Порок

***

Поро́к — 1) стой­кое стрем­ле­ние к опре­де­лен­ному виду греха; гре­хов­ная страсть; 2) предо­су­ди­тель­ный (в мораль­ном отно­ше­нии) недо­ста­ток (пример: бед­ность — не порок); 3) болез­нен­ный недо­ста­ток, недуг (пример: порок сердца).

***

про­то­и­е­рей Игорь Прекуп:

Вла­ди­мир Даль тол­кует порок как «недо­ста­ток нрав­ствен­ный, духов­ный; все, что про­тивно истине и добру; зло и ложь, как свой­ство, каче­ство чело­века; всякое нрав­ствен­ное извра­ще­нье, иска­же­нье; наклон­ность к худу, к дурной жизни. <…> Недо­ста­ток телес­ный, кале­че­ство или урод­ли­вость, укло­не­нье от порядка в при­роде, от долж­ного, от общего закона»[1].

Такое тол­ко­ва­ние сов­па­дает с обще­при­ня­тым смыс­лом этого поня­тия в фило­соф­ской и бого­слов­ской лите­ра­туре, кото­рому соот­вет­ствует гре­че­ское слово какия (κακία) — негод­ность, испор­чен­ность, порок.

Поня­тие порока пере­се­ка­ется с поня­ти­ями греха амар­тия (ἁμαρτία — ошибка, заблуж­де­ние, про­сту­пок, грех) и стра­сти пафос (πάθος — стра­да­ние, несча­стье, чув­ство, аффект, страсть и др.). Нередко эти слова исполь­зуют как сино­нимы, что при­во­дит к поня­тий­ной пута­нице.

Пороч­ная страсть гре­ховна. Однако грех не всегда про­яв­ля­ется в стра­сти, страсть не всегда гре­ховна сама по себе, а гре­хов­ная страсть не всегда пере­рас­тает в порок.

Тут уместны ана­ло­гии. Если порок вообще — это «ано­маль­ное откло­не­ние от нормы, воз­ни­ка­ю­щее в резуль­тате непра­виль­ного раз­ви­тия»[2], то порок духовно-нрав­ствен­ный — ано­ма­лия, фор­ми­ру­ю­ща­яся в душе чело­века: изна­чально — как след­ствие гре­хо­па­де­ния пра­ро­ди­те­лей, а затем — как плод его соб­ствен­ного про­из­воль­ного потвор­ства своим гре­хов­ным стра­стям, начи­ная с при­ня­тия помыс­лов до совер­ше­ния гре­хов­ных дей­ствий. Чело­ве­че­ская при­рода порочна как «удо­бо­пре­клон­ная ко греху», не по сущ­но­сти, а лишь вслед­ствие ее пора­жен­но­сти пер­во­род­ным грехом. Но гово­рить о личной пороч­но­сти чело­века можно лишь на осно­ва­нии его настро­е­ний и дей­ствий.

В фор­ми­ро­ва­нии порока нужно раз­ли­чать три стадии.

Первая — внут­рен­няя, на уровне гре­хов­ных наклон­но­стей, устрем­ле­ний. Чело­века обу­ре­вают стра­сти, но по разным при­чи­нам они зача­стую не вопло­ща­ются.

Если фор­ми­ро­ва­ние порока на этой стадии не тор­мо­зится отвра­ще­нием к нему и воле­вым устрем­ле­нием к доб­ро­де­тели, опре­де­лен­ным сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром еще могут слу­жить опа­се­ния послед­ствий соци­аль­ного или физио­ло­ги­че­ского харак­тера.

Как пра­вило, чело­век, ста­ра­ю­щийся из прак­ти­че­ских сооб­ра­же­ний удер­жи­вать себя от пороч­ных поступ­ков, недо­оце­ни­вает силу своих внут­рен­них наклон­но­стей, фан­та­зий, или счи­тает допу­сти­мым все, что огра­ни­чи­ва­ется внут­рен­ним миром, руко­вод­ству­ясь прин­ци­пом «во сне все можно».

Если он не имеет при­вычки сле­дить за собой, ана­ли­зи­ро­вать помыслы и сдер­жи­вать пороч­ные наклон­но­сти, он «про­скаль­зы­вает» первую стадию неза­метно для себя самого и ока­зы­ва­ется на сле­ду­ю­щем этапе «раз­ви­тия».

Вторая стадия — дея­тель­ное вопло­ще­ние гре­хов­ного жела­ния в словах или поступ­ках. Черта перей­дена, ибо «если кто не борется с грехом, то внут­рен­ний порок, раз­ли­ва­ясь посте­пенно, с при­умно­же­нием своим увле­кает чело­века в явные грехи, дово­дит до совер­ше­ния их самим делом; потому что зло, как отвер­стие источ­ника, всегда исто­чает из себя струю»[3].

Порок закре­пился и стре­мится пустить корни глубже, вновь и вновь побуж­дая чело­века к гре­хов­ным дей­ствиям. Однако харак­тер­ной чертой этого этапа явля­ется уси­ле­ние веро­ят­но­сти нрав­ствен­ного отрезв­ле­ния: порой чело­век только тогда и отдает себе отчет в запу­щен­но­сти состо­я­ния своей души, когда, совер­шив без­нрав­ствен­ный посту­пок, испы­ты­вает отвра­ще­ние к греху и стре­мится не только загла­дить кон­крет­ную вину, но и испра­виться внут­ренне.

Поэтому именно со вто­рого этапа может начаться пока­я­ние, кото­рое при­ве­дет к исце­ле­нию: не только посту­пок больше не повто­рится, но и отно­ше­ние к стра­сти изме­нится в корне.

Третья стадия: отрезв­ле­ния на втором этапе не про­изо­шло или оно было недо­ста­точно полным, чтобы ради­кально изме­нить чело­века; гре­хов­ные дей­ствия повто­ря­ются, обра­зуя гре­хов­ный навык и фор­ми­руя пороч­ный «вкус».

Если на первых двух ста­диях чело­век усту­пал стра­сти по немощи, то теперь именно пороч­ность ста­но­вится необ­хо­ди­мым «ингре­ди­ен­том» его жизни. Душа при­ми­ря­ется с грехом, и осво­бож­ден­ный от сове­сти рас­су­док услуж­ливо изоб­ре­тает «мораль­ные кон­цеп­ции», согласно кото­рым гра­ница, за кото­рой начи­на­ется зло, ото­дви­га­ется на удоб­ное рас­сто­я­ние.

Рас­про­стра­нен­ный огра­ни­чи­тель обы­ден­ного мораль­ного созна­ния — стра­да­ние: можно все, лишь бы это никому не при­чи­няло стра­да­ний. Однако, почув­ство­вав вкус ко злу, чело­веку трудно оста­но­виться, и мало-помалу оно из «необ­хо­ди­мого ингре­ди­ента» ста­но­вится само­це­лью.

Итак, пороч­ность как повре­жде­ние при­роды чело­века не только гре­ховна, она — след­ствие греха. Чтобы выяв­лять его, избе­гать и про­ти­во­сто­ять ему, надо, по мень­шей мере, иметь о нем ясное пред­став­ле­ние.


При­ме­ча­ния

1. Даль В. Тол­ко­вый сло­варь живого вели­ко­рус­ского языка. М.: Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство ино­стран­ных и наци­о­наль­ных сло­ва­рей, 1956. Т. 3. С. 320.

2. Порок [Элек­трон­ный ресурс] // Глоссарий.ру: сло­вари по обще­ствен­ным наукам.

3. Прп. Мака­рий Еги­пет­ский. Беседа 15 // При. Мака­рий Еги­пет­ский. Духов­ные беседы, посла­ние и слова, с при­со­во­куп­ле­нием све­де­ний о жизни его и писа­ниях. М., 1880. С. 174.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки