Порок

(4 голоса: 5 из 5)

 

Поро́к — 1) стойкое стремление к определенному виду греха; греховная страсть; 2) предосудительный (в моральном отношении) недостаток (пример: бедность — не порок); 3) болезненный недостаток, недуг (пример: порок сердца).

***

протоиерей Игорь Прекуп:

Владимир Даль толкует порок как «недостаток нравственный, духовный; все, что противно истине и добру; зло и ложь, как свойство, качество человека; всякое нравственное извращенье, искаженье; наклонность к худу, к дурной жизни. <…> Недостаток телесный, калечество или уродливость, уклоненье от порядка в природе, от должного, от общего закона»[1].

Такое толкование совпадает с общепринятым смыслом этого понятия в философской и богословской литературе, которому соответствует греческое слово какия (κακία) — негодность, испорченность, порок.

Понятие порока пересекается с понятиями греха амартия (ἁμαρτία — ошибка, заблуждение, проступок, грех) и страсти пафос (πάθος — страдание, несчастье, чувство, аффект, страсть и др.). Нередко эти слова используют как синонимы, что приводит к понятийной путанице.

Порочная страсть греховна. Однако грех не всегда проявляется в страсти, страсть не всегда греховна сама по себе, а греховная страсть не всегда перерастает в порок.

Тут уместны аналогии. Если порок вообще — это «аномальное отклонение от нормы, возникающее в результате неправильного развития»[2], то порок духовно-нравственный — аномалия, формирующаяся в душе человека: изначально — как следствие грехопадения прародителей, а затем — как плод его собственного произвольного потворства своим греховным страстям, начиная с принятия помыслов до совершения греховных действий. Человеческая природа порочна как «удобопреклонная ко греху», не по сущности, а лишь вследствие ее пораженности первородным грехом. Но говорить о личной порочности человека можно лишь на основании его настроений и действий.

В формировании порока нужно различать три стадии.

Первая — внутренняя, на уровне греховных наклонностей, устремлений. Человека обуревают страсти, но по разным причинам они зачастую не воплощаются.

Если формирование порока на этой стадии не тормозится отвращением к нему и волевым устремлением к добродетели, определенным сдерживающим фактором еще могут служить опасения последствий социального или физиологического характера.

Как правило, человек, старающийся из практических соображений удерживать себя от порочных поступков, недооценивает силу своих внутренних наклонностей, фантазий, или считает допустимым все, что ограничивается внутренним миром, руководствуясь принципом «во сне все можно».

Если он не имеет привычки следить за собой, анализировать помыслы и сдерживать порочные наклонности, он «проскальзывает» первую стадию незаметно для себя самого и оказывается на следующем этапе «развития».

Вторая стадия — деятельное воплощение греховного желания в словах или поступках. Черта перейдена, ибо «если кто не борется с грехом, то внутренний порок, разливаясь постепенно, с приумножением своим увлекает человека в явные грехи, доводит до совершения их самим делом; потому что зло, как отверстие источника, всегда источает из себя струю»[3].

Порок закрепился и стремится пустить корни глубже, вновь и вновь побуждая человека к греховным действиям. Однако характерной чертой этого этапа является усиление вероятности нравственного отрезвления: порой человек только тогда и отдает себе отчет в запущенности состояния своей души, когда, совершив безнравственный поступок, испытывает отвращение к греху и стремится не только загладить конкретную вину, но и исправиться внутренне.

Поэтому именно со второго этапа может начаться покаяние, которое приведет к исцелению: не только поступок больше не повторится, но и отношение к страсти изменится в корне.

Третья стадия: отрезвления на втором этапе не произошло или оно было недостаточно полным, чтобы радикально изменить человека; греховные действия повторяются, образуя греховный навык и формируя порочный «вкус».

Если на первых двух стадиях человек уступал страсти по немощи, то теперь именно порочность становится необходимым «ингредиентом» его жизни. Душа примиряется с грехом, и освобожденный от совести рассудок услужливо изобретает «моральные концепции», согласно которым граница, за которой начинается зло, отодвигается на удобное расстояние.

Распространенный ограничитель обыденного морального сознания — страдание: можно все, лишь бы это никому не причиняло страданий. Однако, почувствовав вкус ко злу, человеку трудно остановиться, и мало-помалу оно из «необходимого ингредиента» становится самоцелью.

Итак, порочность как повреждение природы человека не только греховна, она — следствие греха. Чтобы выявлять его, избегать и противостоять ему, надо, по меньшей мере, иметь о нем ясное представление.

 

Примечания

1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1956. Т. 3. С. 320.

2. Порок [Электронный ресурс] // Глоссарий.ру: словари по общественным наукам.

3. Прп. Макарий Египетский. Беседа 15 // При. Макарий Египетский. Духовные беседы, послание и слова, с присовокуплением сведений о жизни его и писаниях. М., 1880. С. 174.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru

Открыта запись на православный интернет-курс