профессор Павел Александрович Юнгеров

Книга Иова. Опыт переложения на русский язык

Опыт переложения на русский язык священных книг Ветхого Завета проф. П.А. Юнгерова (с греческого текста LXX).

Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

 

 
Введение

Окончив, с помощию Божией, перевод пророческих книг, приступаем к учительным, как наиболее трудным из ветхозаветнаго канона и, кажется, самой трудной, по греко-славянскому и еврейскому тексту, книге Иова.

Общепризнанная у толковников трудность и темнота еврейскаго текста сей книги, множество в нем так называемых apax legomen'ов, объясняемых часто не из еврейскаго, а из других семитических языков, своеобразность в словосочетаниях, своеобразность в течении мыслей, въ выражении их, в терминологии, во всем строе жизни и мышлении описываемых лиц, картинах одушевленной (напр. чудовища 40 – 41 глл.) и неодушевленной природы (28, 38 – 39 глл.). и т. п., не имеетъ себе параллелей в других ветхозаветных книгах и очень затрудняет современных толковников и переводчиков и вызывает разнообразие в их трудах, возникающее едва не в каждом стихе, и во всякомъ случае, по нескольку раз в каждой главе этой книги.

Если так затруднителен текст книги Иова для современныхъ ученых, то во сколько раз он был затруднительнее для древнихъ переводчиков, и самых первых из них, LXX толковников? Это всякому легко понять. Поэтому произошло крайнее разнообразие между пониманием и изложениемъ книги Иова у LXX и у современных переводчиков ея с еврейскаго текста, а также и между славянским и русским синодальным переводами. Такая разность произошла, что иногда чуть не половина главы трактует о разных предметах по обоимъ переводам, и как-либо «примирить и объединить» эти переводы совершенно невозможно, неговоря уже о том, что параллельно, в два столбца, напечатать славянский и синодальный переводы было бы крайне соблазнительно. Трудность еврейскаго текста книги Иова была причиною и сравнительной скудости экзегетической литературы на эту книгу.

Таже трудность и темнота еврейскаго текста книги Иова были причиною еще большей темноты и неясности греческаго ея текста. Греческие переводчики, очевидно, были крайне стеснены темным оригиналом и своею задачею «точно до копиизма» передавать его мысль. Поэтому наполнили книгу массою очень неясных выражений, непереведенных евр. слов, словосочетаний, построения предложений, их расположения, соединения и разделения, словосогласований и своеобразных слов и речений, еще нигде не встречающихся. Еще Ориген жаловался, что в книге Иова «шестая часть у LXX опущена», впоследствии она, может быть по рецензии Оригена, заимствована у Феодотиона. Если еврейский текст книги Иова труден, то греческий еще труднее. А кроме того, по еврейскому тексту всетаки есть толкования, а по греческому только очень давняя катэна Олимпиодора, Полихрония, и др. – из 8-го века. Наш славянский перевод сохранил все трудности греческаго текста, увеличив их еще своим «копиизмомъ» въ склонениях, спряжениях, словосогласованиях, в родах и числах: где все словосочетания уместны по греческой грамматике (dativus instrumentalis), там неуместны по славянски, где по гречески уместен один род, – там по славянски должен бы быть другой, погречески глаголы требуют одного падежа, а по славянски другого; но по «копиизму» соблюдено полное «единство», причинившее и крайнюю темноту славянскому переводу. Если на греческий текст есть, хотя бы и старинное, пособие – катэна, то на славянский перевод и этого нет. Мы нашли лишь на первыя 20 глав пособие г. Троицкаго и на некоторые стихи, читаемые в паремиях страстной недели (1 и 2 гл. 38, 1 – 22. 42, 1 – 6. 12 – 17), у Преосвв. Виссариона и Порфирия. А в большинстве должны были идти собственным довольно тернистым путем, по нескольку разъ изменяя и переделывая свой перевод и оставляя улучшение его своимъ преемникам...

Таковы особенности книги Иова и ее перевода, по сравнению с другими ветхозаветными книгами. Что касается принятых уже нами рубрик в характере слав. перевода по отношению к греческому тексту, то они и здесь найдут место.

Так, при общем «копиизме» слав. перевода по сравнению с греческим текстом, мы нашли в след. местах отсутствие его. Нет соответственных слав. переводу чтений в греческом и латинском тексте: 1, 7. 2, 3. 3, 18. 6, 25. 28, 5. 27, 6. 31, 10 – 11. 32, 4. 36, 18. 39, 1. 42, 10. В слав. переводе не всегда оскоблены эти чтения.

Уклоняясь от греческаго текста, славянския чтения соответствуют еврейскому тексту (19, 29. 38, 25), – еврейскому и вульгате (21, 6 и 30. 33, 29. 36, 16. 30. 37, 12). – одной вульгате и древне-италийскому (14, 20. 15, 8. 9. 19, 12. 15.29. 20, 11. 21, 25. 22, 3 – 4. 24, 15. 27, 11. 23. 28, 3. 29, 2. 30, 11. 39, 21. 41, 3); иногда в слав. виден перифрастический (9, 3 – 4. 23. 13, 8. 21, 15. 27, 6. 28, 15. 34, 20. 36, 16) и даже толковательный (38, 25. 32) перевод, неимеющий себе нигде дословнаго соответствия (8, 25. 36, 5). Но внимательно анализируя слав. перевод в печатных изданиях и нередкия в нем «оскобления» и сравнивая их с греческим текстом по изданиям: Фильда, Свита, Вигуру, Гольмеза, мы пришли к следующему выводу. Славянский перевод, по крайней мере в печатных изданиях (а рукописей на книгу Иова у нас въ библиотеке нет), тщательно кем-то исправлялся по ватиканскому кодексу, хотя первоначально, вер., составлен был съ лукиановских и александрийских списков. Так, существующия в александрийскомъ списке чтения, не соответствующия чтениям ватиканскаго кодекса, въ славянском печатном тексте, Елизав. издания (а в Остр. этого нет) оскобляются (1, 20. 21. 22. 2, 8. 3, 22. 7, 11. 15, 27. 19, 16. 29, 5. 21. 34, 2. 40, 12. 22. 42, 17), а то и совсем опускаются (3, 2. 21. 5, 22. 26. 7, 11. 9, 7. 22. 35. 12, 12. 14, 12. 16, 4. 9. 22. 18, 5. 9. 19, 9, 20. 15. 22, 3. 29, 23. 29. 34, 8. 39, 12. 23. 40, 8. 12. 42, 17). А напротив, чтения ватиканскаго кодекса, не соответствующия александрийскому, вносятся в текст без всяких скоб (1, 1. 6. 2, 3. 3, 3. 4. 7, 15. 10, 3. 15, 8. 31, 19. 34, 15. 42, 3). Поэтому, немалочисленным, существующим въ печатном славянском тексте, оскоблениям далеко не всегда можно придавать серьезное критическое значение, как удалению «неправильных и не соответствующих оригиналамъ» чтений. При разночтениях между александрийским и ватиканским кодексами берутся (иногда и ошибочныя – 3, 4. 18,17) чтения ватиканскаго кодекса, а александрийския опускаются (1, 5. 8. 12. 2, 9. 3, 4. 15. 4, 6. 13. 21. 6, 10. 17. 23. 26. 7. 18. 8, 21. 10, 3. 14. 17. 11, 9. 13, 10. 11. 27. 14, 12. 14. 17. 15, 18. 28. 16, 11. 18, 4. 5. 18. 19, 8. 26. 20, 25 и мн. др.). В расположении предложений слав. перевод также нередко следует ватиканскому, отступая от александрийскаго кодекса (1, 18. 7, 21. 11, 20. 23, 17).

Вышеупомянутыя нами особенности еврейскаго текста книги Иова отразились на греко-славянском тексте ея и породили в нем особенности, не имеющия себе параллелей в других книгах.

Так, гр. сл. ὀργὴ – употребляется в значении: гневъ Божий (3, 26. 6, 2. 9, 22. 14, 1. 17, 7. 21, 17. 23, 26. 36, 13). Ἰσχυρὸς – в значении Всемогущий Господь (22. 13. 33, 29. 36, 22. 37, 5. 10), а также: Δυνατὸς (36, 6), Ἰκανὸς (21, 15. 31, 3. 39, 32); Ἐπίσκοπος (20, 29). В 34, 17 – Сущий, Вечный, Праведный; βροτὸς в значении человек (4, 17. 9, 2. 10. 22. 11, 12. 14, 1. 10. 15, 14. 25, 4. 28, 4. 32, 8. 33, 12), ἐλέγχω и ἐλέγχομαι в разных значениях: открываюсь (13, 3), защищаюсь (13. 15. 15, 3), являюсь на суд (16, 21), состязаюсь (22, 4), обвиняю (15, 6), доказываю (32, 12), вразумляю (33, 19), также и сущ. ἔλεγξις – защита (21, 4), улика (23, 2), исповедь (13, 6), суд (16, 21); χράομαι – бываю (16, 9), владею (18, 4), посылаю (19, 11. 23, 6); ὑπολαμβάνω и ἀποκρίνομαι – продолжаю речь (34, 1. 35, 1. 39, 31. 40, 1); ἀποβαίνω – достаюсь (15, 31. 35), происхожу (27, 18), спускаюсь (8, 19), обращаюсь (22, 11. 30, 31); ὁμοθαδὸν – кажется въ несколько раз более в одной этой книге употребляется, чем во всех других (3, 18; 6, 2. 16, 10. 17, 16. 19, 12. 21, 26...); σπουδάζω – возмущаюсь (4, 5, 22, 10), ужасаюсь (21, 6), трепещу (23, 14). Нередко еврейския слова в греческом тексте оставляются без перевода и переписываются лишь греческими буквами: ἠδὼ (36, 10), θεεβουλαθθ (37, 12), μαζουρθ (38, 32), νεέλασσα, ἀσίδα, νέεσσα (39, 13). Славянские переводчики иногда переводили с еврейскаго, а в 39, 13 оставили без перевода и получилось, можно сказать, самое классическое, по неясности, чтение: крило веселящихся нееласса, – аще зачнет асида и несса. – Мало ясности и в след. слав. выражениях: паучина сбудется селение его (8, 14), положиша мя труп на труп (16, 14), сочте и путь в сотрясении гласов (28, 26), не на мужа положит еще (34, 25) и во многих других, особенно в 40 – 41 главах.

В виду всего вышеизложеннаго, естественно, что мы, желая дать ясный, удобочитаемый и удобопонятный, перевод книги Иова, принуждены были очень часто уклоняться от буквы греко славянскаго текста в переводе временных и иных форм глаголов, родов и падежей существительных, прилагательных и местоимений, словосочетаний и словосогласований, и т. п. отступлениях, о которых говорили и в переводе другихъ священных книг. За множеством их и не цитуем, а по местам лишь въ подстрочных примечаниях отмечаем, хотя далеко не везде.

В заключение своей речи о греко-слав. тексте книги Иова, считаем нужным сказать о заметном стремлении переводчиковъ вложить в книгу учение о злом духе и победе над нимъ Господа и добрых духов. Так, переводчики ясно дают знать, что подъ «великим китомъ» разумеется злой дух, и возвещают победу над ним Господа: иже иматъ одолети великаго кита (3, 8), слякошася (т. е. смиренно изгибаются) подъ Ним кити поднебеснии (9, 13); хитростию Его низложен бысть кит (26, 12). На него же, без сомнения, переводчики видели указание в описании змия-отступника: повелением умертви змия отступника (26, 13), а также страшных: «зверя» (40, 14) и «дракона» (41, 24), возвестив его «поругание Ангелами»: сотворенъ поруган быти Ангелы Моими. Место жительства и владение его находится в «тартаре», где все, как пленники (41, 23), трепещут при его пребывании и радуются его удалению (40, 15. 41, 23). Современный еврейский текст не дает таких ясных оснований для демонологии, а понимается в приложении к крокодилам и другим морским животным.

В критико-текстуальном отношении, считаем нужнымъ отметить, как особенность этой книги, по сравнению с ранее переведенными пророческими писаниями, значительную скудость вариантов на нее в греческом тексте, по изданию Гольмеза. Видно, что ее мало читали, мало списывали, как мало и толковали, по ея чрезмерной трудности. А потому и принятая ранее группировка рукописей по лукиановской и исихиевской рецензиям к книге Иова нами неприлагается, а последния, и то очень редко, едвали не раз 5 на протяжении всей книги, цитуются по своим №№ у Гольмеза. В большинстве варианты лишь группируются по александрийскому и ватиканскому кодексам и их изданиям.

Сокращая в текстуальном отношении свои примечания; мы увеличиваем их в экзегетическом отношении. В виду трудности текста и отсутствия экзегетической литературы, объясняем все, казавшиеся намъ трудными, обороты и выражения и суммируем общия мысли спорящих сторон: речей друзей, Иова, Елиуса и Господа: из за чего вытекал их спор, какия положения они доказывали и что доказали. Надеемся, все это поможет читателямъ книги Иова в нашем переводе и будет не безполезно для них.

Выше уже сказано о бедности экзегетической литературы на книгу Иова. И мы, конечно, не могли иметь под руками обилия ея. Так, за весь отеческий период сохранилась лишь одна катэна, содержащая в отрывкахъ толкования Олимпиодора, Полихрония, Златоуста, Дидима, и приписываемая Никифору Гераклейскому: Catena graecorum patrum in beatum Iob… Opera Iunii. Lond. 1637 г. Выборъ толкований одного Олимпиодора: Migne. Patrol. graec. ser. 93 t. Более по греческому тексту не имели мы пособий.

По еврейскому тексту Rosenmüller. Scholia in Vetus Testamentum. 5-й т. Lips. 1824 г. Delitzch. Das Buch Iob. Leipz. 1864 г. Dillmann. Hiob. Leipz. 1891 г.

По вульгате: Knabenbauer. Liber Iob. Par. 1886 г.

На русском языке: Н. Троицкий. Книга Иова (из Тульских епарх. ведомостей за 1880 г.). Книга Иова в русском переводе с кратким объяснением. Вятка. 1860 г. В 4-м томе Толковой Библии (Спб. 1907 г.) и во 2-м томе Руководства Вигуру находятся подстрочныя объяснения книги Иова, но все три труда – по рус. переводу с евр. текста. С евр. же текста составлен очень ценный перевод в Христианском Чтении (Спб. 1869 г.), принадлежащий проф. М. А. Голубеву, а равно и напечатанный въ Страннике (1860 г.) перевод о. Макария Глухарева. Родоначальникомъ всех этих переводов был перевод о. Павскаго, бывший у нас в рукописи пр. Герасима Добросердова. За скудостию новых пособий, мы принуждены были обращаться к более древним переводам с греческаго текста: древне-италийскому, сохранившемуся в толковании бл. Августина (Migne. Patrol. 34-й t.) и Иеронима (Divina Bibliotheca. М. 29 t.), и латинскому переводу Нобилия в издании: Διαθήκη παλαιὰ κατὰ τούς ἐβδομήκοντα. Paris. 1628 г.

Кроме того, служили пособием и общие филологические труды, ранее упоминавшиеся: Шлейснера, Гезениуса и Пассова, а для выяснения трудных греческик слов и оборотов пользовались конкорданцией Троммия: Trommius. Concordatiae graecae versionis LXX interpretum (Amsterdami. 1718) и словарем на Новый Завет: Zorell. Novi Testamenti lexicon graecum. Par. 1911 г. А также издания перевода LXX, бывшия у нас и ранее, были и здес: Field. Vetus Testamentum graece juxta LXX interpretes. Oxonii. 1859 г. Holmes. Vetus Testamentum graecum cum variis lectionibus. Oxon. 1798 – 1827 гг. Swete. The old Testament in Greek. Cambr. 2 t. 1897 г. Vigouroux. La Sainte Bible Polyglotte. Par. III t. 1902 г. Baber. Vetus Testamentum e codice Alexandrino. Lond. 1812 – 1821 гг.

Комментарии для сайта Cackle