Чтения Священного Писания и Богослужебные указания

Земля Библии

Тропари, кондаки, молитвы и величания

В среду, св. Кресту

Тропарь в среду, св. Кресту, глас 1

Спаси́, Го́споди, лю́ди Твоя́/ и благослови́ достоя́ние Твое́,/ побе́ды на сопроти́вныя да́руя// и Твое́ сохраня́я Кресто́м Твои́м жи́тельство.

Перевод: Спаси, Господи, людей Твоих и благослови все, что принадлежит Тебе. Даруй победы над врагами православным христианам, и сохрани силою Креста Твоего тех, среди которых пребываешь Ты.

Кондак в среду, св. Кресту, глас 4

Вознесы́йся на Крест во́лею,/ тезоимени́тому Твоему́ но́вому жи́тельству,/ щедро́ты Твоя́ да́руй, Христе́ Бо́же,/ возвесели́ нас си́лою Твое́ю,/ побе́ды дая́ нам на сопоста́ты,/ посо́бие иму́щим Твое́ ору́жие ми́ра,// непобеди́мую побе́ду.

Перевод: Вознесенный на Крест добровольно, соименному Тебе новому народу милости Твои даруй, Христе Боже; возвесели силою Твоею верных людей Твоих, подавая им победы над врагами, – да имеют они помощь от Тебя, оружие мира, непобедимый знак победы.

показать все

Преподобному Алипию Столпнику

Тропарь преподобному Алипию Столпнику, глас 1

Терпе́ния столп был еси́,/ ревнова́вый пра́отцем, преподо́бне,/ Ио́ву во страсте́х, Ио́сифу во искуше́ниях,/ и Безпло́тных жи́тельству сый в телеси́,/ Али́пие о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Терпения ты был столпом, подражавший праотцам, преподобный, Иову - в страданиях, Иосифу - в искушениях, и бесплотных (ангелов) житию, находясь в теле, Алипий отче наш, моли Христа Бога о спасении душ наших.

Кондак преподобному Алипию Столпнику, глас 8

Я́ко доброде́телей вину́ и по́стников удобре́ние,/ Це́рковь сла́вит тя днесь и воспева́ет, Али́пие:/ моли́твами твои́ми пода́ждь/ чту́щим любо́вию до́блести твоя́ и боре́ния/ лю́тых прегреше́ний избавле́ние,// я́ко тезоимени́тый.

Перевод: Как добродетелей источник и постников украшение, Церковь прославляет тебя сегодня и воспевает, Алипий: молитвами твоими подай почитающим с любовью мужество твое и подвиги тяжких прегрешений прощение, как празднующий сегодня.

Ин тропарь преподобному Алипию Столпнику, глас 4

Стра́шен и непристу́пен показа́лся еси́ бесо́м вои́стину,/ уязвля́я сих ра́ною свяще́нных твои́х моли́тв/ и дале́че отгоня́я ополче́ния страстна́я посто́м/ и колеба́ющимся был еси́, всеблаже́нне, непрекло́нное утвержде́ние,/ Али́пие преподо́бне,/ моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Ты поистине был страшен и неприступен для бесов, нанося им раны священными твоими молитвами и далеко отгоняя ополчения страстей постом, для колеблющихся ты был, всеблаженный, непоколебимым укреплением, Алипий преподобный, моли Христа Бога о спасении душ наших.

Святителю Иннокентию, епископу Иркутскому

Тропарь святителю Иннокентию, епископу Иркутскому, глас 3

Свети́льниче Це́ркве пресве́тлый,/ озари́вый луча́ми добро́т твои́х страну́ сию́,/ и исцеле́ньми мно́гими притека́ющих к тебе́ с ве́рою/ Бо́га просла́вивый,/ мо́лим тя, святи́телю о́тче Инноке́нтие,/ огражда́й моли́твами твои́ми град сей// от всех бед и печа́ли.

Перевод: Светильник Церкви преяркий, озаривший лучами добродетелей своих страну эту, и многими исцелениями приходящих к тебе с верой Бога прославивший, молим тебя, святитель отче Иннокентий, охраняй молитвами твоими город этот от всех бед и скорбей.

Кондак святителю Иннокентию, епископу Иркутскому, глас 4

Непоро́чности соиме́ннаго па́стыря,/ пропове́дника ве́ры в язы́цех Монго́льских,/ сла́ву и украше́ние Ирку́тския па́ствы,/ любо́вию восхва́лим вси́ ве́рнии:/ той бо есть храни́тель страны́ Сиби́рския// и моли́твенник о душа́х на́ших.

Перевод: Непорочности одноименного пастыря (Иннокентий от лат. Innocentius — «невинный»), проповедника веры среди народов Монголии, славу и украшение иркутской паствы, с любовью прославим все верующие, ибо он хранитель земли Сибирской и молитвенник о душах наших.

Молитва святителю Иннокентию, епископу Иркутскому

К тебе́, свя́тче Бо́жий, я́ко к ско́рому помо́щнику и моли́твеннику о спасе́нии мое́м, аз недосто́йный и гре́шный припа́дая молю́ся: не пре́зри мене́ уны́лаго, не́мощнаго, во мно́гая беззако́ния впа́дшаго, и по вся дни и часы́ согреша́ющаго, но вонми́ души́ мое́й, я́ко скорблю́, и умоли́ Го́спода Бо́га всея́ тва́ри Соде́теля, Ему́же ны́не предстои́ши в ра́дости святы́х и с ли́ки а́нгелов, поми́ловати мя и извести́ из темни́цы грехо́вныя ду́шу мою́, пре́жде да́же не отъиду́ отсю́ду и ктому́ не угото́в явлю́ся на суд Его́. Ей, о́тче! не посрами́ мене́, к тебе́ с ве́рою притека́ющаго, а́ще бо и недосто́ин есмь твоего́ хода́тайства и заступле́ния, но ты, быв подража́тель человеколю́бия Бо́жия, сотвори́ мя досто́йна чрез обраще́ние от злых дел к благо́му житию́, да та́ко душе́ю и те́лом здрав быв, сла́влю и пою́ ди́внаго во святы́х Свои́х Бо́га на́шего и твое́ те́плое заступле́ние, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва вторая святителю Иннокентию, епископу Иркутскому

Святи́телю, о́тче Инноке́нтие! При́зри на нас, раб Бо́жиих (имена), и на прихо́д (дом) сей; моли́ Христа́ Бо́га, да низпосле́т нам Ду́ха Своего́ Свята́го дар, во е́же умудри́ти нас ходи́ти пред Ним во вся́ком благоче́стии и чистоте́. Мы при́сно заблужда́ем от пути́ спасе́ния: руководи́ нас, ми́лостивый наш наста́вниче. Мы не́мощни есмы́ в ве́ре: утверди́ нас, правове́рия учи́телю. Мы зело́ убо́зи сотвори́хомся до́брых дел: обогати́ нас, благосе́рдия сокро́вище. Мы при́сно наве́туеми есмы́ от враг, ви́димых и неви́димых, и озлобля́еми: помози́ нам, безпо́мощных засту́пниче; да славосло́вяще и́мя Бо́жие во дни и в нощи́, сподо́бимся бы́ти насле́дницы и жи́зни ве́чныя, и просла́вим Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва третья святителю Иннокентию, епископу Иркутскому

Свя́тче Бо́жий, па́стырю до́брый, де́лателю ве́рный виногра́да Христо́ва, святи́телю о́тче Инноке́нтие! При́зри на град сей и на лю́ди сия́! Моли́ Христа́ Бо́га, да сохрани́т па́ству твою́ от волко́в, гу́бящих ю́; да ниспо́слет Ду́ха Своего́ Свята́го во е́же умудри́ти нас ходи́ти пред Ним во вся́ком благоче́стии и чистоте́ во вся дни живота́ на́шего, да славосло́вяще и́мя Его́ всесвято́е во дни и в нощи́, сподо́бимся бы́ти насле́дницы жи́зни ве́чныя, и просла́вим Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Преподобному Стилиану Пафлагонскому

Тропарь преподобному Стилиану Пафлагонскому, глас 3

Сто́лп воодушевленный воздержа́ния, сто́лп неколеби́мый Це́ркве, Стилиа́не, соде́лался еси́, блаже́нне. Го́споду от ю́ности вве́рился еси́, обита́лище Ду́ха яви́лся еси́, о́тче преподо́бне, Христа́ Бо́га моли́ дарова́ти на́м ве́лию ми́лость.

Перевод: Столпом одушевленным воздержания, столпом непоколебимым Церкви, Стилиан, ты стал, блаженный. Господу с юности вверив себя, стал обителью Духа, отче преподобный, Христа Бога моли даровать нам великую милость.

Кондак преподобному Стилиану Пафлагонскому, глас 4

От утро́бы ма́терния освяти́выйся, я́ко Боже́ственный Самуи́л, богоно́сне, подви́жнически Христа́ Бо́га просла́вил еси́. Те́мже исцеле́ний показа́лся еси́ кла́дязь и предста́тель боже́ственный отроко́в и младе́нцев, Христо́с бо тя́ све́тло сла́вит, Его́же измла́да, Стилиа́не, просла́вил еси́.

Перевод: От утробы материнской ты освятился, как Божественный Самуил, Богоносный, подвижнически Христа Бога прославил ты. Потому стал кладезем исцелений и святым защитником отроков и младенцев, ибо тебя светло прославил Христос, Которого ты с младых лет, Стилиан, прославлял.

Молитва преподобному Стилиану Пафлагонскому

О, свяще́нная главо́, преподо́бне о́тче Стилиа́не! По́двигом до́брым подвиза́вся на земли́, на небесе́х восприя́л еси́ вене́ц пра́вды от Христа́ Бо́га на́шего. Те́мже на тво́й святы́й о́браз взира́юще, о пресла́внем сконча́нии жи́тельства твоего́ ра́дуемся и чти́м святу́ю па́мять твою́. Почита́юще же твое́ ве́лие дерзнове́ние пред Го́сподем, со смире́нием мо́лим тя́, преподо́бне о́тче: воззри́ у́бо благосе́рдым о́ком любве́ твоея́ на на́с, недосто́йных рабо́в твои́х, и потщи́ся богоприя́тным твои́м хода́тайством испроси́ти у Царя́ ца́рствующих и Го́спода госпо́дствующих, да проба́вит вели́кия и бога́тыя ми́лости Своя́ на на́с, гре́шных, да пода́ст на́м ду́х пра́выя ве́ры, ду́х любве́, ми́ра и ра́дости о Ду́се Свя́те, да изба́вит ны́ от вся́ких бе́д и напа́стей, да ниспо́слет вся́ поле́зная ко спасе́нию ду́ш на́ших. Е́й, свя́тче Бо́жий, не посрами́ упова́ния на́шего, е́же на тя́ по Бо́зе и Богоро́дице возлага́ем, но бу́ди на́м помо́щник и покрови́тель во спасе́ние, да сподо́бимся сконча́ти житие́ на́ше в покая́нии и восприи́мем ве́чная блага́я во Ца́рствии Христа́ Бо́га на́шего, и просла́вим человеколю́бие Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, и твое́ свято́е заступле́ние, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Мысли свт. Феофана Затворника

(1Тим.5:22–6, 11; Лк.18:15–17, 26–30)

«Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Лк.18:17). Как же это принимать – «как дитя»? А вот как: в простоте, полным сердцем, без раздумываний. Рассудочный анализ неприложим в области веры. Он может иметь место только в преддверии ее. Как анатом все тело разлагает до подробности, а жизни не видит, так и рассудок – сколько ни рассуждает, силы веры не постигает. Вера сама дает созерцания, которые в целом представляют веру всецело удовлетворяющею всем потребностям естества нашего и обязуют сознание, совесть, сердце принять веру. Они и принимают, и, приняв, не хотят уже отстать от нее. 

Тут происходит то же, что с вкусившим приятной и здоровой пищи. Вкусив однажды, он знает, что она пригодна, и принимает ее в ряд питающих его веществ. Химия ни прежде, ни после не помощница ему в этом убеждении. Убеждение его основано на личном опыте, непосредственно. Так и верующий знает истинность веры непосредственно. Сама вера вселяет в нем непоколебимое убеждение, что она вера. Как же после того вера будет верою разумною? В том и разумность веры, чтоб непосредственно знать, что она вера. Рассудок только портит дело, охлаждая веру и ослабляя жизнь по вере, а главное, кичит и отгоняет благодать Божию – зло в христианстве первой важности.

Притча дня

В Париже жил один богатый купец и хороший человек, по прозванию Джианнотто ди Чивиньи, ведший обширную торговлю сукнами. Он был в большой дружбе с одним очень богатым евреем, по имени Авраам, также купцом и очень честным и прямым человеком. Джианнотто, зная его честность и прямоту, сильно сокрушался о том, что душа этого достойного, мудрого и хорошего человека, по недостатку веры, будет осуждена. Поэтому он принялся дружески просить его оставить заблуждения иудейской веры и обратиться к истинной христианской...
Как он упорствовал, так и Джианнотто не переставал убеждать его, пока, наконец, еврей, побежденный этой настойчивостью, сказал: «Хорошо, Джианнотто, ты хочешь, чтобы я сделался христианином, и я готов на это, но с тем, что сперва отправлюсь в Рим, дабы там увидать того, кого ты называешь наместником Бога на земле, увидать его нравы и образ жизни, а также его братьев кардиналов; если они представятся мне таковыми, что по ним и из твоих слов я убеждусь в преимуществе твоей веры над моею, как это ты старался мне доказать, то я поступлю, как тебе сказал; коли нет, я как был, так и останусь евреем».
Выслушав это, Джианнотто был крайне опечален, говоря про себя: «Пропали мои труды даром, а между тем я думал употребить их с пользой, воображая, что уже обратил его. И в самом деле, если он отправится к римскому двору и насмотрится на порочную и нечестивую жизнь духовенства, то не только не сделается из еврея христианином, но если бы и стал христианином, наверно перешел бы снова в иудейство». Еврей сел на коня и поспешно отправился ко двору в Рим. Прибыв туда, он был с почетом принят своими единоверцами евреями и жил там, не говоря никому о цели своего путешествия, осмотрительно наблюдая образ жизни папы, кардиналов и других прелатов и всех придворных... Полагая, что он достаточно насмотрелся, он решил возвратиться в Париж, что и сделал.
Едва Джианнотто узнал, что он приехал, он пошел к нему, ни на что столь мало не рассчитывая, как на то, чтоб он стал христианином. Они радостно приветствовали друг друга, а когда еврей отдохнул несколько дней. Джианнотто спросил его, какого он мнения о святом отце, кардиналах и других придворных. На это еврей тотчас же ответил: «Худого я мнения, пошли им Бог всякого худа! Говорю тебе так потому, что, если мои наблюдения верны, я не видел там ни в одном клирике ни святости, ни благочестия, ни добрых дел, ни образца для жизни или чего другого, а любострастие, обжорство, любостяжание, обман, зависть, гордыня и тому подобные и худшие пороки (если может быть что-либо хуже этого) показались мне в такой чести у всех, что Рим представился мне местом скорее дьявольских, чем Божьих начинаний. Насколько я понимаю, ваш пастырь, а следовательно, и все остальные со всяким тщанием, измышлением и ухищрением стараются обратить в ничто и изгнать из мира христианскую религию, тогда как они должны были бы быть ее основой и опорой. И так как я вижу, что выходит не то, к чему они стремятся, а что ваша религия непрестанно ширится, являясь все в большем блеске и славе, то мне становится ясно, что Дух Святой составляет ее основу и опору, как религии более истинной и святой, чем всякая другая. А потому я, твердо упорствовавший твоим увещаниям и не желавший сделаться христианином, теперь говорю откровенно, что ничто не остановит меня от принятия христианства. Итак, идем в церковь и там, следуя обрядам вашей святой веры, окрести меня».

Боккаччо, Декамерон, Новелла 2 (1352–1354 гг.)

Проповедь дня


Перейти в раздел «Проповеди»

Книги, статьи, стихи, кроссворды, тесты


Практические советы

Как быть – человек давно в Церкви, ходит на исповедь, рефлексирует, но «список» грехов из серии «гневаюсь, раздражаюсь, ругаюсь» – не меняется?

– Это происходит из-за поверхностного, механического, а то и магического подхода к покаянию. При осознанном, глубоком отношении человека к исповеди он подходит к восприятию личных грехов не только как грехов перед собой, перед ближними, но, в первую очередь, как преступлений перед Богом, препятствующих его единению с Ним, богообщению. Тогда он начинает воспринимать грех как преграду между душой и Господом и стремится вести внимательную, нерассеянную жизнь.

Системной, осмысленной духовной борьбе способствует изучение Аскетики.

Случайный тест