Святые: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ш Э Ю Я

Чтения Священного Писания

Петр I и Церковь: благодетель или антихрист?
Все лекции
Земля Библии

Тропари, кондаки, молитвы и величания

Показать все

Мысли свт. Феофана Затворника

Феофан

(1Тим.5:22–6, 11; Лк.18:15–17, 26–30)

«Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Лк.18:17). Как же это принимать – «как дитя»? А вот как: в простоте, полным сердцем, без раздумываний. Рассудочный анализ неприложим в области веры. Он может иметь место только в преддверии ее. Как анатом все тело разлагает до подробности, а жизни не видит, так и рассудок – сколько ни рассуждает, силы веры не постигает. Вера сама дает созерцания, которые в целом представляют веру всецело удовлетворяющею всем потребностям естества нашего и обязуют сознание, совесть, сердце принять веру. Они и принимают, и, приняв, не хотят уже отстать от нее. 

Тут происходит то же, что с вкусившим приятной и здоровой пищи. Вкусив однажды, он знает, что она пригодна, и принимает ее в ряд питающих его веществ. Химия ни прежде, ни после не помощница ему в этом убеждении. Убеждение его основано на личном опыте, непосредственно. Так и верующий знает истинность веры непосредственно. Сама вера вселяет в нем непоколебимое убеждение, что она вера. Как же после того вера будет верою разумною? В том и разумность веры, чтоб непосредственно знать, что она вера. Рассудок только портит дело, охлаждая веру и ослабляя жизнь по вере, а главное, кичит и отгоняет благодать Божию – зло в христианстве первой важности.

Притча дня

В Париже жил один богатый купец и хороший человек, по прозванию Джианнотто ди Чивиньи, ведший обширную торговлю сукнами. Он был в большой дружбе с одним очень богатым евреем, по имени Авраам, также купцом и очень честным и прямым человеком. Джианнотто, зная его честность и прямоту, сильно сокрушался о том, что душа этого достойного, мудрого и хорошего человека, по недостатку веры, будет осуждена. Поэтому он принялся дружески просить его оставить заблуждения иудейской веры и обратиться к истинной христианской...
Как он упорствовал, так и Джианнотто не переставал убеждать его, пока, наконец, еврей, побежденный этой настойчивостью, сказал: «Хорошо, Джианнотто, ты хочешь, чтобы я сделался христианином, и я готов на это, но с тем, что сперва отправлюсь в Рим, дабы там увидать того, кого ты называешь наместником Бога на земле, увидать его нравы и образ жизни, а также его братьев кардиналов; если они представятся мне таковыми, что по ним и из твоих слов я буду убежден в преимуществе твоей веры над моею, как это ты старался мне доказать, то я поступлю, как тебе сказал; коли нет, я как был, так и останусь евреем».
Выслушав это, Джианнотто был крайне опечален, говоря про себя: «Пропали мои труды даром, а между тем я думал употребить их с пользой, воображая, что уже обратил его. И в самом деле, если он отправится к римскому двору и насмотрится на порочную и нечестивую жизнь духовенства, то не только не сделается из еврея христианином, но если бы и стал христианином, наверно перешел бы снова в иудейство». Еврей сел на коня и поспешно отправился ко двору в Рим. Прибыв туда, он был с почетом принят своими единоверцами евреями и жил там, не говоря никому о цели своего путешествия, осмотрительно наблюдая образ жизни папы, кардиналов и других прелатов и всех придворных... Полагая, что он достаточно насмотрелся, он решил возвратиться в Париж, что и сделал.
Едва Джианнотто узнал, что он приехал, он пошел к нему, ни на что столь мало не рассчитывая, как на то, чтоб он стал христианином. Они радостно приветствовали друг друга, а когда еврей отдохнул несколько дней. Джианнотто спросил его, какого он мнения о святом отце, кардиналах и других придворных. На это еврей тотчас же ответил: «Худого я мнения, пошли им Бог всякого худа! Говорю тебе так потому, что, если мои наблюдения верны, я не видел там ни в одном клирике ни святости, ни благочестия, ни добрых дел, ни образца для жизни или чего другого, а любострастие, обжорство, любостяжание, обман, зависть, гордыня и тому подобные и худшие пороки (если может быть что-либо хуже этого) показались мне в такой чести у всех, что Рим представился мне местом скорее дьявольских, чем Божьих начинаний. Насколько я понимаю, ваш пастырь, а следовательно, и все остальные со всяким тщанием, измышлением и ухищрением стараются обратить в ничто и изгнать из мира христианскую религию, тогда как они должны были бы быть ее основой и опорой. И так как я вижу, что выходит не то, к чему они стремятся, а что ваша религия непрестанно ширится, являясь все в большем блеске и славе, то мне становится ясно, что Дух Святой составляет ее основу и опору, как религии более истинной и святой, чем всякая другая. А потому я, твердо упорствовавший твоим увещаниям и не желавший сделаться христианином, теперь говорю откровенно, что ничто не остановит меня от принятия христианства. Итак, идем в церковь и там, следуя обрядам вашей святой веры, окрести меня».

Боккаччо, Декамерон, Новелла 2 (1352–1354 гг.)

Основы православия

Тема 343.  Космологическое доказательство бытия Божьего: в чем причина Вселенной?

Космологический аргумент обращает нас к вопросу о причине существования Вселенной. Как этот вопрос сформулировал великий германский философ Готфрид Вильгельм Лейбниц: «Почему существует нечто, а не ничто?» Этот аргумент существует в различных формах и является предметом оживленной философской дискуссии. Его можно кратко изложить так:

1. Всё, что начало существовать, имеет причину. Мы не верим, что планета Земля, или Солнце, или галактика просто сами собой выскочили из небытия – у их возникновения были причины, которые исследуют космологи.

2. Вселенная в целом тоже имела начало. В ней происходят необратимые процессы. Например, водород в недрах звезд выгорает в гелий, что указывает на то, что Вселенная не может быть бесконечно старой. (В наши дни космологи говорят о том, что Вселенной около 13,7 миллиардов лет; это, по нашим меркам, долгий, но неизбежно ограниченный срок).

3. Следовательно, Вселенная должна иметь причину, которая должна быть:

а) вечной (иначе она сама нуждалась бы в причине);

б) достаточно могущественной, чтобы породить Вселенную;

в) свободной, чтобы принять такое решение (иначе вечная причина не могла бы породить события во времени);

4. Эту причину мы и называем Богом.

Практические советы

Как быть – человек давно в Церкви, ходит на исповедь, рефлексирует, но «список» грехов из серии «гневаюсь, раздражаюсь, ругаюсь» – не меняется?

– Это происходит из-за поверхностного, механического, а то и магического подхода к покаянию. При осознанном, глубоком отношении человека к исповеди он подходит к восприятию личных грехов не только как грехов перед собой, перед ближними, но, в первую очередь, как преступлений перед Богом, препятствующих его единению с Ним, богообщению. Тогда он начинает воспринимать грех как преграду между душой и Господом и стремится вести внимательную, нерассеянную жизнь.

Системной, осмысленной духовной борьбе способствует изучение Аскетики.

Случайный тест

Расширение для браузера – календарь «Азбука веры» и оживление ссылок на Библию.

Требуется программист