Библиотеке требуются волонтёры

святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

Обзор русской духовной литературы

Содержание

Период первый. 862–1239 Период второй. 1237–1410 Период третий. 1410–1588 Период четвертый. 1588–1720 а) Писатели юго-западные б) Северные писатели  

 

Решаясь обозреть русскую духовную литературу, мы не принимаем на себя писать подробную историю ее. Для такого сочинения в настоящее время не достает еще многих данных; а писать историю по предположениям, по соображениям, не основанным ни на чем – дело неумное. Мы ограничиваемся пока литературою 850–1720 г. и представляем только хронологический обзор русской литературы того времени. Преимущественный предмет внимания нашего составляют сочинения и сочинители русские; переводы с греческого, как и другие, хотя не исключаются из обзора нашего, но и не составляют предмета необходимого. Те из писателей славян нерусских, которые имели значительное влияние на образование Русской церкви, не могут быть оставлены без внимания в истории Русской; таковы Кирилл и Мефодий с их учениками, которыми началась славянская литература, и о которых не говорить значило бы то же, что не говорить о начале русской духовной литературы. Все же другие – предмет сторонний для нас.

Русская литература до новых времен, до 1720 г., была вся, или почти вся, литературою духовною. Только в новые времена о духовных предметах стали писать по преимуществу лица духовного звания. В старые времена русский народ жил, или по крайней мере думал жить преимущественно жизнью религиозною. Потому и те, которые писали тогда, писали в религиозном духе. Из круга духовной литературы остается удалить разве те письменные произведения древнего времени, в которые заключались уставы для временного житейского быта – договоры гражданские, грамоты купчие, меновые, подрядные, поручные, таможенные, судные, жалованные. Да и те иногда писаны бывали в духе глубокого благочестия и с светлыми мыслями о значении человека; почему не иначе, как с осмотрительностью, должны быть исключаемы из круга духовной литературы.

Так предмет обзора нашего сам по себе очень обширен. Потому думаем, что немало будет сделано, если а) о личности писателя сказано будет необходимое, а именно только нужное для знакомства с ним, как с писателем; б) если сочинения его перечислены будут отчетливо и с возможною полнотою, а более прочих важные осмотрены будут по их содержанию. Каждому надобно отдавать свое.

Такой обзор русской духовной литературы считаем нужным для настоящего времени. «Словарь о бывших в России писателях духовного звания» в свое время был весьма полезным; но в настоящее время оказывается он очень недостаточным, чтобы не сказать бесполезным. На пространстве времени 862–1720 г. в нем найдете известия только о 160 писателях и почти о таком же числе сочинений, которых писатели не известны по имени.

Период первый. 862–1239

1. Кирилл и Мефодий – славянские просветители. Они перевели Чтения из Евангелия и Апостола и необходимые богослужебные книги. Последний окончил перевод всех канонических книг Ветхого и Нового Завета. Известно и Исповедание святого Кирилла. О жизни и трудах их подробно в сочинении: Кирилл и Мефодий в Чт. Моск. Общ. Ист.

Прибавим здесь: а) В Волокол. ркп. № 74 написана: «Молитва Кирилла Философа и учителя Словеном и Болгаром, иже Греческую грамоту в Русскую приложи, скытского покаания. Сия молитва о покаании, о исходе души и за вся крестьаны и за усопшая и на победу врагом видимым и невидимым прочитают на утешение души и на оставление грехов, егда ю хотети». Начало: «Благодарю Тя Пресвятая Троица, за Твое великое милосердие и человеколюбие, за Твою премногую благодать и утешение» и проч. Вся молитва написана на 31 странице.

б) «Осьмь часть грамотикия переложи» с еврейского на греческий язык, говорит о св. Кирилле биограф его Климент. Этот перевод ныне неизвестен, как и сочинение его – спор его с раввинами, переведенный Мефодием на славянский язык; известно только, что в IX веке уже писаны были опыты еврейской грамматики (Gesenius, Hebraische Gramm., 1842, § 3).

2. Св. Климент, ученик Кирилла и Мефодия, епископ Величский, в земле дряговичей и сакулатов, родом болгарин, скончавшийся в 916 г. По словам биографа, ученика его (Vita S. Clementi, Viennae, 1847): а) писал «языком простым и ясным» поучения; б) писал похвальные слова Богоматери «на все Ея торжественные дни» и похвалы Крестителю; в) описывал жития святых и перевел Цветную Триодь. Доныне отысканы по рукописям сочинения св. Климента епископа: а) поучения: на воскресный день, на день апостола, или мученика, на день святого, на Преображение Господне; б) похвальные слова: на Успение Богоматери, Иоанну Крестителю, на день св. Захарии отца Крестителева, св. Лазарю, великому Димитрию, архистратигам, св. Клименту папе Римскому, св. Кириллу Славянскому, «славным учителям славян, переложившим Новый и Ветхий Закон на славянский язык, блаженному Кириллу и Мефодию»; в) два жития – одно св. Кирилла первого учителя славянского, другое св. Мефодия архиепископа Моравского (Чт. Моск. Общ. Ист. 1848, № 7. Бодянского, О времени происхождения славянских письмен. М. 1855 г. ст. 37–49, XIX–XXVIII).

3. Симеон, первый царь Болгарский, «книголюбец», знаменитый покровитель просвещения († 927 г.), составил выбор из слов Златоустого, на славянском языке, назвав его Златоуструем; в его выборе 136 слов Златоустого (в Имп. пуб. библ. спис. XII век., в Б. Моск. Успен. Соб. XV в. № 16. 65, в библ. Моск. дух. ак. ркп. 1574 г.). Чит. век Болгарского царя Симеона, соч. Палаузова, СПб. 1852 г.

4. Иоанн Экзарх Болгарский, или иначе, «строитель церковный Болгарския земли», при князе Симеоне. Он а) составил Шестоднев из сочинений Василия Великого, Севериана Гевальского и Иоанна Златоустого, с прибавлением своих размышлений о создании мира. «Эти шесть рассуждений, говорит он в предисловии, не от себя мы составили, но в ином месте приводили точные слова из Шестоднева Василия, в другом только мысли его; точно так же пользовались Иоанном и другими». В том же предисловии труд посвящается Симеону: «Освети твое сердце Господи, царю великий, христолюбче Симеоне!» А в четвертом слове Экзарх укоряет остававшихся между славянами язычников, чего не могло быть при втором Симеоне – Романе, который притом только носил имя князя Болгарского, по не был и малым царем. б) Ныне известны четыре Слова – сочинения Иоанна Экзарха, из которых одно издано по рукописи XII века (Чт. Общ. Ист. 1848 г. № 7), четвертое: о погребающихся в церкви, помещено в вел. Мин. М. Макария (под 16 ч. янв.). в) I. Экзарх перевел Богословие Дамаскина, или книгу «Небеса», Диалектику его, Грамматику. Последнюю переводил он так, что не только объяснял правила славянскими примерами, но и самые правила иногда изменял по духу Славянского языка. Он же без сомнения перевел и мелкие статьи Дамаскина – о месяцах и о книгах канонических (чит. Калайд. Иоанн Экзарх. М. 1825. Кирилл и Мефодий). Ему же надобно приписать и перевод Изборника, в 1073 году переписанный с переменами для князя Святослава: по списку Кирилло-Белозерскому в нем говорится: «великый в царех Симеон желанием зело вжела». Изборник по содержанию своему близок к богословию и диалектике Дамаскина.

5. Константин, епископ Болгарский, один из учеников св. Мефодия и сотрудник Экзарха. Он а) составил недельные поучения, выбрав их из Златоуста (37 Слов) и Исидора Пелус. (5 Слов) с прибавлением своих вступлений и заключении, при чем поместил одно свое Слово. В предисловии говорит он: «Аз умаленный Константин к вам, братие моя, отцы же и сынове, аще и грубе, и хощу мало беседовати... Уничижение мое, убеждено бывши верным етеры человекы сказание святого Евангелия от Гречьского языка в Словеньск». По словам Шафарика, труд совершен в 898 г., при князе Борисе. Но в предисловии ни слова нет о годе перевода, как и о князе Борисе. За предисловием следует молитва, где между прочим говорит Константин: «Шествую ныне по следу учителя, имени его и делу последуя» (Ркн. Синод. библ. и Волокол. м.). б) «Повелением князя нашего Болгарска, именем Симеона преложи (четыре Слова св. Афанасия против Ариян) епископ Константин в Словенск язык – в лето 6414 (906), ученик сый Мефодов, архиепископа Моравска»: так говорит в послесловии черноризец Тудор, написавший книги Афанасия в 907 году (Ркп. Синод. библ.). в) Тому же переводчику Афанасьевых трудов надобно присвоить перевод Афанасиевой жизни св. Антония и жития св. Панкратия. Переводчик их говорит: «Не собою дерзнухом на дело сие, толь велико суще, но принуждени от строителя церковного Иоанна Болгарския земли». Преподобный Нестор читал жития Антония великого и Саввы Палестинского, как это видим из его жития Феодосиева. г) Наконец едва ли не тому же трудолюбивому пастырю и ревнителю к званию народного наставника должно приписать и перевод оглашении св. Кирилла: древний перевод (Опис. муз. № 195) по языку несомненно признается за современный Экзарху.

6. Григорий, «пресвитер и мних всех церковник Болгарских церквей», т. е. старший иеромонах и судья, «повелением книголюбца князя Семиона, истинее же реши боголюбца», перевел хронику Иоанна Малалы; так говорит он сам в своем переводе хроники. В рассказе о покорении Трои пишет: «сий Ахилеус имый воя своя, яже нарицахуся тогда Муръмидонес, ныне Болгаре, Унну». Хронику Малалы Григорий дополнял: а) Событиями церковно-библейской истории. После четвертой главы Малалы вставлены: извлечение из Палеи о Мельхиседеке, извлечение из кн. Иова, гл. 13–48, кн. Бытия, далее прочие четыре книги Моисеевы, книги Иисуса Навина, Судей и Руфь, После 5 кн. Малалы следуют четыре книги Царств, но в 4 кн. вставлено несколько глав из Исаии и Иеремии; далее извлечение из кн. Товита, книга пр. Даниила, извлечение из кн. Есфири. б) После 45 кн. Малалы помещена: «книга Александр», или история Александра Македонского. в) В девятой книге вставка из Флавия и Евангелия (см. кн. Оболенского предисловие к Переяславской летописи, стр. 29, 31, 35 и 47. М. 1851 г.).

7. Черноризец Храбр известен исследованием «о писменех», или о Славянской азбуке, изображенной Кириллом и Мефодием. Он пишет: «Святый Константин Философ, нарицаемый Кирилл те письмена сотвори и книгы преложи, и Мефодий брат его. Суть бо еще живи, иже суть видели их». Следовательно Храбр писал тогда, как еще живы были ученики Славянских просветителей (Бодянского о времени происхождения Славянских письмен, стр. 51–61, 348. 342, XXIX–XXXIV).

8. Козма, пресвитер Болгарский, написал книгу на новоявившуюся ересь Богомилов. Эта книга помещена в Минее м. Макария под 31 авг. в ркп. Моск. Дух. Акад. и в Сборн. Солов. монаст., XV в. 856. Отрывок из последней, нравоучительной, части сочинения помещен в прологе под 21 янв. Изложение учения Богомилов напечатано в 33 прим. к Ист. ересей Русск. М. 1838 г.

***

9. Лев, митрополит Киевский († 1007 г.), писал на греческом языке послание против латинян (изд. во Времен. Общ, Ист. 1842 г.); древний Славянский перевод у Григоровича в Путеш. Послание пространно рассуждает об опресноках, показывает несправедливость субботнего поста, совершения полной литургии во весь Великий пост, безженства священников, употребления удавленины в пищу, наконец учения об исхождении Святого Духа и от Сына.

10. Владимир. Равноапостольный Князь, просветивший Россию святою верою († 1015 г.). Устав с именем Владимира о церковном суде должен быть признан Уставом св. Владимира, частью по летописи Нестора, особенно же по употреблении его в жизни веков (см, Хр. Чт. 1851 г, Ист. Рус. церк. 184–186). Очень естественно, что от употребления он оразнообразился в списках. Надобно только заметить, что вовсе напрасно указывают, как на особенный вид Владимирова Устава, на изложение церковных прав у м. Кирилла (Беляева, О кормчей, стр. 121–124). Тут видно только сочинение митрополита, выставляющего на вид права, какими пользовалось духовное начальство по соизволению всех прежних князей, начиная со святого Владимира. А образец тому, как дозволяли себе отступать от буквы Устава Владимирова, даже и тогда, как вносили его в историю, представляет Переяславский летописец 1213 г. (изд. Оболенского, стр. 34, 35. М. 1851 г.) Весьма замечательно Исповедание веры, принесенное Владимиром из Корсуня (Лавр. сп. стр. 48–50). Нестор пишет, что оно предложено было Владимиру вместе с Никейским Символом. поелику же известно, что Никейский Символ читает каждый крещающийся; то весьма вероятно, что это Исповедание было изучено Владимиром, вместе с Никейским Символом, когда он был в числе оглашенных; потом же оно служило памятником искренности и чистоты его верования и осталось образцом веры для церкви Русской. Только в таких мыслях могло оно быть помещено в летописи преподобным Нестором. Исповедание Владимира заключает в себе изложение учения о Святой Троице, о воплощении Искупителя Сына Божия, о почитании святых, с обличениями и латинству.

11. Св. Лука Жидята, с 1034 г. епископ Новгородский († 1060 г.). В 1051 году освящен им знаменитый Софийский храм, доселе существующий; а недолго после того оклеветан он был пред митрополитом, в следствие чего три года содержался в Киеве и скончался на дороге. Известно его поучение, дышащее простотою и умом; оно содержит в себе краткое изложение обязанностей христианина (изд. в 1 ч. Русск. Достопам. М. 1815 г.). Блаженный Лука переводил книги с греческого, но эти труды его ныне не известны.

12. Св. Иларион, с 1050 года митрополит Киевский, а до того времени благочестивый священник Берестовский, тайно подвизавшийся в пещере. На кафедре с апостольскою ревностью заботился он о распространении и утверждении новой веры в сердцах русских. Его Учение о Ветхом и Новом Законе, Похвала Кагану Владимиру, Исповедание веры и назидательное Поучение – блистательные памятники чистого славянского красноречия, прекрасные плоды живого и сильного чувства, глубокого познания веры и ума светлого. Учение о Ветхом и Новом Законе показывает собою, что тогда имели нужду говорить против иудейства; оно дает видеть, что безуспешные при Владимире проповедники иудейства не оставляли надежд на приобретение прозелитов себе между русскими; они очень помнили о своих успехах между казарами. Учение Илариона показывает, что поличным сношениям с учителями иудейскими знали в России о их отзывах о христианстве. Похвала Кагану драгоценна для истории просвещения России христианскою верою. «Похвалим же и мы… великая и дивная соворшаго, нашего учителя и наставника, великаго Кагана нашея земли, Владимера, внука старого Игоря, сына же славнаго Святослава, иже в своя лета владычествующа; мужеством же и храбрством прослувша в странах многих и поминают ныне и словут. Не в худе бо и не в неведом земли владычествоваша, но в Русьской, яже ведома и слышима есть всеми концы земля. Сий славный... Владимер... единодержец быв земли своей, покорив под ся подручные страны, овы миром, а непокорывые мечем... Приде нань посещение Вышнего, призре нань всемилостивое око благого Бога и в сиа разум в сердци его, яко разумети суету идольскыа лсти и взыскати единого Бога... Паче же слышано ему бе всегда о благоверней земли Гречестей, христолюбивей же и сильней верою». Похвала Кагану по некоторым спискам оканчивается молитвою, которой нет в пергаменном списке. Но церковное употребление молитвы митрополита Илариона за православие (А. Э. I, 258) известно по актам, и конечно поэтому то употреблению молитвы, по употреблению ее в чине церковных молитв, не оказывается она в иных списках поучительных сочинений митр. Илариона. В конце Исповедания читаем: «Аз милостию человеколюбивого Бога мних и просвитер Иларион, изволением Его, от благочестивых епископ священ бых и настолован в велицем граде Кыеве, яко быти в нем митрополиту пастуху же и учителю. Быша же си в лето 6559 (1051), владычествующу благоверному Кагану Ярославу сыну Володимерю». Эти слова показывают, что Исповедание писано по какому то случаю уже посвященным в митрополиты Иларионом. Позднее известие говорит (Палинодия у Конисского, в Чт. Общ. Ист. 1846 г., стр. 7), что посвященный Иларион испрашивал и получил подтверждение себе в звании митрополита от патриарха. Конечно, по сему то случаю и писано Исповедание. «Слово св. Илариона митрополита Киевского» простым, сердечным языком, убеждает жить свято. Все эти сочинения Илариона изданы в Приб. к Твор. Отц. 1844 г., а по пергаменному списку – в Чт. Моск. Общ. Ист. 1848 г.

13. Ярослав Владимировичь, князь Киевский († 1054г.).

Его а) Устав о церковном суде (изд. в 1-й и 2-й ч. Достоп.) подвергался одинаковой участи с Уставом Владимира. Любопытно изложение его в Переяславском летописце, стр. 42–44. б) Его Русская Правда (изд. в 1-й Достоп. 1815. Ср. 2-ю ч. Достоп. 1843. М. Tobien. Russka Prаwda, Petersb. 1844) дошла до нас в кратком и полном виде; содержание ее – уголовные законы и несколько гражданских.

Преподобный Нестор пишет: «Ярослав весьма любил книги, прилежно читал днем и ночью, собрал много писцов и велел переводить с греческого на славянский язык; так написал много книг, которыми просвещались верные люди и наслаждались учением божественным... Он засеял словами книжными сердца верующих... Любя книги, списав множество их, он положил их в св. Софии». Какие же сочинения переведены или переписаны были при Ярославе? Ныне известны: Остромирово Евангелие 1057 года (изданное Востоковым в 1843); Псалтырь с толкованием Афанасия, подаренная митрополитом Евгением частью Погодину, частью Кеппену, по письму – XI века и с некоторыми следами Русского наречия (Извест. Акад. Наук I, 85 , 95 , 101 ; Псалом 103 напеч. у Палаузова: Век Симеона, стр. 142–149); Жития Святых (с 4 по 31 марта) и Слова (20 слов Златоустого, 1 Фотия и 1 св. Епифания) по Супрасльской ркп. XI века (изд. Миклошичем: Monumenta linguae palaeoslovenicae, Vindob. 1851 г., сл. Извест. Акад. I, 24, 25, 97, 102); Каноны Святых XI века в Новгор. библ. (Изв. Акад. I, 89, 97); 13 Слов Григория Назианз. XI века (Библиогр. листы, стр. 85–91. М. 1825); Сборники, переписанные для князя Святослава – один в 1073 г. (Каландовича Экзарх, стр. 102–104, 2 В Востокова Опис. муз. стр. 499–506); снимок со страницы его у Погодина (в Образц. древней письменности М. 1840 г.), у Буслаева, с грамматикою и словарем (Материалы для истории письменности. М. 1855 г.); другой писан в 1076 году; оба с переменами болгарского наречия на русское. В Сборнике 1073 года по ркп. Синод. библ.: «великий в князьях князь Святослав»; а по списку Кирилло-Белозерского монастыря: «великий в царех Симеон желанием зело возжелав». (Шевырева Поездка II, 30–32. М. 1850 г.).

Монах Зиновий, ученик пр. Максима, в свое время видел правила «первых переводчиков», переписанные при князе Ярославе I, и еще «книгу правил» писанную при князе Изяславе Ярославиче (Слово 52 и 55 против Феодосия Косого). Ныне не известны списки Номоканона XI или XII века. Знаем только, что м. Иоанн и св. Нифонт приводят правила Номоканона не по сокращенному тексту, а в точном, полном виде их.

14. В Новгородской летописи под 1030 г. читаем: «И бяше ученик его (Новгородского епископа Иоакима) Ефрем, иже ны учаше» (Новгор. 2 лет. Никон. л. I, 132. Рост. и Супр.). В другой прибавлено: «сей поучив люди 5 лет, святительству же не сподобися» (Новг. 3 лет.). Эти слова дают право думать, что старший новгородский летописец был один из учеников блаженного Ефрема. Дошли ли записки его до нас? Известные ныне Новгородские летописи заключают в себе до 1100 г., кроме известий Нестора, несколько сведений особенных. В числе этих сведений встречаются и такие, которые подробностью известия, напр. о днях и часах событий и других частностях, показывают, что они принадлежат современнику: в 1 Новгор. л. таковы известия о 1016, 1045, 1051 и 1068 г.; во 2 Новгор. известия о годах 990, 991 и 1049. Известна еще так называемая Иоакимова летопись, изд. Татищевым (в I т. Ист. Росс.). В том нет сомнения, что эта летопись написана епископом Иоакимом: это видно по содержанию ее. Но содержание же ее показывает, что сведения второй половины ее, не противореча несомненным памятникам, говорят о многом, чего нет у Нестора и что не может быть признано за вымысел в историческом сочинении. Близость ученика Ефремова к епископу Иоакиму сама но себе указывает на вероятность того, что в Иоакимовой летописи сохранилось многое из записок ученика Ефремова. Летописью епископа Иоакима назвали ее, быть может, от того, что сочинитель ее называл себя Иоакимом; а между тем читали у него слова: «мы же стояхом на торговой стране, ходихом по торжищам и улицам, учихом люди, елико можахом», что мог передавать от имени учителя ученик Ефремов. К сожалению, при нынешнем виде Иоакимовой летописи, как и других Новгородских летописей, остается довольствоваться только предположениями и догадками.

15. Пр. Феодосий Печерский, начальник иноческого общежития в России († 1074 г.): а) ввел в свою обитель Студийский устав, оставив его не в предании, а на письме. б) Писал обличительные послания к князю Святославу, не дошедшие до нас. в) Нестор пишет, что пр. Феодосий нередко поучал народ и братию. В Торжественнике XV века (Румянцова № 435) читается: «Поучение блаженного Феодосия игумена Печерского о казнях Божиих». Начало этого поучения о наказаниях Божиих и следующее за тем обличение суеверий: «се бо не погански ли творим, – сице кто усрящет чернця или черныцю, – то возвращается» и пр. от слова до слова читаются в Несторовой летописи, хотя без имени сочинителя. Далее в поучении говорится о благоговейном стоянии в храме, о воздержании и пьянстве. Последнее наставление, наставление о пьянстве, встречается по ркп. и в отдельном виде, с надписью: «Слово св. отец о пьянстве» (Румянц. № 358). В Златой Матице (Погодина № 1024), пользовавшейся некогда уважением, помещено: «Слово писано святым Феодосием мнихом», и по надписи и по содержанию несомненное сочинение пр. Феодосия Печерского. Слово восстает против обращавших трапезы св. любви в трапезы пьянства. «Во время пира тропарей не петь за чашами, разве только три: один раз в славу Христа Бога, в начале обеда, другой – в честь Пресвятой Девы Марии, в конце обеда, в третий – за здравие Государя: более не позволяем». Потом о пьянстве говорит: «беснующийся страдает невольно и удостоится жизни вечной, а пьяный страдает по своей воле и подвергается вечной муке; к беснующемуся придет иерей, сотворит молитву и прогонит беса, а к пьяному хотя бы собрались иереи всей земли и сотворили над ним молитву – не прогнали бы от него беса произвольного пьянства». В списке Оглашений пр. Феодора Студита (Румянц. № 406) помещено пять поучений с именем св. Феодосия. Первое поучение – о любви к Богу: «Что внесем, любимицы мои, в мир или что имамы изнести? Не оставихом ли мира и яже в мире, по заповеди Христове?... Кто не удивится, возлюбленнии, яко Богу прославитися нашими делесы? И колика в нас худых любы Его излияся! Яко же, рече, возлюби Мя Отец, и аз возлюбих вы» (Ин. 15:9). Второе поучение – о помощи бедным, в обличение роптавшим на игумена за его любовь к странным и бедным. «Не прилично нам, возлюбленные, удерживать только для себя посылаемое нам Богом чрез людей боголюбивых, на пользу душевную и телесную... Лучше, сказано, даяти, неже приимати... Что принесли вы из имений своих в это место? Или что требовал я от вас, принимая вас в обитель сию и в человеколюбие Божие, которое подает нам бедным все, по молитвам св. Богородицы?» Третье поучение – о терпении: «Возлюбленнии, притчю приимете злострадания и терпения» и пр. напоминает об обетах монашеских: «Не все ли мы обещались терпеть и поношения и укоризны и унижения и изгнание?» Четвертое – о подвижничестве: «Подвизайтеся, трудницы, да приимете венцы терпения вашего»: преподаются частные наставления о стоянии в храме и прежде всего указывается на устав св. Феодора Студита: «билу бо ударяющу не лепо ны есть лежати, но встати на молитву, якоже ны богоносный Феодор учить». Пятое поучение – о хождении к службе Божией. «О повечерии нечего и говорить: сколько раз я говорил о том и ни один не слушается... Не в укор вам написал я это, но убеждаю оставить нерадение». В этих поучениях, независимо от надписи их, почти каждая строка говорит, что это наставления пр. Феодосия Печерского; самые же сильные свидетели тому – указание на устав Студийский, любимый Феодосием, указание на Покров Богородицы, иноческий дух и простота наставлений. В том же собрании одно поучение, без имени сочинителя, говорит об отделении Господу десятины времени из продолжение года. И те же слова пр. Нестор предлагает от лица своего наставника: «глаголет бо сице, яко Бог дал есть нам 40 дний на очищение души... се бо есть десятина» (Собр. лет. I, 79). Два других поучения того же собрания надписаны именем св. Феодора; но они не принадлежат Студийскому наставнику, а должны быть признаны также за поучения св. Феодосия. В одном говорится: «во всех годинах и службах обретающеся и божественного Феодора о заповедех радующеся, потщание имейте». В другом читаем: «имемся акы за лествицю, за преданая св. великого и божественного Феодора Студийского». Там и здесь говорит тот, кто всеми мерами старался расположить жизнь братии по уставу св. Феодора Студийского. в) Известны еще: «Ответ Феодосия князю Изяславу о вере Варяжской» и другой ответ ему же о воскресном дне и о посте среды и пятка. Оба помещены в Сборнике игум. Паисия, образованного современника св. архиеп. Геннадию. (Ркп; Белозер. м. № 410). Второй начинается: «Что возмыслил еси, боголюбивый княже, вопрашати мене, некнижна и худа, о таковей вещи?» Итак, это письмо к князю. «С того времени, как Бог наш нисшел на землю, все Иудейское умолкло... Тот, кто сказал тебе, будто в воскресенье не должно закалать, ни есть закланного, сказал не от Священного Писания, а от своего сердца». «Аз Феодос, худый мних, раб есмь Пресвятой Троице, Отца и Сына и Св. Духа»: так начинается ответ о Варяжской вере по лучшим спискам. К сожалению, этот ответ сильно пострадал от писцов изменявших его и по невежеству и по суемудрию, так что он оказывается по спискам в трех видах. Ответ исчисляет странные мнения и обычаи папизма и предлагает правила, как должен вести себя князь в отношении к Латинянам. Мнения папизма показываются по тем сведениям, какие доходили до Печерского игумена. Эти странности папизма те же, на какие указано в Исповедании веры св. Владимира и о которых говорили греческие учителя того времени (Cotelerii Mon. Graec. III, 495–509). «Будь милостив, говорит ответ, не только к своим християнам, но и к чужим... Если кто скажет тебе – ту и другую веру дал Бог: отвечай – разве Бог двоверен?» Наконец г) в Псалтыри 1296 года читается: «молитва св. Феодосия Печерского за вся крестьяны», недавно изданная г. Буслаевым (Материалы для ист. письм. М. 1855 г.). В ней за именами святых поставлено и имя Феодосия; но это вставка, обыкновенная в молитвах по милости писцов. Св. Симон сохранил разрешительную молитву, данную Феодосием Симону Варягу.

16. Иоанн, митрополит Киевский 1180–1189 г., родом грек, по отзыву Нестора – пастырь примерный по строгости жизни, по образованности, по дару слова. Ему принадлежит Послание к папе Клименту III, или Равеннскому архиепископу Виберту, признанному папою по воле имп. Генриха и принявшему с званием папы имя Климента. «Приятна в Господе любовь твоя, человек Божий, достойный апостольской кафедры и звания, – так начинает послание святитель Русской церкви: и вдали находясь от нашей скудости и смирения, ты касаешься нас крылами любви, лобызаешь нас как своих, с любовью молишься за нас по духу, и догматы нашей чистой, православной, веры, принимаешь с благоговением, как возвестил нам и ясно показал епископ твоего святейшества. поелику дело в таком положении и ты таков дан нам архиерей, не каковыми были недавно архиерействовавшие, возмутители и оскорбители истины: то я смиренный взаимно лобызаю тебя и честную главу твою и рамена». Гордость и властолюбие Льва IX и Григория VII известны: они решительно расторгли союз с восточною церковью. Борьба Генриха с Григорием заставляла императора искать себе союзов везде – тем скорее в России, коей князья были в родстве и сношениях с ним. Папа его Климент искал себе приверженцев в Чехии и Польше (Jaffe Regesta pontificum. Berolini 1851). Ясно, что тогда на западе обстоятельства времени были именно те, на которые указывает начало Послания м. Иоанна к папе, и оно могло быть писано только Иоанном II к папе Клименту – Виберту. Послание отличается столько же кроткою любовию, сколько твердым знанием христианской правды. Это прекрасный образец пастырского догматического послания. Исчисляя отступления западной церкви от восточной, пастырь пишет: «Верх всего худого, и на него взошли вы, – это то, что вы осмеливаетесь изменять чистый и святый образ веры, утвержденный всеми святыми соборами, – дерзаете говорить, что Дух Святый исходит не только от Отца, но и от Сына». В кратком опровержении странностей папизма пишет: Изумительно и странно, как дерзаете вы изменять веру 318 св. отцов и св. вселенских соборов... Вы вводите новое учение. А апостол говорит: иже благовестит вам паче, еже приясте, проклят да будет... Вы вводите две причины, два начала для Св. Духа и унижая Его, близки к тому, чтобы впасть в ересь Македония». Греческий текст Послания и древний славянский перевод, искаженный писцами, с поправками и дополнениями, издан Григоровичем, в Учен. Зап. II Отд. Акад. СПб. 1854 г. Церковное «Правило м. Иоанна, пророка Христова» достойно изучения для церковного историка. Извлечение нужного – в Ист. Русск. церк. I. Содержание Правила: а) об отношении православия к папизму (пр. 4, 5); б) против волхвования и языческих обычаев (пр. 7,16); в) против соблазнительных песней (пр. 17, 28); г) о крещении младенцев и о причащении (пр. 1, 2, 21); д) о браках (пр. 6, 10, 18, 22, 23, 25, 27–33); е) об иконах и храмах (пр. 9, 11, 12); ж) о собрании епископов на собор и епархиальном управлении (пр. 8, 19, 34); з) о поведении священников (пр. 13, 15, 36, 37); и) против учреждающих пиры в обителях под видом благочестия (пр. 31); и) против торговли рабами (пр. 24); к) о вкушении пищи вместе с язычниками (пр. 20, 31); л) о женах бывших в плену (пр. 29, 30). Правило м. Иоанна издано в I ч. Русск. Достоп. (М. 1815 г.), но текст его исправнее и полнее в ркп. Румянцева № 238, 338 и в других.

17. Ияков Черноризец, столько отличался между современниками образованностью и строгостью жизни, что пр. Феодосий в 1074 году предлагал его Печерской братии в преемника себе по управлению обителью, а м. Иоанн удостаивал его своего дружества. Ныне известны с именем Иякова мниха: Житие князей Бориса и Глеба, Похвала князю Владимиру и Послание к князю Димитрию Изяславу. В Похвале Владимиру, как и в Послании к князю Димитрию, сочинитель называет сам себя монахом Ияковом. В Похвале читаем: «Аз худый мних Ияков, слышав от многых о благоверном князе Володимири... и мало собрав от многых, добродетели его написах и о сыну его, реку же, о св. славных мученику Бориса и Глеба». Очевидно, мних Ияков, сочинитель Похвалы Владимиру, по собственному его признанию, писал и о св. князьях. В известном ныне Ияковлевом Житии князей сочинитель выставляет себя столько же недалеким от времени св. Владимира, сколько св. Лука близок был ко времени евангельских событий. Следовательно здесь естественно видеть современника пр. Феодосию. Житие Князей и Похвала св. Владимиру изданы в Хр. Чт. 1849, где помещено и Житие Владимира – компиляция Несторовых известий, которую напрасно выдают за сочинение Иякова. Превосходное исследование о тексте Жития мучеников, сочинение г. Срезневского, – в Изв. Акад. II, 117–130, 210–220. Сказание о князьях местами оживлено картинными изображениями и дышит пламенными чувствами. «Поучение духовному сыну князю Димитрию» – Изяславу Ярославичу (1054–1078 г.) все нравственного содержания. Духовный отец предлагает разные наставления по нуждам сына. «Будь всегда бодрым стражем телу твоему; остерегайся пьянства, потому что оно удаляет от нас Духа Святого; гордости, потому что Бог гордым противится». Особенно много говорит против плотской нечистоты (Опис. Муз. стр. 304. Изв. Акад. I, 331. II, 101). Славянский перевод Правила, писанного м. Иоанном для черноризца Иякова, принадлежит без сомнения самому Иякову.

18. Филипп пустынник, в 1095 г. написал на греческом языке для смоленского инока Каллиника Диоптру – духовно-нравственное сочинение (ed. a Pontano. Ingolstadii, 1604, in. 21 tom. M. Bibl. Patr. Cl. Lambec. Comm. Vind. V. р. 81–88, 97. ed. Kollarii). Славянский перевод, конечно современный подлиннику, известен по списку 1306 года Чудова монастыря (Снегирева Памятн. стр. 146) и по ркп. XV в. (Толстого I. № 7. Румянцева № 96. 95).

19. Преподобный Нестор, нетленно почивающий в Киевских пещерах с именем Летописца. Немногое известно нам о его жизни. По известию Поликарпа, в исцелении Нифонта от бесовского обольщения учавствовал с другими великими старцами и «Нестор, иже написа летописец». Эго было при игумене Иоанне, следовательно около 1085 года. По собственным словам Нестора, он в 1091 году, по благословению игумена, отыскал нетленные мощи преподобного Феодосия. Образованием своим одолжен он дарованиям и чтению книг. С теплою любовию говорить он об учении книжном. «Книгами бо кажеми, пишет он в летописи, и учими есмы пути покаянию и мудрость бо обретаем и воздержание от словес книжных: се бо реки суть напаяюще вселенную; се бо суть исходища милости, книгам бо есть не источна глубина; сими бо в печали утешаеми есмы; сии суть узда воздержанию; мудрость бо велика есть.» Блаженную кончину его с вероятностью относят к 1114 году.

Первым сочинением преподобного Нестора (из известных ныне) было Житие святых князей Бориса и Глеба – «чтение на пользу повиновения младших старшим». Исследование о нем в Изв. Акад. II, 117–130, 210–220.

«После того, как написал я о житии и убиении и чудесах Бориса и Глеба, понудил себя обратиться к другому повествованию, я грешный Нестор», так говорит преподобный в начале Жития преподобного Феодосия. Это сочинение его – образец биографии, превосходной во всех отношениях, по изяществу слога, по духу благочестия, по исторической верности. Оно писано с тем, как говорит он, «да и по нас черноризци, приимше писание и почитающе и тако видяще мужа доблесть, восхвалят Бога и угодника Его прославляют и на прочие подвиги укрепляются». Оно драгоценно и по глубокой назидательности своей и по живому красноречию; драгоценно и потому, что в нем заключается множество сведений о современном церковном быте. К сожалению, драгоценное сочинение доселе не издано в подлинном его виде (за исключением немногих мест напечатанных в Ист. Сборн. 1838 г.). В печатном Патерике оно во многом изменено. Пересмотрим содержание его, удерживая с буквальною точностью замечательные места его.

Феодосий родился невдали от Киева, в Василеве, от благочестивых родителей. «В 8 день принесоша к ереови Божию, якоже есть обычай крестьяном, да имя детищю нарекут. Прозвутер же , видев детища , сердечными очима прозря, еже о нем, яко хошет Богу датися, Феодосьем того нарицает. Таче яко минуша 40 днию детишю, крещением того освятиша». Родители переселились «в ин град, Куреск нарицаем, князю повелевшю... Расты убо телом и душею влеком на любовь Божию, хождаше по вся дни в церковь Божию, послушая божественных книг с всем вниманием... К сим же и дати ся веля на учение божественных книг единому от учитель... Покоропие же стяжа и ко всем учащимся с ним.» 13-ти лет лишился он отца... «От святых мест есмы», говорили странники, попавшиеся Феодосию в Курске. Воспламенясь желанием видеть Палестину, он удалился с ними из дома; но возвращен был материю с жестокими побоями. «Хождаше в церковь Божию по вся дни; ту видяше, яко многажды лишаемы сущи литургеи проскурнаго ради печения... умысли сам своим смирением отлучитися на то дело, еже и створи... Сице же. пребыв 12 лет или более творя...» Мать строго запрещала это занятие. «И иде в ин град, недалеча суть от того (от Курска) и обита у пресвитера и делаше по обычаю дело свое.» Мать возвратила его в дом. Любовь к Господу разгоралась более и более в душе его. Он надел на себя вериги. «Властелин града того виде отрока... возлюби его и повеле ему, яко да пребывает у его церкви.» Мать по случаю увидела вериги на его теле и сбросила их. Феодосий тайно удалился из дома и пошел в Киев, с намерением посвятить себя монашеству. «Бе послушал о монастырех ту (в Киеве) сущих. Тогда же пришедь и обходи монастыря вся» (в Киеве). Услышав «о блаженном Антонии, живущем в печере», явился к нему и просил принять его в монашество. После испытания «и повеле (Антоний) Никону стрищи его, прозвитеру сущю». Прошло четыре года, и мать, узнав от путников, что сын ее в Киеве, является в Киев, обходит монастыри и от Антония узнает, что сын ее в пещере, но не видается ни с кем. Тяжка была борьба для Феодосия – борьба с любовью матернею. Наконец мать говорит: «иду в монастырь жон и ту остригшися пребуду прочая дни своя.» Антоний «извести о ней (княгиню), впусти ю (княгиня) в монастырь жонески, имянуем святого Николу. И ту пострижеся бывши в мнишскую одежю облечена. Се житье блаженного отца нашего Феодосья от уны версты, дóндеже приде в пещеру, мати его исповеда единому от братий, именем Феодору, иже бе келарь при отце нашем Феодосьи, аз же от него вся си слышав – списах на память.» И то, что говорится о матери, показывает очевидца ея. «Бе бо телом крепка и сильна яко муж: аще бо кто не видев ея, слыша ю беседующу, начаша мнети мужа ю суща.» К Антонию явился, продолжает Нестор, сын первого боярина Изяславова и объявил: «хощю мних быти... Таче старец к нему: блюди чадо, кому обещаешися. Чии воин хощеши быти? Се бо невидимо предстоят ангели Божии, приемлюще обещания твоя... Тогда повеле преподобный Антоний великому Никону, да острижет, облечет в мнишскую одежю. Он же по обычаю молитвовав остриже; в черны ризы облече, Варлаам тому имя нарек... Тогда же приде каженик некто от княжа двора, иже (Никон) того остриг, облече в мнишьскую одежю, Ефрем имя того нарек.» Пострижение двух любимцев княжеских подняло бурю против пещеры Антониевой. Отец «снем с него (с Варлаама) святую мантию, верже ю в дебрь и шлем спасения, иже бе на главе его, снем заврже.» Великий князь Изяслав грозил раскопать пещеру Антония. «И се един от отрок вшед, поведаше, яко Антонии с сущими с ним отходить от града сего в ину область.» Кроткая жена смягчила князя Изяслава. По возвращении Варлаама «многым приходящим в печеру благословения ради, еже от отец тех, друзии от них черньца бываху». Никон и другой инок «монастыря св. Мины» удалились из пещеры. «Великый Никон отъиде в остров Тмутороканыи и ту обрете место светло, чисто, близ града, седе на нем и Божиею благодатиею возрасти место то и церьковь св. Богородица взгради на нем. И бысть монастырь славен, иже и до ныне есть, приклад имыи в си Печерскы монастырь... По сих же пакы Ефрем каженик отъиде в Константин град и ту живяше в едином монастыри. Последи же изведен бысть в страну сию и поставлен бысть епископом в граде Переяславли.» Феодосий после того «поставлен бысть пресвитером.» Братии собралось до 12 человек. Сперва выкопан был храм в самой пещере, и Варлаам поставлен игумном; потом «постави над печерою малу церковь во имя Св. Богородица, веляше, да ту братия собираются на Божественно славословие; ядь их бе ржань хлеб токмо с водою, в субботу же и в неделю сочиво вкушаху; многажды же, и в та дни не обретшюся сочиву зелие сваривше тоедино ядяху. Еще рукама своима делаху и клобуки плетуще и иная ручная дела строящи, тако носяще в град и продающа, тем жита купяху.» Трудились ночью, «дондеже год будяше к божественному славословию, тако вкупе сшедшеся в церковь пение часом творяхуть, таче божественную литургию.» Варлаам (1055 г.) взят в игумена Дмитриеву монастырю, а Феодосий поставлен на его место. Храм над пещерою стал тесен; преподобный Феодосий на другом месте построил церковь во имя Богородицы, обнес оградою, «переселился от печеры на место то.» Это было «в лето 6570» – 1062. «По сих же посла единого от братии в Константин град к Ефрему каженнику, да весь устав Студийского монастыря списав принесет ему.» Ефрем немедленно исполнил волю его. «Его же приим отец наш Феодосии повеле почести пред братиею. И оттоле начат в своем монастыри вся строити по уставу св. монастыря Студийского». Феодосий с любовию принимал всех в монастырь; ревностно заботился об исполнении правил; ходил по келлиям; на всякое дело шел первый, как и во храм; особенно внушал братии смирение: «когда идете, говорил, не опережайте друг друга; встречаясь, смиренно кланяйтесь один другому.» Книжное учение процветало при нем. «Многажы пакы великому Никону седяшю и делающу книгы и блаженному воскраи того седящю, прядущю нити, еже на потребу таковому делу (на переплетение книг), тако видети того кротость и смирение. Се же паки тоже черноризец Ларион поведа ми. Бяшебо книгам хитр писати. Сии по вся дни и нощи писаше книгы в келии блаженного отца нашего Феодосия, оному же псалтырь усты поющю тихо, руками прядущю волну, или кое ино дело делающю.» Ночью преподобный тайно совершал молитву. Случалось, что приходили к нему за благословением на начало утрени; подходили и слышали – он молился и горько плакал, бил главою о землю; но лишь только начинал слышать, что пришли, прекращал молитву и давал вид, что спит. В трапезе всегда ел сухой хлеб; но никогда не видали, чтобы он за трапезою был невеселым. Великий князь Изяслав приходил слушать беседы его. «От чего так вкусна у вас пища»? раз спросил Изяслав. «От того, отвечал Феодосий, что здесь все готовят с молитвою и благословением, а твои рабы ссорятся.» Братья Святослав и Всеволод изгнали законного князя и старшего брата Изяслава. Феодосий свободно обличал Святослава «от святых книг.» «Еще же в октении веля того (Изяслава) поминати, яко столному тому князю и старейщю всех; сего же (Святослава) яко, рече, чрез закон седшю на столе том, не веляше поминати в своем монастыри. О сем же едва умолен быв от брата, повеле того с ним поминати, и обаче же первое христолюбца, тогда сего благого.» Близ монастыря построил он двор и на нем храм святого первомученика Стефана; сюда собирал нищих, слепых, хромых, больных, и всех питал. Кроме того, каждую субботу посылал воз хлебов «в погребы» (в темницы). На великий пост обыкновенно уходил он в пещеру; а из нее тайно удалялся «един на село Монастырское.» Так жил "един до вербные недели.» Выше сего Нестор говорит: «друзии же и села давахут им на попечение.» Пред кончиною преподобный Феодосий созвал «всю братию, еже в селех или на иную требу шли; вся сбрав, нача казати тивуны, приставы, слугы, еже пребывати комуждо в порученной ему службе с великим прилежанием и страхом Божьим.»

Таково Несторово описание жития Феодосиева. «Нестор написа летописец, – блаженный Нестор в летописце написа о блаженных отцах», так писал Печерский инок Поликарп в начале XIII века. Летопись Нестора (изд. в Ит. Собр. летоп.) писана по местам с увлекательным красноречием, с одушевлением живого благочестия; а на сколько она дорожит истиною, показывает уже то, что о древних временах говорит она кратко, ограничиваясь выписками сведений из летописи Малалы и Георгия Амартола, – по переводу болгарскому (кн. Оболенского предисл. к летоп. Переясл. стр. 6, 19, 85); сведения о времени Владимира подвергает критике. Рассказы долголетнего воеводы Яна († 1106 г.), рассказы русских торговцев, воинов, путешественников, дополняли для него предания и письменные заметки прежнего времени. Теперь, когда известно такое число славянских писателей, предшествовавших Нестору, скептицизм против летописи Нестора был бы смешон. Летописец говорит: «в лето 6360 (852) наченшу Михаилу императору царствовати, нача ся прозывати Русска земля... Тем же отселе начнем и числа положим». Затем, показав годы княжения Олега и других до Ярослава и сказав, что от смерти Ярослава до кончины Святополка-Михаила прошло 60 лет, в заключении росписи говорит: «но мы на преднее возвратимся и скажем, что ся удея в лета си (852–1113 г.).» Следственно летописец положил обнять описанием события 852–1113 г . Все предшествовавшее тому служит у него введением в его летопись. Личность летописца видна в летописи, в последний раз под 1106, где передает он беседу свою с Яном Вышатичем: о княжении великого князя Мономаха в ней ни слова. В Житии преподобного Феодосия Нестор говорит о посвящении Феоктиста в епископы, что было 12 января 1112 г.: Это показывает, что летопись преподобного Нестора не простирается далее 1112 года.

20. Василий, по повествованию его о князе Васильке, представляется жителем Владимира Волынского, и если не иеромонахом, то священником. Пред ним несчастный Василько открывает совесть свою. «Се поведаю ти по истине, яко на мя Бог наведе за мое взвышенье... не помыслил есмь зла братьи своей ни в чим же, но за мое вознесенье низложи мя Бог», – так говорит страдалец князь Василию. Даже и враг Васильков оказывает Василию доверие, – поручает ему объявить условие свое Васильку, что опять указывает на духовное звание Василия. Повествование Василиево об ослеплении князя Василька и о последствиях того внесено в летопись Нестора (Собр. лет. I, 109–116).

21. Сильвестр, игумен Выдубицкий, с 1119 г. епископ Переяславский († 1123 г. апреля 23). В Лаврентиевом списке древней летописи под 1110 г. читаем: «Игумен Сильвестр св. Михаила написал книгы си летописец, надеяся от Бога милость прияти, при князе Володимири, княжащю ему Кыеве, а мне в то время игуменящу у св. Михаила в 6624 (1116) инд. 9 лета; а иже чтет книгы сия, то буди ми в молитвах.» Слово: написал, по употреблению древнему, означало: переписал; но не всегда одно это. Поликарп о Несторе говорит: «написа летописен». Относительно же Сильвестра мы имеем еще и голос истории. Летописец, описавший нашествие Эдигеево на Москву 1409 г., в оправдание своего описания, говорит: «перви наши властодержцы без гнева повелевающи вся добрая и недобрая прилучившаяся написовати... якоже при Володимире Мономахе оного великого Селивестра Выдубицкого, не украшая пишущаго, аще хощеши, прочти прилежно, да почиеши». Здесь и слова о Сильвестре, что он не украшая писал, и сопоставление самого повествователя с Сильвестром, ясно говорят, что повествователь дает видеть в Сильвестре сочинителя летописи. Что же именно написал Сильвестр как сочинитель? Ничто не мешает положить, что Сильвестр, переписав в 1116 году летопись Нестора, окончившуюся 1110 годом, продолжал ее до начала 1123 года, т. е. до смерти своей. С другой стороны очень известно, что в Несторову летопись внесено несколько дополнений в последних ее годах. Так под 1096 годом только в одном Лаврентиевом списке, где и подпись Сильвестра, вставлено поучение Мономаха, и притом не совсем у места. Случай, по которому написано поучение Мономаха, происходил в 1100 году; к тому же поучением прерван рассказ Нестора о северных народах. Под 1097 г. внесено повествование Василиево об ослеплении князя Василька; от тою в летописи под 1098 и 1099 гг. повторяются известия, уже сообщенные Василием. Под 1100 г. повторяется известие, записанное под 1097 г. Все это явные дополнения к Несторову труду; и так как первое из них несомненно принадлежит Сильвестру, то имеем право думать, что Сильвестр, переписывая Несторову летопись, не ограничивался делом переписчика, а внес и свои известия.

22. Григорий, творец канонов, подвижник Печерский. Благочестивый Поликарп, описывая, как прельщенный затворник Никита, при игумене Никоне (1074–1088 г.), избавился от обольщения своего, помещает в числе «преподобных мужей», молившихся за Никиту, «Григория творца канонов», при чем ставит его после Нестора, написавшего летопись, и прежде Феоктиста, бывшего в последствии (1112–1123 г.) епископом Черниговским. Таким образом Григорий творец канонов известен был при митрополите Иоанне II, и временем кончины его был вероятно 1120 год. Преподобный Григорий заслужил имя творца канонов, конечно, не без основания: он назван так, без сомнения, от того, что службы и песни на те дни, которые положено было праздновать во время его жизни, писаны были им. В числе сих служб-произведений преподобного Григория, без всякого сомнения, поставляем службу равноапостольному князю Владимиру (июля 15). В ней по ркп. читаем: «Веселится и радуется велий град твой Киев... Людие Рюстии приидете честней церкви Владимира, преблаженного великого князя... Произрасти нам (Владимир) свои честнеи леторасли Соломона и Давида (Бориса и Глеба), тем и мы – любовию празднуем, да молятся Богу князем нашим подати победу на поганыи враги... Преславная твоя память, юже празднуют христоименитии князи, тебе похваляюще своего праотца.» По всем этим выражениям очевидно, что певец жил во время печенегов и половцев, которым обыкновенное название было: поганые враги; но отнюдь не при татарах, когда Киев был вовсе не велиим градом, а десятинный храм, где лежали мощи Владимира, был совсем разрушен. Служба преподобному Феодосию, которого мощи открыты в 1091 году, а память предписано праздновать по всем местам в 1108 г. (Ист. Русск. ц. I, 148), также принадлежит преподобному Григорию.

23. В конце XI века написаны:

а) Повесть о двух чудесах св. Николая – с ковром и с слугою, составляющая в рукописном Житии святителя 33-ю и 34-ю главу. Чудо о ковре начинается своим вступлением. Это чудо «сотворшися тогда, говорит сочинитель, при моей худости в Цариграде», возвещено было «патриарху тогда сущему Михаилу» (Чудо напечатано в Житии Николая. М. 1640–1642). Чудо с слугою начинается так: «Ино чудо хошу вам поведати». Следовательно это говорит прежний повествователь. Святитель избавил из темницы слугу господина, «иже славною честию почтен от царя Константина, имея челяди много зело». (Чудо напечатано в Житии, М., 1640–1642). Михаил Керуларий был патриархом 1043–1059 г. при императоре Константине Мономахе (1042–1059 г.) и недолго при Константине Дуке (1059–1067 г.); а после Константина Дуки ни при одном Константине не было патриарха Михаила. Следовательно эти два чуда происходили около 1051–1059 г. Но описаны они в Киеве уже после патриарха Михаила, т. е. после 1059 г. «Патриарху тогда сущему Михаилу», говорит повествователь современник.

б) Повесть о спасении святителем младенца, утоншего в реке Днепре, написана тогда, как ходили в Вышгород для поклонения мощам св. Бориса и Глеба «множьство людии от всих град и сел»; когда в Киеве были Софийский храм и митрополит; следовательно прежде XIII века. Чудо с младенцем от Николы Мокрого происходило в 1092 г. (Описание Софийского храма, Киев, 1854, стр. 61). Описание чуда составлено, без сомнения, тогда же. Оно напечатано в Житии святителя, М. 1640–1642 г.

в) Повесть о чуде над половцем рассказывается киевлянином и оканчивается так: «Мы же, братия, се слышавше чюдо сего святого в земли Русстей, потщимся угодити Богу, яко не презре людии новепознавших Его» (напеч. в Житии, М. 1640–1642). Очевидно, это писано не позже конца XI века.

г) «Житие и деяние» свят. Николая, начинающееся словами: «В дни прежняя благоволи Бог взыскати писанья». Сочинение русское. Оно состоит из двух частей: в первой описаны жизнь святителя и 27 чудес его, происходивших во времена, предшествовавшие времени повествования; вторая часть начинается так: «и се же добро есть нам Божие писание к вам проповедати... яко и ныне в человецех бысть великим чудотворцем Николаем, в наши лета, многа деяния.» Здесь описано 14 чудес, в том числе и приведенные нами чудеса. (Царского ркп. 1514 г. № 381. XVI в. № 368. 388). Воспользовался ли сочинитель и повествованиями чужими, или он сам описывал все чудеса своего времени, как составил Житие и деяние при пособии древних источников, теперь трудно решить. Во всяком случае описание его писано близко ко времени перенесения мощей в Бар, так как об этом перенесении он еще не говорит.

д) «Слово о пренесении мощей святого Николы. Присно убо должни есьмы, братье, праздник Божии в честь творяще дрожати». Перенесение происходило «в тысящное и девятидесят шестое лето... в лета же Русских князии, благов. в. кн. Всеволода и... сына его к. Владимира Черниговского». (Царского № 381. 388. Румянцева ркп. XV в. № 435). Это Слово есть и в Прологе и в Житии, напечатанном в Москве 1640–1642 г., но с многими переменами; есть некоторые разности и в списках.

е) Что касается до Похвального слова святому Николаю, которое в списках Румянцева XV в. (№ 435. 434) начинается так: «Се настоит, братье, светлое празднество»; а в списках Царского (№ 381. 388) значится: «Се приспе, братие, светлое празднество», т. е. в последних с переменами в словах; то и язык его и особенно увещание: «на добрая дела подвигнемся, воздержашеся... от мертвечины и от кровоядения», показывают, что оно писано для новокрещенных славян, только едва ли русских: у последних и во время язычества, но летописи, не видно обычая есть мертвечину. Слово содержит в себе и краткое описание жития.

24. Игумен Даниил известен по Описанию путешествия своего по святым местам, совершенного 1113–1115 г. (изд. Сахаровым: Сказания Русск. людей, т. II). Описание одушевлено теплою верою и искренним благочестием; любопытно по многим сведениям о святых местах. Объяснение непонятных наименований местностей у г. Норова в Прибавлениях к Путешествию его в Иерусалим. «Бог тому послух и св. гроб Господень, говорит Даниил в конце Описания, яко во всех местах святых не забых имен князей Русских и княгинь и детей их и епископ и игумен и бояр и детей моих духовных.» Перечислив имена некоторых князей, продолжает: «Отпехом литургию за князей русских и за вся крестьяне 50 литургий и за усопшия литургию отпехом. И буди же всем почитающим се с верою и любовию благословенье от Бога и от св. гроба и от всех мест святых».

25. Великий князь Владимир Мономах (1113–1125 г.) оставил превосходное Поучение детям, сохранившееся в Лаврентиевом списке летописи. Там же его Послание к сыну о мире с немиролюбивым Олегом Черниговским. «Страх имейте Божий в сердце и милостыню творите неоскудеваемую, потому что здесь начало всякому добру»: так начинает свое Поучение Мономах. Сказав потом о случае, вызвавшем из души его наставление, он учит покаянию, молитве, гостеприимству; советует учиться чужим языкам; осуждает леность и в пример выставляет, как трудился сам он во всю жизнь. Это дорогая картина древней жизни, простой и глубоко благочестивой.

26. Митрополит Никифор, родом грек из Ликии Малоазийской, управлявший церковью 1104–1120 г., пастырь просвещенный и ревностный к своему долгу. При нем церковь Русская прославлена несколькими знамениями любви небесной. Святые мощи Бориса и Глеба, перенесенные в новый храм, ознаменовали себя многими чудесами. Мощи святой великомученицы Варвары из Царяграда посетили Киев к утешению и защите Русской страны. Блаженный Никифор, управляя церковью, действовал не одною властью, но и словом евангельской истины. Его а) Послание к великому князю Владимиру Мономаху о посте, или точнее о внимании к себе, превосходное по слогу и содержанию (изд. в I ч. Достоп. Русск. М. 1815), писано при наступлении великого поста. «Пост, говорит он, необходим после греха Адамова; жизнь в человеке двоякая – разумная и животная, а для удержания власти за первою над последнею весьма полезен пост.» Находя неприличным распространяться о посте пред таким князем, «его же благочестие воспита и пост воздои», сочинитель обращается к важнейшему правилу жизни: «внимай себе, рекоша книгы.» Посему рассуждает о душе, о трех главных силах ее – уме, чувстве и воле, объясняя действия их примерами из жизни. «Уведел еси княже, человеколюбивый и кроткий, сим словом тричастное души, увежьдь же и слуги ея. Яко же бо ты, княже, седя зде, в своей земле, воеводами слугами своими, действуеши по всей земли и сам ты еси господин и князь: тако и душа по всему телу действует пятью слуг своих, рекше пятью чувствии – очима, слухом» и пр. Находя действия князя по четырем чувствам неукоризненными, останавливается на слухе. Душа, говорит, обязана поверять донесения чувств. Ты сам не можешь видеть всего твоими очами; тебе доставляют сведения слуги. Испытай же, не приходит ли от них «некака пакость». Вспомни об осужденных и наказанных, не клевета ли погубила их?... «Не печали жеся, княже, о словеси сем, говорит в заключении блаженный пастырь... Сего ради дерзнухом мы, яко устав церковный и правило в время се и к князем глаголати что полезное... Аще и есьмы таци (в струпах греховных): но слово Божие, иже в нас, здраво есть и цело...» Последняя мысль, мысль о силе слова Божия, неослабляемой немощью проповедника, одна стоит сотни многоречивых булл папских; а между тем и все Послание так умно, так искренно благочестиво. б) Послание к тому же князю о причинах отвержения латинян православною церковью (изд. в Памятн. XII в. М. 1825 г), писано по тому случаю, что благочестивый князь сам спрашивал о том митрополита. Никифор показывает двадцать отличий Римской церкви от Православной, полагающих разделение между ними. Одни из них догматические, другие обрядовые, третьи нравственные. Чтобы не смущать князя спорами, митрополит излагает отличия Римской церкви кратко, но везде присовокупляет и краткое, но основательное опровержение латинских мнений. О главном так говорит он: «Злую мысль держат испорченным и скудным смыслом, делая прибавление в святом правиле, т. е. в Верую во единого Бога; святые отцы написали так: «и в Духа Святого животворящего, от Отца исходящего»; а они прибавили: «иже от Отца и Сына.» Это есть великое зловерие, приводит к жидовству и Савеллиевой ереси. Прибавляя это, они отвергают веру святых отцов 1-го и 2-го Собора, и то слово Христово, которое сказал Он апостолам о ниспослании Духа, когда говорит, по повествованию евангелиста, так: егда приидет Утешитель, Дух истины, иже от Отца исходит, Той научит. Если Христос не сказал: иже и от Сына; как же они дерзнули прибавить»? Достойно внимания, что отступление латинян от Православия митрополит производит от немцев: «Старый Рим заняли немцы и овладели тою землею. Старые люди, хранившие закон Христа, апостолов и святых отцов, скоро перемерли; по смерти их младые и неопытные последовали прелести немцев и вошли в различные отступления, противные Божественному закону, и потому явно дошли до жидовства. Не смотря на увещания и советы других церквей, они не хотели отстать от зла творимого ими, и потому были отринуты нами.» Видно, что умный митрополит хорошо знал и понимал историю Карла Великого и его преемников. в) Послание к тому же князю о том, как поступать в отношении к латинянам, известно пока только по рукописям. «Понеже, чадо блаженне и сыну света, понеже земля Лядска в суде у тебе есть, живущеи, иже есть на ней, суть оплатки служащеи, Латинское есть прияли учение.» г) Четвертое Послание Никифора, к князю Ярославу Муромскому, против латинян, помещено в Четь Мин. м. Макария под 31 августа.

27. Преподобный Антоний Римлянин, основатель монастыря его имени и с 1131 г. игумен († 1147 г.). В Московском Успенском соборе хранятся сосуды его. Один яшмовый; на клеммах его изображены Святая Троица и четвероконечный крест; на ободке надпись: πινετε εξ αυτοῦ παντες. Другой сосуд ониксовый; на ободке надпись: Пиите от нея вси. Се есть кровь моя нового завета, изливаема за вы и за многы. В Синодальной библиотеке хранится Служебник преподобного Антония (№ 605) с одною литургиею Златоустого. Вот чтение одной молитвы: «Иже весь мир свой тако возлюби, яко иночадый сын свой дати, да всяк веруяй в нь не погибнет, не имать живот вечный, иже пришед и все, еже о нас, смотрение исполнив, в нощь, в нюже предаяшеся за мирскый живот, приим хльб святыма своима и пречистыма рукама.» (Образцы древлепис. № 5. М. 1840). В описи 1636 г. показаны: «три служебника харатейных чудотворца Антония Римлянина». (Опис. книг стат. Мои. № 1927–929. М. 1848 г.). В обители его хранится каменный крест его; на верхней перекладине сего шестиконечного креста наведены мозаикою слова: ІС. ХС. Замечательны и шесть мусийных икон преподобного на медных досках: на трех изображен Господь Вседержитель, а на других трех распятый Спаситель. В духовной грамоте своей преподобный описывает труды и скорби, какие понес он при основании монастыря, и поручает обитель Богу и Пресвятой Богородице. В другой грамоте пишет, что он купил землю для обители у сыновей посадника и описывает границы земли. Не удивительно, что до нас дошли только списки грамот, а не подлинники. Довольно, что одна из них утверждена царем Иоанном. Они изданы у Карамзина, II, пр. 210, а списки их у Толстого, II, № 220.

Образцы подобных современных грамот, важных для истории: Около 1130 года князем Мстиславом дана была грамота на земли и судные пошлины Юрьеву монастырю (Вестн. Европы 1818 г. № 15, 16, 20. Дополн. к Акт. ист. I, № 2 ). В 1131 г. дана уставная грамота Новгородской Предтечевой церкви князем Всеволодом (Дополн. к ист. акт. I, № 3). В 1137 г. Софийскому собору дана грамота князем Святославом (Дост. I. М. 1815). В 1150 г. Ростислав князь Смоленский дал грамоту Смоленской епископии (Дополн. к ист. акт. I, 4). Грамота князя Всеволода Предтечинской церкви дошла до нас в двух видах, как и устав Владимира; но не трудно угадать, что в позднейшем списке ее изменено против подлинника, по обстоятельствам времени. В летописи упоминаются еще: под 1144 г. договорная грамота Владимира Галицкого с князем Всеволодом, а под 1147 г. такая же грамота с князем Изяславом; но они не дошли до нас.

28. Феодосий, инок, собеседник святого князя Николая, в мире Святослава, или Святоши, скончавшегося в Печерской обители в 1142 г. «Призываю же раб твой инокый Феодосии – моего патриарха молитвы», говорит Феодосий (предисл.). Эти слова показывают, что Феодосий был грек из Царяграда, а не киевлянин. Язык его, темный и неправильный, показывает то же самое. После того понятны слова его об омирских и риторских книгах, так же как и слова: «идеи безъмлвия неимыи на ясносты.» Симон пишет о подвижнике князе Николае: «суть же и книгы его доныне у вас.» Князь любил книги и по этой любви просил Феодосия «от Грьчьского Словескы преложити богомудрую и догматскую епистолию» св. Льва Римского. Феодосий, начав перевод, написал посвящение его князю и повесть о Халкидонском Соборе; но перевод послания окончен уже тогда, как князь подвижник скончался, и переводчик в конце перевода написал: евангельскые же ради заповеди сие послание аки талант тръжником нам предавшему, христолюбивому и благородному Святоши вечная память. Людье: вечная память.» (Перевод издан в Чт. Общ. ист. 1847 г. № 7).

29. Климент Смолятичь «черноризец скимник», 1147–1155 г. митрополит Киевский, принужденный бежать во Владимир Волынский, когда Ростислав потерял престол. В 1159 г. сыновья Изяслава, по воле коего Климент взошел на кафедру, снова желали, чтобы Климент управлял церковью; но спор кончился тем, что положено не давать власти ни Клименту, ни его преемнику греку Константину, а просить у патриарха нового митрополита (Истор. Русск. цер. I, 169–174). Климент был, по отзыву Киевской летописи, «книжник и философ, так яко же в Русской земли не бяшеть» (Собр. лет. II, 2, 29); а по другим «зело книжен и учителен и философ велий и многа писания написав предаде» (Ник. лет. II, 35). Кирик приводит несколько правил его (Ист. Русск. ц. I, 123, 129, 130, 190). По отзыву летописей о Клименте, можем признать более чем за вероятное, что сему учительному пастырю принадлежит красноречивое поучение в неделю Всех Святых. «Кто доволен изглаголати силы Господня»? После исчисления мест востока, где прославились подвигами святые, упоминается здесь «и новопросиавшая в Руси Печера». После святых востока «прославляем же и тебе, честный отче, Русское утверждение, Антоние честный, начальниче блаженному житию, – Феодосию по тебе создавшему... Ублажаем князя Игоря, приемша честно мучение, принесшего – жрътву чисту Богови». В заключении наставник пишет: «молю убо, господие, людие мои, стадо Христово и боголюбимая братия; се глаголю вам сыном моим». По этим словам видно, что это говорит пастырь церкви, и притом такой, который имеет в пастве «господии», т. е. князей; следовательно это говорит пастырь митрополит. «Реку же князем, говорит далее и прямо наставник, спаситеся и вы, князи, правдою, златолюбие отвергше; спаситеся и вы, княгини, истиною, а не злобою сребролюбия ненавидяще» (Румянц. Сборн. XV в. № 406). Блаженный князь Игорь убит был киевлянами в 1147 г., хотя Климент «много возбраняше им». Великий князь Изяслав, за которого восстали киевляне, узнав о смерти Игоря, горько плакал об Игоре и резко обвинял киевлян. Между тем явилось «знамение велико» в храме, где положено было тело убиенного. Братья Игоря с честью в 1150 г. перевезли тело Игоря из Киева в Чернигов (Собр. лет. I, 137, 138. II, 33–35, 53). И так, летопись со своей стороны показывает, что в Киеве при митрополите Клименте считали убиенного князя невинно убиенным и блаженным, и следовательно митрополит Климент, в неделю всех святых, уже мог в числе святых упоминать не только Антония и Феодосия, но и убиенного князя Игоря.

30. Нифонт святой, епископ Новгородский. Иноческие подвиги проходил он в Печерском монастыре. Посвященный в епископы в 1130 г., он в 1135 г. прекратил, увещанием своим, начинавшуюся брань между киевлянами, черниговцами и новгородцами. Много раз и после того принимал он на себя устраивать дела новгородцев, и случалось, что недовольная сторона держала его в заключении. В 1147 г. он сильно восставал против посвящения митрополита Русскими епископами и отказался признавать Климента за верховного пастыря России. За это великий князь Изяслав заключил его в Печерском монастыре, а патриарх Николай прислал ему похвальную грамоту. Он был усердный строитель храмов, и во Пскове основан им Спасский монастырь на Мироже. «Ревнитель священным и божественным вещем» скончался в 1156 г. (Собр. лет. 11, 29, 30, 80. III, 6, 9, 13, 214, 215).

Ответы св. Нифонта на вопросы Кирика показывают и опытность пастыря, и светлое разумение духа христианского; они введены были и в состав Кормчей, как прекрасный опыт Русского церковного законодательства.

На вопрос: давать ли причастие больным, извергающим гной? св. Нифонт отвечает: «Совершенно должно: не то смрад и отлучает от святыни, что исходит из уст у иных, а смрад греховный». О займе с ростом так велел учить: «если то поп, скажи ему – недостойне ти служити, аще того не останеши (требовать роста); а если мирянин, то скажи – ты не должен брать (роста); на мне грех, если бы я не сказал тебе того. Если не могут оставить того: то скажи – будьте милосерды, возмите легкий (рост); если дано по 5 кун, возьми 3 или 4». (См. Ист. Русск. ц., I, 116–128,136,138–219). Св. Нифонта считают продолжателем Несторовой летописи (Старчевский в Ист. ист. литер. стр. 34–35, СПб., 1843): мнение вероятное, как увидим ниже (41). Что касается до наставлений Нифонта о русальях, о искушении Божии, и пр. (Рук. Толстого, стр. 123, 130, 135, 456), то напрасно принимают их (Словарь II, 142. Шевырев II, 181, 182) за наставления св. Нифонта Новгородского. Это не более, как извлечения из жития преп. Нифонта Кипрского, описанного не очень смысленным византийцем, из жития, известного и по Ростовской рукописи 1219 г., находящейся в Сергиевой Лавре.

31. Кирик, иеродиакон и доместик Антониева монастыря, предлагавший вопросы Нифонту, известен учением о числах лет, которое написано им в 1136 г. Это род хронологии. Сочинение издано в Труд. общ. ист. 1847 г., № 6.

32. Андрей, игумен Антониева монастыря, 1147–1157 г., описал жизнь учителя своего преп. Антония. Так показано во всех списках жития Антониева (Биб. общ. ист. № 38, 52, 222. Царского № 132, 133, 135, 470. Опис. муз. 209).

33. В 1164 г., при Иоанне епископе Ростовском, открыты были мощи святителей Ростовских Леонтия и Исаии, и тогда же установлено празднование им: так говорит Никонова летопись, и известие ее оправдывается другими летописями (Карамз. III, пр. 27,147,213). По всей вероятности, тогда же кратко описаны и жития святителей. В житии Леонтия сказано, что «Леонтий родися в Цариграде» (Царского рукоп. 1514 г., № 381. Толстого II, № 292). Это не верно. Но все прочее оправдывается и летописями.

34. Даниила Заточника Послание к князю Юрию Долгорукому – плод русской христианской мудрости, благодушной среди скорбей (изд. в Памятн. XII в., стр. 227–240). Оно уважалось многими в последствии, так что при имени Лача озера летописцы замечали: «идеже бе Данило заточеник» (лет. под 1378 г.). Даниил писал: «Воззри на мя, господине мой, аки мати на младенца... Кому любово, а мне горе лютое; кому Бело озеро, а мне чернее смолы; кому Лачь озеро, а мне, на нем седя, плач горьки; кому ти есть Новгород, а мне углы опали, зане непроцвете часть моя». Заточенный излагает потом тем же добродушно-шутливым языком мысли полезные для князя. «Князь щедр отец есть всем, слузи бо мнози отца и матери лишаются и к нему прибегают... С добрым думцею князь высока стола додумается, а с лихим думцею думает и малого стола лишен будет... Дивее дива, кто поимает жену злообразну прибытка ради... Что есть жена зла? гостница неусыпаемая, купница бесовская. Что есть жена зла? мирски мятеж, ослепление уму, начальница всякой злобе, во церкви бесовская мостница... Аз бо, княже господине, ни за море ходил, ни от философ поучался, но был, яко падая пчела по различным цветом и совокупляя яко модвенный сот, тако и аз по многим книгам собирая сладость словесную».

«Слово о женах» в Сборнике Сергиевой Лавры (№ 31) с надписью: «на праздник Иоанна Предтечи Иоанна Златоустого» и по содержанию и по добродушно-шутливому тону так сходно с Посланием к князю Долгорукому, что нельзя не признать в том и другом сочинении одного и того же сочинителя. Слово составлено по подражанию известному, подложному, Слову Златоустого на Иродияду, и потому названо Златоустовым; в него внесено кое-что из «Пчелы» преп. Максима; и «Послание» также имеет в виду Пчелу Максима.

35. Патриарха Луки Послание к князю Андрею Боголюбскому, 1160 г., о принятии епископа Нестора и о праздничных днях (изд. в Никон. лет. II, 180–189; сл. Медведева).

36. Иоанн Илия, архиепископ Новгородский. Он был священником при храме св. Власия на Волосовой улице, и в 1164 г. избран был в епископа Новгородского, а в 1167 г., по просьбе новгородцев, дан ему и его преемникам сан архиепископа. В 1169 г. молитвы его призвали помощь Богоматери на спасение Новгорода от суздальского войска. В 1170 г., в 3-х верстах от Новгорода, на озере Мячине, основан им монастырь с храмом Благовещения. Счастливый в примирении князя Андрея с Новгородом, он в 1172 г. построил над воротами Благовещенской обители своей каменный храм Богоявления. Построив еще несколько храмов, престарелый святитель в 1186 г. удалился на покой, принял схиму с именем Иоанна и вскоре скончался. (Собр. лет. III, 13, 15, 17, 18, 126, 215, 216).

Известны его: а) 28 правил, данных в разрешение вопросов Кирика. (Изд. в Памятн. XII в. стр. 200,203. 25 правил, по рукоп. Румянцева, принадлежат еписк. Аркадию). «Если человек покается, а грехов на нем много: то не велел тотчас налагать епитимии, а назначить что-либо малое; когда же обучится, то прибавлять ему понемногу, но не слишком отягчать (пр. 10). Если кто, находяся под епитимиею, идет в дальний путь: то разрешить его, прочесть молитву разрешительную, а после пусть выполняет заповедь, какую назначил духовник. Если кто идет на войну или сделается болен: дать ему причастие (пр. 11). Вот носили детей для молитвы к варяжскому священнику! Назначить епитимию на шесть недель, ибо они похожи на двуверцев» (пр. 16). б) Из двух других правил его, одно говорит о том, как поступать во время литургии, когда забыли влить в чашу вино; а другое относится к св. агнцу (там же, стр. 223, 224). в) Словарь (I, 255, 258) основывает мнение о св. Иоанне, сочинителе Новгородской летописи, на том, что под 1230 г. в одном списке летописи написано: «и мне грешному Иоанну попови», а под 1144 г. записано: «в тоже лето постави мя попом архиепископ святый Нифонт». Что св. Иоанн († 1186 г.) мог быть посвящен в священники в 1144 г., это вероятно: он умерь в глубокой старости. Заметки современника в 1-й Новгородской летописи видим под 1138, 1145, 1156, 1161 годами. Вот основания, по которым более чем вероятно, что св. Иоанн писал летопись.

37. Неизвестного Слово о полку Игореве – поэтическое изображение несчастного похода Игорева против половцев 1188 г. Скорбь о родной христианской Руси, несчастной от междоусобия князей, сообщает рассказу певца живость умиляющую. Слово писано тогдашним народным языком, с прибавлением выражений и слов волыно-польских и тюркских. (Изд. Сахаровым в Сказ. Русск. т. I, кн. IV. Снегиревым в III ч. Ист. сборн. 1838 г.; Дубенским в III ч. Русск. достоп. 1844 г.). Лучший критический разбор Слова в эстетико-историческом отношении – разбор Максимовича в Ж. М. Нар. Просв. 1836 г. IX и XI ч. и в Москвитянине 1855 г.

38. Кирилл, епископ Туровский, с юности строгий подвижник, деливший время между молитвою и изучением писания. По просьбе жителей города Турова, где и сам он родился от богатых родителей, возведен он на Туровскую кафедру прежде 1171 г.; в этом году он, уже в сане епископа, обличал недостойного епископа Феодора. Заботливый о спасении паствы своей, он предлагал ей поучения с кафедры. «Се ныне, яко в Галилею, и св. церковь собравшеся», читаем в Слове его на Пасху, и подобное видим в других Словах. (Изд. Калайд. стр. 17, 9, 73, 87). Так как по летописи в июле 1182 г. видим Туровского епископа Лаврентия на посвящении Василия и Печерского архимандрита, того священника Василия, которого к принятию иночества приготовлял посланиями своим бл. Кирилл; то нет сомнения, что св. Кирилл в июле 1182 г. уже не управлял Туровскою паствою, а жил на покое, и, вероятно, вскоре после того скончался.

«Андрею Боголюбскому князю (так говорит древняя биография св. Кирилла) многа послания написа от евангельских и пророческих писаний, яже суть чтоми на праздники господские и на многа душеполезная словеса, – яже к Богу молитвы и словесы многим святым, ина множайшая написав, церкви предаст; канун великий о покаянии сотвори к Господу по главам азбуки: се же и доныне творят вернии Рустии людие». (Рум. муз. № 322). По этим словам, сочинения св. Кирилла состояли: а) из слов на господские праздники, которые посылал он и в виде посланий к сильному и набожному князю Боголюбскому; б) из душеполезных наставлений, которых было много; в) из молитв и покаянного канона.

а) Слова св. Кирилла на праздники известны и ныне. Из изданных (в Памятн. XII в.) 9 слов несомненны в своей подлинности, и они показывают, что древний биограф не без основания называл св. Кирилла Российским Златоустом. Самое превосходное и по содержанию и по слогу – слово его на 5-ю неделю. Здесь укоряет он паству за то, что лениво ходят слушать наставления его. Святитель говорит: «Аще бых о себе глаголах, то добре бысте творили, неприходяще; ныня же Владычняя возвещаю вам и грамоту Христову прочитаю вам. Яко же бо кто грамоту цареву и княжю принесет в град под рукою его сущим: не пытают житья принесшего ю, богат ли есть или убог, ли грешен, ли праведен, и тех точию чтомых послушают и тщаться, абы ничто же их не забыло... аще ли безчинен человек голку (шум) сотворит, то бьюше отгонять аки пакость творяща. Да аще от земного князя толико внимание будет, колми паче сде внимати подобает вам, где же ангелом Владыка беседует. Тем молю вы пришедших сде, да поучаете неприходящих и увещаете я приходити к церкви... Поведите ми, братья, аще восходящю солнцю съмържит кто очи свои, нехотя видети света сего и глаголя – лучьши есть тма света: или помилует его кто, а не паче возненавидит и отвержеться его? Тоже и словеси учение имать. Свет бо слово Божие в писании наречется и то есть болий видимого сего света; се бо плотстии очи просвещает, а он душевные... Аще злато или сребро по вся дни раздавал бых или мед, любо си пиво: не бысте ли приходили сами и не призываеми? И друг друга бесте варили. Ныне же словеса Божия раздаваю, лучьша наче злата и каменья драгого и слажьша паче меду и сота и лишаетеся их, неприходяче к церкви!» В рукописи Царского XIV в. (.№ 361) читается, еще неизданное, «наказанье того же Кирилла. Примете, братье, от хранилища некое чювство пользы духовные: сия книги приимше научимся». Что касается до изданного Слова о мытарствах (стр. 92–101), то оно и в лучших списках не приписывается св. Кириллу Туровскому и содержанием своим не подходит к учению св. Кирилла, везде ставившего на первом месте Св. Писание. Издание «Слово на Пятидесятницу» (стр. 86), но лучшим спискам, принадлежит Клименту епископу Болгарскому; да и по слогу оно не сочинение красноречивого Туровского проповедника. Слово (XI) о премудрости очень не мудрено и простотою своею указывает в сочинителе простого инока. б) Аллегорическое изображение инока и мирянина, представленное в послании к игумену Василию, такое же изображение отношения души к телу (изд. Калайдовичем в Памятн. XII в.), назидательны и любопытны. Еще более важно послание к игумену Василию, с прекрасными наставлениями для инока (изд. в приб. к твор. отц. 1851 г.). И вот все, что имеем доселе из многих назидательных наставлений св. Кирилла, известных древнему биографу его. в) Нельзя не пожалеть, что остается неизданным покаянный канон св. Кирилла (в перг. рукоп. Соф. библ.); он дышит глубоким сокрушением. В рукоп. Волокол. мон. (№ 109, 413), в Синодальном (№ 470), у Толстого (II, № 111) читаются дневные молитвы блаженного Кирилла Туровского, на каждый день по 4 молитвы, всего 30 молитв. Из них 22 молитвы напечатаны в Виленском молитвеннике 1596 и 1635 г., в Острожской следов. Псалтыри 1598 г. (Сахарова Библиогр. № 102, 108, 319). Писцы вносили свои произволы в эти молитвы; но немногого стоило бы труда отделить дело писцов от сочинения Кириллова, и Калайдович напрасно не принял на себя этого занятия. Вообще издание Калайдовича во многом требует поправок и дополнений.

39. Антоний, архиепископ Новгородский, в мире Добрыня Ядреиковичь, инок Хутынский, с 1212 г. архиепископ Новгородский – жертва своеволия Новгородцев; в 1219 г. изгнан новгородцами и определен он митрополитом на кафедру Перемышльскую; в 1225 г. возвращен в Новгород; но в 1228 г., лишась языка, удалился на покой в Хутынь; в том же году снова принужден был принять управление епархиею; однако № в следующем году возвратился в Хутынь, где и скончался в 1238 г. Путешествие его в Царьград, совершенное в 1200 г., известное по списку XV в., весьма любопытно, между прочим и по известию о св. княгине Ольге. (Северн. Пчела 1846 г. № 11).

40. Около 1200 г. описано было «житие и хожение святые Ефросинии, княжны Полоцкой († 1173 г.). Описание дошло до нас в пергаменной рукоп. ХIV в., найденной И. И. Срезневским в Львовском монастыре (Ж. М. Нар. Просв. 1843 г., Февр.). Оно же помещено в Четьи Минее митр. Макария под 23 мая.

41. Летопись событий 1116–1201 г., по Ипатиевскому списку, обличает в составителе ее жителя юга, окончившего труд свой около 1202 г. Здесь под 1171 г. читаем: «наутрья в субботу поидохом с Володимиром (покойным) из Вышгорода» в Киев. Это говорит, конечно, иеромонах, сопровождавший гроб князя с молитвами. «1187 г. бысть зима зла велми, тако иже на нашу память не бывало». Поставленный под 1199 г. рассказ о построении каменной стены в Выдубицком монастыре несомненно принадлежит очевидцу, Выдубицкому иноку. «По обычаю ти благому, говорит повествователь, обращаясь к князю Рюрику, и нашея грубости писание приими». По сим словам видим в летописце иеромонаха Выдубицкого, описывавшего современные события; а пример игумена Сильвестра Выдубицкого заставляет думать, что Выдубицкий летописец конца XII в. был также игумен Выдубицкий, к сожалению неизвестный по имени. поелику же под 1114 и 1136 г. видим в Ипатиевском списке также современника Киевлянина, то это дает видеть, что Выдубицкий игумен 1200 г. для первой половины XII столетия пользовался записками предшественников. Прибавим еще, что с 1202 г. в Ипатиевском списке уже виден Волынский летописец, и это опять служит подкреплением мысли нашей о составителе летописи 1116–1201 г.

42. По Лаврентиевому списку летописи 1111–1207 г., надобно признать в составителе ее Владимирского летописца, окончившего труд свой около 1210 г. Здесь под 1176 г. читаем о ростовцах: «слушающе злых человек развратников, нехотящих нам добра, завистью граду сему (Владимиру)». Рассказывая о войне Всеволода с Рязанцами 1180 г., пишет: «усретошася (рязанцы) с нашими сторожи... наши прогнаша». Тоже видим под 1185 г. в рассказе о Владимирском епископе Луке († 1189 г.) и под 1207 г. В конце рассказа о убиении кн. Андрея Боголюбского (1175 г.) повествователь, обращаясь к благоверному князю, говорит: «молися помиловати князя нашего и господина Всеволода, своего же присного брата». Ясно, что повествователь писал при великом князе Всеволоде, который был великим князем 1176–1212 г.

О Киевских событиях Владимирский летописец кратко повторяет то, что сказано в южной летописи по Ипатиевскому списку; однако по местам говорит и то, чего нет в Ипатиевском списке.

43. 1214 годом оканчивается летописец Переяславля Суздальского (изд. кн. Оболенским, 1851 г.). До 1206 г. он почти буквально сходен с Лаврентиевым списком древних летописей; а после того записывает события преимущественно Переяславские, как очевидец современник. Мы сказали, что он сходен с Лаврентиевым списком почти буквально; это значит, что по местам изменяет он текст летописей: то заменяет его своими словами, то прибавляет некоторые черты исторические. Таков он например в известии о епископе Луке под 1185 г. У него видим уставы Владимира и Ярослава с его известием. Особенно замечательно, что он называет половцев татарами; это показывает или то, что Переяславский летописец писал по крайней мере не прежде 1225 г., или же текст списка его изменен после него. Подробное сличение Переяславской летописи с Лаврентьевым списком летописи – в Учен. Зап. 2-го Отд. Акад. I, 62–92.

44. Симон, черноризец Печерский, потом игумен Владимирского Рождественского монастыря, с 1215 г. епископ Владимира и Суздаля, в 1226 г. скончавшийся в схиме. Летопись именует его милостивым и учительным (Лавр. сп. лет. стр. 185, 190).

Превосходно послание его к Печерскому иноку и духовному другу своему Поликарпу, с повестями о 8-ми Печерских иноках. Поликарпа тревожили помыслы честолюбия и власти. Для уврачевания друга, Симон пишет послание и рассказывает о прежних подвижниках. Главная мысль послания – удержать Поликарпа в уединении Печерском. «Брат! – так начинает он послание, – седши в безмолвии, собери ум свой и скажи себе: человек! не оставил ли ты мира и родителей плотских? Ты пришел сюда, чтобы спасаться, а поступаешь не по духовному. Зачем ты назвался черноризцем? Черное платье не спасет тебя от мук... Сам Господь говорит: дом Мой – дом молитвы наречется; где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я среди их. Если же такой собор соберется более чем из ста: верь, что Бог наш с ними... Печерский монастырь – море, – не держит в себе гнилого, но измещет вон... Как от самого Христа Бога нашего апостолы посланы во всю вселенную, так от матери нашей Госпожи Богородицы великого монастыря поставлены были многие епископы во всю землю». Перечислив по именам до 16-ти епископов, продолжает: «если хочешь узнать, читай старый Ростовский летописец, – там есть более 30, – а я думаю, до нас было до 50. Пойми же, какова знаменитость того монастыря, и устыдись и кайся... Я рад бы оставить епископство, чтобы служить игумену; но ты знаешь, что удерживает меня. Кто не знает меня, грешного Симона, епископа сей кафедральной церкви – украшения Владимиру, – и другой Суздальской церкви, которую сам я построил? Сколько у них городов и сел? Собирают десятину со всей земли той. И всем тем владеет наша худость. Но пред Богом говорю тебе: всю эту славу и власть сочел бы за навоз, если бы только пришлось мне торчать хворостиною за воротами Печерского монастыря, или валяться сором, чтобы быть попираемым людьми». (Памятн. XII в., стр. 249–257).

Повести Симона о подвижниках, следовавшие за посланием, помещены в печатном Печерском Патерике, но без тех увещаний, с которыми обращался по временам Симон к Поликарпу, и без многих частных замечаний, дорогих для истории. Симон представляет в подвижниках примеры разных добродетелей: в Евстратие, Никоне и Кукше – примеры мученического терпения за веру; в Афанасие – подвиг затворничества; в Святоше – отречение от княжеской власти и почестей; в Эразме и Арефе – бескорыстие; в Тите – любовь, домогающуюся погасить вражду. Источниками сведений о житии отцов служили для Симона частью предания и памятники, частью собственные дознания: «Все знают, говорит он о Кукше, как он бесов прогонял и вятичей крестил; келья, огород и книги Святоши еще целы»; иконы Эразмовы хранились под алтарем; а о кончине Эразма слышал Симон от «самовидцев блаженных старцев»; об исцелении Вавилы Афанасием рассказывал сам Вавила; история Арефы и Тита происходила на глазах Симона.

«Повесть об основании Печерской церкви» написана с тою же целью, как и послание – питать благоговение в печерянах к месту пребывания их. Рассказ Симона о Шимоне, благотворителе строившегося храма, важен для истории. «Научен быв (Шимон) св. Феодосием, оставив, Латинскую буесть, истинне верова в Господа нашего Иисуса Христа со всем домом своим, яко 3000 душ, с иереи своими, чудес ради бывающих от Антония и Феодосия». Антоний предсказал князьям несчастную битву с половцами, а Шимону объявил, что не только останется цел, но будет положен в храме, который имеет быть создан у пещер. Говоря о греческих живописцах храма, прибавляет: «и книгы их греческы блюдомы на память».

Татищев (Ист. кн. I, ч. 1, стр. 58, гл. 5, § 2) видел список летописи, где Симон, пользуясь богатою библиотекою князя Константина, записал события северные 1200–1225 г., и где хвалил князя Константина за его любовь к просвещению. Но ныне такой список не известен.

45. Поликарп, друг Симона и печерский инок, но не архимандрит, писал послание к архимандриту Акиндину с сказаниями о 13-ти отцах печерских. «Сто шестьдесят лет не было воспоминания о св. отцах обители», говорит он, вслед за тем, как сказал, что Нестор писал о печерских отцах в летописи; а Нестор говорит о них под 1074 г.; следовательно Поликарп писал в 1231 г. По собственным словам Поликарпа, сведения свои он занял частью из рассказов Симона, частью из летописи Нестора, и пишет по подражанию предшественникам, составившим, как говорит он, Патерик Печерский. Поликарп повествует о Никите затворнике, Агапите враче, Григорие чудотворце, Иоанне затворнике, о Моисее целомудренном, о Прохоре, Марке, Феодоре, Василие, Алипие и Пимене многострадальном. Его сочинение, так же как и Симоново, в печатном Патерике не имеет подлинного своего вида (о Патерике Печерск. Кубарев в 9 № Чтен. общ. ист. 1847 г.; Бутков в Ответе на вопрос о Несторе. СПб. 1850 г.).

46. Тимофей, пономарь Новгородской церкви св. Иакова. По списку Новгородской летописи, принадлежавшему графу Толстому, летопись начинается увещанием: «приклоните ушеса ваша разумно: како Быша древнии князи». Затем говорится: «Мы же от начала Русьской земли до сего лета и вся по ряду известно да скажем, от Михаила царя до Александра и Исаакия» (Собр. лет. III, VII. V, 87). Если летописец начинает повесть с Михаила царя, то и оканчивает ее, конечно, царем Исаакием, а не посадниками, как, напротив, предполагал г. Строев (Соф. Временник I, XIV). Между Константинопольскими императорами известен один Исаакий – это Исаакий Ангел, который взошел на престол в 1185 г.; в 1195 г. ослеплен братом своим Алексеем Ангелом, а в 1203 г. царствовал вместе с Алексеем IV, и задушен Мурцуфлом, у которого в 1204 г. отняли Царьград латиняне. И так, сочинитель Новгородской летописи положил описывать события до своего времени, до Исаака Ангела († 1203 г.), по примеру тому, как Нестор предполагал вести летопись от Михаила до своего времени. В самой летописи под 1230 г., сказав о погребении Саввы, бывшего игумена Юрьевского, летописец прибавляет: «а дай Бог молитва его святая всем крестьянам и мне грешному Тимофею пономарю» (Собр. лет. III, 47). Соединяя начало летописи с сею припискою, получаем несомненное удостоверение в том, что пономарь Тимофей не был только переписчиком летописи, а сочинителем ее, выполнившим свое обещание с точностью и даже с небольшим избытком; уверяемся и в том, что Новгородская летопись Тимофея пономаря окончена 1230 годом. Подтверждение последнему находим еще в том, что с 1232 года в нынешней первой Новгородской летописи начинаются разности по спискам ее (Собр. лет. 111, 48, 69, 75, 76, 78). Но вот и еще обстоятельство, важное по отношению к летописцу Тимофею. Известен пролог с таким послесловием: «В лето 6705 (1197) написах книгы сия рукою моею аз грешный Тимофей пономарь святого Якова святому образу стяжанием Захария Олекшинича при попе Овстафии», и пр. (Истор. сборн. т. III, кн. III, стр. 294). В древнем Новгороде, по летописи, видим один храм св. Иакова – в Неревском конце. И этим храмом летописец современник 1188–1209 г. особенно занят. «1186 г. преставися раб Божий Герман, иереи св. Якова зовемыи Воята, служившю ему у св. Иякова под-пятнадцать лет... Поя с собою Пльскову архиепископ Гаврила и дошьд Пльскови разболеся и постриже и владыка в скиму у св. Спаса в монастыри. Покой Господи душю раба Твоего Германа». Далее 1208 г.,"приде Лазарь, Всеволожь муж (в. к.) из Владимиря и Борисе Мирошкиничь, повеле убити Ольксу Сбыславця на Ярославли дворе и убиша и без вины у святого в субботу, марта 17 на св. Алексея; а заутра плака св. Богородица у свята Якова, в Иеревскем конци». (Собр. лет. III, 19,30). И так, по собственным словам летописца 1188–1209 г., он был современником событиям 1188–1209 г. и лицом, интересовавшимся всем, что относилось до храма св. Иакова, находившегося в Неревском конце; а сличением заметки его под 1230 г. несомненно убеждаемся в том, что Новгородским летописцем был Тимофей, пономарь храма св. Иакова. Пономарь летописец? По нынешнему, это странность. Но не так было в давние времена. По грамотам видим, что церковные причетники были и сочинителями духовных грамот, и производителями всех дел прихода; с дьяком делали договор «в письме у великого государева дела и у монастырского, у приказных людей и у мирских людей, всегда быть готову» (Юрид. акт. № 286, 185, 288, 302, 334, стр. 111, 113, 119, 430, 451, 458, 460, 401),

47. Ефрем, инок, ученик преп. Аврамия Смоленского, скончавшегося в 1221 г., описал жизнь св. наставника своего. (Рукон. Смоленск. семин. Царского № 265, 372, 380).

Св. Савва, подвижник на Афоне, с 1222 г. первый архиепископ Сербский и просветитель своей отчизны, сконч. в 1237 г. Известны его: устав общежительный, устав скитский, описание жизни отца своего преп. Симеона мироточивого, слово о мощах преп. Симеона, исповедание православной веры, наконец предсмертное послание к королю Владиславу. Частью вполне, частью в выписках, они помещены в жизни св. Саввы, изд. в приб. к твор. отцов, 1849 г.

48. Кирилл I, митрополит, 1223–1233 г. Пастырь деятельный, очень много трудившийся для того, чтобы примирять ссорившихся между собою князей России, и часто посещавший обширную паству свою (Ист. Русск. ц. I, 203, 204). По отзывам летописей, он был «Философ велий, учителен зело и хитр учению божественных книг» (Лавр. сп. 190), иначе «разумив божественному писанию» (Воскр. II, 182).

Известно послание к нему преп. Германа о том, чтобы не принимать неуволенных рабов в духовное звание, а с уволенными не дозволять поступать как с рабами. Оно издано, но не все, в Опис. Рум. муз., стр. 304,326. По всей вероятности, это послание вызвано посланием самого митрополита Кирилла: но последнее ныне не известно.

С именем сего учительного митрополита вообще доселе не известно ни одно сочинение1. Из безимснных же Русских сочинений домонгольского времени, всего прежде должно быть признано за его сочинение «Поучение крестьянам», дошедшее до нас в рукоп. XIV в. (в Златой Чепи Сергиевой Лавры и в рукоп. Царского XIV в. № 361). Список из Златой Чепи, сообщенный мною, напечатан в Москвитянине 1851 г., № 6. В дошедшем до нас виде, это Поучение заключает в себе 18 частных наставлений: «о вере; о посте; о суседи; о монастырех; о епископе; о попех; о князи; о друзех; о страхе; о челяди; о женнеи смерти; о волхвех: о тайне; о снех; о смирении; о храборстве; о рабех; о молитве». Но по тому, что почти каждое наставление начинается воззванием сочинителя: «чада моя милая», нельзя не видеть в сочинении окружного пастырского послания, подобного тому, какое писал святитель Петр, или святитель Алексей. Оно все дышит пастырскою любовью, пастырскою кротостью и пастырскою простотою. О том, что это сочинение – сочинение русское, не считаем нужным говорить много. Довольно указать на наставления: «о князи, о челяди, о храборстве». Часть поучения о челяди встречается по рукописям с именем Матфея, епископа Сарайского, того, который посвящен был митрополитом Алексеем. Но уже из того, что в последнем виде оно составляет частью сокращение, частью распространение наставления полного, не трудно понять, где подлинник и где список неточный. Всего же важнее то, что наставление христианам в полном его составе – наставление не епископа, а митрополита.

Это ясно показывает собою статья о епископе; тоже видно и по духу всего наставления, где, при всей кротости наставника, высказывается лицо с сильною властью, лицо, свободно наставляющее и князя и раба. Надобно сказать и то, что поучающий пастырь знает не только все Св. Писание, но знает и постановления апостольские, и жизнь учителей восточных; вообще образованность его греческая, а не русская, что опять показывает в сочинителе высшее духовное лицо, лицо митрополита из греков, каковым был Кирилл.

49. К Русским сочинениям домонгольского времени, которых сочинители и время пока остаются неизвестными, относятся следующие:

а) «Слово некоего христолюбца и ревнителя по правой вере», весьма любопытное по содержанию. «Яко же Илия Фесвитянии закла ерея и жерци... тако и се крестьянин не мога терпети крестян двоверно живущих, верующа в Перуна и в Хорса, и в Мокошь и в Сима и в Ргла и в Вилы (по другим спискам: Волы), их же числом тридевять сестрениц глаголють невегласи; то все мнять богинями и тако подкладают им требы и куры им режють. Огневи ся молять, зовуще его Сварожицем, и чесновиток Богомь творять. Егда у кого пир будет, тогда же и кладуть в ведра и в чаши и тако пьють, веселяшеся о идолех своих. Не хужши (ли) суть жидов и еретиков, иже в вере и во крещении тако творять? Нетокмо же се творять невежи, но и вежи, попове и книжницы. Аще ли того не творять вежи: да пьють и едять молебное то брашно; аще ли не пьють, ни едять, да слышать и не хотять их поучити... Того ради неподобает крестьяном игр бесовских играти, иже суть плясанье, гудба, песни бесовскые и жертва идольская, иже молятсь под овином огневи и Вилам и Мокоши и Симу Реглу и Перуну и Волосу скотью богу, Роду и Рожаницам и всем тем, иже суть им подобна. Тем же, возлюбленнии, бегаите жертв идольских и треб кладения и всея службы идольския, да не во лжю будем рекли, крещающеся: отрицаюся сатаны и всех дел его и всех служеб его и всих ангел его и всего стада его...» (Златая Чепь Сергиевой Лавры. Часть Слова с вариантами издана И. И. Срезневским в Архиве Калачева, кн. II, ч. I, стр. 103, 104).

б) «Слово св. Исаии прор. истолковано Златоустом» против почитания Рода и Рожаниц. Между прочим говорит оно: «Вы же вожаждете, но то пиите, иже исполниваете чръпания бесом... Вы же... ставляюще трапезу Роду и Рожаницам взопиете в болезни сердца вашего и от сокрушения духа восплачется». (Издано И. И. Срезневским в Архиве Калачева, кн. II, ч. I, стр. 100, 101). Это Слово писано, без сомнения, прежде XII века. Нифонту Новгородскому оно уже было известно. Кирик спрашивал: «Аже се Роду и Роженице крають хлебы и сыры и мед (пиють)? Бороняше вельми (Нифонт). Негде, рече, молвить: горе пьющим Роженице». О пьющих Рожанице говорит именно приведенное Слово.

Что касается до Слова Григория Богослова, найденного г. Шевыревым в Паисиевом Белозерском Сборнике, о Русском язычестве, встречающегося и в других рукописях, то И. И. Срезневский по языку относит его к XIII или XIV веку (Москвитянин, 1851 г., № 5); прибавим к тому, что «самое содержание Слова указывает па конец ХIII или ХIV века. Слово говорит: «но и ноне по украинам моляться ему проклятому богу Перуну и Хорсу и Мокоши и Вилу и то творять отаи». Язычества держались по украинам – по пограничным углам России, и только тайно, конечно не в XI и XII, а разве в XIII и XIV веках.

в) Наставление «о трех постах» с увещанием оставить русалья.

г) «Слово некоего отца к сыну своему душеполезно. Сыну мои, чадо мое, приклони ухо твое ко мне и послушаи отца твоего, советующего ти». Как это, так и предыдущее поучение находятся в Златой Чепи, где и Слово христолюбца. Они же в рукописи Царского XIV и XVI века, № 361, 369, 179. Слово отца к сыну, по списку Златой Чепи, напечатано в Москвитянине, 1851 г., № 6.

д) «Слово о злых женах. Ничто же есть подобно злой жене, развее огнь да море». (Румянц. № 359). Составлено в подражание известному, подложному, Слову Златоустого на Иродиаду, с присовокуплением русских поговорок. Часть рассказа из сего слова – о муже, плакавшем по смерти злой жены, уже помещал в своем послании Даниил заточенный.

е) «Поучение некоего старца о подвизе душевнем и о пьянстве. Сице подобает кающемуся кроме жити единому, попещися и трудитися». Это поучение находится также в Златой Чепи. Вспомним притом слова Владимира язычника о вине.

ж) Толкование молитвы Господней, под заглавием: «Господь учаше ученики своя, како молитися. Се же есть молитва и с толком: Отче наш»; сочинение, без сомнения, русское. Здесь говорится о крещении Владимира; между долгами – грехами, упоминаются «сварба, злопомнение, резошкание»; в изъяснении слов: но избави нас от лукавого, говорится: «всего же есть горее изгойство взимати». Оно находится в Сборнике XV в. Минист. Иностр. Дел, № 478; у Румянцева, в конце Апокалипсиса XIII в., № 8; в Кормчей XVI в., № 232.

з) Похвала ангелам, извлеченная из Златоуста, Епифания и Ипполита, в Ипатиевском списке Киевск. летоп., стр. 3.

и) Слово о св. Клименте Римском, при обновлении Десятинного Киевского храма. Последняя половина его напечатана в Киевлянине, М., 1850 г., стр. 144–146.

и) Поучение в неделю всех святых. «Радуйся раю и веселися небо... Радуйтеся святая мученики Борисе и Глебе, в новопросвещенной Русской земли Христови угодивше... С нима же и вси именитии, явлении и неявлении, святии игумени Печернии, Феодосий русских черноризец старейшино... За мир молите, князем нашим на поганые победу подавающе» (Румянц. Сборн. XV в., № 620). Поучение писано, как очевидно, после нескольких преемников препод. Феодосия, при половцах.

к) Похвала св. Козме и Дамиану. «Похвалим, братье, благого Бога и вся Ему угодникы, иж сохраниша вся заповеди Его... Победу испросяща у Христа правоверному князю нашему, молитвою ваю венчаита и силою препояшите его». Румянц. рукоп. XVI в., № 434, стр. 677.

л) В Новгор. Кормчей 1282 г. (Синод. библ. № 132) «Речь жидовского языка, преложена на русскую» – слабый опыт библейского словаря. (Изд. Калайдовичем в Экзархе, прилож. № XII).

50. К XII веку относятся памятники веры и учения о благочестии:

а) Евангелие Мстислава, князя Новгородского, писанное около 1120 г. (снимок со страницы его у Погодина в Образцах, М., 1841 г.); Галичское Евангелие 1144 г.; Галичское Евангелие 1164 г., писанное дьяком Константином для священника Симеона (Опис. муз., стр. 170–175; Калайдовича Экзарх, стр. 28–31, 104–111, 214, 217; Буслаев в Материал;, М., 1855 г., стр. 11–17). Сличением текста Мстиславова Евангелия с Остромировым и с текстом греческим открываются в первом несомненные признаки того, что в нем древний текст был исправляем по греческому тексту; а в Галичских Евангелиях видна смелость русского толкователя, дозволявшего изменять древний текст по своему усмотрению, в намерении сообщить словам Писания более вразумительности (Ист. Русск. ц., I, 58, 59). Апостол 1220 г., в Синод. библ., описанный Буслаевым (Материалы для ист. писмен., 1855, стр. 20–22). Снимок с нескольких строк у Погодина, в Образцах. Апокалипсис, в Румянц. музее И. №8).

б) Пятокнижие Моисеево, писанное 1136 г. в Новгороде, сохранилось в списках XV в. (Калайд. Экзарх, стр. 971). У Черткова Псалтырь XII в., с месяцословом, где год начинается с марта месяца, как это было в России до монголов (Прибавл. к опис. кн. стр. 443). Книги Пророков, списанные в Новгороде в 1030 г. для Владимира Ярославича, сохранились в списках XV в. О тексте подробно в Опис. рукоп. Синод. библиот. (М., 1855), стр. 84–124. Книги Иисуса Навина, Судей, Руфи, в пергам. рукописи Сергиевой Лавры, которая оканчивается летосчислением: «от Владимира до Всеволода Гюргевича лет 200»; следовательно летосчисление окончено 1193 годом.

Частью XI, частью XII веку принадлежат по переводу:

а) Стихирарь Синод. библ., писанный за год до смерти князя Юрия Долгорукого, следовательно в 1157 г., с нотами: описан Буслаевым (Материалы, М., 1855). У Черткова (в Прибавл. 443) Чин служения в страстную седмицу, писанный в XII в. В Софийской Новгородской библ. Ирмолог XII в., важный для определения происхождения древних слов и произношения полугласных букв (Известия Акад., т. IV, 255–257).

б) Учительные сочинения отцов: Лествица преп. Иоанна, по языку Болгарского перевода XI в. (Опис. муз. 255). Преп. Феодора Студита Оглашения, числом 128, в пергам. рукоп. XIV в. (Моск. Дух. Акад. 32), перевода, по языку, русского. В рукописи Румянцева XV в. 406) Оглашения перемешаны с Поучениями преп. Феодосия. Из Слов преп. Ефрема свидетельства приводил Симон (О Николе Святоше); Владимир Мономах приводил Слова Василия великого. Постнические наставления Василия в рукоп. XV в. Толст. I, 144, 195; Сергиевоп Лавры, № 5.

в) В библиотеке Сергиевой Лавры пергам. рукопись с Житиями преп. Евфимия, Иоанна Кущника, Марии Египетской (соч. Софрония иер.), с повестями пресв. Иоанна и епископа Полувия о Епифании Кипрском. Эта рукопись писана рукою того самого Епифания, который в 1330 г. написал Стихирарь (рукоп. № 14 и 7). Перевод статей в обеих рукописях домонгольского времени и русского строя; а все эти Житья отличаются историческою верностью. О Новгор. Прологе XII в. см. § 45. В 1227 г. написан Пролог бывший у Баузе. Заметим, что это назидательное и полезное для истории сочинение названо в переводе Прологом ошибочно; собственно это есть Синаксарь святых – собранье кратких повестей о святых; Прологом же назвали его по предисловию (πpόλογος) к Синаксарю. Греческое сочинение принадлежит XI веку.

г) Книга Пчела – собрание изречений Св. Писания, отцов церкви и знаменитых Греческих философов, поэтов и других писателей, расположенное по предметам, была в виду Даниила заточенного (§ 33), и из нее приведены места в Мериле праведном (§ 50). Списки Пчелы XIV и XV в. (в библ. Погодина и др.); язык перевода русский. См. Москвитянин 1843 г., № 9, стр. 150–155; Извест. 2-го Отд. Акад. II, 220–233.

д) Краткий летописец преп. Никифора, – Закон Моисеев и закон судный Константина – сохранились в Новгородской Кормчей 1282 г. и в Сборнике XIII века. Две последние статьи изданы во 2-й части Достоп. 1843 г. По языку перевод их принадлежит к началу XII в.

Период второй. 1237–1410

51. Кирилл, духовник князя Ростовского Василька, с 1231 г. Ростовский епископ. Современный летописец говорит о нем, что он «не оста ничим же прежних епископов, вследуя нравом их и ученью... Вся приходящая удивлеся послушающе ученья его, еже от святых книг». О себе самом летописец говорит: «любовному ученью же и тщанью дивлься сего честного Святителя Кирилла, с страхом и покореньем послушая в узце месте некоем и не входне написанью себе ведах, сего первого словесе деятеля написати». (Летоп. по Лавр. сп., стр. 195). О смерти его так пишет: «того же лета (1362) преставися блаженный учительный епископ Кирилл Ростовский м. мая 29» (стр. 204). В Житии Петра царевича, которого Кирилл взял из орды и обратил к христианской вере, сказано, что во время Кирилла в Ростове в церкви Св. Богородицы «левый клирос гречески пояху, а правый русскы».

В библиотеке Сергиевой Лавры есть пергаменная рукопись (№ 6): Житие Нифонта. На конце ее написано: «в лето 6730 (1222) кончены Быша книгы си месяца мая в 21 день, на память св. мученика Иеремия в граде Ростове при князи при Васильце, при сыну Константинове, а внуце Всеволожи... Святая госпожа Богородице, святии апостоли, пророци и мученици, св. Нифонте, помози(те) моему господину Васильку и мене грешного раба своего Кюрила избави(те) в день судный от вечных мук». По отзыву летописца о Кирилле, можем положить, что Кирилл был не писцем только Жития Нифонтова, но и переводчиком. Присоединим к сему, что это Житие Нифонта пользовалось уважением; выписки из него, под именем учения Нифонта, находятся во многих рукописях, что отчасти могло зависеть от важности лица, переводившего книгу.

С именем Кирилла епископа, или св. отца Кирилла, встречаются по рукописям следующие сочинения: а) «Слово св. Кирилла епископа о том, яко не забывати учителей своих. Аще кто велик святитель или малых, рекше попов, душеполезному разуму навык». Этой статье предшествуют: числа летописные от Ноя до 6746 (1238) г. с событиями русскими, и Слово св. Нифонта, «како виде взносимые душа» – четыре выписки из Жития Нифонта (Царского рукоп. XVI в., № 371): то и другое обстоятельство указывает, что Слово принадлежит Кириллу, Ростовскому епископу.

б) «Поучение св. отца Кирила. Духовное убо семя в ваших душах уже и пръвое... всеял есми».

в) «Слово св. отца Кирила о первозданном. Созда Бог преже Адама от земля и от ребра его жену созда».

г) «Слово св. отца Кирила о страсе Божии. Всегда, любимии, имеем страх Божий пред очами».

д) Слово св. отца Кирила о небесных силах. От небытия в бытие благий человеколюбец Бог сотвори».

Слова № 2, 3, 4 и 5 находится в рукоп. Царского XVI в., № 142. Одно 4-е есть еще в рукоп. Царского, № 179,691; Толстого, II, № 299.

е) Слово св. отца Кирила о злых и неверных человеках (Толстого, III, № 70).

ж) Слово св. Кирила «о злых дусех», с упреками за языческое суеверие. напеч. в Москвитянине 1844 г., № 1, стр. 241.

з) Слово св. Кирила о мытарствах, изданное между Словами Кирилла Туровского (стр. 92); в списке Румянцева следует за выпискою из Жития Нифонтова (№ 179) и по содержанию вполне соответствует духу переводчика Жития Нифонтова. Новое издание сего Слова – в Известиях Акад. IV, 178–184.

Вероятно, сему учительному пастырю принадлежит недавно изданное древнее Русское сочинение (Царского, № 179): «В неделю 7-ю – о зборе св. отец на Арья еретика. Днесь память св. отец чтется... Молите за мир и за правоверного князя нашего и за вся хрестьяны людии, всех нас избавите от бед и скорбии находящих на ны» (Журн. Мин. Нар. Просв., 1854 г., декабрь. По языку, оно принадлежит XIII в.

По описи 1638 г., в Ростовском Богоявленском монастыре показана «Книга четья Кирилла епископа» (оп. книг степ. мон. № 1270, М., 1848 г.).

52) Кирилл II, митрополит Киевский, 1243–1280 г., благодетельнейший пастырь церкви, подвергшейся разгрому и игу татар. К счастью церкви, получил он от хана Менгу-Темира ярлык или льготную грамоту, в пользу духовенства. Этот первый ярлык, из известных доселе, исправнее чем во 2-м томе Собр. грам. № 2., издан у Григорьева в сочинении «О достоверности ярлыков», М., 1842, стр. 124; но мог бы быть еще исправлен по собранию ярлыков Моск. Дух. Академии, представлявшемуся собору 1503 года. Блаженный митрополит, с одной стороны пользуясь грамотою хана, с другой, – глубоко чувствуя расстройство дел церковных, произведенное погромом татар, а частью и страстями христианских душ, с пламенною ревностью обратился к возможному устроению дел церкви.

В 1270 г., по его просьбе, прислан ему из Болгарии список Номоканона. «Деспот Болгарский Иоанн Драгослав (пишет Ян Дубовичь) прислал митрополиту правила, как дорогой подарок, по греческому счету в 6778, от Рожд. Христова в 1270 г.; так это означено в письме, которое вписано в той самой книге» (Hierarchia, wo Lwowe, 1644, р. 60). Этот отзыв решает, между прочим, сомнение г. Востокова о годе, когда прислана была Кормчая (Опис. муз. стр. 291, 292).

Ныне известны современные блаженному Кириллу списки Кормчей: Рязанский 1284 г. и Новгородский 1282 г. Но списком с болгарской Кормчей, присланной к митрополиту Кириллу, надобно признать список Румянц. музея XVI в. № 232, так как в нем сохранилось самое письмо, при котором препровождена была к нему Кормчая (Опис. муз. 290 293). Отличием сего списка, как и помянутой Новгородской Кормчей, служит то, что текст восточных правил предложен здесь в подлинном, полном виде его, как он находится у Зонары, тогда как в Рязанской Кормчей текст сокращенный, как и в толковании Аристина. По сему то отличию Болгарская Кормчая в письме к митрополиту названа Зонарою.

В 1274 г. Кирилл предложил на Владимирском соборе правило о благочинии жизни и богослужения. Правило, одобренное собором, вошло в состав Кормчей. Оно издано в 1-й ч. Достоп. Стр. 106–118, но не все. Дополнения изданы в Оп. муз., стр. 321, 302.

Во время собора митрополит предлагал Слово на день архистратига Михаила, где между прочим говорит: «слышите убо отцы о Господе, архиерейский и священноиноческий и иерейский, преподобный и священный соборе! К вам ми слово предлежит». По списку, это слово названо «Словом Кирилла Философа». По приведенным же словам очевидно, что оно говорено митрополитом. Скромность духовного лица не дозволила бы не только никакому иноку Кириллу, но и никакому епископу Кириллу обращаться в таком резком тоне к собору архипастырей; в таком виде мог говорить только митрополит, епископ над епископами. В конце наставления собору пастырь наставник говорит в утешение: «земли нашей от иноверных бесерменских стран облегчится... инароды всея русския земли в тишине поживуть». По этим словам видим в утешителе пастыря России, страждущей от татар. (Слово изд. в Чт. общ. ист. 1846 г. № 8). Часть Слова – наставление священному собору – находим и в тех списках Кормчей, где помещено «Правило» митрополита Кирилла: она здесь названа Поучением к попом, Кирилла. (Румянц муз., 231. 233, 234, 238). Это служит новым подтверждением тому, что Слово в день архистратига Михаила, а следовательно и часть его – Поучение к попам, – принадлежит митрополиту Кириллу, знаменитому по собору 1274 г. При знаменитости такого Кирилла, естественно и то, что Поучение попам в последствии включали в наставление новопосвящаемым священникам, которое давалось епископом. (Ист. акт. I, стр 160). После сего понятно, что сомнения издателя Поучения к попам (Приб. к твор. отц. 1843 г., стр. 425–431) , принадлежит ли оно митрополиту Кириллу, или Ростовскому епископу Кириллу, – вовсе напрасны. В Слове митрополит проповедник говорит о сотворении и чинах духов небесных, о падении сатаны и его действиях на человека: «инех (прельсти веровати) в моря и реки и во источники водные и в древеса польския и в звери лужные и во огнь и во иные многия твари»; это намек па суеверия языческой Руси. Далее говорит о делах Божиих для человека, и в частности о служении ангелов человеку; об отношении духов к душе человеческой по разлучении ее с телом, или о мытарствах: 7-е мытарство «плясания в пирех и на свадбах и в вечерах и на игрищах и на улицах и басни бающе – сопели сотанинския»; 11-е мытарство «безстудное пиянство, елико есмя на земли жили, по вся дни и до обеда запивалися чрез силу свою»; 15-е мытарство «веровати в стречу и в чох и в полаз и во птичей грай и в ворожбу и во всякую тварь и во отреченные вещи». Все это, как очевидно, виды грехов русских, современных проповеднику XIII века. На 20-м мытарстве указывает он немилосердие и скупость, и пространно говорит против вражды друг к другу, погубившей Россию. За тем следует наставление собору духовенства о важности и обязанностях духовного звания. Обращаясь снова ко всем христианам, обличает друзей невежества, не считавших нужным изучать Священное Писание. В конце говорит о последнем суде: «глаголют же, яко по седмих тысячах лет приход Христов будет». Заметим наконец, что если в Слове на Архангела изображение мытарств сходно с тем, что видим в Слове св. Кирилла о мытарствах (§ 51); то это не могло быть иначе по сущности предмета; впрочем между тем и другим есть разности, указывающие на разность сочинителей, не только в том, что предшествует изображению мытарств и что следует за тем, но и в самом изображении мытарств.

По некоторым спискам Кормчей (Румянц. 231, 232 опис. стр. 281, 296, Браиловском, Импер. публ. библ.), после Поучения к попам следует Послание к князю, сыну великого князя Александра, где во-первых примером предков князей убеждают князя позаботиться о возобновлении расстроенной Владимирской церкви. «А се пишю ти другое», т. е. о другом предмете, продолжает наставник: «суды церковные во всех християнских людех – игумены, попы, дьяконы» и пр. После исчисления предметов духовного суда, говорится о назначении, какое дано правилами доходам митрополита; здесь приведены и церковные уставы Владимира и Ярослава (см. Калачева о Кормчей, стр. 122, 123, 125). Как по связи Послания с Поучением к попом, так и по современности митрополита Кирилла с великим князем Александром и его сыновьями, нет сомнения, что это Послание писано также заботливым о благоустройстве церкви блаженным митрополитом Кириллом. Что касается до того, что сочинитель Послания называет себя Владимирским епископом, то митрополит Кирилл мог назвать себя так, не только по смирению, но и потому, что до посвящения Серапиона он действительно сам управлял Владимирскою епархиею и проживал во Владимире по целым годам. (См. Жизнь митрополита Кирилла в Приб. к твор. отцов 1843 г.).

Известное ныне по спискам XIV и XV в. «Мерило праведное» начинается довольно обширным поучением великому князю Василию. «Ищи от Бога начати – так начинается поучение – и в Бозе кончати: добро бо от Бога к Божию слузе начати, великому князю... Против вставляя великому сему всего мира кораблю хранитель Христос тобе, мудрого нашего кормчию, благочестивого князя Василия, заступника в истину востави». Далее говорится о обязанности «великого князя» и «всех сынов его князей русских, в отношении к подданным. В конце читаем: «Не рассея ли ны Бог по лицю всея земли? Не взяти ли Быша гради наша? Не падоша ли сильнии князи наши острием меча? Не ведены ли в плен чада наша? Не запустеша ли святые Божия церкве? Не томими ли есмы на всяк день от поган? Си вся бывают нам, зане не храним Спасителя нашего заповедий. И кланяютися». Эта жалоба на поганых, очевидно, та самая, которую читаем в Правиле митрополита Кирилла, предложенном на соборе 1274 г. Древность списков и языка указывает на древнего сочинителя поучения; а тон поучения показывает в учителе митрополита. Итак, по содержанию и языку надобно признать за несомненное, что великий князь Василий, которому предлагается поучение, есть сын благоверного князя Александра Невского, а сочинитель поучения – митрополит Кирилл. Это поучение довольно пространно. Большая часть его издана у Розенкампфа; но, – как обыкновенно у Розенкампфа – не исправно. (О Кормчей стр. 202–266). За поучением князю, следуют в Мериле выписки из Св. Писания, из Пчелы, из Русского летописца; потом читаются статьи: а) Слово на немилостивые князи; б)Слово о гордости властителей; в) Слово о судиях и властелех, емлющих мзду; г) Слово о судиях и клеветах. В последнем читаем: «иж бо без правды тивун, когождо осудив, продает и теми кунами купит собе ясти и пити и одеяние собе, и вам теми кунами купят обеды и пиры творят: се, яко же рекохом, стадо Христово вдали есте татем и разбойником». Далее читается несколько русских пословиц. Часть последнего Слова издана во II ч. Достоп. Дубенским. Все эти четыре статьи, без сомнения, русское сочинение. А что они принадлежат митрополиту Кириллу, доказательством служит связь их с поучением великому князю, одинаковость языка и строя, равно и то, что они помещены и в Кормчих Кириллова разряда. (Калачова о Мериле, в Архиве юрид. свед. I, 30, 37, 38). По недостатку данных, не беремся решать, принадлежит ли митрополиту Кириллу все Мерило праведное – полезный юридический сборник, или только то, что служит в Мериле введением? Последнее вероятнее, так как поучение князю с показанными выписками и статьями само по себе составляет целое – наставление судие-князю.

53. Св. Серапион, игумен Печерской обители, а с 1274 г. епископ Владимирский, по летописи «зело учительный и сильный в божественном Писании», скончавшийся в 1275 г. (Доброхотова Памятн. во Владимире, стр. 110, 111. М. 1849 г.). Ныне известен он уже не по одному только отзыву летописи о его духовной образованности. Недавно отысканы Слова его, дышащие силою сердечного красноречия и блистательные по ясному разумению евангельского учения. Четыре Слова его изданы в Приб. к твор. отц. М. 1848 г. Пятое отыскано и изд. г. Шевыревым (Поездка в Кириллов мон. II, 36. Извест. 2-го Отд. Акад. III, 90–96). Глубоко-трогательно третье Слово его. «Дети! Я чувствую в сердце моем глубокую скорбь о вас. Ибо вовсе не вижу вашего обращения от дел беззаконных. Не так скорбит мать, видя детей своих больными, как скорблю я, грешный отец ваш, видя вас болящих делами беззаконными. Много раз беседовал я с вами, желая отвратить вас от худых навыков; но не вижу в вас никакой перемены. Разбойник ли кто из вас, не отстает от разбоя; вор ли кто, не пропустит случая украсть; имеет ли кто ненависть к ближнему, не имеет покоя от вражды; обижает ли кто другого, захватывая чужое, не насыщается грабежом; лихоимец ли кто, не перестает брать мзду: – бедный, он не подумает, что как родился нагим, так и умрет, не имея ничего, кроме проклятия вечного... Умоляю вас, братия, пусть каждый вникнет в свои мысли, рассмотрит сердечными очами дела свои, возненавидит их и откажется от них»...

54. Петр, епископ Галичский, известен тем, что передал важные известия о татарах, записанные Матфеем Парижским. Вот что писал в своей Хронике под 1244 г. Матфей: «Тогда как судьба влекла за собою все эти происшествия, знаменитый русский архиепископ Петр, человек, сколько тогда могли о нем судить, достопочтенный и стоющий доверия, быв изгнан татарами из своей архиепископии, и даже из своей страны, в страхе отправился в места по сю сторону Альпов. Он надеялся найти тут помощь и утешение, в случае, если бы, по милости Божией, Римская церковь или благосклонность государей оказали пособие. Когда его спрашивали о татарах, он отвечал вот что: «Я думаю, что это потомки мадианитов... у них было 12 начальников, из которых главным был Татар-хан, что и дало им название Татар... Татар-хан имел потомка Хиархаиа (Чингис-хана), у которого было три сына: старший назывался Фезир-хан, второй Хури-хан, третий Батхатар-хан. Хотя они родились в горах высоких и неприступных, были грубы, без законов и образованья; хотя они были в пещерах и ущельях; но томились жаждою владеть лучшими землями. Потому отец и сын, в сопровождении бесчисленного множества народа и вооруженные по своему, вышли из своих гор, и начали осаждать обширный город Эрнак (Каракорум?), взяли его и его владельца убили, а бежавшего племянника его Курзевсама преследовали, опустошая те места, где давали ему убежище. В числе других была опустошена и большая часть России, назад тому около 26 лет2. По смерти отца, три брата разделились. Они долго оставались пастухами заграбленных ими стад, победили и умертвили соседних пастухов, или же покорили их своей власти. Став многолюднее и сильнее, эти народы избрали себе начальников, предприняли походы, покорили города с их жителями. Фезир-хан отправился против вавилонян, Хури-хан против турок, Батхатар-хан остался в Орнахи и послал своих военачальников опустошать Россию, Польшу, Венгрию, и другие места3. Эти три брата со своими неисчислимыми полчищами положили напасть на соседственные страны Сирии. Говорят, что уже прошло тридцать три года, как в первый раз оставили они пустыню Етрев... Они веруют, что есть только один властитель мира; когда присылали они посольство к русским, то начинали свою речь так: «Бог и Его Сын на небе, а Хиар-хан на земле». Они едят мясо лошадей, собак и других нечистых животных; в случае нужды, едят даже и мясо человеческое; впрочем мясо употребляют не сырое, а вареное. Питьем служат им кровь, вода, молоко. Они наказывают строго, особенно за прелюбодеяние, кражу, обман и убийство. Не чуждаются многоженства. Людей других наций не допускают до близких сношений с собою, особенно до бесед, когда рассуждают о своих делах... Каждое утро воздевают руки к небу и поклоняются Творцу. Когда едят, то первый кусок бросают на воздух, и когда пьют, льют несколько капель на земь, в честь Творцу. Празднуют в новолуния. Они крепче и проворнее нас; более способны к перенесению трудов; таковы же их лошади и стада. Женщины их воинственны, стреляют из лука с удивительною ловкостью. Для обороны употребляют они кожаные щиты, почти непроницаемые; а для нападения – орудие железное и отравленное. У них есть машины, которые бросают прямо и с силою. Спят под открытым небом, не заботясь о суровости воздуха. Они привели с собою множество разных народов и разных сект. Они намерены покорить себе весь свет, и думают, что, по определению божественному, должны они в течение тридцати девяти лет опустошить вселенную.

Думают и уверяют, что произойдет страшная борьба между ними и римлянами... Они довольно строго соблюдают договоры с теми, которые добровольно покоряются им, и берут у них лучших воинов, которых в сражениях ставят впереди. Берегут ремесленников. Но безжалостны к тем, которые возмущаются против них, пренебрегают властью их, или ожидают их нападения. Они хорошо принимают послов и отпускают их... Через реки переправляются на лошадях и на мехах. Татарский начальник Калаладин, зять Хир-хана, был выгнан в Россию за то, что уличен был во лжи, и только из уважения к жене его татарские начальники согласились даровать ему жизнь»4.

Таковы сведения о Татарах, переданные бедным изгнанником России западному летописцу.

Матфей присоединяет к тому от себя только следующее: «В том же (1244) году, в конце его, главный Татарский царь чрез посланных два раза давал знать Антиохийскому князю, чтобы он исполнил три приказания его; иначе кровавый меч даст ему почувствовать действие гнева. Первое приказание состояло в том, чтобы князь срыл стены своих замков и городов; второе – чтобы высылал все доходы, получаемые серебром и золотом со своих владений; третье – чтобы прислал 3000 девиц. Услышав это, князь глубоко вздохнул и сказал: жив Бог и живы святые Его; никогда не соглашусь я ни на одно из этих требований; пусть откроется война истребительная; пусть суд Божий решит дело между нами. Посланные с угрозами возвратились к своему государю. Татары посылали те же требования к царю Армянскому и к другим сильным эмирам Сарацинским; но мы не знаем, что те отвечали». (Grante Chronique de Malthieu Paris ., t. VI. Раг., 1840. Historia major Matthaei Parisini. Paris, 1644).

55. Неизвестный по имени биограф благоверного князя Александра Невского († 1263 г.) в начале биографии пишет: «слышахом от отец своих и самовидець есмь возраста его»; рассказывая о победе на Неве, говорит: «се же вся слышах от господина своего князя Александра Ярославича и от иных, иже обретошася в той сечи»; о войне 1242 г. говорить: «се же слышах от самовидца». Все эти отзывы показывают в сочинителе современника благоверному князю и лицо близкое к князю. Он пишет о князе с любовью благоговейною, понимавшею утрату его для несчастной тогда России. Повесть его внесена в летописи, и в одних помещена она без всяких вставных известий, взятых из других источников, но с утратою многих выражений повествователя (Собр. лет. V, 2–6), в других раздроблена по годам, но в большей целости сохранила древний вид своих частей (Собр. лет. V, 176–180).

56. Похвальное слово отца Андрея о мученической кончине благоверного князя Михаила и боярина Феодора († 1246 г.) изображает событие с такою подробностью, что показывает в сочинителе по крайней мере слушателя очевидцев. Оно находится в Новгор. рукоп. XIV в. (Собр. лет. I, XVII) и в Библ. общ. ист. № 50–56; оно же внесено в первую Новг. летоп. (Собр. лет. III, 52) и в летопись Софийскую (Собр. лет. V, 182–186).

57. Дамиан, духовник Хилендарского монастыря, около 1270 г. сочинил Житие св. Саввы Сербского (Экзарх Калайдовича, стр. 164–166). В Сергиевой Лавре список Жития XV в.; другой принесен в Москву 1577 г. (Царскаго № 111). Так как память св. Саввы записана под 14 января в Псалтыре митрополита Киприана, то, по всей вероятности, при митрополите Киприане сочинение Дамиана уже знали в России.

58. Симеон, из князей Полоцких, с 1271 г. первый епископ Тверской; по летописи «бяше добродетелен и учителен и силен в книгах божественного писания» (Татищева Ист. IV, 70). Скончался в 1289 г. Ныне известно только наставление его князю Константину (Карамз. IV, пр. 178), помещенное, между прочим, в Мериле праведном XV в. (Калачева Архив, ч. I).

К его времени относится описание жития Кирилла, епископа Туровского. Сочинитель молит Господа, да избавит «от безбожных агарян, присно мучащих ны». Биография напечатана в Прологе под 28 апреля, но с пропуском некоторых известий о сочинениях. (Муз. Рум. стр. 457).

59. Максим, митрополит Киевский, посвященный в 1284 г., продолжал заботы предшественника своего о благочинии церкви. Правило его о посте с увещанием жить с женами в законном браке, а не без венчания, внесено в Кормчую так называемого Кирилловского разряда (Опис. муз. 304–321).

60. Феогност, епископ Сарайский, в 1301 г. предлагал вопросы Константинопольскому собору и записал ответы его, преимущественно по нуждам Сарайской церкви. Изложение Феогноста содержит много важных сведений о состоянии современной Русской церкви (Ист. Русск. ц. II, 80–84). Лучшие списки его у Толстого в рукоп. XV в. II, № 243, в Кирилловском монастыре. Правила касаются крещения (прав. 2, 22–24), литургии и евхаристии (пр. 3, 6, 7, 11, 17, 20, 21, 29, 32, 33), хиротонии (пр. 4, 5, 31), служения игуменов (пр. 8, 14, 16, 18), пострижения в иночество (пр. 9, 10, 15), епископа (пр. 1, 27), погребения (пр. 12, 13, 25), поста в среду и пяток (пр. 19), ядения удавленины (пр. 26) и брака (пр. 30).

61. По словам Волынской летописи (стр. 222), Галицкий князь Мстислав положил в Галичском монастыре «Сборник великий отца своего» (князя Владимира, † 1284 г.), и еще «Сборник отца своего» в Каменецком храме. Тот же летописец, исчисляя приношения набожного князя Владимира разным церквам, показывает между пожертвованиями его следующие книги: Пролог на 12 месяцев, Житие великомуч. Димитрия, 12 книг служебных Миней, Триоди, Октоих, Ирмолог, Служебник, Молитвенник с одними утренними и вечерними молитвами. Слова летописи: «списа (князь) святого Димитрия всего» показывают, что житие было пространное; и на греческом действительно есть пространная биография великомуч. Димитрия, замечательная тем, что в описании чудес очень часто поминаются славяне. Это описание, но с пропусками, оказавшимися в рукописи, издано у Болландистов ad 26 oktob. По этой биографии написана статья: «Святый великомученик Димитрий и славяне», изданная в Чт. Общ. ист. 1846 г. Для истории славян нельзя не пожелать, чтобы издан был древний славянский перевод полного жития великомученика. В Минее митроп. Макария под 26 октября помешено повествование Иоанна архиепископа Солунского о чудесах великомуч. Димитрия, где о князе Пребуде; там же Житие с чудесами. Ныне известен список Слов преп. Ефрема Сирина, писанный при князе Владимире; список с послесловия его у Погодина в Образцах, М., 1840. По всей вероятности, из числа книг, писанных набожным князем Владимиром, или по его воле, некоторые или вполне, или по частям, переведены были самим князем, или, по желанию его, кем либо другим. Летопись говорить о нем: «Володимер (бе) разумея притче и темно слово, и повестив со епископом много от книг (часто беседовал с епископом из книг), зане бысть книжник великый и философ... Таже со епископы и игумены снимаяся часто, со многим смирением беседоваше от книг о житьи света сего тленного... Радуйся, учителю нашь и наставниче благоверья...» (Волынск. летоп. 218, 219, 223). По этому отзыву летописи можно надеяться, что время откроет сочинения князя Владимира. По тому отзыву, что Владимир «бе разумея притче и темно слово», считаем за вероятное, что сему князю принадлежат, древние по языку, два русских сочинения: а) «Наказание отца сыну», в роде Соломоновых притчей, в Румянц. рукоп. XV в., № 27, 358; б) «Наказание всякому хрестьянину», также в роде притчей Соломона, у Румянцова № 359. Две духовные грамоты его 1284 г. изданы в Собр. гос. грам. т. II.

62. В Лаврентиевом списке летописи, оканчивающемся 1305 г. (в I т. Собр. летоп.), с 1210 до 1240 г. видим летописца современника событиям, и притом инока Ростовского Григориева монастыря (см. гг. 1220, 1222, 1227, 1230, 1237, 1239). О последнем всего яснее говорят слова его о себе самом под 1231 г. Признаки Ростовского летописца видны еще в известии о прибытии князя Александра Невского в Ростов 1260 г. и в известии о епископе Кирилле и архимандрите Пахомие под 1266 г. Но с 1285 г. повествование обличает в повествователе жителя Твери: Тверские события являются на первом плане и описываются подробно. Таким образом летопись 1208–1305 г. Лаврентиева списка писана на севере, и в ее состав вошли записки частью Ростовские, частью Тверские.

63. Ипатиевский список летописи оканчивается 1292 годом (т. II Собр. летоп.). С 1202 г. заключает он в себе собственно Волынскую летопись, драгоценную особенно потому, что без нее остались бы неизвестными Волынские события.

Сочинитель ее столько же старался о хронологическом порядке, сколько и о связи событий. «Хронографу нужа писати все и вся бывшая, овогда же писати в передняя, овогда же возступати в задняя», говорит он под 1254 г. Это значит, что, по его понятию, иногда нужно вести рассказ в продолжение нескольких лет, чтобы не прерывать связи событий, и потом возвращаться назад. Летопись писана при князе Мстиславе, преемнике князя Владимира, что видно по словам о кончине Владимира.

64. Так называемая первая Новгородская летопись, по спискам начинаясь 1016 г., оканчивается 1333 годом. По разности языка и правописания, замечаемой в Синодальном списке ее, заключают, что эта летопись составлена в XIII в. и дополнена около 1335 г. (Собр. летоп. III, № 1). Тоже видно и по содержанию летописи. Под 1252 г. ясно виден летописец современник, и он дает о себе знать, что принадлежит к стороне меньших. «И побежа Михалко, како было ему своим полком уразити нашу сторону».

65. Св. Петр, митрополит 1308–1326 г., писал поучение или окружное послание духовенству. Оно издано в Приб. к твор. отц. 1844 г. Другое такое же послание его писано пред наступлением великого поста. Святитель убеждает всех, и особенно духовенство, проводить время поста в строгом воздержании и трезвости. «Дети своя духовные учите – к церкви божественней приходити велите – плакатися о своих гресех к Богу... А кто не емлет святых даров, попове тех людей не благословляйте – то есть не крестьянин... Дети родимого отца и матерь чтите и вы долголетни будете, а лая отцю или матери или бия, той умрет злою, лютою смертию... Крещение творите по преданию св. апостол, не обливайте водою, но погружайте в воду трижды...» Запрещает духовенству заниматься торговлею и отдавать деньги в рост; дает наставления о браке; строго запрещает поединки: «а хьто лезше на поли убьет, ин душегубец именуется... Вшедши в церковь, стойте честно, со страхом, слушайте чтения Апостола и Евангелие и всего пенье; а хто говорит в церкви, то шепчет диавол во уши ваши... Горе недароимьцю! на что ся надеет!... А который ерей святую литургею священствовал, – тогда царя честней...» Оба послания святителя находятся в Волокол. Сборнике «Леонида Рязанского владыки» 282), из игумена Волоколамского поставленного в епископа около 1569 г. и бывшего на соборе 1570 г. (Волокол. рукоп. № 92 и 197). На соборе 1503 г. свидетельствовались поучением Петра митрополита о том, что вдовые священники и дияконы не должны священнодействовать (Ак. э. I, стр. 485, 486). Содержание поучения помещено в Стоглавнике (гл. 77).

66. Прохор, епископ Ростовский († 1327 г.), сочинил Канон св. Петру митрополиту.

Повесть о мученической смерти Михаила князя Тверского († 1318 г.) писана со слов очевидцев. «Исповедаша нам, говорит повествователь, со слезами и со многими клятвами (верные обыватели орды)... От него же (Бездежского иерея) слышахом и написахом». (Собр. летоп. V , 207–215. Соф. врем. 1. 299–313). По сей Повести, вместе с князем Михаилом были в орде – духовник его игумен Александр и два священника, несколько бояр и слуг, и сын его Константин. Описание само показывает, что его пишет очевидец, и всего вероятнее, игумен Александр.

Повесть о князе Довмонте, отличающаяся простотою, писана вскоре после кончины св. князя († 1299 г.); она внесена в Псковскую летопись (Собр. летоп. IV, 180–183).

67. Василий, архиепископ Новгородский 1331–1352 г., писал к Феодору епископу Тверскому послание о рае, уцелевшем на земле (изд. Степ. кн. I, 480; Собр. лет. VI, 78, 89) – сочинение, которое немного говорит в пользу рассудительности Василия; напр. он пишет: «то место святого рая находил Моислав Новгородец... принесло их к высоким горам и видеша на горе той написан деисус лазорем чюдным... И свет бысть на месте том... И бысть яко взыде (один) на гору ту, и абие всплеснув рукама и засмеяся и побеже от другов своих к сущему гласу». Доказательство слишком простодушное! Самыми сильными опорами служат для него апокрифические сказания прологов и сборников. Так как мнение о рае поныне целом на земле принимается за несомненное яковитами и несториянами на востоке, с которыми так часто сносились тогда паломники славянские; то отселе-то перешло оно в Россию вместе с Болгарскими сборниками апокрифических сказаиий. Это несомненно особенно потому, что сказание о Макарие, на которое ссылается Василий, по Киприанову правилу о запрещенных книгах, перенесено с востока именно паломниками: «о Макарие Римстем, что три черноризци ходили на восток».

68. Стефан Новгородец, около 1350 г. описал хождение свое в Царьград. Описание издано Сахаровым во II т. Сказаний. Новгородца сильно поражали памятники Византийского искусства и прочные постройки из камня; статуя Юстиниана показалась ему «весьма чудна, аки жив, грозно видети его... Суть же много и иных столпов но граду стоят, от камени мрамора, много же на них писания от верха и до долу, писано рытиею великою. Много бо есть дивитися и ум сказати не может, како бо толико лет камня того ничто не имет». Новгородец говорит сам, что в Царьград входишь как в лес и без доброго провожатая ходить нельзя. Отселе что говорил ему провожатый, то и записывал он. Так он записал о жабе, которая будто, ходя по улицам, пожирала людей, или о метлах, которые будто сами мели на улицах. Важнее всего известие Стефана о том, что из Студийского монастыря посылалось в Русь много книг, уставов, триодей, и что нашел он там двух новгородцев, которые занимались списыванием книг. «Ту виде нас св. патриарх Царяграда, ему № имя Исидор». Это Исидор, бывший патриархом 1347–1350 г. и известный по любви к церковному пению и по сочинению акафистов.

69. Св. Моисей, архиепископ Новгородский. Сын богатых родителей, он с юности возлюбил Господа; обучась грамоте, усердно посещал храм, и тайно от родителей удалился в Отрочь монастырь, где и постригся. По просьбе родителей, перешел потом в Колмов монастырь к благочестивому игумену Макарию. В 1325 г. избран он был в архиепископа. В 1329 г. удалился на покой; но в 1352 г. упросили его снова принять на себя управление епархиею. Он основал несколько монастырей: в 1335 г. Деревяницкий, в 1351 г. Успенский на Волотове, в 1355 г. Михайлов на Сковородке, в 1357 г. женский Св. Духа и в Радоковицах Богородичный. (Собр. летоп. III, 73, 74, 77, 85, 86, 1 80). В 1359 г. опять удалился он на покой и скончался в 1360 г., созревши в духовной жизни. Летопись говорит о нем: «Добре пасяше свое стадо, многы писцы изыскав и книгы многы исписав... многы утвердив учением своим; прихождаху к нему, поучающеся от него день и нощь... Скончася много писание оставив» (там же, 182). К сожалению, ныне не известны назидательные наставления святителя. Известно только Евангелие, писанное по его воле в 1355 г. (Синод. библ.). О тексте сего Евангелия см. в Опис. Слав. рукоп. Синод. библ., М., 1855 г., стр. 221–223, 235, 251, 252, и у Буслаева (Материалы для ист. письменности, М., 1855 г.), стр. 32 38.

В Псковской летописи, в конце описания мора, под 1352 г., читаем: «се же ми написавшу от многа мало, еже худый мой ум, в худости же и память, принесе». Очевидно, это говорит современник мора, но говорит уже по воспоминанию, и следовательно после мора. Под 1360, 1368 и 1369 г. видим также очевидца событий. По этим признакам можно положить, что в 1370 г. окончилась Псковская летопись того современника св. Моисею, который подробно описал мор 1352 г. Подтверждением служит и то, что около того же времени начинаются разности между Синодальным и другими списками Псковской летописи (Собр. летоп. т. V, предисл.).

70. Св. Алексей, митрополит всей России 1354–1377 г. Сын боярина Баконта (родоначальника Плещеевых); с 18-ти лет он был иноком Богоявленского Московского монастыря, где и получил духовное образование. С 1350 г. он был епископом Владимирским и помощником митрополиту Феогносту по управлению митрополиею. Молитвою веры своей исцелил он царицу Тайдулу и силою слова унизил гордого защитника Магометанской веры (Опис.муз. 275). Скончался в 1378 г.

Поучение святителя ко всем сословиям (изд. в Приб. к твор. отц. 1849 г.) отличается тем, что каждая мысль его подкрепляется изречением Св. Писания. «Понеже убо, дети, должен есмь вас пасти и учити порученную ми паству»: так начинает свое Поучение святитель; и затем предлагает с своими объяснениями притчи Спасителя о семени и винограднике; дает общие для всех наставления о любви и страхе Божием, частные начальникам и судьям – о правосудии, народу – о покорности. Всем говорит: «Оставя вся дела своя, на церковную молитву стекайтеся без лености и не рцыте тако: отпоем дома. Якоже бо храмина дымом без огня не может согретися, тако и та молитва без церковные. Церковь бо наречется земное небо, в нейже закалается Агнец, Сын, Слово Божие». Поучает, как надобно стоять во храме, и убеждает не пропускать времени говения без приобщения св. таин. По такому содержанию Поучения видно, что оно писано в виде окружного послания к пастве в начале поста.

Грамота св. Алексея на Хопер, при всей частности главного предмета (она определяет границы Рязанской епархии), содержит в себе превосходные наставления о вере, о пастырском звании, о жизни достойной христиан (Ист. акт. II № 3).

В высшей степени важен Новый Завет святителя, хранящийся в Чудовом монастыре. В известии о переводе Библии Славеницким писали: «Первая Славянская бе у перевода сего переводу и рукописания св. Алексея митрополита всея России, чудотворца, писанное в лето 6863 (1355)». Так этот Славянский список Нового Завета а) не только по письму, но и по переводу – плод трудов святителя; б) он писан в 1355 г., тогда как святитель был в Константинополе, и следовательно имел удобство видеть лучшие списки греческого текста для перевода; в) удивительно ли после того, что при исправлении Нового Завета его прежде всех других Славянских списков имели в виду как руководство?

Предлагаем из рукописания святителя чтение притчи о талантах (Мат. XXV, 14–30) в сравнении с греческим текстом и с славянскими списками, предшествовавшими рукописанию святителя, из которых чтения напечатаны Калайдовичемь (Экзарх, стр. 29–31. М. 1824).


Текст св. Алексея: Греческий текст в особенных случаях. Текст 10-ти Славянских списков у Калайдовича:
Яко же бо человек отходя призва своя рабы и предаст им именье его. τὰ ὑπάρχοντα αὐτοῦ. во всех: именье свое.
И овому дал есть 5 талант, овому № 2, овому № един, комуждо по своей силе. κατὰ τὴν ἡδίαν δύναμιν. в 9: противу силе своей; в 1: по силе своей.
И отъиде абье. Шед же, иже 5 талант приимый ὁ τά πέντε τάλαντα λαβών 1, 3, 5, 8–10: иже... взя; 2, 4, 6, 7: приимый (без иже).
дела о них и створи ину 5 талант. εἰργάσατο ἐν αὐτοῖς καὶ ἐποίησεν ἄλλα 1: притворь ими, ти створи другую; 5: дела ими и створи ими другую; в прочии: дела о них и приобрете другую.
Такожь и 2, приобрет и т ина два. ὠσαυτώς καὶ ὁ τά δύο, ἐκέρδησε καὶ αὐτός ἄλλα δύο 1: сице иже два, приобрете и сии друзеи два; 2; такожде и иже два, приобрете другая два; 6, 7, 8: такожде иже... 3, 4, 5: – – и т... 10: такожде и два...
Един же приимый ὁ δὲ τὸ ἐν λαβῶν 1: а иже один взя; 2, 4, 6, 7: а приимый единп; в прочих: а иже един прия
отшед ископа в землю и скры сребро господина своего. ἀπελθών ὥρυξεν ἐν τῇ γῇ 1: шед погребе в земли 4: – раскопа в землю 10: – вкопа... прочие: шед раскопа землю.
По летех же паки приходит господин раб тех Μετὰ δὲ χρόνον πολὸν (др. чт. παλίν) ἔρχεται 1: по лете же мнозе приде. 2, 3, 5, 8–10: по мнозе же времени приде. 4, 7: по мнозех же временех приде.
истязати от них словеса καὶ συναίρει μέτ΄ αὐτῶν λόγον (др. чт. συναιρειν) 1: и съня с ними слово. 5, 8, 9: и свеща... 3: и в звеща... 2, 4, 6, 7, 10: и стязася с ними о словеси.
Далее: Жняй, идеже не сеяв θερίζων, ὅπου οὐκ ἐσπείρας 1, 2, 4: жия, идеже неси сеял. 3, 9, 10: жнеши, его же не сеяв. 6, 7 : жнеши, уду же не сеяв. 5, 8: жнши, иде же не сеяв.
Убоявся отшед скрых. καὶ φοβηθῆς ἁπελθων ἔκρυψα ἰδε ἔχεις τὸν σόν Убоявся шед скрых.
И се имаши твой 1, 3, 6, 9: имаши свое; прочие: имаши твое.
вдати трапезарем βαλεῖν τοῖς τροπεζίταις 1: вдати трапезником; прочие: торжником
Имущему бо всему дастся παντὶ δοθήσεται 1, 5, 8–10: имущему бо всьде дастся; прочие: дано будет.
и излишествует καὶ περισσευθήσεται 1: и избывает; 2, 4, 5, 10: и избудет; 3, 8: и избудется; 9: сбудется; в 6-м пропущено.

Таким образом, при сличении текста св. Алексея с подлинником и с древними Славянскими списками, несомненным оказывается следующее: а) текст святителя во многом не сходен с предшествовавшими ему списками; б) текст его заключает не только поправки ошибок, допущенных Славянскими писцами, но и новый перевод с подлинника; в) отличием перевода его служит буквальная близость к греческому тексту. Так сей подвиг святителя говорит нам, что исправлять ошибки в церковных книгах и улучшать хорошее в них – дело святое, и что вера вовсе не в букве. Заглянем еще раз в драгоценное писание святителя. Рукопись, вся писанная одною рукою, содержит в себе: а) Четвероевангелие, по порядку евангелистов; б) после Евангелий главу «О поставлении властелей, яко не вся убо во власть поставляет Бог, всеми же действует; и убо достойнии, яко достойни поставляются, недостойнии же на показание согрешшим и на обращение, и яко тою вешию по правому суду Божию предани бываем языком»; в) следуют за тем Деяния Апостольские, Послания Апостолов и Апокалипсис; г) кроме того, оглавления Чтений Евангельских и Апостольских; на стороне самого текста идет и другой счет главам, которых напр. в Евангелии Матфея 335; это самое древнее разделение текста на главы. Есть и Месяцеслов Святых, но в котором нет имен Святых Русских.

71. Св. Дионисий, архипастырь Суздальский и Нижегородский. В юных летах выкопал он себе пещеру на берегу Волги; мало помалу собрались к нему ревнители благочестия, и он поставлен был в архимандрита их. В 1364 г. посвященный в епископа Суздальского святителем Алексеем, голосом преп. Сергия признаваем он был достойным сана митрополичьего. Но любимец великого князя Митяй, и непосвященный, стал гордо управлять митрополиею, и даже требовал себе почестей от епископов, как митрополит. Дионисий удалился в Царьград. Здесь собор почтил его саном архиепископа; в 1382 г. послал его во Псков увещевать стригольников; «да видит вы от нас, говорил Собор псковичам, и поучит и понакажет и совокупит соборней апостольстей церкви». (Ист. акт. I, № 6). Великий князь, с одной стороны вразумленный погибелью Митяя и обманом Пимена, а с другой, недовольный митрополитом Киприяном, хотел видеть митрополитом Дионисия; но Дионисий задержан был в Киеве князем Владимиром, и здесь скончался в 1385 г.

Известна Уставная грамота его Псковскому Снетогорскому монастырю о общежитии, которую дал он, как уполномоченный патриарха в 1382 г. (Ист. ак. I, № 5). Из слов митрополита Киприана видно, что Дионисий в то же время дал Пскову еще Судную грамоту, на место Судной грамоты великого князя Александра Невского; но митрополит Киприян уничтожил эту грамоту, как незаконно данную. (Ист. акт. 1, № 10). Более чем вероятно, что послание преп. Нила, 1382 г., с обличением стригольникам и с поручением Дионисию возвратить их церкви, если не сочинено, то переведено было св. Дионисием. (Ист. акт. I, № 4).

72. Павел Высокий, старец Нижегородского монастыря, по летописи «книжный вельми и философ велий и безмолвие имяше много; егда же беседы время бываше ему, многорассуден и полезен зело, и слово его солию божественною растворено... писаше же книги учителыные многи и к епископом посылаше». Скончался в 1382 г. Сочинения с его именем доселе еще не отысканы. Между тем, по рукописям встречаются следующие русские поучения, по языку и содержанию современные учительному Павлу: а) «Поучение избрано от книг, како жити крестьяном. Певчие имейте, братье, страх Божий... К церкви будьте неленивы, та бо есть оцищение грех наших... Князю своему прияите всем сердцем своим и мечем своим и главою своею... На наим кун недай отъинудь: святый бо Павел лихоимца с блудники вменяет...» Сочинитель инок; «прости мя, брате, говорит он в заключении, оже ти словца сия написах». Изд. в Ж. М. Нар. Просв. 1854 г., декабрь; есть в Румянц.рукоп.ХV в. № 435 и XVI в. № 181, 182. б) «Поучение ко всем православным христианом. Горе человеку тому, иже всякое злое творение приложит к Богу, Бог ничто же зла воздаст». (Царского № 179, 369 рукоп. XVI в.). в) «Слово ко всему мирю», между прочим против холодности к нищим. «Почто затворяете врата от нищих?... Потрясох землю, ни тако веру имате, пюстих на вы Измаильтяны и тако пролияша кровь вашу». г) «Поучение отца духовного к детям. Желаю, любимиче, спасения твоего», и пр. д) «Поучение некоего отца духовного к сыну, како творити милостыни». Все три наставления в Румянц. рукоп. 1555 г. № 182). е) Поучение о лихоимстве и пьянстве; ж) Поучение о праздновании духовном и пьянстве. Оба в рукоп. XIV в., у Румянц. № 186. з) Слово о умерших, в рукоп. XV в., у Румянц. № 358. и) «Слово о хрестьянстве. Слышите убо: мнози суть слытьем хрестьяне, а обычаем и делы яко неверий навыкоша еллинскы деати... Повыкосте бо поганскаа дела, плясанье, плесканье рук, сатанины песни... той бо позоры научи смехотворна и кощунникы и скомраси и игреща». Изд. в Ж. М. Нар. Просв. 1854 г., декабрь; есть в рукоп. Царского XVI в. № 369–179; по языку XIV в.

73. Стефан, просветитель и епископ Пермский 1378–1396 г. «Еще млад сый» был пострижен «в чернци во граде Ростове у св. Григорья Богослова в монастыри, нарицаемом в затворе, близь епископьи, яко многи книги бяху ту». Богатая епископская библиотека доставляла пишу любви его к просвещению. По житию Петра царевича известно, что при епископе Кирилле в Ростове «в церкви святые Богородицы левый клирос гречески пояху, а правый русскы». Потому то Стефан имел способы хорошо познакомиться с греческим языком и с греческою образованностью. (Степ. кн. I, 524). Биограф его Епифаний с утешением вспоминает, как бывало спорили они между собою «о некоих приключениих», или о каком-нибудь слове, о стихе, о строке. «Бяше умея тремя языки – русски, гречески и пермски». Приготовив себя жизнью и учением к званию проповедника веры, Стефан отправился к грубым зырянам на подвиг апостольский. Много трудов, опасностей, скорбей, перенес он на этом пути; но благодать Божия была с ним и успехи его были блистательны. Для успехов веры «книги русские на пермский язык переведе; научи грамоти пермстей заповедая учити часословец и осьмогласник и песница Давидова... И попове его пермским языком служаху обедню, заутреню же и вечерню и канонархи его по пермским книгам кононархаша, певцы же всяко пение пермски возглашаху». По этим словам современника видим, что св. Стефаном переведены были на пермский язык часослов, Псалтырь, избранные чтения из Евангелия и Апостола, паремии, стихирарь, октоих, литургия и несколько служб. К сожалению, очень немногое из этих трудов его уцелело для нашего времени. Сохранилась зырянская литургия, но только в тех частях, которые поются клиром. (В III т. Зап. Лепехина, другой спис. в библ. Моск. Общ. ист. № 99). Названия зырянских букв у Востокова, в Опис. муз. № 459; у Карамз. V, пр. 125. Сказание древнего Пролога, говоря о пребывании Стефана в Ростове, извещает: «сей блаж. отец наш Стефан многи стихи протолковаше... написаже многи книги своими руками, яже и до сего дне свидетельствуют». По описи 1636 г., в Хутынском монастыре показан Соборник, в полдесть, Стефана Пермского». (Опис. книг степ. мон. № 1886. М. 1848 г.). В Москвитянине (кн. I, 1847 г., стр. 121–128) издано с именем Стефана Пермского послание к великому князю Димитрию Ивановичу Донскому. Но это послание от слова до слова сходно с посланием, составляющим предисловие к Мерилу праведному, с тем посланием, которое известно по спискам ранее св. Стефана (см. § 50); потому Стефан мог только переписать это сочинение для себя и других.

74. Св. Киприан, митрополит всей России 1376–1406 г., пастырь образованный, много заботившийся о восстановлении упавшего просвещения в России, родом серб. Сочинения его: а) Послания о богослужении и благочинии. Из числа их, обширное послание к игумену Афанасию особенно отличается знанием духа веры и благочестия. (Ист. акт. I , № 7 , 11, 252, 253, 255. Акт. Эксп. I, № 11). б) Житие св. митрополита Петра, плод благодарности за избавление от смерти на море. (Степ. кн. I, 404–424). в) Духовное завещание, которое потом приказывали читать при своем погребении преемники Киприана. (Собр. лет. V, 254, 256). г) Летопись, написанную им, поручил он дополнить Спасскому архимандриту Игнатию. Троицкая летопись, оконченная 1408 г. (в выписках у Карамз.) и писанная в духе Московского правительства, по всей вероятности, плод трудов св. Киприана. д) Летопись у Татищева говорит, что Киприан описывал «степени великих князей Русских». И ныне известен список Степенной книги, который гораздо короче печатного и доходит до 13-й степени современной Киприану. (Румянцева муз. № 415). Известен еще список Степенной без Житий и Слов (Москвитянин, 1845 г., № 12, стр. 154), и конечно в этом то виде Степенная составлена была митрополитом Киприаном. е) В Псалтыри митрополита Даниила (Волокол. рукоп. № 50) помещена «Молитва разрешити царя и князя и всякого християнина – творение господина Киприяна митрополита Киевского и всея Руси, а списано в Луцте над гробом княжим Димитриевым». Начинается так: «Владыко Боже Отче Вседержителю, сотворивый человека по образу своему и по подобию», и пр.

Переводы его: Псалтырь (автограф в библ. Моск. дух. акад.); Лествица с толкованиями: «в лето 6895 – 1387 апр. 24 дня совершися в Студийской обители Киприаном смеренным митрополитом Кыевским и всея Руси» (автограф в Моск. дух. акад. № 152); Сочинения Дионисия Ареопогита (автограф в Моск. дух. акад. № 144); Служебник с подписью на листе 72-м: «сии Служебник преписал от грецких книг на русскии язык рукою своею Киприан, смиренный митрополит Кыевскии и всея Руси» (в Синод. библ. № 601, а снимок с страницы у Погодина в Образцах, М., 1840 г.); Канон преп. Филофея на случай междоусобной брани (в Лаврской Псалтыри игум. Памвы); Канон Григория Синаита св. отцам (в Псалтыри самого Киприана). В Волоколамском Требнике (№ 98) «списание от греческих книг смиренным митрополитом Киприаном – чин, еже омыти мощи святых или крест молити (освящать)». По предисловию к Катихизису Зизания, митрополит Киприан привез из Константинополя греческий номоканон «и преведе на славянский язык». Этот перевод Кормчей – в Моск. Успенском соборе. Розенкампф ошибочно принимает Сводную Кормчую Лаптевского списка за Кормчую митрополита Киприана. Встречаясь нередко с сочинением Розенкампфа, трудно удержаться, чтобы не сказать, что это сочинение – явление странное! Как взяться писать о Славянской Кормчей, почти вовсе не зная даже русского языка, не только православия! Зато и вышла книга, которой не разберет ни чухонец, ни русский. Трудно отыскать в этой книге не страницу, а строку, где бы не было какой-нибудь ошибки. «Многа святая книгы с греческого на русский язык преложи», говорит древнее известие о митрополите Киприане (Степ. кн. I, 588). Надобно было бы отдать честь митрополиту Киприяну за выбор предмета для перевода, если бы несомненно было известно, что по его воле или им переведено Толкование на евангелие Луки и Иоанна, известное по Киево-Печерскому списку 1434 г. (Толстого). «Митрополит Киприан, пишет Нил Курлятев, ученик Максима, по гречьски гораздо не разумел и нашего языка довольно не знал же (аще с ними един наш язык, сиречь словеньский, да мы говорим по своему языку чисто и шумно, а они говорят моложаво, и в писании речи наши с ними не сходятся), и он мнился, что поправил псалмы по нашему, а большее неразумие в них написал, в речах и словех все по-сербски написал». (Царского № 327). Этот отзыв по справедливости может быть отнесен ко всем переводам митрополита Киприана.

В послании к игумену Афанасию митрополит Киприан писал: «Евангелие толковое в церкви чести, а на трапезе чтут Патерик и св. Ефрема и св. Дорооея; а неколи остаеться на праздник чтенье праздничное и не поспеют на заутрени прочести, и то прочтут на трапезе и такоже шестоднев св. Василия и св. Иванна Златоуста». (Ист. акт. I, 478). Вот какие книги читались в церкви на славянском языке при митрополите Киприяне! Поучения недельные и праздничные, выбранные преимущественно из Златоуста преп. Филофеем и Каллистом, переведены были на славянский язык сперва в 1343 г., потом в 1407 г. (Толстого, I, № 101; Царского, № 178); это те, которые с кое какими переменами напечатаны были в Заблудове 1569 г. и в Москве 1652 г.

75. В Молитвеннике своем митрополит Киприан поместил статью о книгах запрещенных. В числе таких книг поставлены книги: «Адам, Энох, Ламех, Патриархи, молитва Иосифа... Иоанна Богослова вопросы... о древе крестном... Богородицына хожения по мукам... о китоврасе... о 12 Ияковличь Лествица». Здесь же Киприан писал, что «в толстых сельских сборниках» много ложного, «посеянного еретиками на пакость невежам, попам и дьяконам, в молитвенниках лживые молитвы о трясавицах и о недузех» (Опис. музея, 717. Калайдовича Экзарх, 210). По нынешним рукописям видим, что из Болгарии и Сербии переходило тогда в Россию множество апокрифических и баснословных сочинений, например: Завет 12-ти патриархов видим в списке хроники Малалы 1261 г. (Оболенского предисл. к Переяславск. летоп. 22, 29); Хождение Богородицы – в рукоп. Сергиевой Лавры XIV в.; Лествица Иаковля, Повесть о Китоврасе, Житие Моисея – в хронографе 1494 г., у Румянцева № 494. (Опис. 726, 727); Разговор Иоанна Богослова с Богородицею (там же, стр. 671); Хождение Иоанна, описанное Прохором, и Повесть о древе крестном – в рукоп. 1419 г. (Румянцева, № 451, стр. 722, 723); Повесть Афродитияна Персянина – в рукоп. XIII в. (Толстого, I, № 8, 195).

В летописи записано (Татищева Ист. IV, 313), что в 1384 г. Димитрием Зоографом переведено «с греческого на русский язык», сочинение Георгия Писиды – Похвала Творцу мира. Это сочинение вполне достойно перевода; оно писано стихаими и не унижает собою высокого предмета. Списки перевода у Царского № 404; в Библ. Общ. ист .№ 194, 197; у Толстого I, № 144.

76. Софония, рязанский священник, написал «Поведание о нахождении Мамая». Это Поведание, хотя носит на себе характер важности, свойственной истории, есть не более, как историко-поэтическое изображение знаменитой Куликовской битвы 1380 г. Истина оживлена здесь картинами воображения. Повествователь в сведениях своих основывался на рассказах очевидцев: «яже слышахом от верна самовидца», говорит он. Анахронизмы и другие отступления от истины, встречающиеся в списках Поведания, заставляли некоторых относить сочинение и сочинителя к концу XV в.; но а) сочинитель Слова о вел. князе Димитрие и о победе над Мамаем уже писал: «аз же помяну Рязанца Софония и восхвалю»; б) ошибки Поведания против истории принадлежат не Софонии, а писцам, которые изменяли повесть вставками и поправками по своему произволу. Как много делали перемен и прибавлений писцы, это показал г. Снегирев в своем отчетливом издании Поведания (Ист. сборн. т. III, М., 1838 г.). Другая повесть о Куликовской битве, отличающаяся простотою и внесенная в летописи (Собр. лет. IV, 75; VI, 90), писана, вероятно, тем же Софониею: некоторые выражения и места ее очень сходны с Поведанием о нахождении Мамая. «Слово о житии и представлении великого князя Димитрия Ивановича Донского» (изданное Снегиревым в III т. Ист. сборн. и в VI т. Собр. лет. 104–111), отличается блистательным красноречием. Оно состоит из двух частей: в первой трогательная повесть о жизни и смерти великого князя; во второй – похвала князю. Оно писано вскоре после смерти знаменитого князя; но тем же ли Софониею, не известно. Напротив «Слово о великом князе Димитрие и о победе над Мамаем» (изд. в XIV т. Временника общ. ист., М., 1852 г.), составляя подражание Поведанию Софонии, без сомнения, писано не прежде конца XV в. Оно изображает предмет свой с большею поэтическою свободою, чем Поведание Софонии, но языком весьма неправильным.

77. Вскоре после великих событий написаны: Сказание простое, но подробное, «о Московском взятьи от Тахтамыша» 1382 г. (Собр. лет. VI, 93, 108); Повесть о славном чуде Владимирской иконы Божией Матери, или о спасении Москвы от Тамерлана 1395 г. (изд. Никон. летоп. VI, 258).

78. Преподобный Афанасий, ученик преп. Сергия, игумен Высоцкий. «Остави монастырь, говорит ученик его, и яже в нем и любезнейшая по плоти и честная и сродник, и отъиде в Костентин град и пребываше яко един от убогих... Моляше митрополит Киприан, дабы пошел на Руси восприяти честная, и не восхоте (Опис. муз. 517). По летописи, преп. Афанасий удалился из Высоцкого монастыря в Киев и Царьград в 1382 г. (Карамз. V, пр. 122); поелику же видим его в Константинополе не только в 1392 г., но и в 1401 г., то, значит, он подвизался здесь около 20-ти лет. В 1401 г. написан им, в Цареградской обители Иперивлето, церковный «Устав» (Опис. муз. № 445, стр. 711), послуживший потом образцом, с которого списываемы были уставы в России (Толстого I, № 11). В 1392 г., по его благословению, написан в Предтечевой царской обители Царяграда Сборник отеческих сочинений: 400 глав преп. Максима, главы преп. Марка, слово Симеона нового богослова, несколько слов Златоустого и Исаака Сирина (Опис. муз. стр. 516–517). Более чем вероятно, что обширное послание патр. Антония во Псков с обличением стригольникам (Ист. акт. I, № 6), доставленное в Новгород Вифлеемским епископом Мисаилом в 1394 г. (Никон. лет. IV, 255), сочинено преп. Афанасием. О Русском происхождении послания говорят слова послания: «его же митрополита освятит нам патриарх, того вси чтем яко Христова наместника. А в печере Кыевской Антониеве един мних умре в гресех... злый смрад исхожаше от него... отслана бысть злая тая его воня» – повесть Печерского патерика, конечно неизвестного греку. В начале сказано: «посла великий собор боголюбивого архиепископа Суздальского Дионисия к вам с грамотами». По этим словам думали, что послание патр. Антония сочинено архиепископом Дионисием; но он умер еще в 1385 г., и помянутые слова напоминают о событии прошлом, об отправлении Дионисия в Россию преп. Нилом. Принимая во внимание как русское происхождение послания, так и то, что преп. Афанасий пользовался особенною благосклонностью митрополита Киприяна и следовательно известностью у патриарха, да и жил он с учениками в царском Предтечевом монастыре, считаем за несомненное, что послание писано от имени патр. Антония преп. Афанасием. Отселе то, конечно, образовалась и мысль, будто преп. Афанасий был патриархом в Цареграде.

79. В 1397 г. Иоанн, афонский инок, перевел «Плены Иерусалима» и Историю Маккавеев (Строев). Гавриил, хилендарский монах, в 1412 г. перевел Олимпиодорово толкование на книгу Иова и написал статью о погребении иноков. Ниже будет упомянуто (№ 87) еще имя афонского инока Иакова, как переводчика слова Максима Исповедника.

80. Св. Кирилл, игумен Белозерский. Рожденный в Москве от благородных родителей, он принят был в Симонову обитель основателем ее преп. Феодором. Преп. Сергий, посещая обитель, отличал его своим вниманием. После Феодора, он был и настоятелем его обители. Но, стремясь душею в тихое уединение, он, по особенному видению, тайно (в 1390 г.) удалился в Белозерскую страну. Здесь, на необитаемом месте, основал он себе монастырь и был насадителем духовной жизни в стране глухой. Образовав множество учеников – подвижников благочестия, скончался он в 1 427 г. Преп. Кирилл любил книжное учение. Доселе целы в его монастыре 17 рукописей – «книги чудотворца Кирилла: 7 Евангелий, Апостол, Псалтырь, 3 книги Правил, Лествица, 4 Канонника. Два Евангелия писаны рукою Христофора, ученика преп. Кирилла; один Канонник писан в 1405 г. и другой – в 1423 г. «по благословению старца Кирилла игумена», рукою «Мартинияна лжею инока, а не истиною», т. е. преп. Мартиниана, ученика Кириллова. Весьма замечательны две книги правил, писанные рукою самого преп. Кирилла. В одной выписаны правила о том: позволительно ли иноку причащаться св. евхаристии без священника? В другой – кроме ответов на вопросы Феогноста Сарайского, кроме русского правила против суеверных примет, помещены выписки из Галена о происхождении грома и молнии, о падающих звездах, об устройстве земли, о землетрясениях, о четырех стихиях, о морях. Ясно, что преп. Кирилл читал и изучал книги о законах видимой природы, приобретал познания о ней, поверенные опытом и рассудительностью, и тем рассеивал предрассудки народа.

Три послания преп. Кирилла, отличаясь простотою изложения и искренностью благочестивой души, глубоко назидательны. Особенно превосходно послание его к великому князю. «Как на корабле, если ошибается наемный гребец, вред от того бывает неважный; но если ошибается кормчий, то губит весь корабль; так государь, бывает и с князьями. Если согрешит боярин, наносит пакость себе, а не всем людям; но если согрешит сам князь, причиняет вред всем подчиненным ему. Не надмевайся же временною славою, по шатанию суеты... Слышал я, что у тебя, великий князь, великое смятение с твоими сродниками, князьями Суздальскими, и от того льется кровь между христианами... Бога ради покажи к ним любовь и сострадание, чтобы не погибли в Татарских странах». (Ист. акт. I, № 12, 16, 17). Устав его сокращенно помещен в Четьи Минее. «Духовное завещание» его изд. в I т. Ист. акт. № 32, а собственноручное хранится в обители. Любопытна и купчая грамота его (Юрид. акт. № 72). По отношению к ревнителям старины, достойны внимания два деревянные креста, устроенные руками преподобного и доселе целые в обители: один четвероконечный, другой осмиконечный. Раз, утомленный трудами, преподобный уснул под деревом и услышал голос: «беги, Кирилл». Едва успел он отскочить от дерева, как оно рухнуло. Из сего-то дерева сделан им четвероконечный крест, вышиною в сажень, и верующие получают от него, как и от осмиконечного, исцеление.

81. Епифаний, ученик преп. Сергия, и после него духовник обители его, названный современниками «премудрым». По собственным словам его, он несколько времени жил вместе с блаженным Стефаном Пермским, когда тот жил еще в Ростове, и вместе с ним занимался приобретением книжного просвещения. «Разве нужды некия, говорит он о преп. Сергие, не взыска царствующего града, ни св. горы, ни Исрусалима, якоже аз окаянный и лишенный разума, у люте мне, ползая семо и овамо и преплывая сюду и овамо, и от места до места преходя». Это показывает, что Епифаний был на Афоне, в Цареграде и в Иерусалиме. Но когда? Всего вероятнее, по кончине преп. Сергия, к которому пришел он из Ростова лет за 14 до кончины Сергия. Блаженный Епифаний скончался около 1420 г.

Описание жизни преп. Сергия окончил он и предал другим в назидание, спустя 26 лет после кончины преп. Сергия, и следовательно в 1418 г. Так сам он пишет и сам же говорит, что еще за 20 лет до того уже были у него «свитки, в них же беяху написаны некия главизны еже о житии старцеве, ова в свитцех, ова же в тетрадех, аще и не по ряду, но предняя позади, а задняя напереди». Кроме того, что сам он знал об учителе своем, он собирал сведения о нем от других, в том числе от старшего брата Сергиева, Стефана, и других старцев, которым известны были обстоятельства детской жизни и первых пустынных подвигов Сергия. Епифаниево житие Сергия издано было в Москве 1647 г., но уже измененное Пахомием. Подлинный вид его надобно искать в рукописях.

«Похвальное слово Сергию» не упоминает, как и житие, об открытии мощей Сергия (1422 г.), и следовательно, писано Епифанием около 1418 г. Оно также напечатано в 1647 г.

«Житие св. Стефана Пермского» описывал он, спустя год после кончины Стефана; а «Сетование церкви Пермской» о Стефане написано несколько позже, ибо оплакивает неустройства и несчастия, постигшие ее после Стефана: «балуют овцы, а волцы наступают и свистати некому, ежебы ополошити и распудити волцы, несущу пастыреви... Иноязычницы вогуличи нападают». Все эти четыре сочинения блаженного Епифания находятся в рукоп. Сергиевой Лавры, Моск. Дух. Акад., Царского № 132, Толстого I, № 304; II, № 245.

Епифанию премудрому, по всей вероятности, принадлежит «Сказание Епифания мниха о пути в св. град Иерусалим». (Библ. общ. ист. № 214). Путь начинается из Новгорода и идет чрез Литовские владения.

Заметим еще, что при преп. Никоне, в 1414 г., списаны в Лавре поучения Аввы Дорофея со словами Симеона нового Богослова; в 1412 г. две лествицы; а в 1381 г., еще при преп. Сергие, списаны слова Исаака Сирина.

82. Игнатий, иеродиакон Смоленский, потом архимандрит, описал путешествие в Царьград и Иерусалим 1389–1391 г. В Цареграде был он вместе с митрополитом Пименом, а в Иерусалим отправился один. Путешествие издано в Ник. лет. IV, 158, и у Сахарова в Сказ. Русск. людей 97–107. Он же написал краткий летописец 1254–1423 г.

83. Лазарь преподобный, основатель Успенской обители на Мурманском острове, в 650 верстах от Новгорода, просветитель многих диких лопарей, скончавшийся в 1391 г., оставил «духовное завещание», весьма любопытное, но, к сожалению, испорченное переписчиками. (Изд. в Ист. иер. V, 115 129. . В нем он рассказывает об основании своей обители, о страданиях, какие вытерпел он от Лопарей, и о том, как, исцелив слепое дитя – сына одного из старшин их, он заставил их прекратить притеснения. (У Царского, № 137, 408).

***

Период третий. 1410–1588

84. Фотий, митрополит 1410–1431 г., воспитанный у строгого подвижника епископа Акакия и сам строгий инок и ревнитель Православия.

а) Из 15-ти так называемых по рукописям поучений Фотия, доселе изданы пять: а) о достоинстве священства и обязанностях его – с догматическими мыслями о священстве, об евхаристии, об исповеди, о браке, о елеосвящении, и с назидательными правилами; б) на праздник Благовещения – о достоинстве христианского храма; в) поучение при вторичном вступлении в управление южною паствою, с призыванием к покаянию по зову Божию в казнях; г) два поучения Печерским инокам – об обязанностях иноков. (Дон. к ист. 1 кн. 180–183). Не изданы: 1) на Сретение Господне; 2) в неделю мясопустную – о страшном суде; 3) в неделю православия – о посте; 4) в неделю блудного сына – о долготерпении Божием; 5) и 6) поучение во время бездождия; 7–9) во время язвы; 10) послание в Печерскую Лавру о житии преп. Антония и Феодосия (к. п. Яросл. библ. и Соф. библ. V, 594), Говорены ли эти поучения с кафедры, или все они разосланы были, как окружные послания; во всяком случае видно, что блаженный Фотий внимателен был к путям провидения и обращал внимание паствы на них; внимателен был и к тому, когда паства его могла быть особенно расположена к слушанию наставлений пастыря.

б) Послания его писаны частью по случаю отделения Литовской митрополии, частью против беспорядков, оставленных стригольниками, частью против суеверий и своеволия народа. Издано 13-ть посланий (Ист. акт. I, № 19–23, 26, 30, 33–35, 256, 257. Акт. эксп. I, № 369). Два послания к великому князю Василию, с увещанием возвратить церкви отнятые у нея своеволием имения (Волок. рукоп. № 414) известны по выпискам (Прибавл. к твор. отц. XI, 223–256). Из 9-ти посланий его во Псков, помещенных в Минее митрополита Макария под 31-м числом июня, не напечатано послание о том, что «судят попов ротою, а жены от мужей стригутся тайно от черниц». (Царского № 425; в Опис. муз. стр. 273). Не изданы также послания во Псков: а) о браках и о крещении детей (Опис. муз. стр. 272); б) о агнце, о аллилуиа и о крестах 1419 г. (Опис. муз. сгр. 512), иначе «Устав о святой службе» (Синод. библ. № 562, стр. 197); в) о беспорядках вдовых священников и по бракам (Синод. библ. № 562, стр. 181). Послание во Псков (августа 1419 г.) о пении аллилуия в последствии получило особенную важность. В послании «к Афанасию, ктитору великия лавры св. Николая», писал: «подобаше ти, отче, послушати, аки самого Христа, кир митрополита Киевского, Московского и всея России Фотия, еже исписа нам в дом св. Троицы во Псков, – присла грамоту – в ней же написано сице: аллилуия, аллилуия, аллилуия. Слава Тебе Боже». (Син. библ., № 460; Минея Макария под 31 авг.). Относительно стригольников Фотий писал в трех посланиях (Ист. акт. I, № 21, 33, 34). В одном говорил: «Если правила св. Апостолов и вселенские св. соборы запрещают, с угрозою проклятия, и священническому чину составлять отдельные собрания; тем более возбраняют мирянину дерзать на что-либо подобное. Мирянин не облечен священным саном, он – овца словесная – обязан повиноваться церковному порядку. И так, ты большему наказанию подвергаешь себя. Пусть говорят хульное на епископа или на священника: не следует отлучаться от общения с ним, пока не произведен будет суд и тот не будет лишен звания». Обращаясь к священникам, говорит: «Вразумляйте их со всем вниманием. Если же не обратятся, отлучите их от православной веры, чтобы не были они между вами, как плевелы между пшеницею». В другом писал: «Слышу, что у вас некоторые, нерадя о своем христианском имени, ни во что ставят великое Божие священство и иночество. Христианская вера утвердилась наставлениями и властью Апостолов, и та же власть, по заповеди Христовой, дается святительскому и священническому чину. Священству Божию вручено право прощать грехи. Если же не обратятся, отсекайте их, как гнилые члены от здравого тела церкви Христовой». Получив известие, что мерами городского начальства некоторые из стригольников удалены из Пскова, блаженный пастырь хвалит ревность начальства, а относительно оставшихся, повторяя прежнее правило – удаляться от общения с ними, предписывал вразумлять их наказаниями, только не смертными. Во Пскове многие имели случай вступать в близкое сношение с папистами. Фотий предписывал псковитянам остерегаться людей, пренебрегающих преданиями и правилами святыми; но поставлял за правило, чтобы с радушием принимали православных, которые, будучи гонимы за веру, ищут у них прибежища (Ист. акт. I, № 20). В другом послании предписывает всем: «исправьтесь во всем осмотрительно, чтобы вы были христианами не на одних словах, а подвизались бы в делах православного христианства; прибегайте к храмам Божиим; чтите священников Божиих; посты препровождайте чисто и честно, в покаянии и исповедании, в слезах и теплой вере». Затем укоряет Псковское духовенство в недостойном служении его Господу и предписывает не употреблять Латинского мира и не обливать младенцев (Ист. акт. I, № 35). В третьем послании, преподав наставления о св. евхаристии и посте, на недоумение псковитян: следует ли употреблять в пищу хлеб и другие произведения, привозимые из Немецкой земли, отвечает: употреблять, очистив молитвою иереев (Ист. акт. 1, № 82). В послании новгородцам предписывал духовенству: «кто живет с женою не по закону, соединившись без благословения священнического, тем эпитимия три года, и потом сочетать их; наставляйте их по православию, чтобы брали жен с благословением». Повелевал учить удерживаться от сквернословия, не слушать и не принимать ворожей; давал наставления о крещении и миропомазании. «В котором монастыре, писал, живут черницы, там не должны жить чернцы, которые должны быть в особом монастыре... где будут жить черницы, там избрать священников с женами, а вдового попа там не должно быть. Если бы кто пред выходом в поле (на судебный поединок) просил приобщения святых таин, не давать ему; а кто будет убит, того не хоронить и убийцу отлучить от церкви на 18 лет (Акт. эксп. I, 369).

в) Духовное завещание Фотия – отчет в тревожном управлении паствою (Собр. летоп. VI. 147–155).

«Не зазрите смирению моему, яко не искусну ми сущу писанию вашему и языку» – так писал сам Фотий, спустя лет десять по прибытии в Россию (Ист. акт. I, 323). И все сочинения Фотия показывают, что они писаны не природным русским пастырем. – Два послания к великому князю Василию очень темны; все другие, по языку, отличаются искусственностью. В окончаниях и изменениях слов часто встречается смешение церковно-славянского с русским, с нарушением правильности русской речи; сочетание слов – произведение собственной мысли, – периоды длинные и запутанные вводными предложениями. От того неясность мыслей. Верный русский перевод совершенно необходим для сочинений Фотия.

85. Григорий Цамблак писал о митрополите Киприане: «его же наше отечество изнесе... Бог благослови тому в отечествии прославиться – видети великого Евфимия (патриарха Терновского); – мы того писанием подвигшеся достигнути вашея страны, яко да пастыря узрим». Далее говорит, что не застал он в живых Киприана. По этим словам, Григорий был родом серб из Терновской патриархии и вызван был в Россию митрополитом Киприаном, которого однако уже не видел он в Киеве († 1406 г.). В надписях сочинений называется он игуменом Сербской Дечанской обители, а чаще пресвитером и игуменом обители Пандократора, или пресвитером церкви Молдовлахийской. В ноябре 1416 г. Витовт, желавший иметь особого митрополита на юго-западе, настоял на том, чтобы Григорий посвящен был русскими епископами в митрополита Киевского. Не без основания блаженный Фотий страшился последствий, пагубных для православия, от существования новой митрополии в Литве, под властью князя паписта. Но сам Григорий и со стороны Фотия не был подозреваем в какой либо склонности к папизму. Григорий, как учением, так и делами, доказал, что он искренний сын православия и твердый исповедник его. Он доказал это на Костницком соборе.

В Синод. рукоп. (№ 384) помещены 21 слово его (а не 27, как показывает Словарь, I, 103) на Господские праздники и на дни святых. Из них названы словами «Григория инока и пресвитера», или «Григория игумена обители Пандократоровой, прозвитера великой церкви Молдовлахийской», следующие слова: 1) о св. причащении в воскресенье пред Рождеством Христовым; 2) о усопших; 3) о иноческом житии; 4) похвальное слово преподобным отцам, где упоминает о своем слове об иночестве; 5) похвальное слово 40 мученикам; 6) в великий четверток на часах о Иудеях и приносящих опресноки; 7) в великий пяток на часах; 8) на рождество Иоанна Крестителя; 9) похвальное слово апостолам Петру и Павлу; 10) похвальное слово преп. Илии; 11) на рождество Богоматери; 12) о мучении нового мученика Иоанна Белградского; 13) похвальное слово митрополиту Киприану. С именем «Григория архиепископа Российска» помещены слова: 1) в неделю вербную; 2) на вознесение Господне; 3) на преображение; 4) на успение Богоматери; 5) на усекновение главы Предтечевой; 6) на воздвижение честного креста; 7) похвальное слово великомученику Димитрию; 8) похвальное слово великомученику Георгию. Но нет сомнения, что и некоторые из первых 13-ти слов говорены были в России. Это показывает их слог и язык; это показывает предмет некоторых, каково похвальное слово митрополиту Киприану. Притом по другим рукописям, слова на рождество Предтечи и на день апостолов Петра и Павла называются словами Григория архиепископа Российского (Толстого II, № 205; I, № 106; Опис. муз. стр. 693, 700, 702, 704); а Медведев поставляет в числе слов Григория епископа Российского слово на рождество Богородицы. В Минее Макария, под 31 июля, помещена «книга Григория Самблока» с 19-ю словами. По рукописям известны еще следующие сочинения Григория: а) «Григория архиепископа Российска слово на воздвижение креста Господня» (Царского № 411); б) похвальное слово св. Евфимию патр. Терновскому (Толстого 205); в) сказание о перенесении мощей преп. Параскевы (Оп. рукоп. Царск. стр. 71); г) в прологе 5 мая повествование о Сербском царе Стефане Дечанском, писанное Григорием игуменом Дечанским (сл. Григоровича Путешествие, стр. 33. Казань, 1848 г.). Образованный пастырь был еще духовным поэтом и знатоком пения. В рукописных певческих книгах встречаются его напевы, а в некоторых есть «стих на целование» в праздник успения Богородицы, «творение Кир Григория Российского, Цамблак». Стих состоит из 8-ми стихир, дышащих живыми чувствами и мыслями умными. Он напечатан у г. Ундольского в Замечаниях для истории церковного пения, М., 1846 г., стр. 4–6.

86. Симеон, архиепископ Новгородский 1416–1431 г., знаменитый святостью жизни, писал в Святогорский монастырь послание о соблюдении общежительного устава (Ист. акт. I, № 24). Особенно замечательно послание его во Псков, сохранившееся в летописи (Ник. V, 72. Журавлева Ист. раскольн. стр. 20). «Благородные и христолюбивые мужи псковичи! сами знаете, что кто воздает честь своему святителю, эта честь переходит к самому Христу. Потому чтите, дети мои, со всем смирением и любовию духовных отцов своих и пастырей душ ваших. Не испытывайте их; не говорите о них ничего худого; но смотрите за самими собою, оплакивайте свои грехи, заботьтесь о врачевании своих болезней... Не будьте высокомерны, но терпеливо повинуйтесь духовным отцам вашим, как следует христианам православным, покорным слову Божию. Не обижайте церкви Божией, – не вступайте ни в какие церковные дела... Каждый должен страшиться суда Божия и стараться быть достойным милости Божией».

87. Зосима, иеродиакон Сергиева монастыря, написал Ксенос, или описание странствования своего, 1420г., чрез Царьград в Иерусалим. Это описание священных мест Афона, Константинополя и Иерусалима стоит внимания. Оно касается и некоторых современных событий. Расположение, с каким писан Ксенос: «Да низойдет на читающих сие писание благословение от Бога и от святого гроба и от святых мест! Подлнно они могут принять награду равную с ходившими во Иерусалим и видевшими святые места». Ксенос издан у Сахарова во II т. Сказаний, СПб., 1849 г.

Иаков, инок, в 1426 г. перевел с греческого «на русский язык» постническое слово преп. Максима (Царского, № 720). «В лето 1426 (переведено) кур Иаковом доброписцем убогому Евсевию, непотребному Ефрему Русину», так сказано в рукоп. Кириллова монастыря. Ясно, что книга переведена для России, для русских паломников. Но кто был Иаков? Всего вероятнее, болгарин или русский, долго живший на Афоне, так что снискал он себе почетное наименование кира – господина.

88. Евфимий Брадатый, архиепископ Новгородский, до 1424 г. Емелиан, чернец Деревяницкого монастыря и духовник владычний; в 1424 г. избран был в архиепископа, но по смутам Новгородским хиротонисан митрополитом Фотием с именем Евфимия в 1425 г., и скончался в 1428 г., выкупив незадолго до своей смерти пленников Литвы за свои деньги – за 6000 рублей (Собр. лет. III, 183, 238). Он оставил «Исповедание веры», написанное при поставлении его в архиепископа, где дает обещание «мир церковный сблюдати... в страсе Божии и боголюбивым нравом порученное стадо соблюдати»; слушаться во всем митрополита, не взирая на угрозы князя и бояр; не принимать другого митрополита, кроме поставленного в Царьграде; не допускать православных вступать в браки ни с армянами, ни с литовцами. (Акт. эк. I, № 371). В 1426 г., в послании Псковскому духовенству, предписал он не дозволять служить у себя священникам, пришедшим из другой епархии без ставленной и отпускной грамот, и заботиться о воспитании прихожан в страхе Божием. (Ист. акт. I, № 31).

В рукописи, писанной в 1431 г. в Новгородском монастыре на Лисичьей горе, помещено «Толкование неудобь познаваемым в писаниих речем» – опыт церковного словаря (изд. Каландовичем в Экзархе, прилож., № 13).

89. Авраамий, епископ Суздальский, бывший в 1438 г. с митрополитом Исидором во Флоренции, описал сценическое представление благовещения Богородицы, виденное им во Флоренции (напеч. в XVII ч. Др. Рос. вивлиоф.). Спутник Авраамиев говорит: «последи уведехом, яко посла папа бискупа своего Христофора, дабы и он (Авраамий) подписал; ему же не хотящу сего сотворити, митрополит Исидор ят его и заключи в темницу, и сидел неделю, и той подписал нужею». Снимок подписи Авраамиевой под Флорентинским собором в Румянцевском музее.

Симеон, иеромонах Суздальский, в 1437 г. сопровождал архипастыря своего Авраамия и митрополита Исидора в путешествии их в Италию на Флорентийский собор. Он составил описание сего путешествия, замечательное для исторической географии и не без сведений о соборе (изд. Сахаровым во II т. Сказ. Русск. нар. СПб. 1849). Более важна Повесть Симеона Суздальского о восьмом соборе (в Архиве Минист. иностр. дел, № 10); Синод. библ., № 389; Уварова, № 408; Толстого, II, № 436). Она издана в VI ч. Вивлиоф., но смешана здесь с Путешествием Симеона. В Повести Симеон пишет: «Митрополит Исидор остался в Венеции и сносился с папою и ходя «по божницам приклякал» (приседал) по-фряжски и нам приказывал делать то же; но я много раз спорил с ним; за то и он держал меня взаперти. Посланник Фома решился отправиться из Венеции, и я, видя такую великую ересь, отправился с посланником 9 декабря, и пришел в Новгород, где пробыл лето у владыки Евфимия; отселе пошел в Смоленск». Смоленский князь выдал его Исидору, и тот посадил его в темницу закованным в железа; тут просидел он всю зиму в одной свитке, на босу ногу; потом повезли его из Смоленска в Москву.

90. Исидор, митрополит России 1437–1442 г., снискавший печальную известность покушением ввести унию в Россию. Вполне вероятно то древнее известие, которое называет его словаком: он хорошо знал славянский язык.

Образованный в Константинополе, он знаком был с ученостью греческою и латинскою. Близость родины его к Риму приучила его к мысли уважать Рим, при всем его разврате по жизни и мыслям; от того то еще на Базельском соборе он дозволил называть греческую веру «старою ересью», хотя был здесь в числе представителей греческой церкви. Император Иоанн Палеолог, надеявшийся униею с Римом поддержать падающую империю, избрал Исидора в митрополита России, без сношения с Россиею, собственно по своим видам для унии. Известно, как принят был Исидор в Москве, по возвращении из Флоренции, с званием легата папского (Ист. Русск. ц. III, 94, 99). Сочинения Исидора: а) Послание в Россию (из Будина, 5-го марта 1440 г.), где, извещая паству о соединении церквей, призывал христиан греческого и римского исповедания ходить безразлично в храмы греческие и латинские, приобщаться евхаристии у греческих и латинских священников (Соф. Врем. II, 33–42). б) Письмо от 27 июля 1440 г. в защиту священника Столпинского, которого холмляне, за его похвалы унии, выгнали из прихода (Чт. Общ. ист. I, 12–25). в) «Воззвание его ко всем християнам» Европы восстать против Магомета – сына сатаны не нашло на западе ни в ком отзыва; и это служило безответным укором Исидору, а оправданием блаженному Марку и блаж. Геннадию Схоларию, не верившим в обещания запада – помочь Константинополю против турок, и еще менее желавшим менять чистоту веры на выгоды политические. Воззвание писано на латинском языке и напечатано Рейснером: Epistolae Turciae? 1598/ Итальянский перевод его издан в Hist. universal dell origine, guerre et imperio di Turchi, Frau. Sansovino. Venet. 1654.

91. В 1439 г. благочестивому Новгородскому пастырю Евфимию II (1429–1458 г.) явился святитель Иоанн-Илия Новгородский († 1186 г.), и возвестив, что он тот Иоанн архиепископ, которого гроб внезапно открыт с нетленным телом, именем Божиим велел совершать 4 октября память по Новгородских князьях, архипастырях и по всех православных, а сам обещался молиться за всех живых. Блаженный Евфимий тогда же установил праздновать в Новгороде память св. Иоанна (Собр. летоп. III, 112, 113, 183). Тогда собрали, какие могли, известия о жизни св. Иоанна. Так явились два слова о жизни его, помещенные в Минее митрополита Макария (под 7 сентября) и в другой рукописи. Естественно, что не все известия, собранные спустя более 200 лет после кончины св. Иоанна, были точны и верны. Так в первом слове говорится, что Иоанн еще до посвящения своего в сан архипастыря построил Благовещенский монастырь; а по верным летописям это было не так (§ 36). Дела земных людей – немощь; явление небожителя было плодотворно: прежде всего оно было сильным предостережением против чтителей запада с его папою, каков был Исидор; оно же заставило обратить внимание на подвиги великих мужей церкви Русской.

Питирим, епископ Пермский († 1445 г.), по словам Степенной книги (I, 445), сочинил «Краткое описание жития св. Алексея» и Канон на обретение мощей его; последний в Минее 20 мая.

Макарий, игумен Прилуцкий, описал жизнь преподобного Димитрия Прилуцкого († 1392 г.). Сочинитель пишет: «Пахомий (ученик преподобного и его преемник в управлении обителью) и нам многа свидетельствова о житии и чудесех преподобного»; следовательно игумен Макарий писал о преподобном никак не позже 1440 г. Это житие у Царского (№ 131) в списке 1547 г., у Румянцева начала XVI в. (№ 96, 153); оно же в Минее митрополита Макария под 11 Февраля. В последней помещены еще: Похвала преп. Димитрию и Слово похвально о чудесах его, без имени сочинителя. Последнее богато разными известиями, между прочим о нападении вятичей на Вологду и разграблении Димитриевой обители, причем совершилось чудо над вятичем, хотевшим похитить пелены с гроба преподобного. Сочинитель приводит при этом подобное чудо, совершенное у гроба Стефана Сурожского.

Алексей, после преподобного Павла († 1429 г.) игумен Обнорский, оставил записки о жизни первого наставника своего преп. Сергия Обнорского, скончавшегося в 1413 г.

92. Св. Иона, митрополит 1448–1461 г., хранитель отчизны и прозорливый пастырь православия. С 12-ти лет инок, он получил образование ума и сердца в обители. Святитель Фотий, увидев инока Иону, мирно спавшего после трудов и державшего правую руку на главе, «согбену, яко благословляше ею», сказал: «знайте, дети, сей инок будет великим святителем в Русской земле» (Степ. кн.). Много было скорбей для Ионы во время пастырского служения его, и это возвысило дух его. Папа писал о нем к королю Казимиру: «поймать и связать нечестивого отступника Иону»; а Господь тогда уже прославил его даром чудес. Дух правления его виден между прочим и в том, что он подвергал суду даже Пафнутия Боровского, не хотевшего будто бы признавать святительской власти его. (Посл. преп.Иосифа Вол. к Кутузову и Третьякову).

В Московском Успенском соборе хранится, писанное самим святителем, «Евангелие келейное». Из 35-ти напечатанных посланий его, одни относятся к охранению благосостояния России (Ист. акт. т. I, № 40, 43, 51, 53, 56, 60, 262; Акт. эксп. I, № 49); другие к охранению православия, поставляемого в опасность властолюбием папы (Акт. ист. I, № 45, 47, 51, 52, 60, 62, 63, 65 в 260, 273, 275; Доп. к Ист. акт. I, № 13); иные то утешают скорбящих, то вразумляют невнимательных к своему спасению (Ист. акт. т. I, № 37, 44, 46, 50, 265,267; Доп. к Ист. акт. I, № 11); наконец некоторые охраняют порядок внутреннего управления (Ист. акт. т. I, № 45, 67, 266, 268–271). Кроме того, есть еще неизданные назидательные послания его (у Царского по Опис. стр. 366, 499, 500). Замечателен чин поставления епископа 1456 г., составленный, конечно, святителем Ионою (Акт. эксп. I, № 375). В Волокол. библ. № 293 разрешительная молитва его за усопшего: «Во имя Святые живоносные Троицы, Отца и Сына и Святого Духа. Се аз смиренный (имярек) митрополит всея Руси, моляся Тебе Христу моему Владыце, прощаю и разрешаю имярек» и пр. Подпись его у Погодина в Альбоме, М., 1853 г.

Нельзя отказать себе в утешении выслушать хотя некоторые из наставлений великого святителя.

В послании к вятичам писал он: «Слышу я, дети, что у вас в Вятке творится весьма много дел Богу противных и ненавистных, на пагубу християн: многие християне живут с женами незаконно, без венчания... Напоминаю вам и пишу с горьким рыданием... молю вас показать чистое раскаяние... Молю вас, священники Господни, осмотреться всячески и содрогнуться... Смотрите также, в какие уста входит бессмертное тело и честная кровь Владыки. Если с устами нечистыми и гнусными дерзаете приступать или допускать кого-либо к тем бессмертным и животворящим тайнам: вы как трава прикасаетесь к огню» (Ист. акт. I, № 267).

К новгородцам, после того как предложил наставление о вражде, писал: «Как сладко, дети мои, покаяние! Оно – корень жизни. Сладкий и незлобивый, благий и щедрый, человеколюбивый Бог и строитель спасения нашего постоянно жаждет покаяния нашего, веселится о слезах кающагося и радуется о исповеди нашей; Он с великим терпением ожидает обращения нашего, и не оставляет последнего, умоляя, наблюдая, призывая каждого из нас, чтобы обратились к Нему от дел неприязненных... Хорошо, дети мои, слушаться Божественного Писания. Как послушание, дети мои, есть жизнь, так преслушание – смерть. Свидетель словам моим – первый созданный Богом человек: если бы не преступил заповеди Творца, то не лишился бы древа жизни; а изгнан был из рая, осужден на смерть, и сам и его потомки... Еще же и на то благословляю вас, детей моих, чтобы вы во всем послушны были сыну нашему и брату, а вашему отцу и учителю, боголюбивому архиепископу Евфимию по слову Господа. Он сказал: слушаяй вас Мене слушает, а отметаяйся вас Мене отметается и Пославшего Мя... Он, дети, поставлен Богом в святителя, учителя и пастыря душам христианским, он наместник самого Владыки нашего Христа и молитвенник о душах человеческих; ему дана власть апостолов: кого разрешит на земле, тот разрешен и на небе» (Ист. акт. 1, № 45).

Князя Юрия Семеновича утешал он в скорби о смерти супруги, и писал: «Весьма хорошо поступил ты, сын мой, что велел положить ее у себя, в твоем городе. Не место, как знаешь ты, сын мой, спасает или осуждает человека, а дела наши: какие сотворим дела, такую получим и награду за дела. Теперь же, сын мой, она всегда тут пред глазами твоими, и ты можешь принесть пользу душе ее мольбами и молением священников, всегдашним повиновением, напоением из чаши, милостынями и щедростью к нищим» (Ист. акт I, № 46).

Прекрасно наставление его детям, неповинующимся матери (Доп. к ист. акт. I, № 11).

К инокам писал: «Жаловался мне, дети, игумен ваш Вениамин и сказывал, что вы не слушаетесь его ни в чем... Это, дети, по изначальной гордости общего врага нашего диявола воздвигаются мятежи за преслушание и неповиновение. Вы знаете, что вы умерли миру и покорили временное будущему; потому должны вы, дети, повиноваться во всем вашему духовному настоятелю игумену Вениамину, но вашему обету, пред Богом данному. Пишу к вам, дети, чтобы вы принудили себя в точности выполнять правила боголюбезного общего жития... О тех, которые будут оказывать непослушание игумену, вопреки божественным и священным правилам, и станут возмущать священную обитель, я дал приказание игумену вразумлять таких с любовию, духовно; если же кто не послушает, то велел я выслать такого из монастыря, как и каждого нарушителя закона Божия, – таковой сам себя изгнал из стада Христова» (Ист. акт. I, № 265).

93. Феодосий Бывальцев, Чудовский архимандрит, с 1454 г. архиепископ Ростовский. В 1458 г. созвал он духовенство своей епархии на собор, «да исправится дело церковное и всего православного христианства», и горько жаловался на нерадение духовенства о своем долге. Святитель Иона еще при жизни своей избрал и благословил его на свое место, «да и грамоту свою благословенную на его имя... за своею печатью на престоле положил» (Ист. акт. I, № 69, стр. 121). Вступив (1461 г.) на кафедру митрополита, он и здесь со всею ревностью старался об исправлении духовенства. Но в 1465 г. отказался от управления, и в Чудове монастыре подвизался тайно в делах милосердия, а последние дни провел в обители Сергия, где и скончался 1474 г.

Святитель, образованный и пламенный к званию своему, писал: красноречивое похвальное слово апостолам Петру и Павлу (изд. в Извест. Акад. Наук III, 322–328); слово о чуде святителя Алексия (Собр. летоп. VI, 326–330); превосходное послание духовенству Белозерской страны, с обличением в нерадении к званию (Ист. акт. I, № 64); пять других посланий (Ист. акт. I, № 13, 78, 275–277); исповедание (т. I, № 57), и грамоты (Акт. эксп. I, № 54, 75; Ист. акт. I, № 77). Подпись его у Погодина в Альбоме.

Иродион, дьяк митрополита Феодосия, по его воле написал два сказания: одно о чуде преп. Варлаама, другое о землетрясении (Собр. летоп. т. 182–184, 321–325).

94. Геласий, игумен, в 1464 г. описал житие преп. Саввы Вишерского (Царского. № 133) и тогда же написал похвальное слово. Описание и слово известны по рукоп. 1514 г. (Царского № 381; Моск. дух. акад. № 73).

При Ростовском архиепископе Трифоне (1462–1467 г.) описаны в Ростове чудеса св. Леонтия Ростовского. Описание последнего чуда, современного Трифону, напечатано в Чтен. общ. ист. о Ростове, стр. 61, 62. В Сборнике 1514 г. (Царского № 381) и в Минее Макария под 23 мая, вместе с описанием чудес, помещена похвала св. Леонтию. Вероятно тогда же описана жизнь Петра царевича. В описании говорится о внуке Петра, и описание оканчивается так: «дай же Господи Петрову сему роду соблюдение и умножение», следовательно это писано еще при потомках св. Петра. Это житие помещено в Минее Макария под 29 июня, в рукоп. Моск. дух. акад. № 63, Царского № 378, 743.

95. Пахомий Логофет, «иже прииде от Сербския земли к великому князю Василию Васильевичу» (Царского XX, стр. 51), по распоряжению св. Ионы архиепископа Новгородского (1458–1471 г.), написал: а) Жития преп. Варлаама Хутынского, архиепископов Моисея († 1362 г.) и Евфимия († 1458 г.), преп. Саввы Вишерского, исправив Геласиево описание (Толстого II, 364; III, 59; Царского № 103, 132, 133, 326). б) Каноны и стихиры княгине Ольге, св. Евфимию, преп. Савве, Чирской иконе Богоматери, Иоанну Крестителю (Опис. муз. 592, 593); преп. Онуфрию великому, которому новгородский пастырь создал храм, написал службу. в) Похвальные слова: преп. Варлааму, «в нем же нечто на Иудеи» и Покрову Богородицы (Толстого II, Л № 264; Опис. муз. 206, 704; Царского № 98, 379)). «По благословению господина преосвященного архиепископа Ионы митрополита всея Руси и прорассуждением, иже о нем честного собора», в 1460 г. написана жизнь свят. Алексея (Опис. муз. стр. 761; Толстого I, № 292, стр. 185), и тогда же написан им канон свят. Алексею. Вероятно, по тому же определению сочинил он житие св. князя Михаила Черниговского, по рукоп. «творение иеромонаха Пахомия св. горы», с таким началом: «Что реку или что возглаголю»? Из Новгорода Пахомий переселился в обитель преп. Сергия Радонежского. Здесь он написал: канон с акафистом преп. Сергию Радонежскому и канон преп. Никону (о чем говорит в житии преп. Кирилла); здесь же он дополнил Епифаниево описание жития преп. Сергия описанием чудес преподобного, совершившихся по открытии мощей его; но при этом сократил и Епифаниево житие Сергия; потом описал жизнь преп. Никона (Царского № 131, 132, 112; Общ. ист. № 56; Опис. муз. 204, 209, 593, 673). «Се аз смиренный таха ермонах Пахомие, пришедшу ми в обитель святого, видех чудеса, бывающа от ракы богоносного отца, увидев от самого ученика блаженного Епифания (т. е. из книги его)... иних своима очима видев, дерзнух написати, елика слышах или видех». Так говорит Пахомий о своем труде для жития Сергиева. В 1472 г. перенесены были мощи св. митрополита Петра в новый соборный храм и открыты мощи св. Ионы митрополита. Пахомий, по поручению начальства, написал службу на перенесение мощей св. Петра, канон св. Ионе и слово на обретение мощей их (Собр. лет. VI, 196). Слово на обретение мощей и похвальное слово св. митр. Петру – в Минее Макария, под 24 августа; канон у Румянцева, (Опис. муз. 204, 295). В Кирилловом монастыре, по воле великого князя, описал он жизнь преп. Кирилла Белозерского, а в Устюге, «повелением владыки Филофея» (1472–1501), написал канон св. Стефану Пермскому (Толстого I, № 192, 306; Царского № 103; Опис. муз. стр. 199, 205, 208, 595; Минея Моск. Дух. Акад. за май и июнь 1558 г.). О житии Кирилла пишет: «помыслит кто, яко от иноя мя земля суша и неведуща опасно, яже о святем... Но еще ми сущю далече, слышах о святем… Повелен бых великим князем приити во обитель святого, видех тамо настоятеля тоя обители Касияна... многа начаша ми поведати о святем, ихже аз слышав от самовидец такового жития, паче же достовернейшая от самого того ученика Мартиниана именем, бывшего игумена тезоименитого (?) монастыря, Сергиева зовома, иже от малого возраста жившего со св. Кириллом».

96. Филипп I, митрополит Московский 1464–1474 г. Когда легат папы хотел иметь торжественный въезд в Москву, святитель сказал великому князю: «Римский легат в едет с крыжем в одни ворота, а я, духовный отец ваш, выеду в другие. Кто отдает почести чужой вере, тот унижает свою». Великий князь запретил легату въезжать в предшествии крыжа. (Псковск. лет. 125–127). Папа, отправив Софию в Москву для брака с великим князем, надеялся многого для себя. Легат, по совершении брака, предлагал митрополиту о соединении церквей. По словам летописи, «много митрополит Филипп изучил, от книг словеса емлючи и книжника Никиту Поповича призва, ово сам емля у него речи, глаголаше легатосу, иное же повеле самому (Никите) с ним глаголати. Он же ни единому слову ответа не дасть, но рече: нет книг со мною». (Собр. лет. VI, 197). Все это сношение, без сомнения, было описано, но описание ныне не известно.

Пять посланий митрополита Филиппа, написанные правильным церковно-славянским языком, живо и с воодушевлением, отличаются силою мыслей и чувства. Прекрасны убеждения его новгородцам покориться великому князю и увещание князю простить мятежных новгородцев, если раскаются. (Ист. акт. I, № 280, 281, 282). Увещание его новгородцам не делать насилия монастырям и церквам за отказанные им имения дышет кротостью (там же № 82). Таково же увещание его настоятелю и старцам Сергиевской обители простить согрешившего пред ними старца Памву (там же № 1, 278). Жалованная грамота его у Иванова (Опис. архива стр. 210. М. 1848 г.). Подпись митрополита у Погодина в Альбоме. М. 1853 г.

Повесть о походе великого князя на Новгород 1471 г., писанная в духе Московского правительства, писана современником и ревнителем православия; язык и слог ее сходен с тем, что видим в посланиях митрополита Филиппа; потому, вероятно, что если не сочинена она вся митрополитом Филиппом, то, без сомнения, под его смотрением писана и им исправлена. Она издана в VI т. собр. лет. 1–45. Сл. т. III, 242.

97. По воле митрополита Филиппа, Феодор, новокрещенный еврей, перевел с еврейского подлинника Псалтырь и книгу Есфирь – явление весьма замечательное. Начало Есфири: «Бысть в дни Ахазверосовы, иже царствоваше от Уду же и до Хус седьмию и двемядесятьми истовластии. В дни тые, егда седе Ахазверос на столе царства своего, и ссотвори мир вельможам своим и рабам своим, силе Фарсистей и Медействей, странам и болярам земным и иже их о нем». Здесь встречаются слова: тивун и староста, располон вместо разграбление. Слова абы – чтобы (2:10), приклякаа – припадая (3:5, 5:3), охотном сердцем – веселым сердцем (5:9), охота (8:16), валник (10:3), дают видеть в переводчике человека долго жившего на юге русском, но не поляка. (Опис. рукоп. Синод. библ., стр. 53, 57, 181). Геннадий Новгор. в 1489 г. писал, что у жидовствующих пользуется уважением русский перевод не только Псалтыри, но и Пророков. «Ино нынешние жиды еретическое предание держат, псалмы Давидовы, или пророчества испревращены». (Посл. к Иоасафу). Ныне не известны списки перевода XV в. с еврейского ни Псалтыри, ни Пророков. Отзыв Геннадия о переводах не препятствует признать их, особенно при недостатке других лиц, знакомых с еврейским текстом, за труд новокрещенного еврея Феодора. Поправки в древнем Славянском тексте Пятокнижия Моисеева (Опис. муз. № 27, 28; рукоп. XV в. Моск. Дух. Акад. № 12), обличающие не только русского исправителя, но и человека знакомого с еврейским текстом, принадлежат, вероятно, тому же воспитаннику митрополита Феодору. Указываемые Востоковым отличия числ. 20, 27, пошли вместо возведе я и 23 и пошел в гору соответствуют еврейскому тексту. Разделение книги Бытия на 12 отделов, и прочих четырех книг на 40, соответствует еврейскому делению Пятокнижия, не только по числу, но и по самому началу и окончанию отделений. После сего, обороты и слова русские XV в., внесенные в перевод, носящие, по словам Востокова, все признаки болгарского языка Х и ХI в., должны быть признаны не делом только переписчиков, а делом исправителя. Впрочем таких перемен в древнем славянском тексте Пятокнижия немного. Замечательнее всего разделение Пятокнижия на парасис – субботние чтения. В греческих списках Пятокнижия оно не известно.

98. «В лето 6958 (1450 г.), написана бысть сия книга Летописец раба Божия дьякона инока Геронтия», так читается в середине ныне известной второй Новгородской летописи (Собр.лет. III, 141). В другом месте, под 1572 г., читаем замечание: «смотри (конечно сам сочинитель второй летописи) в монастыри (на Лысьи горе) книги Летописец церковный, а сказавши, что Летописец Лисицкей добри сполна; ажо не сполна, развие написано в Летописце Лесицком владыки Новгородские до владыки Еуфимия Новгородского» † 1458 г. (Собр. лет. III, 169). По обеим сим заметкам несомненно, что существовал особый Новгородский Лесицкий летописец. В свое время славился он полнотою известий и оканчивался 1450 г. Вероятно его известия от 911–1015 и 1334–1450г. помещены во второй Новгородской летописи, где так нередко видим двойные известия об одном и том же случае.

Сочинитель летописи Литовской, при описании смерти князя Свидригайлы, говорит: «аз того не вем, занеж бех тогды млад; но нецыи мовят, ижбы тот Фома дал князю Скиригайлу зелие отравное пити». поелику Свидригайло умер в 1394 г., то помянутые слова летописец написал, конечно, не позже 1440 г., и следовательно первый летописец о происшествиях Литовской Руси писал свои записки около 1440 г. И до нас дошла летопись в рукоп. XV в. Она издана в Записках 2-го Отделения Академии, СПб., 1854 г., а прежде того Даниловичем в Виленском Дневнике 1823 г. отдельно: Latopisiec Litwy I Krodika Ruska. Wilno. 1827.

99. В 1466 г. Василий, гость московский, описал хождение свое в Палестину; а Афанасий Никитин написал сказание о странствовании своем в Индию, продолжавшемся четыре года (1468–1472 г.); сказание очень замечательное. Издано Сахаровым во II т. Сказ. 170–182; лучшее издание – в Собр. лет. VI, 330–358; в последнем месте с объяснением слов. Подробные объяснения И. И. Срезневского смотр. во 2-м томе Записок 2-го Отд. Академии.

Пространная повесть о взятии Царяграда турками (1453 г.) написана, по всей вероятности, тогда, как с Софиею в 1472 г. прибыли в Москву отец ее Фома Палеолог, брат несчастного императора Константина, Кассиян князь Мавнукский (§ 116) и другие. Эта повесть изображает великое событие с такими подробностями, столько представляет лиц и обстоятельств частных, что нельзя не видеть в сочинении ее участия очевидцев великому событию, тем более, что в ней есть известия, каких нет у Франзы и других современных повествователей; замечательна и та черта ее, что в ней ни слова не сказано о флоте магометовом, а изображаются только битвы с сухопутным войском. Это значит, что рассказывают о событии очевидны добросовестные, которые говорят то, что видели и о чем собраны ими сведения верные и точные. Повесть издана, но не исправно, в Царств. летоп., СПб., 1779 г., и в Никон. лет. V, 222–277. Обзор содержания ее, с историческими и филологическими замечаниями И. И. Срезневского, в 1-м томе Ученых Записках 2-го Отделения Академии. СПб. 1854 г.

100. Антоний, иеромонах Спасского монастыря при митрополите Филиппе и великом князе Иоанне, как говорит он, описал житие благоверных князей Ярославских Феодора († 1299 г.), Константина и Давида. В летописи читаем: «в 1463 г. во граде Ярославли в монастыре Св. Спаса обретены мощи князя Феодора Ярославского и сынов его Константина и Давида, под церковью того в подклете целы», и при торжественном открытии последовали чудеса (Лет. у Карамз. VI, пр. 629). После сего нет сомнения, что Антоний составлял свое описание не позже 1465 г. Повествование его с несколькими переменами помешено в Степ. кн. I, 392–397, и в Никоновой летоп. III, 62; а в подлинном виде сохраняется в рукоп. библ. Общ. ист. № 196; Царского № 111, 388; в Чет. Минее митрополита Макария под 19 сентября. Карамзин недоверчиво смотрел на известия Степ. кн. о князе Феодоре (IV, 110): но он не знал древнего жизнеописания и допустил произвольные догадки в историю. Известия Антония оправдываются древними летописями – Троицкою и Воскресенскою.

101. Мисаилу, епископу Смоленскому, с 1474 г. митрополиту Киевскому, происходившему из рода князей Бабилей-Соколинских (Акт. зап. Росс. III, № 101; IV, № 136), приписывается летопись 1254–1425 г. (Рукоп. Имп. Акад. Наук). Известен еще «Лист» его, которым он передает основанный им в своем имений Черее Троицкий монастырь заботам племянницы и ее мужа Богдана Сапеги (Акт. зап. Росс. IV, 233, 234). Послание к папе, которое выдал под его именем ученик Езуитский Ипатий Поцей, давно обличено в своем подлоге. (Акт. зап. Росс. IV, 229).

Ефросин преподобный, вмире Елеазар, основавший близь Псковского озера монастырь и скончавшийся в 1481 г., оставил завещание (изд. в Акт. эксп. I, № 108) и общежительный устав. Последний в 30 главах помешен в Минее митрополита Макария под 15 мая. Завещание его писано правильным церковно-славянским языком, без допущения оборотов и выражений простого русского языка; эго первый образец строгого церковного письмени. Что касается до того, будто преподобный Евфросин защищал сугубую аллилуиа; то сам болтливый Василий проговорился, что первый биограф преподобного сомневался в том, ходил ли преподобный в Царьград с вопросами о сугубой аллилуиа. А что рассказы самого Василия о преподобном Евфросине не стоят доверия, по явным противоречиям его истории и здравому смыслу, – это подробно показано в Ист. Русск. ц. III, 180–187, и в Христ. Чт. 1853 г. Свят. Димитрий свято судил: «Евфросин святый – свят, а аллилуия их не мню быти свято, самое сновидное, как хотелось кому, так и бредили, без ума». (Письмо 6 Синод.).

102. Геронтий, митрополит Московский 1475–1488 г., писал послания: а) Вятскому духовенству, с повелением склонить вятчан к покорности великому князю (Ист. акт. I, № 97); б) великому князю на Угру, с увещанием мужественно биться с Татарами (там же № 92); в) Новгородскому архиепископу Геннадию, с решением о еретиках (там же № 285). Послания его написаны языком простым, где допущено много неправильностей и против славянского, и против русского языка. Подпись митрополита Геронтия в Альбоме Погодина, М., 1853 года.

103. Вассиан Рыло, ученик прен. Пафнутия Боровского, с 1455 г. игумен Троицкого монастыря, два раза (1455 и 1460 г.) посылаем был св. Ионою на юг к князьям, епископам и народу, для утверждения их в верности православию, и, к утешению святителя, исполнял это поручение с полным успехом (Ист. акт. I, № 45, 62, 63, 65, 66, стр. 110, 117.) В 1468 г. посвящен он в сан архиепископа Ростовского, и в сем сане примирил великого князя Иоанна с его братьями. Скончался в 1481 г. Превосходно его описание жизни преп. Пафнутия, написанное им вскоре после кончины его († 1477 г. мая 1); оно помещено в Минее митрополита Макария и сокращенно у св. Димитрия. Вассиан хотел представить назидательное чтение в биографии преподобного и достиг своей цели. «Светоносен и весьма приятен, говорит он, в очах зрителей и соживущих тот, кто подвизается для добродетели; он может возбуждать их к подражанию, предводить ими и по смерти. Из земного отраднее и слаще всего, если потщится кто в писании изобразить жизнь того подвижника; он не в короткое время, но всегда может возбуждать других подражать ему, может одушевлять ревностью к добродетели. Потому то решились и мы, кратко, без излишия, изложить жизнь добродетельную мужа богоугодного, совершенного в добродетелях». Вассиан подробно описывает жизнь своего наставника, держась хронологического порядка. Описание его одушевлено любовью к наставнику благочестивому. Течение мыслей не везде сопровождается правильным сочетанием слов, как кажется, от старания говорить красно. Между биографическими сведениями встречается несколько сведений о событиях общих. Он упоминает о нашествии «царя Мамотяка (Улу Махмета Казанского) со множеством безбожных агарян». Особенно замечательно следующее известие: «Некий человек именем Иван, с бяше по научению некоих в великом Новгороде, служа у некоего князя благочестива, и господина своего отравою умори, последи же зазрев себе облечеся в иноческий образ и прииде в обитель святого; он же видев его грядуща, рече к учеником: зрите ли человека сего, яко ни иноческого ради образа очистися от крови?.. Последи же поведа блаженный единому ученику: с человек князя Димитрия Шемяку отравою уби». Карамзин и Полевой терялись в догадках о смерти Шемяки. Источником сведений о преп. Пафнутие для Вассиана, кроме личных наблюдений, без сомнения, служила и записка о преп. Пафнутие, составленная неизвестным со слов священника Никиты, бывшего на погребении Пафнутия, и учеников Пафнутия; она в Лаврском сборнике (№ 8) предшествует Вассианову описанию. Так как она обстоятельно описывает последние дни преподобного, которых не был очевидцем Вассиан и о которых он, конечно, желал знать; то едва ли не по воле Вассиана и написана эта повесть. Красноречивое послание Вассиана к великому князю Иоанну на Угру, с убеждением мужественно стоять против татар, помещено в Степ. кн. II, 140–149; в Соф. 2-й лет. т. VI, 225–230, 218. Его распорядительная грамота в I т. Акт. эксп. № 85.

104. Иринарх, инок, в 1492 г. написал жизнь преп. Дионисия Глушицкого († 1437 г.) и похвальное слово ему, скрыв свое имя в анаграмме. (Румянцева № 397; Библ. Общ. ист. № 321; Царского № 134,372), «Не из Иерусалима и не из Синая, говорит он , воссиял нам сей светильник, но из родной земли, и в наши времена он явился и... я дерзнул написать о нем то, что слышал, от блаженных Амфилохия, Макария и Михаила, живших при св. Дионисие, да незабвенна будет память угодника Божия. Сам я видел чудеса, совершающиеся при его гробе». Вероятно, тому же биографу принадлежит и житие преп. Григория Пельшемского († 1442 г.), друга преп. Дионисию. Сочинитель говорит, что он слушал повествование о преп. Григорие от служившего преподобному, в последствии инока Тихона. (Лаврская Минея за сентябрь, № 1; Минея митрополита Макария под 31 сентября.).

105. Феодосий, иеромонах Желтого Николаевского монастыря, в 1483 г. сочинил канон св. Арсению епископу Тверскому. Канон читается и в печатной Минее, но без имени сочинителя (Восток. Опис. муз. 594). Тот же Феодосий писал и житие св. Арсения (Царского № 123; Толстого II, № 76). Ему же надобно приписать «Слово, како крестися Володимер, возмя Корсунь», взятое иноком Феодосием почти буквально из Несторовой летописи (нап. в Хр. Чт. 1852 г.), равно и список Патерика XV в., где «грешный Феодосий мних, недостойный иерей» вписывает свое имя то вместо еп. Симона, то вместо Поликарпа. (Сборник Новг. Соф. библ. № 578; Изв. Акад. IV, 114, 115).

106. Паисий Ярославов, постриженник Спасской обители, что на камне, старец Кириллова монастыря, не надолгое время (1479–1482 г.) игумен Сергиевой Лавры. Великий князь Иоанн желал видеть его митрополитом, когда Геронтий удалялся в Симонов; но он отказался. Знаменитый обличитель жидовствующих Геннадий просил Ростовского архиепископа Иоасафа, чтобы посоветовался с Паисием, что надлежит думать о смущавшем тогда многих мнении относительно пришествия Христова, которое относили к концу седьмой тысячи лет (1492 г.)? На Соборе 1503 г. Паисий был одним из главных в числе тех, которые считали не полезным для обителей обладание селами. Блаженный Паисий почил в обители обета своего. Из сочинений его известны: а) Сказание о Спасокаменском монастыре, написанное в 1481 г., после того, как пожар 1476 г. опустошил Каменскую обитель (Толстого II, № 195, 282, 362). Это сказание, для которого источником служили Паисию уцелевшие записки и предания обители, заключает в себе драгоценные сведения не только об обители Каменской, но и о постепенном просвещении окрестной страны светом христианства. Паисий довольно подробно говорит о преп. Дионисие, в последствии епископе Ростовском; здесь же есть несколько сведений и о Шемяке. б) Другое сочинение Паисия – повесть о втором браке великого князя Василия 1526 г., изданная с неполного списка в Чт. Общ. ист. 1847 г., есть у Царского № 134.

107. Св. Геннадий, знаменитый оберегатель и защитник православия против жидовствующих. «Савватий егда на Валааме был, аз у него ученик, а он мне старец был», говорил он сам игумену Досифею, заставляя его составить записки о житии начальников Соловецких Зосимы и Савватия. В 1485 г., из Чудовского архимандрита, он возведен на кафедру Новгородского архиепископа, и в сем сане действовал для пользы св. церкви с апостольскою ревностью и самоотвержением. Действия его против жидовствующих, ясные и по его сочинениям, ставят имя его в число великих пастырей церкви. Такова же была ревность его к тому, чтобы удостаивать священства людей понимающих веру и звание священства. Сколько перенес он огорчений от одних псковитян! В 1485 г. прислал он им «благословенную грамоту» и подарки пастырской любви. Но когда в том же году отправил он боярина своего сделать опись храмам и монастырям, псковичи «не вдались в волю его». После того они возмутились против самого великого князя. Геннадий принужден был ехать к ним, и «пришед на вече, народ благословил и многа словеса учительная простер вдаст грамоту». В 1495 г. пробыл он во Пскове целый месяц. Но когда по долгу своему он опять прибыл во Псков: «и они не велели своим попом с ним служити, а проскурницам проскур печи». (Псковск. и Ростовск. лет.). Против ревностного святителя очень много было недовольных, или точнее, виновных. Донесли, будто он одних священников без вины лишает сана, а других ставит за мзду. Это было не более, как клевета, которою прикрывали свои вины. Но святитель (24 июня 1504 г.) отказался от кафедры (Акт. эксп. I, № 489), и (в 1506 г.) скончался в Чудовом монастыре.

Здесь удостоился он чести быть положенным на том самом месте, где почивали мощи святителя Алексея.

Сочинения его, как и пастырская деятельность, обращены преимущественно против жидовствующих. Послания его по сему предмету: а) К Нифонту епископу Суздальскому (в янв. 1488 г.), с изложением следствия о еретиках (Карамз. VI, пр. 3 2 4 ; Толстого II, № 341). б) Обширное послание к митрополиту Зосиме (1490 г.), с просьбою принять должные меры против жидовствующих и с объяснением безобразия их действий (Акт. эксп. I. № 380). в) Послание (от 25 Февр. 1489) к Иоасафу, бывшему архиепископу Ростовскому, к тому, для которого писан Толковый Апостол Библ. Царского № 13. В послании Геннадий доказывает, что жидовствующие только прикрываются именем жидов, но они – еретики. «Я нашел здесь новгородских еретиков жидовствующих, но они подлежать проклятию, произнесенному на еретиков, маркионитов и мессалиян. Спроси – и каждый говорит: я православный христианин и в лихом деле заперся. Нет, в них не одно иудейство, а оно смешано с ересью мессалиян, о которых найдешь у себя в правилах. Это мне открыл подробно священник Наум… Что ни есть заблуждений мессалиянских, они все принимают, только обольщают людей Жидовским десятословием, выставляя себя набожными»... Далее кратко замечает Иоасафу, что напрасно отказался он от кафедры, тогда как мог бы защищать церковь от врагов ее. Просит прислать к нему старцев Паисия и Нила и книг для советов о еретиках, и говорит о пасхальном счислении лет; в заключении снова дает совет любви Иоасафу. (Изд. в Чт. Общ. ист. 1847 г.). г) По поводу тех же еретиков Геннадий составил пасхальное расчисление праздников на 70 лет, и разослал его при окружном послании к своей пастве (Толстого II, № 195, 254; I, № 63); о том же писал он послание и к Собору. (Толстого II, № 254). д) В рукоп. остается послание Геннадия, по делу о жидовствующих, к Прохору, епископу Сарскому. (Опис. рукоп. Толстого, стр. 261). е) Те же еретики, как можно видеть из письма к епископу Иоасафу, побудили Геннадия озаботиться составлением полного списка Библии. Драгоценная Библия его, писанная 1499 г. – в Синод. библ.; превосходный, библиографический и критико-филологический обзор ее – в Опис. рукоп. Синод. библ. М., 1855, стр. 1–164. В грамматический обзор г. Буслаева (Материалы для ист. письменности, Москва, 1855) вошли ошибки от недосмотра. В Библии Геннадия видим: аа) в древнем переводе с греческого Новый Завет, Пятокнижие, книги Иисуса Навина, Судей, книги Царские, Притчи, Екклезиаст, Песнь песней, Иова, 16 Пророков; последние три, начиная с Песни песней, извлечены из толкований свящ. текста, хотя ныне известен другой столько же древний текст Песни песней (Опис. рукоп. Синод. стр. 197–199); бб) в переводе с еврейского – книгу Есфирь; вв) в переводе с вульгаты – книги Паралипоменон, три книги Ездры, книги Неемии, Товии, Юдифь, Премудрости Соломоновой, две книги Маккавейские; с той же Вульгаты переведены пропуски в книгах Исаии, Иеремии, Есфири, в Притчах; предисловия к книгам переведены также из Иеронимовой Вульгаты, а некоторые из немецкой Библии; гг) книги расположены по порядку Вульгаты. Из сотрудников Геннадия в сем святом деле ныне известны переводчик Дмитрий Герасимов (§ 111) и доминиканец Вениамин (§ 108). ж) Памятником пастырской ревности к духовному просвещению служит послание Геннадия к митр. Симону с убеждениями в необходимости завести духовные училища (Историч. акт. I, № 104). з) Ставленные грамоты его дьячку и пономарю (в Юрид. акт. № 387, 388) – памятник благочиния. С полною свободою духа возражал он против мнения митрополита Зосимы о двоеженце причетнике (Ист. акт. I, № 101). и) Известна еще молитва его к пресв. Богородице, составленная в 1497 г. (Каноник Серг. Лавры, № 43). В Синодальной библиотеке есть его «Уставец и иные повести». Все писания св. Геннадия отличаются тою особенностью, что, вопреки современным посланиям, писаны простою русскою речью, с самою незначительною примесью церковного языка. Почти постоянно наблюдается различие именительного множественного от винительного; нет форм прошедшего церковно-славянского; выражения везде простые – народные; «а подьякы ведь – ребята глупые» и проч.; речь прерывается разговорами.

108. При архиепископе Геннадии составлена так называемая четвертая Новгородская летопись, оканчивающаяся 1496 г. (Собр. летоп. IV, 1–165). Под 1384 г. виден в ней современник, и под 1418 г. опять говорит современник; следовательно четвертая летопись составилась из записок прежнего времени, с дополнением известий поздних. То же показывает в ней и то, что о многих событиях в ней есть по два известия.

К тому же времени относится синодальный список Псковской летописи, остановившийся на 1488 г. С XV столетия содержит он известия, каких нет в других списках Псковской летописи (Собр. летоп. V, 1–45).

Того же времени – краткое описание Новгородских церквей, напечат. в Опис. музея стр. 41–42.

В 1491 г. Филипп Петров, дьяк, писал архиепископу Геннадию донесение о приходе латинских монахов во Псков и о споре с ними Псковских священников (Ист. акт. I, № 286). Его сочинение об осьмом соборе, которое представлял он тому же архипастырю, напечатано в XIV томе Древн. вивлиоф.

Вероятно, в конце 1490 г., вместе с братом великой княгини Софии, Андреем, и с послами великого князя, привезшими с собою с юго-запада разных художников (Продолж. Нестора, стр. 317), прибыл в Россию Вениамин, родом славянин, образованный доминиканец. В одной записке 1491 г. замечено: «а сказывал (о времени взятия Царяграда) поп Вениамин, родом словенин, а верою латинянин» (Опис. муз. стр. 164). В 1493 г. Вениамин уже жил в Новгороде и своими сведениями содействовал св. Геннадию на пользу церкви. В полном списке Библии Погодина XV в. в конце Маккавейских книг замечено: «сия книги Маккавейская преведошася с латинска языка на русскый лета первого по седми тысящ (7001 = 1493) повелением господина преосв. архиеп. Геннадиа от некоего мужа честна, пресвитера паче № мниха обители св. Домника, именем Вениамина, родом словенина, ведуща латинскый язык и грамматику, ведуща № отчасти и греческого языка и фряжска» (Опис. рукоп. Синод. библ. стр. 128).

109. Симона, митрополита Московского 1496–1511 г., известны два назидательные послания его в Пермь, – одно духовенству, с убеждением исполнять обязанности звания, другое мирянам, против суеверий язычества (Ист. акт. № 212),и послание во Псков с определением о вдовых попах (Акт. эксп. I, № 383). Ему же принадлежит превосходное поучение священнослужителям (Ист. акт. I, № 109), писанное около 1499 г. чистым церковно-славянским языком. Он писал и прощальную грамоту (Акт. эксп. № 346); но она ныне не известна. Ставленная грамота его преп. Корнилию Комельскому издана у Муравьева (Русская Фиваида, стр. 60, 61). Подпись его в Альбоме Погодина. М. 1856.

Сергий Старый, старец Сергиева монастыря, в 1498 г. написал молитву преподобному Сергию Радонежскому (Царского № 112).

110. Георгий Скрипица, ростовский священник, подавал собору 1503 г. письменное возражение против запрещения вдовым священникам священнодействовать (изд. в Чт. общ. ист. 1847 г.), – возражение основательное. «Пусть, писал он, подвергаются запрещению те, которые не хранят вдовства своего. Зачем без вины отлучать тех, которые и без того уже наказаны судом Божиим? Правильно ли, что вдовый священник, постригшись, служит в городах и селах, а тот же священник, не постригшись, не может служить ни в пустыне, ни в городе»? Георгий указывает собору и на другой предмет, на который более и строже надлежало бы обратить внимание. «Господа священноначальники! не духовно управляются верные люди: надзираете за церковью по обычаю земных властителей, чрез бояр, дворецких, тиунов, недельщиков, подводчиков, и это для своего прибытка, а не по сану святительства. Вам достоит пасти церковь священниками благоразумными, а не мирским воинством». Этот последний голос не остался без последствий. На соборе 1551 г. сделаны были значительные ограничения власти светских чиновников по духовным делам и введены духовные лица в участие по управлению духовному.

111. Димитрий Герасимов, переводчик посольского двора, бывший в Риме послом в 1526 году. По словам Иовия (De legatione Basilii magni principis Moscoviae), с которым Герасимов говорил в Риме и с которым прибыл в Москву, Димитрий учился в Ливонии, хорошо знал язык латинский, был посылаем государем своим в Швецию, Данию, Пруссию и Вену, имел много сведений, здравый ум и приятность в обхождении. В 1526 г. было ему 60 лет. Герасимов был переводчиком при Максиме Греке, когда тот переводил греческое толкование на псалтырь. Сам перевел с латинского: в 1501 г. сочинение Николая Делиры против безверия иудейского (Царского № 461); в 1503 г.: обличение иудеям (там же). Перевод этих двух сочинений был полезен во время смут, какие производили жидовствующие. Вероятно им же Герасимовым переведено сочинение Иосифа, крещенного еврея, об иудеях, крестившихся в Африке, известное по спискам XVI века (Толстого II, № 68; Царского, № 169). В 1502 г. Герасимов перевел с немецкого надписания псалмов, как говорит о том Псалтырь Погодина (Москвитянин 1850 г., № 9). При познаниях Герасимова и при близости его к архиепископу Геннадию, более чем вероятно, что он был самым деятельным сотрудником святителю в составлении полного списка Библии (§ 107). Переводы с латинского некоторых библейских книг и предисловий Иеронимовых, конечно, принадлежат ему. В 1535 г., уже в глубокой старости, окончил он перевод с латинского Толковой Псалтыри Брунона (рукоп. Сергиевой Лавры). Все эти труды его для Св. Писания служили защитою для православных против жидовствующих, которые хвалились пред православными лучшим знанием Св. Писания по лучшим спискам его. Перевод Брунонова толкования, или собственно выбора толкований из Иеронима, Августина, Кассиодора, св. Григория и Беды, важен был уже и потому, что знакомил с лучшими толкователями западной церкви. За толкованием псалмов следует извещение о древних переводчиках Библии, где замечено: «Веждь же, еже иде же в книгах Ветхого Завета (т. е. в переводах) ложь открывается, тещи подобает к книгам Еврейским древним, зане Ветхий Завет первее в языце Еврейском написан есть. Аше убо в книгах Нового Завета, – тещи подобает к книгам Греческим». Герасимов известен еще двумя посланиями к архиепископу Геннадию – об аллилуия и о белом клобуке (Опис. муз. 166, 779). Относительно письма его о белом клобуке собор 1667 г. определил: «повелением писание, еже писано есть из Рима ко Геннадию архиепископу Новгородскому от Димитрия толмача о белом клобуке и о прочих, да никто сему писанию веру имет, занеже лживо и неправо есть». Впрочем собор объявляет ложным только то, что будто белый клобук дан был Римскому епископу Сильвестру императором Константином.

112. Досифей, Соловецкий игумен, по словам его, пришел в Соловецкую обитель еще при жизни преп. Зосимы и жил с преп. Германом. По желанию архиепископа Геннадия, написал записки о житии преподобных отцов. Так говорит он в послесловии к запискам. Преп. Максим Грек пишет, что Досифей «не ухищренно, ниже добрословием писаше, но яко же воспоминания ради... яко же бы возможно тамо живущим глаголати же и прочитати» (Библ. Общ. ист. 46, М., 1846, № 12, стр. 185). Кроме жития, Досифей писал похвальное слово преп. Зосиме (Царского № 96, 180). Доселе целы в Соловецкой обители пожертвованные нм книги: Апостол (№ 27), Пророческие книги (№ 694), Толкование на псалтырь (№ 1044), Служебник (№ 1024), Оглашение Кирилла Иерусалимского 1493 г. (№ 478), Маргарит 1491 г. (№ 491), Козмы пресвитера слова против Богомилов (№ 856), Сборник писанный в Новгороде по его воле (№ 858).

113. «В лето 7011 (1503) списашася жития первоначальник Соловецких Зосимы и Савватия митрополитом всея Руси Спиридоном: поточену ми бывшу тогда во стране Беле Озере, в монастыре Преч. Богородицы Ферапонтове, понуждену же ми сушу от некоего мниха тоя обители Соловецкия именем. Досифея, тамо игумена бывша. И исповеда ми вся подробну и ова написана даст ми на памятех; аз же сия собра, елико возмогох, Богу помогающу ми» (Царского № 96 «80; Толстого II, № 67, 221). В 1538 г. игумен Вассиан дополнил житие Зосимы и Савватия описанием чудес, а в 1548 г. игумен Филипп, в последствии св. митрополит, записал еще новые чудеса (Библ. Общ. ист. № 43 Царск № 130).

114. Памфил, игумен Елизарова монастыря, в 1505 г., в послании к Псковитянам, описывает безчинные празднества – остатки язычества, и укоряет начальство за допущение их (изд. в Чт. Общ. ист. 1846 г., в смеси 4 №).

115. Иосиф Солтан, архимандрит Слуцкий, 1494–1498 г. епископ Смоленский, с 1499 г. митрополит Киевский († 1519 г.), писал правила собора 1509 г (изд. в 1 т. Ист. акт. № 289). Любопытна его опись Слуцкого монастыря (Акт. зап. Р. I, № 115). Прощальная грамота его у Толстого, 11, № 68).

116. Преп. Нил Майков, пустынник Сорский. В Кирилловой обители пользовался он наставлениями умного и строгого старца Паисия Ярославова. Затем путешествовал на восток, чтобы видеть в опытах жизнь духовную, и был, по словам его, «на св. горе Афонской, в странах Цареградских и других местах». В 1490 г., по возвращении с востока, присутствовал он на соборе против жидовствующих еретиков (Соф. врем. II. 237), и по делу о них же св. Геннадий, в 1492 г., желал лично беседовать с ним (§ 106). Один современник пишет: «Нил был в Св. Горе; князь великий держал их (Паисия и Нила) в чести велицей. И егда совершися собор о вдовых попех и диаконех (1503 г.)? нача старец Нил глаголати, чтобы у монастырей сел не было, а жили бы черньцы по пустыням, а кормыли бы ся рукоделием, а с ним пустынники Белозерские». Волоколамский игумен Иосиф был противного мнения и его голос был уважен великим князем. Для этих рассуждений преп. Нил приходил в Москву уже из Сорской пустыни, где по собственному опыту дознал он высокие преимущества безмятежного, далекого от тяжелых забот о земной собственности, жития скитского. Историю внутренней жизни своей отчасти открывает он в письме к князю иноку Кассиану, по настоятельной просьбе последнего: «теперь пишу к тебе, показывая себя; любовь твоя по Боге вынуждает к тому и делает меня безумным, чтобы писать к тебе о себе. Когда мы жили вместе с тобою в монастыре, сам ты узнал, что удаляюсь я мирских связей и сколько могу, по силам, поступаю по божественному писанию, хотя по лености моей не успеваю. Но просто и не по случаям надобно нам действовать, а по божественному писанию и по преданию святых отцов. Изшествие мое из монастыря (Кириллова) не было ли ради душевной пользы? Ей, ради нея... После отшествия моего (в Палестину) и странствования возвратился я в монастырь (Кириллов), и вне его устроив себе келию, жил, сколько мог. А теперь переселился вдаль от монастыря (за 15 верст); нашел благодатию Божиею место по мыслям моим, мало доступное для людей, как ты сам видел. Теперь особенно занимаюсь я испытанием духовных писаний, и прежде всего испытываю заповеди Господа и их толкования и предания апостолов, потом жития и наставления святых отцов; о всем том размышляю, и что, по рассуждению моему, нахожу богоугодного и полезного для души моей, то переписываю для себя, тем научаюсь и в том нахожу жизнь и дыхание для себя... Если случится мне что делать: когда не нахожу того в писании, отлагаю на время в сторону, пока не найду. По своей воле и по своему рассуждению не смею предпринимать что-нибудь. И если кто прилепляется ко мне любовию, то и тому советую так же поступать». В предсмертном завещании, заповедуя ученикам бросить тело его в пустыне, на съедение зверей, «понеже согрешило есть к Богу много», или закопать в яме с бесчестием, преподобный говорит: «мне потщание, елико но силе моей что, быти несподоблену чести и славе века сего никоторые, яко же в житии сем, так и по смерти». «В лето 7016 (1508) мая 7 дня преставися Нил, старец Солоарския пустыни»: так говорить древнее известие, наставленное после писаний преп. Нила.

Как жизнь преп. Нила была жизнь особенная, так не было еще дотоле в Русской церкви и такого сочинения, каков Устав скитской жизни преп. Нила. Устав, который составляют: предисловие, одиннадцать наставлений и послесловие – сочинение превосходное по глубокому разумению сокровенной духовной жизни, где доверие к наставлениям подвижников предварено доверием к слову Божию и мысли льются испытанные долгим опытом жизни. Вот содержание Устава: предисловие о мысленном делании; глава 1-я: о различии мысленной брани; 2-я: о борьбе с помыслами; 3-я: как укрепляться в подвиге против помыслов; 4-я: содержание всего подвига; 5-я: об осьми помыслах; 6-я: борьба с каждым из них; 7-я: значение памятования о смерти и суде; 8-я: о слезах; 9-я: о хранении сокрушения; 10-я: о смерти для мира; 11-я: все делать в свое время. В послесловии преп. Нил говорит, с какими расположениями предложил он Уставь свой.

Преимущественным предметом наставлений преп. Нила служит сокровенная духовная жизнь. Умная молитва, говорит он, выше телесной; телесное делание – лист, а внутреннее, умное – плод. Кто молится только устами, об уме же небрежет, тот молится воздуху, – ибо Бог внимает уму.

Упражнение во внутренней молитве доводит человека до высшего состояния духовного, в котором дух не имеет даже молитвы, ни движения, ни самовластия, а наставляется силою иною. На этом пути, кроме молитвы, необходима борьба с помыслами. Наставления преп. Нила о помыслах заключают в себе глубокие психологические наблюдения над действиями души. Он разлагает дело души на самые мелкие, едва уловимые части; показывает, как помысл из безгрешного постепенно переходит в действие более и более виновное. Относительно внешней деятельности, преп. Нил предписывает для скитника полную нестяжательность, простоту во всем, так что и во храме не дозволяет ему иметь серебряных вещей и украшений; необходимое для жизни велит приобретать только трудами рук и повторяет слова апостола: аще кто не хощет делати, ниже да яст. Преп. Нил часто приводит слова отцов, но чаще прочих слова Григория Синаита и Симеона Нового Богослова; о первом раз говорит: «се блаженный сей всех отец духовных объем списания, последуя чину их о молитве, повелевает прилежно попечение имети». Устав преп. Нила издан в V ч. Ист. иер. стр. 214–336, но неисправно; несколько исправнее недавнее издание: Преп. отца нашего Нила Сорского предание учеником». М. 1849 г.

Другие сочинения великого отца церкви Русской остаются еще в рукописях. Таковы: а) «Послание великого старца Нила пустынника к брату вопросившему его о помыслах, князю Кассиану. Это, конечно, тот князь Мавнукский, который прибыл в Россию вместе с Софиею, был боярином при Ростовском архиепископе Иоасафе, потом вместе с ним жил в Ферапонтовом монастыре и наконец скончался в своей Угличской обители в 1504 г. Послание к нему начинается так: «Похвально желание подвигнул еси, о возлюбленне». б) Того же старца 2-е послание иноку о пользе». Начинается: «Еже усты ко устом беседова твоя святыня». Содержит ответы на четыре вопроса. в) «Послание того же великого старца Нила ко брату просившему его «написати ему, еже на пользу души». Начинается: «Писание твое, отче, еже писал еси ко мне». Это то самое послание, из которого привели мы слова преподобного о самом себе. В рукоп. Московск. дух. академии, № 175, называемой Старчество, кроме этих трех посланий, находим еще г) «Послание от божественных писаний во отце скорбящему брату». Начинается: «Еже о Христе брату последний вообразе брат ваш моление творю». Послание писано к чужеземцу, происходившему «от препочтенных светлостью сана родителей» и принявшему иноческий сан в Белозерском монастыре, но подпадшему гонениям вместе с наставником: «потом же наведе на ны грех ради наших искушения и скорби и заточения». Это писано к тому же князю Кассиану, к которому писано и первое послание, а не к князю Вассиану Патрикееву: последний жил постоянно в Симоновом монастыре и из Симонова сослан в 1531 г. в Иосифов монастырь, где и скончался. е) В той же рукоп. за посланиями следует завещание преп. Нила. Первые три послания написаны после Устава Нилова в рукоп. Сергиевской Лавры (№ 2), писанной Сухоновым, и в рукоп. Толстого (II, 341). В рукоп. Царского (№ 274), кроме первых трех посланий, написано: № «Того же старца Нила о иноках кружающих стяжания ради». То же наставление и в Румянц. музее (Опис. стр. 628). Очень жаль, что послания преп. Нила остаются неизданными.

117. Иннокентий, из рода бояр Охлебинных, вместе с преп. Нилом путешествовал по востоку и вместе с ним жил скитски на реке Соре, а потом, по благословению св. старца, основал в честь Предтечи общежитие в дремучем лесу Комельском. Скончавшийся после 1508 г., св. подвижник оставил после себя «Завещание братии». Оно не вполне издано в Ист. иер. IV, 30; полнее у Царского № 277. Его же есть Канон преп. Нилу (Опис. муз. 595). Краткие заметки о преп. Ниле, вместе с Завещанием Иннокентия, находится в рукоп. Моск. духовн. акад. № 175.

118. Григорием, иноком Суздальской обители преп. Евфимия, написаны жития и службы на память преп. Евфимия Суздальского († 1407 г.), преп. Евфросинии Суздальской († около 1250 г.), св. Иоанна епископа Суздальского(1374 г.). Так говорит ключарь Анания в своих записках. В житии св. Иоанна Григорий говорит: «начах испытовати и вопрошати прилежно ведущих о житии святого; се же елика слышах и разумех от поведавших ми отец, истину повествую». Эти слова показывают, что Григорий писал тогда об Иоанне, когда еще мог слышать устные предания о нем. Варлаам, с 1577 г. еписк. Суздальский, в описании чудес преп. Евфросинии говорит, что нашел он в Махрицком монастыре житие Евфросинии, «писанное некиим иноком Григорием обит. Мил. Спаса Евфимиевой, по преставлении бывшего игумена Савватия; тойже игумен возраст име града Суздаля и закосне у него многими леты для преписания чудес». Если житие лежало много лет до 1577 г. в Махрицкой обители, у Савватия и после него; то ясно, что оно составлено за долго до 1577 г.; притом Варлаам Суздальский епископ, называет Григория «некиим иноком», а так не называют современного соотечественника. Потому надобно положить, что Григорий писал ни как не позже 1510 г. Строев относит труды инока к 1558 г., единственно на том основании, что в описании чудес преп. Евфросинии одно чудо относилось к 1558 году; но это обстоятельство служит новым подтверждением тому, что Григорий писал житие раньше сего года; иначе он сам записал бы чудо 1558 года, тогда как чудеса преп. Евфросинии описаны уже другою рукою. Ошибка Строева – от того, что не досмотрел он, кому принадлежит описание чудес преп. Евфросинии. В Синод. библ. есть еще сочинение того же инока Григория: житие преп. Козмы, основавшего в конце XV в. монастырь на р. Яхроме.

119. Иосиф, в мире Иван Санин, с двадцати лет послушник преп. Пафнутия и потом преемник его, но не надолго; оставив обитель Боровскую, где не хотели принять общежития, он путешествует, для изучения духовной жизни, по обителям и скитам; в 1479 г. основывает Волоколамский монастырь и оставляет его цветущим жизнию духовною ( † 9 сент. 1515 г.).

Преп. Иосиф одарен был обширною и твердою памятью: в Кирилловом монастыре, не имея ни одной книги в кельи, он по памяти полтора года совершал монашеское правило, читал Псалтырь, Евангелие, Апостол, как положено в уставе. Отселе при светлом уме обладал он обширными сведениями. Сочинения его против еретиков, его устав, его послания, представляют ум его обширною живою библиотекою отцов, правил соборных, памятников истории. Он любил просвещение и для себя и для других: рукописи писанные им самим, рукописи писанные по его приказанию, отличаются внутренним достоинством; некоторые из них доселе еще целы. В его монастыре хранятся писанные им самим: «Сборник скитский», с отеческими наставлениями о духовной жизни (№ 94), Триодь постная 1490 г. (№ 65), Псалтырь (№ 47); по описи 1573 г. показывались еще его же письма: Лествичник, Григорий Богослов, два Евангелия. По его воле писаны: в 1490 г. Поучения на воскресные и праздничные дни (№ 7), Толкование на Евангелие Луки и Иоанна (№ 8), Пятокнижие 1494 г. (№ 385), книги Навина, Судей, Царств, Есфирь, Паралипоменон, Юдиф (№ 401, 387), где текст книги Есфири следует еврейскому тексту, а не переводу 70 толков.; Лествица 1510 г. (№ 43), Исаак Сирин 1513 г. (№ 40), Толкование 1514 г. (№ 14). В Синод. библ. находится полный список Библии, писанный в Иосифовом монастыре (№ 21). В библ. Сергиевой Лавры 16 Пророков с толкованием: «Сподобил мя еси написати книги кириловице... изволением честного отца нашего игумена Иосифа... В лето 6697 (1489)».

Из сочинений преп. Иосифа, без сомнения, важнее всех сочинения его, относящиеся к обличению жидовствующих. Таков Просветитель его. Вот содержание его: в предисловии история ереси; 1-е слово о Св. Троице; 2-е, о пришествии Мессии в лице Иисуса Христа; 3-е, о значении закона Моисеева; 4-е, о воплощении Сына Божия, как возможном, нужном и достойном божества; 5-е – 7-е, об иконопочитании; 8-е – 10-е, о втором пришествии Христовом, или о том, что время пришествия никому не известно, и если встречаются предположения о сем, то это произволы мысли человеческой, а не учение церкви; 11-е, слово о монашестве; 12-е, о том, что еретическое проклятие не действительно: 13-е – 16-е, о том, как поступать с еретиками. Слово 15-е начинается так: «Многа словеса прежде рекохом о Новгородских еритицех; ныне же нужно вменихом и о сем реши». В 16-м слове упоминается о соборном определении 1504 г. Это показывает, что Просветитель писал по частям; а еще яснее это видно из того, что три слова об иконопочитании, или 5-е – 7-е, Просветителя посланы были при письме к некоему иноку иконописцу и для него первоначально писаны (письмо изд. в Чт. Общ. ист. 1847 г.). Просветитель Иосифа – сочинение превосходное. В словах о Мессии и Св. Троице мысли излагаются столько же отчетливо, сколько глубокомысленно; слова Св. Писания приводятся и объясняются так дельно, что самая придирчивая критика должна молчать. Изложение Просветителя живое, одушевленное благочестием и светлыми мыслями; слог чистый и правильный. К сожалению, Просветитель доселе остается в рукописи (Толстого II, № 254). Довольно подробное изложение догматических мыслей Иосифа в Ист. ересей стр. 145–170, в Прибавл. к твор. отц. 1849 г. стр. 287–307. б) По делу о жидовствующих преп. Иосиф писал несколько посланий. Два послания (одно к Нифонту еп. Сузд., и другое к архимандр. Митрофану) недавно изданы в Чт. Общ. ист. 1847 г.; превосходиое послание к архим. Вассиану издано в XIV ч. Др. вивлиоф.; послание к великому князю Василию в Др. вивлиоф. (ч. XVI, стр. 523, 524; Толстого II, № 68 ; другое к нему же против еретиков (Толстого II, № 68, 341; Звенигор. мон. № 84); письмо к инокам о наказании еретиков в библ. Москов. дух. акад. № 171; послание к великому князю Иоанну. В последнем он пишет: «Бога ради, государь, и Пречистые Богородицы, пожалуй – попецыся и промысли о божественных церквах и о православной вере християнстей». Затем показывает в примерах, как послабление еретикам влекло за собою распространение ересей и смуты в государстве. «Мы обрадовались, говорит он здесь же, твоей благочестивой ревности против еретиков; но, посылая их в обители, ты творишь пользу только мирянам, а инокам расстройство. На всех, государь, соборах после проклятия посылали еретиков в заточения и сажали в темницы. Кто захотел бы покаяться, может каяться в темнице: в скорбях, в бедах, в узах, Бог особенно слышит кающихся» (Толстого II, № 68).

Обитель свою пр. Иосиф желал оградить определенными правилами, дабы своеволие не ввело в нее, ко вреду духовной жизни, своих обычаев. В таком духе писаны им: «Устав монастырю», в 14-ти главах. По списку Волокол. игумена Нифонта, первые 9 глав, после предисловия, содержат Устав в том виде, в каком он дан в первые годы управления Иосифа обителью; 10-я глава – ответ тем, которые говорили, почему написан Устав? Помещенное здесь прекрасное описание иноческой жизни, как видел ее Иосиф, во время путешествий своих, в разных обителях Русских, напечатано в Чт. Общ. ист. 1848 г. 11 -я глава о том, что настоятель должен быть учительным; 12–14 гл. содержат: а) духовную грамоту «грешнаго и худого игумена Иосифа отцем и братиям хотящим вкратце слышати о всех, яже зде написанных»; б) правила, которые, как видно но содержанию, написаны в последние годы жизни Иосифовой, в дополнение к прежним (Толстого II, № 68; Царского № 185; Волокол. рукоп. II). Сюда же относятся: а) Наказ пр. Иосифа старцу о монастырском уставе; б) Наказ старцам монастырским не держать хмельных напитков. (Изд. в Дополи. к ист. акт. № 211, 212.)

Преп. Иосиф много писал назидательных посланий к разным лицам. Таковы два послания его к князю Юрию Ивановичу Дмитровскому: одно с убеждением пропитывать народ во время голода (Доп. к ист. акт. I, № 216), другое о том же и против нечистоты плотской (Волок. № 118); к вельможе, морящему гладом и наготою рабовь своих (Допол. к ист. акт. I, № 213); четыре послания об епитимиях к вельможам духовным детям его; обширное послание о расстригшемся чернце, с правилами; послание к архим. Макарию о чернце Гурие; послание ко вдове княгине, давшей пожертвование за 40-дневное поминовение детей ее и потом возроптавшей; послание к некоему брату о хранении заповедей для царствия Христова; послание о вельможах; послание к вельможе, запрещающему постригать рабов его; моление пред князем за постригшегося в чернецы слугу его (Толстого II, № 68; Моск. дух. акад. № 171). Выпишем прекрасное и неизданное послание его к вельможе. «Божественное писание, пишет преподобный, повелевает всякому любящему Христа имети попечение о своих рабах, якоже о чадах, и наказовати их всегда на благая дела, на Божий путь спасенный... Понеже вси есмя создани рукою Божиею и вси – плоть едина и вси единем крещением крестихомся, вси равно кровию Христовою искуплены быхом и вси в руце Господни... Повелевает, господине, божественное писание всякому человеку боголюбивому десятину Богу подавати от имения и от чад и от рабов, аще кто восхощет Господу Богу работати, оставити мирскую прелесть. Ино, господине, у вас от множества рабов во многия лета един восхотел работати Господу Богу. И тебе, господине, и то бранно. А ведомо, господине, аще живем, аще господствуем, аще наслаждаемся, но по мале умрем и ответ имамы дати и о делех и о словесех и о помышлениях. И ты, господине, аще и сам не хощеши сего пути, но хотящему не возбраняй, паче же своим рабом, но понужай и учи на добрая дела, паче же на иноческое жительство. И того ради приимеши от Господа прощение грехов и царствия небесного наслажение. Аще бо богатство тленное Господу Богу даваяй царствие небесное за сие приимет: кольми паче иже душу бессмертную Господу Богу приведет, ее же недостоин весь мир. А нечто господине помыслишь, что постригшися начнут жити не тако, яко же чернцу повелено жити: но, господине, о том ты от Бога не точию неистязан будеши, но и совершенную мзду приимеши, вменит тебе Господь Бог в жертву благовонну. А то, господине, коли помышляеши ино никому не креститися, ни в чернцы стрищися. То, господине, от начала пошло. У Спаса было 12 учеников да 72 добрых да ини мнози ученицы ходили в след Его и паки отбежаша от Него, глаголюще: жестоко есть слово Его, кто может послушати Его? А Июда предасть Его июдеом"…

Притеснения и насилия, деланные Волоколамским князем монастырю преп. Иосифа, завлекли преп. Иосифа в неприятные отношения к Новгородскому архиепископу Серапиону. По этим смутам Иосифу пришлось писать послания к разным лицам для объяснения действительного хода дела. правильности своих поступков и определения соборного. Таковы послания: а) «к м. Симону, коли архиепископ Серапион отлучи его»; б) послание к вельможе (Ивану Ивановичу Головину), осуждающему его за распрю с архиеп. Серапионом; в рукоп. Толстаго II, № 68, сохраняется и послание Головина, на которое отвечал Иосиф; в) послание к Ивану Ивановичу Третьякову; содержание сего послания, показывающего дело и с исторической и с юридической стороны, подробно изложено в Чт. Общ. ист. 1847 г.; г) к Борису Васильевичу Кутузову (изд. в XIV ч. Вивлиоф.); д) послание к Василию Андреевичу Челядину, писанное при митрополите Варлааме; в нем Иосиф просит Челядина защитить его от обвинений в новатианизме, письменно предложенных старцем князем Вассианом; е) послание к великому князю Василию, где пишет, что великий князь предлагал ему чрез инока о примирении с Серапионом: «а ныне, государь, моя мысль: как Бог да Пречистая Богородица тебе, государь, на мысль положат: как ты, государь, велишь и аз тако бью челом». Когда писано это послание? в начале ли несчастного спора с Серапионом, или же в конце? Митрополит Симон пред смертию в 1511 г. вызывал архиепископа Серапиона в Москву и испросил у него прощение; а великий князь то же сделал в 1516 г. (Карамз. VI, пр. 383,370). В житии Иосифа сказано: «тогда же Иосиф извествовася к Серапиону и познавше ся на истине, смирение умножиста себе преподобника и любовь множае первые утвердиста». Досифей говорит: «мало прийде» Иосиф примирился с Серапионом. Но по письму к Челядину видим, что и после Симона († 1511 г.), при митрополите Варлааме еще были неудовольствия. Остается положить, что примирение последовало не прежде 1512 г. Все эти послания можно видеть в Волок. рукоп. XVI в., ныне Толстого, II, № 68.

В заключение заметим, что так как преподобный Иосиф не знал греческого языка, а между тем в сочинениях своих приводит места почти из всех великих учителей греческой церкви, и даже из многих не очень важных писателей; то сочинения его свидетельствуют, как богата была при нем словесность славянская переводными сочинениями. В послании к Третьякову он приводит между прочим слова из Никона Черногорца, называя его «св. Никоном». Но Никон Черногорец, живший в XI в., не был причтен церковью к лику святых, и преп. Иосиф вероятно принимал его за одно лицо с преп. Никоном Армянским, которого смешивали с Черногорцем и некоторые из критиков запада.

120. Досифей Топорков, брат известного Вассиана епископа Коломенского, инок и племянник преп. Иосифа, написал надгробное слово преп. Иосифу. Слово писано вскоре после смерти преп. Иосифа, о котором говорит: «во дни наша произыде». Начало его: «Елма убо всякого словесного естества сый во окружении». (Синод. библ. № 927). В описи 1652 г. в Иосифовом монастыре показана «Псалтырь письмо инока Досифея Иосифова братнича» (Опис. книг степен. мон. .№ 2138. М. 1848 г.).

Савва Черный, инок Волок. и с 1546 г. епископ Крутицкий, ученик преп. Иосифа, описал жизнь наставника своего Иосифа несколько подробнее, чем Досифей. «И весь бе не от славных, в пределех и во граде Волока Ламского», так начинает свое описание Савва. (Царского № 125).

Есть еще и третье описание жития Иосифова, составленное также вскоре после кончины преп. Иосифа. Не известно, кто писал его, но писавший хорошо знал Иосифа, и хотя описание его короче описания Саввы, но ближе знакомит с духом и иноческими подвигами Иосифа. Сочинитель между прочим пишет: «Беяше добрыми обычаи украшени они монастыри, яже великий Сергий вдрузи овоже собою, овоже своими ученики. И Пафнутий учися у Никиты, иже бысть ученик того Сергия. Но по отце Сергии леты по малу общество мних к Лаврску обычаю нача клонитися. Един же Кирилов монастырь общества уставы собою дати неврежени мняшеся, еже Иосифови зело возлюбися». Это житие помещено в Минее Макария под 9-мь сент. и в Волок. рукоп.

Нил Поленов, потомок князей Смоленских, служивший при дворе князя Волоцкого и потом Дмитровского князя Георгия, принял монашество в обители преп. Иосифа (рукоп. жит. Иосифа); но вскоре, по любви к отшельничеству, удалился к Сорскому для скитской жизни. Вражда, какую питал сильный инок, князь Вассиян, против учеников Иосифа по убеждениям относительно имений монастырских и других предметов, подвергала Нила и товарища его по пустыни Дионисия Звенигородского разным неприятностям. Дело доходило до того, что по приказанию великого князя скитские кельи Нила и Дионисия были сломаны, а Нила и Дионисия заставили жить в Кириллове монастыре. Это было около 1509 года. «Егда № Дионисий старец, князь Звенигородский и старец Нил Полев были в Кирилове в опале: поведаша нам яко тогда в велицей нужди многи скорби претерпеша», пишет сочинитель письма о вражде. Во время этих то скорбей Нил писал и к старцу Герману два письма в защиту Иосифа и свою собственную.

«Ты говоришь, писал Нил, что мы должны смириться и просить прощения у нашего архиепископа Серапиона... Но ты подумай, что дело делалось отцом нашим игуменом не в углу, а в столице – матери городов – пред патриаршеским престолом всей Русской митрополии... Если ты говоришь, что патриарх и весь собор из страха пред царем допустили слабость и неправо судили – ступай обличай царя и весь собор. Если ты, господин мой, домогаешься выгнать нас из этих святых мест: то когда с нами Бог, кто против нас?.. Мы оставили отечество свое, свою землю, по духу отца и братию и покой, и вместо Египта поселились в Белозерской стране, решась терпеть в незнаемой земле все скорби и беды от незнаемых людей. И теперь готовы мы терпеть, с упованием на Бога, если и больше того вооружитесь на нас. Видим и понимаем, что по этой то причине изтязываете вы отца нашего Геннадия, духовника нашего; ты говоришь ему: причастие твое – не в причастие им. Подумай, господин мой, какой огонь возжигаешь ты на главе своей: ты судишь священников, учишь их в таких вещах, о которых нам с тобою и говорить не следует...» Во втором письме, отвечая на извинения Германа, почувствовавшего свою несправедливости, прибавляет: «я пишу к тебе так строго по уважению к твоему духовному отцу и моему искреннему наставнику, к его жизни, подвигам, правой и чистой вере: не могу я терпеть ни от тебя, ни от твоих советников, подобного шипения (Прибавл. к твор. отц. X, 524–526).

121. Серапион, из игумена Сергиевой Лавры с 1506 г. архиепископ Новгородский. За то, что игумен Волоколамский Иосиф, состоявший в Новгородской епархии, без его ведения и разрешения перешел с своею обителью в ведение великого князя и митрополита, отлучил он Иосифа от церкви. Великий князь Иоанн принял это за оскорбление своей власти, и Серапион, вызванный в Москву в мае 1509 г., заключен был в Андрониев монастырь, даже подвергся запрещению; но потом дозволено ему жить на покое в Сергиевой Лавре. Очищенный скорбями и подвигами, он свято почил здесь в 1516 г. В оправдание свое писал он послание к митроп. Симону, где смело защищал свое дело и доказывал несправедливость других правилами церкви. Послание в Новгор. Соф. библ.

Жизнь святителя Серапиона описана, по всей вероятности, учеником его игуменом Сергиевой Лавры (1515–1520 г.) Иаковом (рукоп. Серг. Лавры).

Нила, епископа Тверского († 1521 г.), известно послание к вельможе о панагии и артосе (Опис. муз. 520) – сочинение незначительное. Некоторую занимательность находят в грамоте его к Василию Андреевичу Коробову, отправлявшемуся в Константинополь, где наименованы пожертвования, назначенные для патриарха Пахомия (Вивлиоф. VI).

122. Филофей, старец Псковского Елеазарова монастыря, писал два послания во Псков к набожному и умному дьяку Мисюрю Мунехину, наместнику Псковскому (1510–1528 г.). В одном обличал он веру во влияние звезд, переходившую из темного запада, под видом заманчивой науки астрономии: Бог, говорит он, управляет судьбою мира и людей, а не звезды; иначе за что злые люди, делающие зло под влиянием звезд, будут подвергнуты мукам в вечности? Далее замечает, что нет разности считать годы от сотворения мира или от рождества Христова, и обращаясь к латинянам, говорит, что напрасно смущают они судьбою Царяграда: два Рима пали, но есть третий Рим, верный Христу – Москва, и он не падет, пока будет верным. В другом послании, 1522 года, упрекает Псковских начальников за то, что не допускали священников исповедывать и приобщать св. таин умиравших от язвы (Дополн. к ист. акт. I, № 23). Он же писал повесть о Чирской иконе Богоматери, канон сей иконе и другой канон Гавриилу князю Псковскому (Опис. муз. 593, 597).

123. Доктор Франциск Скорина, уроженец Полоцкий, перевел на литовско-русский язык с вульгаты и издал Ветхий Завет в Богемской Праге 1517–1519 г., на счет Виленского советника Богдана Онькова. В послесловии к книге Есфирь говорит он: «светый пак Иероним или Ерасим пресвитер, он же был есть по воплощении Слова Божия лет 400, выложил на латинский язык с халдейского, еврейского и греческого зуполне; чего во еврейских книгах не пишет, положил к концу, ненарушаючи их, особне, и на главы разделил. Аз те же наследую мужа светого». Что Скорина переводил Библию с Вульгаты, это легко заметить при сличении текста его с текстом Вульгаты, которому он везде верен, тогда как разнится от греческого текста (см. Сахарова лет. № 10). У Погодина книги Пророков, доселе остававшиеся неизвестными (Москвит. 1844 г., № 5). Скорина издавал Ветхий Завет по частям, каждую книгу отдельно, напр. книгу Иова, Притчи и пр., и к каждой присоединил свои предисловие, послесловие, содержание глав. Такой же (по тексту Вульгаты) перевод Апостола издан им в Вильне 1525 г. В предисловии к Месяцеслову, присоединенному, вместе с уставом для чтений Евангелия и Апостола, к изданию Апостола, Скорина пишет, что им переведены «все книги Библии Ветхого и Нового Завета». Но печатного Евангелия его доселе не найдено. Псалтырь, часослов, 7 канонов, 8 акафистов, шестоднев (службы шести дней недели), краткие святцы и пасхалия изданы им в Вильне 1525 года, в его собственном переводе (Сахарова лет. № 13, 14). Эти книги составляли в издании одну, – первый печатный опыт следованной Псалтыри. В оглавлении книги сказано: «в сей малой подорожной книжце по ряду кратце положены суть: Псалтырь... Часословец, имея нощную и дневную службу, утреня, часы, обедниця, повечерниця великая и малая... Акафисты, Шестодневец... Светцы... Пасхалия».

124. Александр, основатель и игумен Свирского монастыря, святой († 1533 г.). Его духовная грамота в I т. Ист. акт. 195, 196.

Не позже 1515 г. описано житие преп. Мартиниана Белозерского. Описание, со множеством сведений о современных преп. Мартиниану событиях, оканчивается сведением об открытии мощей преподобного в 1514 г. (рукоп. Серг. Лавры).

125. Аркадий, старец, в 1538 г. писал сочинение против латинян, где говорил о Флорентийском соборе и о митрополите Исидоре. Оно помешено в Минее митроп. Макария под 31 июля и у Царского № 425.

126. Даниил еще при жизни преп. Иосифа избран был в игумена Волоколамского. О избрании его так говорит житие преп. Иосифа: «полюбиша вси в совете своем старца, – любяй нищету и пребывая в трудех и посте и в молитвах и не любя празднословия, нарицаема Даниила, по реклу рязанца, о нем же и уведеша, яко хощет во ин монастырь на игуменство». По этому описанию видно, что Карамзин ошибочно говорил, будто Даниил был лет 30-ти, когда избрали его в митрополита. Но по этому же изображению видна и слабая сторона в душе Даниила – искание власти и первенства, что так много вредило ему в управлении церковью. Даниил был митрополитом 1522–1539 г., и, отказавшись от кафедры, жил в Волоколамском монастыре, где и скончался. Известны сочинения его: а) Сборник нравственных наставлений в 16-ти словах (рукоп. Царского № 676; Моск. дух. акад.). Здесь Даниилу принадлежат только начала и окончания слов; все прочее взято из разных Греческих сочинений, иногда и подложных. б) Послания: игумена к князю Юрию Ивановичу (Толстого II, № 68); митрополита – к Дионисию Звенигородскому о пользе скорбей (изд. в I т. Ист. акт. № 293); послание о любви и смирении, писанное в январе 1539 г. в Москве (Волок. рукоп. № 290); послание о нечистых помыслах (Волок. № 118); ответ вопросившему о его здравии: «известися тебе от многих лет и времени немощь моя... ныне же наипаче пребываю немощен трегубо: главою, нутрем, ногами, и от сих многосугуба и печаль и угнетение, оскудение смысла и зубом болезнь и изнурение и света очей умаление, силы изнеможение и другов верных оскудение, крепость веры исчезе, свойственницы отчуждишася, домашних различные клеветы а вражды умножишася» (Волок. 290). В поучении Московскому соборному духовенству между прочим упрекает духовенство за участие в светских удовольствиях: «глумятся и играют в гусли, в зомры и смаки, к сему же зернию и махмиты (шахматы) и тавлесмы» (Волок. № 283). Из 13-ти нравоучительных посланий, находящихся в Новгор. Софийск. библ. и у Румянцева (№ 89), последнее, к великому князю Ивану Васильевичу, восхваляя князя, сильно укоряет слуг его за разные пороки, и особенно за содомство; в одном из двух посланий к некоему епископу (2 и 3) митрополит говорит: «мы, любимыче, на доброе дело избраны: подавать алчущим и жаждущим хлеб учения божественных слов, но не от своего разума составляти их, а как приняли их от Христа Бога заповеди спасительные, от святых Его апостолов предания, от богоносных отец учителей учения нашего и наставления... На все, что творишь и глаголешь, имей свидетельство от св. писаний». Жаль, что прения Даниила со старцем Вассианом и с Максимом Греком (изд. в Чт. общ. ист. 1847 г., № 7 и 9) не подтверждают того, чтобы Даниил всегда верно понимал Св. Писание и дух учителей церкви. Эти прения – печальный памятник и недальнего разумения веры и увлечения страстями, которые решились, во что бы то ни стало, обвинить обличителей своих. Подпись Даниила в Альбоме Погодина, М., 1853 г.

127. Преп. Корнилий, сын придворного боярина, на 13-м году удалился в Белозерский монастырь, где, после трудов послушания, занимался списыванием книг; потом странствовал он по России и несколько времени пробыл у мудрого архиепископа Геннадия. В дремучем Комельском лесу долго жил он один, пока мало по малу стали собираться к нему ревнители благочестия. Уже на 19-м году пребывания его в лесном уединении поставлен был первый храм. Строгий к себе, преподобный, поучая братию, никого не обличал лично, а говорил только как бы о себе самом. Кормитель целой страны во время голода, он, тогда как все спешили укрыться от набега татар, сказал братиям: «сотворим человеческое и мы, дабы уклониться от гордости; да и никому недолжно подвергаться опасности без нужды». Св. подвижник скончался в 1537 г. Устав, данный им для Комельского общежития и состоящий из 15-ти глав издан в Ист. иер. IV, 661, и потом особо в 1812 г. «Благословением Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, так пишет в предисловии преподобный, и помощью Пречистой Матери Его, написал я назидательное сие послание для себя и для присных моих братий о Господе, во всем мне единоверных... Трепещу слов пророка, возвещающего, что настоятель будет истязан за всех подчиненных ему. Если он может удалить их от зла и не удаляет, Бог взыщет кровь их от его руки и за нерадение он погибнет. Если же обличит их, но они не удалятся от зла, избавит тем по крайней мере свою душу, они же умрут в грехе своем». После предисловия, 1-я гл. говорит о церковном благочинии; 2-я: о благочинии трапезы; 3-я: о пище и питии; 4-я: о том, чтобы не есть и не пить нигде, как в общей трапезе; 5-я: об одежде; 6-я: не просить ни у кого и ничего; 7-я: не иметь никакой собственности; 8-я: не брать ничего без благословения настоятеля; 9-я: не ходить в трапезу безвременно; 10-я: на общей работе трудиться в молчании и с молитвою; 11-я: без причины не посещать родных или чужих; 12-я: не принимать подаяний для себя; 13-я: не терпеть хмельных напитков в обители; 14-я: о приходящих в обитель с собственностью; 15-я: о выходящих из обители. «Все сие, говорит в заключение преподобный, написал я, недостойный и грешный инок Корнилий, моею рукою и предал братии своей; желаю, чтобы как при жизни моей, так и по смерти, соблюдали сие предание и часто читали для напоминания к пользе душевной; да не будут сии слова в осуждение в день суда».

По описи 1630 г. в Корнилиевом монастыре показаны: а) «Псалтырь следованная преп. Корнилия писма»; б) «служебник чудотворца Корнилиева писма»; в) «предание чудотворца Корнилия» (Опис. кн. степ. мон. № 1276, 1287, 1288. М. 1848 г.). Ныне известны Постнические правила Василия, писанные в 1536 г. учеником Корнилия Артемием в Порфириевой пустыне (Царского № 25).

128. Агафон, священник Новгородский в 1540 г. составил Пасхалию на 532 года (Царского. № 289; Толстого № 17). Руководством ему служил труд св. архипастыря Геннадия (§ 107); но в сочинении Агафона много объяснений, показывающих знакомство его и с древними сочинениями.

129. Летописцы: 1) Неизвестный сочинитель хронографа, заключающего в себе библейскую и всеобщую историю до взятия Царяграда турками (1453 г.). Здесь до 990 года помещено сочинение Кир Феодора, избиравшего «от многих книг нужнейшая и добрейшая»; далее до 1350 года излагается история по Сивериану Гевальскому и по летописи Манассии; с 1350 г. довольно пространно описаны события царств Болгарского, Сербского и события русские; краткий перечень лет оканчивается 1492 годом, а Русская рецензия хронографа составлена в 1512 году. Этот хронограф замечателен и тем, что служил источником для Никоновой летописи (Опис. муз. № 454, стр. 735–753; Царского № 371 ; Библ. Общ. ист. № 282, и Ундольского Библ. розыскания, стр. 217–219), 2) Георгий инок, писал летопись до 1533 г. (Синод. библ.). 3) Катавасья-Юрьев монах, сочинил «летопись от начала прозвания Русския земли до 1544 г.», по словам Щербатова, довольно подробно и довольно исправно (в Синод. библ.). 4) Феодор, князь Кемский, в монашестве Феодосий, сочинил сокращенную Русскую историю до 1549 г. (Синод. библ.). Конечно, тому же иеромонаху Феодосию принадлежит описанное в 1567 г. житие преп. Александра Ошевенского. (Царского 125; Толстого II, № 62, 174). 5) Варлаам Палицын, келарь Чудова монастыря, описал: а) осаду Киева татарами; б) о трех князьях; в) Синопсис Русской истории с 859 до 1562 г., с приложением договоров X века (Имп. публ. библ. Общ. ист. № 210). Кульчинскому известен был еще его список митрополитов. 6) Иоанн Глазатый, священник, по собственным словам его, 20 лет проживший в плену у казанских татар и освободившийся при взятии Казани царем Иоанном, написал «Историю о Казанском царстве». История его, изданная в СПб. 1791 г., требует нового и лучшего издания: в издании 1791 г. допущены и пропуски и ошибки. Списки в Библ. Общ. ист. № 76, 77, 178. 7) Неизвестным написан Нижегородский летописец с 1221 по 1556 год (Толстого № 358), по другому списку продолженный до 1745 г. (Толстого IV, № 65). 8) Неизвестным составлен летописец Вятский, оканчивающийся 1553 годом (Толстого II, № 432). 9) Около 1550 г. составлен Псковский летописец, оканчивающийся по четырем спискам 1547 годом (Собр. лет. IV, 170–308). 10) Некто «от веси Ростовских областей» написал Сборный летописец «от начала Русския земли до княжения великого князя Ивана Васильевича Московского... седшу ему княжити после отца своего великого князя Василия Ивановича»; след. летопись писана около 1535 г. Сборник заключает в себе «известия о Тверском княжестве» (Рукоп. Имп. пуб. библ.). 11) Подробное описание завоевания Казани царем Иоанном в 1552 г. (Собр. лет. VI, 303–315); оно оканчивается так: «Да видети бы нам государя на Киеве, православного царя, великого князя Ивана Васильевича всея Русии. Слава свершителю Богу! Аминь»; т. е. очевидно оно писано современником, не после 1560 г. 12) Знаменитый своею добротою боярин Алексей Адашев вел записки для составления летописца новых лет (Акт. эксп. I, 354). Они вошли в состав так называемой «Царственной Книги» 1534–1553 г. (Изд. СПб. 1769 г.). 13) Литовская летопись Быховца, писанная на литовско-русском наречии, относится также к началу XVI века, так как она уже известна была Стрынковскому в виде Берестовицкой Литовской летописи (Kronica Polska, Litewska, p. 46). Она издана Нарбутом: Pomniki do dziejow Litewskich. Wilno, 1846 г. Это та же летопись, что по списку Познанской библ. называется «Летописцем великого князства Литовского и Жомонтского». Выписки из Познанского списка изданы Бодянским в Чт. М. Общ. ист. I, № 1, стр. 1–45.

130. Преп. Максим Грек, великий учитель церкви Русской и страдалец за еваигельские истины. Нил Курлятев в предисловии к переводу Псалтыри, диктованному Максимом в 1552 г., говорит о Максиме: «Старец Максим родом грек, научен философии в своем языце и второе римский язык и грамоте умел, третье наш язык знал и грамоте умел весьма разумно. А прежние переводницы нашего языка известно не знали, и они перевели ино Греческы, ово Словенскы, и ино Сербскы и другая Болгарскы, ихже неудовлишась приложити на Русский язык» (Царского № 327). По предисловию к беседам Златоуста на Евангелие Матфея, напечатанному 1664 года, Максим «вельми мудр в Еллинском, Римском и Русском не только же переводити, но и творити мерою иройски и ямвински». Жизнь и сочинения преп. Максима подробно мною описаны в Москвитянине 1842 г., в Истории Русск. ц. III, 142–144, 156–167. Здесь довольно будет, если представим перечень несомненных ученых трудов Максима.

1. Труды для истолкования Св. Писания: перевод Псалтыри; переводы толкований на Псалтырь и на книгу Деяний; перевод Златоустовых бесед на евангелие Матфея и на евангелиста Иоанна (изд. М. 1665 г.); толкования на частные места Св. Писания: сказание некоих речений недоумеваемых в Писании; сказание строки: обновится, яко орля юность твоя; сказание о 89 и 18 псалм.; сказание евангелия, еже от Иоанна; толкование слов Павла о себе, как Римлянине, и о неведомом Боге; переводы некоторых пророческих мест; сказания о птице неясыти; о левиафане ответ Карпову; о именах камней; о именах библейских.

2. Труды для исправления церковных книг и для объяснения обрядов: исправление триоди и многих других книг; сказание об Иуде предателе; о том, что во всю светлую седмицу солнце не заходило; против повести Афродитияна; о поставлении Христа во священника; о том, что символа веры не следует изменять (напеч. в Скрыжали 1656 г.); объяснение некоторых частей литургии; объяснение возглашения: о свышнем мире; об освящении воды на Богоявление; о венцах брачных; о венце Спасителя; о надписи: М. Р. Ф. У. (Это «не Марфа или не Мирфу, якоже нецыи всуе непщуют»); о поставлении креста над луною; о поставлении иерарха на орлеце; послание о посте понедельника; о строфокамиловом яйце; объяснение некоторых изречений Богослова. Сюда же относятся: исповедание веры (напеч. во II ч. Ист. Платона, 300); ответ собору 1537 г. (изд. в Москвитянине 1842 г.); письмо к митрополиту Даниилу 1539 г. (изд. в Ж. Мин. нар. просв. 1834 г.); отвещательное слово об исправлении книг к митрополиту Иоасафу (изд. во II ч. Ист. Платона); отвещательное слово об исправлении книг к боярам (изд. там же); другое послание к митрополиту Иоасафу 1541 г. (изд. в Москвитянине 1842 г.); к начальствующему земли (царю Иоанну); «послание к господину и брату Георгию» (Царского № 244), где, по словам Курбского (Опис. муз. стр. 555), «остерегает от развращенных писм, утвержающи в правоверных догматех». Сюда же относятся: сочинение о грамматике с предисловием (Опис. муз. стр. 370); испытание мнимому знатоку греческого языка.

3. Сочинения полемико-догматические:

а) 12 рассуждений против проповедников папизма: слово на Латынов о неизменении символа веры (напеч. 1618 г. в Почаеве; в книге о вере, К., 1625 г» на Бело-Русском наречии; в книге Кирилловой, М., 1643 г.); слово против хулы немца Николая о Св.Духе (напеч. в книге о вере, К., 1625 г.; в книге Кирилловой, М., 1643 г.); слово против прозрения звездочетов и о свободе воли; слово о том, что не звездами и не колесом счастья, а Промыслом устрояется все; послание к князю о звездочетах; послание о обещаниях Латинского мудреца; послание к Феодору Карпову, 1524 г., с обличением главам Николая, в 5-ти отделах (Прочет, еже); ответ Николаю Латинянину; послание к ученому Николаю; слово против обольстителя Николая Немчина, против трех главных заблуждений Латинских с похвалою апостолам Петру и Павлу; послание к игумену о Фортуне.

б) Против Лютера: о поклонении св. иконам; о хулящих Божию Матерь; какой первый грех в естестве? о рукописании, какое дано диаволу; о том, что человеческий род размножался бы плотским рождением, хотя бы и не согрешил Адам.

в) Слово на Армянское зловерие.

г) Слово против Иудеев и о рождении Христа; Совет об Исааке Жидовине; против глав Еврея Самуила, в 7-ми отделах.

д) Против магометанства: на агарянскую прелесть; против гнусного пса Магомеда; благодарственное слово о Крымском псе; ответы на хулы Магометанские.

е) Против язычества: на еллинскую прелесть.

ж) Против суеверий: против мнений, будто для утопленника и убитого, остающегося непогребенным, бывает вредная погода; святые места и вещи не оскверняются от того, что ими владеют неверные; обличение тем, которые дают клятву не принимать священства от Цареградского патриарха.

4. По нравоучению: а) наставления: об иноческом житии – разговор любостяжателя с нестяжателем; беседа ума с душею о лихоимстве, – против лихоимствующих; беседа ума с душею о страстях; на деле надобно исполнять обеты; в чем сила великой схимы? против ненасытного чрева – к иноку; послание к инокиням о том, что можно спастись и в миру; послание к медлящему идти в монастырь; к тем, которые без вины оставляют жен и идут в монастырь; два слова к тем, которые думают спастись только чтением канонов; слова инока к самому себе в темнице; поучительные главы начальствующим; о нестроении и безчинии властителей; плач Петра отрекшегося; слово о покаянии; другое слово о покаянии; о сонных мечтаниях; о посте, к госпоже; о внутреннем посте; слово от лица Тверского епископа о пожаре; о бывшем пожаре и благодарность за возобновление храма; послание к митрополиту Макарию 1542 г.; послание к князю Петру Ивановичу Шуйскому; послание к юноше Михаилу Васильевичу сыну князя Петра Шуйского; послание к благоумному Алексию Адашеву о тафиях; послание к свящ. Сильвестру. б) Песни и молитвы: песнь Св. Троице в светлую педелю; молитва Богородицы во время страданий Христовых; канон Параклиту с молитвою (изд. в вертограде душевном, Вильно, 1620 г., в Канонике К. 1739 г.); песнь великому мученику Иоанну; песнь блаж. Фомаиде; песнь мученице Потамии; песнь мученику; песнь на успение Богородицы.

5. Исторические сочинения: о патр. Геннадие; о соборе, желавшем уставить безженство священников; повесть об иноческом житии – рассказ о некоторых западных иноках; повесть о новом мученике; записки о житии Зосимы и Савватия; Метафростовы слова: о чудесах архангела Михаила (Минея Макария 6 сент.); о жизни Дионисия Ареопагита (там же 5 окт.).

131. Сильвестр, священник новгородский, в 1547 г. вызванный митрополитом Макарием в Москву, как муж строгого благочестия и просвещенный. По совету митрополита, царь Иоанн принял его себе в советники. Сильвестр скоро успел испорченного воспитанием властителя обратить на добрый путь, и все дела Иоанна приняли другой вид (Сказ. Курбск. 9–12, 68, 187, 230). Шесть лет Сильвестр был в такой силе при дворе, что все повиновалось ему. «Указоваше и митрополиту и владыкам», говорит современная летопись (Царств. кн. стр. 342, 343. СПб. 1769 г.). Совещание о наследнике престола, происходившее во время тяжкой болезни царя, (1553 г.), произвело в царе охлаждение к Сильвестру (Царств. кн. 343). Этим воспользовались те, которые тяготились силою Сильвестра. Дьяк Висковатый в слух народа обвинял Сильвестра и в неправильном писании икон в придворном Благовещенском храме, где начальствовал Сильвестр, и даже в общении с еретиком Башкиным. Собор оправдал Сильвестра (Ист. Русск. ц. III, 196–200). Тем не менее царь более и более стал оказывать невнимание к его советам. Сильвестр видел, что он уже становится бесполезным для царя, а вражда завистников становится сильнее; и потому удалился в Кириллов монастырь, где принял монашество и имя Спиридона. Но так как и здесь оказывали ему уважение, и враги его опасались, как бы опять не возвратил его к себе царь; то по смерти царицы Анастасии (1560 г.) взвели на него клевету, будто Анастасия умерла от чар его. Суеверный Иоанн поверил, и отца Спиридона заточили в Соловецкий монастырь, где и скончался он (Сказ. Курбск. 79–82,188–192).

По описи 1635 г. в библиотеке Кириллова монастыря показаны следующие книги отца Сильвестра: Апостол на Греческом языке, Псалтырь на Греческом языке, книга Иисуса Навина, книга преп. Иосифа Волоцкого против Новгородских еретиков, Лествица Иоанна, Поучения Аввы Дорофея, Маргарит (Опись книг степ. мон. № 731, 732, 812, 825, 827, 978, 1001, 1124. М. 1848 г.). Не известно, остаются ли все эти книги в Кириллове монастыре; но еще целы там: а) Псалтырь, с надписью: «книга государское дание – Псалтырь толковая Благовещенского попа Сильвестра, в иноцех Спиридона и сына его Анфима; толкование Ираклийское»; б) Требник, с надписью: «Сельверстовская Потребная, Иван сказал Михайлович (дьяк Висковатый обвинитель Сильвестра), что тот потребник Благовещенский». Отселе видно, что отец Сильвестр любил просвещение и был столько образован, что даже знаком был с греческим языком. Сочинение его – Домострой с письмом к сыну (изд. в I кн. Временника общ. ист. 1849 г.). В начале Домостроя пишет: «Благословляю я грешный Сильвестр и поучаю и наказую и вразумляю единочадого сына моего Анфима и его жену Пелагею и их домочадцев» и проч. (Временник, кн. V, М., 1850 г.). Следовательно Домострой писан в наставление сыну. Домострой заключает в себе, после вступления, в первых 20-ти главах наставления в вере и благочестий; в других 43-х – наставления блогоразумия житейского, особенно же по экономии домашней. Письмо к сыну, составляющее последнюю главу Домостроя, все состоит из превосходных нравственных наставлений и дышит любовию доброго, умного отца к сыну.

«Челобитная» его к собору, писанная по случаю обвинения его Висковатым, писана в покойном духе и с мыслями светлыми. Она издана в I т. Ист. акт. 328.

«Послание» к князю Шуйскому-Горбатому в Казань с прекрасными наставлениями князю и войску – в рукоп. Софийской библ.

132. Макарий, с 1526 г. из архимандрита Лужецкого архиепископ Новгородский, 1542–1564 митрополит Московский.

Забота его об уменьшении заблуждений и суеверий в народе и о распространении просвещения одна уже дает ему почетное место между великими учителями церкви. На соборе 1551 г. определено им: протопопы и благочинные должны наблюдать, дабы по церквам не были употребляемы книги, неисправно написанные; а если на торгах будут продаваться испорченные книги, отбирать их, в страх невеждам писцам (пр. 27 и 28). В следствие сего, когда стали пересматривать книги, чтобы неисправные заменить исправными, «мали обретошася потребнии, прочие же вси растлени от преписующих, ненаученых сущих и неискусных в разуме, ово же и неисправлением пишущих». (Послесловие Апостола, 1564 г.). Для митрополита Макария, который давно усердно занимался пересмотром рукописей и давно мог видеть жалобы предшествовавших ему ревнителей просвещения на жалкую неисправность книг, не было такое последствие соборного определения новостью. Определение соборное о пересмотре книг с тем и было постановлено просвещенным архипастырем, чтобы большинство людей дознало на опыте, в каком печальном положении находятся христианские книги. После такого опыта и люди довольные собою должны были согласиться, что не все у них хорошо, что против заразы книжной надобно воспользоваться тем средством, которым давно пользуются в южной Русской митрополии – надобно ввести печатание книг. По просьбе грозного царя прислан был (1552 г.) из Дании типограф. Но митроп. Макарий нашел и в Москве людей способных к печатанию книг. Да и к чему был тут иностранец? Как датчанин мог печатать исправно славянские книги, когда не знал он ни аза славянского? Он мог только портить книги и мешать самому ходу дела.

Последнее и оказалось на деле. Целые десять лет прошло, пока успели напечатать одну книгу Апостол (1564 г.). Она вышла тогда, как Макарий, за несколько месяцев пред тем, умер. При печатании Апостола не пользовались греческим текстом. Сильвестра, который сколько-нибудь знал греческий язык, удалили из Москвы; а издатели Апостола называют текст Нового Завета текстом 70-ти толковников. Нельзя сказать и того, чтобы Славянский список, с которого печатали Апостол, был лучший из современных; но выбрать лучший из испорченных писцами можно было только при сличении с греческим текстом; чего, как мы сказали, некому было делать. На первый раз много значило и то, что печатным Апостолом положен был предел ошибкам и своеволию писцов в отношении к этой книге. И послесловие Апостола говорит, что только этой цели и хотели достигнуть. «Повеле составити – дело печатных книг ко очищению и ко исправлению не наученных и неискусных в разуме книгописцев». Повторяем, что достигнуть и этой цели много значило. Это открылось на деле. Люди, обманываемые своими страстями, и между ними первые те, которые кормились списыванием испорченных книг, не замедлили восстать против дела Макариева. Они стали кричать, что заводят новизну, заводят ересь – явились новые последователи Башкина. Диакон Иоанн Федоров и Петр Мстиславец, занимавшиеся печатанием Апостола, едва успели напечатать 1565 года Псалтырь, как принуждены были бежать из Москвы за границу. Народ, взволнованный слухом об ереси, сжег самый типографский дом (Ист. Русск. ц. III, 170–173). Но святое начало Макария не могло быть уничтожено; оно продолжалось.

Обратимся к словесным произведениям Макария.

а) Макарий владел блистательным даром красноречия. Три речи его царю, – речь при его браке (Вивл. т. XIV, стр. 227); речь пред походом царя на Казань (Царств. кн.); речь по возвращении счастливого царя из Казани (там же), – написаны с одушевлением и красноречиво. Таковы же увещательное его послание к войску в Свияжск от 25 марта 1552 г. (Ист. акт» I, № 159) и пространное послание к царю от 17 июля 1552 г. с увещанием идти смело против врагов Христовых (Ист. акт. I, № 160). Правда, в этих опытах красноречия есть какая то изученная форменность; в них говорит не столько душа живая и свободная, сколько дух, угнетенный внешнею законностью; тем не менее в них есть и чистота выражений, и картинность образов, и мысли светлые; по ним виден оратор с богатым даром слова.

б) Учительные послания Макария: в Водскую пятину (от 25 марта 1534 г.) об искоренении языческих памятников (Дополн. к ист. акт. 1, № 28); послание с определением против вольномыслия Артемиева (Акт. эксп. I, № 239); деяния собора против Башкина (Чт. Обш. ист. 1847 г. № 3) , которые писал Макарий своею рукою (Акт. эксп. 1, 349). Первое послание – памятник апостольских трудов Макария для распространения света Христова между оставшимися язычниками. История чтит имя Макария, как ревностного проповедника веры между Чудью (Ист. Русск. ц. III. 58). Не может она забыть и трудов его для пресечения ересей, возникших на севере, в следствие волнений реформации (Ист. Русск. ц. III, 121–126).

в) Назидательные писания: устав Духову монастырю по правилам общежития (Ист. Акт. I, № 292); о святительском суде (Ист. акт. 155): уставные грамоты 1551 г. (во Временнике Общ. ист. кн. XIV, М., 1852 г.). Глубоко-умилительно духовное завещание его (Ист. акт. I, № 172). Известна и Кормчая его – собрание всех канонических статей, в том числе и таких, которые только казались каноническими. Содержание у Снегирева в Памятниках стр. 45–48.

По богослужению: грамота об установлении празднования святым (Акт. эксп. I, № 213); грамота об отправлении молебствий по случаю голода (Дополн. к ист. акт. I, № 221); грамота с разрешением двух случаев (Акт. эксп. 1, № 253). В 1527 г. составлена им «Великая книга правила келейного и путного».

г) Труды его для истории: а) красноречивый слог, каким описаны в Степенной Книге 26 лет царствования Иоанна, скромность, с какою коснулись здесь действий митроп. Макария и опустили речи и послания его к царю, показывают, что труд митроп. Киприана в составлении Степенных Книг продолжен был митроп. Макарием. Современник митроп. Макария Василий в своей биографии св. князя Александра говорит: «о них же (о некоторых деяниях св. князя) последи речется в Степенной Книзе». Житие князя Александра, описанное Тучковым, действительно внесено в Степенную Книгу (§ 127). Таким образом несомненно не только то, что митрополит Макарий излагал после Киприана историю по степеням князей, но и то, что он дополнял труд Киприана внесением житий святых. б) Великая книга Минеи-Четьи – блистательный памятник трудов Макария и самый богатый подарок для истории. Это целая библиотека сочинений исторических, поучительных и назидательных. Над составлением ее проведено двенадцать лет. За основание приняты синаксари, или как несправедливо называли их, прологи; потом помещены не только полные жизнеописания, не только слова на дни святых и на праздники, но и целые обширные сочинения учителей церкви; например: в январской книге помещены толкования на пророков Михея, Захарию, Иону; значительная часть творений Василия Великого; 26 слов Григория Богослова; в мартовской книге найдете Григория Двоеслова разговоры о жизни святых, все оглашения Кирилла Иерусалимского и всю Лествицу Иоанна. «Писал есми (говорит сам Макарий) сия книги в великом Новгороде, как есми там был архиепископом, а писал есми и собирал и во едино место их совокуплял дванадесят лет, многим имением и многими различными писари, не щадя сребра и всяких почестей, наипаче же многи труды и подвиги подьях от исправления иностранних и древних пословиц, переводя на русскую речь... иная же и до днесь в них неисправлена пребысть и сия оставихом по нас могущим с Божиею помощью исправити».

Князь Оболенский отыскал август месяц Великих Миней с собственноручными поправками и замечаниями Макария (Москв., 1850 г., V, 7–9). Как по словам Макария, так и по этой августовской Минее, видно, что окончательный пересмотр и образование Великих Миней совершилось уже в Москве. Полный экземпляр с подписью самого митрополита Макария в Московском Успенском Соборе. Неполные списки в Синодальной библ., в Новгор. Соф. библ., в Чудовом монастыре.

О происхождении книги Стоглава, которою унижают честь митроп. Макария, смотр. мою статью в Москвитянине 1845 г., 12: Несколько слов о Стоглаве, и Ист.Русск. ц. IV, 193, 194, также Христ. чт. 1854 г., № 24–64.

133. Макарий и тогда еще, как был Новгородским архиепископом, очень желал того, чтобы достойно описаны были жития Русских святых. В 1547 г. установлено было: а) праздновать во всей России память 12 дней в честь Русских святых, в том числе преп. Макария Колязинского, Михаила Клонского, Павла Обнорского, Дионисия Глушицкого, благов. князя Александра Невского, преп. Александра Свирского; б) местно чтить: в Москве блаж. Максима юродивого; в Муроме кн. Петра и Февронии, кн. Константина и чад его; в Твери Арсения еписк. Тверского; в Устюге Прокопия и Иоанна (Ист. Русск. ц. IV, 201, 202). Вместе с тем положено составить службы и жития Русских святых, если только для иных не составлены они (Василиево житие князя Александра Невского). В следствие того явились биографы и песнопевцы святых, и, как понятно, не все с одинаковыми дарованиями и способами. а) Игумен Роман около 1530 г. описал жизнь наставника своего пр. Ефрема Перекомского или Верендовского († 1492 г.); его описание в Библ. Общ. ист. № 45; у Царского № 136; обзор описания в Ист. иер. V, 467. б) Михаил Тучков, боярин, в иночестве Илия, по воле архиепископа Макария, сочинил в 1537 г. житие преп. Михаила Клопского и ему же канон; в 1539 г. – житие мученика Георгия Болгарского; при митрополите Макарие написал житие благов. князя Александра Невского и службу ему (Опис. муз. 526, 527, 593, 400). В житии блаж. Михаила биограф говорит, что при великой княгине Елене и малолетнем Иоанне послан он был в Новгороде собирать войска против татар, и что тогда архиепископ Макарий поручил ему описать жизнь св. Михаила по старым запискам (Минея Макария 11 янв. Новг. 3 и 4 лет.). в) Иродион, ученик преп. Александра Свирского и игумен обители его, в 1545 г., по воле митроп. Макария, описал житие учителя своего (Толстого II, № 112; Царского № 78; Минея Макария за авг.). Сочинитель упоминает о госте Богдане, который находился в Новгороде от имени великого князя Иоанна надсмотрщиком за деланием денег. Служба св. Александру – вероятно сочинение того же игумена. Житие и служба напечатаны вместе с описанием монастыря, М., 1848. г) Макарий, инок, в 1540 г. сочинил житие преп. Макария Колязинского (Толстого III, № 7; в Минее митроп. Макария под 17 марта). д) Вслед за тем, как в 1546 г., при копании рвов для храма, обретены были моици преп. Павла Обнорского († 1429 г.), сочинено было житие его (Царского № 109; Минея Макария под 10 января). Здесь говорится: «В лето 7046 (1538) генваря 14 приходили Казанские люди на Русь и много зла учинили; воеводы стояли на Волоку на лесном и пришли во Иннокентиеву пустынь безвестно, сожгли церковь и келии и трех старец посекли». Сочинитель говорит, что оп пишет слышанное от достоверных людей, и что нашел в записках, составленных очевидцами. е) Василий, священник, в монашестве Варлаам, псковитянин, сочинил: в 1547 г. житие преп. Александра Невского и преп. Евфросина Псковского, потом Арсения Коневского и Саввы Крыпецкого; сказание о обретении мощей князя Всеволода; в 1558 г. сочинил житие Никиты и Нифонта Новгородского; Исидора Юрьевского; службы Евфросину Псковскому, князю Всеволоду, Савве Крып., Георгию мученику Болгарскому (Опис. муз. стр. 596, 597, 602; Царского № 133, 136, 378; Толстого II, № 279). В службе Евфросину, кроме того, что восхваляется сугубая аллилуиа, упоминаются князь Иоанн и архиерей Макарий; следовательно сочинитель ее тот же клирик Василий, который писал и житие. Эта служба не внесена в Минеи. Житие преп. Саввы написано в книге о начале Печерского монастыря, М., 1801 г. Сочинения Василиевы большею частью бесполезны для истории. Смелость клирика в вымыслах, оскорбляющих историю, хронологию, здравый смысл и святую веру, изумительна. По всему видно, что Василий был охотник поговорить, но был человек ограниченный в смысле и скудный в познаниях, и притом человек, дозволявший себе говорить всякую ложь, лишь бы освятить любимую мысль. Разбор повести его о Евфросине см. в Христианском чтении 1853 г. Повествование его о св. Александре Невском сочли нужным переделать при патриархе Иове (Царского № 411, 614, 729), при чем выбросили сказку его о убиении Батыя в Венгрии. ж) В то же время «многогрешным рабом Пахомием сложена повесть» о Ярославских князьях Василии и Константине (Ундольского рукоп. № 144). По этой повести, Батый стоял под Ярославлем 2 года и 6 месяцев, отыскивая отца своего: «бяше бо той окаянный царь Батый, родом от града Ярославля, от веси Череможския и дошед отца своего в лето 6745 взят бысть град Ярославль». Из России Батый, говорит Пахомий, пошел в Болгарскую землю и был убит в сражении с королем Владиславом. По этой повести видно, что многогрешный Пахомий был с родни бестолковому Василию. з) Игумен Хутынского монастыря Маркелл Бесбородый, живя на покое в Антониевом монастыре, по летописи (Карамз. VIII, прим. 587), в 1557 г. написал житие и два канона св. Никите Новгородскому, после чего отправился в Москву, и по его ходатайству, 30 апреля, открыты мощи святителя. Житие у Царского № 137; каноны в печ. Минее 31 января. Ему же принадлежит житие преп. Саввы Сторожевского (Обш. ист. № 305; Царского № 135, 264), которое помещено и в Минее Макария. Маркелл славился в свое время и как знаток крюкового пения; он положил на крюковые ноты Псалтырь (Ундольского Замечания о церковном пении, стр. 6, 22. М. 1846 г.). По описи 1636 г., в Суздальском Евфимиевском монастыре показана «Псалтырь знаменная – на харатье» (Опис. кн. степ. мон. № 1177. М. 1848 г.). Ныне в Воскресенском монастыре сохраняются каноны дванадесятым праздникам, положенные на крюковые ноты, в рукоп. XVII в. № 70–74. и) Иоасаф, игумен, с 1560 г. епископ Вологодский, в 1551 г. сочинил жития: преп. Стефана Махрицкого († 1406 г.), Григория и Кассиана Авнежских († 1392 г.) и Никиты епископа Новгородского. и) Логгин, инок Прилуцкого монастыря, при митроп. Макарие описал жизнь преп. инока князя Игнатия, долго страдавшего в темнице, в 1522 г. почившего в обители Прилуцкой и при самой кончине прославившегося чудесами (Царского № 134; Толстого II, № 140). к) Михаил, инок Владимирского Рождественского монастыря, при митроп. Макарие написал канон благов. князю Александру Невскому, и другой кн. Петру и Февронии Муромским (Опис. муз. стр. 593, 596). Вероятно, им же написано и житие кн. Петра и Февронии (Царского № 129, 132, 135, 396, 411; Румянц. № 163). Житие благов. Муромского князя Константина и чад его писано по открытии мощей, бывшем в 1553 г., следовательно в 1554 г. Оно любопытно по описанию языческих обычаев, но составлено неискусною рукою; писано с явным подражанием Похвале митроп. Илариона и Слову Иякова мниха о князе Владимире, из которых взяты начало и окончание его буквально. Сочинитель недостаточно знал историю и хронологию России. – При митроп. Макарии. в 1554 г., описана жизнь Прокопия и Иоанна Устюжских (Опис. муз. № 261, стр. 518). Около того же времени написано, по благословению митроп. Макария, житие праведного Артемия (Царского № 127). Писатель жития и чудес преп. князя Иоасафа Каменского, скончавшегося в 1453 г., говорит, что в течение 85-ти лет никто не записывал чудес преподобного, и он первый записывает по преданию; следовательно сочинение писано не раньше 1538 г. По рукописям, кроме жития, известны еще служба и похвальное слово кн. Иоасафу, вероятно сочинение того же неизвестного писателя (Царского № 124; Толстого II, № 168; III, № 53). Житие блаж. Исидора Ростовского († 1474 г.) известно также по рукоп. XVI в. (Толстого I, № 292, 306; Рум. муз. 600, 675; Обш. ист. № 196; Царского № 382). В 1564 г. составлено довольно пространное описание жития преп. Никиты Переяславского (Царского № 127); но краткое житие Столпника и похвальное слово ему видим в рукоп. XV в. (Царского № 368, 373). Так как преп. Корнилий Комельский († 1537 г.) еще при жизни своей прославился чудесами; то вероятно, что житие его описано было одним из учеников его, вскоре после кончины его, около 1560 г. (Царского № 134). Оно показано в Корнилиевом монастыре по описи 1630 г. (Оп. книг степ. мон. № 1306. М. 1848 г.).

134. Фотий, подвижник Волоколамский, ученик Кассиана Босого, сподвижника Иосифова, писал: а) против сквернословия; б) житие наставника своего Кассиана; в) послание к старице Александре (Вол. рукоп. № 92, 281; Толстого II, № 237). В последнем отвечает на вопрос: что будет с иноком или инокинею, умирающим не в схиме? Судьбы Божии неисповедимы, пишет он; по слабому и малая добродетель вменяется у Господа в великую заслугу. «Аще кто живет в веце сем суетнем в небрежении о своем спасении и в бесстрашии и нерадении о делех мнишеского жития : аще и в схиме преставится, ничтоже пользует его схимное пострижение». В описи книг 1652 г. видим между Волоколамскими книгами «Сборник Фотиева письма» (Опис. кн. степ. мон. № 2267; Моск. 1848 г.). Жизнь его старца Фотия описал ученик его Вассиан, архимандрит Возмицкий (Толстого II, 68), который писал еще «о вражде на Иосифлян». В помянутой описи видим еще «две книги правила, письмо Васьяна, Фотиева ученика» (№ 2195, 2196).

135. Преп. Феодосия Тотемского († 1568 г.) духовное завещание хранится рукописным в его обители.

136. Преп. Корнилий, с 1529 г. игумен Псково-Печерский, просветитель бедной Чуди. Он помогал пограничным чудянам в их нуждах щедрою рукою и, присоединив их к св. православной вере, построил им несколько храмов, между прочим в Нейгаузене (Повесть о Псковском монастыре. М. 1831 г.). Он написал «Повесть о Псковском Печерском монастыре». Ее дополняли: в 1585 г. инок Григорий, в 1587 г. игумен Мелетий, в 1601 Иоаким (Москвит. 1843 г. № 9, стр. 139); первый внес в сочинение Корнилия повесть Серапиона об осаде монастыря Баторием (§ 147). Преп. Корнилий мученически скончался в 1570 г., раздавленный, вместе с учеником своим Вассианом, по воле Грозного царя. (Курбского 124).

137. Феодосий, игумен Хутынский и 1542–1551 г. архиепископ Новгородский, потом живший в Волоколамском монастыре, где был он пострижен в иночество. † 1563 г. Феодосий, говорит ученик его игумен Евфимий, за долго до смерти сделал себе гроб, ложился в него и любил беседовать о смерти. Царь, отправляясь «в Немчики» (под Полоцк), взял с собою игумена Леонида, и Феодосий, прощаясь с Леонидом, сказал, что более не увидится с ним. Полоцк взят 20 февраля; Феодосий объявил о том в своей келии в тот же день и 26 ч. скончался (Волокол. рукоп. № 412). Известны послания его: игумена Хутынского к боярину Шигоне 1533 г., по случаю смерти великого князя (Ист. акт. I, № 292); архиепископа: в Карельскую страну (января 15, 1543 г.) о крестных ходах; Печерскому игумену Корнелию о старце Савватие (февраля 24, 1543 г.); к царю Иоанну Васильевичу о грабежах и убийствах, происходящих в Новгороде (напеч. в Древ. вивл. XIV ч. стр. 238); духовным властям Устюжны Железной (в августе 1545 г.) обличительное за злоупотребления в духовных делах (изд. в Ист. акт. 1, № 297); утешительное послание (в сент. 1545 г.) к князю Андрею Дмитриевичу; в Водскую пятину (июня 8, 1548) об истреблении язычества (нап. в Древ. вивл. XIV, 167); два благодарственных послания к боярину; к царю Иоанну благословенная на царство и на брак; к нему же благословенная на поход в Казань (нап. в Древ. вивл. XIV, 263); послание умирающего ко всем христианам. Все эти послания находятся в рукоп. Волоколамской (Толстого II, № 341). В музее Румянцева есть еще послание от 30 июня 1550 г. к игумену с увещанием «удалятися от пиянственного пития», писанное по случаю голода (Опис. муз. стр. 43). Краткий летописец, подписанный рукою его в 1543 г. – в Синодальной библиотеке № 253.

138. Зиновий, инок Отенский, ученик Максима Грека, после 1526 г. сосланный в бедную Отенскую пустынь, но здесь благодушно подвизавшийся для Господа († 1568 г.). Сочинение его «Истины показание» изумляет основательностью рассуждения и глубоким знанием Св. Писания. Оно писано против рационалистического учения Феодосия Косого. «Явилось новое учение и многие хвалят это учение. От Бога ли оно? И следовать ли ему? не знаем», так говорили, по словам Зиновия, крилошане Московского Спасского монастыря Герасим и Афанасий, и требовали от Зиновия наставления. Из последующих разговоров видим, что это учение в 1552 г. распространял Феодосий Косой, беглый слуга, обокравший господина своего и постригшийся в Белозерской обители в монашество. Хотя скрылся он сам от наказания соборного в Москву; но мысли, посеянные им на севере, тревожили многих. Учение его было таково: а) он отвергал предание церкви (Зиновиево сочинение по списку Моск. дух. акад. стр. 13, 16, 163); б) отвергал тайну Св. Троицы, указывая на то, что закон признает одного Бога; в) не верил, что Иисус Христос есть Сын Божий (170–190, 198, 217–220); не признавал искупления людей смертию Иисуса Христа (194–226); д) отвергал и почитание икон и святых Божиих (307–313, 333 334 342, 375, 382, 383), и насмехался над постами и молитвами церкви (364–394, 428, 431, 725). Зиновий опровергает каждый пункт учения Феодосиева с честно для себя и для св. истины. Он рассматривает мысли Косого в том порядке, в каком передавали ему клирошане, присовокуплявшие по местам и свои мнения. Рассуждения его спокойны, ответы обдуманны, опровержения отчетливы, сведения изумляют обширностью. Зиновию известен был Просветитель Иосифа, и сочинение его показывает, что он выполнил свое дело далеко лучше своего предшественника, как и следовало: у него глубже и отчетливее, чем у Иосифа, раскрыты начала христианской философии. Сочинение Зиновия, состоящее из 56-ти бесед, вполне заслуживает того, чтобы давно было издано во всей целости его (автограф у Толстого III, № 64). Одна беседа о поклонении иконам напечатана в Сборнике, М., 1642 г., а другая о символе веры в Скрижали, М., 1656 г. Известно еще похвальное слово Зиновия св. князю Михаилу и боярину Феодору Черниговским (Лаврская Четь-Минея на сент. 20 ч. № 1).

139. Сильвестр Белькевич, митрополит Киевский 1556–1568 г., по отзыву польских писателей, не допускал русских обольщаться мнениями Социна и Кальвина, тогда как эти мнения, под защитою магнатов, овладевали умами не только польско-литовского дворянства но и самого римского духовенства (Нарамовский – Facies rer. Sarmat. I, 222). Прекрасно поучение сего архипастыря новопоставленному священнику (Акт. зап. Росс. III, № 31). При нем Пересопицким архимандритом Григорием переложено 1556–1561 г. с болгарского (церковного) наречия на русское Четвероевангелие (Максимовича Киевлянин, 1840 г. стр. 251). Немного позже (около 1570 г ) переведен во Львове с еврейского на славено-русский язык Ветхий Завет (Максимович там же ; И. И. Срезневский в Ж. М. нар. просв. 1843 г.). В тоже время переложена с славянского на польско-русский язык Псалтырь (Муз. Рум. № 335). .

Иоанн Александров, инок. В библиотеке Моск. проф. Баузе был его латино-русский словарь, сочиненный им в 1560 г. в Тюбингенском университете (Черткова Б. II, 443); но сочинение, вместе с библиотекою, погибло в пожаре 1812 года.

140. Феодорит, просветитель лопарей. Он перевел на их язык Евангелие. Изгнанный из основанной им Кольской Троицкой обители, он был с 1547 г. игуменом бедной Новгородской обители, потом около пяти лет архимандритом Суздальским. Оклеветанный (1554 г.) в единомыслии с Башкиным, заточен был в Кириллов монастырь; но, освобожденный митрополитом Макарием, в 1557 г. отправлен в Царьград, и оттуда привез благословение собора 1561 г. Иоанну Грозному на царское титло с книгою «Венчания на царство». Затем удалился в Прилуцкий монастырь, и оттуда два раза посещал любезных детей своих лопарей. (Ист. Русск. ц. III, 55, 56, 122, 123). Соборная грамота 1561 г. и наказ Феодориту изданы князем Оболенским. Москвит. 1853 г.

141. Андрей Михайлович князь Курбский, потомок князей Ярославских, счастливый воевода Московских войск, в 1563 г. перешел к Польскому королю. Он горячо любил православие, которое на юго-западе подвергалось опасности и от реформации, а еще более от происков иезуитов. В ограждение православия Курбский со всею ревностью переводил и распространял сочинения учителей православной церкви. Писал послания к князю Острожскому и другим. Известная его история царя Иоанна Грозного, несколько писем и история Флорентийского собора, изданы Устряловым, СПб. 1842 г. Судебная переписка его по имениям и по браку издана г. Иваницким (Жизнь князя Курбского в Литве, Киев, 1850 г.). Неизданные сочинения его: два послания к старцу в Печерский монастырь о ложных писаниях; здесь пишет; «противлюся лжесловесником, преобразующимся в истовые лжеучители и пишут повесть сопротив евангельских словес и имена своя скрывше, да необличени будут и подпишут их на святых имена, да удобно их писание приемлется простыми и не наученными», Отзыв о Скорининых книгах: «Да и се тебе не утаится, прелюбезный друже мой, книги обретаются в земли нашей Ветхого и Нового Завета и пророческие вси, а перевод Скорины Полоцкого перевед в недавних летех, аки лет 50 или мало к сим с препорченных книг жидовских». Далее говорит, что Скорина взял перевод свой из Лютеровой Библии (Царского № 461; Погодина рукоп. 208). Но последнее совершенно несправедливо (см. ст. 123). Курбский перевел вполне Богословие Дамаскина, Диалектику и до 12 мелких сочинений его. В предисловии к переводу Богословия он жалуется, что многие книги учительные еще не переведены на славянский язык, или и переведены, но неисправно, или же «от преписующих в конец испорчены». Здесь же пишет: «с прещением заповедуют глаголюще: не читайте книг и указуют на тех, кто ума исступил и онсица во книгах зашолся, а онсица в ересь впал. О беда! От чего бесы бегают и исчезают и чим еретицы обличаются, а некоторые исправляются, сие они оружие отъемлют». В послесловии своем к статье Дамаскина о ересях пишет: «нынешнего веку мнящиеся учители (грех ради наших) больше в Болгарские басни, або паче в бабские бредни упражняются, прочитают и похваляют их, нежели в великих учителях разумех наслаждаются». Кроме Дамаскина, Курбский переводил некоторые сочинения Златоустого, Василия Великого и других (Ист. Русск. ц. III, 88, 1 43,145). Собрание слов Златоустого назвал он Новым Маргаритом, написав любопытное предисловие (изд. Иваницким: Жизнь князя Курбского в Литве, Киев, 1850 г.). В числе Бесед Златоустовых на Евангелие Иоанна, напечатанных в Москве 1665 г., Беседа 44–47 переведены князем Курбским. По языку, некоторые сочинения и переводы Курбского писаны довольно правильным церковно-славянским языком, с легкою примесью русских оборотов речи; другие же на волыно-русском наречии, испещренном польскими и латинскими словами.

142. Царя Иоанна Васильевича Грозного († 1584 г.) послания: к Курбскому (изд. Устряловым), в монастырь Кириллов (изд. в Ист. иер. IV, 421–479), к архиеп. Гурию (Татищева Судебник), к Максиму Греку о ереси Башкина (Ист. акт. I, № 161), писаны весьма красноречиво и показывают в сочинителе обширное знакомство с сочинениями и житиями св. отцов; но вместе обличают тревожный дух и отсутствие теплоты душевной – спутника искренности благочестивой. Гораздо более цены нравственной имеют: речь Иоанна к народу на лобном месте (Царств. кн. СПб. 1768 г.); речи и вопросы его собору 1551 г. (в Стоглавнике).

Другие сочинения: состязание с Поссевином (Русск. вестн. 1842 г. № 11, 12); молитва к князю Михаилу Черниговскому (Снегирева Памяти. прибавл. стр. 4, 5); духовное завещание. Последнее писано нарядным слогом, душею человека, думающего не о смерти, а о том, как бы подольше прожить на воле страстей, без всякой помехи. «По множеству беззаконий моих, Божию гневу распростершуся, изгнан есмь от бояр, самовольства их ради, от своего достояния, и скитаюся по странам, амо же Бог когда наставит». Последние слова показывают, что завещание писано тогда, как Иоанн показывал перед другими, что хочет бежать за границу. В завещании расточает он уроки мира и любви сыновьям своим, а между тем вскоре после того убил старшего из них. Таков, к несчастию своему и других, был Иоанн! Завещание важно преимущественно как географическая картина России XVI в. (изд. в Доп. к ист. акт. 1, № 222). Судебник царя Иоанна – памятник законодательного ума – изд. Калайдовичем: Законы великого князя Иоанна и внука его царя Иоанна. М. 1 819 г. Это – лучшее издание в сравнении с изданиями Татищева, М., 1768 г., и Башилова, СПб., 1768 г. О содержании Судебника см. Калачова: о Судебнике царя Иоанна в I т. Юрид. сборн. М. 1841 г.

143. Афанасием, митрополитом 1565–1568 г., «собрана» Степенная книга (Снегир. Пам. Москвы, стр. 147); это значит, что он дополнял Степенную книгу, так же как то же делали и после него. Список Академии Наук доведен до 1630 г., а в списке Толстого прибавлена и 18-я степень, и повествование окончено смертию царя Алексея. Две распорядительные грамоты митроп. Афанасия в А. э. I, № 266, 267. Подпись его в Альбоме Погодина, М., 1853 г. При нем переведены были с Латинского Космография и Польская летопись (А. э. I, 353).

Св. Филипп, игумен Соловецкий, 1567–1568 г. митрополит Московский и мученик (Ист. Русск. ц. III, 49–51). Грамота его в Кириллов монастырь 1567 г. весьма замечательна по суду его о реформе немцев: «Литовский король Жигимонт Август и поганые немцы, что во многия ереси впали, наипаче в Лютерову прелесть, святым и честным иконам поругалися и впредь свой злый совет полагают во единачестве на св. церкви и на честные иконы и на нашу святую и благочестивую христианскую веру Греческого закона». Извещая затем, что послано войско на врагов православия, предписывает служить молебны и молиться по кельям об успехе православного воинства (Акт. эксп. I, № 275). Быв игуменом, он описывал чудеса Соловецких угодников (§ 113). В сане же игумена он написал несколько уставных грамот для управления монастырскими имениями (Акт. эксп. I, № 221, 258, 269) – грамоты, показывающие столько же доброту к подчиненным, сколько и благоразумие. В Соловецкой обители сохраняются его рукописи две псалтыри и часослов (№ 711 и 1146), для ревнителей мнимой старины замечательные тем, что в них на часах, после обычных псалмов, везде говорится «аллилуиа трижды».

144. Макарий, епископ Вологодский, известный по участию в соборе 1572 г., писал распорядительную грамоту (Акт. эксп. I, М 287, 284). Ему приписывается устав о соборной службе.

Князь Георгий Иванович Токмаков, в 1570 г. наместник Псковский, спасший Псков от зверства Иоаннова, писал повесть о Выдрупусской иконе Божией Матери (Царского № 135, 401; Толстого II, № 277).

В описании жития преп. Александра Куштского († 1439 г.) последнее чудо относится к 1575 г. (Царского № 124).

145. Иона, постриженник Сийский и игумен Глушицкий, в 1578 г., по благословению епископа Вологодского Варлаама, писал житие преп. Антония Сийского; в 1584 г. сочинил он житие Сергия Обнорского, а в 1589 г. – Варлаама Важеского (Царского № 85, 88, 134–137, 678).

146. Царевич Иоанн, сын Иоанна Грозного. Еще в 1570 году он как бы предчувствовал, что ему недолго жить при таком отце, каков Грозный царь, и он «пожаловал в дом Пречистой и чудотворца Кирилла тысячу рублей... ино похочет постричися, – царевича князя Ивана постричи за тот вклад, а если по грехам царевича не станет, то и поминати». Ноября 19-го 1582 г. он убит был отцом. В рукоп. Толстого II, № 344; III, 31; Царского № 86, и Библ. Общ. ист. № 39, 40, помещены: а) служба преп. Антонию Сийскому, «описана Иваном Русином, от рода Варяжска в лето 7086=1578»; б) житие и подвиги Аввы Антония чудотворца... преписано бысть многогрешным Иваном во второе по первом писатели»; в) похвальное слово преп. Антонию того же сочинителя царевича Иоанна, написанное в 1580 г. В послесловии царевич пишет, что при митрополите Антоние Сийский игумен Питирим и ученик преп. Антония Филофей приходили в Москву просить об установлении празднования преп. Антонию († 1557 г.), и собор повелел праздновать, и что тогда же игумен и ученик преподобного Филофей, равно и Новгородский архиепископ Александр, также ученик преподобного, просили его царевича написать канон преп. Антонию. Далее царевич называет Филофея первым списателем жития преп. Антония и об этом жизнеописании замечает: «зело убо суще в легкости написано». После канона, говорит, написал я и житие; а наконец архиеп. Александр убедил написать и похвальное слово. Царевич упоминает еще, что преп. Антоний, как говорил Филофей, приходил в Москву к родителям его и весьма любил их по духу; тоже сказывали и родители царевичу, присовокупляя, что преп. Антоний особенно любил его мать, т. е. добродетельную Анастасию. Эта то любовь святого всего более и заставила описать жизнь его. Как от учеников преподобного, так и от родителей своих, старался он отобрать верные сведения о преподобном, даже и о самом внешнем виде его, и наконец велел написать точный образ его. Таким образом царевичем Иоанном сочинены служба и похвальное слово преп. Антонию. Что касается до жития, то при сочинении его имел ли он в виду жизнеописание иеромонаха Ионы 1579 г.? Он не говорит о том, а пишет, что дополнял краткие записки и но отношению к ним говорит: «во второе по первом переписася».

147. Серапион, старец Псковского Елизарова монастыря, написал «Повесть о приходе Стефана короля Польского ко Пскову и Печерскому монастырю» 1581 г. Любопытная повесть изд. в Чт. Общ. ист. 1847 г.

Евфимий Турков, ученик подвижника архиепископа Феодосия, с 1573 г. игумен Волоколамский, сконч. в 1586 г. Оставил: а) духовную грамоту (Волокол. рукоп. № 155); б) Обиход Иосифова монастыря, или устав о панихидах и молебнах по преданию Иосифа (Волок. рукоп. № 197), где между прочим пишет, что празднование преп. Иосифу в обители его установлено собором 1578 г.; в) записку о кончине архиепископа Феодосия. (Волок. рукоп. № 134).

148. Трифона Коробейникова «путешествие в 1583 г. в Иерусалим, Египет и к Синайской горе», изд. Сахаровым во II томе Сказаний; с несколькими отличиями – во Временнике Общ. Ист. Путешествие совершено по воле царя Иоанна для поминовения убиенного царевича Иоанна. В записках говорится о Царьграде, Антиохии, Иерусалиме, Синайской горе и Александрии. Описание простодушное.

Еще менее замечательно путешествие Василия Позднякоа на восток, совершенное по воле Грозного царя в 1552 г. (Библ. Общ. ист. № 214).

Гораздо более важны по сведениям о церквах, причтах, училищах, богадельнях и монастырях Русских Писцовые книги, составленные по воле правительства. Доселе изданы (г. Неволиным в сочинении о пятинах и погостях Новгородских, СПб., 1853 г.): а) Книга Вотской пятины, составленная Димитрием Китаевым 1499 г. Той же пятины, писанная Елизаром Старым 1581–1582 г. б) Книга Шелонской пятины, писанная Григорием Бундовым в 1584 г. в) Две книги Обонежской пятины, Андрея Плещеева, 1582 г. г) Книга Деревской пятины, писанная около 1495 г. Той же пятины Дмитрия Замыцкого 1581 г. Две книги той же пятины Козмы Карцова и Федора Шипимарева 1581 г. д) Книга Бежецкой пятины, писанная Феодором Ласкаревым в 1582 г.

149. Алексеем, игуменом, около 1580 г. сочинено житие преп. Геннадия Любомирского, скончавшегося 1565 года (Библ. Общ. ист. № 42).

В 1588 г. сочинены: житие блаженного Василия и похвальное ему слово (Царского № 128).

150. Пафнутия, инока Соловецкого, известно послание к игумену Иякову об аллилуия (Толстого II, № 276; I, № 116). Без сомнения, им же описана жизнь Святителя Филиппа (Толстого II, № 45, 112; Царского № 115, 116). Подробное и любопытное описание составлено вслед за тем, как в 1584 г. перенесены были из Отроча монастыря в Соловецкий мощи святителя, что было при игумене Иякове. Сочинитель говорит в предисловии: «Настояй обители и сущии с ним иноцы... яко приснии ученицы его принудисте мене грубого... Понеже никтоже, яже о нем, написав нам, остави и аз яже от инех, достоверно поведающих о нем слышах, восписуем благодарственная его и во блогоденствии воспитание, и в царских палатех возрастение... и мира отвержение... благорассудное ко всем послушание и благостройное во обители настоятельство и в первопрестольном граде святительство и по Боге терпеливое священнострадательство и ко Господу отшествие».

151. Около 1588 года составлена вторая Новгородская летопись, описывающая годы 911–1587. В ней события 911–1335 г. описаны по первой Новгородской летописи, с добавлениями из других источников; происшествия 1334–1450 года описаны по Лисицкому летописцу; а описание XVI столетия составляет оригинальное сочинение (Собр. летоп. III, 117–119).

Около того же времени написана повесть о казни новгородцев царем Грозным (изд. в Собр. лет. III, 254–262; слич. стр. 206).

***

Период четвертый. 1588–1720

а) Писатели юго-западные

152. Гедеон Балабан, епископ Галицкий и Львовский, или, как он иногда подписывался, епископ Галицкой митрополии, управлявший паствою 1569–1606 г . – целые 37 лет. После тревожного вступления на кафедру (Доп. к иностр. акт. № 160–176), последние годы правления его были очень беспокойны и тяжелы для него. Ему надлежало бороться и с насилиями коварного папизма, и с происками реформации. Львовское братство, утвердившееся в 1586 г. по патриаршим грамотам (Акт. зап. Росс. 157). домогалось полной независимости от епархиальной власти даже для священников и храмов своих. В этом действии братства нельзя не признать протестантского начала, поддерживавшегося торговыми расчетами купцов братьев. Гедеон, противодействуя протестантскому началу, простиравшемуся в некоторых до презрения к св. иконам, в 1591 г. выдал отлучение от церкви четырем членам братства (Доп. к иностр. акт. № 182–184). Об этом донес он и патриарху, которому жаловался и на митрополита Михаила Рогозу, принявшего в свое ведение своевольное братство. Патриарх сделал строгий выговор Рогозе и облек Гедеона званием экзарха своего. Братство отправило (1592 г.) одну за другою две жалобы патриарху. Эти наветы не остались без действия на патриарха: он прислал угрозу отлучения Гедеону (Акт. зап. Росс. IV, № 33, стр. 242). Но особенно с успехом богатое братство действовало против Гедеона пред Польско-Русским правительством. В 1594 г. митрополит Рогоза с епископом Кириллом на соборе произнес отлучение Гедеону, заочно, не выслушав его ответов (Акт. зап. Росс. IV, № 51; Дополн. к иностр. акт. стр. 474). Терлецкий и иезуиты пользовались, как нельзя лучше, спором Гедеона с братством. С одной стороны они употребляли все, чтобы отягчить положение Гедеона, с другой твердили Гедеону, что патриарх оставил его, патриарх несправедлив к нему. Гедеон поколебался (Доп. к иностр. акт. стр. 474); он склонил было и многих из духовенства, в том числе нескольких греков, к тому, чтобы признать над собою власть папы (Ист. акт. IV, № 54).

«Владыка Львовский, писал один современник, находясь в крайнем стеснении от братства, не только мог кинуться в отступничество, но верю, что рад был призвать к себе на помочь и душевного врага; это и доказал он и увлек за собою других». Акт. зап. Росс. IV, № 61). Но эта неверность совести была временная в Гедеоне. В 1596 г. Гедеон торжественно восстал против унии, принятой на Брестском соборе (Акт. зап. Росс. IV, № 113, 157), и до смерти своей (февр. 1607 г.) был ревностным поборником православия.

Ныне известны следующие письменные произведения его: а) Объявление в суде (1584 г.) о насильственном запечатании православных церквей во Львове по воле папского архиепископа (Доп. к иностр. акт. № 59; Акт. зап. России IV, № 40). б) Послание православному духовенству 1591 г. с убеждением жить незазорно и ревностью исполнять обязанности звания, с разрешением следовать местным обычаям, только не в духе суеверия (Акт. зап. Росс. IV, № 29). в) Грамота 1591 г. с отлучением от церкви четырех членов братства: «они, писал Гедеон, вступают в духовные права, неприсвоенные им Богом, заводят новую секту, не слушают пастырей своих, выбросили из церкви образ» (Доп. к иностр. акт. № 182–184). г) Соборная грамота 1596 г. окт. 8-го о низложении Рогозы с его сообщниками со святительских кафедр, как отступников от св. церкви (Акт. зап. Росс. IV, № 104). д) Соборная грамота 1596 г. об оправдании Стефана Зизания (Акт. зап. Росс. IV, № 105).

Гедеон ревностно заботился о распространении и исправлении книг, необходимых для православной церкви. Он на собственный счет и на счет племянника своего Феодора Балабана открыл в Стрятине типографию и при ней училище. В 1604 г. издал он Служебника, сличив предварительно славянский текст с древними славянскими списками и с греческим текстом. Достоинство сего исправления просвещенный пастырь оценил сам, сказав в предисловии своем: «аще в чем согрешил есть исправитель сея книги, или типограф не преблюде коего места: молимся, прощению сподобляйте, братие; обыче бо нечто сицево бывати в таковех, паче же в начале». В предисловии к Требнику, изданному 1606 г. в Стрятине, архипастырь писал: «лет за 10 пред сим, когда при Киевском митрополите Михаиле Рогозе был собор в Бресте Литовском и там были собраны прочие епископы тогда еще все одной святой кафолической восточной апостольской Церкви, происходило разыскание и рассмотрение разностей в церковных действиях... На сем соборе, после рассуждений, поручили мне, смиренному епископу Львовскому, употребить все старание об исправлении книги Требник». Далее говорит он, что, собрав списки требника, он «нашел между ними большое разногласие», и это сильно опечалило его. Он писал к Мелетию Александрийскому патриарху, управлявшему тогда и Константинопольским патриаршеством, и, извещая его «о разностях и неисправности славянских книг», умолял его прислать греческий евхологий. Патриарх прислал служебник и требник, последний сверенный с древними списками святой Горы Афонской, и благословил печатать. Гедеон собирал после того на собор опытных священников и вместе с ними рассуждал об издании требника. На этом совещании положено перенести в новый требник необходимые чины из Славянских требников, хотя чинов тех и не было в патриаршем списке; таковы: «чин, как принимать обращающихся из ересей», «чин освящения мура» и пр. (Предисловие Гедеона в Москвитянине 1844, № 8). «Читай о том в требнике Словенском, з Грецкого переведеном, з друкарни Стрятинской в р. 1606 выданом», писал Захарий Копыстенский в Палинодии, показывая тем, что требник вновь был переведен Гедеоном и что труд сей пользовался уважением. Заглавие требника говорит тоже: «Молитвенник или Требник, из грецкого языка на словенский переведенный и исследованный». Кроме того, старанием Гедеона исправлено было в переводе Евангелие учительное и издано в 1606 г. в Крылосе, подгородном Галичском местечке, принадлежавшем кафедре Гедеона. Архипастырь заботился и о том, чтобы переведены были с греческого сочинения Златоустого: О священстве и Беседы на Деяния; «эти книги и были переведены при жизни» его; но смерть воспрепятствовала издать их. Так пишет Александр Балабан в предисловии к книге о священстве, изданной им во Львове 1614 г. Беседы на Деяния переводимы были Львовским учителем Гавриилом Дорофеевичем и изданы в К. 1624 г. (см. предисл.).

153. Князь Константин Конст. Острожский, благочестивый по жизни и образованный по уму. Он употреблял все зависевшие от него меры к распространению просвещения. Открыл первое высшее училище в Остроге, которое при нем называлось академиею5. При училище завел он типографию, из которой вышло много книг богослужебных и учительных6. Когда иезуиты решились ввести унию, он употреблял все меры к уничтожению гибельных замыслов их, и потом защищал православных от преследований, воздвигнутых в пользу унии. Скончался 8 Февр. 1608 г. и погребен в Остроге в Замковой церкви.

Библия, изданная им в 1580 и 1581 г. в Остроге, составляет блистательный памятник благочестия и христианского светлого ума его. Здесь одно предисловие писано им самим. В предисловии он говорит, что изданием желает «благочестию некое дарование духовное оставити. Кто бо есть от благочестивых, продолжает он, егоже не подвиже жалость, зряще ветхость церкве Христовы на падение клонящуся? Волцы тяжцы нещадно расхищают и распужают овчее стадо Христово». Ему недоставало, говорит он, и людей способных к изданию Библии и полных списков Библии. С посланником Гарабурдою получен был полный список из Москвы. Это было около 1575 г. По открылись в славянском тексте не только «разности, но и развращения». Надлежало послать к патриарху, в монастыри греческие и болгарские, за лучшими списками Библии. При издании принято за правило следовать греческому тексту. Усердие благочестивого князя достойно всякой похвалы. И Библия его, как первый опыт, во всяком случае была дорогим подарком для православной церкви. Особенно же дорог был этот подарок тогда, как с одной стороны гордая реформация, с другой коварный папизм, кололи глаза православным всяким недостатком образованности, тем более тем, что у православных нет и Библии. Но, отдавая честь подвигу благочестивого князя, мы должны заметить и то, что Библия его требовала многих, очень многих поправок. В ней не везде исправлены даже ошибки писца, и слова часто не отделены одно от другого. В поправках старались быть вразумительными, но, редко справляясь с греческим текстом, часто удалялись от него. (Ист. Р. ц. III. § 13).

Письма князя Острожского важны для истории. Когда Ипатий Поцен, казавшийся пастырем ревностным к св. церкви, дал знать князю намеками о замышляемой унии, выставляя благовидную ее сторону; князь в письме к Поцею 1593 г. писал, что и по его убеждению южная Русская церковь расстроена частью внутренними беспорядками, а особенно притеснениями со стороны папистов, и потому требует помощи; и по его убеждению, для ограждения православных от гонений, нужно войти в сношение с папою. Но как это совершить? Князь написал инструкцию, где поставлялось за необходимое входить в сношение с папою не иначе, как в соединении с патриархами Константинопольским и Московским. Понятно, что это вовсе не была та уния, которой хотелось иезуитам (Акт. зап. Росс. IV, № 45). Окружное послание благочестивого князя, писанное 24 июня 1595 г., заключает в себе прекрасное увещание твердо стоять в православной вере и не обольщаться нововымышленною униею. Оно тогда же издано, вместе с посланием патр. Мелетия (Острог, 1596 г.; новое издание в IV т. Акт. зап. Росс. № 71). Протестация против Брестской унии, предъявленная в 1596 г. на Варшавском сейме, издана в Апокризисе, Вильно, 1597. Ответ его папе, приглашавшему его к унии, издан в Доп. к иностр. акт. стр. 155–157. Два послания его к Львовскому братству, с убеждением примириться с пастырем своим епископом Гедеоном, показывают, что князь ясно видел, как протестантское начало, бессознательно принятое братством, пагубно для св. церкви (одно в Supplem. ad hist. Rus. monum. стр. 468; другое, в IV т. Акт. зап. Росс. № 72). Третье послание его к Львовскому братству, с убеждением отложить до времени свою жалобу на притеснения – памятник благоразумия его (Акт. зап. Росс. т. IV, № 152). Четвертое письмо его к братству, с просьбою о присылке греческих букв – опыт заботливости о распространении просвещения (Акт. зап. Росс. IV, № 148).

154. Герасим Данилович Смотрицкий, подскарбий князя Острожского, написал предисловие и стихи для Острожской Библии 1581 г. Предисловие его говорит о пользе и святости книг Св. Писания. В 1581 г. напечатано в Остроге сочинение его о Римском календаре.

Василий, священник Острожский, в 1603 г. протоиерей, деятельный помощник князю Острожскому в его делах на пользу православия, член Виленского братства, страдавший вместе с Стефаном Зизанием в 1595 году. «Не от лукавства, ни от тщеславия написася книжица сия, но от любви христианския повинности, от божественных писаний избравши, прямо и без ласкания вашей любви, паче же присным христианом... Кто не оскорбится и не пожалит си о отпадении так великого множества народа от истинные веры?... Света сего мудрованием и славою погибающею прельстившеся отторгнушася и многих в свое зловерие понуждают». Так писал он в послесловии к книжке, изданной в Остроге 1588 г. В книжке сей шесть отделов: 1) о единой, истинной, православной вере; 2) о исхождении Св.Духа; 3) о первенстве Римском; 4) об опресноках; 5)о перемене в праздновании Пасхи (о календаре); 6) о св. храмах и почитании св. икон (Опис. муз. № 295. стр. 415–418; Сахарова Библиография № 80).

По мыслям иезуита Поссевина (Comm. de reb. Mosc. p. 10; Suppl. ad hist. R. mon. р. 39), для привлечения русских в папизм, издано было тогда на славянском языке несколько книг о вере, в духе папизма, напр. Катихизис Александра Камуловича, на славянском языке латинскими буквами, Romae, 1582 г.; Наука христианского учения Петра Канизия, – перевод попа Шимона Будного Задранича (то есть, урожденца из Зарьи), напечатанная в Риме, 1583 г. Протестанты также соблазняли славян своими сочинениями, напр. катихизисом Будного, изданным в Несвиже, 1562 г. Этим-то проискам папизма и реформации противодействовал отец Василий. Сочинение его Московский протопоп Михаил Рогов, с подобными себе, издал на церковно-славянском языке, под именем Кирилловой книги, прибавив в начале поучение Кирилла Иерусалимского об антихристе (изд. в Вильне 1596 г.) и еще кое-что, и испортив текст своими ошибочными мнениями (Ист. Русск. ц. IV, 218). Тому же ревнителю православия Василию, которого за св. ревность в 1596 г. выгнали из Вильны, надобно приписать ответ на лист Ипатия Попея, писанный «наименьшим клириком церкви Острозской» и изданный в Остроге 1598 г.; равно и «правдивую историю о сборе Флоренском», изданную вместе с отписом, хотя написана она прежде того, еще в звании Виленского субдиакона, так что ее читал Курбский. Под его смотрением издана Следованная Псалтырь в Остроге 1598 г., где после святцев статья его о календаре, затем псалтырь, каноны, акафисты, молебны, правила (Толстого стр. 85).

155. Дамиан, пресвитер, издал в Остроге 1607 г. на литовско-русском наречии «Лекарство на оспалый умысл». Здесь а) Златоустовы послания к Феодору падшему и Слово – всуе мятется всяк; б) тестамент императора Василия; в) стихи и предмова Дамиана, Вероятно им же переведена Пчела Антония и Максима, переведенная в Дерманском монастыре в 1599 г. (Царского № 347; Медведева № 174). Послесловие его к Октоиху, изданное в Дермани 1604 г., говорит: «в лето 603 м. дек. 2 дня преставися князь Александр, воевода Волынский, сын князя Константина: велий плачь и жалость отцу же и чадом остави, наипаче же християном, вси бо бяху чающе помощь тем улучити в бедах и гонениях одержащих церковь».

Юрий Рогатинец, старший член Львовского братства, писал (19 ноября 1599 г.) Виленскому братству письмо, где о себе говорил: «если слышно о мне, что я имею сношения с Ипатием и получаю от него письма, как бы тот адский смрад Римский закрыть Курцием и дойти до церковного покоя: то это не основание подозрению, а уважение прав. Я имею сношения с неприятелями, но не держусь стороны их, и поступаю с змеиною мудростью и с чистотою голубиною, как повелел Христос. Это видно из письма моего, которое писал я ныне 1 ноября к Яну Потею, сыну его (Ипатия)... Посылаю копию и с другого письма, которое ныне послал я в Рогатин, по случаю погребения сестры моей Анастасии, умершей от притеснений Болобановых, откуда поймете, в чем состоит дело наше с владыкою Болобаном» (Акт. зап. Росс. IV, № 146). Отсюда видно, что Юрий Рогатинец много писал во время открывавшейся унии. Ему надобно приписать две жалобы 1592 г. о побоях, причиненных ученикам братства питомцами папизма (Дополн. к иностр. акт. № 62). Два акта примирения братства с епископом Гедеоном составлены, конечно, под его наблюдением, если только не им писаны; в одном он поименован как поверенное лице братства (Акт. зап. Росс. IV, № 113, 157). Вероятно, им же писаны в 1592 г. два письма братства к Константинопольскому патриарху с жалобами на епископа Гедеона (Акт. зап. Росс. IV, № 33).

156. Леонтий Карпович, основатель и первый архимандрит Виленского Духова монастыря (Виленск. грам. II, 124), епископ Владимирский и Брестский. Это был один из деятельнейших защитников православия, и притом отличавшийся жизнью святою. В 1633 г. так писали митроп. Могиле признательные к его благодеяниям, оказанным церкви: «если бы ты вздумал теперь отправиться до Вильны и до пределов Русских, с какою радостию встретили бы тебя и проводили до своего руководителя в терпении, предшественника в благочестии, подобного Златоусту в витийстве, Леонтия Карповича, за несколько лет пред сим скончавшегося архимандрита, чтобы ты, наглядевшись на нетленные останки его и на узы, претерпенные им за веру, мог почувствовать, какое великое дело совершил ты для несчастного народа нашего» (Ист. Русск. ц. IV, 114). Блаж. Леонтий скончался в 1620 г., и кончина его оплакана была в прекрасной беседе «казанье на честный погреб отца Леонтия Карповича, епископа Володимирского и Берестенского», Вильно, 1620 г. Две проповеди его: «казанье двое р. 1615 друков. в Евьи», написаны мастерскою рукою и обнаруживают в сочинителе даровитого оратора. Одна из них в Маяке 1843 г., где разобрана довольно подробно. В 1619 г. говорил он надгробное слово при погребении князя Василия Васильевича Голицына, изданное тогда же в Вильне на польском и на русском языках. Послание его от имени Виленского братства к братству Львовскому написано на чистом церковно-славянском языке и заключает красноречивое убеждение быть верными православию, извещение о построении каменного училищного дома и просьбу прислать учителей и книг полезных (изд. в IV т. Акт. западн. Росс., 217). В сане Печерского иеродиакона писал он в 1608 г. обличение унии, как очевидец Брестского собора (у Толстого II, № 398). Без сомнения, им же, как первым настоятелем Духовской братской обители, сочинен «Киновион или изображение иноческого общего жития» братства Виленского церковного, напечатанный в Евии 1618 г. В 1616 г. в Евии напечатан перевод недельных поучений п. Каллиста с славянского на общеупотребительный русский (белорусский) язык, составленный иноками Виленского братского монастыря Св. Духа, и прежде всего блаженным архимандритом Леонтием, повторенный с немногими переменами в издании Петра Могилы, К., 1637. В 1617 г. в Виленской братской типографии напечатан служебник, замечательный по содержанию своему, а в 1618 г. требник. В 1620 г. напечатан «выклад молитвы: Отче наш», сочинение Златоустого, переведенное с греческого Леонтием Карповичем; и тогда же там же издан «Вертоград душевный» Фекары, с предисловием Леонтия Карповича (Сахарова № 166, 171, 174, 186, 187; Ундольского № 91, 100, 107).

157. Христофор Бронский писал под именем Христофора Филалета Апокризис или ответ на Поцеево сочинение о Брестском соборе (Оборона Брестского собора, Вильно, 1596 г.), которое в одно и то же время (Вильно, 1597 г.) издано было как на польском, так и на литовско-русском языке – сочинение превосходное по основательности мыслей и любопытное по множеству исторических документов, на которых основаны мысли. Современник говорит, что Поцей в ответ на это сочинение (Поцеево возражение на Апокризис, изданное в Остроге 1599 г.) грозил Филалету «кием». (Престорога, в Акт. зап. Росс. IV, 225). «Христофор инок, Русин, в Афоне странствуя», писал ответ на два артикула книги Скарги об унии. (Уния, Вильно, 1595 г.) Уният Стебельский пишет, что Апокризис писан по желанию князя Острожского Христофором Бронским, что Бронский получил за это сочинение от князя маетность, и что однако он был арианин; а отступник Смотрицкий говорит, что «Христофор Филалет, первый писавший против унии, был кальвинист». Не оспариваем первых двух известий о Бронском; но отзывы Стебельского и Смотрицкого о вере Филалета уничтожают сами себя своим противоречием и высказывают только злость отступников на умного защитника православия. Между тем второе сочинение Христофора показывает в нем подвижника Афонского, тогда как ни кальвинисты, ни унитарии не были охотниками до Афонского поста.

158. Иоанн Вишневский, или из Вишневца, инок и ревнитель православия, подвизался в Афонской горе, в монастыре Зографе. Как уважала его и как дорожила им южная Русская церковь, видим из постановления собора 1621 г. Здесь сказано: «послать на св. Афонскую гору, чтобы вызвать и привести преподобных мужей русских, в том числе блаженных Киприана и Иоанна прозванием Вишневского, и прочих там находящихся, процветающих жизнию и богословием». (Памятники Киевск. комм. т. I, К., 1848, стр. 247). Приходилъли блаженный Иоапн в Россию делить страдания ее, не известно. Но собор, делая свой отзыв об Иоанне, конечно, имел в виду опыты богословия его. Ныне известны писанные с Афона блаженным Иоанном: а) послание к князю Острожскому и ко всем православным с увещанием стоять в православии; б) ко Львовскому братству и к отцу Иову скитнику Марковой пустыни – о том же. в) Отступникам от православия Кириллу, Ипатию и Рогозе строгое обличение. Все эти послания отправлены в Россию, вместе с посланием Афонских старцев, изданным в Сборнике 1597 г. в Остроге, и следовательно в 1596 году. Из Уневского монастыря отец Иоанн писал старице Домникии наставление в благочестии. Такого же содержания сочинение его, писанное в Афонской пещере: «Позорище мысленное». (Рукоп. Царского № 486).

159. Неизвестный по имени священник Львовского братства, около 1606 г., в сочинении своем «Престорога» писал: «кто против вас пишет, и не смеет жаден имени своего в книжках своих написати, абы его не поткла (не настигла) беда, як Стефана попа, которого в Луцкой реце утоплено, иж против вас стояти обещался и оповедался» (Акт. зап. Росс. IV, 225). Поэтому то сочинитель скрыл и свое имя в Престороге. Престорога – сочинение историко-догматическое об унии, писанное очевидцем Брестского собора и Варшавского сейма (оно изд. в IV т. Акт. зап. Росс. 149). Исследование его о Римском епископстве ап. Петра изумительно по отчетливости и обширным сведениям. Исторические сведения его о ходе унии в высшей степени важны для историка.

Иоанникия Волковича, Львовского священника, известно: Размышление «о муце Христовой», в стихах, Львов, 1631 г. Вероятно, им же переведена была трагедия Григория Богослова о страданиях Спасителя, изданная во Львове 1630 г.

160. Стефан Зизаний, один из пламенных защитников православия и страдалец за православие. В 1591 г. митрополит Михаил писал в своей грамоте: «Именем Божиим благословляем способных учителей Львовской братской школы Стефана (Зизания) и Кирилла (Лукаря) проповедывать и благовествовать слово Божие, и по власти пастырства нашего объявляем о том: могут они совершать это, по получении благословения от настоятеля, как в братской церкви Успения Божией Матери в г. Львове, так и в других местах» (Акт. зап. Росс. IV, № 27). И в следующем году видим Стефана учителем проповедником во Львове (Акт. зап. Росс. № 33). Но вот открылась несчастная уния. Стефан является в Вильне, без сомнения вызванный братством. Он смело проповедует против унии. Сочиняет и издает в свет «Книжицу на Римский костел». В делах его ревности участвуют священники братства Василий и Герасим Покрывало. Митроп. Рогоза, чтобы безопаснее совершить лицемерное соединение с костелом, уверяет русских вельмож, что он не думает об унии. Он уже отправил Поцея и Кирилла к королю и папе, и однако все хочет казаться пастырем православия. Понятно, что Стефан, открывавший в слух всех, кто таков Рогоза, слишком неприятен был для Рогозы. Вот что писал митрополит (от 5 июля 1595 г.): «Обывателям Вильны, особливо же Стефану дидаскалу школьному: до нас дошли неприятные слухи, и вы в большой тревоге о нас, думая и держа на сердце неприличную мысль, рассевая ее и между народом, что мы продали православие восточной церкви за Римскую веру... В проповедях говорит о том Стефан, тот самый, который с своими сообщниками посеял кровопролития во Львове, и того же хочет в Литовском княжестве». В заключение грозит смелому проповеднику правды отлучением от церкви. В конце того же года Михаил запретил всем Виленским священникам совершать священнослужение, а Стефану Зизанию запретил проповедывать, до рассмотрения дела его на соборе (Акт.зап. Росс. IV, № 73, 84, 88). Соборным определением от 27 января 1597 г. Рогоза объявляет Стефана Зизания лишенным права проповедывать слово Божие и ставит его в числе оглашенных. За что же? за то, говорит определение Рогозы, что он а) в учении своем не признавал Иисуса Христа ходатаем; б) «выдал книжку на Римский костел». Друзьям Стефана священникам запрещено священнодействовать за участие в делах его ревности. Стефан подал (1 Февр.) протест в Новогродский суд, где писал, что определения Рогозы не признает он законным, потому, что собор его был и не собор, а смятение; никого не было там из духовных г. Вильны; судили и осуждали заочно, не потребовав от судимого никакого объяснения, чего не дозволяют правила отцов; наконец его милость Рогоза сам стал в ряды врагов православной церкви, потому судьею над православными быть не может (Акт. зап. Росс. т. IV, № 91,92). Тем не менее король окружною грамотою от 28 мая 1596 г. приказывает схватить Стефана Зизания и его друзей священников и бросить в тюрьму, где бы их ни встретили (Акт. зап. Росс. IV, № 96). Современник, изображая насилия униатов, говорит: «и Стефана Зизания, школьного учителя и проповедника, который проповедывал против вас и явно печатал книжки, вы предали позору и отваживались на его жизнь, так что он едва убежал из Вильны, вылезши в дымовую трубу». (Акт. Зап.Росс. IV, 225). Православный собор, под председательством Львовского епископа Гедеона Болобана, 8 окт. 1596 г., составил и обнародовал следующее определение: «именующийся митрополит Михаил не имел права судить и осуждать учителя Стефана Зизания и священников Василия и Герасима. – он отщепенец от св. церкви, как открылось на соборе». По словам декрета его, он осудил «за книжку, сочиненную на костел Римский», а за это не осуждают православные пастыри. Обвиненный предлагал пред нами мысли, говорит собор, изложенные и напечатанные в книжке, и оказалось, что вера его во всем согласна с восточною православною церковью. Потому Стефан Зизаний может проповедывать, как и проповедует, а священники пусть священнодействуют беспрепятственно (Акт. зап. Росс. IV, № 106). По смерти Рогозы, ревнитель православия поспешил опять явиться в Виленское братское училище, чтобы, как говорил он, не заняли учительского места враги православия. Он начал здесь проповедывать против унии но прежнему. По Поцей, лишь только наречен был митрополитом, поднял бурю против Зизания. Он предписал Виленскому протоиерею выгнать Стефана из братского монастыря, и донесть, сам ли по себе, или по приглашению братства, явился Стефан в братскую церковь. Стефан отвечал, что он живет в обители не по приглашению братства, а по позволению настоятеля. Король предписал магистрату выгнать Стефана из Вильны и впредь не пускать. (Акт. зап. Росс. IV, № 142, 144, 146). Ныне неизвестна книжка его «против Римского костела», которая возбудила против него столько бед. Отступник Смотрицкий с самою едкою злостью нападал на сочинения Зизания, и между прочим писал: «единство не последует, пока будут здесь все портить такие писатели, как Стефан Зизаний, Христофор Филалет и Феофиил Орфолог». Это лучшая похвала ученым трудам Зизания. И из нее же, равно и из официальных актов, видно, что Стефан писал не одно сочинение против унии. Ныне известны только следующие ученые труды его: а) Изложение веры (напеч. при Азбуке, в Вильне, 1596 г.), где пишет, что творить на себе крест надобно тремя перстами; б) Казанье св. Кирилла об антихристе и знаках его, с разширением науки (учения) против ересей розных» (изд. в Вильне, 1596 г., на литовско-русском и польском языках) с посвящением князю Острожскому.

161. Лаврентий Зизаний Тустановский, протоиерей Корецкий, по предисловию к Беседам Златоуста 1623 г. святой православной веры исповедник и проповедник, муж благоговейный, дидаскал и вития, приобретший хорошее знание греческого языка». Он написал: а) Грамматику славянского языка, необходимую тогда для школ и изданную в Вильне 1596 г. Тогда же напечатана им Азбука с кратким лексиконом. Последний издан Сахаровым в II т. Сказаний Русского народа. б) Толкование молитвы – Отче наш, изданное в Вильне 1596 г. в) Катихизис, подвергавшийся в 1627 г. в Москве строгому пересмотру, но изданный, по показанию отца Сильвестра, в Москве, в л. без предисловия и показания года издания (Толстого рукоп. II, № 226, 285; Оглавление книг § 113). Отец Сильвестр говорит, что это Московское издание «имать листов 346, глав 67»; а в раскольничьих Гродненских изданиях 1783–1787 г. Катихизис имеет уже 80 глав; это значит, что раскольники добавили своей мудрости и в Московское издание Катихизиса. Ответ Лаврентия в защиту своего Катихизиса у Толстого II, № 226. г) Лаврентий участвовал в переводе Бесед Златоустого на послания апостола Павла, изд. К., 1623 г.

Нестор Козменичь, по грамоте 1594 г. православный «протопоп Подчаецкий, нареченный игумен монастыря Миненского, в 1595 г. «маршалок кола духовного и экзарха митрополии Киевское», соглашавшийся. вместе с Гедеоном, быть под властью папы, но потом отказавшийся от того, в 1609 г. «протопоп Подляшский и экзарха митрополии Киевское» (Акт. зап. Росс. IV, 67, 85, 314), от 4 янв. 1609 г. писал из Заблудова окружное послание православным Литвы, где выставлял им в пример твердость Виленских православных жителей, с отвращением отвергнувших хитрые предложения Ипатия Поцея, «от самого сатаны выругнутые», и убеждал следовать их примеру (Акт. зап. Росс. IV, № 179).

162. Захария Копыстенский, воспитанник Волынских школ, наместник Печерской Лавры, с 20 ноября 1624 г. архимандрит ее. «В иночестве Захария Копыстенский, исповедник, ненавидя зла и прилепляясь к благому, принимаю и лобызаю учрежденное в городе Киеве братство, повинуясь апостолу, который говорит: «братолюбием друг ко другу любезни», – так написал он 1616 г. в своей подписи под списком членов братства. В 1615 г. писал он «О вере единой апостольской церкви». Сочинитель, скрываясь от злости папистов, писал в ней: «створи иеромонах Азариас X., раб Иисуса Христа», и не ноказал ни года, ни места издания. Слово Азариас х, по переложении, составляет: Захария. Впрочем сочинитель не раз и сам называет себя в книге Захариею. В другом сочинении отец Захария пишет: «читай о том в книге Азариас л. 246, 1619 г. выданной», или: «читай о Св. Духе книгу, недавно выданную чрез иеромонаха Азарию». Следовательно сочинение издано было в 1619 году, а шрифт ее Киевский. Словарь (I, 21, 187) напрасно делит Азарию на два лица. Сочинение писано преимущественно против папистов, но не оставлена без внимания и реформация.

В предисловии сочинитель говорит: «нас, правоверные, снедает пламенная любовь и ревность к дому Бога нашего, когда слышим, видим, читаем, восстания врагов на догматы восточной церкви и ругательства на законных пастырей ея. а для правоверных тревоги... Мы выдали книгу, имея в виду то, что, являясь с разных сторон с разными верами, возмущают вас развратными словами и сочинениями; а читая эту книгу, можете предостеречься от лести». Сочинитель рассуждает: «о иконах, о призывании святых, о поминовении умерших, против чистительного огня, о посте, о папе». Затем помещено на польско-русском наречии, на котором писано и все сочинение, слово Максима Грека против латинян. Это сочинение о вере перенесено было в Москву и вошло в северные рукописи, то на своем польско-русском наречии, то в переводе. Последнее видим в рукописи, писанной священником Иоанном Наседкою, который, конечно, был и переводчиком ее (Царского рукоп. № 392, 394). Несколько глав этого сочинения внесено в книгу о вере единой, изданную в Москве 1648 года, но с переменами произвола неразумного (Ист. Русск. ц. IV, 218). Более важна Палинодия отца Захарии, или «Оборона св. кафолической церкви», писанная 1621 г., Но, к сожалению, доселе остающаяся в рукописях (в Киевской Лавре; у Толстого I, № 397; у Царского № 287). Это сочинение писано в опровержение Обороны унии Льва Кревзы, униатского игумена, изд. в 1618 г. Здесь отец Захария с силою мысли и теплотою чувства поражает противника на каждом шагу его и предлагает много любопытного о состоянии православной церкви. И из этой книги перенесли несколько статей в Московскую книгу о вере единой, изданную 1648 г., испортив подлинный текст ее бреднями суеверия (Ист. Русск. ц. IV, 218). Сочинение Копыстенского о правдивой единости христиан правоверных, разделенное на три части и сорок глав, в подлиннике служит дополнением к Палинодии (в Лаврск. библиот.; у Царского № 286).

Известны еще две проповеди отца Захарии: одна говоренная при погребении архим. Елисея Плетенецкого, другая – при годичном поминовении его. Обе изданы в Киеве 1625 года. Последняя пространно рассуждает о поминовении усопших; и а) показывает, что молитвы за умерших установлены в апостольские времена; б) объясняет причины, по которым молятся за усопших в третий, шестой, девятый и сороковой дни после их смерти; в) наконец возбуждает сокрушение об усопших памятью о суде.

Пространное предисловие к Беседам Златоустого на послания апостола Павла, изданное в К. 1623 г., писано «меньшим всех иеромонахом Захариею Копыстенским». Он же издавал Беседы Златоустого на Деяния, К., 1624 г. Предисловие и посвящение книги князю Четверетинскому – его сочинения. В предисловии иеромонах Захария предлагает прекрасное увещание духовным и мирянам изучать священные книги. Здесь же пишет, что сперва переводчиком Бесед был «Кир-Гавриил Дорофеевичь, клирик Львовской церкви и примикирий Печерский», занимавшийся этим переводом, как видно из предисловия к Львовскому изданию книги о священстве 1614 года, еще во Львове, по воле епископа Гедеона Болобана; перевод Дорофеевича, говорит далее Захария, поверял по Этонскому изданию Святогорский иеромонах Иосиф, протосинкелл Александрийского патриарха; прочих же делателей да напишет Бог в книге живота». По последним словам можно полагать, что в окончательном пересмотре перевода участвовал и скромный отец Захария. «Волею, старанием и благословением Кир-Захарии Копыстенского, архимандрита св. Лавры» переведено толкование Андрея Кесарийского на апокалипсис, изданное, вместе со Словом Ефрема Сир. на Преображение Господне, с Беседою Златоустого, К., 1625 г. Предисловие ко второму изданию Номоканона, К. 1624 г., писанное «иеромонахом Захариею», говорит о цели и пользе Номоканона. Этот Номоканон не показывает в сочинителе его ни обширного знания правил, ни достаточной рассудительности. Он составлен на Афоне не раньше XVI в., т. е. в самое печальное время. Подлинник издан Котельером (Monum. eccl. Gr. I, 68–158, Lutetiae Par. 1677); но разность в греческих списках сего Номоканона показывает, что и в Греции были недовольны этим плохим сборником. Отца Захарию, конечно, нельзя винить в выборе плохого предмета для перевода. Перевод был уже напечатан в К. 1620 г. Его издание «с большим исправлением изображенное», еще тогда, как отец Захария был архидияконом, издал он в К. 1617 г. часослов с двумя предисловиями: в первом – толкование служб, во втором говорится о составе и употреблении книги. «Монахом спасение молитва и труд», говорит добрый инок.

163. Иов Борецкий, с 1620 г. митрополит Киевский (+ 1631 г.). «Сей митрополит, говорит святитель Димитрий, был благочестив и премудр, в божественном писании искусен, греческий и латинский язык добре умевый и тех языков иные в школах учивый» (Катих.). Последнее было в Львовском училище, где он учился и учил, еще тогда, как был он священником Киевским, отличался он благочестием и особенно подвигами милосердия. В сане игумена Михайловского монастыря, «благочестивый и сведущий в божественном писании учитель» тщательно поверял и исправлял по верному греческому тексту Анфологион, и, дополнив его краткими житиями и службами Русских святых, издал в Киеве 1619 г.; а еще прежде того переведены им: послание патр. Мелетия к отступнику Ипатию Поцею, изданное в Дермани 1605 г., и его же Диалог о православной вере, Острог, 1606 г. (Сахарова Библиогр. № 125–129, 178). Плод пастырской ревности его к православию – «Аполлия» (уничтожение) Апологии Мелетия Смотрицкого, напеч. в Киеве 1628 г. А в следующем году напечатана окружная грамота его, призывающая на собор, для совета об успокоении церкви. «В дворе Иова Борецкого, митрополита Киевского», напечатан был Спиридоном Соболем Димонар, сиречь цветник, 1628 г., переведенный самим блаженным учителем. Лимонар, по содержанию, тоже, что Патерик Синайский, и разность между ними только та, что первый разделен на 269 глав, а последний на 333 главы (Медведева, г. 166, 184). Но перевод Патерика другой. Двор митрополита Иова, где напечатан Лимонарь, напрасно указывали в Михайловском монастыре. Эго был собственный дом Иова, который он купил в 1616 г., будучи еще «священником Иоанном», как сказано в купчей 8 окт. 1616 г. «Советование о благочестии» 1621 г., без сомнения, писано было председателем совета духовного, блаж. митрополитом Иовом (изд. в I т. Памятн. Киевск., К., 1848, стр. 224–251). Это сочинение так превосходно, что переносит с собою читателя во времена мужей апостольских. Вот некоторые правила его: «Возбуждать и приготовлять к св. мученичеству, – как самих себя, воспоминая слова Христовы: пастырь добрый душу свою полагает за овцы, – так и сердца народа, и чтобы с радостию переносили расхищение и разграбление своих имуществ, и терпели бы, как за вины, притеснения от властей, а также и оковы; наконец охотно, мученически, принимать всякую смерть, по примеру Господа... Писать и печатать в защиту благочестия книги. Василий Великий стенал, что не писали и не обличали ересей... В церквах каждый воскресный день и праздник должна быть проповедь. Учреждать по городам школы... Не гневаться на младших и низших степенью, если бы они архиереям и другим начальникам напоминали что-нибудь, или от чего предостерегали; напротив, позволить им это делать, помня, что и царей и патриархов предостерегали и обличали, и у патриархов определен для того особый сановник, положенный в каталоге патриарших сановников и называемый по-гречески ὑπομνήστης, а по-славянски воспоминатель, чтобы тайно напоминать святителю...» Приведя затем другие оправдания правилу, говорит: «Не следовать безбожному папскому правилу, за которое всеблаженнейший патриарх Александрийский Мелетий порицает папу и его служителей. Двор Римский осмелился установить такое правило, что хотя бы папа тьму людей влек за собою в ад, никто не должен сказать ему: стой, что ты делаешь! Если же архиереи и другие настоятели с любовию допустят делать себе замечания и будут исполнять все предписанное, то отцы в сынах, а сыны в отцах пребывать будут, и таким образом последует согласие и приверженность к ним народа». «Иов смиренный митрополит Киевский рукою власною (своею)», так подписывался, прекрасным почерком, блаж. Иов (Альбом Погодина, № 128).

164. Исаия Копинский, воспитанник Острожских училищ, с молодых лет до гроба подвижник, блаж. митрополит Киевский. Он 14 лет провел в Антониевой пещере и был ее настоятелем. В 1615 году он короткое время начальствовал в Богоявленском братстве, и при нем набожная Гугулевичева пожертвовала для помещения братской школы несколько зданий и двор на Подоле (Киевск. Пам. т. II, 17). По просьбе старцев, принимал он на себя заботы об устроении нового Густинского монастыря, и по его ходатайству князь Михаил Вишневецкий обезопасил существование новой обители своими распоряжениями; по его же ходатайству, княгиня Ирина Вишневецкая назначила, как для устроенного им Мгарского Лубенского монастыря, так и для нового Ладинского скита, угодья, с тем, чтобы последний был женским, а игумениею была сестра отца Исаии Александра (Грам. изд. в IV т. Акт. зап. Росс. № 182, 214–216). Из игуменов Межигорского монастыря, посвящен он в 1620 г. патр. Феофаном в епископа Перемышльского. Гонение, воздвигнутое иезуитами и униатами, принудило его оставить Перемышль. Он начал было жить в Межигорье, как настоятель его: но некоторые беспокойные иноки заставили его перейти в бедную Густыню, куда перешли с ним из Межигорья 12 лучших иноков. В Ладинском скиту с послушником Геннадием выкопал он своими руками пещеру, построил кельи и другие принадлежности; в Густыне и Мгаре построил и освятил храмы. Любимым местом пребывания его был Ладинский скит. «Тамо наипаче жительствовати обыче на уединении; не хотяше бо ни в чесом братии (Густинской) отягчати своим клиросом и самым собою», говорит Густинская летопись. Из уединенного скита ревностно надзирал он за успехами духовной жизни в устроенных им обителях Густинской, Мгарской и Ладинской (Летоп. Густ. мон., изд. в Чт. Моск. Общ. ист. 1848 г.). Когда Мелетий Смотрицкий, возвратясь с востока, поселился в униатском Дерманском монастыре, управление Смоленскою и Черниговскою паствою поручено было блаж. Исаии. С званием архиепископа Смоленского и Черниговского присутствовал он на соборе 1628 г., призывавшем Мелетия к раскаянию. В том же звании он присутствовал на соборе, когда исправлен был Служебник, изданный в Киеве 1629 г. По смерти митрополита Иова Борецкого, в 1631 г., он взошел на кафедру митрополита Киевского. «Седяше на митрополии яко две лете со всяким бедствованием и остави престол судом некиим Божиим, понеже изнемогл бе старостью», говорит скромный летописец, давая разуметь, что Петр Могила, которому Исаия поручил ходатайствовать от его имени о делах православия пред новым королем, принял на себя звание митрополита не без оскорбления для правды и блаженного старца, скончавшегося в уединении в 1634 году. (Грам. об избр. его в Акт. зап. Росс. № 231).

Блаженному Исаии одолжена церковь превосходным назидательным сочинением: Духовною лествицею. Это сочинение издается между сочинениями св. Димитрия Ростовского, но ему принадлежит разве только перевод сочинения на славянский язык. В Синодальной рукоп. (№ 146), принадлежавшей самому св. Димитрию, заглавие сочинения говорит: «Лествица духовного по Бозе жительства написана отцем Исаиею Копытенским (чит. Копинским), последи бывшего митрополитом». Тоже видим и в других списках (у Царского № 229; у Толстого II, № 305). Сочинение Исаии состоит из предисловия, алфавита или нравственных изречений, расположенных по алфавиту (стр. 4–8), оглавления и из самой лествицы, содержащей в себе 33 гл. «по образу Господня на земли по плоти жития» (стр. 13–215). Затем (стр. 216–260) следуют стихословия: а) рачительного к Богу взывания; б) к Богу беседуемая; в) к Богу глаголи; г) к Богу восклицания; д) благодарения. В сане митрополита он написал и разослал «пункты священником», или краткие правила для приходских пастырей (изд. в IV т. Акт. зап. Росс. IV. 525), и прекрасное «послание» к младшей братии Луцкого братства (изд. в Киевск. Пам. I, стр. 112–131). Особенно важно и по содержанию и по духу «послание» святителя к князю Иеремии Вишневецкому, с увещанием возвратиться к прародительской вере. (Изд. в IV т. Акт. зап. Росс. IV, № 233).

165. Мелетий Смотрицкий, архиепископ Полоцкий, сын благородных и православных родителей, даровитый, весьма образованный, но честолюбивый и слабодушный. Получив образование в Виленской иезуитской коллегии, он еще здесь испортил себя правилами иезуитскими, для которых ничего не стоили ни ложь, ни преступление клятвы. От иезуитов вышел он с мечтами честолюбия, хотя и с ревностью к православию. Около 1610 года отправился с детьми Литовского вольможи, в качестве их наставника, за границу для посещения немецких университетов. Слушание уроков рационализма немецкого, прикрытого именем Библии, также помогло действовать на него благотворно. Он сам в последствии говорил о себе, что пропитан он был лютеранизмом (Апология путешествию). По возвращении на родину, он был учителем Ивской школы, о чем говорит в предисловии к грамматике; а пред тем принял монашество. Состоя в связи с сильными ревнителями православия, он с жаром действовал для пользы православия. В таком расположении написаны им на польском языке: «Новый календарь Римский», изданный в Остроге 1597 года: «Вирши на отступников», изданные в Остроге 1598 г.; «Отповедь на едкие сочинения, изданные отступниками», Вильно, 1608 года (Медведев, § 12); «Плач православия об отступлении некоторых от апостольской церкви», изданный в Вильне 1610 г. на польском языке с именем Феофила Орфолога, – сочинение написанное с силою мысли и одушевлением; греческая грамматика на латинском языке. изданная Coloniae, 1615 г.; превосходная для своего времени славянская грамматика, изданная в Евии 1619 г., в Вильне 1629 г., в Москве 1648 г. (с пропусками и дополнениями); «Казанье на честный погреб Леонтия Карповича», Вильно, 1620 г. Все эти сочинения выставляли Смотрицкого в виду православных усердным учителем православия. Потому православные просили патр. Феофана посвятить его в епископа Полоцкого и Могилевского. Патриарх исполнил просьбу их; но когда при посвящении Мелетий уронил Евангелие, патриарх, изумленный этим случаем, сказал митрополиту: «долго ли он останется с вами?.. он окажется отступником» (Летопись Густывск. мон. стр. 14, 15). Когда иезуиты и фанатик Рутский, униатский митрополит, воздвигли жестокое гонение против посвященных патриархом епископов, Мелетий, в 1620 году, написал на польском языке сочинение: «Оправдание невинности и опровержение мнений, унижающих русский народ». Здесь он доказывал, что «совершенная свобода вероисповедания дана была Русским великими князьями Литовскими, за что благодарный Русский народ всегда старался показаться достойным благодеяний монархов своих». Рутский написал против этого сочинения рассуждение «Двойная вина». Смотрицкий издал в Вильне в 1621 году «Оборону оправданию». Когда же и на это сочинение издана была в том же году «Критика обороны», Смотрицкий отвечал двумя рассуждениями: «Прибавлением к обороне оправданию» и «Обличением (Elenchus) едких сочинений» 1622 г. В ноябре 1623 г. Витебский униатский епископ Иосафат Кунцевичь, ожесточивший некоторых бесчеловечным преследованием их за православие, был убит. Униаты и иезуиты не преминули объявить Мелетия участником в убийстве. Король велел казнить убийц смертию. Мелетий упал духом. Рутский еще в своей «Двойной вине» писал (1621 г.): «о Смотрицком многое знаю и кое что скажу: он долго сносился с нашими (униатскими) начальниками, при чем свидетелями были и некоторые светские люди; он обещался и сам перейти к нам и паству свою тоже привести к согласию с нами». Хотя отзыв такого человека, каков Рутский, не возбуждает большого доверия к себе; но последующие дела слабодушного искателя честей заставляют верить, что Смотрицкий и прежде 1623 года не прочь был от того, чтобы продать совесть за покой и почести земные. Как бы то ни было, грозная история Кунцевича не нашла в нем достойного питомца православия; он поспешил удалиться на восток, где пробыл около трех лет. На возвратном пути с востока он явился в Рим и там повергся к стопам папы, который буллою объявил его архиепископом Иеропольским (титулярным). Так говорил в надгробном ему слове иезуит Кортиспий, 29 января 1634 г., который хорошо знал, что делалось в Риме. Возвратясь в Россию, Мелетий в 1627 г. поселился в Дерманском монастыре, не объявляя себя униатом. Но как ни скрывал он себя, скоро заметили в нем перемену; а удаление его из России и православные и паписты называли делом слабой души. Мелетий написал «Защищение путешествию по восточным землям», напечатанное в 1628 г. в Дерманском монастыре. В этой апологии он не только высказал желание, дабы «восточная церковь соединилась с западною», но и написал оскорбительные клеветы на церковь восточную и русских защитников православия. Здесь же писал он: «не упоминаю об Оправдании, Обороне, Обличении и тому подобных сочинениях, в которых я чем дальше, тем реже нападал на истинные догматы»; т. е., он уже обвинял собственные свои сочинения, писанные в защиту православия. Позванный на суд собора, он хотя отказался подписаться под предложенным ему осуждением своей апологии, однако, в виду всех, в соборном храме, топтал ногами апологию, в знак торжественного осуждения ее (Ἀπόλλεια апологии, Киев, 1628 года). Тем не менее, вслед затем, написал он «Протест (Protest)» с отзывом, будто против воли осудил он апологию, которой мысли признавал он и признает вполне верными, и издал еще «Письма к отцу Борецкому и другим, в Дермане, 1628 года». Тогда собор торжественно произнес против него осуждение, с осуждением клевет его, К., 1628 г. Мелетий выдал воззвание к унии, «Увещание (Paraenesis) к русскому народу» (Краков, 1629 г.), где между прочим осуждает собственные свои слова, которые написаны были в Плаче Орфолога; потом написал сочинение: «Расправа между апологиею и антидотом», Дермань, 1629 г., где выступил он уже со всею злостью против прежних своих единоверцев и осыпал их грубого бранью слепой страсти. Это было последнее сочинение несчастного честолюбца. Терзаемый совестию, он умер от воспаления внутренностей, в конце 1633 года, как говорит помянутое надгробное слово иезуита, а не в январе 1663 г., как напротив говорит Словарь (II, 52).

166. Андрей Мужиловский, протоиерей Слуцкий, писал против Мелетиевой Апологии Антидот, изданн. 1629 г., тот самый, который вызвал желчную «Расправу» Мелетия. В 1631 году, под актом об учреждении училища в Лавре, подписался он: «Антоний Мужиловский иеромонах и старец монастыря Печерского, готовый притом пролить кровь свою».

Евстафий Кисель, бросив унию, оскорблявшую права совести и чести, в 1630 г., написал под именем Геласия Диплица Антапологию против той же Мелетиевой Апологии.

167. Кирилл Транквиллион-Ставровецкий, учитель (дидаскал) Львовского братства и проповедник слова Божия, а наконец архимандрит Черниговский. Сочинения его: а) Евангелие учительное, или слова на воскресные и праздничные дни, в том числе и на дни знаменитых святых (изд. в Рахманове 1619 и 1668 г., в Уневском мон. 1696 г.). В посвящении князю Чарторыйскому сочинитель говорит, что он пользовался евангельскими беседами (патр. Филофея), переведенными с греческого Софиею княжною Чарторыйскою, и богословскими сочинениями. В предисловии к читателю пишет: «Вертоград Христов зарос дикими растениями; под тенью его ползают змеи, скачут лисицы, онагры и дикие ослы; поломаны зеленые ветви его. Видел я моими глазами между единоплеменниками моими много таких люден, как светского, так и духовного звания, которые гоняются за науками чужими, за постиллами противными церкви Божией, арианскими, лютеранскими и кальвинскими, и как в меду потонули в этих заманчивых, но пагубных для спасения, сочинениях, наполняли ядом свои души и души других. Потому то возревновал я по братьях моих, решился сделать выбор из разных благочестивых сочинений, прежде всего из Евангелия Господа нашего Иисуса Христа Сына Божия, также из святых богословов и учителей, особенно же из евангельских бесед (Филофея)». Далее говорит, что писал свое сочинение не только по просьбе благочестивых вельмож, но и по благословению двух экзархов востока, в том числе Львовского архипастыря Иеремии Тиссаровского. Но «ненавистник всего доброго, говорит Кирилл, отвсюду поднял против меня войну жестокую чрез некоторых малосмысленных и вздорных людей из моего рода, наострил язык их хулою на святое; мало того, за эту книгу замышляли убить меня. Господь не попустил им того. И да не поставит им того в грех Господь защитник мой. Гнилое слово хульного языка, полное лжи и яда змия адского, промчалось всюду по всей земле русской, смущая города и возбуждая против меня простой народ; рассыпалось поношениями, укоризнами, насмешками, клеветами. Но мою невинность откроет Господь». (Оглавление слов помешено у Медведева в Оглавлении книг, № 124). В Москве это сочинение Кирилла, мнением священника Иоанна Наседки, признано было папистическим, и указом царским велено было истреблять экземпляры его (Собр. гос. грам. III, № 77, стр. 298; Дворц. разр. т. I, стр. 980–982; г. II, 821–822). б) Зерцало Богословия, написанное дидаскалом иеромонахом Кириллом, издано было в Почаевском монастыре 1618 г., в Уневском монастыре 1692 года. в) Архимандритом Черниговским сочинено Перло многоценное – похвалы Богоматери, ангелам, апостолам, также лекарство против 7-ми грехов, о страшном суде и кончине мира. Сочинение писано стихами и прозою и издано в Чернигове 1646 года, в Могилеве 1690 года. На первой стр. «композитор або складачь сих вершов Кирилл старий Транквиллиос Ставровецкий, архимандрита Чернеговский». Словарь отличает еще похвальные слова Кирилла, изданные в Чернигове 1646 года; но это тоже, что многоценное Перло, и Словарь не понял цитат патр. Иоакима. на которых основался.

168. Памва Берында, иеромонах Печерский и протосинкелл Иерусалимской церкви, архитипограф Киевский. Он прежде переводил и издавал книги во Львове, где проживал «в дому пресветлого и благочестивого пана Феодора Болобана» (предисловие к лексикону). Там издана им книга Златоуста о священстве (Львов, 1614 г.). Там же написаны и изданы им «Верше на рождество Христово» (Львов, 1616 г.). По его мыслям патр. Феофан, во время пребывания на юге России, благотворно действовал на братства (Акт. зап. Росс. IV, 508), и грамоты патриарха братствам Киевскому, Виленскому, Львовскому, Минскому, писаны, без сомнения, отцом Памвою (Акт. зап. Росс. т. IV, № 219, 220; Киевск. Пам. т. І). Сочинение Берынды «Лексикон Славено-Российский, имен толкование» изд. в Киеве 1627, в Кутеинск. мон. 1653 г., у Сахарова в Сказ. Русск. нар. Т. II, 1849 г. В словаре Берынды указаны и источники (разные рукописи и книги), из которых заимствует он слова и объяснения словам; потому для древней филологии он – драгоценность. Сахаров исключил из своего издания все указания на источники, поступил не как точный издатель и лишил критику средств поверять достоинство словаря.

Берында выполнил свое дело с честию. Сахаров неверно понял значение древнего словаря, требуя от него достоинств философа и историка, мифолога и богослова, тогда как дело сочинителя древнего словаря – выставить слова в таком значении, в каком принимали их в старое время; иначе: представить верный сборник мыслей старого времени; это и сделал Берында.

169. Лаврентий Древинский, «чашник его кор. милости земли Волынской»; так подписался он в 1617 г. в списке учредителей Луцкого братства; и ту же подпись читаем под листом дворян Волынских, данным 1619 г. Луцким мещанам на охранение братства. Он же был старшим братом и братства Виленского. Для преследуемой православной церкви он был в свое время тем же, чем был до него князь Острожский – самым ревностным защитником прав ее пред правительством; почему в старом Луцком памятнике назван он «столпом восточного православия». «Речь» его, произнесенная на Варшавском сейме 1620 г. пред лицом Сигизмунда и его сенаторов, в высшей степени трогательна и по предмету, и по его изображению (она изд. в Ист. унии, стр. 69, 731). Его Протестация 1630 г. Старостинскому суду о похищении униатами имущества братства Виленского, к сожалению, не вся уцелела (изд. в IV т. Акт. зап. Росс. № 229). По содержанию сочинения, весьма вероятно, что ему же принадлежит «Синопсис», напечатанный в Вильне 1632 г. и представленный в том же году 27 сентября новому королю Владиславу. Драгоценное для истории сочинение, писанное на польском языке, содержит в себе привилегии, данные польским правительством русскому православному народу, и изображение тех страшных притеснений, которые терпит он за веру. В Киеве, говорит Синопсис, Софийский собор и другие храмы опустошены, Выдубицкий монастырь – то же; в Луцке православные храмы обращены в питейные дома; в Хельме, Львове и других городах запрещено открыто носить св. тайны к больным и погребать умерших; в Вильне храмы заняты шинками и гостиницами. Люди чиновные и цеховые лишаются нрав на начальственные звания и должности и запираются в темницы; надворные и другие суды мучат православных непрерывными позывами в суд и решениями бессовестными. Запрещено принимать пожертвования для церквей по духовным завещаниям и строить каменные храмы. В Минске церковная земля отдана для мечети. В Полоцке не желавших унии заключали в тюрьме и выгоняли из города. В Турове церкви с их имуществами отняты и епископ выгнан. В Минске священников заключали в бочки и мучили. В Орше, Могилеве, Мстиславле и во всех окружных местечках храмы запечатывали и православным запрещено собираться на молитву даже в загородных шалашах. В Ковне храм разграблен и земля его отнята. В Бельжске определено: того, кто не пойдет с униатами в крестном ходу в костел, казнить смертию. В Мятзеле несоглашавшихся на унию выгоняли из места жительства. Монастыри: Лаврашев, Гродненский и другие опустошены. При таком повсеместном гонении против православия епископы не иначе посещали паству, как тайно. (См. Виленск. акт. т. II, № 42. Вильно, 1843 г.).

Тарасий Земка, иеромонах Печерский, по эпитафии Кальнофойского «распорядитель типографии, Печерский проповедник, знающий языки греческий, латинский, славянский и русский» († 1632 г.). Исследование его о литургии напечатано при Служебнике, К., 1628 г. Оно говорит: а) о названиях литургии; б) о важности литургии и достойном приготовлении к ней; в) от кого установлена и передана она? Не скудно сведениями о начале церковного песнопения и о песнопевцах церковных предисловие его к Цветной Триоди (изд. К. 1631 г.), где он подписался так: «иеромонах Тарасий Левкович Земка, проповедник слова Божия и корректор в типографии монастыря Печерского Киевского». Он перевел на употреблявшийся тогда русский язык Синаксари Каллиста, изд. в Постной Триоди, К., 1627 г.

170. Петр Могила, родом из князей Молдавских, образовавшийся в Париже, с 1626 г. архимандрит Печерской Лавры, с 1631 г. митрополит Киевский, знаменитый заботливостью об улучшении Киевской коллегии, где ввел он преподавание философии и богословия, и заведением училищ Винницкого и Гойского; пастырь ревностный и деятельный. Почил в 1646 г. (о жизни см. его Прибавл. к твор. отц. IV, 22–76).

Собственноручные Записки Могилы, хранившиеся в Софийской библиотеке, к сожалению, потеряны. (О Соф. соб. 180). В 1632 г. издано было в Киеве поучение его «о кресте Господа нашего и каждого христианина». В русском переводе часть его в Христианском Чтении, 1837 г. Другим опытом проповедничества его было слово на брак Януша Радзивила (Mowa duchowa, изд. в К. 1645 г.), где говорит он о достоинстве и обязанностях брачного союза. Памятники благочестия его при записи об устроении училища в Лавре, изд. в Опис. К. Лавры № 4–6. «Обет об устроении школ» и «Духовное завещание» – изд. во II т. Киевск. Пам. стр. 93–99, 149–181. Грамота Львовскому братству, утверждающая в благочестии, в Киевск. Пам. III, стр. 86–89. Грамота Бельским гражданам с благословением на учреждение братства, с школою – в Акт. зап. Росс. V, № 9. Лучшее сочинение Могилы – сочинение против унии: Λίθος или камень на сокрушение оболгания Кассияна Саковича» (Λίθος abo kamien z ргосу prawdy cerkwie swietey prawoslawney Ruskiey. Kiow. 1644. 4. 423). Русский перевод сочинения в рукоп. Толстого II, № 172; в Моск. дух. акад. № 83. На сей последней читается надпись: «Сию книгу, исправив описки, достойно напечатать; ибо возражения униятов против нашей православной церкви основательно опровержены. Платон митр. Моск. 1805. окт. 21 д.». Под предисловием сей книги подписался Евсевий Пимин. Но Голятовский в своем сочинении: Фундаменты унии, писал: «если Могила униат, то к чему он выдал книжку: Λίθος альбо камень»? Саковичь в своем сочинении: Perspectiva, Cracoviae, 1642, обвинял православных юга в усвоении себе мнений реформации, в порче священных обрядов, в невежестве духовенства. Могила подробно разбирает обвинения Саковича, показывая для каждого, что все обвинения его не более как клевета. Между последователями реформации и православными, говорит Могила, несмотря на случайные сближения их между собою, не было и нет согласия в вере, тогда как «в Вильне, около Кракова, Познани, и в других городах много лютеран, кальвинистов и социниан, как между дворянами, так и между простыми, не из православных, но из принадлежавших к Римскому костелу». Поразительна картина, представляющая состояние монастырей, захваченных униею (Ист. Русск. ц. IV, 314, 315). В 1640 г. митрополит в окружном послании, объяснив притеснения, какие терпят православные, приглашал ревнителей православия на собор, для совещания о делах духовных (Посл. изд. в Чт. Общ. ист. 1847 г.). Собравшиеся ученые настоятели монастырей рассуждали о предметах веры, подвергавшихся нападению то со стороны папистов, то со стороны последователей реформации (Ист. Русск. ц. IV, 146–152).Собор продолжался долго. Тогда то предложено было на рассмотрение Исповедание веры Руссов В Рассуждении о книге: Православное исповедание веры, СПб., 1808 г., было писано, что это Исповедание сочинено митрополитом Петром Могилою. Но сочинитель Рассуждения в своих поздних сочинениях – в Описании Софийского собора (стр. 176, изд. 1825 г.) и в Словаре писателей (II, 159) уже говорил, что на соборе «слушан был Катихизис, сочиненный Киево-Николаевского монастыря игуменом Исаиею Трофимовичем». Этот Катихизис в греческом переводе, составленном в Киеве, отослан был на рассмотрение пастырей востока, где надолго остался он (Ист. Русск. ц. IV, 149–152). В 1643 г., отступник Феодор Скуминовичь, в оправдание своего отступничества (Причины оставления унии § 3, 4) писал, что трехлетний собор (1640–1642 г.) не оправдал православия русского; послы возвратились из Ясс без успеха; греки говорили, что руссам учить их не приходится; русские ученые не умеют отвечать на самые простые вопросы. Митрополит, в опровержение злословий, приказал, чтобы напечатан был Краткий катихизис православной веры (изд. в Киев. 1645 г., во Льв. 1646 г., в Кутеинск. мон. 1686 г., в Черниг. 1707 и 1715 г.). В Киевском издании заглавие Катихизиса: «Собрание короткой науки о артикулах веры православно-кафолической христианской, ведлуг (согласно) вызнаня (учению) и науки церкве св. восточной соборной апостольской, для цвечения (просвещения) и науки всем в школах ее цвечачим (просвещающимся) христианск. православным детям. За росказаньем (с разрешения) и благословенством старших, первеи языком польским, а теперь русским диалектом из друку выданное». Если книжка одобрена «старшими» и издается по их благословению, то сочинитель книжки, конечно, не митрополит, а кто-то младший.

Этот катихизис, переведенный на славянский язык, и испорченный произволами суеверия, издан был в Москве 1649 г. (Ист. Русск. ц. IV, 219). С особенным вниманием блаженный митрополит занимался пересмотром и изданием богослужебных книг. Так изданы им служебник (К. 1639 и 1629 г.) и евхологион (К. 1646 г.). В последнем замечательно предисловие Могилы с замечаниями на прежние издания требников и с показанием того, что сделано им для улучшения требника. В предмове к служебнику 1639 г. писал: «Не благословение выдалиямо на тых, которые бы с паствы нашей служебники друку Львовского, литургиария названыи, куповати и на них литургисати смели, яко ширей тые листы выданыи в себе опевают». Такая окружная грамота его доселе еще не найдена. Запрещение относилось, вероятно, к служебнику Слозки, изд. во Львове 1637 г. Для школ попечительный митрополит издал в К. 1636 г. Анфологион – собрание размышлений и молитв, заимствованных из церковных книг. Издатель Львовской цветной триоди 1642 г., обращаясь к митрополиту Могиле, говорит: «Ваше преосвященство определили, чтобы ни одна книга, переведенная с греческого на славянский язык, без вашего рассмотрения не была печатана. Вам не довольно других трудов ваших: вы трудитесь над пересматриванием св. Библии, желая издать ее на собственный свой счет». Что и сколько успел совершить трудолюбивый пастырь в деле пересмотра Библии, не знаем; но известно, что Библии не издал он. Св. Димитрий в предисловии к сентябрьской четверти Миней пишет, что блажен. Петр Могила начал было стараться о восстановлении памяти святых, выписал из Афона метафразы Симеоновы и хотел в переводе напечатать их, но смерть помешала исполнить намерение.

171. Иосиф Тризна, воспитанник Киевской школы, игумен Виленского Духова монастыря, с 1647 г. архимандрит Печерский, в 1649 г. отправляем был митрополитом на сейм в Варшаву вместе с депутатами Хмельницкого. Скончался в 1656 г. Он писал предисловие к служебнику (изд. в Киев. 1653 г.) о важности и употреблении сей книги. Он же пересматривал и дополнял Печерский Патерик; этот труд его известен по рукоп. Содержание Патерика Тризны напеч. в Чт. М. Общ. ист. 1846 г.

Иоаким Иерличь, Киевский шляхтич, современник Тризны, писал на польском языке домашние записки, где описал управление церкви митрополитом Петром Могилою (рукоп)

172. Сильвестр Коссов, учитель Львовский, префект Киевской коллегии, епископ Могилевский и с 1647 г. митрополит Киевский, скончавшийся в 1657 г. Иезуиты и униаты от злости на успехи Киевской коллегии рассевали в народе клеветы, будто науки ее – науки еретические, и учители – кальвийсты или социниане. Обманутые ими простаки попы и казаки шумели: к чему заводят латинское и польское училище? и раз «хотели было самого Петра Могилу и учителей до смерти побити: едва их уговорили» (Домецкий). При этих то обстоятельствах Сильвестр Коссов, «елект епископ Могилевский», написал Апологию школам (Elegesis abo danie sprawy o szkolach Kiowskich i Winnickich, w Lawrse, 1635). В ней он, объяснив различие исповеданий арианского (социнианского), кальвинова и лютерова, от исповедания православного, пишет, что учители коллегии твердо следуют учению православной церкви; латинский язык преподается в коллегии от того, что необходим он для русских в судах польских, где делопроизводство совершается на латинском языке или с латинскими терминами и выражениями; греческим языком не пренебрегают в коллегии; к тому же латинский язык давно изучают русские в училищах Львовском и Виленском, а иные и за границею. В том же 1635 г. Сильвестр издал на польском языке в сокращенном виде Печерский Патерик, но с своими замечаниями и с списком митрополитов (напеч. в Киев. 1635 г.). В предисловии Сильвестр пишет: «Посещая пещеры Киевские и гробы св. отцов и чудясь нетлению святых тел их, не раз я горько плакал, что несчастливое и завистливое время до сей поры не явило свету избранных Божиих, которых прославил сам Бог. Когда же нынешний наш архипастырь (Петр Могила) изъявил свое попечение и волю, чтобы жития святых были очищены от праха и изданы в свет; тогда я охотно углубился в хроники и летописи греческие, славянские, Латинские, русские и польские, чтобы узнать: кто были сии избранные Божии и когда они жили». Отселе видно, в чем состоял труд переводчика для Патерика. Сочинение архипаст. Сильвестра о седми таинствах, которое читано им в 1637 г. пред собранием священников, в том же году напечатано было в Кутеинск. монаст., потом в Кременце 1638 г., при книжке: «Собор Луцкий», далее в Кутеине 1653 г., в Киеве 1657 г., в Чернигове 1716 г. «Посмотри на книжку о седми сакраментах славного в Бозе его милости отца епископа Мстиславского, а потом на русском языке напечатанную с именем его милости отца владыки Луцкого»: так писал Могила в книжке своей: Камень, изданной 1644 г. Подпись Сильвестра в Альбоме Погодина. М. 1853 г.

173. Афанасий Кальнофойский, инок Пещерного монастыря, сочинил на польском языке «Тератургима или чудеса, как в самом Печерском монастыре, так и в обеих св. пещерах», с историч. замечаниями о монастыре. Набожный повествователь исчисляет до 64 чудес современных ему (1594–1638), присовокупляя клятвенное свидетельство от каждого объявлявшего о чуде, совершившемся над ним. Все это описание предпринято и совершено было с тем, чтобы опровергнуть злонамеренные клеветы униатов и иезуитов, будто в православной церкви нет более чудес.

С тем же намерением, вместе с сочинением Кальнофойского, изданным в Киеве 1638 г., напечатано сочинение Илариона Денисовича, игумена Купятицкого: Описание чудес Купятицкой иконы Божией Матери.

174. Игнатия Оксеновича-Старушича, ректора и игумена Киевского братского монастыря, известно надгробное слово кн. Илье Четвертинскому, изд. в Киеве 1841 г. (Библ. Черткова). Первая часть слова показывает в непрерывной линии происхождение князей Четвертинских из глубокой древности; вторая говорит о воинских подвигах кн. Илии, третья о христианских добродетелях его.

Во Львове в тоже время написана Летопись 1498–1648 г., сначала краткая, потом со многими любопытными известиями очевидца. Под 1621 г. сочинитель заметил: «Того ж року отец мой умер. Я з школи занес в дом хоробу горячку и вси хорели в дому». Летоп. изд. в 111 т. Ист. сборн. М. 1838 г.

175. Мелетий Сириг, родом из Крита, учившийся на западе, учитель и протосинкелл Констант. церкви, приобретший себе шумную известность критикою Исповедания веры, изданного с именем патр. Кирилла Лукариса. Эта критика известна и в современном славянском переводе: «Мелетия Сирига противоглаголание на изложенное исповедание веры» (Царского № 246). На соборе Ясском 1643 г. Мелетий в качестве патриаршего полномочного рассматривал «Исповедание веры Россов», присланное митрополитом Петром Могилою; Исповедание было поправлено и, одобренное, отослано к патриарху; а Мелетий в 1643 г. прибыл в Киев и потом был в Москве. В библиотеке Новоиерусалимского монастыря сохраняются сочинения Мелетия Критского, писанные в 1643 г.: а) «сказание о св. иконе Портаитской, како прииде в обитель Иверскую»; б) о св. обители Иверской; в) сказание о св. горе Афонской; г) «память преп. отец наших в пещере Киевской подвизавшихся». Канон его Печерским отцам, кое где поправленный, доселе печатается в Киеве. В Синодальной библиотеке, кроме сей службы, есть Мелетиева служба положению хитона Спасителева.

176. Афанасий (князь Александр) Пузина, Луцкий епископ 1633–1649 г. (Доп. к иностр. акт. № 69), пастырь ревностный. В 1638 г. он на местном Луцком соборе одобрил для своего духовенства «Наставление о тайнах» епископа Сильвестра, и деяние собора, вместе с наставлением, тогда же напечатано было в Кременце, где тогда же напечатана и краткая славянская грамматика. (Времен. Общ. ист. 1849 г. I, смесь, стр. 10). Он подписался под патриаршим собором 1642 г., оправдавшим память патр. Кирилла Лукариса (Ист. Русск. ц. IV, 151). В 1648 г., когда Хмельницкий восстал на защиту веры и свободы казаков, владыка Луцкий послал в пособие войску Хмельницкого деньги, порох, пушки и пули (Киевск. Пам. 1, 60–63). Любопытна окружная грамота его от 12 октября 1647 г. Архипастырь писал: «Честный о Господе клирик, иродиякон св. милости отца Арсения Желиборского, епископа Львовского, Михаил Гунашевский, бывший студент славной Замойской академии, благочестивый ревнитель богословской науки, приносил жалобу своему епископу и пастырю о бесчинствах Марка Янсевича, Замойского мещанина, и единомышленников его... бесчинных братьев Замойского братства церкви св. Николая; они, забыв страх Божий, нарушают древние обычаи церковного благочиния, выбрасывают из церкви Божией офферториум, т. е. приношения в праздники Господни и в дни нарочитых святых». За то архипастырь отлучает виновных от церкви. Поступок Замойских братьев отзывался тем же духом лютеранизма, которым увлекалось и Львовское братство (§ 154). О Замойской академии, как месте воспитания многих православных, имеем свидетельство и другого современника. Петр Могила, посвящая Триодь к. п. 1631 г. вицеканцлеру Фоме Замойскому, писал: «Нельзя мне умолчать и о том благотворном деле, виновники которого также члены знаменитой Фамилии вашей – о Замойской академии, которая так много принесла пользы нашему народу тем, что из нее вышло немало людей ученых, деятельных и важных, а для православной церкви нашей очень полезных».

О жалобе владыки Афанасия, в 1634 г. поданной в суд на иезуитов, с оружием в руках нападавших на православных, упоминается в Протесте (Киевск. Памятн. I, 204, 205, 216).

Арсений Желиборский, епископ Львовский 1641–1650 г., подписавшийся под определениями патриаршего собора 1642 г. о кальвинистах (Ист. Русск. ц. IV, 199). Для распространения книг, нужных в церкви, он, по примеру предшественника своего Гедеона Болобана, открывал на свое иждивение типографию во Львове. Так пишет он в предисловии к изданному им требнику 1645 г. Известны его предисловия к изданным им в своей типографии: служебнику 1646 г., катехизису 1646 г., номоканону 1646 г. Краткий катехизис, изданный им во Львове 1646г., издан в новом переводе. В Киевском издании язык учено-малорусский, во Львовском язык Галицкой Руси. Вот заглавие катехизиса Львовского: «Зобрание короткой науки о артикулах веры православно-католицкой християнской, як церковь всходная апостольская учит; а для цвичения людий молодых до друку поданое во Львове, при церкве столечной св. великомуч. Георгия».

Иоиль Труцевичь, игумен Оршанского Кутеинского монастыря, в 1654 г. приглашенный патриархом Никоном в Иверский монастырь, захворал на дороге и просил непременно перенесть кости его туда, куда стремилась душа его, чтившая великого Никона: «Аз, говорил он, послушание мое к пастырю и по смерти сохраню» (Ист. Русск. н. IV, 44). На юго-западе известен он был ревностью к изданию полезных книг. Им написаны умные предисловия к изданным им книгам в Кутеинском монастыре: к Брашну духовному, сиречь Псалмам, 1639 г., к Трефологию 1647 г., к Диоптре 1651 г., к Псалтыри и новому завету 1652 г., к Лексикону Берынды 1653 г. Предисловие к Трефологию, сокращенному против Львовского, изображает бедствия церкви, угнетаемой папизмом (кн. Толстого, стр. 237, 238).

177. Зиновий Богдан Хмельницкий, знаменитый гетман казаков, столько же храбрый и умный, сколько известный любовью к св. вере. Он получил блистательное образование: знал языки греческий, латинский, польский, татарский; сперва слушал уроки в Киевской школе, потом в Ярославле у иезуитов; служил при дворе; воевал с турками и был у них в плену. Когда страдания Малороссии достигли крайней степени, он принял на себя избавить ее от близкой погибели и спас. Скончался в 1657 г., горько оплаканный народом, благодарным ему за свою свободу.

Письма его 1647–1648 г. – в Киевск. Пам. I, 1–5, 47 49, 77–81, 118–131, 162, 212, 307: в Дополн. к иностр. акт. стр. 175–178; у Велички I, 32–43, 75, 80–89. Письма и универсалы 1649–1653 г. – в Киевск. Памятн. I, 377–395, 462; т. II, отд. I, 210–212; отд. III, 9–18, 57–63, 148–162, 211; т. III. 31–35, 53–58; в Дополн. к иностр. акт. 188; у Велички I, 139–143; у Маркевича III, 77–79; В Чт. Общ. ист. 1 8 4 8 , № 8; в Акт. зап. Росс. V, 25–35. Письма и универсалы 1654–1657 г. – в Киевск. Пам. III, 116–120, 128–152; в Акт. зап. Росс. V, № 36–49; в Дополн. к иностр. акт. 192–195, 198, 201, 203, 205, 206; у Велички 1, 167, 188; у Гребенки 127; у Маркевича III, 92–94, 99–102.

Самые замечательные из них: а) письмо, от 29 декабря 1647 г., к Потоцкому, с исчислением обид, нанесенных казакам, особенно по вере (Величко I, 36–69; Киевск. Пам. I, 1–5); б) универсал во всю Украину, от 28 мая 1648 г., где живо изображает он жестокие притеснения поляков казакам в вере, чести, имуществе, самой жизни, и убеждает восстать. для защиты прав своих; это одушевленная и мастерски написанная речь (Акт. зап. Росс. 23; Величко I, 81–89; Маркевич 1, 175–186; III, 36–43); в) письмо к королю, от 2 июля 1648 г., с жалобами на «нестерпимые обиды» и с обещанием загладить вину пред королем услугами, если будет оказана справедливая защита (Киевск. Пам. I, 118–131; Акт. зап. Росс. V, № 24); г.) послание к патриарху Никону (27 марта 1657 г.), с просьбою о ходатайстве пред царем, дабы за митрополитом и всем духовенством Малороссии утверждены были древния преимущества их (Акт. зап. Росс. V, № 48).

Адам Мефодий Кисель, сенатор, воевода Брацлавский и потом Киевский, весьма образованный и благочестивый. Издатель цветной триоди (Львов, 1642 г.), посвящая ему триодь, писал: «Вельможность ваша очень любит читать св. писание и пение церковных гимнов, для чего держите при себе духовных отцов иноков строгих и строите для них удобные монастыри». (Толстого № 96). Сенатор-воевода употреблял все для того чтобы поддержать целость королевства, которому служил по присяге, и защитить православие, которому не хотел изменить ни за какие блага земли. «Вам и всему войску хорошо известно, писал он к Хмельницкому, что я один из христиан народа русского служу сенатором в короне Польской, ношу на раменах своих св. церкви и древности наши и ненарушимо сохранил свою веру до седых волос, и, даст Бог, сохраню до самой смерти» (Киевск. Пам. I, 144). Он сохранил св. веру до гроба, тогда как все другие русские магнаты отступили к папизму; но старания его о целости королевства, от действий иезуитов и своекорыстных магнатов, остались бесплодными, чего впрочем не дожил он, скончавшись в 1653 г.

Из дошедших до нас писем его (изд. в Киевск. Пам. 1, 27–42, 89–92, 141–148, 190–198, 202–211, 216–225, 239–247), самое замечательное – письмо его к сенатору архиепископу Гнезненскому (1648 г.), где описывает он бедственное положение королевства и изображает подвиги казаков, стараясь образумить обезумевших магнатов и изуверов (Киевск. Пам. I, 27–42).

178. Иосиф Нелюбовичь-Тукальский, с 1661 г. архиепископ Могилевский, с 1663 г. митрополит Киевский, пастырь-страдалец. Избранный духовенством и народом в митрополита, он в 1664 г. схвачен был поляками и заключен в Мариенбург; здесь томился он более двух лет. Освобожденный в 1667 г. Дорошенком, в 1668 г. получил он от патриарха утверждение в сане митрополита с званием экзарха его. Не доверяя ни в чем Польше, с которою тогда мирилась Россия, уступая ей правый берег Днепра, Нелюбовичь оставался в Чигирише при Дорошенке; но строго осуждал и дела благодетеля своего. Ему одолжена была Украйна тем, что в условиях с гетманом Демьяном положено удержать Киев за Россиею: «Киева полякам не отдавать: на сейме они постановили все церкви православные отдати на костелы и мощи хотят по Польше развести» (Маркевичь II, 184). Не могши сделать ничего более для свободы церкви, Нелюбовичь страдал душею за страждущую паству свою, которая высоко чтила его, и скончался (1676 г.) в Чигирине, вдали от кафедры своей. Барановичь почтил память его прекрасною надгробною песнью (Величко II, 384–388; Ист. Русск. ц. IV, 75, 76).

В ответ Ордыну-Нащокину писал он (9 августа 1670 г.): «По беззакониям моим, которым нет числа, не признаю я себя душею страждущею за благочестие... В горести душа моя. Как могу назваться пастырем, когда растеряно стадо! О! да соберет его Создавший и Искупивший своею кровию»! (Бант. Каменского II, пр. 193, 195).

Два письма его к кн. Юрию Трубецкому, Киевскому воеводе – в Симбирском Сборнике 111, стр. 32, 54).

Письмо (1669 г.) которым уступает он подаренное ему Дорошенком местечко Стайки в пользу Киевск. коллегии – в Киевск. Пам. II, 232–237.

Поучения его – в рукоп. Киевской Лавры (Опис. Софийск. соб. стр. 196).

179. Феодосий Сафоновичь, учитель и проповедник Киевский, с 1665 г. игумен Златоверхого Михайлова монастыря, написал: «Выклад» или учение «о церкви и ее тайнах», нап. в Киеве 1666, 1668 г., в Уневском монаст. 1674 г., и подвергавшийся в Москве при патр. Иоакиме строгой критике за учение о евхаристии. «Речь» его царю Алексею Михайловичу нап. у Бант. Каменского в Ист. Малор. II, пр. 179. «Хроника» его о событиях России до 1290 г. взята из Киевской и Волынской летописей; к тому прибавлены кое какие отрывочные известия о последующих событиях России, и потом краткая хроника Польши и Литвы, взятая из Стрыйковского (Старчевский в Ист. ист. литт. 73–82).

Михаил Лосицкий, иеромонах Густинской пустыни, в 1674 г. написал «Кронику» юго-западной России (изд. во II т. Собр. лет.) и около того же времени – Летопись Густинского монастыря. В той и другой много известий редких и важных для церковной истории. «Кроника» описывает события 840–1597 г. Известия ее важны особенно с 1300 г.

180. Иннокентий Гизель, посылан был, как пишет Домецкий, в числе прочих в заграничные училища для образования; в 1648–1650 г. был ректором коллегии, а с 1656 г. из игумена Николаевского поставлен в архимандрита Печерской Лавры и в этом звании пользовался уважением на юге. Скончался в 1684 г. Он писал: а) «Мир человека с Богом», или о силе покаяния, нап. К. 1669, 1671 г., сочинение не сильное; б) «О истинной вере», или ответ иезуиту Бойме о власти папы, – сочинение слабое; в) «Синопсис» Русской истории до царя Феодора Алексеевича – перевод Хроники Сафоновича, кое-чем дополненный, слабый, но первый, опыт истории, нап. в К. 1674, 1676, 1678, 1680 г. До истории Ломоносова. эта книжка, за неимением других, была классическою. Плод усердия Гизелева к св. Лавре – издание Патерика Печерского, К., 1661 г., где, к сожалению, сильно испорчен текст древних повествователей. Письмо его к царю Алексею в Опис. Печерск. Лавры. К., 1847, стр. 172.

181. Иоанникий Голяговский, учившийся и учивший в Киевской коллегии, игумен Купятицкий, 1659–1662 г. ректор коллегии, с 1672 г. архимандрит Северского монастыря, даровитый и многосведущий. † 1688 года.

1. Как проповедник, Голятовский писал:

а) Ключ разумения – поучения на все праздники , изд. в Киеве 1659 г. Во втором издании (Киев, 1660 г.) два прибавления: а) весьма замечательная наука сочинять проповеди, и б) несколько новых слов. Львовское издание 1665 г. заключает в себе еще некоторые прибавления (Толстого № 123, 135).

б) Повесть о чудесах Богоматери под именем: «Небо новое, с новыми звездами сотворенное», изд. во Львове 1665 г., в Чернигове 1677 г., в Могилеве 1699 г. Русский перевод в рукоп. Толстого II, № 352; новый перевод в М. 1851 г. Еще при Ключе разумения, по Киевск. изд. 1659 г., присоединено было описание 100 чудес Богоматери.

в) В 1671 г. вызванный в Москву, как знаменитый ученый, говорил он при дворе слово на 20-ю нед. и речь царю. Слово его и девять писем к царям – в Библ. Общ. ист. № 98.

г) Описание чудес Черниговской Елецкой иконы Божией Матери, с похвальным словом и стихами той же иконе, напеч. в 1676 г. в Новгор. под именем Скарбницы (Толстого № 156).

2. В Иоанникие видим и христианского апологета.

а) Сочинение его Мессия правдивый, или разговор христианина с жидом о истинном Мессии, на польском языке изд. в Новгор. Сев. 1668 г., на южном русском – в Киеве 1669 и 1672 г. В предисловии описан случай, по которому писано это сочинение: случай замечательный. «Правоверный народ христианский! напиши себе на сердце грехи Жидов... Напиши твердо в памяти твоей, как, в недавнее время, в 1660 г., на Волыни, на Подолье, во всей Малой России, во всем княжестве Литовском и в Польском королевстве и в других пограничных странах, ненабожность жидовская подняла было рога своей гордости, раздвинула своеволие и начала было трубить для своего прославления, что явился в восточной стороне, в Смирне, некто называющийся Себефом, который выдает себя за Иудейского Мессию, призывает и влечет к себе евреев чудесами ложными, обещает жидам возвратить Иерусалим и Палестину – отчизну их, освободить их от неволи, в которой они находятся, рассеянные меж народами. Глупые жиды, быв обмануты, торжествовали, веселились, радовались, что Мессия на облаке возьмет их в Иерусалим, на облаке проводит их. И где бы ни явилось облако, на нем возмет их Мессия в Иерусалим. Тогда жиды побросали дома, имения, ничего не хотели делать; вот Мессия, говорили, немедленно проводит их до Палестины, в Иерусалим. Они постились для своего Мессии по нескольку дней, даже детям не давали есть по целому дню; зимою, в суровую стужу, мылись под льдом, читая новосоставленную молитву. И много жидов умерло от суровой стужи, купаясь в холодной воде подо льдом. Каждый день и ночь ходили в молитвенные дома свои, и там кричали, отправляя нечистую службу свою; молили Бога, чтобы скорее пришел к ним Мессия и проводил их до отчизны. Тогда сильно величались они пред христианами, смеялись над ними, сочиняли похвальбы, грозили своим Мессиею ложным, обещались мстить христианам, которые властвуют над ними: вот, говорили они, мы будем вашими панами, гетманами, воеводами, сенаторами; все христианские паны, князья и цари будут у Иудеев кучерами, пастухами, земледельцами, жнецами... Этого-то ложного Жидовского Мессию, называвшегося Нафаном Леви, найдет каждый в этой книге между ложными Мессиями и ложными пророками Иудейскими... Некоторые из христиан, будучи малодушны, слыша о чудесах ложного Мессии, видя самохвальство жидов, стали было тревожиться о Христе, истинный ли он Мессия, стали было склоняться мыслью к ложному Жидовскому Мессии. Для того то написали мы книгу. Пусть не тревожатся для ложного Мессии, пусть твердо верят, что Христос наш есть истинный Мессия». Сочинение написал «недостойный иеромонах Иоанийкий Голятовский, архимандрит Черниговский» (Опис. кн. Толстого № 142; Царского № 198). В 1672 г. эта книга представлена была царю Алексею Михайловичу (Молодик 1844 г., стр. 287).

б) Лебедь, или о причинах распространения магометанства, на польск. яз. в Новгор. Сев. 1679 г. Перевод у Толстого II, 26.

Опровержение Алкорана Магометова – Алкоран Магометов от когелета Христова разрушенный, изданный на польск. яз. в Чернигове 1688 г. Сочинение посвящено царям Иоанну и Петру Алексеевичам. Переводчик посольского приказа Гадзеловский перевел его на русский язык (Опис. рукоп. Толстого I, № 236).

в) Боги поганские, изд. на польско-русском яз. в Чернигове, в 1686 г. Сочинение посвящено царевне Софии.

3. Иоанникий особенно славился, и стоил славы своей как полемист. Никто с такою ловкостью и с таким знанием дела не обличал еще иезуитов, никто с таким торжеством не оставался победителем над ними, как Голятовский. Даже униаты спешили читать сочинения его.

а) Беседа Белоцерковская была первым и блистательным опытом полемики Иоанникиевой с иезуитами. В половине ХVII столетия иезуиты и униаты, на словах и на бумаге, разносили самые грязные хулы против восточной церкви, называли ее новою, ариянскою, схизматическою. «От Малороссийския церкви», пишет Гавриил Домецкий, в письме 1706 г., избраны были для ответов Фанатикам «известные богословы архиепископ Черниговский Лазарь да архимандрит Иоанникий Голятовский».

Беседа Белоцерковская составляет тот разговор, который имел Иоанникий в 1663 г. с иезуитом Пекарским в местечке Белая церковь. Предметом беседы было церковное священноначалие. Беседа издана была на польском языке, вместе с Скарбницею, в Чернигове, в 1676 г.; она помещена и в летописи Велички II, 42–76. Русский перевод Беседы остается в рукоп. библиотек Патриаршей, Софийской, Румянцева (№ 376. Опис. стр. 555).

б) Старая восточная церковь новой западной церкви показывает исхождение Св. Духа от единого Отца. Сочинение писано в опровержение двух сочинений: против сочинения Николая Циховича об исхождении Духа Св. от Сына (изд. в Кракове 1659 г.) и против книги иезуита бенед. Боймы – о власти папы и об исхождении Духа Св. (изд. в Вильне 1668 г.). Голятовский в сочинении своем 1) приводит положительные доводы относительно происхождения Духа Св. от Отца, доводы Св. Писания, учителей восточной церкви, учителей западных; 2) разбирает и опровергает доводы Римской церкви об исхождении Духа Св. от Сына, доводы, заимствуемые из Св. Писания, из учителей церкви, из постановления соборов, из разума; 3) в частности разбирает те места учителей, где текст поврежден или взят из подложных сочинений. Сочинение писано на польском языке и изд. в Новгороде Северск. 1678 г. 82 и 102 стр.

в) Ответ Римлянам на книгу их: Фундаменты веры (унии). Это ответ на книгу, писанную ловким архи-иезуитом Скаргою. Сочинение Иоанникия на польском яз. изд. в Чернигове 1683 г.

г) Души людей умерших, или исследование о состоянии душ по смерти на небе, в аде, и на мытарствах, с замечаниями против чистилища папистов и против мнения реформации о бессознательном сне душ; изд. на польско-русск. яз. в Чернигове 1687 г.

д) Алфавит еретиков, в предостережение православным, на польском языке, напечат. в Чернигове 1681 года, стр. 362.

е) Премудрость, совершающая в дому своем чудеса против Ариян и еретиков, изд. на польском языке в Чернигове 1686 года.

182. Лазарь Барановичь, ректор коллегии, с 1657 г. архиепископ Черниговский, † 1694 г. Опытом полемики его с иезуитами, к которой вызван он церковью, служит одно сочинение: Новая мера старой веры (Nowa miara starey wiary, w Nowgrudku, 1676, in 4., 354; Czernihow, 1679). Это сочинение, писанное против книги иезуита Боймы, о главенстве папы и об исхождении Духа Св. (изд. в Вильне 1668), разбирает оба спорные предмета: в первой части опровергает исхождение Духа Св. и от Сына; во второй рассматривает главенство папы. Сочинение его «О Флорентийском соборе», писанное по вызову патр. Иоакима 1688 г., отправлено было к патриарху при письме (Царского № 456 и 551; Румянцева № 97). Лазарь знаменит был особенно как проповедник и любил нравственные назидания. Собрания проповедей его: Меч духовный, напеч. в Киев. 1666, 1686 г. Трубы словес, изд. в К. 1674, 1679 г. Два слова его (одно похвальное цар. Иоанну и Петру, другое благодарственное) напечатаны отдельно, М., 1680 г. Назидательные сочинения: Жития Святых, на польском языке, напечат. в Киеве 1670 г. Стихами писаны: Плачь о смерти царя Алексея и приветствие царю Феодору, изд. в Киеве 1676 г. О случаях жизни человеческой, на польском языке, напечат. в Чернигове 1678 г. Надгробие митроп. Иосифу Тукальскому, на польском языке. в Лет. Велички, II, 384–388. Лира Аполлонова, на польском языке, изд. в Киеве 1671 г. «Наияснейшая Царица неба и земли Владычица, Матерь Мария», частью прозою, частью стихами, изд. в Чернигове 1683 г. По описи 1690 г. книгам Заиконоспасского училищного монастыря, значится книга «О пяти ранах Христовых», на польском языке, «творение Лазаря Барановича» (№ 195, 223, 236, 254; Временник Общ. ист. 7, 16). Окружные грамоты Лазаря (одна от 4 мая 1677 г., другая 1678 г., с увещанием к войне с турками) – в V т. Акт. зап. Росс. № 105. Письмо его к царю Алексею, при котором препровождал на рассмотрение Трубы словес – в Синод. библ. № 130 ; в Вестнике Европы 1828 г.; другое письмо к нему же – у Иванова, в Опис. архива, стр. 373–375. Письмо к цар. Софии 1682 г. – в Чт. Общ. ист. 1847 г. № 4.

183. Иван Дмитриевич Сирко, атаман Запорожского коша, получивший образование, по всей вероятности, в Киевской коллегии; гениальный воин, храбрый и сострадательный, правдивый и бескорыстный, умный и простосердечный, враг мусульманства и пламенный християнин. † 1680 г. Из писем его самые замечательные: а) к Дорошенку, от 1 окт. 1673 г., с резкими укоризнами за связь его с врагами имени Христова – магометанами, которая навлекла на Украйну одно опустошение (у Велички II, 343–345); б) к Крымскому хану 1679 г., писанное после того, как за коварное нападение хана на кош (ночью на Рождество Христово) Сирко заплатил открытым опустошением Крыма. Сирко показывает хану, каковы воины казаки, и советует хану подражать честности казаков (у Ригельмана II, 167–170; у Маркевича II, 265–267; III, 220–223). Другие три письма у Велички II, 394–396, 469–472, 492–493. Его подпись в Альбоме Погодина.

Даниила Перекрестовича известна книжка: «Дары Духа Св.», напечатанная в Чернигове 1688 г.

Антоний Радивиловский, в 1687 г. игумен Киево-Николаевского монастыря, писал «Поучения на господские праздники и воскресные дни». Сперва они изданы были в К., 1676 г., с именем: «Огородок Марии Богородицы» и с посвящением Богоматери. Во втором издании, К., 1688 г., посвящены они «Господу Создателю» и названы: «Венец Христов». Словарь считает эти два издания за два разные сочинения; но это ошибка его (Опис. Харьк. епархии, Харьк., 1852, стр. 67). «Орация» Антония Петру I у Толстого (II, № 220; I, № 329).

184. Адам Зерников, более чем кто-нибудь из современников его достойный уважения, но в свое время едва замеченный. Рожденный и воспитанный в лютеранизме, Адам сам по себе почувствовал недовольство лютеранизмом. Чтение книги Критопула: «Исповедание церкви Греческой», обратило мысли его к православной церкви. Главный предмет спора православия с Римом – исхождение Духа Св., обратил на себя все его внимание. Он посетил библиотеки Оксфорда, Кембриджа, Парижа и Рима, чтобы в древних и лучших списках отеческих сочинений видеть учение отцов о сем предмете. Следствием сего была полная уверенность в правоте церкви православной. Он прибыл к Лазарю архиепископу Черниговскому и объявил ему свое желание соединиться с православною церковью. Вместо устного отречения от лютеранства он представил на бумаге опровержение лютеранской веры. Затем гетман принял его с честию в Батурине, как хорошего инженера; но он, приняв иночество, занялся собранием разысканий своих по библиотекам. Около 1682 г. окончил он свой обширный трактат об исхождении Духа Св. от единого Отца. Это было сочинение образцовое, какого доселе не было и на востоке. «Около 20 лет пред сим обрел он отечество небесное, к которому был избран Богом у нас в Малой России»: так писал ректор Прокопович около 1713 года. Зерников почил в Батуринском монастыре, когда управлял сею обителью св. Димитрий; потому смерть его надобно отнести к 1691 г. (Ист. Русск. ц. IV, 144–146). Превосходный трактат его о Св. Духе, писанный на латинском языке, издан в двух частях архиепископом Самуилом Миславским в Кенигсберге, 1774, 1776 г. Перевод арх. Евгения Булгара на греческий язык, обогащенный множеством замечаний, издан в Петербурге 1797 г.

185. Варлаам Ясинский, по окончании учения в Киевской коллегии, учился еще в Краковской академии, и там, не смотря на препятствия, увенчан «философским колпаком»; 1669–1673 г. был ректором коллегии, потом игуменом Пустынно-Николаевским, с 1684 г. архимандритом Лавры, с 1690 г. митрополитом Киевским (Панегирик Яворского, писанный на избрание Ясинского в архимандрита Лавры, 1684 г.; сл. Опис. Рум. муз. стр. 526, 641). Скончался 1707 г. Окружное послание «ректора и игумена братского» с жалобою на бедствия братства издано во II т. Киевск. Пам. 256–266. Письмо к царям 1688 г. о Киевской Лавре изд. в Опис. К. Лавры, № 15, К., 1847 г., стр. 207. Его «Изображение дел Московского патриаршего собора» – в Синод. библ. Любопытное письмо его к гетману, с изложением мыслей по случаю подозрений патр. Иоакима против православия Малороссии, изд. в кн.: Св. Димитрий Рост., М., 1849 г., стр. 25–28. Письмо его к царям 1691 г. с жалобою на самоволия епископа Иосифа Шумлянского – в рукоп. (Опис. Соф. соб. 212). Письмо к патр. Адриану, 1693 г., где описывал он положение церковных дел на юге и испрашивал жалованную грамоту для коллегии – в Синод. библ. По его настоянию переведено на славянский язык и издано «Православное исповедание веры». Перевод издан 1696 г. М. 1702 г.

186. Андрея Бялобоцкого: а) «Беседа милости с истиною», писанная 1685 г. (вт. рукоп. Толстого II. № 283), по Словарю (I, 70) была напечатана в СПб. около 1750 г.; только Словарь ошибочно называет сочинителя Белоградским; б) О четырех вещах последних в четырех отделах, и пятый о суете мира; сочинение, писанное силлабистическими стихами (рукоп. Царского № 268). По всей вероятности, это тот самый Бялобоцкий, который был кальвинским проповедником в Слуцке, в 1681 г. явился в Москву с православным именем Андрея и хотел занять здесь место наставника в Академии; заподозренный Гавриилом Домецким, он не был принят в нее (рукоп. Моск. Дух. акад. № 68).

Трактат его «о безразличии церквей» и спор с Лихудами о времени пресуществления евхаристии были началом продолжительных тревог в Москве (Ист. Русск. ц. IV, 183–184).

Павел Негребецкий, воспитанник Львовского училища, писал: а) Донесение (19 мая 1681 г.) царю на Яна Белободского, обличая в нем кальвиниста; причем писал: «И прежде извещах князю Василию Федоровичу Одоевскому о едином постоянном, в философии и богословии ученом муже, Елисее Карабчикеевиче, игумене Добромысльском; такожде и тебе, великий государь, извещаю о том человеце, яко зело казнодей (проповедник) есть искусный, на его же поучения не токмо православные, но многие от римлян приходяще, чудишася. И в Великом ските (на Покутье – в Буковине) есть иеромонах имянуемый Гавалевичь, богослов и философ, и в состязании зело острый и православию великий ревнитель. Такожде в поучении оным подобный, ныне зело великий православия от ересей защититель, иже за веру и страдания даже до смерти страдаше, игумен Любленский Монастырский, иже аще будет годно твоему царскому величеству, желает зде твоему величеству и св. православной вере послужити. Еще же и ин тамо обретается, человек мирский, зельный благочестивые нашея веры поборник, Терновский» (рукоп. Моск. Дух. акад. № 68). б) Вероятно им же писан «Довод, яко учение и язык Еллино-Греческий наипаче нужно-потребный, нежели Латинский язык и учение», писанный пред открытием Греческого училища в 1681 г. Сочинитель указывает на св. Владимира, приводит свидетельства Поссевина, Липсия, Епифания Славеницкого; выставляет в пример Европейские университеты – Падуанский, Лондонский, Лейденский, Парижский, Пражский. «Хотя белоруссы и учатся латинским языком, скудости ради греческого, кроме Львова, что учатся гречески; однакож припоминати надобно, что малая часть из тех в унию не падают, а и те, что не падают, познаваются в них останки езувические; понеже езувиты не учат их высокими науками, покамест пред Богом не обещаются держати латинской религии» (рукоп. Моск. Дух. акад.).

187. Иоанн Максимовичь, воспитанник Киевской коллегии, в 1680 г. Печерский иеромонах, приезжавший в Москву с древними грамотами Лавры для утверждения их (Черткова Библ. II, 436); с 1697 г. Черниговский архиепископ, открывший в Чернигове первую семинарию; с 1712 г. митрополит Тобольский, благочестивый архипастырь. Скончался в 1715 г. Его Латино-Русский словарь в рукоп. (Толстого II, № 405). Прочие сочинения его нравственного содержания и почти все писаны стихами. Прозой писаны: «Нравоучительное зерцало», или изложение обязанностей начальников, напеч. в Чернигове 1703, 1708 г.; Духовные мысли, изд. в М. 1782 г.; Объяснение приветствия: Богородице Дево, стихами, изд. в Черниг. 1707 г.; Размышления о молитве: Отче наш, стихами, напеч. в Черниг. 1709 г.; Осмь евангельских блаженств, изъясненные в стихах, изд. в Черниг. 1709 г.; Алфавит святых, стихами, напеч. в Черн. 1705 г. Вероятно им же сочинен Синаксарь о победе под Полтавою, писанный стихами и напечатанный в Чернигове 1710 г. Переводы с латинского: Царский путь креста, изд. в Черн. 1709 г.; Богомыслие, изд. в Черниг. 1710, 1711 г.; Илиотропион, изд. в Черниг. 1714 г.

Антония, первого префекта Черниговского, известно «Зерцало от писаний» или размышление о страданиях Спасителя, изложенное в стихах и изд. в Черниг. 1705 г., вместе с 5-ю словами Златоустого. Вероятно, ему же принадлежит Сказание о св. писании, изд. в Черниг. 1705 г.

188. Афанасия Милославского, Печерского архимандрита († 1714 г.), Иероглифическая Ифика или нравственная философия в символах, напеч. в К. 1712 г.; СПб. 1718 г.

Макарий Оснецкий, иеромонах Черниговский, перевел слова св. Ефрема и беседы Златоуста на послания ап. Павла; в 1692 г. прислал он перевод к патр. Адриану и перевод остается в рукоп. Синод. библиот.

Афанасий Заруцкий, протоиерей Новгород-Северский, в 1717 г. посвятил свое толкование на евангелие Иоанна государю Петру; рукоп. в СПб. Дух. академии.

189. Иоасаф Кроковский, воспитанник Киевской коллегии, окончивший образование свое в Риме, 1693–1697 г. ректор коллегии, с 1697 г. архимандрит Лавры. Будучи игуменом ректором, отправлен он был митр. Варлаамом в Вильну, для устроения дел церковных. Из Вильны писали, что тогда как паписты все употребляют, чтобы расстроить православие, не только униты, но и кальвинисты желают соединения с православною церковью. Иоасаф успешно выполнил поручение митрополита Варлаама, и это обратило на него внимание Москвы. С 1708 г. он был митрополитом Киевским, и скончался в 1718 г. Его записки по богословию в рукоп. Киевской Лавры; обзор содержания их в Ист. Киевск. акад. стр. 69–74. Он сочинил акафист великомуч. Варваре, с ее житием и чудесами, нап. в Киеве 1698 г. Под его наблюдением издано толкование на 50 псалмов, К., 1707 г.; сказание о обретении мощей св. девицы Иулиании, К., 1705 г. При служебнике, К., 1708 г., его предисловие о евхаристии и литургии.

К его времени относятся любопытные сочинения: а) «Сказание о Риме и всей Италии, з некоторыми грады, в которых великии академии знайдуются» 1701 г.; б) «Сказание о рожненю (о различии) исповеди веры» Греко-Русской, Римской, Унитской, Лютеранской и Кальвинской (Толстого II, № 381).

190. Самуил Величко, писарь сперва у эсаула Кочубея, потом войсковой, написал Летопись, к сожалению не вполне сохранившуюся (изд. в К. 1648 г.). Сочинитель имел способы для составления верной летописи и Летопись его составлена совестливо. В ней помещено довольно сведений и документов, относящихся к церкви.

Леонтий Боболинский, постриженик Выдубицкого монастыря, иеромонах Черниговского Ильинского монастыря, в 1699 г. написал в Чернигове Хронику – сочинение более обработанное, чем Хроника Сафоновича (179). Сначала всемирная история до 1444 г.; далее о происхождении Оттоманской империи; за тем, отдельно, история Польши, Литвы и южной России. Самые любопытные известия касаются нападения турок на Чигирин. Извлечения из Хроники напечатаны в прибавлении к летописи Гребенки, К., 1854.

Летопись самовидца о войнах Хмельницкого и о происходивших после него междоусобиях 1647–1701 г., продолженная другим до 1734 г., в высшей степени любопытна как по содержанию, так и по языку, чисто малорусскому. Она изд. Общ. ист., М., 1847 г.

191. Иосиф Шумлянский, в 1667 г. посвящен был во Львовского епископа Греческим митрополитом, как и митр. Иосиф Тукальский, тогда уже заключенный в Мариенбург; но, по домогательству Львовского братства, ему противопоставлен был Польскою властью Евстафий Свистельницкий, которого посвятил в епископа Антоний Винницкий (Акт. зап. Росс. V, № 69,70,72,76); по смерти Свистельницкого, он признан был всею паствою за пастыря, и долго боролся с изуверством папизма; чтобы смягчить ненависть его против православия, он еще в 1673 г. тайно дал обещание принять унию; но наконец вынужден был в 1700 г. принять ее и открыто. (Величко II, 594; Доп. К иностр. Акт. № 79, 209). Скончался в 1710 г.

Ныне известны его: а) Обширное послание 1687 г. к епархиальному духовенству, с увещаниями добросовестно исполнять обязанности звания и жить благочестиво. Это послание напечатано было самим Иосифом в собственной его типографии во Львове 1687 г. и названо: «Метрика альбо реэстр для порядку церкви святой». Недавно издано оно в V т. Акт. зап. Росс. V. № 167.

б) Послание 1687 г. епархиальному духовенству о чествовании воскресных и праздничных дней, изд. в Акт. зап. Росс. V, № 169.

в) Письмо от 25 января 1701 г. к гетману Яблоновскому, где говорит, что принял он унию и просит защиты обижаемому священнику (Дополн. к иностр. Акт. стр. 200).

В типографии Шумлянского, кроме «Метрики», издана была только Псалтырь 1688 г. Затем Львовское братство выпросило повеление закрыть типографию его. Замечательно, что Львовское братство ссорилось со всеми епископами Львовскими и всегда усиливалось выставлять себя ревностным к православию, а в епископах своих подмечало каждое пятно. Но в 1704 г. увидело оно, что торговля его православными книгами и под фирмою православия более не обещает ему прежних выгод, и оно приняло унию.

192. Максим Плеско, иеромонах Киевского Флоровского монастыря, написал Летопись Малороссии по 1708 г. Выписки из нее у Маркевича V, 10–83, 92.

Григорий Гребенка, набожный судья Гадячский и пред смертию (в 1730 г.) Гадячский полковник, в 1710 г. сочинил весьма любопытную летопись «Небывалая брань Богдана Хмельницкого с поляками, неоконченная и 10 лет спустя по смерти Хмельницкого», описанная на основании «летописей и диариуша войны и показаний старожилов». События 1665–1709 г. описаны кратко, в хронологическом перечне; во прежде того каждое важное событие описано отдельно, с его началом и последствиями. Сочинение писано языком славянским, смешанным с южным народным, и издано в К. 1854 г. Это та самая летопись, которая у Маркевича называется, по владельцу, Писаревскою (Ист. Мал. V, 92).

***

б) Северные писатели

193. Иов, первый патриарх России, при самозванцах изгнанник, скончавшийся в Старицком монастыре 1607 г. Он написал службу преп. Иосифу Волокол., которая доселе печатается. Его две речи царю Борису, грамоты – одна об избрании Годунова на царство и другая по случаю войны с Отрепьевым (изд. во II т. Акт. эксп. № 1, 5, 8, 28) нисаны с живым одушевлением, пером красноречивым. В I т. Ист. акт. стр. 429–433 обширное послание к Грузинскому царю Александру, где пишет: «Слышим убо в вас церковь Христову разньствующу и попираему развращеньми... Господь наш Иисус Христос рече: ревность дому твоего снесть мя». Кто есть от благоверных и богоразумных, его же не подвиже жалость, зряще церкви мятущияся и видя виноград Богом насажденный, его же обимают вси мимоходящии путем и поедает его инок (чит. юнок) дивий злохитрьством и никтоже может стати противу ярости его, скудости ради духовные...» В рукоп. Синод. библ. два обширные поучительные послания в Грузию. Грамота его к Константинопольскому патриарху – в XII т. Др. вивл. Духовное завещание с подробным описанием своей жизни – во 11 т. Собр. гос. грамот. Подпись – в Альбоме Погодина.

Игумен Антоний, при царе Борисе описал жизнь преп. Нила Столбенского († 1555 г.). См. Царского № 107; Толстого II, № 232.

Около того же времени написано житие преп. Макария Унженского, и вероятно в 1594 г., когда строителем обители, по воле царя Феодора, определен боярский сын Давид Хвостов. Самый старший список жития, из известных ныне, писан в 1602 г. (Царского № 743).

194. Варлаам, из архимандритов Чудова монастыря митрополит Новгородский 1594–1604 г., писал увещание Валаамским старцам в Дымский монастырь – не нарушать Валаамского устава (Ист. Акт. I, стр. 236). Его распорядительные грамоты изданы там же, стр. 231–235, 237–241, 244.

Иона Думин, с 1589 г. из архимандритов Путивильских архиепископ Вологодской, в 1598 г. подписался под грамотою об избрании царя Бориса, а в 1600 г. был на соборе об установлении празднования преп. Корнелию Комельскому, причем подтвердил верность сведений о чудесах преподобного (А. э. II, № 7, 222). Он писал похвальное слово благоверному князю Александру Невскому: «Всех произволяющих Бог спасти желает». Здесь скрыл он имя свое в анаграмме (Зап. Археолог. Общ. III, 149; IV, 141). Без сомнения. Им же исправлено было описание жития благоверного князя Невского, сочиненное бедным Василием (§ 127). Его список сочинений Максима Грека, всего 82, с замечанием: «писана сия книга Максим Грек с добрых переводов (списков), а трудов и потов много положено, как правили сию св. книгу» – у Царского, № 241, 242.

195. Нифонт, постриженик Антониева монастыря, просил и упросил царя и патриарха открыть мощи преп. Антония Римлянина, дотоле почивавшие под спудом, и в 1598 г. описал в Сергиевой Лавре чудеса преп. Антония 1678–1697 г., тогда как чудеса 1648–1678 г. описаны уже были прежде (Царского № 133, 128; Румянцева № 158). Описание Нифонта любопытно и по рассеянным в нем историческим и топографическим сведениям. Усердный Нифонт написал и похвальное слово преп. Антонию. Вероятно, им же написаны: а) проречение преп. Варлаама о мразе и воспоминание о том, установленное при царе Борисе; б) воспоминание о св. Ионе архиеп. Новгор. и повесть о чудесах его, с службою; в) повесть о братьях Алфановых. Эти сочинения помещены подряд с Нифонтовым описанием чудес преп. Антония – у Румянцева № 154, 158.

196. Гермоген, архимандрит Симоновский, митрополит Казанский, с 1607 г. патриарх, муж твердости непоколебимой, замученный поляками в 1612 г. По отзыву летописи, он был мудрословесен, «в божественных словесех присно упражнялся и вся книги ветхой и новой благодати и правила законные до конца извыче». Ныне известны: а) Повесть его «о Казанской иконе Божией Матери» с службою писан. в 1594 г. (рукоп. Царского № 115). б) Житие св. Гурия и Варсонофия Казанск. (рукоп. Царского № 136; в Библ. Общ. ист., № 43) . в) Послание к патр. Иову 1591 г. с просьбою дозволить поминать убиенных при взятии Казани и замученных от татар, с историческими сведениями о последних (изд. в опис. Зилантова монастыря, Казань, 1840 г.). г) Сборник Гермогена, писанный в 1598 г. (Библ. Общ. ист. № 190), замечателен по чинам о принятии в церковь латинян, магометан и пр. д) Патриотические грамоты его дышать пламенною любовью к отчизне и св. православию. Они просты и сильны, ясны и исполнены ума евангельского. Без сомнения, их писано было много. Из известных доселе две грамоты посланы были (29–30 ноября 1606 г.) к одному и тому же Ростовскому митрополиту, и в обеих патриарх говорит об одном и том же – велит молиться и умирать за царя в борьбе с врагами отчизны; в обеих описывает гибель первого самозванца, избрание законного царя и прославление царства чудесами от мощей царевича; но во второй подробно описывает борьбу тверитян и смольнян за царя (А. э. II, № 57–58). Из двух грамот, писанных в феврале 1609 г. во время волнения, возникавшего в самой Москве против царя Василия, стоит привесть начало одной, чтобы почувствовать силу духа великого пастыря: «Бывшим братиям, ныне же и не ведаем, как назвати вас, понеже в ум наш не вмещается сотворенная вами. Кто о сем не удивится? или кто не восплачет»? и пр. (II, № 169). Вторая из этих грамот очень обширна. Кроме того изданы: аа) прекрасная речь его на коронование Шуйского (у Галахова в Ист. христом. I, 364–366); бб) воззвание ко всему Русскому народу о беззаконном сведении с престола царя Василия Иоанновича (там же, стр. 373–375); вв) грамота к королю Сигизмунду, где пишет: «Даруй нам сына своего, его же возлюби и избра Бог в цари, в нашу православную греческую веру, – ее же апостолы проповедаша, ее же святии отцы утвердиша, – ее же вси православнии христиане неблазненно и крепко содержаша и яже по се время красуется и светлеет и сияет и. яко солнце» (там же, стр. 370–373); гг) краткая грамота о не признавании сына Марины Мнишек государем (Акт. эксп. II, № 194). с) В одной из грамот 1609 г. патриарх пишет: «и то чудо записали мы в летописцех» (Акт. эксп. II, 390). И так, современные знаменитые события вносил он в летопись. Если не им, то по его распоряжению написано житие царевича Димитрия Угличского.

197. Преп. Дионисий, архимандрит Сергиевой Лавры, оберегатель православной отчизны и Лавры от ляхов († 1632 г.). Он: а) в 1616 г., по грамоте царя, занимался исправлением Требника, и за исправление книги в 1617 г. подвергнут суду и осуждению (соборное постановление о прилоге «и огня» у Толстого III, № 74). Шесть недель держали преподобного в дымной избе, томили голодом, били и подвергали эпитимии с лишением сана; но потом оправдан он патриархами. Речь его с оправданием об исключении из требника слова: и огнем... в рукоп. До какой степени несогласны были между собою требники того времени, любопытные могут видеть и из сличения трех требников Царского, современных Дионисию, которых содержание показано Строевым (Опис. № 617–619). б) Симон пишет о преп. Дионисие: «многи епистолии архимандрит во время кровопролития христианского по градом посылал, сего Иоанна (Наседку) способника себе имея на то, многи доброписцы придав тому». Наседка пишет к келарю Симону: «в тех грамотах болезнования Дионисиева о всем государстве Московском бесчисленно много. И буде изволите вы, государи, разума его искати: то в тех его посланиях не токмо под Москвою, но и во многих городах воеводам и всяких чинов многим людям подкрепление мужества от его совета и разума великое бывало». (Житие Дионисия, М.. 1824 г., стр. 40–49). К сожалению, из этих грамот доселе отысканы и изданы только две (А, э. II, № 190; Собр. грам. II, 577). Но к числу их надобно отнесть и послание Лавры, призывающее к любви князей Трубецкого и Пожарского, взятое из архива Лавры (т. II, № 219); это одно из посланий, писанных, по словам Наседки, под Москву. Оно писано живою и глубокою любовию; оно говорит о христианской любви, как только может говорить о ней сердце испытанное в любви и знающее по опыту любовь. Это образец христианского красноречия.

198. Арсений Глухой, из Селижарова, инок Сергиева монастыря, вместе с преп. Дионисием занимавшийся исправлением требника и страдавший за то. Послание его к боярину Салтыкову в рукоп. Толстого II, № 264–269. По предисловию его к собранию праздничных канонов и по предисловию же к каноннику видно, что он и по окончании печальной истории о требнике усердно занимался исправлением богослужебных книг. В предисловии к каноннику (Сергиевой Лавры № 48) он написал: «Инок Арсений Селижеровец написал сию книгу... писал с разных переводов (списков), а в иных обретох многа неисправлена, паче же в тех, яже суть в Русстей земли составлены службы и каноны неискусными творцы грамматическому учению, и елика возможна моему разуму, исправлял». В предисловии к праздничным канонам (Сергиевой Лавры № 3) говорит: «Писал с разных списков, тщася обрести правая, и обретох в списках иных многа неисправлена». Далее говорит, что пособия ему доставляли – богатая библиотека Лавры и ее библиотекарь Антоний, «православен, божественная писания чтый и по премногу тщателен ко исправлению сих. Немало потрудился в сих аз многогрешный Арсений». Вероятно ему принадлежат: а) «Краткая грамматика и словотолковник, составленные в начале XVII в. (Рум. муз. № 1),так как Арсений глубоко чувствовал нужду в знании грамматики и значения слов; б) «Алфавит, како речь говорити или писати» (нап. в XII прилож. К Иоанну экзарху Калайдовича): «Ци богоночтенного... царя и государя нашего, великого князя Феодора Ивановича... и прежде бывших царей и цариц под взметом пиши».

199. Антоний Подольский, или из Подолья, образованный инок, писал: а) «назидательное слово о пьянстве (Царского № 415); б) о небесном царстве и славе святых (Медведева); в) по случаю спора о исправлении молитвы водоосвящения писал: «о огне просветителном».

200. Аврамий Палицын, в мире Аверкий Иванович, в 1584 г., подвергшись опале, сослан был в Соловецкий монастырь и там пострижен; в 1594 г. прислан в Троицкую Лавру, с 1608 г. келарь ее, в 1609 г. во время голода снабжал бедных хлебом Лавры и во время осады Москвы доставлял из Лавры свинец и порох осажденным. По низложении царя Василия отправлен в числе послов к Сигизмунду; в конце 1610 г., возвратясь в Москву, нашел ее отданною ляхам, а бояр – в раздоре, и принял живое участие в страждущей отчизне. По изгнании поляков Аврамий удалился в Соловецкий монастырь «на свое обещание», и там скончался 1624 г. Он описал события 1598–1613 г. с одушевлением и с точностью историка. «Бывшю ми паки в дому живовачальные Троицы слышах бывшее великое заступление и помощь над враги и чудеса преп. Сергия и Никона... и испытах вся подробну с многим опасением, пред многими свидетели оставшихся иноков святолепных и доброрассудительных и от воин благоразумных и от прочих христиан и написах сия о обстоянии монастыря Троицкого, вся по ряду, елико возмогох». О некоторых происшествиях, особенно о чудесах, он получал письменные рассказы свидетелей (см. гл. 27–28, 84). В одном только упрекал его современник и очевидец событий – Наседка, в том, что о себе самом, о своем участии в спасении отчизны, говорил он более чем дозволяла строгая правда (Житие преп. Дионисия). В списке библ. Общ. ист. № 84, послесловие книги говорит, что она окончена в 1620 г. Книга Аврамия издана под названием «Сказание о осаде Троицкого монастыря», М., 1784 г., и потом много раз. По рукоп. она называется то «Историею в память предъидушим родом» (Библ. Обш. ист. № 83–85), то книгою «Осадное сиденье Троицкого Сергиева монастыря» (Опись книг Лавры 1642 г.), то Историею о разорении Московской земли, начавшемся с 1584 г. (так у Медведева в Оглавлении книг). Заметим, что изданное в XVI ч. Временника Общ. ист. «Сказание о самозванцах из Хронографа» только по началу (стр. 81–107) принадлежит неизвестному компилятору, переделавшему повесть по своему; все же прочее (стр. 108–146) буквально взято из Сказания Аврамиева, где составляет главы 51, 62–85.

201. Филарет, в мире Феодор Никитич Романов, с 1605 г. митрополит Ростовский, с 1610 г. девять лет томившийся под стражею у Сигизмунда, к которому отправлен был послом; 24 июня 1619 г. поставлен в патриарха патр. Феофаном, и с того времени, управляя церковью, помогал сыну царю управлять государством. † 1633 г. В Актах экспед. 11 грамот его (III, 170–173, 176–178, 196–200, 212–213, 227–228, 240–242, 256, 257–261, 275–277, 284–336). В одной предписывает он отобрать и прислать для предания огню Устав, изд. М. 1610 г., «для того, что те уставы печатал бражник чернец Логин не по отеческому преданию, своим самовольством». В Акт. ист. его грамоты: благословенная (II, 136), указные (111, 230, 319–320), Поучение (IV, 12). Об исправлении церковных книг при нем см. Ист. Русск. ц. IV, 210–212. Соборное деяние патр. Филарета 1620, дек. 16, об Ионе Сарском митрополите, с определениями о перекрещивании латин и белоруссов, изд. в Иноческом Потребнике 1639 г., где составляют они 14-юглаву, и в Мирском Потребнике 1639 г., где содержатся они в 40-й главе и состоят из 21 статьи. Правила о нерекрещивании латин отменены патриаршим собором 1667 г. и решением Констант. патр. Иеремии, 1718 г. Против мнения о крещении в 1625 г. подавал самому патр. Филарету любопытное возражение немчин францибсков (Царского № 461). Под надзором патр. Филарета сочинена и в некоторых местах рукою его исправлена «Повесть о бывших после царя Бориса до 1613 г. замешательствах», изд. М. 1837 г. Из переписки патр. Филарета с царем (изд. М. 1848 г.) стоит внимания письмо от 3 сент. 1619 г. о чудесах, последовавших от нового Чудотворца преп. Макария Унженского (№ 18, 20–22).

202. Сергий, Соловецкий иеромонах, в 1610 г. описал житие преп. Романа Угличского; немного позже – житие преп. Паисия Угличского (Толст. II, № 226), а в 1633 г. – сказание об Иоанне и Логине Яренских (Толстого II, № 268).

Александр, инок Ростовского Борисоглебского монастыря, описал жизнь пр. Иринарха Ростовского († 1616 г.), с которым он жил 30 лет. Это описание содержит в себе любопытные сведения о делах ляхов. Несколько выписок из жития напеч. в Библиограф. разысканиях, М., 1846 г., стр. 62–68, и в Описан. святыни Ростова, стр. 63–67. Чт. М. Общ. ист. I 847 г. № 2.

203. Илия, игумен Моск. Богоявленского монастыря, известен замечаниями 1622 г. на учительное Евангелие Кирилла Транквиллиона и по спору с Лаврентием Зизанием (§ 161) о катихизисе последнего и по изданию сего катихизиса (М. 1627 г.).

Спор сей, продолжавшийся три дня в присутствии князя Ивана Черкасского, и описанный частью в предисловии к катихизису, полнее в рукоп. Толстого II, № 226, показывает, что Илия не столько ясно понимал учение св. веры, чтобы не увлекаться мнениями времени. Он произносил неодобрительный суд и над учительным евангелием Кирилла Транквиллиона (Царского № 397). На рукописном евангелии 1537 г. (Синод. библ.) написал он: «По приказу патр. Кир Филарета, велено проходити и смотрити печатных книг справщиком, Богоявленскому игумену Илие с товарищи, сие письменное евангелие с печатным переводом... Сие евангелие противо печатного переводу не сходно во многих статиях и недописок в нем добре много... И для того сему письменному евангелию впредь ни в которой церкви на престоле не быти». Патр. Филарет, подтверждая это решение, присовокупил: «да и списывать с него не давать». Вот как составилось строгое определение о книге, которая на деле оказывается более исправною, чем многия другие Справщик не справлялся с греческими списками, ни с древними славянскими, и не думал поверять печатного евангелия теми и другими; напротив, для него недавнее печатное славянское евангелие было правило непреложное.

Князь Симеон Шаховский, содержавшийся в Чудове монастыре, писал: а) похвальные слова – свят. Петру, Алексию и Ионе, преп. Прокопию и Иоанну Устюжским, и канон Московским чудотворцам (Москвит. 1851 г. № 6 и 8); б) повесть о св. царевиче Димитрие; в) послания (до 20), в том числе послание к шаху с благодарностию за ризу Господню (в Синод. библ.); г) записки о своих несчастиях 1601–1649 г. (Общ. ист. № 227); д) летопись о царях Иоанне Васильевиче, Борисе и Михаиле Феодоровиче (рукоп. Царского № 501).

Феодор Гозвинский, переводчик Посольского приказа, перевел в 1609 г. Тропник папы Иннокентия (Библ. Общ. ист. № 268–269; Царского № 417; Опис. Рум. муз. 540) и Езоповы притчи (Библ. Общ. ист. № 115). Вероятно ему же принадлежит Езопово житие (Царского № 448).

204. Летописи и записки: а) Повесть о самозванцах, оконченная современником на событиях 1613 г., потом продолженная до вступления царя Алексея на престол (изд. в 16 ч. Временника Общ. ист.). Новый летописец, оканчивающийся 1629 г., изд. кн. Оболенским, М., 1853 г., дополненный вставками – в 8 ч. Никоновой летописи, с продолжениями – известный под именем летописи о мятежах, М., 1788 г. б) Ивана Тимофеева, дьяка митрополита Новгородского, Временник с царя Иоанна Васильевича до 1618 г. в) Летописец Архангельской, оканч. 1598 годом (изд. М. 1718 г.). г) Строгановская летопись о Сибири, составленная около 1600 г. (Царского № 245). Саввы Есипова, дьяка митрополичьего, Сибирский летописец, писан. 1636 г. (Царскаго № 425, 416). д) Повесть об осаде Пскова Густавом 1615 г. (Собр. лет. V, 66). Повесть об отступлении Пскова от царя (Собр. лет. V, 66–72). Слово – «како избави град Устюжну от безбожных Ляхов и Немец» в 1609 г. (Румянц. № 378). е) Василия Гагары хождение 1634 г. в Палестину и Александрию (изд. Сахаровым, в II т. Сказаний, и в X кн. Временника Общ. ист. М. 1851 г.). Василия Тюменца записки о посольстве в Мунгалию к Алтын-Хану (Царского № 245). Ивана Петлина описание (1620 г.) мест пограничных с Китаем и лежащих по р. Оби (изд. в Сибирском Вестнике. СПб. 1818 г.). ж) Богдана Лыкова перевод с латинск. (в 1633 г.) Космографии Меркатора. з) К 1627 г. относится возобновление Большого чертежа и Книга или описание мест, показанных на чертеже, или на карте (изд. Языковым 1838 г., Спасским 1848 г.). В сочинении Descriptio geografica transitus in Chinam et Japoniam ducti, ex officina Hesselii Gerardi, Amsterodami, 1613, помещено описание Сибири, ее рек и дорог, и автор описания Яков Мааса говорит, что он не только разговаривал о Сибири с москвитянином, посещавшим Сибири, но получил от него и карту. Тот же Мааса говорит о себе, что он был в Москве при Борисе Годунове и собирал географические сведения. На карте Гесселя выгравированы слова: «Феодор, сын Бориса Годунова». Гесселю не для чего было ставить эти имена; но Мааса, бывший в Москве, имел причину оставить эти имена на карте; иначе сказать, Мааса достал карту России и передал ее Гесселю. На карте Северной России, изданной самим Маасою, написано: Isaac Masa Herlem(ensis). Так Большой чертеж, которого доселе не отыщут в России, улетел за границу.

205. Биографы: Каллистрат Осорьин, Муромский губной староста (1625–1640 г.), сочинил житие преп. Иулиании Лазоревской и повесть об Унженском чудотворном кресте (Царск. № 129; Толст. II, № 303); Иларион, игум. Калязинский (1640–1642 г.), описал житие преп. Иринарха Соловецкого † 1624 г. (Царск. № 744). Около того же времени сочинены жития: преп. Тихона Лукомского (Толстого III, № 85) и Евфросина Синозерского († 1612 г.). Житие преп. Кирилла Новоезерского († 1532 г.) и чудеса известны по рукоп. XVII в., где последнее чудо относится к 1620 г. (Царского № 126, 682; Толстого II, № 123, 249). Около 1640 г. иером. Адриан составил житие Ферапонта Монзенского (Царского № 118). Думный дьяк Иван Граматин до 1626 г. составил сказание об иконе Знамения Богородицы. Иаков священник, бывший с послом в Крыму 1634–1635 г., написал о мощах неизвестного святого, почивавшего тогда в Инкерманском храме (изд. в Зап. Одесск. Общ. ист. II, 685–692). В 1641 г. описаны чудеса Красноборского образа Спасителева (Царского № 396).

206. Киприан, Хутынский архимандрит, с 1620 г. Сибирский митрополит, с 12 декабря 1625 г. митрополит Крутицкий, а с 1627 г. Новгородский, † 1635 г. В Сибири прославился он обращением многих к христианской вере и обузданием развратных по жизни. В Сибири же он составил Записки о походах Ермака и его товарищей. Но рукоп. известна духовная грамота его (Собр. летоп. IV, 179; III, 188). Изданы распорядительные грамоты его, между прочим об отобрании устава, печатанного уставщиком Логином (А. э. III, № 186, 221, 228, 333), и переписка его во время сношений Новгорода с Швециею (Доп. к ист. Акт. II, № 13–15).

207. Василий Бурвец-Протопопов, подъячий патриаршего двора, написал «Букварь языка Словенска», М., 1634, 1637; в Клинцах 1781 г. В начале предисловие Бурцева стихами; после азбуки, изложение кратких ответов о вере; затем «сказание, како состави св. Кирилл философ азбуку»; в конце послесловие Бурцева. Бурцев занимался печатанием: часослова 1633, 1638 г., служебника 1637 г., апостола 1638 г., псалтыри учебной 1634, 1640 г., следованной 1637 г., шестоднева 1640 г., канонника 1636, 1641 г., учительного евангелия 1639 г., потребника 1640 г. Издания Бурцева отличаются особенным шрифтом. При каждой книге есть послесловие Бурцева; но ни в одном не сказано, что издания поверялись кем либо. Всего более замечателен по содержанию канонник его. Вероятно, ему же принадлежит Арифметика 1645 г. (Известия Акад. IV, 199).

208. Иоанн Наседка иначе Шевель, священник, – лицо замечательное. Указом 1616 г. предписано было священнику Иоанну, тогда бывшему в Клементьевой слободе Сергиева посада приходским священником, участвовать в исправлении требника. Он и участвовал в поправках. Но когда в Москве очень худо приняты были преп. Дионисий и Арсений с их добросовестным трудом, Наседка умел отклониться от ответов и спокойно возвратился в дом. Так писал о нем Арсений. Только тогда, как Филарет принял участие в судьбе преп. Дионисия, Наседка явился в Москву с оправданием делам Дионисия, и его сделали тогда ключарем Успенскаго Собора. С этого времени он является лицом близким к правительству. В 1622 г. он, вместе с игум. Илиею, пересматривает Транквиллионово учительное евангелие (Царского № 398); в 1644 г. ведет спор с пастором принца Вольдсмара. Известны: а) Записки его о жизни преп. Дионисия (нап. в жит. Дионис., М., 1824 г., стр. 43–54, 56–83). б) Речь к патр. Филарету, в 30 главах, в защиту поправок; обличение Антонию Подольскому о огни просветительном, в 35 главах; изыскание о прибавке «и огнем» в 40 главах (Синод. рукоп. № 298). в) Записки о прении с пастором (Библ. Общ. ист. № 13; Царского № 398; Румянц. 207–208) писаны были им же. В описи патриаршей казны 1658 г. показана: «Тетрадка прения ключаря Ивана Наседки с королевичем Вольдемаром» (в XVI ч. Временника Общ. ист.стр. 101). Но присоединенная к прению (Царск. № 398) повесть о несостоявшемся браке царевны написана, кажется, кем-то другим: «написася в 1642 г. монахом», а не «ермонахом». г) «Изложение на Лютера» написано «1642 г. рукою многогрешного попа Иоанна». Книга состоит из 47 глав и частью взята из сочинений Захария Копыстенского, с переложением Малороссийского наречия на Церковно-Славянское (Царского № 394, 690; ср. № 392; в Библ. Общ. ист., список 1644 г. № 195). По списку Бередникова, можно полагать, что это сочинение, переменив кое-что, готовили к печати (Изв. Акад. IV, 199).

Ко времени патр. Иосифа относится Русское сочинение «Сын церковный», или «Сказание нужнейших обычаев научение православные християнския веры, новопросветившемуся зело потребно», во 100 главах, с таким началом: «Ивану, рабу новому в чадех, сыну церковному» (Царского № 390, 401, 606; Библ. Общ. ист. № 214).

209. Симон Азарьин, келарь Сергиевой Лавры, а) описал житие преп. архим. Дионисия, у которого жил в келье, и написал Канон ему (рукоп. Синод. библ. И Сергиевой Лавры, нап. в М. 1824 г. и много раз); б) в 1645 г., по воле царя Алексея, писал записки о новых чудесах преп. Сергия (рукоп. Моск. дух. акад.); а в 1647 г. в первый раз напечатано им житие преп. Сергия, описанное Епифанием, дополненное Пахомием, и потом самим Симоном. Любопытное предисловие его к описанию новых чудес, напеч. в 10-й кн. Временника, М., 1851 г. Здесь между прочим говорить он о заведывавших типографиею, что они произвольно изменили многое в его описании чудес Сергия.

210. Никон патриарх, великий святитель, с 1648 г. митрополит Новгородский, с 25 июня 1652 г. патриарх, правивший церковью столько же твердо, сколько умно и снисходительно, но крамолами честолюбия и суеверия лишенный доверенности царя, 12 декабря 1667 г. лишен и сана, впрочем погребен как патриарх 1681 г. (см. Ист. Русск. ц. IV, 39 73, 155–157, 220–241). Доказательством любви его к просвещению служит и то, что он купил много книг в Новгороде на свои келейные деньги (Временник Общ ист. ч. ХVI, стр. 133–134). кроме тех, которые куплены на востоке на счет патриаршей казны (там же, стр. 117–131).

Сочинения его: а) о перенесении мощей св. Филиппа – письмо к царю и два донесения, изд. в Переписке царской, стр. 301, 324, 325. М. 1851 г. б) История исправления книг с соборными деяниями, напеч. в Скрижали. М. 1656 г. в) Окружная грамота о принятии мер против заразы, напеч. в М. 1656 г. и в Древн. вивл. VI, 162–182. Об опустошении Москвы моровою язвою письмо патр. Никона к царю, от 4 Февр. 1655 г., издано между письмами государей № 386, М., 1851 г. г) Несколько других писем к царю – там же, 383–385, 387–388. Они – печать души великого Никона, всегда строгого подвижника. Самое замечательное из писем его то, которое писал он пред своею кончиною из Кириллова монастыря к братии Воскресенского монастыря. «Ведомо вам буди, что я болел болезнию тяжкою и уже не могу встать с одра, а лежу, как Иов, на гноищи своего смрада. Была когда то милость великого государя, и писал он ко мне, что хочет взять меня отсюда из заточения по вашему прошению; и доселе не совершилось это дело, нет милостивого указа его; придется умереть мне здесь нечаянно. Пожалуйте, чада мои, не помяните моей грубости; попросите еще о мне великого государя, не дайте мне погибнуть напрасною смертию. Уже близок конец жития моего. А каков я, подробно расскажет вам о том Иоанн, свидетель моей скорби». д) Поучение священному чину остается неизданным (Опис. рукоп. Царского. стр. 814). с) Возражения Паисию Лигариду и боярину Стрешневу остаются в рукописях, между прочим в Воскресенском монастыре (№ 110). Бакмейстер сделал извлечение некоторых мест из Возражений (Beytrage zu Lebensgesch. D. P. Nicons, Riga, 1788). Ответ Никона писан уже после того, как отправлен в Константинополь посол и после дела по доносу Бабарыкина, следовательно не прежде 1663 г. Это обширное сочинение показывает в Никоне изумительное знание церковных правил. При всем том, что писано оно в неспокойном духе, человеком, которого до крайности раздражали интриги и наглости мелких душ, оно носит на себе печать светлого и обширного ума. Грамота к Константинопольскому патриарху, не достигшая своего назначения, заключала в себе описание отношений к нему светских властей, и во многом сходна с Возражениями. ж) Летопись, известная под именем Никоновой, или по Никонову списку, подписанная рукою Никона в 1616 г., без оскорбления правды, может быть названа сочинением Никона. Эта летопись составлена при пособии множества тех рукописей, которые собирал Никон в Москву для исправления книг и брал с собою в Воскресенский монастырь, особенно летописей Новгородского Софийского собора. В ней сохранены драгоценные сведения о древних временах, взятые из рукописей, ныне утраченных. Она имеет свой особый характер, как сочинение, а не компиляция. Рассказ ее отличается живостью и одушевлением. Летописные сведения дополнены посланиями, поучениями, биографиями. Повествования ее оканчиваются 1630 годом. Она издана в 8-ми частях, СПб., 1767, 1792 г., но небрежно. з) Из распорядительных грамот патриарха Никона (изд. в Акт. эксп. IV, № 60, 65, 69, 71, 73, 81, 86, 87, 88, 99, 107; Ист. Акт. IV, № 71, 103, 107, 109, 113, 126,156,177) самая замечательная с разрешением для виновных пред ним бояр изд. у арх. Аполлоса в Жизни патриарха Никона, М., 1845 г.).

Достойна внимания и грамота о Крестном монастыре, изданная в М. 1656 г. в Ист. иер. IV, 831–860.

211. Мисаил, в 1651 г. из иеромонаха архиепископ Рязанский, просветитель мордвы, убитый за ревность свою в 1655 г. В грамоте к патриарху Никону писал он, что им крещено татар и мордвы до 4000 человек, и испрашивал у патриарха благословения вновь отправиться на апостольский подвиг (Грамоты Рязанские. СПб. 1845).

212. Макарий, митрополит Новгородский 1652–1663 г., подписавшийся под определениями соборов 1654–1656 г. об исправлении книг, писал грамоты о наблюдении за церковным благочинием (Ист. акт. IV, № 87, 99; Акт. эксп. IV, 331).

213. Арсений Суханов, строитель Кремлевского Богоявленского монастыря, принадлежавшего Лавре. «Лета 7157 (1649 г.) мая в 9 день, по государеву цареву и великого князя Алексея Михаиловича всея России указу, и по благословению великого господина св. Иосифа, патриарха Московского и всея России, велено Троицкого Сергия Богоявленского монастыря строителю старцу Арсению Суханову ехати в Иерусалим для описания св. мест и Греческих церковных чинов» (Проскинитарий). Это было тогда, как патр. Иосиф, вразумляемый митр. Никоном, почувствовал, что люди, которым доверил он печатать церковные книги, употребили во зло доверие его, и внесли в книги мнения и обряды, вовсе не принадлежащие православной церкви. При таком положении дел сочли нужным собрать сведения об обыкновениях и обрядах восточных на востоке. Арсений выехал из Москвы 10 июня; но с дороги два раза возвращался в Москву, и только 28 февраля 1651 г. отправился на восток. В Россию возвратился он в июне 1652 г.; следовательно он пробыл в восточном путешествии год и три месяца. Записки Арсения о его путешествии заключают в себе три части: в первой: статейный список – описание путешествия, когда где был; вторая: о граде Иерусалиме – описание святых мест; третья: тактикон, «како греки церковный чин и пение содержат». В списки Арсениева Проскинитария внесены раскольниками дополнения и перемены ко вкусу вражды их против православия. Арсений и сам не был в состоянии отличить, что в современных обыкновениях востока зависело от тяжких обстоятельств церкви, страждущей под гнетом и мечем магометанства; и нерассудительно осуждал Иерусалимскую церковь за маловажные особенности или за беспорядки частных. лиц. Патриарх Паисий присылал в Москву жалобу на него к царю за дерзкие и грубые отзывы которые позволял он себе делать в Иерусалиме. Верную оценку Проскинитарию его делал Саровский иеромонах Мелетий, поверявший их на месте (Путешествие в Иерусалим, М., 1798 г.). Часть Проскинитария издана Сахаровым (т. II Сказаний Русск. народа. СПб. 1842 г.). Обозрение Проскинитария у Муравьева (в предисловии к 4-му изд. Путешествия его, стр. 38–73). Сеятели раскола сочинили прение соборного старца Арсения с Греки в 158 году, несходное впрочем по спискам. Это прение писано не Сухановым. В предисловии его сочинитель говорит: «Дивную оную повесть предлагаю оного соборного великого старца Арсения. Повелением царевым посылан дывный оный муж старец Арсений в Иерусалим». После того понятно, что в прении говорят от лица Арсения, что только хотелось говорить суеверу сочинителю, и чего никак нельзя согласить с Проскинитарием Арсения и с историею. С такою же невежественною дерзостью раскольники испортили разными вставками и Проскинитарий Арсения. Более благотворно было для св. церкви второе путешествие Арсения на восток. 1654 г. царь и Никон отправили Арсения на Афон для приобретения греческих книг. Арсений привез с собою более 500 рукописей (предисловие к служебнику, М., 1655 г.). Из одного Иверского монастыря получено Арсением до 150 книг (Черткова Библ. II, 434–435). В описи 1658 г. показано 396 сочинений, приобретенных Сухановым на счет патриаршей и царской казны, которые царь велел отослать к Никону в Воскресенск (Временник Общ. ист. ч. XVI, стр. 117–131). После они поступили опять в патриаршую библиотеку (Евфимиева опись книг патриарших, изд. Ундольским, М.. 1847 г.). Челобитная Арсения о вознаграждении потерь его в IV т. Ист. акт. 180–181.

214. Игнатий Иовлевичь, образованный Полоцкий архимандрит. Известны его: а) отзыв о деле патр. Пикона 1660 г.; б) речи царю. То и другое напечатано в III т. Русск. Вивлиофики.

Иона, иеродиакон Сергиевой Лавры, 1649 г. отправясь из Москвы вместе с патр. Паисием, в 1651 г. совершал путь в Иерусалим и составил записки о своем «путешествии» по святым местам (изд. Сахаровым во II т. Сказаний стр. 161–168).

Серапион, из игуменов Толгского монастыря архиепископ Суздальский 1634–1654 г., пастырь деятельный (ключарь Феодор о Суздале во Врем. Общ. ист., книги XXII стр. 34, 56, 116, 117, 122, 124, 141. Акт. эксп. III, 436; IV, 482). Его писания: а) Грамота 1636 г. в Покровский монастырь о выборе игумении с увещанием не ссориться (Акт. ист. III, № 189). б) Описание городского вала с донесением царю 1643 г. Описание в Акт. Ист. III, № 224. Донесение царю у ключаря Феодора (Врем. Общ. XXII, 5. 6). в) Память от 1 мая 1642 г. духовенству епархии о соблюдении церковного благочиния (Толстого II, № 258). г) Ставленная грамота диакону (Акт. юр. стр. 408, 409).

215. Савватий Тейща, в мире Терентий Васильев, подъячий Посольского приказа, 1647–1653 г. дьяк при посольских воеводах, с 1654 г. инок Чудова монастыря. По письмам его видно, что он, еще будучи дьяком, любил читать книги и приобрел много сведений. В одном письме он пишет: «пил и божественного нектара, трожды в Сибири чел Библию, также и любомудренного Дионисия Ареопагита... и иных божественных письмен, от них же не возбрани Бог, по невелику коснухся, и видел в них грешным спасение, и поразумел отчасти величие Троичного Божества – и различия чинов; а государеву делу помешки тем, что почитаю книги, не чинил, на то время недосыпал». Впрочем в том же письме он сознается, что «временем черпал и сикеру» (письмо его: № 18). В 1660 г. за то, что шумел на справщиков печатного двора и подал донос на них царю, будто они только портят книги, сослали его в Кириллов монастырь на покаяние. Из Кириллова монастыря он прислал вновь пространную челобитную царю с оправданием прежней жалобе и с просьбою о возвращении его в Москву. Здесь он указывал ошибки в прологе, октоихе, минее, триодях, служебнике, шестодневе, псалтыри и часослове, изд. 1636, 1658 и 1660 г.; между прочим обвинял справщиков за то, что они заменили бысть во 2-м лице словами был еси или была еси, или печатают Иисус вместо Исус, и пр.; писал, что справщики хотели выключить из Славянской азбуки некоторые буквы, стараясь сблизить ее с греческим алфавитом (Румянцева № 375). Письма его, писанные из Сибири дьяком, изданы в IX кн. Временника Общ. ист. Смесь. М. 1851 г.

216. Андрей Плещеев – сперва увлекся ревностью к мнимой старине, и вместе с Савином, Григорием и Герасимом Плещеевыми писал письмо с похвалами восстававшему на патр. Никона духовнику своему Неронову (переписка Неронова); но потом писал увещание самому Аввакуму, чтобы тот одумался и пришел в себя. Сказав, что и сам он прежде волновался сомнениями, в убеждение Аввакуму между прочим говорит: «Болит ми сердце духовное о тебе, сице соблазняющемся. Аще бо и ревность Божию имаши, не по разуму, коли от иконного писания неискусного смущаешися, яко от небрежения помешенный. В старых письменых иконах много обретается неистовство... выя знать из под брады, яко отсечена глава... Неискажени ли суть ирмологи? Не видим ли от ненаказания и в печатных самых много неистовство?... Символ... где до сих дел право его писаша?»

Стефан Вонифатиев, придворный протоиерей и царский духовник, бывший в дружбе с Нероновым и другими подобными, но не одобрявший их дерзостей и упорства.

Из письма Неронова к нему от 2 мая 1654 г. видно, что Вонифатиев писал письма к Неронову. «Пишете к нам, говорит Неронов, яко удивляется царь моему упрямству... Аше и вы блазни не имате о патриархе, но аз соблазнихся и братия». Вероятно, что письма Вонифатиевы где-нибудь отыщутся. Ныне известен сборник: «Книга, глаголемая златоуст», с подписью по листам: «Стефана Вонифатиева келейная», и с другою: «государыни царицы келейная», без сомнения Марии Ильиничны, урожденной Милославской, к которой писал одно письмо Неронов. Из этого сборника всего замечательнее четыре слова, по содержанию русские сочинения. В слове на среду 18 нед. гл. 249 говорится: «Аще убо верный царь в нынешнее время испытоваем, то во всех языцех, кроме Российского языка, невемы правоверующа царя. И аще верою прав есть, достоит ему не лепостно снискати, рассмотря, яже к благополучению всем сущим под ним. Не едиными вельможами, еж о исправлении, пещися, но и до последних»... Затем говорится, что нужно обратить все внимание на земледельцев: "В ямская расточения много сребра расходится. Многа же и ина ратаем обиды от сего, еже царские землесмотрительнии писаре ездят с южем делом мерным, отделяюще царевым воином землю в меру... и многа царства прочтохом и сего обычая не ведехом»... Хотя писцовые книги и наделение боярских детей землями известны были и при царе Грозном, но невероятно, чтобы тогда уже возникали резкие жалобы на притеснения писцов земледельцам. То же надобно положить и о ямской езде. Вероятно, что этот голос подает духовник царя Алексея. Другое слово «св. отец» (гл. 204) говорит о Русских суевериях. Третье (гл. 50) «о корчмах и пьянстве». Четвертое – «о церковном строении» – предлагая священнику наблюдать за порядком и чистотою во храме, говорит: «Аще бо не полагали в церквах мирского имения, ни како бо злодее, татие и разбойницы, и ратницы и иноверцы не входили во церкви красти». Такое замечание об иноверцах могло быть сделано не прежде времени царя Алексея. Обширные выписки из слов у Забелчиа (Архив ист. юридич. сведений, кн. II, пол. 2, стр. 46–50), который однако относит их ко времени Грозного царя, и, как думаем, ошибочно.

217. Записки и Летописи: Семена Ремезова летопись Сибирская Кунгурская до 1649 г. (рукоп. библ. Акад. наук); с 1678 до 1700 г. составлены им и детьми его 24 карты (чертежи) Сибири (Румянцева № 346). Пахомия, архиепископа Астраханского, Астраханская летопись, составленная в 1649 г. (Царского № 238). Никифора Толочаннинова дневник путешествия 1650 г. в Имеретию (в Синод. библ.). Григория Кошихина о России в царствование Алексея Михаиловича, изд. СПб. 1840 г. Московская летопись 1633–1647 г. (Царского № 232). Феодора Байкова, Сибирского воеводы, путешествие в Китай 1654 г. (изд. в IV ч. Вибл. и Сахаровым в Сказан. т. ІІ, 122–134). Курский летописец, или повесть о Курской иконе Знамения Божией Матери, оканчивающийся чудом 1646 г. (Царского № 548), а по другому списку 1660 г. (Толстого V, № 13; Библ. Общ. ист. № 130); содержание повести в Москвитянине 1843 г., ч. V, стр. 138, 139. Повесть о чудесах Тихвинской иконы Божией Матери, с описанием некоторых событий 1393–1648 г. и с пространным описанием осады Тихвинской обители Шведами 1613 г.; сочинение приписываемое иконописцу Иродиону Сергееву; часть повести (об осаде) напечатана в III т. Собр. Русск. летоп. III, 283, и в Гродненской типографии 1789 г.; целое сочинение в рукоп. Царского № 233, 549. Петра Золотарева Записки 1669 г. об Астраханском бунте Разина и о убиении митр. Иосифа (в Син. библ.). Псковская летопись, оканчивается 1650 г. (Собр. лет. IV, 169 сл.), известия ее с 1548 до 1650 г. должны бы быть названы третьею Псковскою летописью, где события до 1547 г. изложены сокращенно (IV, 256–307; см. стр. 79, 123). Записка очевидца о Ярославском пожаре, 1658 г (Царского № 415).

218. Биографы: в 1650 г. священник Василий описал обретение мощей Кашинской княгини Анны. В 1657 г. при Вологодском архиеп. Маркелле описаны жизнь и чудеса преп. Галактиона († 1611 г.). В 1665 г. сочинено было житие преп. Никандра Псковского († 1582 г.); сочинителем был, вероятно, Яков Матвеевич Муравьев, построивший около 1650 г. храм во имя преп. Никандра в его обители. Житие Никодима, подвижника Кожеозерского, известно по списку 1662 г. (Царского № 190). При патр. Никоне в 1657 г. составлена книжка о Русских святых, расположенная по дням месяца, со списком Русских чудотворных икон (рукоп. Новгор. Соф. библ.). Иерей Иоанн составил сводный подлинник святых всего года, или подлинный внешний вид их, в руководство иконописцам, сличив древний греческий подлинник «с прологами, с четьими минеями, с Киевскими печатными листами» и с замечаниями Русских иконописцев; сочинение расположено по месяцам и к нему присовокуплены разные греческие и русские статьи, нужные для иконописцев, в том числе две главы Стоглавника (Толстого XVII в. II, № 65; Царского № 314, – список знаменитого иконописца Устюжанина Афанасия Петрова Соколова; сл. Савваитова опис. Устюжск. монаст., СПб., 1848 г., стр. 22). В 1658 г. краткий подлинник святых расположен по алфавиту (Толстого II, № 61; Царского № 315; Общ. ист. № 315; сл. Сахарова «о Русск. иконоп.» СПб. 1849 г.).

219. Иоасафа ІІ-го, патриарха (1667–1672) известны: а) соборная грамота о предметах церковного суда 1667 г. (Акт. э. IV, № 155); б) грамота о духовных лицах, впавших в уголовные преступления (А. э. IV, № 161). Все это писано вследствие определений собора патриархов 1667 г. Определения патриаршего собора 1667 г. напечатаны были при служебнике м. п. 1668 г. и недавно в V т. Дополн. к ист. акт. стр. 467–477. В Дополнениях издано и еще несколько других соборных деяний и определений 1667 г., стр. 477–510. После сего собора писана патр. Иоасафом «увещательная грамота» к суеверам; эта грамота, как и грамота к гетману, писанная после смут Брюховецкого 1668 г., находятся в Синод. библ.; там же и «духовное завещание» его.

220. Питирим, с 1657 г. из Новоспасского архимандрита митрополит Сарский, а с 1664 г. Новгородский митрополит, с 6 июля 1672 но 12 апреля 1673 г. патриарх, омрачавший честь свою враждою против патр. Никона, но много трудившийся для охранения церкви от суеверов. Его речь при вступлении на патриаршую кафедру – в Мт. Общ. ист. 1847 г. № 2. Под председательством Питирима, митр. Новгородского, собор 1666 г. рассуждал об исправлении ошибок и недостатков в обрядах и книгах церковных.

Деяния собора, в 11 главах, изд. в V т. Дополн. к ист. акт. стр. 439–467. Выписка из них напечатана была при Служебнике, М., 1668 г., и особо с именем Соборного свитка, М., 1667 г. Замечателен обширный наказ митрополита Питирима благочинному (1671 г.) отправлять богослужение по исправленному служебнику, просфоры употреблять с крестом четвероконечным, петь единогласно, священникам не переходить от одной церкви к другой без указу (Акт. э. IV, № 184). Тихвинскому архимандриту писал он приказ (1668 г.) выслать в судный приказ священников, совершавших литургию на просфорах с старыми крестами, а просфирен отослать в девичий монастырь (Ист. акт. IV, № 203). Тому же архимандриту писаны две грамоты: одна (1668 г.) с отлучением от церкви вдовы Евдокии Кобылиной и ее детей за оскорбление духовного отца, другая (1669 г.) с разрешением им (там же, № 205). В Иверский монастырь писано (1668 г.) строгое запрещение инокам и инокиням проживать у мирских людей (Акт. э. IV, № 162). В Цилов монастырь одна грамота (1667 г.) об устроении раки для обретенных мощей преп. Нила (там же, № 156), другая (1668 г.) с запрещением инокам держать по кельям хмельное питье (№ 165). Духовное завещание его в Синод. библ.

221. Иона Сысоевич, Ростовский митрополит 1652–1691 г. Когда патр. Никон, уверенный в том, что царь желает примириться с ним вполне, прибыл из Воскресенска к утрени в Успенский собор (это было на праздник чудотворца Петра митр.) и стал на патриаршем месте, Иона, вместе с соборянами, подошел и принял от патриарха благословение. По воле Никона, он отправился к царю известить его о прибытии патриарха к праздничной утрени. За это лишили его должности патриаршего местоблюстителя. В 1657 г. основан им в Ростове Белогостицкий монастырь; огромный архиерейский дом в Ростове также им построен. Окружное послание митр. Ионы Словарь (I, 304) относит к митр. Ионе II; это ошибка. Превосходное послание писано в 1652 г. (изд. в IV т. Ист. акт. 172–177), и след. митр. Ионою Сысоевичем. В послании пастырь сперва увещевает всех жить христиански и в повиновении к пастырю. «Если не примете сего от нас и сколько-нибудь не исправитесь, то та же церковь, которая любит, будет мстить вам за свое безчестие. Тогда кто пособит вам»? Обращаясь к духовенству, пишет: «Вразумляйте прилежно каждый день народ Божий, особенно тех, которые не бывают в церкви Божией... В правилах написано: если поп или дьякон не учит людей, да извержется из чина». Предлагает правила о церковном пении, о исповеди, о благочинии. «Пусть и то будет известно вам, продолжает пастырь, что если в городе, или селе, или где-нибудь явится противник делу Божию и будет восставать на учение Св. Писания, или начнет поносить законного пастыря и учителя, архимандрита ли или игумена, священника ли или диакона, мы с помощью Божиею готовы против таких раскольников, станем ловить таких волков; на них, как на духовных злодеев, готов у нас жезл... Дорожите душами вашими. Бог создал нас на служение Ему. Не смейте красть винограда Божия, не смейте грязнить дара Божия». Объяснив сотворение и назначение человека, убеждает наконец жить трезво. Тою же пастырскою ревностью дышат: а) грамота его в Кириллов монастырь о строжайшем соблюдении монастырского благочиния (А. э. т. IV, № 335); б) о том же в Сольвычегодский Введенский монастырь (там же, № 253); в) грамота в Устюжну и в Сольвычегду, с запрещением скоморохам и медвежьим поводчикам играть бесовские игры и песни (там же, № 98). Кроме того, есть его распорядительные грамоты (там же, № 80, 229, 333) и письмо (Чт. М. Общ. ист. 1847 г.). В 1652 г. свидетельствованы им мощи преп. Даниила Переяславского и едва ли не им описаны житие и чудеса преподобного (Толстого II, № 296. XVII в.).

222. Павел, митрополит Крутицкий 1664–1674 г., знакомый с греческим языком и книжною образованностью, весьма рассудительный. Под его надзором совершался перевод Библии с греческого языка. Под его же надзором Александр Мезенец составил «Извещение требующим учитися пению», после того, как монах Евфросин в 1651 г. написал довольно подробное «Сказание о различных ересях и о хулениях на Господа Бога и на Преч. Богородицу, содержимых от неведения в знаменных (крюковых) книгах» (Ундольского замечания для ист. Русск. ц. пения, стр. 12–14, М., 1846. Журн. Мин. Нар. Просв. 1849 г. Февр.). Из сочинений м. Павла известны: приветственная речь (в III ч. Др. Вивлиоф.) и завещание (в Синод. библ.). Грамота его в Колиникову пустынь 1674 г. изд. в Яросл. губ. вед. 1853 г. № 41; библиотека его во Временнике Общ. ист. ч. VI, стр. 65–83.

223. Епифаний Славеницкий, воспитанник Киевской академии, по отзыву современников «в философии и богословии изящный дидаскал, искуснейший в елинно-греческом и славянском диалектах» (предисл. ко словам Григория Богослова, М., 1665 г.). В Москву он прибыль в 1649 г., вызванный царем «для реторического учения и для перевода греческих книг» (Опис. Малоросс. дел в Молодике 1844 г.). Умный патр. Никон облек Епифания званием начальника патриаршего училища и главного справщика книг (Молодик, стр. 225–227). Он скончался в 1675 г. По известиям ученика его Евфимия (В письме В Киев, пап. в Чтен. Общ. ист. 1846 г.), Медведева (Оглавл. книг § 379) и по другим сведениям, ученые труды Епифания были разнообразны.

1) Как толкователь Св. Писания, он а) исправлял перевод Нового Завета; перевод совсем был готов, но смерть митр. Павла и самого Епифания помешала изданию этого перевода; б) он пересматривал и перевод Ветхого Завета. Между тетрадями его остался перевод пятокнижия Моисеева и статья о порче псалмов Аполлинарием. Современная записка о его трудах для Св. Писания нап. в Словаре I, 178–183.

2) Он был проповедником. Слова его: похвальное Иоанну Златоустому (1653 г.), похвала церкви (1657 г.), похвальное слово Иакову Боровицкому, похвальное св. м. Алексию, похвальное прор. Анне; на слова: В храме его всякий глаголет славу (1662 г.); на слова: Аз есмь пастырь добрый; из небес прием благодать; помяни, яко смерть не замедлит; всяко древо благо плоды добры творит; сердце мое смятеся во мне; земнороднии человецы; тип благолепный. Утешительное послание к кн. Радзивиловой писано им от имени патриарха Никона в 1657 г. Евфимий, перечислив эти слова, прибавляет: «и иная многая, яже здесь не обретаются». Можем припомнить, что Епифаний говорил надгробное слово митр. Павлу. Кроме того, писаны им каноны Анне Тверской 1650 г., общий апостолам и мученикам; стихи мерные Преч. Богородице; служба Иакову Боровицкому в 1651 г.

3) Как филолог, а) составил филологический словарь, объясняющий слова церковные употреблением их у отцов церкви (Библ. Общ. ист. № 238); это труд нескольких годов и плод обширного знакомства с литературою Греческой церкви. Другой лексикон его, требовавший также усиленных трудов и обширной учености, лексикон греко-славяно-латинский, в котором объяснено до 7.000 слов (рукоп. Синод. библ.; Ундольского Библиогр. разыскания стр. 10). Епифаний писал и наставление об изучении греческого языка. б) Перевел с греческого: Афанасия Александр. 4 слова против ариан (изд. М. 1665 г.); его же пятое слово против ариан; его же о Божестве; ответы кн. Антиоху (подложные); евангельские притчи (также не Афанасиевы); Григория Богослова 50 слов (по Парижскому изданию 1630 г.) изд. М. 1665 г.; Василия великого шестоднев (по Базельск. изд. 1551 г.) изд. М. 1665 г.; Иоанна Златоуста беседу на пятидесятницу (в 1658 г.) и литургию (в 1649 г.); Иустина философа против Еллинов (по Пар. изд. 1636 г.); Иоанна Дамаскина книгу о вере, изд. в 1656 г.; слова о поклонении иконам; Арменопулову синтагму законов в 1659 г. (Царского. № 17); соборное деяние о Русском патриаршестве в 1652 г.; наконец ирмолог.

в) С латинского языка переведены: Афанасия Алекс. о псалмах 1649 г. (изд. при Моск. псалтыри 1650 г.); три слова Бернарда на Рождество Христово в 1650 г. (так говорят и Евфимий и Медведев, потому митр. Евгений ошибочно показывает, будто бы Епифаний сочинил слово на Рождество Христово); гражданские законы из Плиниева панегирика Траяну и Фукидидовой истории; Географию Европы и Азии (Библ. Общ. ист. № 116); Венелеву Анатолию 1658 г.; о убиении короля Английского в 1649 г.; Лексикон Каленина в 1643 г. (след. еще в Киеве); перевод Каленинова словаря поправляем и дополняем был в Москве Епифанием вместе с Арсением Сатановским, в 1650 г. (см. Сергия Строева Памятники Славяно-Русские в заграничных библ. № 57; Царского № 554).

Кроме того, Епифаний был главным помощником патр. Никону при исправлении церковных книг.

4) Для истории Евфимий упоминает об одном сочинении Епифания: «Об отшествии со престола Никона патриарха». Вероятно, здесь разумеются деяния собора 1660 г., которые записывал Епифаний, подававший и особый голос свой о Никоне. Предисловия к книгам, издававшимся под особенным надзором Епифания, писаны Епифанием; они написаны умно, слогом прекрасным, и очень важны для истории. Таковы предисловия к Служебнику 1655, 1656, 1658 г., к Скрижали 1656 г., к Шестодневу 1650, 1660 г., Часослову 1653 г., Триоди постной 1656 г., Псалтыри следованной 1653, 1658 г., Цветной триоди 1658 г., Общей минее 1660, 1663 г., Каноннику 1662 г., Библии 1663 г., Служебной минее на сент. четверть 1666 г.

В собственных сочинениях Епифания язык славянский обработанный, ясный, правильный, чистый, прекрасный церковный язык; но в переводах совсем другое, – и это от того, что при переводах он слишком строгий буквалист, прежде всего и более всего заботившийся о верности букве подлинника. Переводы его буквально верны, но темны и маловразумительны, так, что иного в них нельзя понять без подлинника.

224. Арсений Сатановский, вместе с Епифанием вызванный в Москву и его сотрудник в ученых занятиях. Им переведены с греческого: Георгия Кодина о чинах и о «граде царском»; с латинского – третья часть Географии Азии (Ист. Русск. ц. IV, 164; Черткова Библ. II, 436).

225. Арсений Грек, прибыл в Москву, вместе с Иерус. патр. Паисием, и оставлен был царем в Москве, как человек ученый. Патр. Паисий во время пребывания своего в Москве делал замечания митр. Никону на некоторые неправильности богослужения, допускавшиеся в Москве. Арсений говорил тоже и даже очень резко, и тем скоро возбудил против себя суеверов. Патр. Паисий, с своей стороны недовольный почему-то Арсением, писал с дороги царю, что хотя Арсений человек ученый, но надобно смотреть за ним строго, так как он бывал в разных верах. Этот отзыв, вместе с неудовольствием, какое возбудил против себя Арсений, имели последствием то, что царь отправил Арсения в Соловецкий монастырь, под строгий надзор. Здесь он вел себя не по монашеской совести; но это знали только в льдистой пустыни. Когда патр. Никон взошел на патриаршую кафедру, то чувствуя нужду в образованных людях и сожалея о тяжкой доле Арсения, в 1655 г. возвратил его в Москву. Арсению поручено было заниматься переводом книг и смотреть за печатанием их. Легкомысленный грек не был благодарен к благодетелю своему: когда поднялась буря бед против Никона, он присоединился к врагам его; уже в 1658 г. видим его в ряду переписывавших имущество патр. Никона (Временн. Общ. ист. кн. XV, стр. 131,133).

Потом вступил он в тесную связь с Паисием Лигаридом, которого благодарственное слово царю Алексею Михаиловичу перевел он на русский язык, за что получил бархатную рясу (О жизни Арсения Соловецкая рукоп. № 897; сл. Правду Соловецкой обители, стр. 14, 16, 174, 187). Арсений перевел: а) Сочинение инока Нафанаила Скрыжал, присланную Никону патр. Паисием в 1653 г., и перевод его, вместе с предисловием Епифания, нап. в М. 1655. Содержание Скрыжали у Медведева § 99. б) Арсением Греком (а не Арсением Сатановским) переведены жития св. Екатерины, Феодора Стратилата, прав. Алексея и преп. Максима Исповедника, также четверостишие св. Григория и преп. Максима о любви, изд. под названием Анфологиона, М., 1660, 1661, 1662 г.; Дорофея Монемвасийского «Книга историчная, сиречь хронограф, переведеся от Греческого языка на Славяно-Российский язык иеромонахом Арсением Греком, начася в л. 7163 (1656 г.) и Святогорцем архимандритом Дионисием Греком совершися в л. 1665» (Толстого I, № 77; Румянцева № 97).

226. Паисий Лигарид, учившийся в Риме, запрещенный своим патриархом (Исрусалимским), митрополит Газский, известный по сильному участию в печальной истории патриарха Никона. Константинопольский патриарх Парфений, конечно не зная Иерусалимской истории Паисия, одобрил его Москве как знающего церковные правила. В Москве враги Никона приняли его с почетом. Но, вследствие отзывов патр. Нектария, и в Москве в 1669 г. произведен над ним суд, пред которым обвиняли его в папизме, во лжи и выдумках, за которые он получал от царя значительные суммы денег, в жадности к корысти, в небрежении к церковному уставу и в жизни нетрезвой. Ему запретили священнослужение. Паисий был самым наглым и несовестливым врагом Никона. Первым делом его были ответы на вопросы Стрешнева о патриархе 1661 г. Как легкомыслен он был в своих суждениях, показывает следующее: доказывая Стрешневу, что Никон более не патриарх, он писал: «жена, о которой муж вовсе не думает более четырех лет, имеет право избрать себе другого мужа». В письме к царю писал он, что о Никоне надобно снестись с Константинопольским патриархом (изд. в Соб. грам. IV, № 28), и приготовил 1663 г. вопросы патриарху о царской и патриаршей власти, представив случаи из жизни Никона (Ист. Русск. ц. IV, 60–64). В челобитной к царю от 31 дек. 1666 г., оправдывая себя против обличений Никона, он настаивал на немедленное низложение Никона (Царск. № 473). В 1666 г. написал он (in Alexiano musaeo) для Шведского резидента в Москве; сочинение «о вере греков и русских» относительно евхаристии, изданное Арнольдом: De eucharistia, Holmiae, 1667 г. Это то самое сочинение о вере, о котором упоминает Рейтенфельс. В 1668 г., по поручению царя, он писал обширное опровержение Соловецкой челобитной; но при заслуженном недоверии к нему России оно не могло иметь силы и осталось без последствий (Моск. дух. акад. № 68). Какое-то духовное учение его у Толстого II, № 220. Сколько ни старались враги Никона поддержать в Москве Паисия, обесславленный на соборе 1669 г., он вынужден был в мае 1673 г. удалиться в Киев. Здесь жил он в Софийском монастыре, на жалованье царском, и вызвался преподавать в коллегии философию. Лекции его хранились в бумагах проф. Барсова. Но заведенные им и здесь интриги заставили даже князя Трубецкого желать удаления его из Киева (Симбирский сборн. 47, 73, 193). По письмам его к царю 1676 г. видно, что он опять жил в Москве, и, вероятно, здесь и умер, так как на востоке он и обесславил себя, и не мог получать того, что получал в Москве.

227. Георгий Крыжаничь, священник, родом серб, весьма образованный, прибыл в Россию, по его словам, за 20 лет до 1665 года, следовательно около 1645 г. Он был одним из сотрудников патриарха Никона в распространении просвещения между народом и духовенством. Интриги раскольников, усилившихся в Москве во время неудовольствий царя на Никона, имели последствием то, что Георгий в 1661 году отправлен был в Сибирь, а Аввакум возвращался в Москву. Покровители раскола воспользовались тем в отношении к Юрию, что он смело говорил против законности перекрещивания латинян, узаконенного патр. Филаретом, и даже писал о том сочинение. Хотя на соборе 1667 г. восточные патриархи настояли на том, чтобы отменено было определение Филарета; но о бедном Юрие никто не вспомнил. Он писал просьбу о возвращении его невинного в Москву; «но не могох, говорит, добыти чловика, иже был моие солзы (слезы) и челобитье к царскому величеству послал или донес». Таким образом он оставался в Сибирском заточении 14 лет.

Сочинения его: а) изыскания о Славянской грамматике, Конченные в 1655 г. Они изданы г. Бодянским в Чт. М. Общ. ист., М., 1848 г., с замечаниями на правила Юриевой грамматики и о самом Юрие. б) В 1675 г. Юрий написал объяснения на Соловецкую челобитную. Это обличение Соловецкой челобитной, замечательное и по нескольким сведениям об Аввакуме, Лазаре и дьяк. Феодоре, сохраняется в Синод. библ. в рукописи, писанной рукою самого Юрия (№ 891); извлечение из него у Бодянского, стр. 14,18. в) «О святом крещении» в виде разговора, где доказывается, что а) второго крещения нет, и что б) перекрещивание латинян – произвол, несогласный с определениями соборов. Сочинение сохраняется в Синодальной рукоп. под № 826.

228. Раскольничьи сочинения: 1 ) Иоанна Неронова, протоиерея Казанского собора, в монаш. Григория, письма 1653 и 1654 г. к царю, царице и Вонифатьеву (рукоп.), после чего он возвращался к церкви в 1654 г., потом в 1656 г. опять «велий хулитель бяше», а в 1666 г. снова представил покаянное «рукописание» (Доп. к» ист. акт. V, 457. Ист. акт. V, 480, 481). 2) Епифания, Чудовского инока; клеветавшего на Никона в 1660 г., потом скитавшегося но разным местам с злостью на него, челобитная 1667 г. к царю с бранью на новые книги (Ист. акт. V, 477, 480; рукоп.). 3) Феоктиста, бывшего игумена Златоустовского, друга Неронову, «словом и писанием суемудрствовавша» в сочинении об антихристе (Толстого II, № 366), но который «послежде принесе покаяние рукописанием, и пожив нечто времене в монастыре Покровском, на убогом дому, с миром к Господу отыде» в 1666 г. (Доп. к ист. акт. V, 458; Ист. акт. V, 458). 4) Спиридона Потемкина, Покровского архимандрита, умершего в ноябре 1664 г., 9 слов о правой вере (рукоп.). 5) Герасима Фирсова, Соловецкого инока, скончавшегося в общении с церковью в 1666 г. (Доп. к ист. акт. V, 458) послание 1664 г. о крестном знамении (напеч. в Ист. Солов.). 6) По современному сведению, Антоний, бывший архимандрит Муромского Спасского монастыря, друг Логгина, раскаявшийся в 1666 г., прежде того «писа укоры» (Доп. акт. V, 458), но ныне неизвестные. 7) Ефрем Потемкин, Бизюковский инок, по собственному его сознанию, писал об антихристе, но в 1666 г. в том раскаялся (Доп. акт. V, 452–454); писания его ныне также не видно; но Семена Жулева Цветник 1665 г. известен (рукоп.). 8) Никита Пустоцвет писал челобитную в 1666 г. в 30 пунктах, после которой подавал покаянное «рукописание» (Доп. акт. V, 448,451), а потом опять поднял бунт в 1682 г. и подавал челобитную с выписками (Ист. акт. V, 340, 481). 9) Лазарь, расстрига, писал челобитную 1664 г. (Доп.акт. V, 456, 457), потом еще две: одну к царю в 30 пункт. Февр. 1668 г., другую тогда же к патр. Иоасафу в 16 гл. (рукоп.). 10) Протоп. Аввакум в ответе Плещееву 1663 г. писал: «не дает ей (церкви) погрешити не мало что не только в вере, но ни малейшей чертицы канонов и песней» (рукоп.). По современному свидетельству, Аввакум 1057–1666 г. «писа хулы на св. символа исправление» (ныне невидные); «на триех перстов в креста воображении сложение», или на крестоборную ересь (Сборн. СПб. дух. акад. № 35), где самосожигательство называет блаженным изволом; «на исправление книжное», или о превращении книг (Сборн. СПб. дух. акад.), «и на исправители», конечно, повесть о Никоне (ibit.); «на согласие церковного пения» (ныне невидное). Затем следовали: послание к Игнатию о диаконе Феодоре; послание к Морозовой и окружное послание 1677 г. В последнем писал: «Ох! ох! бедная Русь! чего тебе захотелось немецких поступков и обычаев? А Миколе чудотворцу немецкое имя Николай. В Немцах Немчин был Николай; а при апостолех еретик был Николай. А во святых несть нигде Николая; только су с ними стало, Микола чудотворец терпит». С такою же мудростью послание его 1678 г. к царю, с видением о царе, и сказание о своей жизни. 11) Диакона Феодора, бывшего справщика книг, послание православным христианам 1665 г. (Царского № 430); «покаянное писание» 1666 г. (Доп. акт. V, 452); послание к Иоанну Плещееву, с грубою бранью на священство, утвержденное подписью Аввакума после 1666 г.; ответы Афанасию митрополиту Иконийскому 1668 г. (Царск. № 662; нап. в Солов. ис.); послание к Аввакуму; повесть об Аввакуме, Лазаре и Епифании (нап. в Солов. ис.; у Толстого II, № 273); повесть о Спиридоне. 12) Азарии, монаха Соловецкого, челобитная 1667 г. (нап. в Солов. ис.). 13) Аврамия, Нижегородского Лысковского монаха, ученика Аввакумова (Доп. акт. V, 458), челобитная к царю 1670 г. и послание к некоему боголюбцу (Царского .№ 661, 662). 14) Саввы, сказание о соборе 1682 г. (Царского № 474, 552; Ист. Русск. ц. IV, 263–272).

229. Феодор Грибоедов, разрядный дьяк, служивший при царях Алексее Михайловиче и Феодоре Алексеевиче; участвовал в сочинении Уложения (М., 1669 г.); в 1669 г. посвятил он царю Алексею краткое повествование (в 36 главах) о событиях России от великого князя Владимира; впоследствии присовокупил он 5 глав о последних годах царя Алексея и о вступлении на престол царя Феодора. Это опыт систематического изложения Русской истории, но опыт очень неудачный (Рум. № 82–84). Добрый царь Феодор щедро наградил сочинителя за труд его, приятный тем, что это был русский труд.

230. Симеон Сетиянович Полоцкий, даровитый воспитанник Киевской коллегии, слушавший Лазаря Барановича, прибыл в Москву в 1664 г. и был учителем царевича Феодора Алексеевича. «Живу я по твоему, великий государь, указу в Москве семь лет», так писал Симеон в письме к царю 1671 г., жалуясь на недостаточное жалованье. При царе Феодоре он пользовался уважением и силою. Скончался в 1682 г. а) Как догматист, писал он два катехизиса: один пространный – Венец веры, 1670 г. (у Царского № 35; у Толстого I, № 65; II, другой краткий, в 1671 г. (Царского № 19; Толстого I, № 65). б) Как проповедник, писал: «Обед душевный» – проповеди на все воскресные дни, изд. М., 1681 г.; «Вечерю душевную» – проповеди на праздники Спасителя, Божией Матери и знамения святых, изд. М., 1683 г. Медведев в 1676 г. писал об этих сочинениях к Полоцкому: «Поучения недельные и праздничные скончал еси и оные начал еси читати в церкве, имеюще намерение в кийждо неделю и во всякий праздник народу прочитати». Следовательно те и другие поучения были говорены с кафедры. Им сочинены три поучения, изданные от лица патр. Иоасафа, М., 1668 г.: а) о слушании литургии; б) против игр и ворожбы; в) о благоговейном стоянии во храме. Они внесены после в Вечерю душевную. Беседы (в числе 11-ти) о Св. Духе и о св. душах – в Синод. рукоп. в) Как обличитель раскола, сочинил (так замечено им в черновом подлиннике) с 18 мая до 13 июля 1666 г. ответ на челобитные Никиты и Лазаря, который от имени патр. Иоасафа разослан был по церквам с именем Жезла правления, напечат. М., 1666 г. Он перевел с латинского на славянский язык Паисиево опровержение Соловецкой челобитной (Рукоп. М. дух. акад. № 68). г) Как духовный пиит, написал стихами Рифмологион – собрание 95 стихотворений: они писаны до 1678 г.; в том числе: «Орел России» – похвала царю Алексею; «Элегия» – в виде разговора умершего царя Алексея с Богом, с наследником и другими; «Плачи» о царе Алексее; комедия – «Блудный сын» (изд. в Вивл., VIII, 34–40) и трагедия – «Навуходоносор»; Вертоград, сочин. 1678 г.; Псалтырь рифмотворную, изд. М., 1680 г.; «Гусль доброгласную» при вступлении царя Феодора на престол (у Черткова стр. 524). д) Им сочинена знаменитая царская Грамота об академии Московской, подписанная царем уже после смерти Полоцкого: так говорит Медведев в посвящении грамоты Софии (Вивлиоф. VI, 390). Письма его к царю Алексею Михайловичу напечатаны в Вестнике Европы 1828 г.

е) Наконец Симеон оставил немало переводов с латинского, из которых самый замечательный труд – перевод (1671 г.) пастырской книги св. патр. Григория Беседователя (Синод. библ. № 662, 663).

231. Мисаила, митрополита Белогородского 1672–1684 г. а) увещательное послание об искоренении соблазнительных игр и колдовства; б) четыре богомольные грамоты; все изданы Полевым в Вивлиоф., стр. 27–32, 34, 49. М., 1834 г.

Симон, из игумена Свирского архиепископ Вологодский 1665–1685 г., принимавший участие в соборах 1675 и 1678 г. (Акт. эксп. IV, 260, 309), известен: а) по письму 1671 г. к Вятскому епископу Александру (Акт. юр. № 368); б) по письму 1676 г. к Крутицкому митрополиту, которое писано по возвращении из Москвы (Царского № 750, стр. 815); память его о непострижении мужей при живых женах в Акт. эксп. IV, № 247; известительная грамота о Стеньке Разине, от 8 Февраля 1672 г., у Царского № 750, стр. 808; две распорядительные грамоты в Акт. эксп. IV, № 170, 185.

232. Николай Спафарий, в 1675 г. отправлявшийся при посольстве в Китай, в 1673 г. посвятил царю Алексею Михаиловичу переведенный им с греческого «Христологион», или о четырех монархиях Даниила, с своими объяснениями и примечаниями (Румянц. рукоп. № 460; Толстого I, № 56). В 1672 г. переведена им Арифметика и к ней присовокуплена Ифика, или примеры царственных добродетелей (рукоп. Чудова мон. а в 1675 г. переведено им с греческого описание «седми художеств» (Толстого II, № 118). Вероятно, им же написана была книга «о Сивиллах», приготовленная к печати, с посвящением царю Алексею, в 1673 г. (Румянцева № 227). При царе Феодоре Спафарий был обвиняем в чернокнижии, и, кажется, делил участь боярина Матвеева, к которому был близок, как наставник сына его. Матвеев писал из заточения к царю Феодору: «да и сам де он Давидко, будучи во дворе у меня, видел, как я с Стефаном доктором и ь Спафарием черную книгу запершись чли... а учил де по той книге меня и сынишка моего Андрюшку Николай Спафарий» (Вивлиоф. XVIII, 397). Для невежества и злости того времени всякая такая книга, какова книга о седми художествах – «черная книга».

233. Иоанн Шушерин, при Никоне иподиакон, пользовавшийся особенным благоволением его, по низложении Никона с кафедры 11 дней содержавшийся в тайной канцелярии, 3 года в тюрьме и 10 лет в заточении в Новгороде, напоследок освобожденный по просьбе царевны Татианы, написал около 1682 г. Житие патр. Никона, изд. СПб. 1784 г., М. 1817 г. В списках Жития у Румянцева (№ 175) и в Обществе истории (№ 51) говорится об исправлении книг патр. Никоном, но сего нет в печатном житии; о двукратной поездке Никона в Иверский монастырь здесь сказано кратко, а в печатном говорится о том пространно; здесь нет двух патриарших грамот, помещенных в печатном издании: но в списке Харьковского университета помещены не только эти, но и две другие прощальные грамоты и грамота самого Никона к патр. Дионисию.

234. Иоаким Савелов, патриарх 1673–1690 г. Он вызван был из Киева патр. Никоном в 1657 г. (Ист. акт. IV, № 108), и до июля 1673 г. был митрополитом Новгородским (Ист. акт. IV, 501, 503, 513, 515). Во время правления своего церковью русскою, почти беспрерывно боролся он то с раскольниками, то с отпрысками папизма. Сочинения его: а) Против раскольников: «извещение о чуде» 1677 г.; «от сложения триех перстов», М., 1677; «слово увещательное» к раскольникам, печат. 1682 г.; «увет духовный», одно из лучших сочинений против раскола по основательности мыслей, М., 1682 г.; «слово против Никиты Пустосвята, М., 1684, 1721,1753 г.; «слово благодарственное» об избавлении церкви от отступников, М., 1683 г. Сюда же относится сочинение его: «о исправлении неких погрешений в речениях бывших в прежде печатных минеях и о клевете на то исправление» (в Имп. публ. библ.). б) Против папизма: «слово чтенное на соборе 1690 г.», или Остен (Царского № 434; Толстого II, № 86). Здесь сначала исследование о времени пресуществления евхаристии; это исследование от слова до слова взято из Акоса и Диалога Лихудов; далее о Полоцком и Белободском, о Медведеве и его единомышленниках; рассуждение о проскомидии, о лютеранах и папистах с их чистилищем. Эта книга, состоящая из 25 глав, называлась сочинением патр. Иоакима (Демидова библ. № 624); но, кроме одобрения содержанию ее, немногое принадлежит в ней самому Иоакиму. В сборнике Щит веры помещены послания патр. Иоакима на юг (Румянц. № 471). Этот сборник составлен кем-то из Лихудовых учеников, вероятно Поликарповым и Семеновым; дополнив деяния Иоакима деяниями патр. Адриана по вопросу о евхаристии, они домогались у патр. Адриана, чтобы дозволено была напечатать Щит – так показывает предисловие; однако Щит остался в рукописи. в) Два поучения в нашествие варваров и три молебна на тот же случай, М., 1683, 1688 г. г) Распоряжения правительственные: соборное определение о духовном суде (Акт. эксп. IV, 259–263); послания, с просьбою за стрельцов (Акт. эксп. IV, 379–380, 387–389); соборное определение 1675 г. о епархиальном суде (Ист. акт. IV, 542 – 545); грамоты: с запрещением торговли в праздник (Ист. акт. V, 268–270); о суде над духовными (V, 294–295, 322–325); о монашеском благочинии (Ист. акт. V, 319–320); грамота Богоявленскому Полоцкому монастырю (Акт. зап. Росс. V, № 159; грамота Киевскому митрополиту Гедеону (Опис. Софийск. соб. № 20): грамота Киевской Лавре; о ставропигии (Опис. Киевск. Лавры, № 24). Наконец д) известно духовное завещание его (Общ. ист. № 225; Синод. библ.), где о себе пишет: «родительми благочестивими родися в мир сей и во благочестии непорушном восточные церкви в православной вере воспитан и доиход судьбами Божиими состарения лет ныне седмидесяти... И егда аз прошедшего 7163 лета пришед в Киевский общого жития Межигорский монастырь и постригохся в монашеский чин, тогда обещахся и в великом моем усердии желах за моя злая дела и многая прегрешения, яже в мирском житии и воинских случаях полковых содеях, и прогневах Творца моего Владыку. дабы из тоя святые обители никаковым образом не исходити и плакатися грех моих тамо, или уединенно в пустыни, или во отшельничестве кончати жизнь мою и тело мое грешное в том обещания моего Преображения Господа нашего Иисуса Христа в Межигорском монастыре погребсти весьма хотех. Но волею Божиею, или попущением за грехи моя, сего не вем, обаче якоже весть судьбами своими, допусти сподобити мя не точию священства, оттуду сим отлучившуся, но и архиерейства и крайнего патриарша престола и всех северных стран председателя; и духоводство и управление в церкви Христовой многого народа уже шестоенадесять лето имам». Завещание писано 17 марта 1690 г. В приписке к завещанию патриарх просит государей «еже бы иконы Богочеловека Иисуса и Пресвятые Богородицы и всех святых заповедати писати на дсках по древним переводам с греческих изображений, како видим и чудотворные иконы древних писем» и пр.

235. Симеон, в монашестве Сильвестр Медведев, вместе с известным Шакловитым Курский подьячий в приказе тайных дел; недовольный мирскою молвою, вступил в Молчанскую пустынь, чтобы свободнее заниматься книгами. «Пречистный господине отче Евфимие! благоволи у Тимофея Дементьяновича Литвинова две книги мои на польском языке Аристотелевы взять и ко мне прислать; а его книги у меня – возвращу»; так писал он из Молчанской пустыни в Москву в 1673 г. С учеными Москвы, и особенно с Симеоном Полоцким, лично познакомился он в 1670 г., когда приезжал в Москву из пустыни с игуменом. Приняв иночество в 1674 г. в пустыни, во время приезда своего в Москву самим царем Феодором (1677 г.) оставлен он был в Москве в Заиконоспасском монастыре, и, конечно, с видами для открывшегося училища при типографии. Одаренный счастливыми способностями ума, пылая жаждою просвещения, Медведев собирал везде книги и вступал в сношения с людьми учеными. По месту службы в Курске и по пребыванию в Путивльской пустыни, естественно, что он знал ученость юго-запада и без Полоцкого; но по собственному письму его, от 27 сентября 1676 г., видно и то, что к Полоцкому и его сочинениям питал он глубокое уважение. По благоволению царя Феодора поступив на место скончавшегося Полоцкого игуменом Заиконоспасского монастыря, он надеялся быть начальником академии, которую хотели открыть в Заиконоспасском монастыре. В 1685 г. отец Сильвестр чрез друга своего Шакловитого поднес грамоту Софии с своими стихами для утверждения, и она была утверждена: «поднесена януария в 25 день ввечеру, а подносил Ф. (Феодор) Л. (Леонтьевичь) Ш. (Шакловитый), и подписано ввечеру», так сказано на списке Медведева. Но вслед за тем (в марте) прибыли в Москву Лихуды, и академия отдана была в полное распоряжение их. Отец Сильвестр принял это неравнодушно. Он оскорблялся и тем унижением, какому подвергали ученых юга в Москве, а отдавали безусловное уважение выходцам из Греции. Начались открытые ссоры. Игумен жаловался на стеснение обители от Лихудов (Вивлиоф. XVI, 300). Это не было уважено. Патр. Иоаким, не любивший Полоцкого, не благоволил и к другу его Медведеву. Сильвестр написал два сочинения о евхаристии, с резкими укоризнами Лихудам в неправославии. Начался суд. Библиотека его, состоявшая из 603 книг, большею частью латинских и польских, из которых некоторые с подписью Симеона Полоцкого, была описана и взята под присмотр (Опись напеч. в ХVI ч. Временника Обo. ист.; сл. Вестник Европы 1827 г. № 16). Медведев обвинен был в заблуждении; но, принеся всенародное раскаяние, янв. 1690 г. прошен церковью (Ист. акт. V, 194); близостью же к царевне и Шакловитым внесенный в число преступников государственных, был казнен в 1691 г. (Собр. зак. I, № 1352; Москвитянин 1843 г., № 9 и 10). Сочинения его: а) Исторические: о стрелецком бунте 1682 г. (изд. Сахаровым в Записках Русск. людей, СПб., 1841 г.) – сочинение очевидца, написанное с такою же точностью в отношении к правде, сколько легкомыслен в отношении к Медведеву Татищев, который дозволил себе назвать его участником в этом бунте. «Оглавление книг и кто их сложил» (изд. Ундольским, М., 1846 г.) – первый опыт Русской библиографии, очень дельный хотя и не без ошибок. Сюда же относятся письма его (одно у Толстого стр. 375, другие в Синод. рукоп. № 346). б) Полемические сочинения против Лихудов: «Манна хлеба животного», сожженная по определению патр. Иоакима; «тетрадь на Лихудов» (Синод. рукоп. № 546). в) Стихотворения: приветствие царю Феодору по случаю брака, напечат. М., 1682 г.; плачь о кончине царя Феодора (напеч. в XIV ч. Вивлиоф.); эпистола к царевне Софии при поднесении устава академии (Вивлиоф. VI, 391); Эпитафия Симеону Полоцкому.

236. Аврамий Панкратьевич Фирсов, переводчик посольского приказа, в 1683 г. перевел на народный русский язык Псалтырь. «Объяснение переводчика» говорит, что Псалтырь его «свидетельствована со многих печатных древних книг», и потом описывает печальное состояние своего времени: «Наш российский народ грубый и неученый... истинные ведомости и разума во Св. Писании не ищут и ученых людей поносят и геретиками их называют; верят токмо тому писанию, которое не в давных летах печатано, лет около 40, 50 и 70. А которые новоправленные книги со старых, истинных, свидетельствованных, книг рукописных и печатных правлены при нашем житии, аще и лучши где в разуме и в наречии грамотического чина исправлено: обаче за невеждество свое тому не верят... Многие и такие простые невежди и глупые обретаются... ихже капитонами называют: собрався отходят в леса и тамо пребывают, гнушаются св. Божиими церквами... А если кто от благочестивых и ученых людей учнет от такового злого диавольского дела возбранять... и они собрався во едину храмину... сами сожигаются». «Предисловие к читателю» говорит о пользе чтения Св. Писания; потом замечает, что Псалтыри в древнем ее переводе нельзя правильно понимать «по множеству в ней речений разных языков». В своем переводе переводчик а) по местам удерживает прежний славянский перевод; но б) чаше исправляет перевод по еврейскому тексту, или, точнее, по переводам с него; иногда следует Лютерову переводу, но по местам отступает от него, следуя другим руководствам (Синод. рукоп,). Этот перевод возбудил собою споры. Патр. Иоаким запретил его.

В пустынной Перми священник г. Орла в 1684 г. написал «Статир», или воскресные и праздничные поучения – труд весьма замечательный (Румянц. № 411). Составителю принадлежат собственно незначительные перемены выражений в поучениях Кирилла Транквиллиона и применение иных ко дням, так что «редкое слово, как говорит он сам, без его речей минуло». Замечательнее всего желание священника поучать народ живою проповедию. «Покусихся, говорит он, отчасти после божественной литургии на куюждо неделю беседы учительные издавати от божественных писаний и своим неразумным смышлением прилагати. Слышах же, яко в России по многих градех премудрии священницы от уст поучения читают, а не с книг, и людие зело любезно послушают, со многим удивлением. И Кирилл Ставроменийский (Ставровецкий) в книзе своей зело похваляет устное учение, а книжное по нужди глаголет, яко оскудеша от церкви мудри учители».

237. Венедикт Буторин, инок, известен по посланию к патр. Иоакиму (Толстого II, № 220), относящемуся к современным спорам. Кажется им написана полная наука пасхалии (Толстого I, № 199).

Корнилий, игумен Зеленецкий, архимандрит Тихвинский, 1674–1696 г. митрополит Новгородский, скончавшийся на покои в Зеленецком монастыре 1698 г. Он описал жизнь преп. Мартирия, основателя Зеленецкой обители († 1603 г.) и сочинил канон ему. Его грамоты: а) против нетрезвых духовных лиц (Ист. акт. IV, № 203); б) о строгом надзоре за поведением всего духовенства (Акт. эксп. ІV, № 225); в) о наблюдении церковного устава с монастыре (Ист. акт. IV, № 213); г) о наблюдении за благочинием в церквах (Ист. акт. IV, № 152); кроме того, несколько распорядительных грамот (Ист. акт. IV, № 80; Акт. эксп. IV, № 205, 212).

238. Иоанникий и Софроний Лихуды, греческие иеромонахи, получившие образование в Падуанском университете, с докторскими дипломами прибыли в Москву в 1685 г. Им поручено было здесь преподавать уроки в академии. Поднятый ими шумный спор о евхаристии не был так полезен для церкви, как преподавание уроков; да и не был бескорыстен. В 1688 г. Иоанникий, выпросив себе звание посла, отправился по своим делам в Венецию, где пробыл около четырех лет; Софроний в отсутствие его продолжал преподавать грамматику и начал читать риторику. В 1694 г., когда, после логики, Софроний начал читать физику, вследствие сильных жалоб Иерусалимского патр. Досифея, Лихуды удалены были из академии. Им поручено было учить италианскому языку при типографии. Они занимались притом и частными уроками. Патр. Досифей не был доволен тем; он настоятельно требовал удалить Лихудов из Москвы, как людей вредных по их политическим интригам. Хотя обвинения Досифея против Лихудов не все оказывались справедливыми в Москве; но верно то, что Лихуды очень любили свою корысть. 3-го августа 1694 г. они подавали просьбу о прибавке жалованья, тогда как и без того получали много. Правда и то, что Иоанникий мало занимался преподаванием уроков в академии; учил во все время почти один Софроний. Были поводы в делах Лихудов верить и тому, что интриги их в Цареграде могут навести беду не только на невинного патриарха, но и на Россию. Потому в конце 1701 г. отправили их в Ипатский монастырь под строгий надзор. Дорожа познаниями их, митр. Иов Новгородский, в 1706 г., выпросил их для себя в Новгород, где занимались они преподаванием учения в школах. Софроний вызван был опять в Москву в 1709 г., и был здесь учителем до 1712 г.; потом поручено ему исправлять Библию. Иоанникий, вызванный в Москву в 1716 г., умер здесь в 1717 г.; а младший брат скончался в 1730 г.

Сочинения их:

1. Полемические:

а) Против папизма – «Акос», переведенный Семеновым и Поликарповым в 1687 г. (Демидова № 617; Царского № 429; Толстого II, № 86); «Показание истины» 1689 г. (Имп. публ. библ. № 76); «Диалоги с иезуитом» (там же, № 76); Мечец духовный, или разговор с иезуитом Руткою в Польской земле, переведенный на Славянский язык в 1690 г. (Моск. дух. акад.; Царского № 248; Толстого II, № 63, 127).

б) Иоанникия и Софросиния обличение ересям Лютера и Кальвина, пис. 1706 г. (Моск. дух. акад. № 275). Славянский перевод в рукоп. Софийской и синод. библ.

в) Против расколников: «Коллурий от лютой страсти очеболения Капитонского», сочинение Софрония, известное по каталогу преосв. Дамаскина Руднева.

2. Классические книги: краткая греческая грамматика 1687 г., на греческом и славянском языках (Моск. дух. акад. № 331; Толстого III, № 78); пространная Греческая грамматика Иоанникия и Софрония (Моск. дух. акад. № 332); Латинская грамматика, на латинском и греческом языках (Моск. дух. акад. № 330); риторика Софрония, на греч. и лат. язык. (Моск.дух. акад. № 324–329); эта риторика в 1698 г. переведена была на русский язык Афонцем Козмою (Царскаго № 350; Румянц. № 245); Софрония логика, 1690 г. (Моск. дух. акад. № 299); Физика, писанная Иоанникием в 1689 г. в Венеции для какого-то Валентина, конечно богатого ученика (Моск. дух. акад. № 310, 311–316); психология, писанная для того же Валентина, 1689 г. (Моск. дух. акад. № 310,316); Философские ответы Софрония (Моск. дух. акад. № 302); наконец, схоластическое богословие (Моск. дух. акад. № 252).

3. Полный список Библии, с поправками Софрония Лихуда, в Синод. библ. 22). Сочинение: «против гаждателей Библии», воюет за греческий перевод Библии (Новгор. Соф. библ.).

Ораторские произведения: а) Иоаниикия Лихуда: речь патриарху по возвращении из Венеции 1691 г.; надгробное слово цар. Наталии Кирилловне 1694 г.; похвальное слово царю Иоанну 1696 г.; похвальное слово царю Петру по взятии Азова 1697 г.; похвальное слово емуже по возвращении из Голландии 1698 г.; поучение на 5-ю нед. великого поста, говоренное в Москве 1701 г. (Моск. дух. акад. № 19). б) Софрония Лихуда: похвальное слово на день рожд. царя Петра Алексеевича «Торжествуйте Москвитяне, радуйтеся Греки, трепещите враги, бойтесь варвары, удалитесь Турки».; слово о Софии премудрости Божией 1708 г. (Румянц. № 244); похвальное слово св. Варлааму Хутынскому, писанное в Новгороде, и житие преп. Варлаама (рукоп. Хутынск. мон.); триумф о мире со Швециею 1721 г.

239. Никанор, архимандр. Воскресенского монастыря 1685–1698 г., писал: сказание о построении сего монастыря, о погребении патр. Никона, и устав монастыря (рукоп. Воскресенск. мон. 118, 47).

240. Феофан, иеродиакон и библиотекарь Чудова монастыря, перевел: с литовского языка в 1676 г. Транквиллионово зерцало богословия (Царского № 138); с польского языка в 1677 г. «Небо новое» Голятовского; в 1677 г. Физиогномику (Царскаго № 416); в 1679 г. «О тайне покаяния»; в 1688 г. «Дезидерий», или путь к совершенству, изд. СПб. 1783 г.; в том же 1688 г. «Солнечник», или уравнение воли человеческой с волею Божиею (Румянц. № 92, 99); в 1698 г. «Истинную веру». Вероятно, им же переведены с польского в 1691 г. Римские повести (Царскаго № 313). Феофан занимался еще сличением текста псалтыри по древним спискам, как показывают отметки его на одном из них (Опис. рукоп. Синод. библ. стр. 182).

241. Павел, митрополит Тобольский с 1678 до янв. 4-го 1692 г., писал: превосходное наставление о обращении иноверцев в христианскую веру (Ист. акт. V, № 69) и разные распоряжения (№ 46, 134–166, 211).

242. Адриан, патриарх с 1690 г., а прежде того митрополит Казанский, † 1700 г. Писания его: а) Против раскольников о крестном знамении (Синод. библ.); грамота о пострижении брады (Толст. III. № 85). б) Слово при погребении царевны скимонахини Анфисы (изд. в Христ. Чт. 1841 г. IV, 119); поучение к духовному сану (Толстого II, № 391); окружное послание: «два начальства величайшие устрои Бог на земли: священство глаголю и царство» (Общ. ист. № 225); окружное послание: «Бог всеблагий, в Троице поемый, сотвори мир и созда человека» (Царского 441, 444 и 473); два увещания 1695 г. митр. Корнилию, желавшему удалиться на покой (Библ. общ. № 303); грамота с похвалою св. Димитрию за сочинение четьих миней (напеч. в Диарие Димитрия); два письма к госуд. Петру Великому (напеч. в Вивлиоф. XV ч.); две грамоты 1696 г. боярину Шеину (изд. в кн.: поход Шеина к Азову); наст. грамота митр. Варлааму Ясинскому (опис. Соф. соб. № 26); уставная грамота архимандриту Сергиевой Лавры (изд. во Врем. Общ. ист. кн. XII, стр. 32–46; грамота Полоцкому и Витебскому монастырям (Акт. зап. Росс. V, № 270; сл. № 170, 278); суд святительский, или выписки о правах духовного начальства (напеч. Калачовым в соч. о кормчей); инструкция старостам (напеч. в XV ч. Вивл.); две грамоты о расстриженных за раскол священнике Афанасие и диаконе Петре (Опис. муз. стр. 73). в) Завещание, писанное 1697 г. (в Синод. библ.).

Иона Баранович, келарь и архимандрит Тихвинского монастыря (Юрид. акт. 104, 319), с 1674 г. архиепископ Вятский и Пермский, оставил после себя в епархии много памятников пастырской заботливости, особенно построением храмов и обителей. Стройный чин богослужения, введенный им, долго сохранялся в епархии и после него. Чистота жизни и высокие добродетели его приобрели ему благоговейное уважение паствы, которая после смерти его († 1700 г.), каждый год совершала поминовение о нем. Вятский префект Любарский, оканчивая свои заметки о нем, говорит: «Хотя кроме славяно-российския грамоты ничему более не учен был; однако к собранию хороших печатных и письменных книг имел усердное рачение» (Чт. Моск. Общ. ист. 1848, № 9). Ныне известно прекрасное духовное завещание его, написанное им за год до смерти; оно дышит искренним благочестием (напеч. в Юрид. акт. 462–465).

243. Игнатий, из дворян Корсаковых, стольник царя Алексея, с 1677 г. экклесиарх Соловецкой обители, с 1685 г. архимандрит Новоспасский, 1693–1701 г. митрополит Тобольский. Слово его 1687 г. к воинству в Библ. Общ. ист. № 241. В 1690 г. сочинил известие о Русск. царствии. В 1687 г. послан он был в Кинешму для увещания раскольников и написал историческое «известие» о сем путешествии. Им же писано от имени архим. Макария «предисловие к Ирмологию», со сведениями о неистовствах раскольников в Соловецком монастыре (изд. Ундольским в ст. о церк. пении. М, 1846 г.). Весьма важны три окружные послании его, писанные в обличение раскольников. В первом послании архипастырь говорит, что, по словам Господа, надлежит являться в церкви учителям лжи, и по Его же наставлению должны мы остерегаться их, тем более, что они прикрывают себя видом истины. Так явились армянин Иосиф Астомин и венгерский жид Аврам. Каково учение их! Они учат не ходить в церковь, не венчаться, не причащаться св. таин, не знаменовать себя триперстным крестом, даже сожигать себя; они... изрыгают хулы на св. тайны и на церковь. Но тем выполняют на себе слова св. Ипполита об учениках антихриста и видение 12 гл. Апокалипсиса. Как же не удаляться их? – Во втором послании опровергает хульное мнение раскольников о триперстном знамении креста и объясняет, что раскольники делают все то, что, по словам св. Ипполита, естественно делать чадам антихриста. Наконец выставляет любопытное исповедание Иосифа Астомина. Сказав, что родители его с детьми присоединились к православной церкви при царе Михаиле, продолжает: «Видех, яко напечатали суть на Москве во 155 (1647) г. во псалтирех с возследованием о сложении правые руки дву перстов против нашего Арменского учения. Тогда аз кренце о том поборах, называя истинно быти таковое дву перстов сложение... И за тую мою вину сослаша мене из Казани в ссылку, в прошлом во 168 (1660) г.» В третьем посл. предлагаются сведения о делах Истомина, Аввакума и монаха Даниила. Распорядительные грамоты митр. Игнатия – в V т. Ист. акт. № 243,247,248, 290. Кроме того, в Верхотурском мон. есть его «Описание жизни и чудес праведного Симеона».

244. Ионы, архим. Тихвинского, с 1674 г. епископа и с 1682 г. архиепископа Вятского († 1700 г.) духовная грамота, изд. в Юрид. акт. № 428.

Афанасий Любимов, игумен Исетский, крестовый патриарший иеромонах, с 1682 г. архиеп. Холмогорский; за умное обличение раскола заушенный и едва не убитый на соборе. Борьба с расколом была и после того подвигом жизни его. Он имел богатую библиотеку. За любовь его к отчизне царь Петр любил его. Скончавшийся в 1702 г., ревностный пастырь оставил после себя: а) Щит веры – сборник полезный для истории Русской церкви патриаршего времени; Шестодневец о сотворении мира и падении человека (рукоп. Арханг. сем.); краткое православное исповедание веры (рукоп. Арханг. сем.); две окружные грамоты, пис. из Москвы в 1682 г., от 30 марта и 1 августа, с увещанием подвизаться против сеятелей раскола; две грамоты в Соловецкий мон. (нап. в III ч. Досифеева опис. Соловецкой обит. стр. 241–257). б) Описание трех путешествий царя Петра на Двину и нападение шведов на Двинскую крепость (изд. в Вивлиоф.); описание трех путей из Поморья в Швецию (Толст. I, № 251). в) Домашний лечебник, писанный 1625 г. (Толст. V, № 18).

245. Тимофей Каменевичь Рвовский, иеродиакон Холопьего монастыря (на р. Мологе), написал: а) повесть о семи мудрецах, 1692 г. (Толстого II, № 370, 181, 215); б) в 1684 г. историю греко-славянскую; в 1699 г. о начале славяно-российского народа, и летопись о зачале Москвы (Синод. библ. № 92, 529). То, что писал он о начале Москвы, взято им из сказания времен, предшествовавших ему (см. Временн. Общ. ист. т. XII, стр. 25–29).

Андрей Лызлов, Смоленский священник, в 1692 г. сочинил Скифскую историю в V книгах, или о Татарах и Турках. Понятно, что при скудных Латинских, Польских и Русских источниках, которыми, по словам его, пользовался он, многия сведения его не верны. История его изд. в СПб. 1776 г., М. 1787 г.

В то же время писаны: летопись Московская 1613–1696 г. (Библ. Общ. ист. № 311); летопись Вологодская, оканчивающаяся 1700 годом (Царск. № 236). Неизвестным современником митропол. Илариона († 1707 г.) написана повесть о Флорищевой пустыни и житие митр. Илариона (Царского № 99). Обширные выписки из сего сочинения в повести ключаря Федора о Суздале (Врем. Общ. ист. 22, 163, 178). Около того же времени сочинена «Книга о Российских святых, где... поживе и чудеса сотвори» (Общ. ист. № 212, 231; Толстого V, 81).

246. Иеродиакон Дамаскин известен защищением книги Остен, на которое Домецкий писал ответ (Демидова № 624), и тремя посланиями к митр. Иову (1704 г.) о переводе Библии.

Парфений Небоза, из русских, Лаодикийский митрополит, в 1695 г. возвратился в Россию, в 1701 г. назначен был в архиепископа Холмогорского, † 1704 г. Сочинения его: а) Панегирик Петру І-му, по случаю победы под Азовом, и письмо к царю с известиями о себе; б) «Символ», или изъяснение утвари и сосудов церковных.

247. Евфимий, иеромонах, по свидетельству Поликарпова (Библ. Общ. ист. стр. 112), был учеником Епифания Славеницкого, потом справщиком книг при типографии. Под письмом своим к игумену Братского мон., при котором препроводил деньги и книги, по завещанию Епифания, подписался он: ὁ τάπεινος μονάχος Εὐθύμιος ἶδιᾳ χείρι. Он скончался в 1705 г. В Синодальной библиотеке есть слово его на слова: «всяк возносяйся смирится». В 1675 г. составлена им опись книг, взятых по воле патр. Иоакима в патриаршую казну с Иверского подворья и из Воскресенского мон. (нап. в Чтен. Общ. ист. М. 1847 г.). Вероятно, им же написано «Сказание о втором перенесении мощей св. Алексея» 1686 г. (Царского № 744). Записка его о переводе Библии Епифанием напеч. в Словаре I, 178–183. Он перевел: в 1675 г. все сочинения Дионисия Ареопагита; 1790 г. – сочинение Симеона Солунского о священной службе; катихизис Иера; в 1694 г. – апостольские постановления Климента (в Синод. библиотеке); он же исправлял Енифаниев перевод Властаря. Предисловие его к переводу Арменопула изд. Розенкампфом (в 3-м прилож. к Обозр. кормчей). По всей вероятности, им переведен с греческого в 1683 г. Чин составления и освящения св. мира (Толстого 1, № 332).

248. Святитель Димитрий, в письме к Феологу 1706 г., писал: «Книжицу без именного творца, именуемую Зеркало, от честности твоей к нам присланную, выслушав и переписати повелев, возвращаю паки вашей честности. Книжица во истину благопотребна, великое раскольникам обличение и постыждение Книжица та достойна в свет произвестися, токмо мало нечто местами приочистити и поисправити требе». Посошков (Сочинения его, изд. в М. 1842 г., стр. 15) желал, чтобы «Зеркало» напечатано было для училищ. В Розыске св. Димитрия (стр. 588, 598) приводятся слова из «послания Иосифа священника, иже в мимошедших недавно годах, по указу государеву, был на Олонецком верху и писал к раскольническим в оной стране учителем – к Даниилу Викулину да к Андрею Денисову и ко всему сонмищу их». По истории Выгорецкой обители, это могло быть в 1700 г.

249. Палладий Роговский, игумен Заиконоспасского монастыря († янв. 1703), а) сочинил опровержение Римских догматов, 1699 г., при возвращении из унии, в которую совращен был в Ольмюце (напеч. в XVIII ч. Вивлиоф.); б) перевел историю Каллиста Ксанфопула.

Иов, иеродиакон Чудова монастыря, ученик Лихудов и после них в 1694–1699 г. наставник академии. В рукоп. житии св. Зосимы и Савватия так говорит он о себе: «Собрася сия их (чудотворцев) подвигов и чудес книга от летописцев и многих списателей, с достоверным и опасным свидетельством, исправися в чудесех, по согласию сочинения и правописания истого словенского наречия... по благословению тояжде обители радетеля отца архимандрита Фирса, тояжде обители обитателем, правды ради Божия изгнанником, еллинского, греческого и латинского диалектов Московского училища бывшим учителем иеродиаконом Иовом – 1703 г.» Едва ли не им сочинено толкование истории ветхого завета, написанное учителем Моск. академии (Толстого II, № 380), Около 1695 г. написана им «беседа молебная» о царе и победе над врагами.

Козма, Святогорец, ученик академии, иеродиакон Чудова монастыря, сперва, по просьбе купца, перевел в 1698 г. Софрониеву риторику на славянский язык (§ 238); потом написал свою риторику по руководству Скуффи (Царского № 351).

Григорий Скибинский, доктор богословия в западных училищах, в 1696 г. писал челобитную царю о священстве.

250. Св. Димитрий Туптало, митрополит Ростовский, знаменитейший как по святости жизни, так и по дарованиям ума и просвещению († 1709 г.). а) Известен как проповедник. Проповедей его издано (Соч. св. Димитрия, М., 1840 г.): во II т. 51, в Шт. 38, в V т. 5, а всего 94; и еще две речи (в I т.). Из числа проповедей его, говоренных в Малороссии, видим между изданными не более пяти; а он часто проповедывал там. В Софийской библ. сохраняются неизданные слова святителя, но смешанные с чужими сочинениями; его здесь до 30 слов. В библ. Толстого (II, № 404), собрание поучений (всего 51) на разные праздники, по замечанию Калайдовича, писанное самим св. Димитрием; в другом собрании (IV, № 9) 19 поучений. Весьма трогательны краткие наставления его и молитвы. Последние обращены преимущественно к страждущему за нас Искупителю мира. «Внутренний человек, в клети сердца своего поучающийся и молящийся» наставляет внутренней молитве или сохранению постоянного молитвенного настроения в душе. Два пастырских послания иереям – полезное пособие для пастырского богословия (т. I и V). О драмах его (Есфирь, Кающийся грешник, Рождество Христово, Успение Богоматери, Великом. Димитрий) довольно сказать, что они принадлежали духу времени и преимущественно обычаям южной России, где они и писаны. Другое дело – духовные песни его. Они петы были по его приказанию и в последний день жизни его. Ты мой Бог Иисусе; Иисусе мой прелюбезный; Похвалу принесу сладкому Иисусу; Воплю к Богу в беде моей (всего 8 песней) – такие песни, которые всегда могут доставлять и утешение сердцу и назидание уму и воле. б) По учению о догматах веры, писал он: Зерцало православного исповедания веры (в I т.), Краткие ответы о вере, то и другое – род краткого катехизиса, но последнее с систематическою строгостью и с приспособлением к нуждам времени; другое Зерцало (V т.) – сокращение известного православного исповедания веры; размышление о страданиях Христовых, о причащении (в I т.), о пресуществлении в евхаристии (V т.); последнее приближает тайну веры к общему разумению чрез сравнение с явлениями природы. в) Против раскола: Розыск о Брынской вере (изд. М. 1745, 1755, 1762 г.); рассуждение о образе Божии в человеке (в V т.). Розыск – сочинение написанное с ясным и глубоким разумением христианства. Сочинитель уличает раскол в том, что в нем нет духа евангельского – обвинение, конечно, более важное, чем обвинение в каком-нибудь странном обряде. Вера раскольников не права, учение их душевредно, дела их не богоугодны: вот три мысли, которые излагает он в грех частях сочинения своего. г) История составляла любимый предмет занятий святителя. Его Четьи минеи – образцовое сочинение по чистоте церковно-славянского языка, по мастерству изложения, по критической осторожности в выборе повествований прежних. Источники его – Минеи Макария; но ими он пользовался с разборчивостью, поверял и дополнял их древними историческими сочинениями, частью критическим трудом Болландистов. Списки сочинений и сочинителей, служивших руководством, приложенные к I и II ч., показывают, что сочинитель отыскивал все нужное для него, что только можно было отыскать в его время. Источники Миней подробно рассмотрены в соч.: Св. Димитрий, митр. Ростовский, М., 1849 г. Летопись келейная – свод библейской истории с гражданскою, оживляемый нравственными размышлениями (в IV т.). О цели сочинения писал он Яворскому: «В нашей Малороссийской стране трудно найти библию Славянскую... и редко кто знает порядок историй библейских... И для того хотел был ... вкратце библейскую историю преподать таковым для ведания». Замечателен ответ его на его хронологические исследования, предложенный в письме к Яворскому. На замечания, что в сочинении его «сомнительные деяния предлагаются и разрешаются», и что раскольники могут соблазняться исследованиями его, пишет он: «Подлинно сие еще не есть история, но погрешностей, в коих наши упрямо стоят, исправление... Хронографы Российские с библиями Российскими весьма несогласуют в летех; а употребляемое Греками и Россиею издавно летосчисление идет не по библиям, хотя и Св. Писанием называемым, но по хронографам... Разве о таковых несогласиях молчати, а что ложно, того не обличити и упрямству людскому снисходити?... Они (суеверы) и из добрых, полезных и святых вещей соблазняются; и нам ли последовать их безумию?» Хронограф о начале Славянского народа, в подлиннике – в библиотеке Харьковской семинарии; списки – в Петербургской академии. Вместо его, по ошибке, напечатан (в IV т.) синопсис Гизеля. Руно орошенное, или повествование о чудесах Черниговской Ильинской иконы Богоматери, Словарь приписывает то св. Димитрию (I, 126), то архим. Лаврентию Крщановичу (II, 5). Но последнее мнение основалось только на том, что Черн. издание Руна 1697 г. вышло тогда, как первым архимандритом обители был честный отец Лаврентий Крщановичь». Между тем, это издание уже пятое. Известны предшествовавшие ему издания 1683, 1689, 1691, 1696, и первое из них было на иждивение Лазаря Барановича, и ни в одном Лаврентий не назван сочинителем Руна. Сочинитель виден в четырех стихах предисловия: «Иеромонах Дмитри Савич.» Другие исторические сочинения его: «Краткий Мартиролог» (Синод. библ. № 811), остановленный на одном м. сентябре; «Летописание царей и патриархов»; «Каталог Росс. митрополитов». Но «Каталог архиереев Росс.» не принадлежит Святителю ни по слогу, ни но содержанию. Заметим еще, что в Угличской церкви цар. Димитрии хранится рукоп. книга о смерти царевича Димитрия, соч. Рост. святителя Димитрия. «Письма» его к Феологу, числом 32, – в муз. Румянцева (№ 407); из них некоторые изданы в соч.: Св. Димитрий митр. Рост., М.. 1849 г.; другие письма изд. между сочинениями, где и Диарий. Письма и Диарий объясняют жизнь святителя. По слогу и языку, сочинения святителя Димитрия – образец изящества церковно-Славянского.

Мысли, располагаемые правильно и отчетливо, облечены языком образованным и вместе языком сердца. Это не древний церковно-славянский язык; но тот чистый и правильный церковный язык, который с течением времени должен был образоваться из нормального слияния народного русского языка с древним славянским; тот язык, где древний славянский язык, пожертвовав некоторыми собственностями для вразумительного народу языка и удалив от себя все грубые и часто неверные себе самим формы народной речи, получил столько же правильный и определенный, сколько и изящный строй.

251. Гавриил Домецкий, до 1690 г. архимандрит Симонова монастыря, потом до 1709 г. архим. Юрьева мон., и затем скоро скончавшийся на покое.

Он писал: для Симонова монастыря келейный устав 1683 г. (изд. в VI ч, Ист. иер.); изображение иноческого жития 1683 г. (изд. в VI ч. Ист. иер.); Чин общежития Симоновского 1690 г.; Вертоград духовный 1685 г.; Путь к вечности – во двоюнадесяти степенех, изд. СПб. 1784 г. В Новгороде он писал ответы на защищение Остена 1704 г. (в Синод. библ.).

Известны два письма его к Новг. митр. Ионе: одно о состоянии православия на юге, другое о переводе 70-ти толковников (Ист. Русск. ц. IV, 141, 142, 253, 255).

252. Рафаил Краснопольский, воспитанник Киевской академии, первый архимандрит Заиконоспасский, пересматривавший Лексикон Поликарпова в 1703 г., уже в звании ректора Московской академии, по отзыву Поликарпова, после Яворского «первый в знании богословия и свободных учений» (предисл. к Лексикону); с 1704 г. архимандрит Симоновский. с 1708 г. архиепископ Холмогорский, скончавшийся в 1711 г. Он писал поучительные и правительственные грамоты. Из них замечательны: а) о двуперстном и треперстном знамении креста (рукоп. Арханг. сем.); б) поучение всему народу, 9 января 1711 г.; в) о погребении в пустых местах, без молитв священника, не исповедавшихся и не причащавшихся св. таин, 1709 г. Под его надзором составлен Двинский летописец, оканчивающийся 1705 годом (Толстого II. № 37, напеч. в III ч. Трудов вольного Российск. собрания).

253. Сильвестр Крайский, воспитанник коллегии, путешествовавший за границу, с 1704 г. ректор Московской академии, с марта 1705 г. архиепископ Архангельский, с сент. 1707 г. митрополит Смоленский, сконч. в 1712 г. В 1709 г. переведена им с итальянского краткая «Космография», вероятно для Смоленских училищ (Толстого I, № 223).

254. Феодор Полетаев, Новгородец, перевел с греческого: а) в 1676 г. разговоры отцов о жизни и страданиях св. мужей и жен; б) в 1713 г. Макария Егип. духовные беседы о совершенстве; в) в 1715 г. жития некоторых мучеников (рукоп. библ. Акад. наук).

Иосиф Туробойский, 1703–1704 г. префект Московской академии, с 1708 г. архимандрит Симоновский, в 1711 г. настоятель Новоспасского монастыря. Его сочинения: а) Торжество преславное освободителя Ливонии, государя Петра I, с двумя предисловиями и изъяснениями аллегорических изображений на вратах, М., 1704 г. б) «Торжественные врата» победителю под Полтавою, М., 1709 г.

255. Карион Истомин, ученик академии, но еще прежде того писавший стихи, иеромонах Чудова монастыря, справщик книг, делопроизводитель при патр. Адриане, в 1712 г. учитель в Новгородском училище, † 1713 г.

Сочинения его: а) Учебные: Букварь, поднесенный царице Наталье Кирилловне для царевича Алексея Петровича (Царского № 27), изд. М. 1695 г. (замечания о нем в Северном Архиве 1822 г., № 11); Эдем, посвященный царевичу Алексею; Экклисия – ему же. Вероятно, Истомину же принадлежит Арифметика, написанная в М. 1700 г. В предисловии сказано: «Ныне многим тщанием новособранное от многоразличных толковников, по временам зде в царствуемом и граде Москве бывших, греческого же и латинска языка». Названия арифметическим действиям – латинские. После предисловия написаны стихи к читателю. Книга приготовлена была к печати (Черткова библ. II, 450). б) Ораторские и поэтические: аа) Слово о Смоленской иконе Богоматери; слово об иконах Оковецких; приветствие цар. Петру при вступлении его в брак 1689 г. (Царск. № 303); Имя новое 1686 г. (Синод. Библ.; стихи, посвященные царевне Софии 1681 г. (напеч. в Ист. Моск. дух. акад., М., 1855 г., 396–400); разные поучения и письма, в том числе и письма, писанные от имени патр. Адриана (Чудова мон. № 223). бб) Служба чудотворцу Ипатию, написанная в 1704 г. по прошению «господ. болярина Никиты Иоанновича Иакинфова»; акафист Богородице, посвящен. царице Прасковье Феодоровне; службу блаж. князю Даниилу «сотвори наихуждший иерей Карион Истомин, справщик печатного книжного двора, 1711 г., по прошению игумена Макария Даниловского монастыря» (Черткова славяно-русские рукоп. СПб. 1836 г.). в) Переводы его: блаж. Августина о любви; Юлия Фронтина о войне (в архиве Мин. иностр. дел).

256. Андрей Игнатьев, священник, бывший в 1707 г. при посланнике Толстом, описал путешествие из Константинополя в Иерусалим (Толст. V, № 29). Статейный список посольства самого Толстого в Константинополь у Толстого I, № 233. Там же доyесение Толстого, с описанием Черного моря (I, № 234).

257. Иов, постриженик Сергиевой Лавры, с 1694 г. архимандрит ее, с 1697 г. митрополит Новгородский. В 1706 г. он открыл при своем доме училище, вызвав для него Лихудов, затем открыл он еще училища но городам; вместе с тем завел он на свой счет три больницы, и запустевший Колмов монастырь обратил в дом для воспитания подкидышей и незаконнорожденных. С ревностью подвизался он и против раскола. Ревностный пастырь скончался в 1716 г. Сочинения его: против раскольников о рождении антихриста, изд. М. 1707 г.; письмо к Черкашеву о крещении, у Толстого IV, № 59; три книги писем его в Новгородской Софийской библ. При нем составлена третья Новгородская летопись, летопись преимущественно о храмах (Собр. лет. III, 205–279).

258. Андроник, игумен Углицкого Алексеевского монастыря, в 1713 г. писал «о сложении первых триех перстов на знамение честного креста». Сочинитель между прочим выставляет слова из поучения митр. Михаила и из наставления митр. Феопемпта, – те самые, которые помещены в Соборном деянии на армянина Мартина, напеч. 1718 г. (Румянцева Л/Т 7).

259. Феолог, ученик Лихудов, иеромонах и справщик книг. Во время болезни святителя Димитрия в Москве, Феолог не отходил от одра его. Он и после выполнял поручения его со всем усердием. И святитель так любил его, что раз писал к нему: «аще бых имел пегаса или буцефала, послал бых к честности твоей, да на тех приехав посетити мя; но и сам чуть пешком не брожу, – ни коня, ни всадника». В 1712–1720 г. занимался он исправлением славянской Библии, и написал выписку ошибок, замеченных в славянском пятикнижии. Письма его к св. Димитрию м друг. в Синод. библ., куда поступила и его библиотека.

260. Стефан, в мире Симеон, Яворский, не окончив учения в Киеве, послан был во Львов, и потом учился в Познани у иезуитов, у которых выслушал курс философии и богословия; к сему однако допущен был не иначе, как приняв римское исповедание. По возвращении в Киев, присоединен был к православию митр. Варлаамом Ясинским, как пишет Мацеевич в ответе на Лютеранский пасквиль. В 1689 г. Симеон Яворский является в Киевской академии atrium liberalium et philosophiae magister, consummates theologus – «учителем словесных наук и философии и полным богословом», так подписался он на панегирике: Echo 1689 Kiev. В 1690 г. он принял иночество с именем Стефана (панегирик Arctos, K., 1690 г.). На книге его (в библ. Харьковской семинарии): Mowca Polski, w Kaliszu 1683, одна надпись его: ex libris Stanislai Simonis Jaworscy, другая: ex libris Stephani Jaworscy indigni monachi, empties Posnaniae. С 1691 г. он был префектом и учителем философии, на место Силуана Озерского (панегирик митр. Варлааму: Pelnia chwaly, К., 1691). В январе 1698 г., в «весельнем казаньи» при венчании Иоанна Ободовского, называет он себя «игуменом мон. Николаевского пустынного». В 1700 г., посланный в Москву, говорил он надгробное слово боярину А. С. Шеину, и оно так понравилось Петру Великому, что проповеднику велено было ожидать распоряжений в Москве; а 7 апреля 1700 г. посвящен он был в митрополита Рязанского. С 1702 г. он – «администратор, экзарх и блюститель патриаршего престола». Скончался 27 ноября 1722 г. Даже сочинитель Лютеранского пасквиля на Стефана говорит о Стефане, что он «имел удивительный дар слова и едва подобные ему в учительстве обрестись могли». Мне случалось, продолжает он, видеть в церкви, что он мог, уча слушателей, заставить плакать или смеяться. После Стефана осталось 29 проповедей (изд. М. 1804 г.). «Казанье», на брак Ободовского, переложенное на славянский язык, с посвящением гетману Мазепе – в Москвитянине 1842 г., № 3. В проповедях Яворского есть сила мысли, есть искусство в расположении частей речи, есть одушевление чувства искреннего, есть наконец и ясность в слове; но им довольно вредит встречающаяся им местам искусственность того времени, дозволявшая выставлять картины и обороты речи обиходной жизни.

Вот напр. как говорит он с кафедры: «Позабыл я еще жену Лотову как же ю, Спасителю мой, поминати: панихиду ли пети, или в ектениях ю поминати»? (ч. I. стр. 37). У Давида труды кавалерские (I, 194). «Орел сидит на царских габинетах или палатах» (II. 155). «Вспомяну над крепостию и фортециею Шлюсельбургскою победы... О! Орешек претвердый! добрые то зубы были, которые сокрушили тот твердый орешек» (II, 169).

В молодых летах Яворский много писал стихами, то латинскими, то польскими, и именно панегирики (Киевлянин за 1850 г., стр. 133–136). И прекрасные по содержанию правила для новой Саровской пустыни митрополит-экзарх предложил в стихах. Стихии и грамота 1711 г. напеч. в 6-й ч. Ист. иер., стр. 15, 27. Лучшие стихи его – эпиграмма, помещенная в конце духовного завещания:

O tituli, scopuli potius meliusque vocandi!

Heu! quebus allisi еще periere rates!

Et quid sunt tituli, nisi fumus, ventus et umbra,

Bullaque, quae vitreis turgita fertur agris!

Неизвестно доселе, какого содержания те латинские сочинения его, которые в 15-ти книгах хранились между рукописями Нежинского монастыря. Вероятию, значительная часть их состояла из стихов, а другая – из классических лекций.

Против раскола писал он «Знамение пришествия антихристова», напеч. №и. 1703 г., и потом много раз – сочинение, заимствованное из книги Мальвенды (Antichristus, ed. 1604, 1612, 1647).

Против реформации: Камень веры. Лютеранский пасквиль говорит, что эту книгу Петр Великий признал противною греческой вере. Мацеевич в ответ на пасквиль писал, что «преосв. Стефан, прежде похода Императора в Дербент, представлял показанную книгу Его Императорскому Величеству, и Его Величество приказал было печатать, и по Его приказанию дело было и началося; однако после отлучки Его Величества в поход, соперник первейший Феодосий приступил к преосв. Стефану и востребовал письменного указу о печатании книги. И тако как за неимением письменного указу, так и за препятствием завистников, печатание тоя книги остановилося; а после смерть все пресекла». «Ответ Сорбонне» относительно соединения церквей напеч. в III ч. сочин.

В рукописях остаются еще:

а) Ответы Стефана Яворского на три богословско-философические вопроса Иова, митр. Новгородского (Царского № 141; у Черткова стр. 260].

б) Стефана Яворского, митр. Рязанского ответ на слово об «иге неудобоносимом» Прокоповича (Царского № 23).

в) Советование митр. Стефана с созванными в Москву архипастырями и голос Сильвестра Нижегородского о том, как присоединять к церкви Кальвинистов и Лютеран (Царского № 456)

г) Письмо митр. Стефана 1718 г. к членам Синода о недопущении Прокоповича к сану епископа прежде отречения его от заблуждений, показываемых в его сочинениях (рукоп. Моск. дух. акад.; у Румянц. № 404: Словарь II, 261).

д) Апология его о возношении в церковных молитвах имен патриархов восточных, предложенная от Синода Сенату июня 9-го 1721 г. Это против Феофанова сочинения: об оставлении возношения имен патриарших, напеч. 1721 г. СПб. (Царского № 588).

е) Письмо от 12 авг. 1721 г. к Казанскому митр. Тихону (Толстого IV, № 39; автограф у Румянцева № 404).

ж) Письмо к Императору Петру 1, с просьбою об увольнении от дел, и завещание, оканчивающееся стихами (Царского № 462).

* * *

1

Словарь говорит (I, 333), что в Волоколамской библ. есть много слов сего Кирилла митрополита; но это ошибка. Там в Сборнике Евфимия Туркова помещены частью в отрывках, частью в полном виде, известные Слова Кирилла Туровского, а в другой рукописи молитвы Кирилла Туровского.

2

Если Матфей слушал рассказ Петра в 1244 г., под которым записал его, то первое нападение татар на Россию, по словам Петра, было около 1218 г., и это показание немногим разнится от других известий.

3

«Фезир-хав» – Гулагу покоряет «Вавилонян» – Иран – Вавилонию и Персию; «Хури-хан» – Джагатай-хан овладевает Турками» – Туркестаном за Оксом; «Батхатар-хан» – Октай-хан остается в «Орнахи» – в Каракоруме и отсюда посылает Батыя с 800 тысяч опустошать Россию и другие западные страны.

4

Если Хир-хан – Чингис-хан, то «зять его Калаладин» – конечно тот, который у Де-Гиня называется «Поту-хан-каллата», третий из зятей Чингиса.

5

Вот что писали в виршах на погребение гетмана Сайгадачного, умершего 1620 г.

«Шол потом до Острога, для наук уцтивых,

Которыи там квитли за благочестивых

Княжат, которыи ся в науках кохали,

На школы маетностий много фундовали:

Абы ся млад в науках уцтивых цветила,

Церкви и тыж отчизне пожитечне была».

Написано «у Академий Островьской»; так сказано в конце книжки: Календарь Римский новый, Острог, 1587 г.

6

У Максимовича (Книжная старина, во Временнике Общ. ист. I, смесь, стр. 5–8), показано 18 книг Острожской типографии и 3 Дерманской. Конечно, смерть благочестивого князя Константина и папизм сына его Януша были причиною тому, что книга Феодора Абукары против ересей магометан и иудеев, переведенная «единем от спудеов училища Острожского», которую приготовились издать 1611 г. в Остроге, осталась неизданною (Царского № 668).

Комментарии для сайта Cackle