа, и в свя­щен­стве Церкви»331 (т. е. цер­ков­ного народа).

Итак, в КЕС — вопреки тер­ми­но­ло­гии Бри­тан­ской энцик­ло­пе­дии — оба тер­мина упо­треб­лены иска­женно: общим тер­ми­ном Ministry, кото­рый озна­чает «слу­же­ние вообще», обо­зна­чено руко­по­ло­жен­ное свя­щен­ство, а спе­ци­фи­че­ским тер­ми­ном Priesthood (руко­по­ло­жен­ное свя­щен­ство) — общее «свя­щен­ство» цер­ков­ного народа. Созда­ется впе­чат­ле­ние, будто сакра­мен­таль­ное свя­щен­ство — это лишь неко­то­рая эма­на­ция «свя­щен­ства» цер­ков­ного народа, кото­рый посред­ством сим­во­ли­че­ского «руко­по­ло­же­ния» сам назна­чает своих свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Такой чисто про­сте­стант­ский взгляд на цер­ков­ную иерар­хию, кото­рый отвер­гает бла­го­дат­ное ее упол­но­мо­чи­ва­ние Хри­стом по линии апо­столь­ского пре­ем­ства, явля­ется тяжким дог­ма­ти­че­ским заблу­же­нием, озна­ча­ю­щим отри­ца­ние апо­столь­ского харак­тера Хри­сто­вой Церкви.

В ком­мен­та­рии к § 17 ука­зан­ное пре­врат­ное упо­треб­ле­ние тер­ми­нов обос­но­вы­ва­ется тем, что якобы «в Новом Завете нико­гда не упо­треб­ля­ются тер­мины «Свя­щен­ство» или «свя­щен­ник» (иеревс) для обо­зна­че­ния руко­по­ло­жен­ного свя­щен­ства или руко­по­ло­жен­ного свя­щен­но­слу­жи­теля». Согласно КЕС, «в Новом Завете этот термин при­ло­жен, с одной сто­роны, к уни­каль­ному свя­щен­ству Иисуса Христа и, с другой, — к цар­ствен­ному и про­ро­че­скому слу­же­нию всех кре­щен­ных»332.

Но вот как архи­манд­рит (ныне — нью-йорк­ский архи­епи­скоп) Пьер Люллье в уже цити­ро­ван­ной статье объ­яс­няет раз­ли­чие в упо­треб­ле­нии тер­ми­нов: «Для обо­зна­че­ния свя­щен­ни­че­ских функ­ций древ­няя Цер­ковь избе­гала воз­мож­ного тогда дву­смыс­лиц, кото­рое могло бы полу­читься по при­чине омо­ни­мии (одно­имен­но­сти). Потому именно тер­мины αρχιερείς и ιεραίς не упо­треб­ля­ются в Новом Завете для обо­зна­че­ния свя­щен­но­слу­жи­тель­ских функ­ций… Кано­ни­че­ское право оста­ется верным древ­не­хри­сти­ан­ской тер­ми­но­ло­гии и упо­треб­ляет вместо них тер­мины «епи­скоп» и «пре­сви­тер». Такая пози­ция церкви в первые ее вре­мена объ­яс­ня­ется просто: в отно­ше­нии к иудей­ству она утвер­ждала отмену (отпа­де­ние) мно­же­ства закон­ни­че­ских жертв как чисто про­об­раз­ных к един­ствен­ной совер­шен­ной Жертве, при­не­сен­ной раз навсе­гда Хри­стом — Един­ствен­ным истин­ным Пер­во­свя­щен­ни­ком (‘Αρχιερείς). В отно­ше­нии к обра­тив­шимся языч­ни­кам термин ιερευς также мог быть плохо истол­ко­ван, так как им обо­зна­ча­лись жрецы в язы­че­ских куль­ту­рах. Но с посте­пен­ным отпа­де­нием язы­че­ства, с одной сто­роны, и с полным отде­ле­нием иудей­ства от хри­сти­ан­ства — с другой, опас­ность сме­ше­ния тер­ми­нов исчезла. Таким обра­зом, посте­пенно стало рас­про­стра­няться упо­треб­ле­ние тер­ми­нов ἀρχιερός и ιερείς в гре­че­ском мире и pontifex и sacerdos у лати­нян»333.

Харак­терно, что еще у самого ран­него по вре­мени из цер­ков­ных отцов — св. Кли­мента Рим­ского (ум. 101 г.) тер­мины «архи­еревс» и «иеревс» встре­ча­ются при­ме­ни­тельно к хри­сти­ан­ским свя­щен­но­слу­жи­те­лям (Св. Кли­мент Рим­ский. Первое посла­ние к корин­фя­нам, гл. 40, § 5).

Сле­до­ва­тельно, в КЕС тен­ден­ци­озно про­ти­во­по­став­ля­ется вер­хов­ное Хри­стово пер­во­свя­щен­ство слу­жеб­ному свя­щен­ству, вве­рен­ному свя­щен­но­слу­жи­те­лям в Церкви. Земное свя­щен­ство про­ис­хо­дит от небес­ного Пер­во­свя­щен­ства Христа, как это пре­красно выра­жено в тайной молитве, чита­е­мой свя­щен­но­слу­жи­те­лем во время Херу­вим­ской песни на литур­гии: «…Неиз­ре­чен­наго ради и без­мер­наго чело­ве­ко­лю­бия Твоего (Христе), был еси Чело­век и Архи­ерей нам был еси, и слу­жеб­ныя сея и бес­кров­ныя Жертвы свя­щен­но­дей­ствие предал еси нам яко Вла­дыка всех»334.

Вопреки этому, в ком­мен­та­рии к главе 11, КЕС кощун­ственно заяв­ляет, что «церкви должны избе­гать при­пи­сы­вать свои особые формы руко­по­ло­жен­ного свя­щен­ства непо­сред­ственно воле Иисуса Христа и счи­тать их уста­нов­лен­ными Иису­сом Хри­стом»!335. Авторы (среди кото­рых есть и «пра­во­слав­ные») с неслы­хан­ной эку­ме­ни­че­ской дер­зо­стью откро­венно декла­ри­руют свое неве­рие в свя­щен­ство как Бого­уста­нов­лен­ное Спа­си­те­лем таин­ство и все сводят к «назна­че­нию» свя­щен­но­слу­жи­те­лей цер­ковно «путем руко­по­ло­же­ния».

В КЕС нигде не гово­рится о руко­по­ло­же­нии как бла­го­дат­ном таин­стве, совер­ша­е­мом епи­ско­пом как апо­столь­ским пре­ем­ни­ком, а лишь о «назна­че­нии» посред­ством без­лич­ного «воз­ло­же­ния рук» (кем?). Подоб­ное явное отри­ца­ние апо­столь­ского пре­ем­ства как усло­вия дей­стви­тель­но­сти свя­щен­ства встре­ча­ется очень часто не только у про­те­стан­тов, но и у англи­кан. Напри­мер, д‑р Хедлам, извест­ный англи­кан­ский бого­слов и про­фес­сор Окс­форд­ского уни­вер­си­тета, считал, что епи­скопы в древ­не­хри­сти­ан­ской Церкви были пре­ем­ни­ками апо­сто­лов «не потому, что они полу­чили бла­го­дать, пере­дан­ную от апо­сто­лов, а потому, что были назна­чены Цер­ко­вью испол­нять те обя­зан­но­сти, кото­рые испол­няли апо­столы»336. Этот крайне оши­боч­ный взгляд на свя­щен­ство не поме­шал д‑ру Хед­ламу вскоре стать «епи­ско­пом» англи­кан­ским, что гово­рит о соли­дар­но­сти с ним его церкви.

А в июле 1988 года на Лам­бет­ской кон­фе­рен­ции англи­кан­ских епи­ско­пов было при­нято реше­ние о руко­по­ло­же­нии не только в «свя­щен­ниц», но даже во «епи­ско­пов»! Вскоре оно было при­ве­дено в испол­не­ние: 12 фев­раля 1989 года в Бостоне (США) было совер­шено «рупо­по­ло­же­ние» Бар­бары Харрис во «епи­скопа»337. Вот к какому вопи­ю­щему про­из­волу при­во­дит отказ от прин­ципа апо­столь­ского пре­ем­ства! После этого невоз­можно уча­стие пра­во­слав­ных во Все­мир­ном Совете Церк­вей, кото­рый всегда под­дер­жи­вал идею жен­ского «свя­щен­ства».

В раз­деле III КЕС «Формы руко­по­ло­жен­ного свя­щен­ства» упорно про­во­дится мысль, что «Новый Завет не дает един­ствен­ного типа свя­щен­ства, кото­рый мог бы слу­жить образ­цом или неиз­мен­ной нормой для всего буду­щего свя­щен­ства в Церкви. В Новом Завете мы, скорее, встре­чаем некое раз­но­об­ра­зие форм, суще­ство­вав­ших в разных местах и в раз­лич­ные вре­мена»338. В послед­них словах выра­жа­ется не только раци­о­на­ли­сти­че­ское неве­рие в ново­за­вет­ную иерар­хию, но и оспа­ри­ва­ется под­лин­ность ново­за­вет­ных свя­щен­ных книг, кото­рые якобы появи­лись «в раз­лич­ные вре­мена». Следуя про­те­стант­скому раци­о­на­лизму, соста­ви­тели КЕС затем откро­венно заяв­ляют, что лишь «во втором и в тре­тьем веках была уста­нов­лена трех­сте­пен­ная форма — епи­скоп, пре­сви­тер и диакон — как общая форма руко­по­ло­жен­ного свя­щен­ства во всей Церкви»339. Такой взгляд на про­ис­хож­де­ние трех сте­пе­ней цер­ков­ной иерар­хии есть явное отри­ца­ние факта их уста­нов­ле­ния св. апо­сто­лами и, сле­до­ва­тельно, упразд­не­ния самого поня­тия апо­столь­ского пре­ем­ства иерар­хии.

Между тем в «Дея­ниях св. Апо­сто­лов», состав­лен­ных Хри­сто­вым Еван­ге­ли­стом св. ап. Лукой (ср. Лк. 1, 3 и Деян 1, 6), четко ска­зано, что св. апо­столы само­лично руко­по­ло­жили первых семь диа­ко­нов (Деян. 6, 6). Апо­сто­лами также были руко­по­ло­жены св. ап. Павел и св. ап. Вар­нава (Деян. 13, 3), кото­рые в свою оче­редь руко­по­ло­жили пре­сви­те­ров для всех осно­ван­ных ими церк­вей (Деян. 14, 23). Св. ап. Павел же руко­по­ло­жил своего уче­ника Тимо­фея во епи­скопа Ефес­ского (1Тим. 4, 14; 2Тим. 1, 6), а дру­гого своего уче­ника Тита поста­вил епи­ско­пом Крит­ским, пове­лев ему руко­по­ла­гать пре­сви­те­ров для всех тамош­них горо­дов (Тит. 1, 6).

Кроме прямых данных ново­за­вет­ных свя­щен­ных книг, о суще­ство­ва­нии трех сте­пе­ней иерар­хии еще в апо­столь­ский век сви­де­тель­ствуют непо­сред­ствен­ные апо­столь­ские пре­ем­ники — Апо­столь­ские мужи: св. Кли­мент, епи­скоп Рим­ский, и св. Игна­тий Бого­но­сец, епи­скоп Антио­хий­ский (ум. 107 г.), в своих посла­ниях: к Маг­не­зий­цам 6, 1; 3, 1—2, и к Трал­лий­цам 3, 1, где прямо пере­чис­лены три сте­пени цер­ков­ной иерар­хии.

Однако в КЕС сви­де­тель­ства этих ранних Апо­столь­ских мужей искус­ственно про­ти­во­по­став­лены друг другу. В ком­мен­та­рии к § 36 читаем: «В древ­ней Церкви связь между епи­ско­па­том и апо­столь­ской общи­ной мыс­ли­лась двумя спо­со­бами». С одной сто­роны, при­зна­ется, что «св. Кли­мент инте­ре­со­вался прежде всего сред­ствами, при помощи кото­рых исто­ри­че­ская непре­рыв­ность Хри­стова при­сут­ствия была обес­пе­чена в Церкви бла­го­даря апо­столь­ской пре­ем­ствен­но­сти», а с другой — под­чер­ки­ва­ется, что «св. Игна­тий Антио­хий­ский видел в хри­сти­ан­ской общине, собран­ной вокруг пре­сви­тера среди пре­сви­те­ров и диа­ко­нов, дей­стви­тель­ное про­яв­ле­ние духа в апо­столь­ской общине». Отсюда дела­ется вывод, что «символ апо­столь­ской пре­ем­ствен­но­сти ука­зы­вает не только исто­ри­че­скую непре­рыв­ность, но и дей­стви­тель­ную духов­ную реаль­ность»340. В сущ­но­сти, исто­ри­че­ская непре­рыв­ность апо­столь­ского пре­ем­ства, защи­ща­е­мая св. Кли­мен­том Рим­ским, лежит в основе духов­ной реаль­но­сти, о кото­рой гово­рит св. Игна­тий Бого­но­сец и кото­рая пред­став­ляет из себя лишь апо­столь­скую пре­ем­ствен­ность в данный вре­мен­ной момент. Сле­до­ва­тельно, оба апо­столь­ских мужа гово­рят об одном и том же явле­нии, гаран­ти­ру­ю­щем апо­столь­ское пре­ем­ство в Хри­сти­ан­ской Церкви.

Обходя крайне непри­ят­ный для про­те­стан­тов вопрос об апо­столь­ском пре­ем­стве как пере­даче иерар­хи­че­ской бла­го­дати по непре­рыв­ной цепи руко­по­ло­же­ний с апо­столь­ского вре­мени до нынеш­него дня, кото­рая пре­рвана Люте­ром (XVI в.), КЕС вводит новое соче­та­ние тер­ми­нов: «Пре­ем­ствен­ность в Апо­столь­ском Пре­да­нииа». Его цель — отвлечь вни­ма­ние от глав­ного пред­мета — иерар­хи­че­ского апо­столь­ского пре­ем­ства, кото­рое есть вопрос факта, и свести вопрос к более широ­кому поня­тию — Апо­столь­скому Пре­да­нию, кото­рое, из-за воз­мож­но­сти своего тол­ко­ва­ния, выгод­нее для про­те­стан­тов.

Это выра­же­ние в угоду КЕС усво­я­ется и «пра­во­слав­ными» эку­ме­ни­стами. Один из соста­ви­те­лей КЕС про­то­пре­сви­тер Вита­лий Боро­вой в своем докладе «Оценка доку­мен­тов Лимы о Кре­ще­нии, Евха­ри­стии и Свя­щен­стве» гово­рит об «орга­ни­че­ской пре­ем­ствен­но­сти Апо­столь­ского Пре­да­ния бла­го­дат­ной и сакра­мен­таль­ной жизни в Древ­ней Церкви эпохи Все­лен­ских Собо­ров (общей для всех нас еще до пери­ода наших раз­де­ле­ний)»341. Но ведь тогда про­те­стан­тов не было! Далее о. Боро­вой пишет о необ­хо­ди­мо­сти вос­со­зда­ния «хри­сти­ан­ского един­ства сов­мест­ными брат­скими уси­ли­ями всего эку­ме­ни­че­ского сооб­ще­ства — исходя из основ и на осно­вах исто­ри­че­ской пре­ем­ствен­но­сти Апо­столь­ского Пре­да­ния… Осо­бенно труд­ным и дели­кат­ным явля­ется вопрос о так назы­ва­е­мом „свя­щен­стве” женщин»342.

Вместо того чтобы отбро­сить этот «дели­кат­ный» вопрос как вообще не суще­ству­ю­щий для Пра­во­слав­ной Церкви, о. Боро­вой и тут «счи­тает необ­хо­ди­мым при реше­нии этого вопроса дру­гими Церк­вами учи­ты­вать эку­ме­ни­че­ские пер­спек­тивы их реше­ний для един­ства всех хри­стиан и для оди­на­ко­вого пони­ма­ния сохра­не­ния вер­но­сти Апо­столь­скому Пре­да­нию, как оно засви­де­тель­ство­вано в исто­рии Церкви»343. Из под­черк­ну­тых слов о. Боро­вого явствует, что поня­тие об Апо­столь­ском Пре­да­нии даже по «дели­кат­ному» вопросу под­ле­жит еще обсуж­де­нию в силу «эку­ме­ни­че­ских пер­спек­тив… един­ства всех хри­стиан»! А это демон­стри­рует рас­плыв­ча­тость поня­тия об «Апо­столь­ском Пре­да­нии», кото­рым эку­ме­ни­сты спе­ку­ли­руют в своих целях.

Но обра­тимся к поня­тию «Апо­столь­ского Пре­да­ния», как оно объ­яс­ня­ется в КЕС. Мы читаем: «Апо­столь­ское пре­да­ние в Церкви озна­чает пре­ем­ствен­ность в посто­ян­ных отли­чи­тель­ных свой­ствах Церкви Апо­сто­лов: сви­де­тель­ство апо­столь­ской веры, про­по­ве­да­ние и обнов­лен­ное (!) тол­ко­ва­ние Еван­ге­лия, совер­ше­ние Кре­ще­ния и Евха­ри­стии, пере­дача свя­щен­ни­че­ской ответ­ствен­но­сти»344. После упо­ми­на­ния о двух таин­ствах: Кре­ще­нии и Евха­ри­стии, сле­до­вало бы назвать третье таин­ство — Свя­щен­ство, явля­ю­ще­еся пред­ме­том рас­смот­ре­ния в КЕС. Вместо того чтобы гово­рить о «пере­даче бла­го­дати свя­щен­ства, речь идет лишь о пере­даче свя­щен­ни­че­ской ответ­ствен­но­сти», как будто дело — в фор­маль­ном акте юри­ди­че­ской ответ­ствен­но­сти, кото­рой для КЕС исчер­пы­ва­ется вся сущ­ность «свя­щен­ства»!

В ком­мен­та­рии к тому же § 34 ска­зано: «В рамках этого Апо­столь­ского Пре­да­ния суще­ствует неко­то­рая апо­столь­ская пре­ем­ствен­ность слу­же­ния, кото­рая служит для под­дер­жа­ния непре­рыв­но­сти и пре­ем­ствен­но­сти словам и дей­ствиям Иисуса, пере­дан­ным нам апо­сто­лами. Свя­щен­но­слу­жи­тели назна­чены (!) апо­сто­лами. Затем епи­скопы церкви были пер­выми хра­ни­те­лями этой пере­дачи апо­столь­ской тра­ди­ции; они были сви­де­те­лями апо­столь­ской пре­ем­ствен­но­сти слу­же­ния, кото­рое было про­дол­жено и сохра­нено через епи­ско­пов древ­ней Церкви вкупе с пре­сви­те­рами и диа­ко­нами в хри­сти­ан­ской общ­но­сти»345.

Итак, в ком­мен­та­рии нет ничего о бла­го­дат­ной пре­ем­ствен­но­сти в руко­по­ло­же­нии — от апо­сто­лов через епи­ско­пов вплоть до наших дней. Об апо­сто­лах ска­зано только, что они «назна­чали» свя­щен­но­слу­жи­те­лей, кото­рые все-таки отли­ча­ются от епи­ско­пов. Епи­скопы же названы лишь «хра­ни­те­лями» (а не про­вод­ни­ками) и «сви­де­те­лями» (а не носи­те­лями) апо­столь­ской пре­ем­ствен­но­сти слу­же­ния. Но нигде не ука­зано, что эта пре­ем­ствен­ность слу­же­ния пере­да­ется по линии руко­по­ло­же­ний в таин­стве Свя­щен­ства.

В заклю­че­нии ком­мен­та­рия под­черк­нуто, что «необ­хо­димо делать раз­ницу между Апо­столь­ским Пре­да­нием всей Церкви и пре­ем­ствен­но­стью апо­столь­ского слу­же­ния»346. Иными сло­вами, здесь искус­ственно раз­де­лены две нераз­рывно друг с другом свя­зан­ные вещи: «Апо­столь­ское Пре­да­ние» и «апо­столь­ское слу­же­ние». Лучшим при­ме­ром этой связи служит тот факт, что сбор­ник Апо­столь­ских правил начи­на­ется двумя пра­ви­лами о руко­по­ло­же­нии епи­скопа двумя или тремя епи­ско­пами, а пре­сви­тера и диа­кона — одним епи­ско­пом. Сле­до­ва­тельно, апо­столь­ское слу­же­ние вклю­чено в Апо­столь­ское Пре­да­ние.

В § 36 пре­ем­ствен­ность епи­ско­пов подана лишь как «один из спо­со­бов… посред­ством кото­рого выра­жа­ется Апо­столь­ское Пре­да­ние в Церкви. Эта пре­ем­ствен­ность пони­ма­ется… как сим­во­ли­че­ское обо­зна­че­ние и сохра­не­ние пре­ем­ствен­но­сти апо­столь­ской веры и обще­ния»347. Как и в таин­ствах Кре­ще­ния и Евха­ри­стии, КЕС и тут не выхо­дит за пре­делы про­те­стант­ского пони­ма­ния таинств в виде сим­во­лов, игно­ри­руя таин­ства как необ­хо­ди­мые для спа­се­ния Бого­уста­нов­лен­ного чино­по­сле­до­ва­ния, через кото­рые обя­за­тельно пре­по­да­ется веру­ю­щим Божья бла­го­дать.

В § 38 гово­рится, что «церкви, кото­рые не сохра­нили епи­ско­пата, при­ни­мают епи­скоп­скую пре­ем­ствен­ность как символ, но не как гаран­тию пре­ем­ствен­но­сти и един­ства Церкви»348. А дальше гово­рится, что «они не могут (в сущ­но­сти — не хотят, — прим, авт.) при­нять… что слу­же­ние, при­ня­тое в их соб­ствен­ной тра­ди­ции, должно счи­таться недей­стви­тель­ным до того момента, пока не при­со­еди­нится к суще­ству­ю­щей линии епи­скоп­ской пре­ем­ствен­но­сти»349.

С такой же кон­крет­ной пре­тен­зией высту­пил пастор д‑р Юрген Ролофф, про­фес­сор Эрлан­ген­ского уни­вер­си­тета, в сйоем докладе «Оценка Лим­ского доку­мента» на 10‑м собе­се­до­ва­нии пред­ста­ви­те­лей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и Еван­ге­ли­че­ской церкви Гер­ма­нии, состо­яв­шемся в Киеве 25–29 сен­тября 1984 года. Он кате­го­ри­че­ски заявил: «Реша­ю­щим для наших церк­вей явля­ется то, чтобы эку­ме­ни­че­ские парт­неры (т. е. пра­во­слав­ные) не ста­вили при­зна­ния нашего нахож­де­ния в Апо­столь­ском Пре­да­нии (тра­ди­ции) в зави­си­мость от этого вида пре­ем­ствен­но­сти (т. е. апо­столь­ской)»350. Этими сло­вами про­те­стант­ский бого­слов сам при­знает, что у про­те­стан­тов нет апо­столь­ского пре­ем­ства!

Итак, КЕС поня­тие об епи­скоп­ской пре­ем­ствен­но­сти вводит по-про­те­стант­ски как нечто необя­за­тель­ное для хри­стиан и якобы неза­ви­си­мое от апо­столь­ской пре­ем­ствен­но­сти, кото­рая под­ме­ня­ется поня­тием о «пре­ем­ствен­но­сти в Апо­столь­ском Пре­да­нии», хотя нет епи­скоп­ской пре­ем­ствен­но­сти без апо­столь­ского пре­ем­ства. Эти два поня­тия совер­шенно рав­но­значны и в этом состоит глав­ное осно­ва­ние Пра­во­слав­ной Церкви как Апо­столь­ской!

Послед­няя глава КЕС оза­глав­лена: «К вза­им­ному при­зна­нию руко­по­ло­жен­ного свя­щен­ства»; в ней рас­крыта конеч­ная эку­ме­ни­че­ская цель — вза­им­ное при­зна­ние иерар­хий отдель­ных испо­ве­да­ний, вхо­дя­щих в ВСЦ. В § 51 прямо ска­зано, что «церкви должны быть готовы обно­вить (!) свое пони­ма­ние и свою прак­тику о руко­по­ло­же­нии свя­щен­но­слу­жи­те­лей»351. В § 53 соста­ви­тели КЕС дер­зают тре­бо­вать «от церк­вей, сохра­нив­ших епи­скоп­скую пре­ем­ствен­ность, чтобы они при­знали апо­столь­ское содер­жа­ние руко­по­ло­жен­ного свя­щен­ства, суще­ству­ю­щего в церк­вах, кото­рые не удер­жали такой пре­ем­ствен­но­сти, а также суще­ство­ва­ние в этих церк­вах слу­же­ния «епи­скопе» (по-гре­че­ски) в раз­лич­ных формах»352.

Что это за «раз­лич­ные формы» епи­скоп­ства, суще­ству­ю­щие вне бого­уста­нов­лен­ной трех­сте­пен­ной иерар­хии, не уточ­ня­ется, ибо таких «форм» нет и быть не может! Это лишь пустой набор слов о какой-то «иерар­хии», име­ю­щий целью пустить пыль в глаза чита­те­лям.

В § 54 читаем: «Неко­то­рые церкви руко­по­ла­гают только мужчин. Раз­ли­чия по этому вопросу мешают вза­им­ному при­зна­нию свя­щен­ства. Но это не должно счи­таться суще­ствен­ным пре­пят­ствием для даль­ней­ших усилий к дости­же­нию вза­им­ного при­зна­ния». Как уже упо­ми­на­лось, ВСЦ под­дер­жи­вает идею жен­ского «свя­щен­ства», но пыта­ется в данном случае устра­нить это пре­пят­ствие ради вза­им­ного

при­зна­ния «церк­вей» и их «свя­щенств» и потому закан­чи­вает пара­граф .сло­вами: «Эку­ме­ни­че­ские идеи должны поощ­рять, а не оста­нав­ли­вать откры­тое обсуж­де­ние дан­ного вопроса»348.

Нако­нец, в послед­нем § 55 КЕС пред­ла­га­ется как высшее выра­же­ние «вза­им­ного при­зна­ния церк­вей и их свя­щенств» — евха­ри­сти­че­ское сослу­же­ние между ними со вза­им­ным воз­ло­же­нием рук!!!353

Пра­во­слав­ным архи­ереям — носи­те­лям дра­го­цен­ного дара апо­столь­ского пре­ем­ства — должно быть пре­дельно ясно, что если они по каким бы то ни было сооб­ра­же­ниям (конечно, нецер­ков­ного, а эку­ме­ни­че­ски-дипло­ма­ти­че­ского харак­тера!) согла­сятся на опи­сан­ную эку­ме­ни­че­скую паро­дию, то это будет озна­чать, что они авто­ма­ти­че­ски лиша­ются сугу­бой иерар­хи­че­ской бла­го­дати, полу­чен­ной ими при своей хиро­то­нии, и тем самым теряют свое апо­столь­ское пре­ем­ство, ибо согласно 45-му Апо­столь­скому пра­вилу: Епи­скоп, пре­сви­тер или диакон, кото­рый только молится с ере­ти­ками, должен быть отлу­чен; а если поз­во­лит им дей­ство­вать как свя­щен­но­слу­жи­те­лям в церкви, должен быть низ­верг­нут.

Да не будет сего!

осно­ва­ние. Эку­ме­низм не допус­кает пра­во­слав­ного мис­си­о­нер­ства среди ино­слав­ных; он утвер­ждает про­те­стант­ские общ­но­сти в каче­стве «церк­вей»; начи­нает при­тя­зать и на Пра­во­слав­ную Цер­ковь и зара­жает ее прин­ци­пи­ально чуждым духом обмир­ще­ния.

А) УЧА­СТИЕ ПРА­ВО­СЛАВ­НОЙ ЦЕРКВИ В ВСЦ НИКАК НЕ ОПРАВ­ДАНО

Запад­ные ино­слав­ные наблю­да­тели нахо­дят весьма про­ти­во­ре­чи­вым и нело­гич­ным уча­стие в ВСЦ Пра­во­слав­ной Церкви, пре­тен­ду­ю­щей быть един­ствен­ной истин­ной Хри­сто­вой Цер­ко­вью354, какова она и есть.

Чего же ищут пра­во­слав­ные хри­сти­ане в Эку­ме­ни­че­ском совете, идео­ло­гия кото­рого абсо­лютно не сов­па­дает с идео­ло­гией Пра­во­сла­вия? Какая польза может быть для Пра­во­сла­вия от уча­стия в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, цель кото­рого вовсе не объ­еди­нять все веро­ис­по­ве­да­ния на нача­лах Бого­от­кро­вен­ной истины, хра­ни­мой Пра­во­сла­вием, а созда­вать над­цер­ков­ное, или точнее — анти­цер­ков­ное объ­еди­не­ние, где никто не будет рас­по­ла­гать «отдель­ной гра­ни­цею для своего веро­ис­по­ве­да­ния»355 (по выра­же­нию Вис­серт-Хуфта) и где не будет уже «Пра­во­слав­ной Церкви — в особом смысле слова» (по словам Хауса).

На эти вопросы «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты обычно отве­чают, что на эку­ме­ни­че­ские собра­ния они идут с целью «сви­де­тель­ство­вать» о Пра­во­сла­вии и при­вле­кать к нему вни­ма­ние ино­слав­ных. Так, пред­ста­ви­тели пра­во­слав­ной моло­дежи на эку­ме­ни­че­ском съезде в Боссэ (близ Женевы) в январе 1949 года заявили между прочим: «Пра­во­слав­ные участ­вуют в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии с полным созна­нием своей хри­сти­ан­ской ответ­ствен­но­сти быть живыми и дея­тель­ными сви­де­те­лями Пра­во­сла­вия, гото­выми объ­яс­нять свои дог­маты, с кото­рыми другие хри­сти­ане мало зна­комы, и в част­но­сти место Пре­свя­той Девы, Божией Матери, в жизни Церкви»356.

Но осу­ще­стви­лись ли эти благие чаяния, выска­зан­ные в сере­дине нашего сто­ле­тия? Вовсе нет! Ибо эку­ме­низм лишь для види­мо­сти утвер­ждает, будто ищет истину, а на деле не стре­мится ее найти. Он ищет соеди­не­ния всех церк­вей не на основе Пра­во­слав­ной истины, а на прин­ци­пах новой идео­ло­гии, ради кото­рой и от Пра­во­сла­вия тре­бу­ются неко­то­рые дог­ма­ти­че­ские уступки, так как согласно быту­ю­щему в эку­ме­ни­че­ской среде убеж­де­нию ни одна из «церк­вей» не обла­дает пол­но­тою истины. Отсюда и призыв ко всем «церк­вам», вклю­чая и Пра­во­слав­ную, каяться в утра­чен­ном един­стве.

Еще в первой поло­вине сто­ле­тия у эку­ме­ни­стов наме­ти­лась тен­ден­ция тре­бо­вать и от Пра­во­слав­ной Церкви пока­я­ния в каких-то грехах (неужто дог­ма­ти­че­ских?), из чего сле­дует, что они вовсе ее не счи­тают «стол­пом и утвер­жде­нием истины»! Про­те­стант-эку­ме­нист Фр. Либ откро­венно писал в 1929 году «Истин­ная, про­дик­то­ван­ная волей к един­ству во Христе встреча Рефор­мат­ского про­те­стан­ства и Восточ­ного Пра­во­сла­вия застав­ляет их обоих испо­ве­даться и пока­яться пред лицом Божьим»357.

Несмотря на это, «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты до сих пор при­ки­ды­ва­ются, будто верят иллю­зии, что в Женеву они едут про­по­ве­до­вать Пра­во­сла­вие. Имей они добрую и сво­бод­ную совесть, то сами «пра­во­слав­ные» пред­ста­ви­тели в ВСЦ при­зна­лись бы, что никто из эку­ме­ни­че­ских дея­те­лей не соби­ра­ется при­ни­мать Пра­во­сла­вие!

Напро­тив. Подобно тому как Пра­во­слав­ная Цер­ковь с верою почи­тает Свя­щен­ное Пре­да­ние, так и все про­те­стант­ские дено­ми­на­ции выдви­гают свои соб­ствен­ные «пре­да­ния», считая, что «церкви» должны обо­га­щать друг друга своими «пре­да­ни­ями». Как Пра­во­слав­ная Цер­ковь имеет своих святых отцов и с любо­вью ссы­ла­ется на их писа­ния, так и эку­ме­ни­че­ские дея­тели усердно тол­куют об «отцах» эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния как о «своих отцах»358, хотя у них нет ничего общего с пра­во­слав­ными св. отцами; те спа­сали Пра­во­слав­ную веру, а эти под нее под­ка­пы­ва­ются!

Пра­во­слав­ная Цер­ковь выра­жает тер­ми­ном «кафо­лич­ность» (собор­ность) свою вер­ность Христу и пред­на­зна­чен­ную рас­про­стра­нять по всему миру спа­си­тель­ную Бого­от­кро­вен­ную истину единой веры Хри­сто­вой. Эку­ме­ни­че­ские же дея­тели поль­зу­ются этим тер­ми­ном в про­ти­во­по­лож­ном и иска­жен­ном смысле с целью рас­ша­тать его пра­во­слав­ное содер­жа­ние. Под «кафо­лич­но­стью» они пони­мают эку­ме­ни­че­ское един­ство в разо­бран­ной и рас­кри­ти­ко­ван­ной нами плю­ра­ли­сти­че­ской форме. «Кафо­лич­ность, — заяв­ляет IV ассам­блея ВСЦ в Упсале (1968 г.), — про­ти­во­по­лож­ность вся­кого само­лю­бо­ва­ния и пар­ти­ку­ля­ризма (обособ­лен­но­сти)»! На V ассам­блее ВСЦ в Най­роби (1975) было при­нято сле­ду­ю­щее тол­ко­ва­ние поня­тий «кафо­лич­но­сти», «собор­но­сти»: «Единая цер­ковь должна пред­став­лять собор­ное брат­ство (общ­ность) мест­ных церк­вей… В этом собор­ном брат­стве каждая мест­ная цер­ковь обла­дает, в обще­нии с про­чими, пол­но­тою кафо­лич­но­сти, сви­де­тель­ствует об одной и той же апо­столь­ской вере, чем при­знает при­над­леж­ность и прочих к одной и той же Хри­сто­вой Церкви… Они вза­имно свя­заны, потому что полу­чили одно и то же самое кре­ще­ние и имеют одну и ту же евха­ри­стию. Они при­знают член­ство и иерар­хию (!) других!»359.

Таким обра­зом, в эку­ме­ни­че­ском сло­варе «кафо­лич­ность» (собор­ность) начи­нает обо­зна­чать не вер­ность единой Истине, а при­зна­ние всех заблуж­де­ний; не един­ство, а плю­ра­лизм, т. е. мно­го­ве­рие, при вза­им­ном при­зна­нии «евха­ри­стии» и «иерар­хии» всех прочих «церк­вей». Похва­ля­ясь подоб­ной «кафо­лич­но­стью», эку­ме­ни­че­ская «цер­ковь» смело заяв­ляет о себе как «о зна­мени буду­щего еди­ного чело­ве­че­ства»360. В резуль­тате же ока­зы­ва­ется, что, отбра­сы­вая под­лин­ную кафо­лич­ность (собор­ность) под пред­ло­гом якобы «само­лю­бо­ва­ния», эку­ме­низм создает соб­ствен­ное пони­ма­ние тер­мина «кафо­лич­ность», полное страш­ной фари­сей­ской горыдни и эку­ме­ни­че­ского само­лю­бо­ва­ния!

При такой обста­новке о пра­во­слав­ном мис­си­о­нер­стве в Женеве не может быть и речи. Наобо­рот, «пра­во­слав­ным» эку­ме­ни­стам прак­ти­че­ски запре­щена всякая про­па­ганда Пра­во­сла­вия и сви­де­тель­ство о пра­во­слав­ной истине. В то же время про­те­стант­ские и прочие ино­слав­ные эку­ме­ни­сты сво­бодно сви­де­тель­ствуют о своих «тра­ди­циях» и навя­зы­вают их пра­во­слав­ным ради их «обо­га­ще­ния». Сле­до­ва­тельно, пра­во­слав­ное сви­де­тель­ство оста­ется «гласом вопи­ю­щего в пустыне». Мало того. Пра­во­слав­ным со всех сторон вну­ша­ется, что .они должны выйти из своей кон­фес­си­о­наль­ной замкну­то­сти и открыться эку­ме­ни­че­скому вли­я­нию, кото­рое все силь­нее навя­зы­ва­ется пра­во­слав­ным эку­ме­ни­стами. Резуль­та­том ока­зы­ва­ется не при­об­ре­те­ние про­те­стан­тов для Пра­во­сла­вия, а про­те­стант­ский дух среди пра­во­слав­ных.

Столь печаль­ное явле­ние давно уже наблю­да­ется в жизни Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вей, в кото­рые про­никло эку­ме­ни­че­ское вли­я­ние, о чем сви­де­тель­ство­вал рус­ский про­то­и­е­рей о. Все­во­лод Шпил­лер (слу­жив­ший свя­щен­ни­ком в Бол­га­рии в 1934–1950 гг.) на Мос­ков­ском Все­пра­во­слав­ном сове­ща­нии 1948 года. Вот что он гово­рит о пагуб­ных послед­ствиях кон­так­тов Бол­гар­ской Пра­во­слав­ной Церкви с эку­ме­низ­мом: «Для Бол­гар­ской Церкви встреча с эку­ме­низ­мом озна­чала в эку­ме­ни­че­ских кругах рас­ша­тан­ность чув­ства цер­ков­но­сти, рас­ша­тан­ность созна­ния еди­но­спа­са­ю­щей Церкви. Затем извест­ное обмир­ще­ние Церкви на путях при­спо­соб­ле­ния к эку­ме­низму. Обра­зо­ва­лось сни­же­ние уровня духов­ной жизни, отрыв от свя­то­оте­че­ских тра­ди­ций как в бого­сло­вии, так и в быту. Потря­сена была в самых осно­вах вер­ность литур­ги­че­ской бого­слу­жеб­ной тра­ди­ции. Именно в связи со встре­чей с эку­ме­низ­мом в Бол­га­рии появи­лась не только теория, а лозунги против вред­но­сти, гипер­тро­фии риту­аль­но­сти (т. е. стрем­ле­ние к сокра­ще­нию бого­слу­жеб­ных после­до­ва­ний)»361.

В послед­ние годы в эку­ме­ни­че­ской среде цир­ку­ли­рует идея о т. н. «кон­вер­ген­ции», став­шая сино­ни­мом эку­ме­низма. В поли­ти­че­ском сло­варе этот термин упо­треб­ля­ется для обо­зна­че­ния вза­им­ного сбли­же­ния двух про­ти­во­по­лож­ных соци­ально-поли­ти­че­ских систем и даже сли­я­ния их в одну систему362 путем вза­и­мо­вли­я­ния. Ана­ло­гично во время эку­ме­ни­че­ских встреч и диа­ло­гов кон­вер­ген­ция ставит своей целью «сбли­же­ние отдель­ных кон­фес­сий путем вза­им­ного вли­я­ния их одна на другую»363.

В своем докладе «Сосу­ще­ство­ва­ние или кон­вер­ген­ция?», про­чи­тан­ном в Майнце 23 октября 1970 года, Ленин­град­ский Мит­ро­по­лит Нико­дим, извест­ный эку­ме­нист, объ­яв­ляет себя про­тив­ни­ком поли­ти­че­ской кон­вер­ген­ции, кото­рая «обра­ща­ется в раз­но­вид­ность актив­ной борьбы против соци­а­лизма и ком­му­низма, в стрем­ле­ние рас­тво­рить соци­а­лизм в капи­та­лизме, что не может не вызы­вать есте­ствен­ную встреч­ную реак­цию и не при­ве­сти к „дивер­ген­ции” и обостре­нию идео­ло­ги­че­ской борьбы»364. Рас­кри­ти­ко­вав несо­сто­я­тель­ность теории поли­ти­че­ской кон­вер­ген­ции, мит­ро­по­лит Нико­дим делает вывод, что «идео­ло­ги­че­ское про­ти­во­сто­я­ние под­дер­жи­ва­ется не каким-либо чисто субъ­ек­тив­ными фак­то­рами или прочно уко­ре­нив­шейся нетер­пи­мо­стью, но реаль­ными усло­ви­ями прин­ци­пи­ально раз­лич­ной соци­ально-эко­но­ми­че­ской струк­туры внутри двух миро­вых систем и выте­ка­ю­щими из этих раз­ли­чий анта­го­низ­мами»365.

Но так отно­сясь к кон­вер­ген­ции в обла­сти поли­ти­че­ской, почему не при­знать за Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью право про­ти­во­сто­ять эку­ме­ни­че­скому стрем­ле­нию пере­пла­вить Пра­во­сла­вие в котле про­те­стан­тизма? В физике такое явле­ние известно как «осмос» и озна­чает «вза­им­ное про­ник­но­ве­ние двух жид­ко­стей, раз­де­лен­ных пори­стой пере­го­род­кой».

С ним можно срав­нить эку­ме­ни­че­ское обще­ние между пра­во­слав­ными и ино­слав­ными: Св. Пра­во­сла­вие — это кри­стально чистая вода, а все­воз­мож­ные про­те­стант­ские тече­ния подобны мутным отрав­ля­ю­щим рас­тво­рам. При обще­нии пра­во­слав­ных с ино­слав­ными эку­ме­ни­стами неиз­бежно про­ис­хо­дит вза­и­мо­об­мен, кото­рый, однако, не выго­ден Пра­во­сла­вию, ибо в него про­ни­кает лишь дурное, отрав­ля­ю­щее его. Через поры нару­ша­е­мых эку­ме­ни­стами кано­нов, запре­ща­ю­щих молит­вен­ное обще­ние с ере­ти­ками, и через тонкую пере­го­родку уже начав­шихся дог­ма­ти­че­ских ком­про­мис­сов про­те­стант­ская отрава про­ни­кает в созна­ние пра­во­слав­ных хри­стиан. Сле­до­ва­тельно, «кон­вер­ген­ция» абсо­лютно непри­ем­лема для Пра­во­сла­вия, кото­рое не должно сме­ши­ваться с заблуж­де­ни­ями (2Кор. 14, 27).

По поводу наив­ных заяв­ле­ний неко­то­рых «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов, будто на эку­ме­ни­че­ских собра­ниях они сви­де­тель­ствуют об истине Хри­сто­вой, наде­ясь обра­тить ино­слав­ных в Пра­во­сла­вие, много трез­вых мыслей выска­зал Самос­ский Мит­ро­по­лит Ириней (ум. 1963). В бро­шюре, издан­ной в Афинах в 19559 году под загла­вием «Восточ­ная Пра­во­слав­ная Цер­ковь и т. н. эку­ме­ни­че­ское хри­сти­ан­ское дви­же­ние», он пишет, что одно или два пра­во­слав­ных выступ­ле­ния на эку­ме­ни­че­ских кон­фе­рен­циях, где ино­слав­ные ора­торы всегда по числу пре­об­ла­дают над пра­во­слав­ными, не убедят про­те­стан­тов в истин­но­сти Пра­во­сла­вия и не отвра­тят их от лже­уче­ний.

Зато для «пра­во­слав­ных» пред­ста­ви­те­лей, кото­рые ради эку­ме­ни­че­ской «веж­ли­во­сти» молятся вместе с про­те­стан­тами, неза­метно усва­и­вая неко­то­рые про­те­стант­ские взгляды, неиз­бе­жен прямо про­ти­во­по­лож­ный итог. Участ­ники эку­ме­ни­че­ских съез­дов, по при­зна­нию их пре­зи­дента Пот­тера, при­об­ре­тают некий обще­э­ку­ме­ни­че­ский язык, обще­э­ку­ме­ни­че­ский тип мыш­ле­ния, кото­рый по воз­вра­ще­нии домой им бывает трудно объ­яс­нить своим еди­но­вер­цам. Ради эку­ме­ни­че­ского сбли­же­ния с ино­слав­ными пра­во­слав­ные эку­ме­ни­сты нару­шают также святые каноны Матери-Церкви, всту­пая в кон­фликт с пра­во­слав­ными бра­тьями, избе­га­ю­щими эку­ме­низма, посте­пенно отчуж­да­ются от Св. Пра­во­сла­вия и начи­нают в своих ста­тьях, речах и докла­дах выска­зы­ваться в пользу эку­ме­низма в ущерб Свя­тому Пра­во­сла­вию.

Б) ЗАПРЕТ НА ПРА­ВО­СЛАВ­НОЕ МИС­СИ­О­НЕР­СТВО

Эку­ме­низм не только не бла­го­при­ят­ствует пра­во­слав­ному мис­си­о­нер­ству, но прин­ци­пи­ально исклю­чает его. Как известно, неко­то­рые «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты прямо заяв­ляют. что Пра­во­сла­вие пред­на­зна­чено лишь для живу­щих на Востоке хри­стиан и что запад­ным хри­сти­а­нам не нужно при­ни­мать Пра­во­сла­вие. Вспом­ним курьез с гре­че­ским Мит­ро­по­ли­том Ген­на­дием (Зервос), пред­ста­ви­те­лем Кон­стан­ти­но­поль­ской пат­ри­ар­хии в Неа­поле, кото­рый создал и опуб­ли­ко­вал целую «теорию», согласно кото­рой «пра­во­слав­ными рож­да­ются, а не ста­но­вятся»! Это неслы­хан­ное пора­жен­че­ство «пра­во­слав­ного» иерарха с воз­му­ще­нием раз­об­ла­чил в своей статье «Мис­си­о­нер пли гро­бо­ко­па­тель»366 серб­ский иеро­мо­нах Амфи­ло­хий (ныне — епи­скоп Банат­ский).

Архим. Вар­нава (Бартон), бывший англи­кан­ский свя­щен­ник, пере­шед­ший в Пра­во­сла­вие и руко­по­ло­жен­ный в 1960 году экзар­хом Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии в Париже, заяв­лял, что Нико­лай Зернов, рус­ский «пра­во­слав­ный» эку­ме­нист в Англии, упре­кал его в при­ня­тии Пра­во­сла­вия! В своей книге «Хри­сти­ан­ский Восток», вышед­шей в Лон­доне в 1956 году, Зернов пишет, что «устав (устрой­ство) Восточ­ной Пра­во­слав­ной Церкви весьма сходен с англи­кан­ским». Инте­ресно, напи­сал бы он подоб­ную неле­пость после того, как на Лам­бет­ской кон­фе­рен­ции в июле 1988 года жен­щи­нам было раз­ре­шено быть не только «свя­щен­ни­цами», но и «епи­ско­пами»?

В эку­ме­ни­че­ском доку­менте «Сов­мест­ное сви­де­тель­ство и про­зе­ли­тизм» осуж­да­ется пере­ход из одного веро­ис­по­ве­да­ния в другое, в том числе и пере­ход в Пра­во­сла­вие, и преду­смот­рено в буду­щем сов­мест­ное над­кон­фес­си­о­наль­ное про­по­ве­до­ва­ние Еван­ге­лия, чем обес­пе­чи­ва­ется чисто эку­ме­ни­че­ская про­по­ведь и закры­ва­ется воз­мож­ность для сви­де­тель­ства Пра­во­слав­ной истины, кото­рое пори­ца­ется как «нега­тив­ный про­зе­ли­тизм».

Этому взгляду можно про­ти­во­по­ста­вить цитату из офи­ци­аль­ного «Посла­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви по поводу V ассам­блеи ВСЦ и ее резуль­та­тов», под­пи­сан­ного Пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и Всея Руси Пиме­ном и чле­нами Свя­щен­ного Синода: «Известно, что мис­си­о­нер­ство и „сов­мест­ное сви­де­тель­ство” без дости­же­ния един­ства в вере и в осно­вах кано­ни­че­ского устрой­ства не только не содей­ствует под­лин­ному един­ству, но могут быть пре­пят­ствием на пути к нему, при­нося трудно и мед­ленно дости­га­е­мое един­ство в жертву внеш­ним эффек­там, когда искус­ственно замал­чи­ва­ются веро­ис­по­вед­ные раз­ли­чия перед внеш­ним миром»367.

И вот, несмотря на эку­ме­ни­че­ский запрет мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти в пра­во­слав­ном духе, отдель­ные пред­ста­ви­тели Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вей делают пора­жен­че­ские выска­зы­ва­ния и при­ни­мают пагуб­ные для Пра­во­сла­вия реше­ния! На кон­суль­та­ции якобы «пра­во­слав­ных» бого­сло­вов, орга­ни­зо­ван­ной сек­ре­та­ри­а­том комис­сии «Вера и устрой­ство» ВСЦ на ост­рове Крит (7—14.3.1975), про­те­стант д‑р Лукас Фишер в своей всту­пи­тель­ной речи с похва­лой отме­тил, что «Пра­во­слав­ная Цер­ковь не тре­бует от других хри­стиан обра­щаться в Пра­во­сла­вие путем вхож­де­ния в Пра­во­слав­ную Цер­ковь». На эту эку­ме­ни­че­скую наг­лость ино­слав­ного пред­ста­ви­теля при­сут­ство­вав­шие «пра­во­слав­ные» бого­словы ни слова не воз­ра­зили и рабски соли­да­ри­зи­ро­ва­лись с подоб­ным вопи­ю­щим отре­че­нием от спа­си­тель­ной миссии Пра­во­сла­вия.

Бле­стя­щей иллю­стра­цией этого печаль­ного поло­же­ния явля­ется тот факт, что эку­ме­ни­че­ски настро­ен­ный Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх отка­зал в при­ня­тии под свою юрис­дик­цию группы ита­льян­ских като­ли­ков, кото­рые насто­я­тельно про­сили об этом368. По при­меру Кон­стан­ти­но­поля и Мос­ков­ская пат­ри­ар­хия, в лице ее экзарха в Запад­ной Европе — Ленин­град­ского Мит­ро­по­лита Нико­дима, отка­за­лась в 1974 году окорм­лять несколько при­хо­дов, насчи­ты­ва­ю­щих около 2000 пра­во­слав­ных ита­льян­цев на ост­рове Сар­ди­ния. Исклю­чен­ные из экзар­хата, пра­во­слав­ные сар­динцы вместе со своим духо­вен­ством стали искать покро­ви­тель­ства у Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вей, но повсюду полу­чали отказ! После долгих мытарств их при­няли в кано­ни­че­ское обще­ние гре­че­ские ста­ро­стиль­ники, кото­рые руко­по­ло­жили стар­шего из сар­дин­ских свя­щен­ни­ков во епи­скопа Сар­дин­ского с титу­лом пра­во­слав­ного экзарха Италии. Ком­мен­ти­руя это, пра­во­слав­ный гре­че­ский журнал «Кали омо­ло­гия» (1982, №38) спра­вед­ливо спра­ши­вает: «Разве не могли офи­ци­аль­ные Пра­во­слав­ные Церкви сде­лать то, что сде­лали ста­ро­стиль­ники в Греции?» и отве­чают: «Могли, но они испу­га­лись. Отчего? Из-за папо­филь­ской боязни и отсут­ствия мис­си­о­нер­ской любви», закан­чи­вая ком­мен­та­рий сло­вами «Это — не просто грех. Это миро­вой позор.»

Ради уго­жде­ния эку­ме­низму дело дохо­дит до того, что пере­шед­шим в Пра­во­сла­вие като­ли­кам «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты пред­ла­гают «вер­нуться в свою мать-цер­ковь» (!), а жела­ю­щих при­нять Пра­во­сла­вие оттал­ки­вают заяв­ле­нием, будто «пра­во­слав­ные не хотят иметь нео­фи­тов»!369 Подоб­ными пора­жен­че­скими заяв­ле­ни­ями, сде­лан­ными якобы от имени всего (!) Пра­во­сла­вия, выше упо­мя­ну­тый «пред­ста­ви­тель» Кон­стан­ти­но­поль­ской пат­ри­ар­хии в Италии и подоб­ные ему эку­ме­ни­сты, с одной сто­роны, широко откры­вают двери Пра­во­слав­ной Церкви для эку­ме­ни­че­ского вли­я­ния и втор­же­ния, а с другой сто­роны, закры­вают ее двери для ино­слав­ных, кото­рые искренне хотят войти в них! Тем самым «отри­ца­ется мис­си­о­нер­ство Церкви и ее миссия огра­ни­чи­ва­ется про­стым сохра­не­нием исто­ри­че­ского статус-кво». И сле­до­ва­тельно, сущ­ность Хри­сто­вой Церкви и ее миссия — «сви­де­тель­ство­вать об Истине во всякое время и на всяком месте, и при­ни­мать в свои спа­си­тель­ные объ­я­тия всех жела­ю­щих спа­се­ния»!370

Несколько лет назад монахи одного из бене­дик­тин­ских мона­сты­рей в Запад­ной Гер­ма­нии, разо­ча­ро­вав­шись в папизме, обра­ти­лись ко всем Помест­ным Пра­во­слав­ным Церк­вам с пись­мен­ной прось­бой о при­ня­тии их в Пра­во­сла­вие. Одна из Помест­ных Церк­вей им отка­зала под пред­ло­гом, что у нее якобы «нет подоб­ной прак­тики!». Да, к боль­шому сожа­ле­нию, вместо апо­столь­ской и свя­то­оте­че­ской мис­си­о­нер­ской прак­тики у многих пра­во­слав­ных архи­ереев обра­зо­ва­лась страш­ная «прак­тика» забо­титься лишь о личном покое, не достав­ляя себе «непри­ят­но­стей» с папой при­ня­тием в Пра­во­сла­вие жаж­ду­щих спа­се­ния, разо­ча­ро­ван­ных римо-като­ли­ков! В то время когда вати­кан­ские мис­си­о­неры разъ­ез­жают по всему свету, раз­лич­ными недоз­во­лен­ными при­е­мами вербуя после­до­ва­те­лей (ср. Мф. 23, 25), пра­во­слав­ные иерархи спо­койно доволь­ству­ются лишь своей паст­вой, как будто этим исчер­пы­ва­ются их обя­зан­но­сти как Апо­столь­ских пре­ем­ни­ков. Мало того, эту постыд­ную пас­сив­ность они счи­тают чуть ли не «доб­ро­де­те­лью», «лояль­ным» эку­ме­ни­че­ским отно­ше­нием к ино­слав­ным!

Нельзя не отме­тить, что подоб­ное пове­де­ние стало харак­тер­ной чертою именно «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов, в отли­чие от прочих, кото­рые, несмотря ни на что, рьяно зани­ма­ются про­зе­ли­тиз­мом в инте­ре­сах своих «церк­вей». Одно лишь Пра­во­сла­вие пре­да­тель­ски экусплу­а­ти­ру­ется соб­ствен­ными офи­ци­аль­ными «пред­ста­ви­те­лями», кото­рые им тор­гуют ради личных мате­ри­аль­ных выгод, заиг­ры­вая с ино­слав­ными на эку­ме­ни­че­ских фору­мах! Вот какую гнев­ную харак­те­ри­стику дает «пра­во­слав­ным» эку­ме­ни­стам совре­мен­ный рев­ни­тель Пра­во­сла­вия — Мариос Пила­ва­кис из пра­во­слав­ного Брат­ства св. Афа­на­сия Вели­кого в Лон­доне, откуда он при­стально следит за их дея­тель­но­стью: «Боль­шин­ство членов наших пред­ста­ви­тельств состоит из людей, кото­рые уже давно порвали с испо­ве­дью, постом и молит­вою. Они ставят един­ствен­ной целью своей жизни меж­ду­на­род­ные путе­ше­ствия, про­жи­ва­ние в пяти­звезд­ных гости­ни­цах (т. е. самых рос­кош­ных) и раз­вле­че­ния…»371.

Поэтому вовсе не странно, что такие «пред­ста­ви­тели» Пра­во­сла­вия готовы ради пре­смы­ка­тель­ства перед эку­ме­низ­мом пре­пят­ство­вать вся­кому рас­про­стра­не­нию Пра­во­слав­ной веры среди ино­слав­ных! Их воз­му­ти­тель­ное пове­де­ние при­но­сит двой­ное зло: с одной сто­роны, они воз­бра­няют ищущим истины и жаж­ду­щим бла­го­дати ино­слав­ным полу­чить ее в св. Пра­во­слав­ной Церкви, в чем обли­чает их Сам Спа­си­тель: «Горе вам… лице­меры, что затво­ря­ете Цар­ство Небес­ное чело­ве­кам; ибо сами не вхо­дите, и хотя­щих войти не допус­ка­ете!» (Мф. 23, 13); с другой — они тем самым застав­ляют искренне ищущих истины при­нять заблуж­де­ния других испо­ве­да­ний, кото­рые только того и ждут!

Про­зе­ли­тизм есть отри­ца­тель­ное явле­ние, когда уводит людей с пути истины и вовле­кает их в заблуж­де­ние. И наобо­рот, он есть поло­жи­тель­ное явле­ние, когда спа­сает от заблуж­де­ния и при­во­дит к истине. В этом случае он — вели­кое дело, вос­хва­ля­е­мое словом Божьим: «Братия! если кто из вас укло­нится от истины, и обра­тит кто его, пусть тот знает, что обра­тив­ший греш­ника от лож­ного пути его, спасет душу от смерти и покроет мно­же­ство грехов» (Иак. 5, 19—20). Так именно посту­пали св Апо­столы, св. отцы и все Божьи угод­ники, про­тя­ги­вая руку помощи всем ищущим спа­се­ния!

Ныне же в эку­ме­ни­че­ских кругах царят совер­шенно пре­врат­ные поня­тия о про­зе­ли­тизме. «Нега­тив­ным» про­зе­ли­тиз­мом в них счи­та­ется стрем­ле­ние истинно пра­во­слав­ных при­вле­кать к Пра­во­слав­ной истине ищущих ее; а поло­жи­тель­ным — лишь мис­си­о­нер­ство под пат­ро­на­жем ВСЦ, кото­рый стре­мится объ­еди­нять всех в своем новом «веро­ис­по­ве­да­нии», где истина сосед­ствует с заблуж­де­нием, при гром­ком про­кла­ми­ро­ва­нии пре­вратно пони­ма­е­мой «рели­ги­оз­ной сво­боды»!

Итак, Помест­ные Пра­во­слав­ные церкви, будучи чле­нами ВСЦ, свя­зы­вают себя невоз­мож­но­стью зани­маться по-пра­во­слав­ному мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­стью среди непро­све­щен­ных и заблуж­да­ю­щихся, обя­зу­ясь дей­ство­вать лишь под дик­товку ВСЦ и жерт­вуя своими пра­во­слав­ными эккле­зио­ло­ги­че­скими, дог­ма­ти­че­скими и кано­ни­че­скими нор­мами. В связи с этим понятно, отчего Ленин­град­ский Мит­ро­по­лит Нико­дим в своем докладе «Пре­да­ние и совре­мен­ность», про­из­не­сен­ном 18 сен­тября 1972 года в Дебре­цене (Вен­грия), говоря о вос­ста­нов­ле­нии хри­сти­ан­ского един­ства, рисует его на эку­ме­ни­че­ский лад: «Вос­ста­нов­ле­ние разъ­еди­нен­ных хри­стиан в един­стве веры, — гово­рит он, — мы не должны пред­став­лять себе исклю­чи­тельно как «при­со­еди­не­ние»372. Значит, вопреки уста­нов­лен­ному св. отцами порядку, закреп­лен­ному в Вели­ком Треб­нике Пра­во­слав­ной Церкви в «Чине о при­со­еди­не­нии ере­ти­ков и ино­слав­ных к Пра­во­сла­вию», может суще­ство­вать эку­ме­ни­че­ское объ­еди­не­ние без отре­че­ния ино­слав­ных и ере­ти­ков от их непра­виль­ных учений, — «объ­еди­не­ние» на почве дог­ма­ти­че­ского ком­про­мисса.

Но в то время как Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви свя­зали себя «обетом» перед ВСЦ не зани­маться мис­си­о­нер­ством среди других испо­ве­да­ний, като­лики и все­воз­мож­ные сек­танты без помех про­дол­жают свой пагуб­ный про­зе­ли­тизм, оттор­гая, как «лютые волки» (Деян. 20, 29), овец от стада Пра­во­слав­ной Церкви и делая их своими после­до­ва­те­лями! Папи­сты, стре­мясь якобы к «сбли­же­нию» с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, не пред­став­ляют его себе иначе как рас­про­стра­не­ние среди пра­во­слав­ных уни­ат­ства, 19 апреля 1970 года папа Павел VI открыто заявил: «Мы не можем счи­тать, что вос­ста­нов­ле­ние искрен­него (!) един­ства между Римо-като­ли­че­ской и Пра­во­слав­ной Восточ­ной Цер­ко­вью может осу­ще­ствиться в ущерб като­ли­че­ским церк­вам Востока!»373.

И в самом деле, в послед­нее время — осо­бенно при папе поляке Иоанне Павле II — нача­лось поощ­ре­ние уни­ат­ства, кото­рое счи­та­ется «не только исто­ри­че­ским наслед­ством про­шлого, но имеет насто­я­щее раз­ви­тие: Вати­кан под­тал­ки­вает бывших укра­ин­ских и румын­ских уни­а­тов вер­нуться снова к уни­ат­ству»374 (см. про­тест Мос­ков­ского Пат­ри­арха Пимена папе Иоан­нау Павлу II по поводу собора укра­ин­ских уни­а­тов в Риме)375. Группа сту­ден­тов-греков из Италии напи­сала в редак­цию «Орто­док­сос Типос» письмо, опуб­ли­ко­ван­ное под загла­вием: «Уния ста­но­вится жесто­ким гони­те­лем нашего Пра­во­сла­вия!» В нем изла­га­ются воз­му­ти­тель­ные факты, как ита­льян­ские униаты вся­че­ски мешают пра­во­слав­ным свя­щен­ни­кам, обслу­жи­ва­ю­щим гре­че­ское мень­шин­ство, испол­нять свои пас­тыр­ские обя­зан­но­сти и как униаты, под­де­лы­ва­ясь под «пра­во­слав­ных», зама­ни­вают лег­ко­вер­ных мирян в свои сети. В конце письма постав­лен вопрос: «Какой смысл вести диа­логи между пра­во­слав­ными и лати­ня­нами, если уни­ат­ство не только не огра­ни­чи­вает себя, а, наобо­рот, рас­ши­ря­ется!»376. Даже униат в письме в ту же редак­цию с недо­уме­нием пишет: «С пра­во­слав­ной сто­роны заметно стран­ное без­раз­ли­чие. Пра­во­слав­ные про­те­стуют против уча­стия уни­а­тов в диа­логе, но это лишь на словах, ибо в конце концов с уни­а­тами раз­го­ва­ри­вают!»377. Итак, папи­сты само­уве­ренно дей­ствуют с пози­ции силы, зная, что пра­во­слав­ные, несмотря на свою прин­ци­пи­аль­ную правоту, все-таки усту­пят!..

В этом отно­ше­нии харак­терно письмо гре­че­ского пра­во­слав­ного свя­щен­ника о. Анто­ния (Афан­сиа­диса) из Мон­ре­аля (Канада), кото­рый пишет: «…На тор­же­ства 1000-летия Кре­ще­ния Руси был при­гла­шен видный пра­во­слав­ный бого­слов — о. Мей­ен­дорф, кото­рому, рас­суж­дая о бого­слов­ском диа­логе, один кар­ди­нал сказал такие зна­ме­на­тель­ные слова: „Через диалог мы, лати­няне, ста­ра­емся, чтобы пра­во­слав­ные поняли необ­хо­ди­мость объ­еди­не­ния вокруг Фанара (т. е. Кон­стан­ти­но­поль­ской пат­ри­ар­хии). Когда же мы посте­пенно добьемся этого, пра­во­слав­ные поймут, что им нужен Рим как центр Церкви!”»378.

После такого откро­вен­ного заяв­ле­ния о дей­стви­тель­ных целях «диа­лога» истинно пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам сле­до­вало бы отвер­нуться от Фанара, кото­рый играет роль «тро­ян­ского коня» в Пра­во­слав­ной Церкви, и пре­кра­тить «диалог любви», им инспи­ри­ру­е­мый в угоду ино­сла­вию. Нам сле­дует вслу­шаться в мудрые пре­ду­пре­жде­ния Алек­сан­дрий­ского Пат­ри­арха Нико­лая VI (ум. 1986 г.): «Несмотря на все слова и пись­мен­ные заве­ре­ния, «диалог любви» неис­кре­нен. Мы не верим такой «любви», кото­рая про­яв­ля­ется заку­лис­ным спо­со­бом. Ибо если при­нять во вни­ма­ние закры­тие пра­во­слав­ных храмов в Чехо­сло­ва­кии, в Польше и другие дей­ствия, то увидим, что так назы­ва­е­мый «диалог любви» есть лишь ловушка для пра­во­слав­ных. Блуд­ному сыну сле­дует гово­рить не о любви, а лишь о пока­я­нии»379.

В) САМО­УТВЕР­ЖДЕ­НИЕ ПРО­ТЕ­СТАНТ­СКИХ ОБЩИН В КАЧЕ­СТВЕ «ЦЕРК­ВЕЙ»

Уча­стие пра­во­слав­ных в ВСЦ не только не ведет к пере­ходу ино­слав­ных в Пра­во­сла­вие, но исполь­зу­ется ими для лич­ного само­утвер­жде­ния. Вот одно из дока­за­тельств. Жан-Жак фон Альмен, про­фес­сор Нев­ша­тель­ского бого­слов­ского факуль­тета в Швей­ца­рии, при­над­ле­жа­щий к рефор­мат­ской общине, выра­зил надежду, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь, участ­ник ВСЦ, помо­жет рефор­мат­ским церк­вам дока­зать, что они — «члены св. Божьей Церкви»376, с чем не согласны като­ли­че­ские бого­словы, имея в виду прежде всего отсут­ствие у рефор­ма­то­ров апо­столь­ского пре­ем­ства. «Однако, — про­дол­жает Альмен, — мы, рефор­маты, можем рас­крыть пол­ноту веры, сакра­мен­таль­ной жизни, хри­сти­ан­ского досто­ин­ства кре­щен­ных и закон­ность свя­щен­ни­че­ского слу­же­ния, суще­ству­ю­щего в рефор­мат­ской церкви. В связи с неко­то­рыми тра­ди­ци­он­ными при­зна­ками хри­сти­ан­ской Церкви нам, конечно, при­дется поко­паться поглубже, но я знаю, что они име­ются у нас… Нет осно­ва­ний счи­тать, что мы настолько немощны, чтобы не смогли рас­крыть сыз­нова всю бла­го­дать Церкви в нашей церкви»380.

Иными сло­вами, рефор­маты пре­ис­пол­нены созна­ния того, что они — тоже истин­ная Хри­стова Цер­ковь. Встре­ча­ясь с пра­во­слав­ными, они вовсе не ищут истины, а ждут от Пра­во­слав­ной Церкви при­зна­ния, что и они — «цер­ковь», дабы отста­и­вать это «право» перед като­ли­ками. И надо ска­зать, что в назван­ных надеж­дах есть своя логика: раз Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви явля­ются чле­нами Все­мир­ного совета «церк­вей» и засе­дают рядом с рефор­мат­скими «церк­вами», то тем самым они как бы негласно при­знают при­тя­за­ние рефор­ма­то­ров на цер­ков­ность и даже на «апо­столь­ское пре­ем­ство!..

Про­дол­жая рас­суж­дать в этом направ­ле­нии, проф. Альмен далее при­зна­ется, что като­лики были оза­да­чены и встре­во­жены вступ­ле­нием пра­во­слав­ных в ВСЦ. Войдя в обще­ние с про­те­стант­скими общи­нами, пра­во­слав­ные как бы под­вергли испы­та­нию като­ли­че­ские при­тя­за­ния на право име­но­ваться един­ствен­ной и истин­ной цер­ко­вью Запада. Своим уча­стием в ВСЦ Пра­во­слав­ные Церкви как бы гово­рят Риму: «Хри­сти­ан­ский Запад — это не только Рим, но Рим и про­те­стант­ство; Рим и церкви, рефор­ми­ро­вав­шие запад­ное хри­сти­ан­ство, и в этом случае Рефор­ма­ция в глазах пра­во­слав­ных есть часть исто­рии Божьей Церкви на Западе»381.

Вот к каким пре­врат­ным и уни­зи­тель­ным выво­дам при­хо­дят про­те­станты, опи­ра­ясь на уча­стие Пра­во­слав­ных Церк­вей в ВСЦ! Мало того. Альмен счи­тает уча­стие пра­во­слав­ных в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии как бы «пово­дом пере­смот­реть отно­ше­ние к Рефор­ма­ции XVI века, чтобы она пере­стала счи­таться тра­ге­дией, вызван­ной лука­вым… а стала бы… важным и серьез­ным этапом пути Церкви, окон­ча­тельно опре­де­ля­ю­щим направ­ле­ние раз­ви­тия цер­ков­ной исто­рии. Уча­стие пра­во­слав­ных в эку­ме­ни­че­ском совете вынуж­дает Рим­скую цер­ковь заду­маться: не должна ли она пере­смот­реть свое отри­ца­ние того, что про­те­станты состав­ляют цер­ковь, и не должен ли Рим при­нять рефор­ма­тов, и люте­ран, и англи­кан как воз­мож­ные церкви, при­тя­за­ния кото­рых заслу­жи­вают несколько иного отно­ше­ния, чем вызы­ва­е­мого отри­ца­нием у них апо­столь­ского пре­ем­ства»…382

Итак, если под­ве­сти итог: в отли­чие от като­ли­че­ства, кото­рое рев­ниво охра­няет свою само­сто­я­тель­ность в ожи­да­нии удоб­ного момента, когда папа сможет воз­гла­вить ВСЦ (неда­ром место пред­се­да­теля оста­ется пока вакант­ным!), Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви необ­ду­манно бро­си­лись в мутную про­те­стант­скую стихию ВСЦ, якобы с целью «сви­де­тель­ство­вать» о Пра­во­сла­вии и вести про­те­стан­тов к Пра­во­сла­вию (!), а вышло — чтобы послу­жить их утвер­жде­нию как пол­но­цен­ных «церк­вей». Это пока­зы­вает, что про­те­станты-эку­ме­ни­сты стре­мятся не к Пра­во­сла­вию, а к само­утвер­жде­нию и что «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты при­званы в ВСЦ не для мис­си­о­нер­ства, а для содей­ствия при­зна­нию ино­слав­ных орга­ни­за­ций в каче­стве «церк­вей».

Г) ЖЕНЕВА НАЧИ­НАЕТ ДИК­ТО­ВАТЬ ПРА­ВО­СЛАВ­НОЙ ЦЕРКВИ

Эку­ме­низм уже не хочет быть просто «союзом церк­вей», но посте­пенно ста­но­вится зако­но­да­тель­ным учре­жде­нием, рас­про­стра­ня­ю­щим власть на своих членов, вклю­чая и Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви. До сих пор такою вла­стью были для нас только Все­лен­ские и Помест­ные Пра­во­слав­ные Соборы. Однако их авто­ри­тет посте­пенно ума­ля­ется из-за новой насту­па­тель­ной силы — Все­мир­ного Совета церк­вей, кото­рый, как насто­я­щий обще­цер­ков­ный орган, посте­пенно оттес­няет Пра­во­слав­ные Соборы, навя­зы­вая свои взгляды в дог­ма­ти­че­ской и кано­ни­че­ской обла­стях. Конечно, это дела­ется посте­пенно и плавно. Уже и руко­во­дя­щие эку­ме­ни­сты поз­во­ляют себе в откры­тую делать заяв­ле­ния, подоб­ные про­из­не­сен­ному д‑ром Вис­серт-Хуфтом при его офи­ци­аль­ном посе­ще­нии 24 ноября 1964 года Софий­ской Духов­ной Ака­де­мии: «Женева есть место, име­ю­щее извест­ную власть, кото­рое хотело бы стать цен­тром юрис­дик­ции»383.

В «Посла­нии церк­вам», разо­слан­ном пре­зи­ден­том ВСЦ (после засе­да­ния в Утрехте в авгу­сте 1972 года), в заклю­че­ние ска­зано: «Самая боль­шая про­верка нашего сотруд­ни­че­ства заклю­ча­ется в сте­пени осу­ществ­ле­ния в наших церк­вах дого­во­рен­но­сти, достиг­ну­той в нашем брат­стве»381. Смысл этого дипло­ма­ти­че­ски тем­ного выра­же­ния сле­ду­ю­щий: от церк­вей, членов ВСЦ, тре­бу­ется про­во­дить на местах при­ня­тые в ВСЦ, как вер­хов­ном цер­ков­ном органе, реше­ния по разным кано­ни­че­ским, дог­ма­ти­че­ским, соци­аль­ным и прочим вопро­сам.

Следуя чув­ству само­со­хра­не­ния, пред­ста­ви­тели Пра­во­сла­вия в ВСЦ не реша­ются при­знать, что ВСЦ может иметь власть над Помест­ными Пра­во­слав­ными Церк­вами. По их мнению, даже реше­ния гене­раль­ных ассам­блей ВСЦ, созы­ва­е­мых раз в 7 лет и опре­де­ля­ю­щих про­грамму и поли­тику ВСЦ, не имеют обя­за­тель­ного харак­тера для участ­ни­ков. Согласно уставу ВСЦ, Совет не может при­нуж­дать своих членов согла­шаться с его реше­ни­ями, за исклю­че­нием слу­чаев, когда это на него воз­ла­га­ется «доб­ро­вольно» (?)384  Но что же выхо­дит на деле?

  1. ВСЦ тре­бует от участ­ву­ю­щих в нем «церк­вей» огром­ных денеж­ных взно­сов. Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви обя­заны тоже помо­гать ВСЦ, кото­рый на их сред­ства под­ры­вает Пра­во­сла­вие!
  2. ВСЦ раз­да­чей сти­пен­дий свя­зы­вает совесть «обла­го­де­тель­ство­ван­ных» им пра­во­слав­ных сти­пен­ди­а­тов. Сти­пен­дии предо­став­ля­ются не только для учебы пра­во­слав­ных в эку­ме­ни­че­ских инсти­ту­тах, но — что любо­пытно — ив других пра­во­слав­ных стра­нах. Тем самым ВСЦ вме­ши­ва­ется во вза­и­мо­от­но­ше­ния Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вей, как будто те сами не могут содер­жать своих питом­цев, с явной целью при­вя­зать их к ВСЦ.
  3. ВСЦ уси­ленно содей­ствует про­ве­де­нию кален­дар­ной реформы в Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вах. В 1965—1966 гг. было разо­слано несколько писем к церк­вам — членам ВСЦ с вопро­сами отно­си­тельно изме­не­ний в цер­ков­ном кален­даре. Резуль­та­том настой­чи­вого вме­ша­тель­ства ВСЦ во внут­рен­нюю жизнь помест­ных церк­вей стал пере­ход на новый стиль Бол­гар­ской пра­во­слав­ной церкви в конце 1968 года.
  4. По тре­бо­ва­нию ВСЦ во всех участ­ву­ю­щих в нем «церк­вах» еже­годно с 18 по 25 января устра­и­ва­ется неделя молитв о «хри­сти­ан­ском един­стве». В связи с этим ВСЦ разо­слал цир­ку­ляр Помест­ным Пра­во­слав­ным Церк­вам, в кото­ром ловко про­ве­дены пра­во­слав­ные тен­ден­ции и постав­лены ковар­ные вопросы, чтобы ото­рвать созна­ние от ста­рого и напра­вить его к новому… Напри­мер: «Не сле­дует ли оста­вить став­шее нам доро­гим?.. Не озна­чает ли наше обя­за­тель­ство (оче­видно, в отно­ше­нии е ВСЦ) ради­каль­ный отказ от тра­ди­ции?»385.

Подоб­ными наме­ками ВСЦ гото­вит пра­во­слав­ных хри­стиан к отказу от Свя­щен­ного Пре­да­ния, кото­рым они как спа­си­тель­ною стеною ограж­дены от ино­слав­ных отступ­ле­ний. Ни словом не упо­ми­ная о Божьей бла­го­дати, посла­ние ВСЦ вну­шает мысль, будто чело­век может пре­одо­леть бед­ствия и стра­да­ния при помощи науки, тех­ники и т. п… В цир­ку­ляре под­черк­нуто, что во время недели молитв о «хри­сти­ан­ском един­стве» веру­ю­щие должны зани­маться чисто поли­ти­че­скими, эко­но­ми­че­скими и тор­го­выми, т. е. мир­скими, про­бле­мами. И ничего не ска­зано о том, как объ­еди­няться хри­сти­а­нам в истине, как укреп­ляться в вере, как под­ни­мать уро­вень упав­шей нрав­ствен­но­сти посред­ством истин­ной веры… Как будто эти акту­аль­ные про­блемы вовсе не суще­ствуют для Церкви!

Мы уже гово­рили о недо­пу­сти­мо­сти сов­мест­ной молитвы пра­во­слав­ных хри­стиан с ино­слав­ными. Во время подоб­ной «тра­ди­ци­он­ной» молитвы пред­ста­ви­те­лей всех испо­ве­да­ний, состо­яв­шейся 30 января 1987 года в мос­ков­ском пра­во­слав­ном храме Всех святых, был совер­шен «чин эку­ме­ни­че­ской молитвы, раз­ра­бо­тан­ный Все­мир­ным Сове­том церк­вей сов местно с Сек­ре­та­ри­а­том Римско-като­ли­че­ской церкви по содей­ствию хри­сти­ан­скому един­ству»!386 Итак, будучи свя­заны эку­ме­ни­че­скими обя­за­тель­ствами, пра­во­слав­ные должны рабски пови­но­ваться ука­за­ниям и пове­ле­ниям своих женев­ских хозяев, дей­ству­ю­щих в согла­сии с Римом! Доколе будем тер­петь эту уни­зи­тель­ную для Пра­во­сла­вия эку­ме­ни­че­скую дик­та­туру?

  1. Пра­во­слав­ный Иеру­са­лим­ский пат­ри­ар­хат осно­ва­тельно обес­по­коен судь­бой нахо­дя­щихся под его опекой Святых мест в Иеру­са­лиме и Пале­стине. Как член ВСЦ, он наде­ялся на под­держку своих исто­ри­че­ских прав на хри­сти­ан­ские свя­тыни, но на засе­да­нии Цен­траль­ного коми­тета ВСЦ в авгу­сте 1974 года по этому вопросу была при­нята сле­ду­ю­щая резо­лю­ция: «Иеру­са­лим — свя­щен­ный город трех моно­те­и­сти­че­ских рели­гий: иуда­изма, хри­сти­ан­ства и ислама. Необ­хо­димо избе­гать попы­ток ума­лить зна­че­ние Иеру­са­лима для какой-либо из этих трех рели­гий»387. Вместо под­держки «хри­сти­ан­ский» ВСЦ при­рав­нял пат­ри­ар­хат к мест­ным пред­ста­ви­тель­ствам иуда­изма и ислама и подвел его под общий зна­ме­на­тель «моно­те­и­сти­че­ских рели­гий», забыв о Бого­от­кро­вен­ном харак­тере Хри­сто­вой веры!

Разо­ча­ро­ва­ние Иеру­са­лим­ского пат­ри­ар­хата подоб­ной пози­цией ВСЦ отра­зи­лось в заяв­ле­нии Пат­ри­арха Дио­дора I кор­ре­спон­денту гре­че­ской газеты «Орто­док­сос Типос». Выра­зив боль­шую тре­вогу в отно­ше­нии ВСЦ и под­черк­нув, что «наша Пра­во­слав­ная Цер­ковь уни­жа­ема своим при­сут­ствием в нем, наряду с 400 „хри­сти­ан­скими” испо­ве­да­ни­ями». Пат­ри­а­рах далее заявил, что «уча­стие Иеру­са­лим­ского пат­ри­ар­хата явля­ется лишь фор­маль­но­стью и что сам он сделал Свя­щен­ному Синоду пред­ло­же­ние выйти из ВСЦ»388.

Д) МИР­СКОЙ ДУХ ЭКУ­МЕ­НИ­ЧЕ­СКОГО ДВИ­ЖЕ­НИЯ

Мы уже кри­ти­ко­вали искус­ствен­ное про­ти­во­по­став­ле­ние поня­тий «орто­док­сия» (пра­во­мыс­лие) и «орто­прак­сия» (пра­во­де­ла­ние), кото­рое про­во­дит эку­ме­низм, пред­по­чи­тая пра­во­де­ла­ние пра­во­мыс­лию. Зани­ма­ясь соци­аль­ными и поли­ти­че­скими зада­чами, ВСЦ пре­вра­тился в откро­венно мир­скую орга­ни­за­цию. Как заме­тила в част­ном раз­го­воре г‑жа Клодин Небель (пра­во­слав­ная швей­царка из Женевы), ВСЦ — это чисто мир­ская орга­ни­за­ция, ничего общего не име­ю­щая с цер­ков­но­стью.

Об этом же сви­де­тель­ствует дея­тель­ность всех эку­ме­ни­че­ских ассам­блей, начи­ная с Амстер­дам­ской (1948 г.) и кончая Ван­ку­вер­ской (1983 г.). На первой стояли вопросы, кото­рые «ищут только соци­ально-эко­но­ми­че­ской под­ос­новы для интер­вен­ции Церкви в мир­ские дела и в меж­ду­на­род­ную жизнь с целью укло­не­ния Церкви от истин­ного пути в Цар­ствие Божие»389, и гово­ри­лось «не о Цар­ствии Божием внутри нас (Лк. 17, 21), а об устро­е­нии дел мира сего»390. А между тем для хри­сти­ан­ства земная жизнь не есть само­цель, а под­го­товка к вечной жизни!

На V Гене­раль­ной ассам­блее ВСЦ в Най­роби (1975 г.), кото­рая, по мнению объ­ек­тив­ных оче­вид­цев, была скорее поли­ти­че­ской, чем рели­ги­оз­ной, уже с самого начала наме­тился отказ от вопроса об истине. «Наши кри­зисы настолько угро­жа­ющи, что любой поли­ти­че­ской, куль­тур­ной или рели­ги­оз­ной группе нельзя доволь­ство­ваться соб­ствен­ной исти­ной и чисто­той»391. Эти слова были направ­лены против пра­во­слав­ных участ­ни­ков ассам­блеи, кото­рые осме­ли­ва­лись выдви­гать Пра­во­сла­вие как един­ственно верное Христу веро­ис­по­ве­да­ние. На той же ассам­блее были затро­нуты вопросы о правах чело­века в Анголе, на Ближ­нем Востоке, в Латин­ской Аме­рике и т. д.392, как это обычно дела­ется на пра­во­за­щит­ных съез­дах.

На VI ассам­блее в Ван­ку­вере (1983 г.) были также при­няты реше­ния против расо­вой дис­кри­ми­на­ции в ЮАР, против дик­та­тор­ских воен­ных режи­мов в Цен­траль­ной Аме­рике (Гва­те­мале, Саль­ва­доре и пр.)393, но ни одного слова не было ска­зано о вопи­ю­щем подав­ле­нии прав веру­ю­щих в Алба­нии, где с 1967 года госу­дар­ствен­ной вла­стью про­во­ди­лось полное иско­ре­не­ние рели­гии. В резуль­тате Албан­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь до 1990 года офи­ци­ально не суще­ство­вала, ибо она была постав­лена вне закона.

С 1967 года состо­я­лись три гене­раль­ных ассам­блеи ВСЦ (в 1968, 1975 и 1983 гг.) и ни на одной из них никто не заик­нулся о гоне­ниях на веру в Алба­нии!!! И это несмотря на энер­гич­ные усилия Эллад­ской Пра­во­слав­ной Церкви, кото­рая вела актив­ную борьбу в защиту 400 000 пра­во­слав­ных греков, про­жи­ва­ю­щих в Север­ном Эпире (в Алба­нии), кото­рые муже­ственно пере­но­сили заклю­че­ние, истя­за­ния и смерть за свою веру во Христа!394 А «хри­сти­ан­ский» Все­мир­ный совет «церк­вей», засту­па­ю­щийся за ино­вер­цев и ино­слав­ных по всему миру, оста­вался глухим к сте­на­ниям пра­во­слав­ных стра­даль­цев за Христа!

Зло­ве­щее мол­ча­ние ВСЦ пока­зы­вает лука­вую основу его дея­тель­но­сти, о чем пойдет речь во втором раз­деле насто­я­щего-труда, оза­глав­лен­ном «Эку­ме­низм в его анти­хри­сти­ан­ской сущ­но­сти». А пока лишь скажем, что нас вол­нует соци­аль­ная дея­тель­ность ВСЦ, направ­лен­ная на отход Церкви от прямых своих обя­зан­но­стей в угоду мир­ским инте­ре­сам. Спа­се­ние души воз­можно при любых внеш­них соци­аль­ных усло­виях, и Сам Спа­си­тель Гос­подь Иисус Хри­стос про­воз­гла­сил: «Ищите Цар­ствия Божия и правды Его, и все прочее при­ло­жится вам!» (Мф. 6, 33), резко отка­зав­шись решать мате­ри­аль­ные споры: «Кто поста­вил Меня судить или делить вас?» (Лк. 12, 14). Марфе Спа­си­тель бросил упрек: «Ты забо­тишься и суе­тишься о многом, а одно только нужно!», поста­вив ей в пример сестру ее Марию, избрав­шую «благую часть, кото­рая не отни­мется у нее» (Лк. 10, 41—42) в веч­но­сти.

Многим мир­ской дух эку­ме­низма ста­но­вится невы­но­сим, и даже такой эку­ме­нист, как Фиа­тир­ский архи­епи­скоп Афи­на­гор, заме­тил: «Не наше дело участ­во­вать в каче­стве Совета церк­вей в съез­дах и коми­те­тах, име­ю­щих целью изу­чать про­блемы эко­ло­гии, буду­щее тех­ники и т. п… Все это — дело ООН и эко­ло­ги­че­ских наук. Зани­ма­ясь этим, Цер­ковь отошла бы от своей истин­ной миссии — про­по­веди Христа»395.

Итак, пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину нельзя быть эку­ме­ни­стом, по при­чине:

  1. пре­не­бре­жи­тель­ного отно­ше­ния ВСЦ ко Хри­сто­вой истине, хра­ни­мой Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью;
  2. запрета со сто­роны ВСЦ пра­во­слав­ного мис­си­о­нер­ства;
  3. попы­ток ВСЦ дик­то­вать свою волю Пра­во­слав­ной Церкви;
  4. секу­ляр­ного духа ВСЦ, кото­рый стре­мится увести Цер­ковь от ее прямых духов­ных целей в угоду духу мира сего! 

11 осно­ва­ние. Эку­ме­низм носит явно бого­от­ступ­ни­че­ский харак­тер. Через якобы малые отступ­ле­ния от истины он ведет к более страш­ным отступ­ле­ниям. Вынуж­дая Пра­во­слав­ную Цер­ковь наряду с ино­слав­ными обще­ствами каяться в грехе «раз­де­ле­ния церк­вей», ВСЦ обви­няет ее в грехах заблуж­де­ния, каких у нее нет, и тем самым отри­цает ее свой­ство «столпа и утвер­жде­ния истины».

А) ДОКА­ЗА­ТЕЛЬ­СТВА БОГО­ОТ­СТУП­НИ­ЧЕ­СКОГО ХАРАК­ТЕРА ВСЦ ИЗ ЖУР­НАЛА «РИСК»

В одном из номе­ров моло­деж­ного эку­ме­ни­че­ского жур­нала «Риск» мы встре­ча­емся с новыми сви­де­тель­ствами бого­от­ступ­ни­че­ства эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния. В нем, в част­но­сти, читаем: «Цер­ковь должна про­по­ве­до­вать о сем мире, а не о гря­ду­щем» (т. е. о загроб­ном мире)396.

В этом же номере поме­щено новое «Верую», долж­ное потес­нить обще­при­ня­тый Никео-Царе­град­ский Символ веры, кото­рый уже не устра­и­вает моло­дых эку­ме­ни­стов. До сих пор мы были уве­рены, что мы (хри­сти­ане) нуж­да­емся во Христе для нашего спа­се­ния. Теперь же моло­дые эку­ме­ни­сты пишут: «Хри­стос нуж­да­ется в нас для Своей рево­лю­ции»! Это «Верую» все­цело про­пи­тано духом мира сего и его зем­ными целями, оно дает совер­шенно иска­же­ный образ Иисуса Христа и Его свя­того дела на земле. В нем читаем: «Верую в Иисуса Христа, потому что Он был прав, когда, будучи един­ствен­ным инди­ви­ду­у­мом, Кото­рый ничего не мог сде­лать (?), рабо­тал, чтобы изме­нить суще­ству­ю­щее поло­же­ние, и при этом погиб»397.

Прежде всего кощун­ственно гово­рить об Иисусе Христе как об инди­ви­ду­уме, кото­рый «ничего не мог сде­лать»! Для нас, веру­ю­щих во Христа, Он не есть обык­но­вен­ный «инди­ви­дуум», а все­мо­гу­щий вопло­тив­шийся Сын Божий, Кото­рый, окру­жен­ный вра­гами в Геф­си­ман­ском саду, мог бы защи­щаться не только при помощи Пет­рова ножа, а молить Своего Небес­ного Отца о более нежели две­на­дцати леги­о­нах анге­лов (Мф. 26, 52—53); и в самом деле Он пока­зал на миг Свою Боже­ствен­ную власть над послан­ными за Ним воору­жен­ными сол­да­тами, кото­рые без всякой види­мой при­чины «отсту­пили назад и пали на землю» (Ин. 18, 6)!

Если же Спа­си­тель наш Гос­подь Иисус Хри­стос ничего не сделал для рево­лю­ци­он­ного изме­не­ния гре­хов­ных усло­вий мира сего в соот­вет­ствии с идеями эку­ме­ни­стов, то это не потому, что Он не мог сде­лать, а потому, что это не вхо­дило в Боже­ствен­ный план. Цель Христа Спа­си­теля не изме­нить мир, лежа­щий во зле (1Ин. 5, 19), а пре­об­ра­зить душу отдель­ного чело­века ради его веч­ного спа­се­ния, несмотря на гре­хов­ное окру­же­ние! Упо­треб­лять же в отно­ше­нии Иисуса Христа слово «погиб» — просто без­божно! Спа­си­тель не «погиб», а Сам доб­ро­вольно предал Себя на смерть ради нашего спа­се­ния, имея власть «отдать душу Свою и власть опять при­нять ее» (Ин. 10, 18) через вос­кре­се­ние из мерт­вых!

Далее в эку­ме­ни­че­ском «Верую» напи­сано: «Я еже­дневно стра­шусь, что Он (Иисус Хри­стос) умер напрасно, так как не имели Его перед гла­зами наши церкви, ибо мы изме­нили Его рево­лю­ции в угоду послу­ша­ния вла­стям и из-за страха перед ними». Допус­кать, что, быть может, Хри­стос умер напрасно, — это без­бож­ное непо­ни­ма­ние Его все­мир­ного иску­пи­тель­ного дела. Ведь бла­го­даря этому иску­пи­тель­ному делу Хри­стову спа­са­лись, спа­са­ются и будут впредь спа­саться от греха, про­кля­тия и смерти мил­ли­оны уве­ро­вав­ших во Христа душ, насле­ду­ю­щих Цар­ство Небес­ное без всякой эку­ме­ни­че­ской рево­лю­ции!

Нако­нец, в эку­ме­ни­че­ском «верую» гово­рится: «Я верую в спра­вед­ли­вый мир, кото­рый может быть достиг­нут, в воз­мож­ность осмыс­лен­ной жизни для всех людей, в буду­щее сего мира Божьего. Аминь». Нет нужды ука­зы­вать, насколько окон­ча­ние этого «Верую» про­ти­во­по­ложно нашему Сим­волу веры, направ­ля­ю­щему послед­ний наш взор не на сей земной мир, кото­рый пре­хо­дит (1Кор. 7, 31) и ему уже под­хо­дит конец (1Петр. 3, 10), а к «жизни буду­щего века», т. е. к Небес­ному Цар­ству Христа, кото­рое вечно!

В том же номере «Риска» мы видим, как по-эку­ме­ни­че­ски тол­ку­ются Бла­жен­ства из Хри­сто­вой Нагор­ной про­по­веди (Мф. 5, 3—10) во время «поли­ти­че­ских вечер­них бого­слу­же­ний» в Кельн­ском кафед­раль­ном соборе. Бла­жен­ства рас­смат­ри­ва­лись в сугубо мир­ском, земном аспекте, вне своего глу­бо­кого духов­ного содер­жа­ния, так как они пода­ва­лись в поли­ти­че­ски-соци­аль­ном духе. Столь же кощун­ствен­ному тол­ко­ва­нию под­верг­лась молитва Гос­подня «Отче наш». Сам храм, где про­во­ди­лись эти «поли­ти­че­ские вечер­ние бого­слу­же­ния», был пре­вра­щен в кон­фе­ренц-зал: собрав­ши­еся в ожи­да­нии «бого­слу­же­ния», шумно раз­го­ва­ри­вали, дер­жали себя рас­ко­ванно, как в ресто­ране, читали газеты и т. п.

На 46‑й стра­нице раз­би­ра­е­мого номера «Риска» без всяких ком­мен­та­риев напе­ча­тана боль­шими кри­выми бук­вами сле­ду­ю­щая анти­хри­сти­ан­ская мысль: The Incarnation has not yet taken place, т. e. «Вопло­ще­ние еще не свер­ши­лось». Что хочет этим ска­зать редак­ция «Риска» — надо, выхо­дит, ждать дру­гого «мессию»!

Для нас, хри­стиан, истина — в обрат­ном утвер­жде­нии: Бого­во­пло­ще­ние уже свер­ши­лось! По словам Свя­щен­ного Писа­ния: «Слово плоть бысть» (Ин. 1, 14), «Бог явися во плоти» (1Тим. 3, 16) и ожи­дать нового «вопло­ще­ния» — значит отречься от Иисуса Христа, вопло­тив­ше­гося Сына Божия, и при­нять гря­ду­щего анти­хри­ста как «спа­си­теля мира».

В послед­нее время в оккультно-тео­соф­ской среде многое дела­ется для под­мены Христа анти­хри­стом. Напри­мер, тео­софка А. Бейли опуб­ли­ко­вала ряд сочи­не­ний, в том числе книгу под мно­го­зна­чи­тель­ным загла­вием «Воз­вра­ще­ние Христа», где под видом Вто­рого при­ше­ствия Христа чита­те­лям пред­ла­га­ется при­ше­ствие анти­хри­ста в виде неко­его «пере­во­пло­ще­ния» Христа! При­зна­вая Христа «духов­ным вождем Запада», автор наравне с Ним ставит Будду как «духов­ного вождя Востока»398, про­тал­ки­вая идею, что «тот, кто придет после Христа, объ­еди­нит весь мир под своей вла­стью». Его воз­вра­ще­ние и дей­ствия уже не будут про­хо­дить в неболь­шой стране или одной един­ствен­ной обла­сти, неиз­вест­ной боль­шин­ству, как это было в про­шлом. Радио, пресса, быст­рое рас­про­стра­не­ние ново­стей сде­лают при­ше­ствие иным, чем при­ше­ствия преж­них послан­ни­ков. Быст­рые сред­ства пере­дви­же­ния: паро­ходы, поезда, само­леты — сде­лают его доступ­ным для тысяч людей, живу­щих вдали от него. Бла­го­даря теле­ви­де­нию его лицо при­бли­зится ко всем, и воис­тину: «всякое око увидит его»…399

«Никто не знает, к какой нации будет он при­над­ле­жать: будет ли он англи­ча­ни­ном или рус­ским, негром или лати­но­аме­ри­кан­цем, турком, инду­сом или другой наци­о­наль­но­сти? Нельзя ска­зать — будет ли он хри­сти­а­ни­ном, инду­и­стом или буд­ди­стом, или же будет част­ной веры? Он придет не вос­ста­нав­ли­вать какую-либо из древ­них рели­гий, в том числе хри­сти­ан­ство»…400 Нако­нец, автор-тео­софка раз­об­ла­чает себя, заяв­ляя, что «Хри­стос, кото­рый придет, не будет похож на Христа, Кото­рый, оче­видно, оста­вил нас», и в заклю­че­ние: «Если люди ищут Христа, Кото­рый оста­вил Своих уче­ни­ков много веков тому назад, то они не узнают Христа, кото­рый скоро должен вер­нуться»401. С послед­ним утвер­жде­нием вполне согласны и мы, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, так как, дей­стви­тельно, в лице анти­хри­ста мы не узнаем и не при­знаем Христа, ибо у Него нет ничего общего с анти­хри­стом! «Что общего у света со тьмою? Какое согла­сие между Хри­стом и Вели­а­ром?» (2Кор. 6, 14—15).

Но вер­немся к номеру жур­нала «Риск». В нем напи­сано: «При­ми­ре­ние дости­га­ется путем пере­оценки извест­ных цен­но­стей — как мате­ри­аль­ных, так и духов­ных… Сов­местно молясь и участ­вуя в служ­бах дру­гого испо­ве­да­ния с совсем иной тра­ди­цией, мы посте­пенно срод­нимся с чуждой тра­ди­цией, как со своей… Но глав­ным усло­вием для дости­же­ния дан­ного при­ми­ре­ния явля­ется полный отказ от вос­при­я­тия своего веро­ис­по­ве­да­ния и своей церкви как лучшей и самой совер­шен­ной, про­дол­жая при­над­ле­жать к ней до окон­ча­тель­ного при­ми­ре­ния всех в уни­вер­саль­ной церкви»402.

Что это значит для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина? А то, что, участ­вуя в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, он должен пере­стать видеть в Пра­во­сла­вии един­ствен­ное непо­гре­ши­мое веро­ис­по­ве­да­ние и не счи­тать Пра­во­слав­ную Цер­ковь «стол­пом и утвер­жде­нием истины» (1Тим. 3, 15), а при­слу­ши­ваться к другим «цер­ков­ным» тра­ди­циям, при­ни­мать — в каче­стве гипо­те­ти­че­ски верных — взгляды и непра­во­слав­ных в надежде на пре­сло­ву­тое «обо­га­ще­ние» своей пра­во­слав­ной веры, и, напо­сле­док, — отне­стись со «вза­и­мо­по­ни­ма­нием» к ере­ти­кам, и при­нять их в молит­вен­ное и «евха­ри­сти­че­ское» обще­ние! Все это недо­пу­стимо с пра­во­слав­ной точки зрения, ибо истина не терпит «допол­не­ния» заблуж­де­ни­ями, так как она тогда пере­стает быть исти­ной!

Итак, эку­ме­низм стре­мится под­ме­нить Пра­во­слав­ную Цер­ковь своею «уни­вер­саль­ной цер­ко­вью», раз­ру­шив ограду Пра­во­сла­вия, чтобы облег­чить измену истине, кото­рая окон­ча­тельно сме­ша­лась бы с ложью и уто­нула бы в ней! Таковы планы эку­ме­ни­че­ского отступ­ле­ния от истины (ср. 2Фес. 2, 3), кото­рому многие «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты все силь­нее под­да­ются, изме­няя род­ному Пра­во­сла­вию.

Б) МАЛЫЕ ОТСТУП­ЛЕ­НИЯ ОТ ИСТИНЫ ВЕДУТ К КРУП­НЫМ

Можно услы­шать воз­ра­же­ния, будто опас­ность заду­ман­ного эку­ме­низ­мом объ­еди­не­ния всех в одну «уни­вер­саль­ную цер­ковь» нере­альна, потому что в боль­шин­стве своем совре­мен­ные «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты якобы стоят за сохра­не­ние дог­ма­тов и не отсту­пают от них. Такое воз­ра­же­ние, однако, бес­поч­венно и неуте­ши­тельно! Если отступ­ле­ние еще не свер­ши­лось окон­ча­тельно, то оно непре­менно про­изой­дет в буду­щем и уже запла­ни­ро­вано в моло­дом поко­ле­нии «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов. Срав­ни­вая гене­раль­ные ассам­блеи ВСЦ, осо­бенно шестую — 1968 года, можно уви­деть, как быстро раз­ви­ва­ются собы­тия. Зло дела­ется все более дерз­ким, и участ­ву­ю­щий в делах нынеш­них эку­ме­ни­стов гото­вит почву для три­умфа буду­щих еще более мерз­ких веро­от­ступ­ни­ков.

Св. апо­стол Павел, опи­сы­вая анти­хри­ста как чело­века греха… про­ти­вя­ще­гося и пре­воз­но­ся­ще­гося выше всего, назы­ва­е­мого Богом свя­ты­нею (2Фес. 2, 3—4), под­чер­ки­вает, что он явится непо­сред­ственно перед концом мира при Втором при­ше­ствии Христа (2Фес. 2, 8). Св. апо­стол Иоанн Бого­слов пишет о совре­мен­ных ему анти­хри­стах, кото­рые хотя и мельче глав­ного анти­хри­ста, все же явля­ются его пред­те­чами, под­го­тав­ли­вают путь его; эти хитрые обо­льсти­тели про­по­ве­дуют якобы Христа, но делают это иска­женно; они поки­нули истин­ную Цер­ковь, чтобы под­ка­пы­ваться под нее и разъ­еди­нять ее (1Ин. 2, 18—19). Разве можно утвер­ждать, что пред­течи анти­хри­ста не опасны и лишь под­лин­ный анти­христ ока­жется «сыном поги­бели» (2Фес. 2, 3)? Конечно, нет!

Наша ответ­ствен­ность за малей­шие отступ­ле­ния, кото­рыми мы облег­чаем дело эку­ме­низма в дости­же­нии его темных целей, ничуть не меньше ответ­ствен­но­сти буду­щих поко­ле­ний «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов, кото­рые дове­дут до конца сози­да­ние «церкви лукав­ну­ю­щих» (Пс. 25, 5), т. е. «сбо­рища зло­на­ме­рен­ных», на базе, зало­жен­ной нынеш­ними «пра­во­слав­ными» сто­рон­ни­ками эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния! При стрельбе рука стре­ля­ю­щего не должна дро­жать, иначе он не попа­дет в цель. Никто не должен уте­шать себя, что он не попал в цель, потому что его рука дрог­нула чуть-чуть! Если рука дрожит, откло­не­ние сперва может быть малым, но потом оно воз­рас­тает и может достиг­нуть многих метров и даже кило­мет­ров, в зави­си­мо­сти от рас­сто­я­ния до цели.

Когда в 1920 году Кон­стан­ти­но­поль­ская пат­ри­ар­хия впер­вые начала сотруд­ни­чать с эку­ме­низ­мом, она вроде бы на «благо чело­ве­че­ства лишь немного отсту­пила от Пра­во­сла­вия, но затем этот про­цесс уси­лился и, как пока­зы­вает опыт, отступ­ле­ние дела­ется все больше, а буду­щие «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты совсем отсту­пят от Пра­во­слав­ной Церкви, если будут идти этим путем. По этой при­чине ответ­ствен­ность первых при­вер­жен­цев эку­ме­низма, сде­лав­ших якобы «незна­чи­тель­ные» откло­не­ния от кано­нов и дог­ма­тов, не только не меньше, а, воз­можно, и гораздо больше (из-за своей «неза­мет­но­сти»), чем ответ­ствен­ность буду­щих поко­ле­ний «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов, кото­рые сле­дуют их при­меру!

Уско­ре­ние про­цесса отступ­ле­ния видно из срав­не­ния выска­зы­ва­ний пра­во­слав­ных пред­ста­ви­те­лей в ВСЦ в конце нашего века.

В Декла­ра­ции, состав­лен­ной пра­во­слав­ными участ­ни­ками на т. н. «Эван­стон­ской встрече» (1954 г.), гово­рится сле­ду­ю­щее: «Вся хри­сти­ан­ская вера едина и неде­лима. Потому нельзя при­ни­мать лишь неко­то­рые отдель­ные части веро­уче­ния… С пра­во­слав­ной точки зрения вос­ста­нов­ле­ние един­ства Церкви, состав­ля­ю­щее цель стрем­ле­ний ВСЦ, может быть достиг­нуто лишь на основе целост­ного веро­уче­ния преж­ней нераз­дель­ной Церкви без всяких сокра­ще­ний и изме­не­ний… В вере нет места для согла­ша­тель­ства!»403. Итак, согласно этой Декла­ра­ции, веро­уче­ние непри­кос­но­венно.

Но уже через 16 лет про­фес­сор дог­ма­тики Ленин­град­ской Духов­ной ака­де­мии прот. Л. Воро­нов в своем докладе на Меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции пра­во­слав­ных бого­сло­вов в Бруклине (США) заявил, что назре­ва­ю­щее в Пра­во­сла­вии «аджор­на­менто» (обнов­ле­ние) «должно кос­нуться и самой чув­стви­тель­ной обла­сти — обла­сти веро­уче­ния и дог­ма­тики, где при­нято вся­че­ски под­чер­ки­вать неиз­мен­ность и непри­кос­но­вен­ность, где при­нято избе­гать выра­же­ния «раз­ви­тие», при­нято, нако­нец, а priori исклю­чать всякую мысль о воз­мож­но­сти дей­ство­вать по прин­ципу ико­но­мии»404.

Под вли­я­нием эку­ме­ни­че­ского духа совре­мен­ные «пра­во­слав­ные» эку­ме­ни­сты дошли до того, что счи­тают, будто запе­чат­лен­ная раз и навсе­гда Все­лен­скими Собо­рами сфера веро­уче­ния под­ле­жит пере­смотру, но пока лишь с внеш­ней сто­роны дог­ма­ти­че­ских фор­му­ли­ро­вок ради неко­то­рого сбли­же­ния с ино­слав­ными. Недо­пу­сти­мость оппор­ту­ни­сти­че­ского согла­ша­тель­ства в вере посте­пенно сме­ня­ется мыслью о воз­мож­но­сти посту­пать согласно прин­ципу «ико­но­мии», кото­рым дерзко зло­упо­треб­ляют. А это озна­чает: во-первых, кон­фликт со Все­лен­скими Собо­рами, кото­рые не допус­кают ника­ких ново­вве­де­ний и изме­не­ний в непри­кос­но­вен­ной обла­сти веро­уче­ния (1‑е пра­вило VI Собора), и, во-вторых, про­ти­во­ре­чие со Свя­тыми Отцами, кото­рые из дог­ма­тики пол­но­стью исклю­чали прин­цип цер­ков­ной ико­но­мии. Св. Марк Ефес­ский, кото­рый на Фло­рен­тий­ском соборе высоко держал знамя твер­дого Пра­во­сла­вия, заявил: «Дела веры не допус­кают ико­но­мии. Это все равно что ска­зать: отсеки себе голову, а потом иди куда хочешь!»405.

В Эван­стон­ской декла­ра­ции объ­яв­ля­ется недо­пу­сти­мым «раз­де­ле­ние веро­уче­ния на суще­ствен­ные и несу­ще­ствен­ные части»406, а прот. Воро­нов про­воз­гла­шает уже «раз­гра­ни­че­ние все­лен­ски обя­за­тель­ных дог­ма­тов (necessaria) от прочих истин веро­уче­ния», отно­си­мых им к раз­ряду «сомни­тель­ных» (dubia) (!), и откро­венно гово­рит о «вто­ро­сте­пен­ных вопро­сах веры»407.

В декла­ра­ции напи­сано: «Мы не можем согла­ситься, что Св. Дух гово­рит нам только через Свя­щен­ное Писа­ние. Св. Дух пре­бы­вает в целост­ной жизни и в целост­ном опыте Церкви и сви­де­тель­ствует через них. Свя­щен­ное Писа­ние нам дано в составе целост­ного Апо­столь­ского Пре­да­ния. В нем же нам даро­вано и пра­виль­ное тол­ко­ва­ние и объ­яс­не­ние слова Божия. В вер­но­сти Апо­столь­скому Пре­да­нию лежит гаран­тия реаль­но­сти и непре­рыв­но­сти Един­ства Церкви»408.

Воро­нов же в цити­ро­ван­ной статье стре­мится подо­рвать Свя­щен­ное Пре­да­ние, изоб­ра­жая его «раз­но­об­раз­ным» и якобы под­ле­жа­щим пере­смотру. «Такой пере­смотр, — пишет он, — не должен, конечно, ста­но­виться вызо­вом обще­цер­ков­ному созна­нию. Он должен совер­шаться в духе сми­рен­ного (!) осо­зна­ния необ­хо­ди­мо­сти собор­ным (!) разу­ме­нием устра­нить те исто­ри­че­ски воз­ник­шие неточ­но­сти или пре­уве­ли­че­ния в мето­дах или резуль­та­тах бого­слов­ство­ва­ния, кото­рые, быть может (!), сослу­жив полез­ную службу делу защиты Пра­во­сла­вия в про­шлом, ста­но­вятся ныне своего рода поме­хами на пути к осу­ществ­ле­нию Цер­ко­вью ее вели­кой про­све­ти­тель­ной миссии в мире»409.

Послед­няя фраза, дословно повто­рен­ная мит­ро­по­ли­том Нико­ди­мом в его речи 18 сен­тября 1972 года на откры­тии пра­во­славно-рефор­мат­ского собе­се­до­ва­ния в Дебре­цене410, самым бес­це­ре­мон­ным обра­зом пыта­ется уни­что­жить бла­го­дат­ные резуль­таты свя­то­оте­че­ской бого­слов­ской дея­тель­но­сти по объ­яс­не­нию истин Пра­во­сла­вия, относя ее к «про­шлому» и диа­лек­ти­че­ски пре­вра­щая в «помеху» для дея­тель­но­сти Церкви в насто­я­щий период эку­ме­ни­че­ских пере­го­во­ров и ком­про­мис­сов. С помо­щью такого метода можно отречься от всех дог­ма­ти­че­ских и кано­ни­че­ских поста­нов­ле­ний Все­лен­ских Собо­ров, про­ис­хо­див­ших в дале­ком про­шлом, и забыть, что выра­жен­ная ими «истина Гос­подня пре­бы­вает во век» (Пс. 116, 2), будучи словом истины (Ин. 17, 17; 2Тим. 2, 15).

В Эван­стон­ской декла­ра­ции твердо заяв­лено, что «Св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь един­ственно сохра­нила в пол­ноте и непо­вре­жден­но­сти веру, раз навсе­гда пре­дан­ную святым» (Иуда, 1, 3), из чего выте­кает есте­ствен­ное тре­бо­ва­ние со сто­роны пра­во­слав­ных: во имя объ­еди­не­ния при­нять «все дог­маты, уста­нов­лен­ные Все­лен­скими Собо­рами, и целост­ное учение пер­во­на­чаль­ной Церкви»411. Согласно декла­ра­ции, только Пра­во­слав­ная Цер­ковь имеет осно­ва­ние утвер­ждать, что она есть Единая Святая, Собор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь, и если другие т. н. «церкви» хотят при­об­ре­сти эти свой­ства, то они должны при­со­еди­ниться к ней.

А прот. проф. Воро­нов дер­зает писать, что «вос­со­еди­не­ние разъ­еди­нен­ных хри­стиан в един­стве веры нельзя пред­став­лять себе исклю­чи­тельно как «при­со­еди­не­ние» к Пра­во­сла­вию»412, т. е. вместо при­со­еди­не­ния к Пра­во­слав­ной истине он про­по­ве­дует согла­ша­тель­ство и ком­про­миссы. В другой своей статье «Кон­фес­си­о­на­лизм и эку­ме­низм» этот автор идет еще дальше и, исполь­зуя выра­же­ния, взятые у Боло­това, гово­рит о смелой реши­мо­сти «вос­со­еди­нять ере­ти­ков-рас­коль­ни­ков (а иногда, быть может, и вос­со­еди­няться, так ска­зать, на брат­ских нача­лах) на облег­чен­ных усло­виях, с риском «при­нять в лоно пра­во­сла­вия эле­менты сомни­тель­ной чистоты», но зато с пер­спек­ти­вой «пере­жить (рас­тво­рить в себе) зло ереси» дей­ствием «здо­ро­вых сил цер­ков­ного орга­низма»413. К сча­стью, Боло­тов не дожил до эку­ме­низма в его совре­мен­ных извра­ще­ниях, иначе бы он несо­мненно от них содрог­нулся. Но как в наше время про­фес­сор пра­во­слав­ной дог­ма­тики, будучи сви­де­те­лем страш­ных отступ­ле­ний от Пра­во­сла­вия, может давать столь опас­ные и прямо пре­да­тель­ские советы?

В таком же пора­жен­че­ском духе выска­зы­ва­ются теперь не только отдель­ные лица, но и целые «пра­во­слав­ные» кон­фе­рен­ции. Как уже гово­ри­лось, с 7 по 14 марта 1975 года комис­сия «Вера и устрой­ство» при ВСЦ про­во­дила на Крите т. н. «пра­во­слав­ную» бого­слов­скую кон­суль­та­цию, отчет о кото­рой поме­щен в ЖМП (1975, № 9, с. 46): «Когда пра­во­слав­ные заяв­ляют о жизни в непре­рыв­но­сти Единой·, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви, это не явля­ется заяв­ле­нием о своей обособ­лен­но­сти, а утвер­жде­нием своего пре­бы­ва­ния в пол­ноте апо­столь­ского обще­ния, кото­рое посто­янно над­ле­жит выяв­лять более полно, причем со всеми дру­гими хри­сти­а­нами. Пра­во­слав­ные убеж­дены в воз­мож­но­сти вно­сить поло­жи­тель­ный вклад в эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние к объ­еди­не­нию хри­стиан и мира, потому что они ощу­щают себя носи­те­лями един­ства». Чуть ниже читаем сле­ду­ю­щие слова: «Отно­си­тельно вопроса обще­хри­сти­ан­ского един­ства на кон­суль­та­ции было отме­чено, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь не тре­бует, чтобы другие хри­сти­ане обра­ти­лись в Пра­во­сла­вие через вхож­де­ние в Пра­во­слав­ную Цер­ковь, а при­зы­вает, чтобы все церкви и тра­ди­ции стре­ми­лись насколько можно больше углуб­лять пол­ноту апо­столь­ской веры».

Вот как в статье «Меж­пра­во­слав­ное сове­ща­ние бого­сло­вов» ком­мен­ти­рует это пора­жен­че­ское заяв­ле­ние бол­гар­ский «Цер­ков­ный вест­ник» (1975, № 24, с. 7): «Вместо того чтобы под­чер­ки­вать при­роду Единой, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви и ее иден­тич­ность с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, участ­ники этой встречи ста­ра­лись рас­крыть эку­ме­ни­че­ские ком­по­ненты пра­во­слав­ного поня­тия о един­стве. Такое един­ство обни­мает пол­ноту апо­столь­ского обще­ния, кото­рая должна осу­ществ­ляться с хри­сти­а­нами всего мира… Глав­ным след­ствием такого пони­ма­ния явля­ется то, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь не при­зы­вает уже ино­слав­ных при­ни­мать Пра­во­сла­вие… Сама Пра­во­слав­ная Цер­ковь должна каждый день обра­щаться к истин­ному Пра­во­сла­вию.

Послед­ние две фразы — предел само­уни­чи­же­ния со сто­роны якобы «пра­во­слав­ных» бого­сло­вов, выра­жают суть при­ня­тых на Крите реше­ний: Пра­во­слав­ная Цер­ковь не имеет права тре­бо­вать при­со­еди­не­ния к ней, ибо она сама посто­янно должна обра­щаться к неко­ему неве­до­мому «истин­ному» пра­во­сла­вию за ее пре­де­лами!

Вот до чего довели Пра­во­слав­ную Цер­ковь ее офи­ци­аль­ные пред­ста­ви­тели, участ­вуя в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии! 

В) ЭКУ­МЕ­НИ­СТЫ ТРЕ­БУЮТ ОТ ПРА­ВО­СЛАВ­НОЙ ЦЕРКВИ ПОКА­Я­НИЯ НАРЯДУ С ИНО­СЛАВ­НЫМИ ЗА РАЗ­ДЕ­ЛЕ­НИЕ ХРИ­СТИАН

До сих пор лишь ино­слав­ные тео­логи тре­бо­вали и от Пра­во­слав­ной Церкви пока­я­ния в грехе раз­де­ле­ния хри­стиан414, на что пра­во­слав­ные бого­словы всегда энер­гично воз­ра­жали, как это видно и в Эван­стон­ской декла­ра­ции, где напи­сано: «Доклад секции по бого­слов­ским вопро­сам исхо­дит из пред­по­ло­же­ния, что Цер­ковь должна идти к еди­не­нию путем пока­я­ния. Мы при­знаем, что в жизни и в сви­де­тель­стве веру­ю­щих хри­стиан были и еще суще­ствуют несо­вер­шен­ства и несо­сто­я­тель­ность, но мы отка­зы­ва­емся допу­стить, что Цер­ковь, кото­рая есть Тело Хри­стово и хра­ни­лище Бого­от­кро­вен­ной истины, может быть ума­лена чело­ве­че­ской гре­хов­но­стью. Потому мы не можем гово­рить о пока­я­нии Церкви, так как по самой своей сущ­но­сти она свята и непо­гре­шима. Ибо «Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и предал Себя за нее, чтобы освя­тить ее, очи­стив банею водною, посред­ством слова; чтобы пред­ста­вить ее себе слав­ною Цер­ко­вью, не име­ю­щею пятна, или порока, или чего-либо подоб­ного, но дабы она была свята и непо­рочна» (Еф. 5, 25—27). Таким обра­зом, Гос­подь, Единый и Святой, соде­лал навеки тело Хри­стово. Свя­тость Церкви не опо­ро­чи­ва­ется гре­хами и ошиб­ками ее членов. Они не в состо­я­нии ума­лить и исто­щить неис­чер­па­е­мую свя­тость Боже­ствен­ной жизни, изли­ва­е­мой Главою Церкви по всему ее телу»415.

Эти слова напи­саны были в 1954 году. Сего­дня подоб­ные выска­зы­ва­ния со сто­роны пра­во­слав­ных участ­ни­ков эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния уже немыс­лимы. За корот­кое время ВСЦ успел так обра­бо­тать умы «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов, что один из них — Никое Нис­сио­тис — уже без стес­не­ния, открыто (да еще от имени Пра­во­слав­ной Церкви) заяв­ляет: «Дву­сто­рон­нее и искрен­нее пока­я­ние явля­ется необ­хо­ди­мой пред­по­сыл­кой для диа­лога по дог­ма­ти­че­ским вопро­сам между раз­де­лен­ными хри­сти­а­нами»416.

Но что такое пока­я­ние — μετάνοια? Оно значит — пере­мена мыслей. Мысли Хри­сто­вой Церкви зафик­си­ро­ваны в дог­ма­тах и кано­нах, и может ли она изме­нить свои дог­ма­ти­че­ские фор­му­ли­ровки и кано­ни­че­ские поста­нов­ле­ния, оста­ва­ясь при этом Пра­во­слав­ной? Конечно, нет! Ибо изме­няя их, она изме­нила бы своему пред­на­зна­че­нию быть «стол­пом и утвер­жде­нием истины» (1Тим. 3, 15). Ведь Цер­ковь осно­вана Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом как един­ствен­ная надеж­ная опора истины для жаж­ду­щих спа­се­ния. Тре­бо­вать же от Церкви пока­я­ния, т. е. пере­мены, озна­чает тре­бо­вать уни­что­же­ния све­точа Бого­от­кро­вен­ной истины, ука­зы­ва­ю­щего нам путь спа­се­ния!

Но в этом тре­бо­ва­нии кро­ются и другие кощун­ствен­ные неле­по­сти. Тре­бу­ю­щие от Пра­во­слав­ной Церкви «пока­я­ния» наряду со всеми дру­гими «церк­вами» допус­кают, что нет уже Церкви, остав­шейся верной Христу и сохра­нив­шей пол­ноту непо­вре­жден­ной истины, и, сле­до­ва­тельно, бро­сают Христу тяжкое обви­не­ние, будто напрасно Он дал обе­то­ва­ние, что осно­ван­ная Им Цер­ковь пре­бу­дет непо­ко­ле­би­мой перед попыт­ками ада одо­леть ее (Мф. 16, 18). Выхо­дит, неправ и св. ап. Павел, назы­вая Цер­ковь, име­ю­щую един­ствен­ной осно­вой Иисуса Христа (1Кор. 3, 11), «стол­пом и утвер­жде­нием истины» (I Тим. 3, 15).

Призыв к пока­я­нию пре­кра­сен, когда он пра­ви­лен, т. е. когда пока­я­ние при­но­сится не Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, а пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном за свои личные грехи. Мы, греш­ные члены св. Пра­во­слав­ной Церкви, должны глу­боко каяться за свои нрав­ствен­ные грехи и за свои грехи против веры и дог­ма­тов Церкви. Мы должны непре­станно очи­щаться, стре­миться к свя­то­сти и непо­роч­но­сти, к позна­нию истины и ко спа­се­нию (1Тим. 2, 4) «для сози­да­ния Тела Хри­стова, доколе все придем в един­ство веры и позна­ния Сына Божия, в мужа совер­шен­ного, в меру пол­ного воз­раста Хри­стова; дабы мы не были более мла­ден­цами, колеб­лю­щи­мися и увле­ка­ю­щи­мися всяким ветром учения, по лукав­ству чело­ве­ков, по хит­рому искус­ству обо­льще­ния» (Еф. 4, 12—14). Вот такое пока­я­ние уместно и над­ле­жаще, ибо оно избав­ляет нас и от нрав­ствен­ных наших грехов, и от дог­ма­ти­че­ских наших заблуж­де­ний и при­во­дит нас к свя­то­сти, глав­ными стол­пами кото­рой явля­ется пра­виль­ная нрав­ствен­ность, осно­ван­ная на пра­виль­ной дог­ма­тике.

Но тре­бо­вать пока­я­ния от Церкви, кото­рая сама при­ни­мает пока­я­ние греш­ни­ков, омы­вает их данною ей от Бога бла­го­да­тью и спа­сает хра­ни­мою в ней исти­ною, — это и неуместно и кощун­ственно! Идея о пока­я­нии Церкви имеет лука­вую цель — заста­вить ее усо­мниться в своем бла­го­дат­ном при­зва­нии.

Для дости­же­ния цели в эку­ме­ни­че­ских про­те­стант­ских кругах исполь­зу­ется хитрое выра­же­ние «кон­фес­си­о­наль­ная гор­дыня»417, направ­лен­ное явно против пред­ста­ви­те­лей Пра­во­сла­вия, отста­и­ва­ю­щих един­ствен­ную правоту Пра­во­слав­ного испо­ве­да­ния веры. Но разве можно гово­рить о «кон­фес­си­о­наль­ной гор­дыне» у истинно пра­во­слав­ных хри­стиан? Наобо­рот, речь может идти о кон­фес­си­о­наль­ной радо­сти и бла­го­дар­но­сти Про­мыслу Божию за то, что мы роди­лись пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами, хотя далеко не все из нас достойны такого высо­кого звания. Ибо Пра­во­слав­ная истина, кото­рую мы испо­ве­дуем, нам дана, чтобы нас сми­рять и спа­сать, а не губить нас пагуб­ной гор­ды­ней. Ведь воз­вра­щен­ная и вру­чен­ная нам Хри­стом истина должна нас освя­щать (Ин. 17, 17), если мы живем сооб­разно ее высо­ким веле­ниям, но она же нас осудит, если мы от нее укло­нимся!

Согласно святым отцам, авто­ром всякой ереси явля­ется дьявол. Это он раз­де­лил чело­ве­че­ский род на тысячи муд­ро­ва­ний и ересей418. Тот же дьявол, кото­рый на про­тя­же­нии веков посред­ством ере­ти­че­ских раз­де­ле­ний не смог уни­что­жить Пра­во­слав­ную Хри­стову Цер­ковь, в наши дни, при­кры­ва­ясь види­мым бла­го­че­стием и якобы пори­цая им же самим создан­ное раз­де­ле­ние, пыта­ется посред­ством эку­ме­низма объ­еди­нить всех ере­ти­ков на основе их заблуж­де­ний и втя­нуть Пра­во­слав­ную Цер­ковь в свое обо­льще­ние. Потому-то он через ВСЦ побуж­дает ее «каяться», но может ли дьявол учить «пока­я­нию»? А если учит, то с какой целью?

Гос­подь наш Иисус Хри­стос, про­по­ве­дуя истин­ное пока­я­ние (Мф. 4, 17), хочет нас изба­вить от греха, а дьявол посред­ством лож­ного «пока­я­ния» хочет ввести в грех св. Пра­во­слав­ную Хри­стову Цер­ковь. Ибо если истин­ная Цер­ковь — святая и непо­гре­ши­мая — станет каяться как «винов­ная» в раз­де­ле­нии хри­стиан, то это будет озна­чать, что они сожа­леет, что до сих пор защи­щала истину, кото­рая вносит меч и раз­де­ле­ние (Мф. 10, 34; Лк. 12, 51) между ее при­ни­ма­ю­щими и отри­ца­ю­щими. Выхо­дит, Церкви надо искать вместе с про­чими «каю­щи­мися» обще­ствами некую новую «истину» — объ­еди­ня­ю­щую, а не раз­де­ля­ю­щую, — «истину» помимо веро­оп­ре­де­ле­ний семи Все­лен­ских Собо­ров, утвер­див­ших раз навсе­гда раз­де­ле­ние между исти­ной и заблуж­де­нием.

Это было бы рав­но­сильно заяв­ле­нию, будто Цер­ковь «ошиб­лась» в своих твер­дых дог­ма­ти­че­ских опре­де­ле­ниях против ересей, и допу­ще­нию — в духе ува­же­ния к чужому «верую» — что и у ариан была-де неко­то­рая пра­виль­ная устрем­лен­ность к истине, но Цер­ковь ее не уви­дела в свое время и потому осу­дила ариан на I Все­лен­ском Соборе. Значит, Цер­ковь должна пере­смот­реть веро­оп­ре­де­ле­ния II Все­лен­ского Собора о Боже­ствен­ном досто­ин­стве Св. Духа, кото­рым от Пра­во­сла­вия отсе­чены ере­тики-духо­борцы! Ради все­об­щего сбли­же­ния она должна капи­ту­ли­ро­вать и перед несто­ри­а­нами, несо­глас­ными с поста­нов­ле­ни­ями

III Все­лен­ского Собора, «каяться» перед ними и про­сить про­ще­ния за то, что объ­явила ере­ти­ком Несто­рия. «Пока­янно обви­няя себя, Церкви при­шлось бы оправ­дать дохал­ки­дон­цев и моно­фи­зи­тов в их упор­ном отри­ца­нии дог­ма­ти­че­ского веро­ис­по­ве­да­ния IV Все­лен­ского Собора отно­си­тельно спо­соба еди­не­ния двух естеств в Едином Лице Гос­пода Иисуса Христа и реа­би­ли­ти­ро­вать — в опро­вер­же­ние самой себя — ере­ти­ков Евти­хия, Дио­скора, Секира, и пр. (см. 1‑е и 95‑е пра­вила VI Все­лен­ского Собора).

Следуй Цер­ковь подоб­ной эку­ме­ни­че­ской логике, то она должна была бы так обой­тись и со всеми про­чими ере­ти­ками, осуж­ден­ными соот­вет­ству­ю­щими Все­лен­скими и Помест­ными Собо­рами. Лишь в этом случае она испол­нила бы эку­ме­ни­че­ские тре­бо­ва­ния ВСЦ глу­бо­ких пре­об­ра­зо­ва­ний, пере­движки цер­ков­ных струк­тур и окон­ча­тель­ного уни­что­же­ния раз­де­ли­тель­ных стен. Но это озна­чало бы конец истин­ной Хри­сто­вой Церкви!

Только отда­вая себе ясный отчет, что Цер­ковь не есть чело­ве­че­ское учре­жде­ние, можно понять, почему Цер­ковь не может и не должна каяться. Хотя она на земле состоит из людей, и в боль­шин­стве своем из греш­ных людей, она есть Бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм, в кото­рый входят, кроме земных оби­та­те­лей, еще и ото­шед­шие в веч­ность пра­вед­ники, а также несо­гре­шив­шие небес­ные Ангелы. Об этом пишет св. ап. Павел уве­ро­вав­шим во Христа евреям: «Но вы при­сту­пили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небес­ному Иеру­са­лиму и тьмам Анге­лов; к тор­же­ству­ю­щему собору и церкви пер­вен­цев (т. е. уве­ро­вав­ших во Христа)419, напи­сан­ных на небе­сах, и к Судии всех Богу, и к духам пра­вед­ни­ков, достиг­ших совер­шен­ства, и к Хода­таю нового завета Иисуса» (Евр. 12, 22—24). Таков, согласно слову Божию, состав ново­за­вет­ной Церкви. Она состав­лена из земных людей, пра­вильно уве­ро­вав­ших во Христа и на осно­ва­нии этой веры достиг­ших духовно-нрав­ствен­ного усо­вер­шен­ство­ва­ния по подо­бию «Началь­ника их спа­се­ния» (Евр. 2, 10) — Христа, сшед­шего с небес, чтобы все­лить земных оби­та­те­лей в небес­ное селе­ние Анге­лов. Так мыслит себя св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь. В каноне на празд­ник св. Архи­стра­тига Миха­ила и прочих Небес­ных Сил бес­плот­ных (8 ноября) в первом тро­паре 9‑й песни читаем: «Тя неиз­ре­ченно соеди­нив­шаго небес­ным, Христе, земная, и едину Цер­ковь совер­шив­шаго Анге­лов и чело­ве­ков, непре­станно вели­чаем»!

Тре­бо­вать, чтобы ныне Пра­во­слав­ная Цер­ковь кая­лась, значит тре­бо­вать пока­я­ния и от несо­гре­шив­ших Анге­лов! Поскольку Главою Церкви явля­ется Сам Гос­подь Иисус Хри­стос, Соеди­нив­ший в одно тело все небес­ное и земное (Еф. 1, 10.22—23), то неужели эку­ме­ни­сты потре­буют пока­я­ния и от Христа? Цер­ковь неот­де­лима от Христа. Тело без головы есть труп. Цер­ковь же — не труп, а живой Бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм. Как живой орга­низм нахо­дится в нераз­рыв­ной связи со своею голо­вою, так и Цер­ковь пре­бы­вает в нараз­рыв­ной связи со своим Главою Хри­стом, состав­ляя с Ним единое целое. Для веру­ю­щих это осо­бенно ося­за­тельно про­яв­ля­ется при их при­ча­ще­нии Тела и Крови Хри­сто­вых (1Кор. 10, 16—17). В этом и состоит глу­бо­кая основа свя­то­сти и непо­гре­ши­мо­сти Церкви Хри­сто­вой. Сле­до­ва­тельно, обви­нять тело Хри­стово в грехах и тре­бо­вать от него пока­я­ния — озна­чает вовле­кать и Главу сего тела в кол­лек­тив­ную ответ­ствен­ность за его грехи. Но обви­нять без­греш­ного Христа в грехах — это верх кощун­ства! (ср. Ин. 8, 46).

Освя­ща­ю­щая сила Церкви, кото­рая делает из каю­щихся греш­ни­ков святых, есть бла­го­дать Св. Духа, Уте­ши­теля и Освя­ти­теля искуп­лен­ного Хри­стом чело­ве­че­ского есте­ства. Начи­ная со дня первой хри­сти­ан­ской Пяти­де­сят­ницы, бла­го­дать Св. Духа неот­ступно пре­бы­вает в Церкви, чтобы учить ее членов истине (Ин. 16,13), пра­вед­но­сти и свя­то­сти (Тит. 2, 12). Святой Дух будет пре­бы­вать в Церкви вовеки (Ин. 14, 16—17), чтобы изли­вать бла­го­дать на вся­кого чело­века, искренне стре­мя­ще­гося ко спа­се­нию. Пре­бы­ва­ю­щий в Церкви Дух Святой всегда объ­еди­нял веру­ю­щих вокруг истины, тогда как дьявол, наобо­рот, вводит среди хри­стиан раз­но­мыс­лия (Лк. 22, 31).

По этой при­чине тре­бо­ва­ние от руко­во­ди­мой и осе­ня­е­мой Святым Духом Церкви пока­я­ния за раз­де­ле­ния хри­стиан рав­но­сильно заяв­ле­нию, что якобы не дьявол, а Св. Дух «вино­вен» в них, ибо не пре­по­дал ком­про­мисс­ных фор­му­ли­ро­вок, кото­рые бы объ­еди­няли, а не раз­де­ляли! Однако малей­ший намек на обви­не­ние Тре­тьей Ипо­стаси Боже­ствен­ной Троицы в грехе раз­де­ле­ния, кото­рое есть дело дья­вола, — это непро­сти­тель­ный грех хулы на Свя­того Духа! Вот как гово­рит об этом Сам Гос­подь: «Истинно говорю вам: будут про­щены сынам чело­ве­че­ским все грехи и хуле­ния, какими бы ни хулили; но кто будет хулить Духа Свя­таго, тому не будет про­ще­ния вовек, но под­ле­жит он веч­ному осуж­де­нию!» (Мк. 3, 28—29).

Итак, имея в виду бого­про­тив­ный харак­тер эку­ме­низма, его анти­пра­во­слав­ную направ­лен­ность, имея в виду, что эку­ме­низм начи­нает с малых откло­не­ний от Истины и ведет ко все боль­шим и боль­шим откло­не­ниям, вовле­кая пра­во­слав­ных хри­стиан в «цер­ковь лукав­ну­ю­щих», т. е. в буду­щую Уни­вер­саль­ную цер­ковь гря­ду­щего анти­хри­ста; нако­нец, помня, что тре­бо­ва­ние «пока­я­ния» от Пра­во­слав­ной Церкви обви­няет в грехе раз­де­ле­ния Главу Церкви — Гос­пода Иисуса Христа, и Руко­во­дя­щий ею Дух Святой,

пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин должен реши­тельно про­ти­виться эку­ме­низму, чтобы не участ­во­вать в непро­сти­тель­ной хуле на Духа Свя­того!

12 осно­ва­ние. О пагуб­ном вли­я­нии эку­ме­низма на Пра­во­сла­вие.

А) ПРА­ВО­СЛАВ­НЫЕ ВОЗ­РА­ЖЕ­НИЯ ПРОТИВ ЭКУ­МЕ­НИЗМА

Алек­сан­дрий­ский Пат­ри­арх Нико­лай VI (1968–1986) в интер­вью афин­ской газете «Орто­док­сос Типос» (1972, № 170) весьма резко выска­зался против эку­ме­ни­че­ского дви­же­ния: «Я осуж­даю эку­ме­низм и считаю его не просто ересью, а пан-ересью (παναιρεσις) — вме­сти­ли­щем всех ересей и зло­ве­рий. Нам хорошо известны анти­хри­сти­ан­ские силы, заку­лисно управ­ля­ю­щие эку­ме­низ­мом… Эку­ме­низм направ­лен против Пра­во­сла­вия. Он пред­став­ляет сего­дня самую боль­шую опас­ность, наряду с неве­рием нашей эпохи, обо­жеств­ля­ю­щим мате­ри­аль­ные при­вя­зан­но­сти и удо­воль­ствия»420.

В то время когда все Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви участ­вуют в ВСЦ, дух рев­ни­те­лей Пра­во­сла­вия укреп­ляют такие муже­ствен­ные слова Алек­сан­дрий­ского Пер­во­свя­ти­теля: «При­вет­ствую и бла­го­слов­ляю всех кли­ри­ков и мирян, кото­рые борятся с эку­ме­низ­мом!»421. Пат­ри­арх также напра­вил Свя­щен­ному Синоду Эллад­ской Церкви поже­ла­ние выйти из ВСЦ422. Его бы сле­до­вало адре­со­вать всем Помест­ным Пра­во­слав­ным Церк­вам, ибо, не сделав этого реши­тель­ного шага сейчас, пока еще есть пра­во­славно мыс­ля­щие иерархи и пре­дан­ные Пра­во­сла­вию миряне, завтра — при эку­ме­ни­че­ски пере­вос­пи­тан­ном новом поко­ле­нии — будет уже поздно!

К вели­кому сча­стью, подоб­ное пред­ло­же­ние в наши дни было сде­лано Мате­рью Церк­вей — Святой Иеру­са­лим­ской Пат­ри­ар­хией, в лице ее достой­ного Пред­сто­я­теля — бла­жен­ней­шего Пат­ри­арха Иеру­са­лим­ского Дио­дора, кото­рый вместе со Свя­щен­ным Сино­дом решил пре­кра­тить уча­стие Иеру­са­лим­ской Церкви в диа­ло­гах с ино­слав­ными и в ВСЦ. В своем докладе Свя­щен­ному Синоду он прямо заявил: «Иеру­са­лим­ская Цер­ковь, как «Мать Церк­вей», должна дать пример под­ра­жа­ния в вопро­сах веры и непо­вре­жден­ной хра­нить веру, как при­няла она ее от Гос­пода нашего Иисуса Христа, Кото­рый осно­вал ее Своею чест­ною Кровию. Потому сего­дня, когда весь мир пере­жи­вает тяже­лые вре­мена и ока­зался перед лицом усилий совре­мен­ной про­па­ганды пере­смотра нрав­ствен­ных цен­но­стей и пре­да­ний, Иеру­са­лим­ская Цер­ковь обя­зана воз­вы­сить свой голос, чтобы убе­речь свою паству от чуждых вли­я­ний и бороться за охра­не­ние Пра­во­слав­ной веры… Пра­во­слав­ная наша Цер­ковь непо­ко­ле­бимо верует, что в ней содер­жится пол­нота истины, что она есть Единая, Святая, Собор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь и Сокро­вищ­ница Бла­го­дати и Истины… в кото­рой во всей чистоте и спа­си­тель­но­сти заклю­чены все дог­маты нашей Веры и Свя­щен­ное Писа­ние. Уча­стие Пра­во­слав­ной Церкви в диа­ло­гах — вредно и опасно. Бого­слов­ские диа­логи ино­слав­ные исполь­зуют во вред нашей Пра­во­слав­ной Церкви».

Ука­зы­вая далее на ущерб пра­во­слав­ной пастве от ино­слав­ного про­зе­ли­тизма (осо­бенно на Сред­нем Востоке), Пат­ри­арх Диодор заклю­чает: «Наше жела­ние хра­нить непо­вре­жден­ной нашу Пра­во­слав­ную веру и пре­да­ния от опас­ных дей­ствий ино­слав­ных заста­вило нас пре­кра­тить диа­логи не только с англи­ка­нами, кото­рые уже ввели руко­по­ло­же­ние женщин, но и диа­логи с папи­стами, нехал­ки­дон­цами, люте­ра­нами и рефор­мат­скими испо­ве­да­ни­ями, в кото­рых с самого начала Иеру­са­лим­ская Цер­ковь не участ­во­вала»423.

Серьезно кри­ти­куют эку­ме­низм и ВСЦ другие помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви. Напри­мер, в 1973 году Синод Авто­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церкви в Аме­рике опуб­ли­ко­вал обшир­ное Окруж­ное посла­ние по вопро­сам хри­сти­ан­ского един­ства и эку­ме­низма (Вест­ник Рус­ского западно-евро­пей­ского Пат­ри­ар­шего Экзар­хата, 1973, № 83–84, с. 163–181, 239–256). В посла­нии есть пре­крас­ные мысли об един­стве Церкви как един­стве в Истине, любви и свя­то­сти и веско под­черк­нуто, что «Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть истин­ная Цер­ковь». Она есть «единая Цер­ковь Хри­стова», так как со вре­мени Гос­пода Иисуса Христа и Его апо­сто­лов Пра­во­слав­ная Цер­ковь не вос­при­няла ника­ких невер­ных учений и ника­ких ложных жиз­нен­ных иде­а­лов. Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть единая, нераз­де­ли­мая Цер­ковь Хри­стова, не по при­чине чело­ве­че­ских деяний, а потому, что, по бла­го­дати Божией, явлен­ной в крови муче­ни­ков и в сви­де­тель­стве святых, Пра­во­слав­ная Цер­ковь доныне сохра­нила данную ей Богом миссию — быть для, мира «Цер­ко­вью, кото­рая есть тело Его (Христа), пол­нота Напол­ня­ю­щего все во всем» (Еф. 1, 23). 424

В посла­нии верно обо­зна­чена опас­ность реля­ти­визма, т. е. опас­ность пре­вра­ще­ния посред­ством эку­ме­низма дог­ма­ти­че­ских истин веры в нечто отно­си­тель­ное, и опас­ность секу­ля­ризма, т. е. обмир­ще­ния Церкви через эку­ме­ни­че­ские усилия «объ­еди­нить людей на основе мир­ской идео­ло­гии»425. В посла­нии обли­ча­ется также оши­боч­ное эку­ме­ни­че­ское убеж­де­ние, будто струк­тура Церкви — веро­уче­ние и нрав­ствен­ные идеалы отно­си­тельны и могут изме­няться ради прак­ти­че­ской цели, будто «сакра­мен­таль­ный, иерар­хи­че­ский хри­сти­ан­ский поря­док Церкви, идущий от апо­столь­ских времен, якобы не суще­стве­нен для хри­сти­ан­ской веры и един­ства Церкви». Аме­ри­кан­ские пра­во­слав­ные епи­скопы муже­ственно заявили: «Мы счи­таем нашим свя­щен­ным долгом отверг­нуть все ложные методы объ­еди­не­ния Церкви и с настой­чи­во­стью утвер­ждаем, что все веро­учи­тель­ные, эти­че­ские и сакра­мен­таль­ные ком­про­миссы, изме­ня­ю­щие поря­док Церкви… ни в коем случае не при­ве­дут к един­ству всех людей во Христе и не смогут объ­еди­нить хри­стиан в одной церкви»426. Следуя этой логике, интер­ком­му­нион реши­тельно отвер­га­ется как сред­ство дости­же­ния хри­сти­ан­ского един­ства, ибо «вне един­ства веры в Единой Церкви Хри­сто­вой, кото­рая не может быть раз­де­лен­ной, не может суще­ство­вать ни сакра­мен­таль­ного обще­ния, ни литур­ги­че­ского сослу­же­ния»427. Архи­ереи Аме­ри­кан­ской Авто­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церкви осу­дили также «попытку пре­вра­тить эку­ме­низм в некую уни­вер­саль­ную цер­ковь»428, т. е. в сверх-цер­ковь, про­ти­во­по­став­лен­ную Пра­во­слав­ной Церкви.

В 1973 году, когда было опуб­ли­ко­вано это посла­ние и когда эку­ме­низм еще не про­явил свою анти­пра­во­слав­ность, Аме­ри­кан­ская Авто­ке­фаль­ная Пра­во­слав­ная Цер­ковь по идео­ло­ги­че­ским сооб­ра­же­ниям не вхо­дила в ВСЦ и сильно кри­ти­ко­вала пороч­ные тен­ден­ции в эку­ме­низме. Можно было ожи­дать, что подоб­ное кри­ти­че­ски-отри­ца­тель­ное отно­ше­ние про­дол­жится и углу­бится после двух ассам­блей ВСЦ, осо­бенно после Ван­ку­вер­ской, где рас­кры­лись край­ние анти­пра­во­слав­ные нова­ции эку­ме­низма. Однако эта Цер­ковь не только не высту­пила с новым про­те­стом, а, наобо­рот, став членом ВСЦ, при­няла уча­стие в ука­зан­ной ассам­блее, при­об­щив­шись к пори­ца­е­мым ранее эку­ме­ни­че­ским делам тьмы, о кото­рых св. ап. Павел пишет: «Не участ­вуйте в бес­плод­ных делах тьмы, но обли­чайте их!» (Еф. 5, 11).

Гораздо после­до­ва­тель­нее дей­ствует Синод Рус­ской Зару­беж­ной Пра­во­слав­ной Церкви, кото­рый в авгу­сте 1983 года, сразу же после Ван­ку­вер­ской ассам­блеи, высту­пил с ана­фе­мой против эку­ме­низма. Вот дослов­ный текст этого доку­мента: «Ана­фема — тем, кото­рые опол­ча­ются на Цер­ковь Хри­стову и учат, будто Хри­стова Цер­ковь раз­де­ли­лась на так назы­ва­е­мые „ветви“, кото­рые раз­ли­ча­ются между собою по учению и по спо­собу жизни, — или будто Цер­ковь не суще­ство­вала видимо, а соста­вится якобы в буду­щем, когда все „ветви”, или части, или испо­ве­да­ния и даже все рели­гии объ­еди­нятся в одно тело. Ана­фема — и тем, кото­рые не раз­ли­чают Свя­щен­ство и Таин­ства Церкви от „свя­щен­ства” и „таинств” ере­ти­ков, а гово­рят, будто кре­ще­ние и евха­ри­стия ере­ти­ков доста­точны для спа­се­ния. Отсюда ана­фема — и тем, кото­рые созна­тельно обща­ются с упо­мя­ну­тыми ере­ти­ками или защи­щают, рас­про­стра­няют и засту­па­ются за ново­яв­лен­ную их ересь эку­ме­низма под пред­ло­гом якобы брат­ской любви или пред­по­ла­га­е­мого объ­еди­не­ния раз­де­лен­ных хри­стиан!»429. Текст ана­фемы, хотя и краток, но доста­точно ясен, так что не нуж­да­ется в ком­мен­та­риях. Это един­ствен­ная до сих пор офи­ци­ально про­из­не­сен­ная ана­фема против совре­мен­ной эку­ме­ни­че­ской ереси!

Надо ска­зать, что против высту­пила в свое время и Мос­ков­ская Пат­ри­ар­хия, созвав­шая в июле 1948 года Сове­ща­ние Авто­ке­фаль­ных Пра­во­слав­ных Церк­вей с целью офи­ци­ально откло­нить полу­чен­ное при­гла­ше­ние участ­во­вать в 1‑й Гене­раль­ной ассам­блее в авгу­сте 1948 года в Амстер­даме, когда и был осно­ван Все­мир­ный совет церк­вей.

На этом Мос­ков­ском сове­ща­нии было про­чи­тано мно­же­ство докла­дов о вреде эку­ме­низма. В осо­бен­но­сти выде­лялся доклад рус­ского Архи­епи­скопа из Бол­га­рии Сера­фима (Собо­лева), кото­рый рас­смат­ри­вал эку­ме­низм как ересь против изло­жен­ного в 9‑м члене Сим­вола веры дог­мата о Единой, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви. После­до­ва­тельно раз­би­рая эти четыре свой­ства Церкви, архиеп. Сера­фим пока­зал, как эку­ме­низм их иска­жает, чтобы создать свою эку­ме­ни­че­скую «цер­ковь», объ­еди­ня­ю­щую всех ере­ти­ков наряду с пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами. «Пра­во­слав­ные эку­ме­ни­сты, — писал он, — до неузна­ва­е­мо­сти иска­жают девя­тый член Сим­вола веры. В итоге полу­ча­ется какое-то неесте­ствен­ное сме­ше­ние истины с ложью, Пра­во­сла­вия — с ере­сями, что при­во­дит пра­во­слав­ных эку­ме­ни­стов к край­нему извра­ще­нию истин­ного поня­тия о Церкви, и настолько, что они, будучи чле­нами Пра­во­слав­ной Церкви, в то же время явля­ются чле­нами эку­ме­ни­че­ской церкви, точнее, какого-то все­лен­ского ере­ти­че­ского обще­ства с его бес­чис­лен­ными ере­сями. Сле­до­вало бы им всегда пом­нить слова Христа: «Аще же и Цер­ковь пре­слу­шает, буди тебе якоже языч­ник и мытарь» (Мф. 18, 17). Свой доклад архиеп. Сера­фим закон­чил сло­вами псалма: «Блажен муж, иже не иде на совет нече­сти­вых!» (Пс. 1, 1), отве­чав­шими на вопрос в назва­нии доклада: «Надо ли Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви участ­во­вать в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии?»430.

Несмотря на этот пре­крас­ный доклад, окон­ча­тель­ная резо­лю­ция Сове­ща­ния по вопросу об эку­ме­низме, хотя и была направ­лена против него, не была вполне удо­вле­тво­ри­тель­ной, так как носила конъ­юнк­тур­ный харак­тер: в конце ее под­чер­ки­ва­лось, что «участ­ники насто­я­щего Сове­ща­ния при­нуж­дены отка­заться от уча­стия в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, в совре­мен­ном его плане»431. В послед­них словах скры­ва­лась лазейка для при­зна­ния эку­ме­низма при других обсто­я­тель­ствах.

Не прошло и десяти лет после Мос­ков­ского сове­ща­ния, как в мае 1958 года на тор­же­ствах по случаю 40-летия вос­ста­нов­ле­ния Пат­ри­ар­шер­ства Мит­ро­по­лит Нико­лай Кру­тиц­кий в речи «Пра­во­сла­вие и совре­мен­ность» впер­вые наме­тил «новое» отно­ше­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии к эку­ме­низму. Вспом­нив об Окруж­ном посла­нии Все­лен­ской Пат­ри­ар­хии 1920 года, кото­рое якобы «опре­де­лило пози­цию Пра­во­слав­ной Церкви к эку­ме­ни­че­скому дви­же­нию»432, он объ­яс­нил отказ Мос­ков­ского сове­ща­ния 1948 года от уча­стия в Амстер­дам­ской ассам­блее тем, что тогда в эку­ме­низме соци­ально-эко­но­ми­че­ские идеи гос­под­ство­вали над зада­чей дог­ма­ти­че­ского един­ства и земное устрой­ство стояло выше небес­ного спа­се­ния, Резо­лю­ция Мос­ков­ского сове­ща­ния 1948 года якобы спо­соб­ство­вала пре­одо­ле­нию этих труд­но­стей, и поэтому «в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии за послед­ние десять лет про­изо­шли зна­чи­тель­ные изме­не­ния, сви­де­тель­ству­ю­щие о его эво­лю­ции в сто­рону цер­ков­но­сти». В заклю­че­ние, «одоб­ряя Декла­ра­цию пра­во­слав­ных участ­ни­ков Эван­стон­ской ассам­блеи»”433, РПЦ заявила о своем согла­сии на встречу с руко­во­ди­те­лями ВСЦ, но пока что с един­ствен­ной целью — «вза­им­ного озна­ком­ле­ния со взгля­дами на целе­со­об­раз­ность и формы даль­ней­ших отно­ше­ний»434.

Затем офи­ци­аль­ные встречи с эку­ме­ни­че­скими пред­ста­ви­те­лями ВСЦ стали частыми, и через три года, в декабре 1961 г., они при­вели к офи­ци­аль­ному при­ня­тию РПЦ в каче­стве члена ВСЦ на III гене­раль­ной ассам­блее в Дели. Как известно, этот про­цесс про­ис­хо­дил под нажи­мом совет­ской власти, по ука­за­нию кото­рой Синод Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии принял реше­ние о вступ­ле­нии в ВСЦ уже 30 марта 1961 года и сразу же послал заяв­ле­ние в Женеву435. Однако сино­даль­ное реше­ние под­ле­жало утвер­жде­нию Архи­ерей­ским Собо­ром, кото­рый был созван лишь 18 июля 1961 года436 и пост­фак­тум его одоб­рил. 14 июня 1961 года, за месяц до Архи­ерей­ского Собора, Обще­хри­сти­ан­ская кон­фе­рен­ция в защиту мира, про­хо­див­шая в Праге, отпра­вила ВСЦ при­вет­ствен­ное посла­ние, в кото­ром гово­ри­лось: «Мы счи­таем объ­яв­лен­ное уже вступ­ле­ние Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви во Все­мир­ный совет церк­вей одним из самых реши­тель­ных собы­тий в цер­ков­ной исто­рии»437.

Стоит ли ком­мен­ти­ро­вать это пре­дельно про­зрач­ное выска­зы­ва­ние?

Но даже под эку­ме­ни­че­ским ярмом Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь не раз выра­жала свое недо­воль­ство и несо­гла­сие с линией ВСЦ. После Банг­кок­ской кон­фе­рен­ции на тему «Спа­се­ние сего­дня» (январь 1973 г.) Синод Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии во главе с Пат­ри­ар­хом Пиме­ном напра­вил ВСЦ посла­ние, заяв­ляя в нем: «Прежде всего вызы­вает недо­уме­ние и боль­шое сожа­ле­ние то обсто­я­тель­ство, что в «Письме к церк­вам» пол­но­стью отсут­ствует чрез­вы­чайно важное, прежде всего с пас­тыр­ской точки зрения, упо­ми­на­ние о той сто­роне про­цесса спа­се­ния, без кото­рой самое поня­тие спа­се­ния утра­чи­вает свой суще­ствен­ный смысл. Умал­чи­ва­ется о конеч­ной цели спа­се­ния, то есть о вечной жизни в Боге, и не доста­точно ясного ука­за­ния на нрав­ствен­ное исправ­ле­ние и совер­шен­ство­ва­ние как на необ­хо­ди­мое усло­вие для ее дости­же­ния».

Далее, про­те­стуя против почти исклю­чи­тель­ного под­чер­ки­ва­ния «гори­зон­та­лизма» в деле хри­сти­ан­ского спа­се­ния, Свя­щен­ный Синод РПЦ пишет: «Здесь не нашлось места для основ­ного  — „вер­ти­каль­ного” изме­ре­ния, кото­рое ука­зы­вало бы на то, что спа­се­ние тре­бует совер­шен­ство­ва­ния лич­но­сти как части обще­ствен­ного орга­низма, при­зван­ной к борьбе с грехом в себе и вокруг себя, ради дости­же­ния пол­ноты бытия в живом обще­нии с Богом и в земных усло­виях, и в веч­но­сти». В сино­даль­ном посла­нии про­ве­дена мысль, что «почти исклю­чи­тель­ное под­чер­ки­ва­ние „гори­зон­та­лизма” в деле спа­се­ния на многих хри­стиан, кото­рым дороги свя­щен­ные тра­ди­ции Древ­ней Церкви, может про­из­во­дить впе­чат­ле­ние, что в совре­мен­ном эку­ме­низме нарож­да­ется новый соблазн стыд­ли­во­сти отно­си­тельно бла­го­вест­во­ва­ния о Христе Рас­пя­том и Вос­крес­шем — Божией силе и Божией пре­муд­ро­сти (1Кор. 1:23–24), в резуль­тате чего умал­чи­ва­ется о самой сущ­но­сти Его Еван­ге­лия из ложной боязни казаться несо­вре­мен­ными и утра­тить попу­ляр­ность»438.

Столь же обли­чи­тель­ным было посла­ние Синода после V ассам­блеи ВСЦ в Най­роби в декабре 1975 года. В нем кри­ти­ку­ется искус­ствен­ное замал­чи­ва­ние перед внеш­ним миром веро­ис­по­вед­ных раз­ли­чий, под­чер­ки­ва­ется опас­ность пре­вра­ще­ния ВСЦ в некую «сверх-цер­ковь», реши­тельно отвер­га­ется эку­ме­ни­че­ское пред­ло­же­ние допу­стить жен­ское «свя­щен­ство»439. Нако­нец, выра­жа­ется непри­ят­ное удив­ле­ние пра­во­слав­ных деле­га­тов «исклю­че­нием из внеш­него оформ­ле­ния Ассам­блеи обще­хри­сти­ан­ских сим­во­лов»440, т. е. прежде всего Свя­того Креста!

Хотя все эти при­скорб­ные факты должны были бы вызвать немед­лен­ной выход из ВСЦ как из нехри­сти­ан­ского сбо­рища, в сино­даль­ном посла­нии вдруг дела­ется совер­шенно обрат­ное заклю­че­ние: «Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, несмотря на свое несо­гла­сие с отри­ца­тель­ными сто­ро­нами ассам­блеи, по-преж­нему ценит свое уча­стие в этом эку­ме­ни­че­ском содру­же­стве Все­мир­ного совета церк­вей. А потому вслед за участ­ни­ками I Гене­раль­ной ассам­блеи ВСЦ в Амстер­даме мы хотим повто­рить, обра­ща­ясь к нашим сест­рам и бра­тьям во Все­мир­ном совете церк­вей: „Мы решили оста­ваться вместе!”»441.

Это нело­гич­ное повто­ре­ние 28 лет спустя слов участ­ни­ков Амстер­дам­ской ассам­блеи реши­тельно раз­ры­вает всякую связь с пра­во­слав­ной пози­цией Мос­ков­ского Сове­ща­ния 1948 года, отка­зав­ше­гося от уча­стия в назван­ной ассам­блее по прин­ци­пи­аль­ным сооб­ра­же­ниям, кото­рыми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви сле­до­вало бы руко­вод­ство­ваться, осо­бенно после Най­роби. Спра­ши­ва­ется, зачем нужны были гром­кие про­те­сты в ВСЦ, если все закон­чи­лось воз­вра­ще­нием в эку­ме­ни­че­ское болото (2Петр. 2, 22)?

Вопрос о вступ­ле­нии в ВСЦ был решен одно­вре­менно и парал­лельно с вопро­сом об устра­не­нии духо­вен­ства от управ­ле­ния при­хо­дами. На Помест­ном Соборе Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в июне 1988 года это дей­ствие было при­знано неза­кон­ным, и руко­во­дя­щее поло­же­ние свя­щен­ника в цер­ков­ном при­ходе вос­ста­нов­лено442. Логично и есте­ственно ожи­дать также пере­смотра вопроса о вступ­ле­нии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в ВСЦ в 1961 году, как про­дик­то­ван­ное теми же «слож­но­стями ситу­ац­ции, в кото­рой ока­за­лась Рус­ская Цер­ковь в конце 50‑х и начале 60‑х годов»443.

Осно­ва­тель­ной кри­тике эку­ме­низм под­верг­нут в докладе «О неко­то­рых прин­ци­пах пра­во­слав­ного пони­ма­ния эку­ме­низма» про­фес­сора Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии Алек­сея Оси­пова, про­чи­тан­ном на II Кон­грессе пра­во­слав­ных бого­сло­вов в Афинах в авгу­сте 1976 года. Уже во вступ­ле­нии автор под­чер­ки­вает, что, согласно пра­во­слав­ному пони­ма­нию, хри­сти­ане должны стре­миться к дости­же­нию «не просто един­ства, но един­ства в Церкви», причем «един­ства не в какой-либо церкви, но в истин­ной Церкви, т. е. в той, кото­рая отве­чает всем тре­бо­ва­ниям пра­во­слав­ного пони­ма­ния Церкви как тела Хри­стова (Еф. 1, 23), столпа и утвер­жде­ния истины» (1Тим. 3, 15)444. Далее под­чер­ки­ва­ется, что эку­ме­низм ставит основ­ной целью внеш­нее секу­ля­ри­сти­че­ское (обмир­щен­ное) един­ство хри­стиан, забы­вая о глав­ной цели хри­сти­ан­ства — вечном спа­се­нии души. Кри­ти­куя сино­даль­ное посла­ние по поводу Банг­кок­ской кон­фе­рен­ции, Осипов спра­вед­ливо спра­ши­вает: «К чему может при­ве­сти хри­стиан и церкви, участ­ву­ю­щих в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии, это довольно часто встре­ча­ю­ще­еся в раз­лич­ных эку­ме­ни­че­ских доку­мен­тах и дис­кус­сиях под­чер­ки­ва­ние „гори­зон­та­лизма“?» — и отве­чает: «Не говоря уже о несо­мнен­ной, в этом случае, потере эку­ме­ни­че­ским дви­же­нием цер­ков­но­сти и даже рели­ги­оз­но­сти, оно может ока­заться ору­дием идей­ной под­го­товки многих, „если воз­можно, и избран­ных” (Мф. 24, 24), к при­ня­тию идеала, прямо про­ти­во­по­лож­ного Христу»445. Послед­ние слова, под­креп­лен­ные Хри­сто­вым про­ро­че­ством о пре­льще­нии верных перед концом мира, ясно ука­зы­вают, что «идеал», про­ти­во­по­лож­ный Христу, к кото­рому ведет эку­ме­низм, — это анти­хри­стово лже­е­ван­ге­лие (ср. Гал. 1, 6—7; 2Ин. 1, 7).

Автор также пори­цает экс­тра­ва­гант­ные модер­нист­ские про­яв­ле­ния нездо­ро­вого мисти­цизма на эку­ме­ни­че­ских кон­фе­рен­циях, кото­рые он — в духе пра­во­слав­ной мистики — опре­де­ляет как духов­ную пре­лесть, состо­я­ние, «рав­но­силь­ное отпа­де­нию от Церкви»446. Тут же при­ве­дена цитата из посла­ния Пат­ри­ар­хии по поводу V ассам­блеи ВСЦ: «На Ассам­блее в моменты… обще­ствен­ных молитв обна­ру­жи­ва­лась искус­ственно созда­ва­е­мая атмо­сфера экзаль­ти­ро­ван­но­сти, кото­рую неко­то­рые склонны рас­смат­ри­вать как дей­ствие Свя­того Духа. С пра­во­слав­ной точки зрения это может ква­ли­фи­ци­ро­ваться как воз­вра­ще­ние к нехри­сти­ан­скому рели­ги­оз­ному мисти­цизму»447. В конце первой кри­ти­че­ской части доклада автор дает резюме: «Ни секу­ля­ри­сти­че­ская основа гори­зон­таль­ного изме­ре­ния, ни спон­тан­ный мисти­цизм… не могут рас­смат­ри­ваться как поло­жи­тель­ные при­знаки един­ства хри­стиан. Тако­вое может быть достиг­нуто лишь на чисто цер­ков­ной почве и лишь в Церкви»448.

Во второй части под­верг­нута кри­тике эку­ме­ни­че­ская «теория ветвей» путем про­ти­во­по­став­ле­ния ей еван­гель­ского срав­не­ния Церкви с вино­град­ной лозою и вет­вями (Ин. 15, 1—6): «Как ни одна ветвь лозы, по слову Христа, не может при­но­сить плода, если не будет на лозе, так и для нахо­дя­щихся в раз­де­ле­нии церк­вей не может быть другой аль­тер­на­тивы, кроме иска­ния истин­ной Церкви и воз­вра­ще­ния к ней»449. При­ме­няя этот прин­цип к Пра­во­слав­ной Церкви, автор делает сле­ду­ю­щий вывод: «Если совре­мен­ная Пра­во­слав­ная Цер­ковь сви­де­тель­ствует о своей пре­дан­но­сти и вер­но­сти Пре­да­нию Все­лен­ской Церкви и при­зы­вает к этому и другие хри­сти­ан­ские церкви, то это не может рас­це­ни­ваться как какой-то узкий кон­фес­си­о­на­лизм или эго­цен­тризм. Пра­во­слав­ные при­зы­вают не к себе как к кон­фес­сии, но к един­ству с той единой Исти­ной, кото­рую имеет оно и к кото­рой может при­об­щиться всякий ищущий эту Истину… Истина может быть и в единой церкви. И в этом случае она явля­ется той Единой, Святой, Кафо­ли­че­ской и Апо­столь­ской Цер­ко­вью, в при­об­ще­нии к кото­рой могут обре­сти под­лин­ное един­ство и все прочие хри­сти­ан­ские церкви. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, как сохра­нив­шая непо­вре­жден­ным Апо­столь­ское Пре­да­ние, явля­ется реаль­ным, види­мым выра­же­нием Бого­че­ло­ве­че­ского орга­низма Церкви»450.

Пре­ду­пре­ждая, что эку­ме­низм часто поль­зу­ется свя­щен­ными пра­во­слав­ными тер­ми­нами, при­да­вая им смысл, дале­кий от пра­во­слав­ного содер­жа­ния, и «может сами эти свя­щен­ные тер­мины рас­тво­рить в море мно­го­зна­чи­мо­сти и при­ве­сти к пол­ному их обес­це­ни­ва­нию»451, — автор строго отде­ляет пра­во­слав­ный термин «кафо­лич­ность» (собор­ность) Церкви от его эку­ме­ни­че­ской под­мены чисто мир­скими поня­ти­ями «кон­ци­ли­ар­ного содру­же­ства», усво­ен­ными V ассам­блеей ВСЦ, и заклю­чает: «Кафа­лич­ность, или собор­ность, — это целост­ность всего тела Церкви, сохра­ня­е­мая един­ством духов­ным, веро­учи­тель­ным, сакра­мен­таль­ным, нра­во­учи­тель­ным, инсти­ту­ци­о­наль­ным и полу­ча­ю­щая свою пол­ноту и окон­ча­тель­ность в един­стве Чаши Гос­под­ней»452.

Столь смело выска­зав­шись об эку­ме­ни­че­ских зло­упо­треб­ле­ниях пра­во­слав­ным поня­тием Церкви и про­чими пра­во­слав­ными поня­ти­ями, проф. Осипов мог бы пре­красно закон­чить на этом свой доклад, но вдруг он в самом конце делает, к сожа­ле­нию, эку­ме­ни­че­ский пируэт, кото­рый обес­це­ни­вает все изло­жен­ное до сих пор. Опа­са­ясь, оче­видно, эку­ме­ни­че­ских напа­док на выра­жен­ные истины, он цити­рует в заклю­че­ние упо­мя­ну­тую выше статью проф. прот. Л. Воро­нова «Кон­фес­си­о­на­лизм и эку­ме­низм»: «Вера, что именно Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть Единая, Святая, Собор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь из все­лен­ского Сим­вола веры… не озна­чает прин­ци­пи­аль­ного отри­ца­ния у всех прочих хри­сти­ан­ских церк­вей или обществ при­об­ще­ния в той или иной сте­пени и, по край­ней мере, при­бли­же­ния к такому обще­нию в жизни Единой, Святой, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви Хри­сто­вой»453.

Про­зву­чав­ший, было, голос Пра­во­слав­ной истины, к боль­шому сожа­ле­нию, был пога­шен и заглу­шен эку­ме­ни­че­ской невня­ти­цей!

Ценный вклад в изу­че­ние пороч­ной пси­хо­ло­гии эку­ме­низма сделал архи­манд­рит Кон­стан­тин, пре­по­да­ва­тель пас­тыр­ского бого­сло­вия в рус­ской пра­во­слав­ной семи­на­рии при Свято-Тро­иц­ком мона­стыре в Джор­дан­виле (США), кото­рый при­над­ле­жит Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви загра­ни­цей. В своем курсе «Пас­тыр­ское бого­сло­вие» автор иссле­дует про­цесс посте­пен­ного отступ­ле­ния (апо­ста­сии) от веры, кото­рое в конце концов при­ве­дет к анти­хри­сту (2Фес. 2, 3). В этом про­цессе выде­лены два пери­ода.

  1. В первый период кла­дется начало «сту­пен­ча­того отступ­ле­ния от Единой Истин­ной Церкви, про­дол­жав­шей жить в своей исход­ной истин­но­сти неру­шимо», кото­рое наблю­да­ется в Церкви еще с апо­столь­ской древ­но­сти до послед­него вре­мени в виде отпа­де­ния от Хри­сто­вой Церкви ере­ти­че­ских обществ, отвер­га­ю­щих или иска­жа­ю­щих отдель­ные дог­ма­ти­че­ские истины. «Тут логи­че­ски только один был путь для вос­ста­нов­ле­ния веро­ис­по­вед­ного обще­ния: общий воз­врат в исход­ное лоно Церкви. Тут ника­ких „модаль­но­стей” пред­ста­вить себе нельзя. Истина есть Истина, и отпав­ший от истин­ной веры ника­кого дру­гого пути воз­вра­ще­ния к истин­ной Церкви не имеет — вне; пока­ян­ного в нее воз­вра­ще­ния, на какой бы сту­пени отступ­ле­ния он ни стоял».
  2. Второй период отступ­ле­ния от веры про­ис­хо­дит в наши дни и «харак­те­ри­зу­ется тягой к еди­не­нию — но не по при­знаку воз­вра­ще­ния отпав­ших в Единую Истин­ную Цер­ковь, ими поки­ну­тую, а по при­знаку иска­ния общего языка, общих дей­ствий, общего, даже молит­вен­ного обще­ния… между всеми участ­ни­ками неко­его соби­ра­тель­ного целого, кото­рое только условно может быть названо „хри­сти­ан­ским” и во всяком случае никак не может почи­таться „Телом Хри­сто­вым”, каким оно явля­ется в Единой Истин­ной Церкви»454.

Итак, «воз­ник­но­ве­ние все­об­щей тяги к еди­не­нию по какой-то неопре­де­лен­ной гори­зон­тали, в отмену самой мысли о пока­ян­ном воз­вра­ще­нии в лоно истин­ного Пра­во­сла­вия по вер­ти­кали лест­нич­ного (сту­пен­ча­того) отступ­ле­ния — вот что опре­де­ляет сущ­ность новой фазы жизни миро­вого хри­сти­ан­ства. До этого вре­мени шел про­цесс сту­пен­ча­того уда­ле­ния от Истин­ной Церкви… но пре­бы­ва­ние хри­стиан на отдель­ных сту­пе­нях лест­ницы «отступ­ле­ний» не упразд­няло Веры… Ныне же наблю­да­ется отми­ра­ние этого живого чув­ства обще­ния с Живым Богом… Ныне не к Богу Живому тянется духовно-опу­сто­шен­ная душа, а ко вза­им­ному обще­нию в меч­та­тель­ной тяге к чему-то иско­мому. Не к своему Богу уже обра­щен внут­рен­ний взор, все обре­тая в своей вере, а вокруг бегает рас­те­рян­ный взор, ища чего-то нового… Вся энер­гия цер­ков­ного жиз­не­де­ла­ния направ­лена на про­яв­ле­ния цер­ковно-обще­ствен­ные… в ущерб, в обед­не­ние, в обес­си­ле­ние, в упразд­не­ние соб­ствен­ной интим­ной жизни каждой церкви. Нечто пре­дельно страш­ное, сви­де­тель­ству­ю­щее об изжи­тии самого источ­ника духов­ной жизни — Церкви. Это и есть «апо­ста­сия» в ее кон­крет­ном смысле, как ее пред­ве­щал св. ап. Павел во Втором посла­нии к Солу­ня­нам (2, 3)… Он разу­меет под «апо­ста­сией» (с артик­лем перед этим словом) не дли­тель­ный про­цесс, нами пере­жи­тый, а именно то конеч­ное его завер­ше­ние, в кото­рое мы ныне всту­пили. Это уже реаль­ное при­уго­тов­ле­ние к при­ня­тию анти­хри­ста»455.

Автор подробно опи­сы­вает вли­я­ние, кото­рое ока­зы­вает апо­ста­сия на отдель­ные веро­ис­по­ве­да­ния. В про­те­стант­стве «мечта эку­ме­низма под­ме­нила реаль­ность Церкви, открыв­шу­юся, было, про­те­стант­скому созна­нию» осо­бенно после первой миро­вой войны, когда в лице хлы­нув­шей на Запад рус­ской эми­гра­ции про­те­стан­тизм близко сопри­кос­нулся с Пра­во­сла­вием. Тут «воз­никла непо­сред­ствен­ная мас­со­вая встреча евро­пейца с Пра­во­сла­вием. То было… некое „откры­тие“ хри­сти­ан­ским Запа­дом нашего оте­че­ства, в его пра­во­слав­ной сущ­но­сти… воз­ни­ка­ю­щей теперь в запад­ном созна­нии как некий спа­си­тель­ный светоч хри­сти­ан­ской Истины… Но тут-то в мгно­ве­ние ока про­ис­хо­дит под­мена созрев­шего, каза­лось бы, духовно-пра­виль­ного реше­ния вопроса — где же искать спа­се­ния? — его ядо­ви­тым сур­ро­га­том: „ни в одной из церк­вей, а только в общей церкви” (т. е. в эку­ме­ни­че­ской церкви). Роко­вую роль сыграл здесь т. н. рус­ский модер­низм…— то гос­под­ство­вав­шее в нашем оте­че­стве бого­слов­ское направ­ле­ние, кото­рое свою запад­ную школу обра­тило на соот­вет­ству­ю­щую трак­товку Пра­во­сла­вия и, есте­ственно, нашло общий язык с запад­ным устрем­ле­нием к Пра­во­сла­вию, открыв там легкую воз­мож­ность Западу усво­ить Пра­во­сла­вие не под­лин­ное, а „адап­ти­ро­ван­ное” уже для запад­ного созна­ния… В какой мере запад­ная и эку­ме­ни­че­ская уста­новка созна­ния есть под­сказ рус­ской бого­слов­ской мысли модер­ни­сти­че­ской, можно узнать из ввод­ной статьи прот. Сергия Бул­га­кова к сбор­нику „Хри­сти­ан­ское вос­со­еди­не­ние” — „Эку­ме­ни­че­ская про­блема в пра­во­слав­ном созна­нии”. Харак­те­рен уже под­за­го­ло­вок этой статьи — „О реаль­ном един­стве раз­де­лен­ной церкви в вере, молитве и таин­ствах”… Легко себе пред­ста­вить, какой резо­нанс должны были такие слова нахо­дить в созна­нии про­те­стан­тизма с проснув­шейся в нем тягой к Церкви! Эта тяга обре­тает здесь реаль­ные воз­мож­но­сти, поз­во­ля­ю­щие не отка­зы­ваться от своих заблуж­де­ний, а нести их в общую сокро­вищ­ницу цер­ков­ного досто­я­ния. Таким обра­зом, «пра­во­слав­ные» вре­ди­тели, типа ере­тика Бул­га­кова и прочих зару­беж­ных рус­ских сво­бод­ных философов-«богословов», откло­нили жаж­ду­щее цер­ков­но­сти про­те­стант­ство от его есте­ствен­ного стрем­ле­ния к Пра­во­сла­вию, напра­вив его на уто­пи­че­скую идею «пере­лив­ча­того, все оттенки всего воз­мож­ного в себе соче­тав­шего пан­хри­сти­ан­ства»456 в виде про­те­стант­ского эку­ме­низма!

Такое неслы­хан­ное пора­же­ние «пра­во­слав­ных» эку­ме­ни­стов на Западе, став­шее при­чи­ной отчуж­де­ния ино­слав­ных от Пра­во­сла­вия, про­ти­во­по­ложно като­ли­че­скому эку­ме­низму, кото­рый стре­мится всех под­чи­нить пап­ской власти, поль­зу­ясь для этой цели всеми воз­мож­ными сред­ствами, одним из кото­рых явля­ется созда­ние «восточ­ного обряда», для при­вле­че­ния пра­во­слав­ных к папизму457.

Между двумя видами эку­ме­низма — про­те­стант­ским и пап­ским, каждый из кото­рых домо­га­ется соб­ствен­ной выгоды, эку­ме­ни­че­ское «пра­во­сла­вие» играет уни­зи­тель­ную роль посред­ника, ставя перед собой цель сбли­же­ния и объ­еди­не­ния с обоими чуж­дыми ему видами любой ценой, «с полным отсут­ствием вни­ма­ния к своей исход­ной пра­во­слав­ной сущ­но­сти»458.

На при­чине этого поло­же­ния Пра­во­сла­вия автор оста­нав­ли­ва­ется в своей 15‑й лекции. Под­чер­ки­вая, что совре­мен­ная апо­ста­сия в Пра­во­слав­ной Церкви вызвана гибель­ным вли­я­нием запад­ного воль­но­дум­ства, он кон­ста­ти­рует, что из-за него Пра­во­сла­вие посте­пенно утра­чи­вает пред­став­ле­ние о неоце­ни­мом благе, кото­рое ему вру­чено по пре­ем­ствен­но­сти, вос­хо­дя­щей к самому воз­ник­но­ве­нию ново­за­вет­ной Церкви. «Пра­во­сла­вие пере­стало вос­при­ни­мать свою исто­ри­