Тайна Церкви: Святая Евхаристия в жизни Церкви

Оглав­ле­ние


Заклю­че­ние Cино­даль­ной бого­слов­ской комис­сии по Сов­мест­ному заяв­ле­нию Пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии по бого­слов­скому диа­логу «Тайна Церкви: Святая Евха­ри­стия в жизни Церкви» (Бра­ти­слава, 2–9. 11. 2006)

Во испол­не­ние пору­че­ния, дан­ного Бого­слов­ской комис­сии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви Свя­щен­ным Сино­дом (Журнал засе­да­ния Свя­щен­ного Синода № 133 от 26 декабря 2006 года), Бого­слов­ская комис­сии на своих пле­нар­ных засе­да­ниях 4 октября и 25–26 декабря 2007 года рас­смот­рела Сов­мест­ное заяв­ле­ние пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии по бого­слов­скому диа­логу «Тайна Церкви: Святая Евха­ри­стия в жизни Церкви» (Бра­ти­слава, 2–9. 11. 2006). По запросу Бого­слов­ской комис­сии отзывы на этот доку­мент были пред­став­лены Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мией, Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной ака­де­мией, Пра­во­слав­ным Свято-Тихо­нов­ским гума­ни­тар­ным уни­вер­си­те­том, Изда­тель­ским сове­том Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и Цер­ковно-науч­ным цен­тром «Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия» (при­ло­же­ния №№ 1, 2, 3, 4, 5). Сек­ре­та­ри­а­том комис­сии была также под­го­тов­лена исто­ри­че­ская справка, при­ла­га­е­мая к насто­я­щему доку­менту (при­ло­же­ние 6).

Резуль­таты изу­че­ния доку­мента и дис­кус­сии, состо­яв­шейся на пле­нар­ном засе­да­нии Бого­слов­ской комис­сии 4 октября 2007 года, сво­дятся к сле­ду­ю­щему:

1. Суть веры Церкви в при­сут­ствие Гос­пода Иисуса Христа в Святых Дарах заклю­чена в словах цер­ков­ной молитвы перед Святым При­ча­ще­нием:

Верую, Гос­поди, и испо­ве­дую, яко Ты еси воис­тину Хри­стос, Сын Бога Живаго, при­ше­дый в мир греш­ныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пре­чи­стое Тело Твое, и сия есть самая чест­ная Кровь Твоя.

– или, в пере­воде на совре­мен­ный рус­ский язык, «Верую… что это – само Твое Пре­чи­стое Тело и сама Твоя Пре­чи­стая Кровь».

Для выра­же­ния своей веры в дей­стви­тель­ное тож­де­ство Евха­ри­сти­че­ских Даров и Тела и Крови Хри­сто­вых – в то, что Дары суть само Тело и сама Кровь, – святые отцы исполь­зо­вали разные тер­мины и разные ана­ло­гии. Наи­бо­лее извест­ный из этих тер­ми­нов – пре­ло­же­ние, греч. μεταβολή. Осо­бенно важен этот термин еще и потому, что в чине Боже­ствен­ной литур­гии свт. Иоанна Зла­то­уста в моле­нии об освя­ще­нии Даров упо­треб­лена соот­вет­ству­ю­щая этому тер­мину гла­голь­ная форма пре­ло­жив, греч. μεταβαλών.

В период поле­мики с про­те­стан­тиз­мом Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью было соборно при­нято упо­треб­ле­ние тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние». Это про­изо­шло на Иеру­са­лим­ском Соборе 1672 г. и Кон­стан­ти­но­поль­ском Соборе 1691 г. В част­но­сти, послед­ний Собор под­вер­гает про­тив­ни­ков тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние» самым стро­гим кано­ни­че­ским пре­ще­ниям; реше­ния Собора были реци­пи­ро­ваны Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью и вклю­чены в Дог­ма­ти­че­ское посла­ние Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Адри­ана (см. При­ло­же­ние № 5. С. 3–4; БТ. 2007. Сб. 41. С. 133–145). С этого вре­мени термин «пре­су­ществ­ле­ние» ста­но­вится обыч­ным в пра­во­слав­ной евха­ри­сто­ло­гии, несмотря на то, что неко­то­рые пра­во­слав­ные бого­словы воз­дер­жи­ва­лись от его упо­треб­ле­ния.

Упо­треб­ле­ние в пра­во­слав­ном бого­сло­вии тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние» не явля­ется попыт­кой раци­о­нально объ­яс­нить тайну Евха­ри­стии. В «Посла­нии восточ­ных Пат­ри­ар­хов», осно­ван­ном на Дея­ниях Иеру­са­лим­ского Собора 1672 г., под­черк­нуто: «Веруем, что словом пре­су­ществ­ле­ние не объ­яс­ня­ется образ, кото­рым хлеб и вино пре­тво­ря­ются в Тело и Кровь Гос­подню, ибо сего нельзя постичь никому, кроме Самого Бога, и усилия жела­ю­щих постичь сие могут быть след­ствием только безу­мия и нече­стия; но [этим словом] пока­зы­ва­ется только то, что хлеб и вино, по освя­ще­нии, пре­ла­га­ются в Тело и Кровь Гос­подню не образно, не пре­из­быт­ком бла­го­дати, не сооб­ще­нием или наи­тием единой Боже­ствен­но­сти Еди­но­род­ного, и не слу­чай­ная какая-либо при­над­леж­ность хлеба и вина пре­ла­га­ется в слу­чай­ную при­над­леж­ность Тела и Крови Хри­сто­вой, каким-либо изме­не­нием или сме­ше­нием, но, как выше ска­зано, истинно, дей­стви­тельно и суще­ственно хлеб бывает самим истин­ным Телом Гос­под­ним, а вино – самой Кровью Гос­под­ней»[1].

Итак, в Евха­ри­стии хлеб и вино пре­ла­га­ются, пре­су­ществ­ля­ются в Тело и Кровь Хри­стовы – то есть меняют свою сущ­ность, пере­стают быть хлебом и вином, сохра­няя все свои внеш­ние при­знаки (συμβεβηκότα). Тем самым, то, что хлеб и вино после пре­ло­же­ния (пре­су­ществ­ле­ния) меняют свою сущ­ность (при­роду), не сле­дует вуль­гарно пони­мать в смысле изме­не­ния их веще­ствен­ных свойств. Как гово­рит свя­ти­тель Кирилл Иеру­са­лим­ский, «види­мый хлеб не есть хлеб, хотя вкусом чув­ству­ется, но Тело Хри­стово; и види­мое вино не есть вино, но Кровь Хри­стова»[2].

2. Рас­смот­рен­ный доку­мент пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии по бого­слов­скому диа­логу «Тайна Церкви: Святая Евха­ри­стия в жизни Церкви» (Бра­ти­слава, 2–9. 11. 2006) пред­став­ляет собой попытку вкратце опи­сать пра­во­слав­ное и люте­ран­ское учения о Евха­ри­стии, а также, по воз­мож­но­сти, выявить их сход­ства и раз­ли­чия.

В част­но­сти, в доку­менте рас­кры­ва­ется содер­жа­ние учения о том, что во время Евха­ри­стии хлеб и вино ста­но­вятся Телом и Кровью Хри­сто­выми. Соста­ви­тели доку­мента с пра­во­слав­ной сто­роны так объ­яс­няют суть про­ис­хо­дя­щего:

«Цер­ковь при­но­сит хлеб и вино, соеди­ня­е­мые с Телом и Кровью Христа через ана­мне­сис и изме­ня­е­мые через союз с пре­воз­не­сен­ным и обо­жен­ным чело­ве­че­ством Христа через дей­ствие Свя­того Духа (эпи­кле­сис)» (под­пункт 2.c).

Далее в доку­менте пра­во­слав­ная сто­рона отри­цает сущ­ност­ное изме­не­ние Евха­ри­сти­че­ских хлеба и вина:

«Хлеб и вино не утра­чи­вают своей сущ­но­сти (φύσις), сакра­мен­тально ста­но­вясь Телом и Кровью Христа» (под­пункт 4.c).

Тем самым, «изме­не­ние через союз», о кото­ром гово­рится в под­пункте 2.c доку­мента, не меняет сами хлеб и вино в их сущ­но­сти.

В таком изло­же­нии пра­во­слав­ное учение о Евха­ри­стии пред­став­ля­ется очень близ­ким к люте­ран­скому: соста­ви­тели доку­мента с пра­во­слав­ной сто­роны нигде не гово­рят о сущ­ност­ном изме­не­нии Святых Даров, исполь­зуя тер­мины «соеди­не­ние» и «союз», непри­ем­ле­мые для выра­же­ния пра­во­слав­ного учения о Евха­ри­стии, а также ана­ло­гию соеди­не­ния евха­ри­сти­че­ских даров и чело­ве­че­ской при­роды Христа с еди­не­нием чело­ве­че­ской и Боже­ствен­ной природ Христа в Бого­во­пло­ще­нии.

«Как в хри­сто­ло­гии две при­роды соеди­нены ипо­стасно, так в Евха­ри­стии про­слав­лен­ное чело­ве­че­ское Тело Христа и «вме­сто­об­раз­ная» – хлеб и вино – сакра­мен­тально соеди­нены дей­ствием Свя­того Духа» (под­пункт 6.b).

3. Доку­мент также содер­жит целый ряд бого­слов­ских поло­же­ний, близ­ких древним евха­ри­сто­ло­ги­че­ским заблуж­де­ниям.

С одной сто­роны, его авторы спра­вед­ливо заме­чают, что «пра­во­слав­ные испо­ве­дуют дей­стви­тель­ное пре­ло­же­ние (μεταβολή) хлеба и вина в Тело и Кровь Христа» (под­пункт 4.b), и это утвер­жде­ние отра­жает тра­ди­ци­он­ную пра­во­слав­ную точку зрения. Они также совер­шенно пра­вильно наста­и­вают на том, что невоз­можно «в отно­ше­нии этой тайны мы не можем отве­тить на вопрос “как?”» (под­пункт 2.d).

С другой сто­роны, в пункте 4.b утвер­жда­ется, что пре­ло­же­ние «не озна­чает “пре­су­ществ­ле­ния” сущ­но­сти хлеба и вина в сущ­ность обо­жен­ного чело­ве­че­ства Хри­стова.»

При­ве­ден­ное поло­же­ние не соот­вет­ствуют пра­во­слав­ному, а имеет парал­лели в несто­ри­ан­ском учении о Евха­ри­стии.

В част­но­сти, о соеди­не­нии хлеба и вина с Телом и Кровью Христа, при полном сохра­не­нии у хлеба и вина их пер­во­на­чаль­ной при­роды, учил Несто­рий:

«Когда Он [Спа­си­тель] сказал о хлебе: “Сие есть Тело Мое”, он не сказал, что хлеб – это не хлеб, и что Тело – это не Тело, но Он сказал, ука­зы­вая на хлеб и на Тело, кото­рое [оста­ется] в [своей] сущ­но­сти (ούσία). Но мы убеж­дены, что хлеб [Евха­ри­стии] – хлеб по при­роде и по сущ­но­сти. Однако в вере, что хлеб есть Его Тело – не по при­роде, а по вере, – Он хочет убе­дить нас верить в то, что суще­ствует не в [своей] сущ­но­сти, в то, что ста­но­вится другим по вере, а не по сущ­но­сти» (Несто­рий. Книга Герак­лида. 449).

В осуж­ден­ном Пятым Все­лен­ским Собо­ром диа­логе блж. Фео­до­рита Кир­ского «Эранис» содер­жится утвер­жде­ние о сохра­не­нии у хлеба и вина их при­роды и сущ­но­сти вопреки тем, кто гово­рит о «пре­ло­же­нии в другую при­роду» (εις έτέραν φύσιν μεταβολήν):

«Эра­нист [этим именем обо­зна­чены неуме­рен­ные после­до­ва­тели свт. Кирилла Алек­сан­дрий­ского, в первую оче­редь, Евти­хий Кон­стан­ти­но­поль­ский]: Сим­волы Вла­дыч­него Тела и Крови таковы лишь до свя­щен­ни­че­ского при­зы­ва­ния (έπικλήσεως), после же при­зы­ва­ния они пре­ла­га­ются (μεταβάλλεται) и ста­но­вятся дру­гими.

Орто­докс [т.е. сам блж. Фео­до­рит]: Нет, и после освя­ще­ния таин­ствен­ные сим­волы не выхо­дят из своей при­роды (φύσεως), ибо оста­ются в пер­во­на­чаль­ной сущ­но­сти (ούσίας) и образе, и виде; и созер­ца­ются, и ося­за­ются такими же, как были. Тем же, чем стали, помыш­ля­ются и веру­ются. Итак, сравни образ (εικόνα) с про­об­ра­зом (άρχετύπψ) и узри подо­бие» (PG. 83. Col. 168).

Нетрудно заме­тить здесь близ­кое сход­ство с про­ци­ти­ро­ван­ными выше рас­суж­де­ни­ями Несто­рия. Сле­дует обра­тить особое вни­ма­ние на то, что для блж. Фео­до­рита отказ от веры в изме­не­ние при­роды Святых Даров тож­де­стве­нен отказу от веры в пре­ло­же­ние.

Нако­нец, выше­при­ве­ден­ное утвер­жде­ние рас­смат­ри­ва­е­мого доку­мента:

«Цер­ковь при­но­сит хлеб и вино, соеди­ня­е­мые с Телом и Кровью Христа через ана­мне­сис и изме­ня­е­мые через союз с пре­воз­не­сен­ным и обо­жен­ным чело­ве­че­ством Христа через дей­ствие Свя­того Духа (эпи­кле­сис)» (под­пункт 2.c) – пред­по­ла­гает совер­шенно новое учение не о еди­но­крат­ном, а о двой­ном, «поэтап­ном» освя­ще­нии Даров: сна­чала «через ана­мне­сис» (когда, согласно доку­менту, про­ис­хо­дит «соеди­не­ние») и затем «через эпи­кле­сис» (когда, согласно доку­менту, про­ис­хо­дит «дей­ствие Свя­того Духа»).

4. Выше­упо­мя­ну­тые и многие другие поло­же­ния доку­мента выра­жены весьма рас­плыв­чато и допус­кают вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие тол­ко­ва­ния раз­ными участ­ни­ками диа­лога. Доку­мент выдер­жан в духе кон­вер­ген­ции и ком­про­мисса, он создает иллю­зию един­ства и согла­сия за счет игно­ри­ро­ва­ния и замал­чи­ва­ния реаль­ных раз­ли­чий, выяс­не­ние кото­рых явля­ется не менее важной зада­чей диа­лога, чем поиск сход­ных веро­учи­тель­ных поло­же­ний.

На при­сут­ству­ю­щие в доку­менте уступки люте­ран­скому учению о Евха­ри­стии обра­ща­ется вни­ма­ние в отзыве на доку­мент пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии, пред­став­лен­ном Мос­ков­ской Духов­ной ака­де­мией: «Пра­во­слав­ные участ­ники сове­ща­ния в дог­ма­ти­че­ском плане сде­лали очень боль­шой шаг навстречу люте­ран­ским тео­ло­гам. Несо­мненно больше, чем их парт­неры по диа­логу, кото­рые ни в чем прин­ци­пи­аль­ном не отсту­пили от своих евха­ри­сти­че­ских пред­став­ле­ний XVI в., сфор­му­ли­ро­ван­ных в их сим­во­ли­че­ских книгах («Боль­шой кате­хи­зис» Лютера (1529 г.), «Апо­ло­гия Аугс­бург­ского испо­ве­да­ния» (1530 г.) и «Фор­мула согла­сия» (1580 г.)). Ком­про­мисс пра­во­слав­ных участ­ни­ков сове­ща­ния сколь велик, столь и неожи­да­нен и явно засту­пает за грань дог­ма­ти­че­ских поло­же­ний Пра­во­слав­ной Церкви. Пози­ция пра­во­слав­ной сто­роны выгля­дит непо­сле­до­ва­тель­ной и дис­кре­ди­ти­рует Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Срав­ни­тельно недавно на подоб­ных встре­чах пра­во­слав­ные бого­словы заяв­ляли про­ти­во­по­лож­ные взгляды» (При­ло­же­ние № 1. С. 18–19).

5. При­ве­ден­ные утвер­жде­ния доку­мента про­ти­во­ре­чат выска­зы­ва­ниям пред­ста­ви­те­лей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в ходе пра­во­славно-люте­ран­ского диа­лога.

Пози­ция о твер­дом сле­до­ва­нии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви вере в сущ­ност­ное изме­не­ние евха­ри­сти­че­ских Даров была мно­го­кратно озву­чена в ходе диа­ло­гов с люте­ра­нами. Так, по резуль­та­там пер­вого собе­се­до­ва­ния в рамках диа­лога Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви с Еван­ге­ли­че­ско-Люте­ран­ской Цер­ко­вью Фин­лян­дии, про­хо­див­шего в г. Турку с 19 по 22 марта 1970 года, было при­нято Резюме, в кото­ром утвер­жда­лось рас­хож­де­ние в пони­ма­нии люте­ра­нами и пра­во­слав­ными «истины… о суще­ствен­ном при­сут­ствии в Евха­ри­стии Бого­че­ло­века Христа Его Телом и Кровью под видом хлеба и вина»[3]. С пра­во­слав­ной сто­роны доку­мент был под­пи­сан воз­глав­ляв­шим рус­скую деле­га­цию епи­ско­пом Дмит­ров­ским Фила­ре­том, рек­то­ром Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии (ныне – мит­ро­по­лит Мин­ский и Слуц­кий Фила­рет, Пат­ри­ар­ший Экзарх Всея Бела­руси, Пред­се­да­тель Сино­даль­ной Бого­слов­ской комис­сии).

В при­ло­жен­ном к доку­менту докладе епи­скопа Аст­ра­хан­ского и Ено­та­ев­ского Миха­ила ска­зано бук­вально сле­ду­ю­щее: «В то время как исто­ри­че­ские Церкви – Пра­во­слав­ная, Римско-Като­ли­че­ская и дохал­ки­дон­ские – испо­ве­дуют реаль­ное пре­су­ществ­ле­ние хлеба и вина в истин­ное Тело и истин­ную Кровь Иисуса Христа, про­те­стант­ские Церкви при всем раз­но­об­ра­зии их евха­ри­сти­че­ских док­трин, отри­цают суб­стан­ци­аль­ный, веще­ствен­ный харак­тер при­сут­ствия Тела и Крови под видами хлеба и вина»[4]. Там же отме­ча­лось: «Попытки найти суще­ствен­ное раз­ли­чие между двумя уче­ни­ями [като­ли­че­ским и пра­во­слав­ным] на базе при­ме­не­ния тер­ми­нов “пре­су­ществ­ле­ние” (transsubstantiatio) на Западе и “пре­тво­ре­ние” или “пре­ло­же­ние” на Востоке сле­дует отне­сти на счет поле­ми­че­ского задора, ибо никто еще нико­гда не мог ука­зать, в чем именно состоит раз­ли­чие между этими сло­вами. Рас­кры­тие их содер­жа­ния всегда дока­зы­вало их сино­ни­мич­ность»[5].

По резуль­та­там вто­рого собе­се­до­ва­ния с Еван­ге­ли­че­ско-Люте­ран­ской Цер­ко­вью Фин­лян­дии, про­хо­див­шего в Троице-Сер­ги­е­вой лавре с 12 по 16 декабря 1971 года, было при­нято Резюме, под­пи­сан­ное с пра­во­слав­ной сто­роны архи­епи­ско­пом Дмит­ров­ским Фила­ре­том, рек­то­ром Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии; в Резюме гово­ри­лось сле­ду­ю­щее: «Согласно пра­во­слав­ному учению, хлеб и вино в Евха­ри­стии суще­ственно пре­ла­га­ются в Тело и Кровь Хри­стову. Это суще­ствен­ное изме­не­ние оста­ется в Святых Дарах неотъ­ем­лемо и неза­ви­симо от их упо­треб­ле­ния»[6].

На шестом собе­се­до­ва­нии с Еван­ге­ли­че­ско-Люте­ран­ской Цер­ко­вью в Гер­ма­нии («Арнольд­схайн-VI»), про­хо­див­шем в Троице-Сер­ги­е­вой Лавре с 26 по 29 ноября 1973 года, было особо под­черк­нуто «твер­дое сле­до­ва­ние» Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви «учению о пре­су­ществ­ле­нии»[7].

6. Резю­ми­руя ска­зан­ное, сле­дует заклю­чить, что изло­же­ние пра­во­слав­ной пози­ции, пред­став­лен­ное в Сов­мест­ном заяв­ле­нии пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии по бого­слов­скому диа­логу «Тайна Церкви: Святая Евха­ри­стия в жизни Церкви», по ряду важ­ней­ших вопро­сов бого­сло­вия Евха­ри­стии не соот­вет­ствует тра­ди­ци­он­ному учению Пра­во­слав­ной Церкви.

Исто­ри­че­ская справка:

Пра­во­слав­ное учение об образе при­сут­ствия Христа в Святых Дарах

Суть веры Церкви в при­сут­ствие Гос­пода Иисуса Христа в Святых Дарах заклю­чена в словах цер­ков­ной молитвы перед Святым При­ча­ще­нием:

Верую, Гос­поди, и испо­ве­дую, яко Ты еси воис­тину Хри­стос, Сын Бога Живаго, при­ше­дый в мир греш­ныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пре­чи­стое Тело Твое, и сия есть самая чест­ная Кровь Твоя.

– или, в пере­воде на совре­мен­ный рус­ский язык, «Верую… что это – само Твое Пре­чи­стое Тело и сама Твоя Пре­чи­стая Кровь».

Для выра­же­ния своей веры в дей­стви­тель­ное тож­де­ство Евха­ри­сти­че­ских Даров и Тела и Крови Хри­сто­вых – в то, что Дары суть само Тело и сама Кровь, – святые отцы исполь­зо­вали разные тер­мины и разные ана­ло­гии. Наи­бо­лее извест­ный из этих тер­ми­нов – пре­ло­же­ние, греч. μεταβολή. Осо­бенно важен этот термин еще и потому, что в чине Боже­ствен­ной литур­гии свт. Иоанна Зла­то­уста в моле­нии об освя­ще­нии Даров упо­треб­лена соот­вет­ству­ю­щая этому тер­мину гла­голь­ная форма пре­ло­жив, греч. μεταβαλών.

Слово пре­ло­же­ние как термин вос­хо­дит к фило­со­фии Ари­сто­теля, в сочи­не­ниях кото­рого термин μεταβολή встре­ча­ется десятки раз. В част­но­сти, в чет­вер­той главе второй книги трак­тата «О душе» Ари­сто­тель, рас­суж­дая о спо­соб­но­сти живых существ при­ни­мать пищу, ука­зы­вает на то, что «пища. пре­ла­га­ется и пере­ва­ри­ва­ется (τροφήν. μεταβάλλειν καί πέττεσθαι)» в сущ­ность пита­ю­ще­гося ею, тогда как сущ­ность пита­ю­ще­гося при этом сохра­ня­ется (τροφή σώζει γάρ την ουσίαν)[8]. Бла­го­даря Ари­сто­телю термин μεταβολή до насто­я­щего вре­мени исполь­зу­ется меди­ци­ной для обо­зна­че­ния про­цесса пище­ва­ре­ния – «мета­бо­лизма».

Мысль Ари­сто­теля о том, что живые суще­ства, при­ни­мая пищу, сохра­няют свою сущ­ность, тогда как сущ­ность пищи пре­вра­ща­ется (т. е. «пре­ла­га­ется») и пере­стает суще­ство­вать, была хорошо известна людям антич­ной куль­туры. Поэтому свт. Гри­го­рий Нис­ский, говоря о тайне Евха­ри­стии в своем «Боль­шом огла­си­тель­ном слове», исполь­зо­вал именно эту ана­ло­гию для ответа на вопрос о том, как может вос­крес­шее Тело Спа­си­теля, оста­ва­ясь неиз­мен­ным, одно­вре­менно при­сут­ство­вать в каждой частице Святых Даров:

«Над­ле­жит рас­смот­реть, как стало воз­можно, что одно это Тело, в целой все­лен­ной всегда раз­де­ля­е­мое столь­ким тыся­чам верных, в каждом из части дела­ется целым, и само в себе также пре­бы­вает целым. Как Бог-Слово всту­пило в еди­не­ние с есте­ством чело­ве­че­ским и, будучи в нашем теле, не иной какой новый состав устро­ило есте­ству чело­ве­че­скому, но обык­но­вен­ными и при­лич­ными сред­ствами про­дол­жало суще­ство­ва­ние Тела Своего, снедью и питьем под­дер­жи­вая его само­сто­я­тель­ное суще­ство­ва­ние [ύπόστασιν] – снедью же был хлеб; то поэтому – как и в отно­ше­нии нас [самих можно ска­зать, что]… кто видит хлеб, тот неко­то­рым обра­зом видит чело­ве­че­ское тело, потому что хлеб, будучи в теле, дела­ется телом, – так и там бого­при­ем­ное Тело, при­ни­мав­шее в пищу хлеб, в неко­то­ром отно­ше­нии было с ним одно и то же: по при­чине, как ска­зано, пищи, пре­ло­жен­ной в есте­ство Тела. Ибо что свой­ственно всякой плоти, то при­знано и об оной Плоти, а именно, что и оное Тело под­дер­жи­ва­лось хлебом. Но как то Тело все­ле­нием Бога-Слова было пре­тво­рено в Боже­ствен­ное досто­ин­ство, не без осно­ва­ния веруем, что так и теперь хлеб, освя­ща­е­мый Божиим Словом, пре­тво­ря­ется в Тело Бога-Слова» (гл. 37)[9].

Иными сло­вами, хлеб, ста­но­вясь Телом Хри­сто­вым через пре­ло­же­ние, пере­стает быть хлебом, но Тело Хри­стово от этого не пре­тер­пе­вает ника­кого изме­не­ния – говоря это, свя­ти­тель ука­зы­вает на извест­ную его обра­зо­ван­ным слу­ша­те­лям ари­сто­те­лев­скую мысль.

Слова свт. Гри­го­рия Нис­ского были частично вос­про­из­ве­дены прп. Иоан­ном Дамас­ки­ным в его «Точном изло­же­нии пра­во­слав­ной веры» (4. 13)[10] и поэтому стали клас­си­кой пра­во­слав­ного учения о таин­стве Евха­ри­стии. Однако упо­мя­ну­тую ана­ло­гию с ари­сто­те­лев­ским пре­ло­же­нием нельзя пони­мать как объ­яс­не­ние той тайны, кото­рая про­ис­хо­дит в Евха­ри­стии. Чудес­ным обра­зом хлеб и вино ста­но­вятся Телом и Кровью Хри­сто­выми, сохра­няя при этом все каче­ства хлеба и вина – объ­яс­нить эту тайну невоз­можно, можно лишь ука­зать на нее при помощи ана­ло­гии.

В исто­рии Церкви, однако, изве­стен целый ряд попы­ток объ­яс­нить эту тайну при помощи того или иного раци­о­наль­ного спо­соба – от пол­ного отри­ца­ния евха­ри­сти­че­ского пре­ло­же­ния, при кото­ром Евха­ри­стия пони­ма­ется только как символ или про­стое чело­ве­че­ское вос­по­ми­на­ние Тайной вечери (или, шире, вообще трапез Гос­пода с уче­ни­ками), до утвер­жде­ния пол­ного сохра­не­ния у хлеба его сущ­но­сти при одно­вре­мен­ном «при­ня­тии его в ипо­стась Бога-Слова» (лат. impanatio) или утвер­жде­ния о его соеди­не­нии, тем или иным спо­со­бом, с Телом и Кровью Спа­си­теля (лат. consubstantiatio). Сле­дует оста­но­виться на неко­то­рых из этих попы­ток раци­о­на­ли­зи­ро­вать Таин­ство.

В част­но­сти, о соеди­не­нии хлеба и вина с Телом и Кровью Христа, при полном сохра­не­нии у хлеба и вина их пер­во­на­чаль­ной при­роды, учил Несто­рий:

«Когда Он [Спа­си­тель] сказал о хлебе: “Сие есть Тело Мое”, он не сказал, что хлеб – это не хлеб, и что Тело – это не Тело, но Он сказал, ука­зы­вая на хлеб и на Тело, кото­рое [оста­ется] в [своей] сущ­но­сти (ουσία). Но мы убеж­дены, что хлеб [Евха­ри­стии] – хлеб по при­роде и по сущ­но­сти. Однако в вере, что хлеб есть Его Тело – не по при­роде, а по вере, – Он хочет убе­дить нас верить в то, что суще­ствует не в [своей] сущ­но­сти, в то, что ста­но­вится другим по вере, а не по сущ­но­сти» (Несто­рий. Книга Герак­лида. 449)[11].

Такая евха­ри­сто­ло­гия Несто­рия прямо выте­кала из его ере­ти­че­ской хри­сто­ло­гии – так, в другом месте он писал:

«Своей prosopon Он [Бог-Слово] сделал плоть. так что те, кто видят плоть, [видят] также Бога: подобно тому, как и в хлебе Тело – так что те, кто видят хлеб, также [видят] Тело, ибо он сделал [хлеб] его prosopon» (Несто­рий. Книга Герак­лида. 81)[12].

Иными сло­вами, как чело­ве­че­ство Спа­си­теля было, по Несто­рию, отде­лено от Боже­ства и пред­став­ляло собой prosopon («личину») Бога, так и хлеб и вино Евха­ри­стии суть лишь prosopon чело­ве­че­ской при­роды Христа. И хри­сто­ло­гия, и евха­ри­сто­ло­гия Несто­рия были кате­го­ри­че­ски отверг­нуты свт. Кирил­лом Алек­сан­дрий­ским; в част­но­сти, евха­ри­сто­ло­гии Несто­рия свт. Кирилл посвя­тил, помимо про­чего, свой 11‑й ана­фе­ма­тизм.

Идеи Несто­рия ока­зали вли­я­ние на бого­сло­вие про­тив­ника свт. Кирилла, блж. Фео­до­рита Кир­ского. В «Эра­ни­сте» блж. Фео­до­рита содер­жится утвер­жде­ние о сохра­не­нии у хлеба и вина их при­роды и сущ­но­сти вопреки тем, кто гово­рит о пре­ло­же­нии Св. Даров. После слов своего вооб­ра­жа­е­мого оппо­нента о «пре­ло­же­нии в другую при­роду» (εις έτέραν φύσιν μεταβολήν) блж. Фео­до­рит при­во­дит сле­ду­ю­щие реплики:

«Эра­нист [этим именем обо­зна­чены неуме­рен­ные после­до­ва­тели свт. Кирилла Алек­сан­дрий­ского; в первую оче­редь, Евти­хий Кон­стан­ти­но­поль­ский]: Сим­волы Вла­дыч­него Тела и Крови таковы лишь до свя­щен­ни­че­ского при­зы­ва­ния (έπικλήσεως), после же при­зы­ва­ния они пре­ла­га­ются (μεταβάλλεται) и ста­но­вятся дру­гими.

– Орто­докс [т. е. сам блж. Фео­до­рит]: … Нет, и после освя­ще­ния таин­ствен­ные сим­волы не выхо­дят из своей при­роды (φύσεως), ибо оста­ются в пер­во­на­чаль­ной сущ­но­сти (ουσίας) и образе, и виде; и созер­ца­ются, и ося­за­ются такими же, как были. Тем же, чем стали, помыш­ля­ются и веру­ются. Итак, сравни образ (εικόνα) с про­об­ра­зом (άρχετύπω) и узри подо­бие»[13].

Нетрудно заме­тить здесь близ­кое сход­ство с про­ци­ти­ро­ван­ными выше рас­суж­де­ни­ями Несто­рия. Сле­дует обра­тить особое вни­ма­ние на то, что для блж. Фео­до­рита отказ от веры в изме­не­ние при­роды Св. Даров тож­де­стве­нен отказу от веры в пре­ло­же­ние. При этом такой отказ влечет за собой пони­ма­ние Евха­ри­сти­че­ских Даров только лишь как «помыш­ля­е­мого» образа и подо­бия Тела и Крови Спа­си­теля.

Многие цитаты из «Эра­ни­ста» бук­вально повто­ря­ются в тексте, оза­глав­лен­ном как «Посла­ние к Кеса­рию»; здесь, в том числе, име­ется и соот­вет­ству­ю­щее евха­ри­сти­че­ское рас­суж­де­ние: «Когда Боже­ствен­ная бла­го­дать освя­тит [хлеб] через посред­ство свя­щен­ника, то он уже не назы­ва­ется хлебом, но достойно назы­ва­ется Телом Гос­под­ним, хотя есте­ство (natura[14]) хлеба в нем оста­ется»[15]. Этот текст в латин­ской руко­писи при­пи­сан свт. Иоанну Зла­то­усту; впро­чем, оче­вид­ная лите­ра­тур­ная зави­си­мость «Посла­ния к Кеса­рию» от «Эра­ни­ста» блж. Фео­до­рита, а глав­ное – полное про­ти­во­ре­чие евха­ри­сто­ло­гии «Посла­ния к Кеса­рию» евха­ри­сто­ло­гии несо­мненно под­лин­ных про­из­ве­де­ний свт. Иоанна Зла­то­уста (кото­рые, как известно, отли­ча­ются порой даже чрез­мер­ным нату­ра­лиз­мом в пони­ма­нии евха­ри­сти­че­ского пре­вра­ще­ния[16]) давным-давно убе­дили патро­ло­гов в невоз­мож­но­сти атри­бу­ции «Посла­ния к Кеса­рии» Зла­то­устому свя­ти­телю – уже даже в «Патро­ло­гии» Миня «Посла­ние к Кеса­рию» вклю­чено в кате­го­рию «Spuria». В цер­ков­ной тра­ди­ции свт. Иоанн Зла­то­уст – это защит­ник учения о пре­ло­же­нии par excellence, так как в над­пи­сан­ной именно его именем ана­форе содер­жится моле­ние о пре­ло­же­нии Даров; с пози­цией блж. Фео­до­рита Кир­ского и «Посла­ния к Кеса­рию» это моле­ние несов­ме­стимо.

Помимо блж. Фео­до­рита Кир­ского, утвер­жде­ние о сохра­не­нии у евха­ри­сти­че­ских хлеба и вина их пер­во­на­чаль­ной при­роды и сущ­но­сти содер­жится в сочи­не­ниях целого ряда несто­ри­ан­ских бого­сло­вов[17]. Так, Бабай Вели­кий писал:

«Как чело­ве­че­ство Его [Христа] есть с Тем [с Боже­ством Сына] один Сын., так и хлеб [Евха­ри­стии] пони­ма­ется в том смысле, что через при­ше­ствие Духа он ста­но­вится Телом Гос­пода нашего через союз и бла­го­дать, не по при­роде»[18].

Эта же мысль содер­жится в несто­ри­ан­ском тол­ко­ва­нии на литур­гию:

«Хлеб и вино суть Тело и Кровь Хри­стовы через союз и таин­ство, а по при­роде – хлеб и вино»[19].

Неда­ром неко­то­рые тво­ре­ния блж. Фео­до­рита были осуж­дены на Пятом Все­лен­ском Соборе за несто­ри­ан­ские тен­ден­ции. Помимо блж. Фео­до­рита и автора «Посла­ния к Кеса­рию», как ска­зано в отзыве на доку­мент пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии, пред­став­лен­ном Цер­ковно-науч­ным цен­тром «Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия», «ни один из святых отцов не выска­зы­вался в пользу отри­ца­ния суще­ствен­ного изме­не­ния евха­ри­сти­че­ских Даров, и при этом весьма многие, напро­тив, прямо его под­чер­ки­вали» (При­ло­же­ние № 6. С. 14).

Далее, о Евха­ри­стии как о сим­воле, или образе («иконе», είκών – ср. с про­ци­ти­ро­ван­ными выше сло­вами блж. Фео­до­рита), Тела Хри­стова учили ико­но­борцы, опи­рав­ши­еся в этом, в част­но­сти, на факт исполь­зо­ва­ния тер­мина «вме­сто­об­раз­ная» (греч. άντίτυπα) в ана­форе Боже­ствен­ной литур­гии свт. Васи­лия Вели­кого. В отзыве на доку­мент пра­во­славно-люте­ран­ского комис­сии, пред­став­лен­ном Цер­ковно-науч­ным цен­тром «Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия», об этом ска­зано сле­ду­ю­щее: «В ранней Церкви этим словом, дей­стви­тельно, могли назы­вать уже освя­щен­ные Дары [из чего, разу­ме­ется, еще не сле­до­вало их про­ти­во­по­став­ле­ние истин­ным Телу и Крови Хри­сто­вым][20]. Однако уже к VI в. термин «вме­сто­об­раз­ная» ока­зался ском­про­ме­ти­ро­ван – не потому, что он плох сам по себе, а потому, что мог исполь­зо­ваться для ложных интер­пре­та­ций Уже в Apophthegmata Patrum среди изре­че­ний аввы Дани­ила Фаран­ского содер­жится рас­сказ о чуде, кото­рое про­изо­шло со стар­цем, оши­бочно утвер­ждав­шем, что Св. Дары – это не само Тело Хри­стово, «но лишь ‘вме­сто­об­раз­ная’» [Apophthegmata Patrum. Авва Даниил 7][21]. Прп. Ана­ста­сий Синаит в ответ на обви­не­ния ере­ти­ков-гаи­ни­тов кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­ется от того, чтобы назы­вать «вме­сто­об­раз­ными» уже освя­щен­ные Дары [Путе­во­ди­тель 23][22]. Прп. Иоанн Дамас­кин писал:

«Если же неко­то­рые и назы­вали хлеб и вино вме­сто­об­раз­ными Тела и Крови Гос­под­ней, как, напри­мер, бого­нос­ный Васи­лий в литур­гии, то назы­вали так это при­но­ше­ние не по освя­ще­нии, но до освя­ще­ния. Хлеб и вино не есть образ Тела и Крови Христа (да не будет!), но само обо­жен­ное Тело Гос­пода» [Точное изло­же­ние пра­во­слав­ной веры 4. 13][23].

Про­ци­ти­ро­ван­ные слова прп. Иоанна были прямо направ­лены против ико­но­бор­цев, кото­рые утвер­ждали, что евха­ри­сти­че­ские Дары – не сами Тело и Кровь, а только их образ [греч. είκών] [24]. Вопреки ико­но­бор­цам, на Седь­мом Все­лен­ском Соборе было утвер­ждено, что Св. Дары не суть образ, но сами Тело и Кровь Хри­стовы; в каче­стве авто­ри­тет­ных под­твер­жде­ний этому в Дея­ниях Собора [VI. 3] были исполь­зо­ваны именно те слова прп. Иоанна о смысле тер­мина «вме­сто­об­раз­ная», кото­рые были только что про­ци­ти­ро­ваны» (При­ло­же­ние № 6. С. 12–13).

Итак, то пред­ло­жен­ное прпп. Ана­ста­сием Сина­и­том и Иоан­ном Дамас­ки­ным тол­ко­ва­ние текста ана­форы свт. Васи­лия Вели­кого, при кото­ром исполь­зу­е­мое в этой литур­гии слово «вме­сто­об­раз­ная» при­ме­ня­ется только к Дарам до их освя­ще­ния, но ни в коем случае не после, после при­ня­тия его Все­лен­ским Собо­ром стало в Пра­во­слав­ной Церкви обще­обя­за­тель­ным.

Учение об impanatio («вохлеб­ле­нии», «при­ня­тии в ипо­стась») хлеба и вина Хри­стом, но не их пре­вра­ще­нии в Его Тело и Кровь, раз­ви­вал на Западе в XI веке Берен­га­рий Тур­ский и его после­до­ва­тели. В эпоху Рефор­ма­ции учение об impanatio было при­нято неко­то­рыми груп­пами про­те­стан­тов – в том числе, частью люте­ран. К этому учению близка евха­ри­сто­ло­гия прот. Сергия Бул­га­кова, непо­сред­ственно выте­ка­ю­щая из его свое­об­раз­ного учения о пред­веч­ной Софии – софи­о­ло­гии, кото­рая, как известно, встре­тила самые серьез­ные воз­ра­же­ния со сто­роны В. Н. Лос­ского, архиеп. Сера­фима (Собо­лева) и других пра­во­слав­ных бого­сло­вов (см. При­ло­же­ние № 6. С. 11–12). Офи­ци­аль­ные люте­ран­ские пред­став­ле­ния о Евха­ри­стии под­ра­зу­ме­вают веру в consubstantiatio («со-существ­ле­ние») – запад­ное ере­ти­че­ское учение, соот­вет­ству­ю­щее несто­ри­ан­ской евха­ри­сто­ло­гии.

Именно борь­бой с уче­ни­ями об impanatio и consubstantiatio обу­слов­лена кано­ни­за­ция в Римско-Като­ли­че­ской Церкви учения о transsubstantiatio («пре­су­ществ­ле­нии», греч. μετουσίωσις), состо­я­щее в при­зна­нии пре­вра­ще­ния сущ­но­стей хлеба и вина в сущ­но­сти Тела и Крови Хри­сто­вых при одно­вре­мен­ном сохра­не­нии акци­ден­ций хлеба и вина.

Более ради­каль­ное, чем impanatio и consubstantiatio, евха­ри­сти­че­ское учение было пред­ло­жено Жаном Каль­ви­ном, отка­зав­шимся при­знать какую-либо связь между нахо­дя­щи­мися на земле евха­ри­сти­че­скими хлебом и вином и нахо­дя­щи­мися на небе Телом и Кровью Хри­сто­выми; свое учение Каль­вин обос­но­вы­вал невоз­мож­но­стью для одного и того же Тела нахо­диться в разных местах одно­вре­менно. Каль­ви­нист­ская евха­ри­сто­ло­гия повли­яла на англи­кан­скую – упо­мя­ну­тый аргу­мент Каль­вина соста­вил т. н. «черную руб­рику» англи­кан­ской Книги общих молитв, запре­ща­ю­щую почи­та­ние Святых Даров, а клятва об отказе при­знать пре­су­ществ­ле­ние была вклю­чена в при­сягу англий­ских коро­лей[25].

Каль­ви­нист­ская евха­ри­сто­ло­гия про­никла и на пра­во­слав­ный Восток – оно содер­жится в «Испо­ве­да­нии веры» 1629 г. Кон­стан­ти­но­поль­ского Пат­ри­арха Кирилла (Лука­риса). И именно борь­бой с ересью каль­ви­низма было обу­слов­лено собор­ное при­ня­тие Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние», состо­яв­ше­еся на Иеру­са­лим­ском Соборе 1672 г. и Кон­стан­ти­но­поль­ском Соборе 1691 г. В част­но­сти, послед­ний Собор под­вер­гает про­тив­ни­ков тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние» самым стро­гим кано­ни­че­ским пре­ще­ниям; реше­ния Собора были реце­пи­ро­ваны Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью и вклю­чены в Дог­ма­ти­че­ское посла­ние Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Адри­ана (см. При­ло­же­ние № 5. С. 3–4; БТ. 2007. Сб. 41. С. 133–145). С этого вре­мени термин «пре­су­ществ­ле­ние» ста­но­вится обыч­ным тер­ми­ном в пра­во­слав­ной евха­ри­сто­ло­гии: он упо­треб­ля­ется в офи­ци­аль­ных посла­ниях иерар­хов, сино­дально одоб­рен­ных испо­ве­да­ниях веры и дог­ма­ти­че­ских посо­биях и проч.

Тем не менее, в XIXXX веках неко­т­рые пра­во­слав­ные бого­словы выра­зили сомне­ния в целе­со­об­раз­но­сти упо­треб­ле­ния тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние» (см. частич­ный пере­чень в одном из пред­став­лен­ных отзы­вов на доку­мент пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии: При­ло­же­ние № 1. С. 4–5). Боль­шин­ству из них термин «пре­су­ществ­ле­ние» казался, во-первых, ненуж­ным заим­ство­ва­нием из като­ли­че­ского бого­сло­вия; во-вторых, недо­пу­сти­мой попыт­кой рас­крыть тайну Евха­ри­стии и раци­о­нально объ­яс­нить то, как про­ис­хо­дит евха­ри­сти­че­ское пре­ло­же­ние[26]. Саму веру в суще­ствен­ное изме­не­ние евха­ри­сти­че­ских Даров боль­шая часть этих бого­сло­вов не отри­цала; лишь прот. Сергий Бул­га­ков раз­ра­бо­тал соб­ствен­ное евха­ри­сти­че­ское учение, несов­ме­сти­мое с верой в суще­ствен­ное изме­не­ние Даров (ему также после­до­вало несколько иссле­до­ва­те­лей – как пра­во­слав­ных, так и ино­слав­ных, – некри­ти­че­ски при­няв­ших бого­слов­ское твор­че­ство прот. Сергия за аутен­тич­ное изло­же­ние тра­ди­ци­он­ного пра­во­слав­ного бого­сло­вия).

Нельзя, однако, не отме­тить, что упо­треб­ле­ние в пра­во­слав­ном бого­сло­вии тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние» не явля­ется ни раци­о­наль­ным объ­яс­не­нием Евха­ри­стии, ни попыт­кой объ­яс­нить ее тайну. В «Посла­нии восточ­ных Пат­ри­ар­хов», осно­ван­ном на Дея­ниях Иеру­са­лим­ского Собора 1672 г., под­черк­нуто: «Веруем, что словом пре­су­ществ­ле­ние не объ­яс­ня­ется образ, кото­рым хлеб и вино пре­тво­ря­ются в Тело и Кровь Гос­подню, ибо сего нельзя постичь никому, кроме Самого Бога, и усилия жела­ю­щих постичь сие могут быть след­ствием только безу­мия и нече­стия; но [этим словом] пока­зы­ва­ется только то, что хлеб м вино, по освя­ще­нии, пре­ла­га­ются в Тело и Кровь Гос­подню не образно, не при­з­быт­ком бла­го­дати, не сооб­ще­нием или наи­тием единой Боже­ствен­но­сти Еди­но­род­ного, и не слу­чай­ная какая-либо при­над­леж­ность хлеба и вина пре­ла­га­ется в слу­чай­ную при­над­леж­ность Тела и Крови Хри­сто­вой, каким-либо изме­не­нием или сме­ше­нием, но, как выше ска­зано, истинно, дей­стви­тельно и суще­ственно хлеб бывает самим истин­ным Телом Гос­под­ним, а вино – самой Кровью Гос­под­ней»[27].

Про­ти­во­по­став­ле­ние «пра­во­славно-свя­то­оте­че­ского» тер­мина «пре­ло­же­ние» «схо­ла­сти­че­ски-ари­сто­те­лев­скому» тер­мину «пре­су­ществ­ле­ние» не нахо­дит себе реаль­ного под­твер­жде­ния. Сугубо ари­сто­те­лев­ским явля­ется, наобо­рот, как раз термин «пре­ло­же­ние», μεταβολή, тогда как слово «пре­су­ществ­ле­ние», μετουσίωσις ни разу не встре­ча­ется ни только у Ари­сто­теля, но и вообще у антич­ных авто­ров, насколько можно судить по поиску в базе Thesaurus Linguae Graecae и све­де­ниям авто­ри­тет­ного сло­варя Генри Лид­дела, Роберта Скотта и Генри Джонса. Первое упо­треб­ле­ние слова μετουσίωσις на гре­че­ском Востоке зафик­си­ро­вано у св. Леон­тия Визан­тий­ского, причем в близ­ком к евха­ри­сти­че­скому кон­тек­сте – когда он гово­рит о пре­вра­ще­нии воды в кровь при Моисее[28] – а широко упо­треб­ляться пра­во­слав­ными авто­рами он начал в эпоху пала­мит­ских споров (так, в нее­в­ха­ри­сти­че­ских кон­текстах он не раз встре­ча­ется в сочи­не­ниях уче­ника и спо­движ­ника свт. Гри­го­рия Паламы, Пат­ри­арха Кон­стан­ти­но­поль­ского свт. Фило­фея (Кок­кина)). Таким обра­зом, про­ти­во­по­став­ле­ние ари­сто­те­лев­ского (и язы­че­ского по про­ис­хож­де­нию) тер­мина μεταβολή хри­сти­ан­скому тер­мину μετουσίωσις, как якобы схо­ла­сти­че­ски-ари­сто­те­лев­скому, – некор­ректно.

Именно поэтому участ­ник пер­вого засе­да­ния пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии по бого­слов­скому диа­логу, кото­рое также было посвя­щено Евха­ри­стии, еп. Аст­ра­хан­ский и Ено­та­ев­ский Михаил отме­чал в своем докладе: «Учение Пра­во­слав­ной и Римско-Като­ли­че­ской Церк­вей по этой [евха­ри­сти­че­ской] про­блеме прак­ти­че­ски одно и то же. Попытки найти суще­ствен­ное раз­ли­чие между двумя уче­ни­ями на базе при­ме­не­ния тер­ми­нов “пре­су­ществ­ле­ние” (transsubstantiatio) на Западе и “пре­тво­ре­ние” или “пре­ло­же­ние” на Востоке сле­дует отне­сти на счет поле­ми­че­ского задора, ибо никто еще нико­гда не мог ука­зать, в чем именно состоит раз­ли­чие между этими сло­вами. Рас­кры­тие их содер­жа­ния всегда дока­зы­вало их сино­ни­мич­ность»[29].

Пози­ция о твер­дом сле­до­ва­нии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви вере в сущ­ност­ное изме­не­ние евха­ри­сти­че­ских Даров была мно­го­кратно озву­чена в ходе диа­ло­гов с люте­ра­нами. Так, по резуль­та­там пер­вого собе­се­до­ва­ния в рамках этого диа­лога, про­хо­див­шего в г. Турку с 19 по 22 марта 1970 года, было при­нято Резюме, в кото­ром утвер­жда­лось рас­хож­де­ние в пони­ма­нии люте­ра­нами и пра­во­слав­ными «истины. о суще­ствен­ном при­сут­ствии в Евха­ри­стии Бого­че­ло­века Христа Его Телом и Кровью под видом хлеба и вина»[30]; с пра­во­слав­ной сто­роны доку­мент был под­пи­сан воз­глав­ляв­шим рус­скую деле­га­цию епи­ско­пом Дмит­ров­ским Фила­ре­том, рек­то­ром Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии (ныне – мит­ро­по­лит Мин­ский и Слуц­кий Фила­рет, Пат­ри­ар­ший Экзарх Всея Бела­руси, Пред­се­да­тель Сино­даль­ной Бого­слов­ской комис­сии). В при­ло­жен­ном к доку­менту докладе епи­скопа Аст­ра­хан­ского и Ено­та­ев­ского Миха­ила ска­зано бук­вально сле­ду­ю­щее: «В то время как исто­ри­че­ские Церкви – Пра­во­слав­ная, Римско-Като­ли­че­ская и дохал­ки­дон­ские – испо­ве­дуют реаль­ное пре­су­ществ­ле­ние хлеба и вина в истин­ное Тело и истин­ную Кровь Иисуса Христа, про­те­стант­ские Церкви при всем раз­но­об­ра­зии их евха­ри­сти­че­ских док­трин, отри­цают суб­стан­ци­аль­ный, веще­ствен­ный харак­тер при­сут­ствия Тела и Крови под видами хлеба и вина»[31].

По резуль­та­там вто­рого собе­се­до­ва­ния, про­хо­див­шего в Троице-Сер­ги­е­вой лавре с 12 по 16 декабря 1971 года, было при­нято Резюме, под­пи­сан­ное с пра­во­слав­ной сто­роны архи­епи­ско­пом Дмит­ров­ским Фила­ре­том, рек­то­ром Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии и семи­на­рии; в Резюме гово­ри­лось сле­ду­ю­щее: «Согласно пра­во­слав­ному учению, хлеб и вино в Евха­ри­стии суще­ственно пре­ла­га­ются в Тело и Кровь Хри­стову. Это суще­ствен­ное изме­не­ние оста­ется в Святых Дарах неотъ­ем­лемо и неза­ви­симо от их упо­треб­ле­ния»[32]. На собе­се­до­ва­нии «Арнольд­схайм-VI», про­хо­див­шем в Троице-Сер­ги­е­вой Лавре с 26 по 29 ноября 1973 года, было особо под­черк­нуто «твер­дое сле­до­ва­ние» Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви «учению о пре­су­ществ­ле­нии»[33].

Нако­нец, резю­ми­руя целый ряд подоб­ных встреч, Алек­сей Ильич Осипов, про­фес­сор Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии, писал: «Для выра­же­ния сущ­но­сти Евха­ри­стии пра­во­слав­ное бого­сло­вие упо­треб­ляет слова “Пре­ло­же­ние”, “Пре­тво­ре­ние”, “Пре­су­ществ­ле­ние”»[34].

Итак, на про­тя­же­нии многих лет пра­во­слав­ная сто­рона диа­лога раз за разом под­чер­ки­вала свое твер­дое сле­до­ва­ние вере в суще­ствен­ное изме­не­ние евха­ри­сти­че­ских Даров в Тело и Кровь Хри­стовы. В рас­смат­ри­ва­е­мом же доку­менте пра­во­слав­ная сто­рона неожи­данно и без всякой подо­ба­ю­щей этому шагу аргу­мен­та­ции изме­нила свое мнение.

Письмо его Высо­ко­прео­свя­щен­ству Высо­ко­прео­свя­щен­ней­шему Фила­рету, мит­ро­по­литу Минсокму и Случ­косу, пат­ри­ар­шему экзарху всея Бела­руси пред­се­да­телю сино­даль­ной комис­сии

20 сен­тября 2007 г.
Исх. № 177

Ваше Высо­ко­прео­свя­щен­ство!

В ответ на Ваше письмо от 11 июня 2007 г. (исх. № 88) о под­го­товке отзыва Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии на ито­го­вый доку­мент Сов­мест­ной пра­во­славно-люте­ран­ской комис­сии по бого­слов­скому диа­логу «Тайна Церкви: Святая Евха­ри­стия в жизни Церкви» сооб­щаем, что реше­нием Общего Собра­ния Кор­по­ра­ции Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии и Семи­на­рии (журнал № 4 от 13 июня 2007 г.) была создана рабо­чая группа в составе засл. проф. М.С. Ива­нова (пред­се­да­тель), прот. проф. Мак­сима Коз­лова, засл. проф. А.И. Оси­пова и проф. прот. Вла­ди­слава Цыпина, кото­рой было пору­чено раз­ра­бо­тать проект отзыва на выше­ука­зан­ный доку­мент и пред­ста­вить Уче­ному Совету для утвер­жде­ния.

Рабо­чая группа раз­ра­бо­тала два текста, кото­рые и были озву­чены на Общем Собра­нии Кор­по­ра­ции 29 авгу­ста 2007 г. (тексты даны в При­ло­же­нии). Первый отзыв, под­пи­сан­ный пред­се­да­те­лем заслу­жен­ным про­фес­со­ром М.С. Ива­но­вым, засл. проф. А.И. Оси­по­вым и проф. прот. Вла­ди­сла­вом Цыпи­ным, зачи­тал пред­се­да­тель рабо­чей группы засл. проф. М.С. Иванов. Второй отзыв был озву­чен про­фес­со­ром прот. Мак­си­мом Коз­ло­вым, авто­ром текста. После крат­кого обсуж­де­ния тек­стов отзы­вов было пред­ло­жено про­ве­сти тайное голо­со­ва­ние среди членов Совета, целью кото­рого было опре­де­ле­ние пред­по­чте­ний среди про­фес­сор­ско-пре­по­да­ва­тель­ской кор­по­ра­ции Мос­ков­ских Духов­ных школ. По резуль­та­там тай­ного голо­со­ва­ния отзыв, озву­чен­ный засл. проф. М.С. Ива­но­вым, под­дер­жали 7 членов кор­по­ра­ции, отзыв, озву­чен­ный проф. прот. Мак­си­мом Коз­ло­вым, под­дер­жали 36 членов кор­по­ра­ции, воз­дер­жа­лись от голо­со­ва­ния 9 членов кор­по­ра­ции. Всего голо­со­вало 52 чело­века.

Испра­ши­вая бла­го­сло­ве­ния Вашего Высо­ко­прео­свя­щен­ства,
Сек­ра­тарь Уче­ного Совета
Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии
про­то­и­е­рей (Павел Вели­ка­нов)

При­ло­же­ние

ОТЗЫВ № 1 на ито­го­вый доку­мент Пра­во­славно-люте­ран­ской сме­шан­ной комис­сии, про­хо­див­шей 2–9 ноября 2006 года в г. Бра­ти­славе (Сло­ва­кия)

Члены ака­де­ми­че­ской комис­сии, испо­ве­ду­ю­щие в Евха­ри­стии пре­ло­же­ние (греч. metaboli) освя­щен­ных хлеба и вина в Тело и Кровь Хри­стовы и кри­ти­че­ски отно­ся­щи­еся к тер­мину «пре­су­ществ­ле­ние», исполь­зу­е­мому для опи­са­ния Евха­ри­сти­че­ского изме­не­ния, про­ис­хо­дя­щего при этом освя­ще­нии, пришли к заклю­че­нию, согласно кото­рому ито­го­вый доку­мент сме­шан­ной комис­сии в целом объ­ек­тивно отра­жает пози­ции пра­во­слав­ной и люте­ран­ской сторон в учении о Евха­ри­стии. К доку­менту могут быть сде­ланы два заме­ча­ния.

В пункте 6 «в», на наш взгляд, исполь­зо­вано бого­слов­ски не без­упреч­ное выра­же­ние: «при­сут­ствие Хри­стово в дарах», кото­рое может быть понято и по-люте­ран­ски как при­сут­ствие Христа in pane («в хлебе»). Второе заме­ча­ние может быть выра­жено в форме вопроса: с кем (или с чем) соеди­ня­ются освя­щен­ные Дары, пре­ла­га­ясь Святым Духом? В пунк­тах 2 «с», 4 «в» и 6 «в» гово­рится об их соеди­не­нии с Телом Хри­сто­вым, в то время как преп. Иоанн Дамас­кин, цити­ру­е­мый в пункте 4 «в», пишет об их соеди­не­нии с Боже­ством: «Хлеб обще­ния — не про­стой хлеб, но соеди­нен­ный с Боже­ством».

В связи с пунк­том 4 «с», в кото­ром гово­рится о том, что «хлеб и вино не утра­чи­вают своей сущ­но­сти (physis), сакра­мен­тально ста­но­вясь Телом и Кровью Христа», и о том, что пра­во­слав­ные и про­те­станты отри­цают «учение о пре­су­ществ­ле­нии», сле­до­вало бы учесть:

  1. В тече­ние полу­тора тысяч лет Цер­ковь не знала учения о пре­су­ществ­ле­нии, а само это слово, как отме­чает архим. Киприан (Керн), «неиз­вест­ное святым отцам», было «выду­мано», «чтобы понять, как про­ис­хо­дит освя­ще­ние Даров».
  2. Целый ряд св. отцов (св. Гри­го­рий Нис­ский, преп. Иоанн Дамас­кин, преп. Никита Стифат, необос­но­ванно оспа­ри­ва­е­мый св. Иоанн Зла­то­уст и др.) утвер­ждают, что таин­ствен­ное изме­не­ние, про­ис­хо­дя­щее с Евха­ри­сти­че­скими Дарами и дела­ю­щее их Телом и Кровью Хри­сто­выми, не изме­няет физи­че­ской при­роды хлеба и вина. «Един­ство твар­ного бытия», о кото­ром пишет св. Афа­на­сий Вели­кий (Тво­ре­ния…), дает осно­ва­ние св. Гри­го­рию Нис­скому гово­рить о плоти Хри­сто­вой, «кото­рая состоит из вина и хлеба» (Боль­шое огла­си­тель­ное слово, 37), а для самого Афа­на­сия Вели­кого явля­ется глав­ным аргу­мен­том в пользу того, что Тело Хри­стово имеет не новую сущ­ность, появив­шу­юся в резуль­тате пре­су­ществ­ле­ния хлеба и вина, а «общую, — как он под­чер­ки­вает, — со всеми телами сущ­ность» (Тво­ре­ния…). Поэтому и у хри­стиан, став­ших через при­ча­ще­ние соте­лес­ными и еди­но­кров­ными Христу (св. Кирилл Алек­сан­дрий­ский), физи­че­ская сущ­ность их тел не изме­ня­ется, ибо и чело­ве­че­ские тела, и хлеб и вино, и само Тело Хри­стово еди­но­сущны. На этом осно­ва­нии преп. Иоанн Дамас­кин сделал сле­ду­ю­щий обоб­ща­ю­щий вывод:  «Твор­че­ское Слово Божие, соеди­нив­шись с чело­ве­че­ским есте­ством, соеди­ни­лось тем самым со всем тво­ре­нием» (Слово на Рож­де­ство Пре­свя­той Бого­ро­дицы).
  3. Боль­шин­ство извест­ных пра­во­слав­ных бого­сло­вов XIX–ХХ века к учению о пре­су­ществ­ле­нии Святых Даров отно­сятся кри­ти­че­ски. Среди них можно отме­тить святых (напри­мер, архиеп. Ила­рион Тро­иц­кий, Михаил Ново­се­лов), архи­ереев Пра­во­слав­ной Церкви (Свя­тей­ший пат­ри­арх Сергий, мит­ро­по­лит Иоанн Зизи­улас, архи­епи­скоп Фила­рет Чер­ни­гов­ский, архиеп. Васи­лий Кри­во­шеин, архиеп. Феофан Быст­ров, архиеп. Алек­сий Дюс­сель­дорф­ский, епи­скоп Кал­лист (Уэр), бого­сло­вов и цер­ков­ных писа­те­лей (архим. Киприан (Керн), прот. Иоанн Мей­ен­дорф, прот. Алек­сандр Шмеман, прот. Васи­лий Зень­ков­ский, док­тора бого­сло­вия прот. Олег Давы­ден­ков, засл. проф. А. И. Осипов, проф. Н. Д. Успен­ский, А. С. Хомя­ков, Павел Евдо­ки­мов, про­то­пре­сви­тер Вита­лий Боро­вой, проф. А. И. Сидо­ров, проф. Н. К. Гаврю­шин, проф. А. М. Пент­ков­ский, проф. М. С. Иванов, А. Р. Фокин и др.).
  4. В то же время термин «пре­су­ществ­ле­ние» вошел в неко­то­рые веро­учи­тель­ные доку­менты и в бого­слов­ский лек­си­кон Пра­во­слав­ной Церкви как сино­ним тер­мина «пре­ло­же­ние». С таким зна­че­нием его упо­треб­ляли неко­то­рые цер­ков­ные писа­тели, напри­мер, свя­ти­тели: Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) и Феофан Затвор­ник, архи­епи­скоп Сера­фим (Собо­лев).

ОТЗЫВ № 2 на ито­го­вый доку­мент Пра­во­славно-люте­ран­ской сме­шан­ной комис­сии, про­хо­див­шей 2–9 ноября 2006 года в г. Бра­ти­славе (Сло­ва­кия)

Предо­став­лен­ный на рас­смот­ре­ние ито­го­вый доку­мент явля­ется резуль­та­том сов­мест­ной работы пра­во­славно-люте­ран­ской сме­шан­ной комис­сии в г. Бра­ти­слава (Сло­ва­кия) 2–9 ноября 2006 г. по теме: «Таин­ство Церкви: Святая Евха­ри­стия в жизни Церкви».

В выра­бо­тан­ном ито­го­вом доку­менте сопо­став­ля­ются важ­ней­шие дог­ма­ти­че­ские поло­же­ния учения о Евха­ри­стии Пра­во­слав­ной Церкви и люте­ран­ства. Несо­мненно, что в силу пер­во­сте­пен­ного зна­че­ния таин­ства Евха­ри­стии в жизни Церкви, фор­му­ли­ровки подоб­ных тек­стов должны быть пре­дельно ответ­ствен­ными и выра­жать реаль­ные бого­слов­ские пози­ции как Пра­во­сла­вия так и люте­ран­ства. Любая неточ­ность или дву­смыс­лен­ность, вне­сен­ные в согла­ше­ние из сооб­ра­же­ний ико­но­мии или на волне лич­ного энту­зи­азма могут при­ве­сти к внут­ри­цер­ков­ному оттор­же­нию таких доку­мен­тов и дис­кре­ди­та­ции диа­лога в целом. Поэтому видится вполне оправ­дан­ным тща­тель­ный анализ подоб­ных доку­мен­тов не только на этапе их раз­ра­ботки, но и после под­пи­са­ния.

Выра­жен­ная в доку­менте дог­ма­ти­че­ская пози­ция люте­ран­ских бого­сло­вов соот­вет­ствует обще­из­вест­ным поло­же­ниям люте­ран­ства, сфор­му­ли­ро­ван­ным в их сим­во­ли­че­ских книгах. В плане евха­ри­сти­че­ской прак­тики заметно их стрем­ле­ние сбли­зиться с Пра­во­сла­вием (под­го­товка к при­ча­ще­нию и стрем­ле­ние воз­ро­дить ува­жи­тель­ное отно­ше­нию к дарам после Евха­ри­стии). Однако, насколько это стрем­ле­ние соот­вет­ствует реаль­ной евха­ри­сти­че­ской прак­тике люте­ран­ских общин — этот вопрос тре­бует допол­ни­тель­ного иссле­до­ва­ния.

В доку­менте выра­жена и пози­ция пра­во­слав­ных участ­ни­ков комис­сии. Этой сто­роне доку­мента мы уделим основ­ное вни­ма­ние. По содер­жа­нию доку­мента видно, что пра­во­слав­ные участ­ники диа­лога искренне стре­ми­лись понять своих люте­ран­ских коллег, найти и подо­брать под­хо­дя­щие бого­слов­ские фор­му­ли­ровки для выра­же­ния общих пози­ций. Это очень слож­ная работа и здесь вполне воз­можны неточ­но­сти и ошибки. Мы обра­тим вни­ма­ние на те фор­му­ли­ровки, кото­рые у нас вызвали вопросы и недо­уме­ния. Неод­но­знач­ные утвер­жде­ния дан­ного доку­мента, сфор­му­ли­ро­ван­ные пра­во­слав­ной сто­ро­ной, можно свести к трем поло­же­ниям.

  1. Отвер­же­ние тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние».

Участ­ники сове­ща­ния декла­ри­ро­вали:  «Сред­не­ве­ко­вое учение о пре­су­ществ­ле­нии отри­ца­ется равно пра­во­слав­ными и люте­ра­нами» (пункт 4.с.). К сожа­ле­нию в доку­менте никак не рас­кры­ва­ется зна­че­ние фразы «сред­не­ве­ко­вое учение о пре­су­ществ­ле­нии», что остав­ляет боль­шое место для домыс­лов и интер­пре­та­ций. Во вре­мена Фомы Аквин­ского суще­ство­вало несколько евха­ри­сти­че­ских учений: 1) учение о сопри­сут­ствии после освя­ще­ния двух суб­стан­ций в святых дарах: тела и крови Хри­сто­вой с суб­стан­ци­ями хлеба и вина (впо­след­ствии оно было раз­вито и при­нято люте­ран­ством), 2) учение о полном заме­ще­нии суб­стан­ций хлеба и вина телом и кровью Хри­сто­вой и 3) учение об изме­не­нии суб­стан­ций хлеба и вина в тело и кровь Спа­си­теля. В каждом из пере­чис­лен­ных учений исполь­зо­вался термин «пре­су­ществ­ле­ние» в особом зна­че­нии. От чего по сути отка­за­лись участ­ники сове­ща­ния — не понятно.

В другом месте доку­мента отвер­же­ние «пре­су­ществ­ле­ния» заяв­ля­ется через его про­ти­во­по­став­ле­ние тер­мину «пре­ло­же­ние»:  «Пра­во­слав­ные испо­ве­дуют дей­стви­тель­ное пре­ло­же­ние (metabole) хлеба и вина в Тело и Кровь Христа уста­но­ви­тель­ными сло­вами и дей­ствием Свя­того Духа в евха­ри­сти­че­ской ана­форе. Это не озна­чает «пре­су­ществ­ле­ния» сущ­но­сти хлеба и вина в сущ­ность обо­жен­ного чело­ве­че­ства Хри­стова, но един­ство с ним: «Хлеб обще­ния не про­стой хлеб, но соеди­нен­ный с Боже­ством» (Иоанн Дамас­кин)». (пункт 4.b.) Данное заяв­ле­ние выгля­дит весьма неожи­дан­ным и непо­нят­ным, ибо в пра­во­слав­ном свя­то­оте­че­ском бого­сло­вии эти тер­мины исполь­зу­ются на про­тя­же­нии более 500 лет как вза­и­мо­за­ме­ня­е­мые и рав­но­знач­ные, ука­зы­ва­ю­щие на тайну изме­не­ния Святых Даров. Такое пони­ма­ние утвер­ждено реше­нием пра­во­слав­ных Цер­ков­ных Собо­ров. В поста­нов­ле­нии Иеру­са­лим­ского собора 1672 г. ска­зано: «При сем свя­щен­но­дей­ствии (Евха­ри­стии — доклад­чик.) при­сут­ствует Гос­подь наш Иисус Хри­стос не сим­во­ли­че­ски, не образно, не пре­из­быт­ком бла­го­дати, как в прочих таин­ствах, не одним наи­тием, как это неко­то­рые отцы гово­рили о Кре­ще­нии, и не чрез про­ник­но­ве­ние хлеба так, чтобы боже­ство Слова вхо­дило в пред­ло­жен­ный хлеб для Евха­ри­стии суще­ственно, как после­до­ва­тели Лютера довольно неис­кусно и недо­стойно изъ­яс­няют; но истинно и дей­стви­тельно, так, что по освя­ще­нии хлеба и вина, хлеб пре­ла­га­ется, пре­су­ществ­ля­ется, пре­тво­ря­ется, пре­об­ра­зу­ется (в тело Хри­стово — докл.)». В поста­нов­ле­нии Кон­стан­ти­но­поль­ского собора 1691 г. повторно под­твер­ждено смыс­ло­вое тож­де­ство тер­ми­нов «пре­ло­же­ния» и «пре­су­ществ­ле­ния»: «Цер­ковь, в силу при­су­щей ей власти и обычая, под руко­вод­ством Духа Свя­таго вос­поль­зо­ва­лась словом «пре­су­ществ­ле­ние». Слово же это ничего дру­гого не обо­зна­чает, как только пре­ло­же­ние или пре­тво­ре­ние в таин­стве». Эти опре­де­ле­ния Цер­ков­ных Собо­ров были при­няты во всех Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вях, нико­гда позд­нее не оспа­ри­ва­лись и повли­яли на все позд­ней­шие пра­во­слав­ные веро­учи­тель­ные тексты. Необ­хо­димо отме­тить, что данным собо­рам пред­ше­ство­вали еще два Помест­ных Собора (в Кон­стан­ти­но­поле 1639 г., в Яссах 1642 г.) где подоб­ные утвер­жде­ние также имели полную под­держку.

В «Посла­нии Восточ­ных Пат­ри­ар­хов о Пра­во­слав­ной вере», утвер­жден­ном на Кон­стан­ти­но­поль­ском соборе 1672 г., четко ука­зы­ва­ется пра­во­слав­ное зна­че­ние дан­ного тер­мина и отвер­га­ется его непра­во­слав­ное пони­ма­ние: «Словом «пре­су­ществ­ле­ние» не объ­яс­ня­ется образ, кото­рым хлеб и вино пре­тво­ря­ются в тело и кровь Гос­подню: ибо сего нельзя постичь никому, кроме Самого Бога, и усилия жела­ю­щих постичь сие могут быть след­ствием только безу­мия и нече­стия; но пока­зы­ва­ется только то, что хлеб и вино, по освя­ще­нии, пре­ла­га­ются в тело и кровь Гос­подню не образно, не сим­во­ли­че­ски, не пре­из­быт­ком бла­го­дати, не сооб­ще­нием или наи­тием единой боже­ствен­но­сти Еди­но­род­ного, и не слу­чай­ная какая-либо при­над­леж­ность хлеба и вина пре­ла­га­ется в слу­чай­ную при­над­леж­ность тела и крови Хри­сто­вой каким-либо изме­не­нием или сме­ше­нием, но, как выше ска­зано, истинно, дей­стви­тельно и суще­ственно, хлеб бывает самым истин­ным телом Гос­под­ним, а вино самою кровию Гос­под­нею».

Ука­зан­ному пони­ма­нию «пре­су­ществ­ле­ния» всегда сле­до­вала Пра­во­слав­ная Цер­ковь. Свт. Ген­на­дий Кон­стан­ти­но­поль­ский, свт. Петр (Могила), свт. Димит­рий Ростов­ский, свт. Тихон Задон­ский, свт. Инно­кен­тий Хер­сон­ский, свт. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов), свт. Феофан Затвор­ник, преп. Амвро­сий Оптин­ский, св. Иоанн Крон­штадт­ский, свт. Лука (Войно-Ясе­нец­кий), свт. Нико­лай (Веле­ми­ро­вич) и др., часто упо­треб­ляли тер­мины «пре­ло­же­ние» и «пре­су­ществ­ле­ние» как сино­нимы. Напри­мер, свт. Фила­рет Дроз­дов в Про­стран­ном Кате­хи­зисе Пра­во­слав­ной Церкви: «При сем самом дей­ствии хлеб и вино пре­ла­га­ются, или пре­су­ществ­ля­ются, в истин­ное тело Хри­стово и в истин­ную кровь Хри­стову». Термин «пре­су­ществ­ле­ние» он считал дог­ма­ти­че­ски верным, а про­тив­ни­ков этого тер­мина он назы­вал «вра­гами пре­су­ществ­ле­ния». Свое же пони­ма­ние Евха­ри­стии он изла­гал так: «Непо­сти­жимо Таин­ство; непо­сти­жимо дей­ствие пре­су­ществ­ле­ния; непо­сти­жимо, как совер­ша­ется пре­ло­же­ние: это пра­во­слав­ное учение». Боле того, в вопросе отста­и­ва­ния «пре­су­ществ­ле­ния» он зани­мал прин­ци­пи­аль­ную пози­цию: «Если бы кто отверз уста с таким мне­нием о Евха­ри­стии, в каком дают клятву англий­ские короли (отри­цают пре­су­ществ­ле­ние — докл.), то над­ле­жало бы, хотя бы одному против всех, под­нять спор за истин­ное тело Хри­стово и истин­ную кровь Хри­стову, и за сохра­не­ние душами истин­ной веры в Таин­ство “Боже­ствен­ной Пищи”».

Данная пара сино­ни­мич­ных тер­ми­нов по сей день исполь­зу­ется во всех курсах пра­во­слав­ного дог­ма­ти­че­ского бого­сло­вия, полу­чив­ших бла­го­сло­ве­ние свя­щен­но­на­ча­лия, поэтому заяв­лен­ная пози­ция участ­ни­ков сове­ща­ния по отвер­же­нию «пре­су­ществ­ле­ния» не понятно как согла­су­ется с реаль­ным пра­во­слав­ным веро­уче­нием.

Воз­можно, что пра­во­слав­ные созда­тели доку­мента, отка­зы­ва­ясь от тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние», пыта­лись дистан­ци­ро­ваться от его като­ли­че­ского пони­ма­ния. Но в чем по их мнению спе­ци­фика этого пони­ма­ния и почему они отка­зы­ва­ются от тер­мина в столь кате­го­рич­ной форме — в доку­менте не сооб­ща­ется.

В пра­во­слав­ной лите­ра­туре неко­то­рыми авто­рами выска­зы­ва­лось мнение, что термин «пре­су­ществ­ле­ние» — это резуль­тат като­ли­че­ского вли­я­ния на Пра­во­сла­вие. (Никто из святых отцов так не выска­зы­вался). Не имея воз­мож­но­сти подробно раз­би­рать этот вопрос, отме­тим лишь, что поскольку этот термин утвер­жден реше­нием Цер­ков­ных Собо­ров, упо­треб­ля­ется всеми Помест­ными Пра­во­слав­ными Церк­вями, вошел во все ответ­ствен­ные веро­учи­тель­ные тексты Пра­во­слав­ной Церкви, широко исполь­зо­вался свя­тыми отцами, то гово­рить о его оши­боч­но­сти — это дис­кре­ди­ти­ро­вать Пра­во­слав­ную Цер­ковь и слова нашего Спа­си­теля: «Создам Цер­ковь Мою, и врата ада не одо­леют ее» (Мф. 16:18).

По нашему мнению бого­слов­ская про­блема состоит не в тер­мине «пре­су­ществ­ле­ние» самом по себе, не в его про­ис­хож­де­нии, а в том зна­че­нии, кото­рое этому тер­мину усва­и­ва­ется. Здесь дей­стви­тельно есть опре­де­лен­ное раз­ли­чие между Пра­во­сла­вием и римо-като­ли­циз­мом и боль­шая дистан­ция между Пра­во­сла­вием и про­те­стан­тиз­мом.

Отли­чие като­ли­че­ского пони­ма­ния «пре­су­ществ­ле­ния» от пра­во­слав­ного, как нам видится, коре­нится в раци­о­на­ли­за­ции Таин­ства, а отпа­де­ние римо-като­ли­цизма от Пра­во­сла­вия при­дало этому про­цессу особый импульс. Для римо-като­ли­ков термин «пре­су­ществ­ле­ние» при­от­кры­вал тайну Евха­ри­стии. Он выра­жал таин­ствен­ный способ изме­не­ния хлеба и вина в тело и кровь Гос­пода. Кроме этого в като­ли­цизме имела место излиш­няя нату­ра­ли­за­ция в пони­ма­нии Таин­ства. Однако в совре­мен­ном като­ли­че­ском бого­сло­вии эти край­но­сти, воз­можно, пре­одо­лены. Опи­са­ние Евха­ри­стии в тепе­реш­нем «Кате­хи­зисе като­ли­че­ской церкви» прин­ци­пи­ально не отли­ча­ется от пра­во­слав­ного учения. Это легко понять, ибо у Пра­во­сла­вия и като­ли­цизма есть много общего в пони­ма­нии Евха­ри­стии, утвер­жден­ного на едином фун­да­менте свя­то­оте­че­ского насле­дия пер­вого тыся­че­ле­тия хри­сти­ан­ства. В обеих кон­фес­сиях одно­значно сви­де­тель­ству­ется, что хлеб и вино после освя­ще­ния сущ­ностно изме­ня­ются и ста­но­вятся телом и кровью Гос­пода, при сохра­не­нии чув­ствен­ных обра­зов хлеба и вина. Это общее пони­ма­ние Евха­ри­стии не резуль­тат като­ли­че­ского вли­я­ния на Пра­во­сла­вие, но вера Церкви, утвер­жден­ная на слове Еван­ге­лия, реше­ниях Цер­ков­ных Собо­ров и учении святых Отцов.

Для про­те­стан­тов термин «пре­су­ществ­ле­ние» не при­ем­лем ни в каком зна­че­нии, ибо любая про­те­стант­ская кон­фес­сия в обла­сти евха­ри­сто­ло­гии, при нали­чии част­ных отли­чий, испо­ве­дует сохра­не­ние сущ­но­сти хлеба и вина после совер­ше­ния тайны Евха­ри­стии. Между Пра­во­сла­вием и про­те­стан­тиз­мом в этом веро­учи­тель­ном вопросе раз­ли­чие прин­ци­пи­аль­ное и несрав­нимо боль­шее, чем с като­ли­циз­мом.

В пра­во­слав­ном бого­сло­вии термин «пре­су­ществ­ле­ние» не опи­сы­вает, не изъ­яс­няет, а лишь ука­зы­вает на тайну Евха­ри­стии. Ука­зы­вает на исход­ное и конеч­ное состо­я­ние свя­того При­но­ше­ния, но евха­ри­сти­че­ская Тайна этим тер­ми­ном не рас­кры­ва­ется. То есть, во время Евха­ри­стии реаль­ный хлеб, пре­су­ществ­ля­ясь неизъ­яс­ни­мым обра­зом, ста­но­вится по своей сущ­но­сти истин­ным, реаль­ным, дей­стви­тель­ным, все­це­лым, обо­жен­ным телом Хри­сто­вым; так же и вино, пре­су­ществ­ля­ясь, ста­но­вится по сущ­но­сти своей истин­ной, реаль­ной, дей­стви­тель­ной кровью Гос­пода нашего Иисуса Христа. У пра­во­слав­ных «пре­су­ществ­ле­ние» — это не заме­ще­ние сущ­но­стей и не после­до­ва­тель­ное уни­что­же­ние одной сущ­но­сти и появ­ле­ние на ее месте новой, но таин­ствен­ное изме­не­ние одной сущ­но­сти в другую с сохра­не­нием чув­ствен­ных обра­зов пер­во­на­чаль­ной. Это необъ­яс­нимо и при­ни­ма­ется верой. В пра­во­слав­ном пони­ма­нии термин «пре­су­ществ­ле­ния» отчуж­ден от край­но­стей като­ли­че­ской евха­ри­сто­ло­гии и про­те­стант­ских учений. Отож­деств­лен­ный на Цер­ков­ных Собо­рах с тер­ми­ном «пре­ло­же­ние», он не несет в себе ника­кой като­ли­че­ской «опас­но­сти» (иначе при­дется отвер­гать и «пре­ло­же­ние»). Исто­рия пра­во­слав­ного исполь­зо­ва­ния тер­мина «пре­су­ществ­ле­ния» дольше, чем вся исто­рия люте­ран­ства.

  1. Вве­де­ние новых евха­ри­сти­че­ских тер­ми­нов: «соеди­не­ние», «союз».

В доку­менте пра­во­слав­ной сто­ро­ной не только отвер­га­ется термин «пре­су­ществ­ле­ние», но вво­дятся в упо­треб­ле­ние новые для пра­во­слав­ного бого­сло­вия евха­ри­сти­че­ские тер­мины «соеди­не­ние», «союз», при этом их зна­че­ние не соот­но­сится с уже суще­ству­ю­щими евха­ри­сти­че­скими тер­ми­нами. Пра­во­слав­ные евха­ри­сти­че­ские тер­мины всегда ука­зы­вают на изме­не­ние святых Даров при их освя­ще­нии, но новые тер­мины «соеди­не­ние» и «союз», судя по их обще­упо­тре­би­тель­ному зна­че­нию, не пред­по­ла­гают сущ­ност­ного изме­не­ния. В доку­менте ска­зано: «Она (Евха­ри­стия — докл.) име­ну­ется «жерт­вой», поскольку хлеб и вино, при­но­си­мые Цер­ко­вью, дей­стви­тельно соеди­ня­ются с чело­ве­че­ством Христа посред­ством дей­ствия Свя­того Духа. Цер­ковь при­но­сит хлеб и вино, соеди­ня­е­мые с Телом и Кровью Христа через ана­мне­сис и изме­ня­е­мые через союз с пре­воз­не­сен­ным и обо­жен­ным чело­ве­че­ством Христа через дей­ствие Свя­того Духа (эпи­кле­сис)» (пункт 2.с.). Содер­жа­ние доку­мента в целом и иллю­стра­тив­ное исполь­зо­ва­ние хри­сто­ло­гии в част­но­сти наво­дит на мысль что новые евха­ри­сти­че­ские тер­мины «соеди­не­ние» и «союз» — это попытка созда­ния пра­во­слав­ного ана­лога для про­те­стант­ского тер­мина «сосу­ще­ство­ва­ние» (consubstantiatio): «Как в хри­сто­ло­гии две при­роды соеди­нены ипо­стасно; так в Евха­ри­стии про­слав­лен­ное чело­ве­че­ское Тело Христа и «вме­сто­об­раз­ная» (ана­фора свт. Васи­лия Вели­кого) хлеба и вина сакра­мен­тально соеди­нены дей­ствием Свя­того Духа» (пункт 4.b.). По нашему мнению такое бого­слов­ское ново­вве­де­ние не только необос­но­вано, но и недо­пу­стимо.

  1. Созда­ние новой евха­ри­сти­че­ской кон­цеп­ции.

В доку­менте пред­ла­га­ется пра­во­слав­ное пони­ма­ние таин­ства Евха­ри­стии, однако зна­ком­ство с этими рас­суж­де­ни­ями порож­дает ряд недо­уме­ний. Евха­ри­стия здесь опи­сы­ва­ется не как сущ­ност­ное изме­не­ние хлеба и вина в тело и кровь Гос­подню, а как соеди­не­ние, союз хлеба и вина «с чело­ве­че­ством Христа» или «с Телом и Кровью Христа» (пункт 2.с.). Соот­вет­ству­ю­щим обра­зом пред­ла­га­ется пони­мать и пра­во­слав­ный термин «пре­ло­же­ние» — он «не озна­чает «пре­су­ществ­ле­ния» сущ­но­сти хлеба и вина в сущ­ность обо­жен­ного чело­ве­че­ства Хри­стова, но един­ство с ним» (пункт 4b.). Смысл этого «союза» в доку­менте рас­кры­ва­ется так: «Этот союз озна­чает обще­ние обо­жи­ва­ю­щих свойств чело­ве­че­ства Христа и обо­жи­ва­ю­щей бла­го­дати Его боже­ства с евха­ри­сти­че­скими дарами. Хлеб и вино отныне пони­ма­ются не в отно­ше­нии их есте­ствен­ных свойств, а в отно­ше­нии обо­жен­ного чело­ве­че­ского Тела Христа, в кото­рое они вос­пре­ем­лются дей­ствием Свя­того Духа. Как в хри­сто­ло­гии две при­роды соеди­нены ипо­стасно; так в Евха­ри­стии про­слав­лен­ное чело­ве­че­ское Тело Христа и «вме­сто­об­раз­ная» (ана­фора свт. Васи­лия Вели­кого) хлеба и вина сакра­мен­тально соеди­нены дей­ствием Свя­того Духа» (пункт 4.b.). Если и допус­ка­ется к упо­треб­ле­нию поня­тие «изме­не­ния», то в осо­бен­ном несущ­ност­ном зна­че­нии: «Пра­во­слав­ные пони­мают изме­не­ние даров хри­сто­ло­ги­че­ски. Поскольку при­сут­ствие Хри­стово в дарах при­во­дит боже­ствен­ное в сопри­кос­но­ве­ние с земным, земные дары под­вер­га­ются воз­дей­ствию — «обо­же­нию» — во многом такому, какому чело­ве­че­ская при­рода Христа под­верг­лась в резуль­тате еди­не­ния с Боже­ством. В резуль­тате этого, пра­во­слав­ные верят, что соеди­ня­ясь с Телом и Кровью Христа дары сакра­мен­тально изме­ня­ются в самих себе» (пункт 5.b.). То есть во время Евха­ри­стии хлеб и вино обо­жи­ва­ются через соеди­не­ние с чело­ве­че­ством Христа, не пере­ста­вая быть хлебом и вином. Обо­же­ние хлеба и вина про­ис­хо­дит через вои­по­ста­зи­ро­ва­ние или вос­при­я­тие их в ипо­стась Бога-Слова, по подо­бию того как была вои­по­ста­зи­ро­вана и обо­жена чело­ве­че­ская при­рода Христа. Вопрос о сохра­не­нии сущ­но­сти хлеба и вина после освя­ще­ния Даров раз­ре­шен в доку­менте одно­значно и еди­но­душно: «Пра­во­слав­ные и люте­ране согласны, что неза­ви­симо от того, упо­треб­ляют они тер­мины «пре­ло­же­ние» или «реаль­ного при­сут­ствия», хлеб и вино не утра­чи­вают своей сущ­но­сти (physis), сакра­мен­тально ста­но­вясь Телом и Кровью Христа» (пункт 4. c.).

На наш взгляд пред­став­лен­ные рас­суж­де­ния — это новое евха­ри­сти­че­ское учение и оно бази­ру­ется на двух оши­боч­ных поло­же­ниях.

  • Сущ­ность хлеба и вина сохра­ня­ется и после освя­ще­ния. Это извест­ное утвер­жде­ние, объ­еди­няет все про­те­стант­ские кон­фес­сии и отли­чает их от Пра­во­сла­вия и като­ли­цизма. В бого­слов­ской лите­ра­туре этот вопрос давно и подробно разо­бран. Хорошо известно, что это утвер­жде­ние ни Еван­ге­лием, ни поста­нов­ле­ни­ями Собо­ров, ни сви­де­тель­ствами святых отцов обос­но­вать невоз­можно. Отсут­ствие упо­ми­на­ний о есте­стве хлеба и вина после пре­ло­же­ния и нали­чие мно­же­ства про­ти­во­по­лож­ных сви­де­тельств в Цер­ков­ном Пре­да­нии — слож­ней­ший момент для про­те­стант­ской евха­ри­сто­ло­гии. Из текста доку­мента не понятно, какие новые аргу­менты были при­ве­дены люте­ран­скими тео­ло­гами пра­во­слав­ным собе­сед­ни­кам, но для пра­во­слав­ного бого­сло­вия подоб­ное «согла­ше­ние» порож­дает ряд серьез­ных бого­слов­ских про­блем:

а) Оно не согла­су­ется с еван­гель­ским уче­нием о Евха­ри­стии. Гос­подь запо­ве­дует вку­шать Его реаль­ную плоть и кровь, а не освя­щен­ные (обо­жен­ные, вои­по­ста­зи­ро­ван­ные, соеди­нен­ные с Его чело­ве­че­ством) хлеб и вино. Гос­подь Сам указал Своим уче­ни­кам на сущ­ность Святых Даров: «сие есть тело Мое… сия есть кровь Моя». Он не сказал, что вместе с Его телом и кровью пре­бы­вает еще нечто, напри­мер, хлеб и вино (в этом случае Он сказал бы: «в сем есть тело…» или «вместе с этим есть тело…», или «под этим есть тело…» и т.п.). Всякое несоб­ствен­ное пони­ма­ние Его плоти и крови в Евха­ри­стии Гос­подь отвер­гал как мало­ве­рие (Ин.6:48–71).

б) Про­ти­во­ре­чит свя­то­оте­че­скому учению. Для святых отцов после освя­ще­ния уже нет хлеба и вина, а лишь тело и кровь Хри­стовы под видами хлеба и вина. При­ве­дем несколько при­ме­ров:

Свт. Кирилл Иеру­са­лим­ский: «(после пре­тво­ре­ния — докл.) види­мый хлеб не есть хлеб, хотя вкусом чув­ству­ется, но тело Хри­стово: и види­мое вино не есть вино, хотя по вкусу так пред­став­ля­ется, но кровь Хри­стова». «Во образе хлеба дается тебе тело, а во образе вина дается тебе кровь, дабы при­об­щив­шись тела и крови Христа, соде­лался ты Ему соте­лес­ным и сокров­ным». «Хотя чув­ство тебе и пред­став­ляет сие (хлеб и вино — докл.), но вера да утвер­ждает тебя. Не по вкусу рас­суж­дай о вещи, но от веры будь изве­стен без сомне­ния, что ты спо­до­бился тела и крови Хри­стовы».

Свт. Гри­го­рий Нис­ский: «силою бла­го­сло­ве­ния есте­ство (φύση) види­мого (хлеба и вина) обра­тив (μεταμορφώσουμε) в тело и кровь». Слово μεταμορφώσουμε озна­чает «менять эле­мен­тар­ную основу», «изме­нять по суще­ству», то есть пре­су­ществ­ляться.

Свт. Амвро­сий Медио­лан­ский:  «сила бла­го­сло­ве­ния более, нежели сила при­роды:   ибо бла­го­сло­ве­нием и сама при­рода изме­ня­ется». В Литур­гии свт. Амвро­сия Медио­лан­ского есть такие слова: «тело Твое суще­ственно ястся и кровь Твоя суще­ственно пиется».

Пр. Иоанн Дамас­кин: «самый хлеб и вино изме­ня­ются в тело и кровь Бога». Святой отец, опи­сы­вая состо­я­ние евха­ри­сти­че­ских Даров кате­го­ри­че­ски исклю­чает идею «сосу­ще­ство­ва­ния» (consubstantiatio): «хлеб пред­ло­же­ния и вино, и вода, чрез при­зы­ва­ние и при­ше­ствие Свя­таго Духа, пре­есте­ственно изме­ня­ются в тело Хри­стово и кровь, и не суть два (т.е. тело Хри­стово с хлебом или кровь Хри­стова с вином — докл.), но единое, и то же самое».

в) Пере­чер­ки­ва­ются поста­нов­ле­ния ряда Цер­ков­ных Собо­ров, вос­при­ня­тых всеми Помест­ными Церк­вями (1639, 1642, 1672, 1691 гг.).

г) Под­ры­ва­ется вера в свя­тость Церкви, ибо полу­ча­ется, что много сто­ле­тий в ней испо­ве­ду­ется оши­боч­ное учение о Евха­ри­стии.

  • Хлеб и вино в таин­стве Евха­ри­стии не пре­су­ществ­ля­ются, а вои­по­ста­зи­ру­ются хри­сто­ло­ги­че­ски. Не понятно на каких цер­ков­ных сви­де­тель­ствах осно­вы­ва­ется эта идея. Иногда святые Отцы соот­но­сили тайну Бого­во­пло­ще­ния и тайну Евха­ри­стии по сте­пени непо­сти­жи­мо­сти и как сви­де­тель­ства Боже­ствен­ного Все­мо­гу­ще­ства, но само содер­жа­ние этих тайн не отож­деств­ля­лось. Эта идея также порож­дает сле­ду­ю­щие про­блемы:

а) Прин­цип вои­по­ста­зи­ро­ва­ния, в при­ме­не­нии к Евха­ри­стии, нико­гда не исполь­зо­ва­лась свя­тыми Отцами. Для них вои­по­ста­зи­ро­ва­ние чело­ве­че­ской при­роды Богом-Словом всегда было чем-то уни­каль­ным и непо­вто­ри­мым в исто­рии мира. Согласно новой евха­ри­сти­че­ской теории вои­по­ста­зи­ро­ва­ние пре­вра­ща­ется в какой-то бес­ко­неч­ный духов­ный про­цесс, реа­ли­зу­е­мый на каждой Литур­гии. При таком пони­ма­нии вои­по­ста­зи­ро­ва­ния полу­ча­ется, что в лице Гос­пода Иисуса Христа мы должны испо­ве­до­вать еди­не­ние не только Боже­ствен­ной и чело­ве­че­ской при­роды, но и при­роды хлеба и вина (если их сущ­ность не изме­ня­ется). И тогда Хри­стос в при­род­ном аспекте — это не Бого­че­ло­век, а Бого-чело­век — трудно сфор­му­ли­ро­вать, но Кто-то Другой.

Кроме этого, если сле­до­вать ходу рас­суж­де­ний, пред­став­лен­ных в доку­менте (пункт 4.b.), что пра­во­слав­ный термин «пре­ло­же­ние» под­ра­зу­ме­вает вои­по­ста­зи­ро­ва­ние, то как тогда пони­мать фразу из литур­гии св. Иоанна Зла­то­уста «…непре­ложно воче­ло­ве­чи­выйся…» — «…нево­и­по­ста­зи­ро­ванно воче­ло­ве­чи­выйся…»? Такое ска­зать о Христе невоз­можно, значит и «пре­ло­же­ние» — это не вои­по­ста­зи­ро­ва­ние.

б) Хри­сто­ло­ги­че­ский прин­цип в Свя­щен­ном Пре­да­нии Пра­во­слав­ной Церкви всегда был именно хри­сто­ло­ги­че­ским, а не евха­ри­сти­че­ским. Прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие этих прин­ци­пов четко зафик­си­ро­вано в пра­во­слав­ном бого­сло­вии на поня­тий­ном уровне. Ибо, когда Пра­во­слав­ная Цер­ковь учит о Христе, то гово­рит о «непре­лож­ном» или «неиз­мен­ном» соеди­не­нии двух природ в ипо­стаси Бога-Слова, а когда Цер­ковь учит о Евха­ри­стии, то гово­рит о «пре­ло­же­ние» хлеба и вина в тело и кровь Спа­си­теля. То есть одно и то же поня­тие «пре­ло­же­ние» исполь­зу­ется в пра­во­слав­ной хри­сто­ло­гии и евха­ри­сто­ло­гии про­ти­во­по­лож­ным обра­зом. Значит пере­нос хри­сто­ло­ги­че­ского прин­ципа еди­не­ния в евха­ри­сто­ло­гию недо­пу­стим. В первом случае, при опи­са­нии Бого­во­пло­ще­ния («непре­лож­ность»), отри­ца­ется какое-либо изме­не­ние, то втором, при Евха­ри­стии («пре­ло­же­ние») утвер­жда­ется изме­не­ние.

В Цер­ков­ном Пре­да­нии тер­мины «пре­ло­же­ние» или «непре­лож­ность» отно­сятся к сущ­но­сти. Убе­диться в этом можно на осно­ва­нии Хал­ки­дон­ского веро­оп­ре­де­ле­ния, где сви­де­тель­ству­ется о еди­но­су­щии Христа с нами по чело­ве­че­ству, при этом четко ого­ва­ри­ва­ется, что «два есте­ства» в Нем соеди­нены «нес­литно, неиз­менно, нераз­дельно, нераз­лучно». То есть тер­мины «неиз­мен­ность» или «непре­лож­ность» (и соот­вет­ственно «изме­не­ние» или «пре­ло­же­ние») в свя­то­оте­че­ском бого­сло­вии отно­сятся именно к сущ­но­сти (поэтому утвер­жда­ется «еди­но­су­щие»).

в)    В новой евха­ри­сти­че­ской теории име­ется и опре­де­лен­ная непо­сле­до­ва­тель­ность. Если утвер­жда­ется, что хлеб и вино после освя­ще­ния на Евха­ри­стии хри­сто­ло­ги­че­ски вои­по­ста­зи­ру­ются и «не утра­чи­вают своей сущ­но­сти (physis)», то есть оста­ются хлебом и вином, то в каком смысле и на каком осно­ва­нии их можно счи­тать истин­ными телом и кровью Гос­пода? Если сущ­ност­ное изме­не­ние не про­ис­хо­дит, то вои­по­ста­зи­ро­ван­ный хлеб не может быть назван реаль­ным телом Хри­сто­вым.

В Цер­ков­ном Пре­да­нии истин­ное озна­чает сущ­ност­ное. При опро­вер­же­нии доке­тов, отвер­гав­ших еди­но­сущ­ность чело­ве­че­ской при­роды Гос­пода со всем чело­ве­че­ским родом, святые отцы сви­де­тель­ство­вали, что Гос­подь имел истин­ное, реаль­ное чело­ве­че­ское есте­ство. Это утвер­жде­ние озна­чало, что Хри­стос еди­но­су­щен всем людям по Своей чело­ве­че­ской при­роде, то есть тело Хри­стово такой же сущ­но­сти, что и тело каж­дого чело­века. Четко эта мысль выра­жена в Хал­ки­дон­ском веро­оп­ре­де­ле­нии, где поня­тия истин­но­сти и сущ­но­сти вза­и­мо­свя­заны: «Испо­ве­дуем… истинно Бога и истинно чело­века, того же из души разум­ной и тела, еди­но­сущ­ного Отцу по Боже­ству и того же еди­но­сущ­ного нам по чело­ве­че­ству».

Когда святые Отцы сви­де­тель­ство­вали, что в Евха­ри­стии хлеб и вино после освя­ще­ния ста­но­вятся истин­ными и реаль­ными телом и кровью Гос­пода, то и здесь речь идет о том же, что Святые Дары по своей сущ­но­сти есть те же самые тело и кровь, с кото­рыми Он постра­дал за нас, вос­крес и воз­несся на Небо, и они еди­но­сущны телу и крови каж­дого чело­века. Поня­тия истин­но­сти и реаль­но­сти ука­зы­вают на сущ­ность, они нераз­рывны по своему зна­че­нию. Это утвер­жде­ние спра­вед­ливо не только в сфере бого­сло­вия. Когда мы видим перед собой стол и сви­де­тель­ствуем — это реаль­ный, истин­ный стол, то это значит, что и по сущ­но­сти данный пред­мет есть стол. Когда мы встре­чаем чело­века и утвер­ждаем, что он дей­стви­тельно чело­век, то значит, что и по сущ­но­сти он чело­век. Поэтому сви­де­тель­ство святых Отцов об изме­не­нии хлеба и вина в истин­ные, реаль­ные тело и кровь Гос­пода, всегда пони­ма­лось Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью как сви­де­тель­ство о сущ­ност­ном изме­не­нии. Отвер­же­ние поня­тия о сущ­ност­ном изме­не­нии при­во­дит к бес­смыс­лен­но­сти наиме­но­ва­ний «истин­ные», «реаль­ные», в отно­ше­нии тела и крови Хри­сто­вой в Евха­ри­стии и под­во­дит созна­ние или к идее consubstantiatio, или к евха­ри­сти­че­скому сим­во­лизму.

Выводы

Пра­во­слав­ные участ­ники сове­ща­ния в дог­ма­ти­че­ском плане сде­лали очень боль­шой шаг навстречу люте­ран­ским тео­ло­гам. Несо­мненно больше, чем их парт­неры по диа­логу, кото­рые ни в чем прин­ци­пи­аль­ном не отсту­пили от своих евха­ри­сти­че­ских пред­став­ле­ний XVI в., сфор­му­ли­ро­ван­ных в их сим­во­ли­че­ских книгах («Боль­шой кате­хи­зис» Лютера (1529 г.), «Апо­ло­гия Аугс­бург­ского испо­ве­да­ния» (1530 г.) и «Фор­мула согла­сия» (1580 г.)). Ком­про­мисс пра­во­слав­ных участ­ни­ков сове­ща­ния сколь велик, столь и неожи­дан­ный и явно засту­пает за грань дог­ма­ти­че­ских поло­же­ний Пра­во­слав­ной Церкви. Пози­ция пра­во­слав­ной сто­роны выгля­дит непо­сле­до­ва­тель­ной и дис­кре­ди­ти­рует Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Срав­ни­тельно недавно на подоб­ных встре­чах пра­во­слав­ные бого­словы заяв­ляли про­ти­во­по­лож­ные взгляды: «Церкви — Пра­во­слав­ная, Римо-Като­ли­че­ская и дохал­ки­дон­ские — испо­ве­дуют реаль­ное пре­су­ществ­ле­ние хлеба и вина в истин­ное тело и истин­ную кровь Иисуса Христа». На другом меж­цер­ков­ном собе­се­до­ва­нии пра­во­слав­ные так же сви­де­тель­ство­вали: «На Тайной Вечери “бла­го­да­ре­ние” про­из­во­дит таин­ствен­ное “пре­вра­ще­ние” хлеба в тело и вино в кровь Хри­стову, на что Он Сам ясно ука­зы­вает: Сие есть тело Мое… и сия есть кровь Моя… Таким обра­зом, мы видим, что уже при первом совер­ше­нии Евха­ри­стии Самим Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом про­изо­шло то таин­ствен­ное явле­ние, кото­рое впо­след­ствии полу­чило назва­ние “пре­су­ществ­ле­ние”… Восточ­ная Цер­ковь вполне согласно с Запад­ной всегда при­зна­вала это твёрдо и опре­де­лённо, без каких-либо ого­во­рок и сим­во­лизма. Выра­жа­ясь фило­соф­ски, можно ска­зать, что хлеб и вино, оста­ва­ясь видимо неиз­мен­ными, сохра­няют свои акци­ден­ции (всё слу­чай­ное), тогда как их суб­стан­ция неви­димо пре­ла­га­ется в тело и кровь Хри­стовы. Таким обра­зом, тело и кровь Хри­стовы здесь явля­ются под види­мыми обра­зами хлеба и вина».

Отда­вая долж­ную дань ува­же­ния бого­слов­ской ори­ги­наль­но­сти авто­ров доку­мента, объ­яс­не­ние Евха­ри­стии, пред­став­лен­ное в нем как пра­во­слав­ное учение, больше напо­ми­нает про­те­стант­скую кон­цеп­цию о «сосу­ще­ство­ва­нии» (consubstantiatio), чем тра­ди­ци­он­ное пра­во­слав­ное учение, утвер­жден­ное реше­ни­ями Собо­ров и сви­де­тель­ствами святых Отцов.

В отно­ше­нии тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние» пра­во­слав­ные участ­ники сове­ща­ния пол­но­стью пере­шли на люте­ран­скую пози­цию. Почему это про­изо­шло — из текста доку­мента не понятно. Однако не трудно пред­по­ло­жить, что если бы подоб­ная пози­ция была широко озву­чена в пра­во­слав­ной среде, то могла бы вызвать острую нега­тив­ную реак­цию. Подоб­ный пре­це­дент име­ется в цер­ков­ной исто­рии. Когда свя­ти­тель Ген­на­дий Кон­стан­ти­но­поль­ский — прин­ци­пи­аль­ный оппо­нент като­ли­ков, в сере­дине XV в. стал исполь­зо­вать термин «пре­су­ществ­ле­ние» (греч. — μετουσίωσις, лат. — transsubstantiatio) для изъ­яс­не­ния пра­во­слав­ного учения о Евха­ри­стии — это было вос­при­нято поло­жи­тельно. Когда же в 1633 г. было опуб­ли­ко­вано на гре­че­ском языке «Испо­ве­да­ние хри­сти­ан­ской веры» пат­ри­арха Кон­стан­ти­но­поль­ского Кирилла Лука­риса, содер­жа­щее в себе про­те­стант­ское учение о Евха­ри­стии («Мы при­знаем в Евха­ри­стии при­сут­ствие истин­ного и реаль­ного тела Хри­стова, то, кото­рое вера нам дает, но не то, о кото­ром учит пре­су­ществ­ле­ние»), — это «Испо­ве­да­ние» вызвал бурю воз­му­ще­ния, соби­ра­лись соборы, уже упо­мя­ну­тые нами, отста­и­вав­шие пра­во­слав­ное пони­ма­ние «пре­су­ществ­ле­ния», пат­ри­арх Кирилл потом пуб­лично отре­кался от этой книги. Дай Бог, чтобы подоб­ное в исто­рии Пра­во­слав­ной Церкви больше не повто­ри­лось.


При­ме­ча­ния:

[1] Дог­ма­ти­че­ские посла­ния пра­во­слав­ных иерар­хов XVIIXIX веков о Пра­во­слав­ной вере. Троице-Сер­ги­ева Лавра, 1995. С. 180–181.

[2] Свя­ти­тель Кирилл Иеру­са­лим­ский. Поуче­ния огла­си­тель­ные и тай­но­вод­ствен­ные. М., 1991. С. 332.

[3] БТ. 1971. Сб. 7. С. 213.

[4] Там же. С. 229.

[5] БТ. 1971. Сб. 7. С. 229. Прим. 1.

[6] ЖМП. 1972. № 2. С. 57;БТ. 1973. Сб. 11. С. 164; ЖМП. 1980. № 8. С. 60.

[7] ЖМП. 1974. № 1. С. 55–68.

[8] Ross W. D. Aristotle. De anima. Oxford, 1961. 416a‑b; рус. пер.: Ари­сто­тель. Сочи­не­ния в четы­рех томах. М., 1976. Т. 1. С. 403–404.

[9] Греч. текст и рус. пер.: свт. Гри­го­рий Нис­ский. Боль­шое огла­си­тель­ное слово. К., 2003. С. 276–283.

[10] Die Schriften des Johannes von Damaskos / B. Kotter, hrsg. Berlin, 1973. Bd. 2. S. 191–197. (Patristische Texte und Studien; 12). Рус. пер.: Точное изло­же­ние пра­во­слав­ной веры: тво­ре­ние св. Иоанна Дамас­кина. СПб., 1894; М., 1992р. С. 218–226.

[11] Nestoris. Bazaar of Heracleides / G. R. Driver, L. Hodgsdon, ed. & transl. Oxford. 1925. P. 328–329.

[12] Ibid. P. 55.

[13] PG. 83. Col. 168.

[14] Соот­вет­ству­ю­щий фраг­мент сохра­нился только по латыни, и гре­че­ского слова φύσις в нем поэтому нет.

[15] PG. 52. Col. 758.

[16] См.: Кирил­лов А. А. Дог­ма­ти­че­ское учение о таин­стве Евха­ри­стии в тво­ре­ниях св. Иоанна Зла­то­уста // Хри­сти­ан­ское чтение. Санкт-Петер­бург, 1896. Вып. 1. С. 26–52; Вып. 3. С. 545–572.

[17] См.: Jugie M. Theologia dogmatica christianorum orientalium ab Ecclesia catholica dissidentium. P., 1935. T. 5. P. 295–318; Bruns P. Aspekte nestorianischer Eucharistielehre: доклад на 15‑й Меж­ду­на­род­ной Окс­форд­ской Пат­ри­сти­че­ской кон­фе­рен­ции 2007 г. // Studia Patristica. Leuven, 2008 в печати.

[18] CSCO. 61. P. 181.

[19] CSCO. 91. P. 62.

[20] См.: Тка­ченко А. А. Вме­сто­об­раз­ная // ПЭ. 2004. Т. 8. С. 130.

[21] PG. 65. Col. 157.

[22] PG. 89. Col. 297.

[23] Die Schriften des Johannes von Damaskos / B. Kotter, hrsg. Berlin, 1973. Bd. 2. S. 191–197. (Patristische Texte und Studien; 12).

[24] См.: Gero S. The Eucharistic Doctrine of the Byzantine Iconoclasts and Its Sources // Byzantinische Zeitschrift. Munchen, 1975. Bd. 68. S. 4–22.

[25] Ср. в связи с этим слова свт. Фила­рета (Дроз­дова), мит­ро­по­лита Мос­ков­ского: «если бы кто отверз уста с таким мне­нием о Евха­ри­стии, в каком дают клятву англий­ские короли, над­ле­жало бы, хотя бы одному против всех, под­нять спор за истин­ное Тело Хри­стово и истин­ную Кровь Хри­стову и за сохра­не­ние душами истин­ной веры в Таин­ство “Боже­ствен­ной Пищи”» (Письма к А. Н. Мура­вьеву, 152).

[26] Можно отме­тить, что пози­ции подав­ля­ю­щего боль­шин­ства пра­во­слав­ных кри­ти­ков «пре­су­ществ­ле­ния» так или иначе вос­хо­дили к взгля­дам А. С. Хомя­кова. В част­но­сти самом конце XIX в. один из после­до­ва­те­лей сла­вя­но­филь­ства, А.А. Киреев, открыл в бого­слов­ской прессе того вре­мени боль­шую дис­кус­сию об этом тер­мине (см. резюме дис­кус­сии в аппа­рате к: Мали­нов­ский Н., прот. Пра­во­слав­ное дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. Сер­гиев Посад, 1909. Т. 4. С. 151–182), итогом кото­рой стало под­твер­жде­ние пра­во­слав­но­сти этого тер­мина. Клю­че­вым аргу­мен­том, поста­вив­шим точку в поле­мике, яви­лась статья В. Я. Мала­хова, буду­щего свя­щен­но­му­че­ника Васи­лия, «Пре­су­ществ­ле­ние Св. Даров в таин­стве Евха­ри­стии» (Бого­слов­ский вест­ник. Сер­гиев Посад, 1898. Т. 2. №6. С. 298–320; №8. С. 113–140).
В 1916 году с раз­ру­ши­тель­ной кри­ти­кой бого­слов­ских и фило­соф­ских взгля­дов сла­вя­но­фи­лов – в том числе, отри­ца­ния А. С. Хомя­ко­вым тер­мина «пре­су­ществ­ле­ние» – высту­пил свящ. Павел Фло­рен­ский (Бого­слов­ский вест­ник. Сер­гиев Посад, 1916. Т. 2. №7–8. С. 516–581); при­ме­ча­тельно, что даже воз­ра­зив­ший ему Н. А. Бер­дяев в своей заметке «Хомя­ков и свя­щен­ник Фло­рен­ский», напе­ча­тан­ной в 1917 г., был вынуж­ден при­знать, что «в вопросе о таин­ствах он Фло­рен­ский более прав, чем Хомя­ков».

[27] Дог­ма­ти­че­ские посла­ния пра­во­слав­ных иерар­хов XVIIXIX веков о Пра­во­слав­ной вере. Троице-Сер­ги­ева Лавра, 1995. С. 180–181.

[28] PG. 86. Col. 1772, 1801.

[29] БТ. 1971. Сб. 7. С. 229. Прим. 1.

[30] БТ. 1971. Сб. 7. С. 213.

[31] Там же. С. 229.

[32] ЖМП. 1972. № 2. С. 57;БТ. 1973. Сб. 11. С. 164; ЖМП. 1980. № 8. С. 60.

[33] ЖМП. 1974. № 1. С. 55–68.

[34] ЖМП. 1980. № 9. С. 64.

***

См. также: Что нахо­дится в Чаше При­ча­стия? прот. Вла­ди­мир Шара­пов

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки