Люди земли Русской: статьи о русской истории — Ширяев Б.Н.

Люди земли Русской: статьи о русской истории — Ширяев Б.Н.

(10 голосов4.7 из 5)

Оглав­ле­ние

Пре­ди­сло­вие
Ста­тьи о рус­ской истории
Подвиг пер­во­му­че­ни­ков за землю рус­скую (940 лет со дня кон­чины свв. кня­зей Бориса и Глеба)
Венец и бармы Мономаха
Чудо пре­по­доб­ного Сер­гия (560 лет со дня кончины)
Рус­ская цер­ковно-поли­ти­че­ская традиция
Гибель Нов­го­род­ской демократии
Зарож­де­ние Восточ­ной программы
Выз­во­ле­ние хлоп­ской Руси
Учре­жде­ние Рус­ского Патриархата
«Проф­со­юзы» Мос­ков­ской Руси
Замол­чан­ный историей
Отрав­ле­ние анекдотом
Бога­тырь рус­ской мысли (150 лет со дня рож­де­ния А. С. Хомякова)
Сла­вя­но­филы и мы (150 лет со дня рож­де­ния А. С. Хомякова)
Исто­ри­че­ский рико­шет (К 50-летию заклю­че­ния Портс­мут­ского мира)
Царь и рабочие
Люди земли Русской
«Пер­вая роль»
«Иван-Царе­вич»
«Глу­бина сибир­ских руд»
Пятна на солнце (груст­ный фельетон)
Ехидна и спрут[45]
Исто­ри­че­ская шишка (кло­чок соло­вец­ких воспоминаний)
Кто они?
Раба поли­тики (вос­по­ми­на­ния под­со­вет­ского журналиста)
Про­па­ганда правдой
Про­гулка по Москве
Мос­ков­ская весна. Так было когда-то…
Света не угасите!
Кол­хоз­ный экс­пе­ри­мент Розенберга
Иван и Фриц
Плоды победы
Иго­рев полк
Наци­о­на­лизм и шовинизм
«Фран­цу­зик из Бордо»
О «шлеп­ках», чемо­да­нах и гостиницах
Путь лож­ных солнц
Бай­ро­низм в политике
Лицо без грима
Вотум недо­ве­рия
Дораз­де­ля­лись!
Письма «нового» эмигранта
Рецен­зии
Непри­знан­ный про­рок [Н. Я. Данилевский]
Корабль Одис­сея [Арнольд Тойнби]
Внук Мазепы – дед Васи­ла­кия [Н. И. Костомаров]
Народ отсут­ствует [Б. Н. Сергеевский]
«Рос­сия в XIX веке» [С. Г. Пушкарев]
Прак­ти­че­ские при­ме­ча­ния [Н. Потоцкий]
О рус­ской интеллигенции
Фельд­фе­бель и Вольтер
Дости­же­ние «Октября»
Ветер из глубин
Без воды и без ступы
Три сту­пени
Смерть Рудина
Под­со­вет­ская интеллигенция
Чело­век и эпоха
Они живы
При­ло­же­ние
Вла­ди­мир Рудинский
О совет­ской интеллигенции
Вопрос, тре­бу­ю­щий уточнения
Борис Баши­лов
Творцы рус­ской куль­туры – не интел­ли­генты, интел­ли­генты – не творцы рус­ской куль­туры (ответ В. Рудинскому)
Вла­ди­мир Рудин­ский. Суд ско­рый, непра­вый и немилостивый
Кто же он – «рус­ский интеллигент»?
И. Албов[246]. Две интеллигенции
Михаил Лавда. Комментарии
Алек­сей Алы­мов (Б. Н. Ширяев). О «куль­тур­ном уровне». Ответ Миха­илу Лавде
Михаил Лавда. Еще о «куль­тур­ном уровне». Ответ на ответ
А. Алы­мов (В. Н. Ширяев). Пока­за­тели «куль­тур­ного уровня». Письмо в редакцию
Андрей Рен­ни­ков (А. М. Селитренников)
Нераз­ре­ши­мый вопрос
После­сло­вие редактора

Предисловие

Для того, чтобы лучше понять твор­че­ство Б. Н. Ширя­ева, его миро­воз­зре­ние как чело­века, исто­рика и писа­теля, нужно знать хотя бы основ­ные вехи его яркой и насы­щен­ной собы­ти­ями биографии.

Борис Нико­ла­е­вич Ширяев родился в Москве 7 ноября 1889 года, а скон­чался в Сан-Ремо, Ита­лия 17 апреля 1959-го. Он закон­чил исто­рико-фило­ло­ги­че­ский факуль­тет Мос­ков­ского уни­вер­си­тета, затем учился в Гет­тин­ген­ском уни­вер­си­тете в Гер­ма­нии, после чего вер­нулся в Рос­сию и посту­пил в Импе­ра­тор­ское воен­ное учи­лище. В Первую миро­вую войну сра­жался в чине штабс-рот­мистра 17-го Гусар­ского Чер­ни­гов­ского полка.

После рево­лю­ции, про­би­ра­ясь на Дон в Доб­ро­воль­че­скую Армию, был аре­сто­ван боль­ше­ви­ками и при­го­во­рен к смерт­ной казни, но бежал за несколько часов до рас­стрела. После пора­же­ния Белой Армии был интер­ни­ро­ван в Пер­сию. Однако в 1922 году его выдали Сове­там, как он гово­рил, «за десять тума­нов» (офи­ци­аль­ная денеж­ная еди­ница в Пер­сии), и вскоре опять при­го­во­рили к смерт­ной казни, но заме­нили при­го­вор на 10 лет заклю­че­ния в новом кон­цен­тра­ци­он­ном лагере, создан­ном на месте древ­него мона­стыря на Солов­ках. Здесь он рабо­тал на лесо­по­вале и сби­ва­нии пло­тов, а также участ­во­вал в лагер­ном театре и писал в жур­нале «Соло­вец­кие острова».

В 1927 году из-за пере­пол­не­ния лагеря заклю­че­ние было ему заме­нено на пять лет ссылки в Сред­нюю Азию, где он рабо­тал дере­вен­ским сто­ро­жем и кор­ре­спон­ден­том совет­ских газет. По воз­вра­ще­нии в 1932 году в род­ную Москву, Ширяев был снова аре­сто­ван и сослан на три года в Рос­сошь. В 1935–1942 годах Ширяев жил в Став­ро­поле и Чер­кес­ске, пре­по­да­вал там рус­ский язык и литературу.

После окку­па­ции Став­ро­поля гер­ман­скими и румын­скими вой­сками в авгу­сте 1942 года, Борис Ширяев стал редак­то­ром анти­ком­му­ни­сти­че­ской газеты «Став­ро­поль­ское слово», позже пере­име­но­ван­ной в «Утро Кав­каза», рас­про­стра­няв­шейся по всему севе­ро­кав­каз­скому реги­ону. Когда нача­лось отступ­ле­ние немец­ких войск, Ширяев, полу­чив­ший чин капи­тана Рус­ской Осво­бо­ди­тель­ной Армии гене­рала Вла­сова, попал в ее про­па­ганд­ную школе в Даб­ен­дорфе под Бер­ли­ном, а затем изда­вал газету для каза­чьих отря­дов, вошед­ших в состав гер­ман­ской армии из анти­ком­му­ни­сти­че­ских побуж­де­ний. В фев­рале 1945 года, он был коман­ди­ро­ван в Ита­лию, где рас­по­ло­жился Каза­чий Стан белого ата­мана П. Н. Крас­нова. Там он рабо­тал в газете «На каза­чьем посту».

После окон­ча­нии войны и плена, Ширяев остался в Ита­лии, сна­чала – в лагере для пере­ме­щен­ных лиц («Ди-Пи»), добы­вая себе сред­ства для суще­ство­ва­ния раз­лич­ными тру­дами, в част­но­сти, тор­гов­лей кни­гами и куклами.

Помимо монар­хи­че­ской дея­тель­но­сти, писа­тель при­ни­мал уча­стие и в поли­ти­че­ских орга­ни­за­циях вете­ра­нов-анти­ком­му­ни­стов. Сперва в рядах вла­сов­ского «Союза Андре­ев­ского Флага» гене­рала Гла­зе­напа, а затем в «Суво­ров­ском Союзе» быв­шего коман­дира 1‑й Рус­ской Наци­о­наль­ной Армии Хольмстон-Смысловского.

В 1955 году Ширяев пере­ехал в США, где давал пока­за­ния о Катын­ских рас­стре­лах на комис­сии Кон­гресса и нашел работу в извест­ном книж­ном мага­зине Кам­кина. Однако хорошо устро­иться ему не уда­лось. В письме редак­тору газеты «Наша страна» Дуб­ров­скому от 26 фев­раля 1956 года Ширяев сето­вал: «Живу я морально довольно оди­ноко, мате­ри­ально сквер­но­вато». Эту свою неудачу он при­пи­сы­вал поли­ти­че­ским мотивам:

С мень­ше­ви­ками я, не в при­мер про­чим, сразу занял резко отри­ца­тель­ную пози­цию, что и послу­жило при­чи­ной моего неустрой­ства в даль­ней­шем в США. Будь я иной, имел бы сего­дня “джаб” на 400–500 долл, в месяц. Это оче­видно. Дон­ки­хот­ства мною было про­яв­лено более, чем доста­точно, я его счи­таю прин­ци­пи­аль­но­стью. Вообще с людьми я ста­ра­юсь быть честным.

Не при­жив­шись, Ширяев вер­нулся в Ита­лию, где оста­вался до своей кон­чины в 1959 году.

Такова крат­кая био­гра­фия Бориса Ширя­ева. Что же каса­ется его твор­че­ства, то, как писал в номере от 20 мая 1959 года редак­тор изда­вав­ше­гося в Нью-Йорке эми­грант­ского монар­хи­че­ского жур­нала «Знамя Рос­сии» Н. Н. Чухнов:

Буду­щие исто­рики Зару­бе­жья, лите­ра­тур­ные кри­тики и биб­лио­графы оце­нят твор­че­ство неза­бвен­ного Ширя­ева и, веро­ятно, най­дутся изда­тели, кото­рые собе­рут из раз­роз­нен­ных ком­плек­тов вся­ких эми­грант­ских газет и жур­на­лов, вклю­чая и рота­тор­ные, те алмазы, мимо кото­рых мы, в тол­кучке нашей загра­нич­ной жизни, про­хо­дили, почти не заме­чая их. Во вся­ком слу­чае, эти алмазы не обес­пе­чи­вали покой­ному даже снос­ного суще­ство­ва­ния. Ценить своих выда­ю­щихся людей мы нико­гда не научимся.

Ширяев печа­тался (как под своей фами­лией, так и под псев­до­ни­мами А. Алы­мов, Н. Удо­венко и Дрын) в целом ряду бело­эми­грант­ских изда­ний, в том числе, кроме «Зна­мени Рос­сии», в брюс­сель­ском жур­нале «Часо­вой», париж­ском «Воз­рож­де­нии», франк­фурт­ском «Грани», кали­фор­ний­ском «Жар-Птица» и в мюн­хен­ской еже­не­дель­ной газете «Голос народа», органе вла­сов­ского Союза Борьбы за Осво­бож­де­ние Народов

Рос­сии (СБОНР). Однако больше всего Ширяев сотруд­ни­чал в газете «Наша страна» (Буэнос-Айрес), поскольку с ее изда­те­лем, Ива­ном Соло­не­ви­чем, его свя­зы­вала общ­ность поли­ти­че­ского миро­воз­зре­ния: Борис Нико­ла­е­вич был одним из руко­во­ди­те­лей осно­ван­ного Соло­не­ви­чем Народно-монар­хи­че­ского дви­же­ния. Свое кредо Ширяев выра­зил, напри­мер, в ста­тье «Тро­пинки и путь» («Наша страна», № 108 от 9 фев­раля 1951):

Стр. 1 из 152 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки