Святые: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ш Э Ю Я

Тропари, кондаки, молитвы и величания

Показать все

Мысли свт. Феофана Затворника

Феофан

(Еф.4:25–32; Лк.3:19–22)

Ирод – образ раздраженного самолюбия, от встревожения совести обличе­ниями правды чающего избавиться от этой неприятности насилием. Иоанн Предтеча – образ правды, гонимой самолюбием, когда оно обладает средствами к тому. Как ни умягчай правды снисхождением и оборотами речи, какие может изобретать нежность любви, не желающей наносить другому уязвление в сердце, лик правды предстанет пред очи совести и там, внутри, подымет бурю обличения. 

Самость недальновидна и не может различить, что обличение не совне, а внутри, и всею своею силою восстает на внешнего обличителя. Заградив ему уста, она чает заглушить и внутренний голос. Не успевает, однако; не туда обращается забота. Надо совесть умиротворить; тогда, сколько ни будь внешних обличителей, мира внутреннего они не нарушат, а разве только углубят его, заставив собрать внутри успокоительные убеждения, – веру в распятого Господа, искренность покаяния и исповеди, и твердость решения не делать ничего против совести. 

Вот куда обратись, а Иоаннов всех не пересажать в темницы; ибо слово правды Божией всюду ходит по земле, и всякое из них для тебя – Иоанн-обличитель.

Притча дня

Грязное белье рано или поздно нуждается в стирке. Можно годами складывать его в огромный бак, копить, откладывая неприятный момент, когда придется стирать всю эту гору. Беда в  том, что по прошествии времени грязь въедается глубже, и отстирать ее становится сложнее: вот и приходится кипятить, обжигая на пару пальцы и обдирая кожу с ладоней, тереть, тереть, тереть... Многие дни, многие годы. Представляете, сколько грязных рубах может накопиться за длину человеческой жизни? Можно стирать белье по мере его загрязнения. Пока грязь свежа, иные пятна можно замыть простой водой. Другие приходится застирывать с мылом. А третьи, самые глубокие, — вытравлять едкой щелочью, от которой слезятся глаза. Каждая прачка скажет вам, что сложнее всего отстирать сало и кровь. Наши грехи и неблаговидные поступки — это грязное белье, и каждый — сам себе прачка. Нам дана уникальная возможность — в чем-то счастливая, в чем-то горькая — не копить грехи всю жизнь, до того самого момента, когда будет подведен итог нашим земным делам, а начать искупать их еще при жизни — то есть в том отрезке времени, когда еще реально что-то исправить. Это правильно и логично, поэтому не стоит удивляться тому, что после каждой белой полосы следует черная: представляете, какая чернота ожидала бы нас всех после абсолютной белизны?

Основы православия

Тема 278.  В это мы больше не верим.

Мы живем в мире, полном самых разнообразных представлений о сверхъестественном, и многие из нас приходят к Православию довольно сложным и запутанным путем, пережив влияние того, что Писание называет «учениями различными и чуждыми». В этом нет ничего необычного – например, блаженный Августин, один из выдающихся богословов древней Церкви, до своего обращения к Православию успел провести какое-то время в популярной в то время секте манихеев.

Стать православным христианином – значит отказаться от тех представлений, которые не согласны с учением Церкви. Как говорится в Чине Присоединения, «Отрекаешься ли ты от мудрований языческих?» – «Отрекаюсь».

Мы больше не верим, например, в карму и реинкарнацию, а верим в прощение грехов и воскресение мертвых. 

Впрочем, эти ложные учения могут быть и не религиозными, а мировоззренческими или идеологическими, например, провозглашать принципиальный атеизм или расизм. Становясь христианами, мы отрекаемся от всего, что противоречит истинной вере.

Практические советы

Прохладное помещение помогает бороться с расслаблением, ленью и излишним сном.

Случайный тест