Святой Афон

Пра­ви­ла обители 

Чита­ем доста­точ­но суро­вые пра­ви­ла пре­бы­ва­ния в оби­те­ли и выхо­дим прой­тись перед вечер­ней служ­бой по мона­сты­рю.

Свя­той Афон… Все здесь спо­соб­ству­ет тому, что­бы ты вошел в иной фор­мат жиз­ни. Здесь даже дру­гое вре­мя, оно назы­ва­ет­ся визан­тий­ским. В рас­пи­са­нии бого­слу­же­ний ска­за­но, что Литур­гия начи­на­ет­ся в 7 утра, но не думай­те, что вы пой­де­те на служ­бу к семи. Семь утра по визан­тий­ско­му вре­ме­ни озна­ча­ет по наше­му вре­ме­ни поло­ви­ну чет­вер­то­го утра…
Бого­слу­же­ния совер­ша­ют­ся таким обра­зом, что сут­ки ока­зы­ва­ют­ся прак­ти­че­ски поров­ну поде­ле­ны на 4 отрез­ка вре­ме­ни. Каж­дый отре­зок вре­ме­ни начи­на­ет­ся со служ­бы в хра­ме. Таким обра­зом, ты за сут­ки четы­рех­крат­но пере­сту­па­ешь порог церк­ви и погру­жа­ешь­ся в мир мело­дич­ной и неспеш­ной афон­ской молит­вы.
В 5 вече­ра (по-наше­му) по кори­до­рам про­шел «будиль­щик» – монах, созы­ва­ю­щий всех на молит­ву. Совер­ша­лась вечер­ня. В 6 мы отпра­ви­лись на ужин. В тишине слыш­но, как скре­бут лож­ки по тарел­кам и чтец на кафед­ре чита­ет свя­то­оте­че­ские поуче­ния. За ряда­ми ужи­на­ю­щих неслыш­но сколь­зят два мона­ха в чер­ных одеж­дах, с огром­ны­ми чай­ни­ка­ми. Оста­нав­ли­ва­ясь за спи­ной каж­до­го едо­ка, они про­из­но­сят толь­ко одно сло­во: «Чай?»
Ты мол­ча про­тя­ги­ва­ешь круж­ку или так же мол­ча кача­ешь голо­вой – не надо.

В 21 мы опять в хра­ме до 23.
Потом мож­но спать. В три утра будиль­щик идет по кори­до­рам и под­ни­ма­ет всех на служ­бу. Совер­ша­ет­ся пове­че­рие, утре­ня и Боже­ствен­ная литур­гия. В хра­мах нет элек­три­че­ско­го осве­ще­ния, поэто­му служ­ба идет при све­чах и лам­па­дах. Ста­рин­ные обра­за и цер­ков­ная утварь ста­рин­но­го образ­ца – под­лин­ное сереб­ро и насто­я­щее золо­то – свер­ка­ют мири­а­да­ми бле­сток. Весь храм, кажет­ся, напол­нен этим сия­ни­ем.
За окна­ми посте­пен­но нали­ва­ет­ся силой рас­свет. Ров­но в пять утра начи­на­ют оглу­ши­тель­но петь сот­ня­ми голо­сов пти­цы. Смот­рю на окна – за ними уже не чер­ное, но тем­но-синее небо. Во вре­мя Боже­ствен­ной литур­гии сол­неч­ный свет зали­ва­ет храм.
Выхо­жу на ули­цу после окон­ча­ния бого­слу­же­ния: это око­ло 8 утра. Про­ле­тев­шие 4 часа не заме­ча­ешь. Голо­ва и душа пол­ны пени­ем, уди­ви­тель­ным сия­ни­ем огней хра­ма.
И уже рас­пах­ну­ты две­ри тра­пез­ной, отку­да пах­нет тво­рож­ной запе­кан­кой и какао.



Все фото­гра­фии галереи
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки