Пасхальные интервью

***

Вос­кре­се­ние Хри­стово – это тор­же­ство жизни

прот. Все­во­лод

На вопросы отве­чает глава сек­ре­та­ри­ата по вза­и­мо­от­но­ше­ниям Церкви и обще­ства Отдела внеш­них цер­ков­ных связей Мос­ков­ского Пат­ри­ар­хата про­то­и­е­рей Все­во­лод:

— Почему Пасха – глав­ный празд­ник для пра­во­слав­ного чело­века, ведь Пасху назы­вают “празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство из тор­жеств”?

— Есте­ственно, это глав­ный празд­ник, это “празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство из тор­жеств”, потому что Пра­во­слав­ная Цер­ковь – это Цер­ковь Христа Вос­крес­шего. Апо­стол гово­рит, что если Хри­стос не вос­крес, то наша про­по­ведь тщетна, тщетна и вера хри­стиан, постольку поскольку вос­кре­се­ние Хри­стово – это тор­же­ство жизни, это осно­ва­ние нашей надежды на вечную жизнь, на то, что Гос­подь спа­сает нас, если мы при­ни­маем Его крест­ную жертву, если мы со Хри­стом живем и духовно обнов­ля­емся под дей­ствием Его бла­го­дати, пода­ва­е­мой в Церкви. Вся жизнь Пра­во­слав­ной Церкви, весь строй ее жизни испол­нен пас­халь­ной радо­стью, мы ликуем, зная, что вос­крес­ший Хри­стос и нас, пра­во­слав­ных хри­стиан, воз­во­дит к вос­кре­се­нию, и духов­ному, воз­во­дит нас к вечной жизни, и этот празд­ник имеет самое непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние к каж­дому из нас. Потому что Вос­кре­се­ние Хри­стово, искуп­ле­ние им пад­шего мира – это самая боль­шая радость, кото­рую может испы­ты­вать чело­век. Как бы ни была сложна наша жизнь, как бы ни обу­ре­вали нас житей­ские невзгоды, ужасы, кото­рые мы испы­ты­ваем от людей, от несо­вер­шен­ства окру­жа­ю­щего мира, – все это ничто по срав­не­нию с той духов­ной радо­стью, с той надеж­дой на вечное спа­се­ние, кото­рое дается Вос­кре­се­нием Хри­сто­вым.

— Как нужно и как пра­вильно духовно под­го­то­виться к празд­нику Св. Пасхи?

— Весь бого­слу­жеб­ный год длится от Пасхи до Пасхи. Именно от Пасхи до Пасхи выстра­и­ва­ется круг бого­слу­жеб­ных чтений, пес­но­пе­ний Окто­иха, и не слу­чайно Пасхе пред­ше­ствует Вели­кий Пост, Страст­ная сед­мица, время пока­я­ния и время особо углуб­лен­ного раз­мыш­ле­ния о наших грехах, о том, как нам при­сту­пать к обще­нию с Богом. Вели­ко­пост­ное бого­слу­же­ние имеет особую глу­бину, оно отли­ча­ется от осталь­ных бого­слу­же­ний годич­ного круга через очень углуб­лен­ное духов­ное раз­мыш­ле­ние, через сугу­бую молитву, через воз­дер­жа­ние от ско­ром­ной пищи, от уве­се­ле­ний, хри­сти­а­нин гото­вится к духов­ному празд­но­ва­нию Пасхи.

Есте­ственно, время Страст­ной сед­мицы отли­ча­ется особым молит­вен­ным настроем, а Вели­кая суб­бота – это время свя­щен­ного мол­ча­ния, это время, когда бого­слу­же­ния воз­но­сится песнь “Да молчит всякая плоть…”. Вели­кая Суб­бота – время, когда Цер­ковь вспо­ми­нает, как Хри­стос нахо­дился во гробе, это время, когда хри­сти­а­нину над­ле­жит в свя­щен­ном мол­ча­нии ждать того, как откро­ются цар­ские врата, сим­во­ли­зи­руя тот момент, когда открылся гроб Хри­стов, и из него вос­си­яло пре­чи­стое, пре­об­ра­жен­ное Тело Хри­стово. Именно поэтому до начала пас­халь­ного бого­слу­же­ния, пас­халь­ной утрени неуместна под­го­товка к празд­нику в том смысле, в каком мы ее часто по-житей­ски пони­маем, т.е. преж­де­вре­мен­ное как бы празд­но­ва­ние Пасхи, кото­рое, к сожа­ле­нию, у нас ста­но­вится доста­точно попу­ляр­ным. Довольно странно видеть людей, кото­рые при­хо­дят еще до начала бого­слу­же­ния в храм уже так или иначе “отпразд­но­вав­шими” празд­ник, это непра­вильно, это довольно стран­ная тра­ди­ция. Я думаю, что эта тра­ди­ция порож­дена семи­де­ся­ти­лет­ним вре­ме­нем без­бо­жия. Есте­ственно, люди гото­вятся к пас­халь­ной тра­пезе, есте­ственно, люди гото­вятся к тому, чтобы наряд­ными прийти в храм, но это не должно быть никак свя­зано с преж­де­вре­мен­ным отме­ча­нием празд­ника.

— Отец Все­во­лод, помните ли Вы Вашу первую созна­тельно и цер­ковно отме­чен­ную Пасху? Когда и как это было?

— Я пришел к Церкви, когда мне было 13 лет, и свою первую Пасху отме­чал, будучи огла­шен­ным. Покой­ный отец Вяче­слав Мар­чен­ков, будучи кли­ри­ком Бого­яв­лен­ского Пат­ри­ар­шего собора, в 1981 году прочел надо мной молитвы огла­ше­ния, и уже после Пасхи я окре­стился. Тогда мне дове­лось при­сут­ство­вать на пас­халь­ном бого­слу­же­нии, молиться за пас­халь­ным бого­слу­же­нием, кото­рое совер­шал в Бого­яв­лен­ском соборе покой­ный пат­ри­арх Пимен.

Конечно, на меня ока­зала очень глу­бо­кое воз­дей­ствие эта служба, и тогда такие юно­ше­ские впе­чат­ле­ния были во многом свя­заны с тем, что было впе­чат­ля­юще видеть непод­дель­ную радость людей, видеть то, что люди глу­бо­кой ночью, во время доста­точно дли­тель­ного бого­слу­же­ния не устают, не жалу­ются на ноющие ноги, а их сердца и их души полны радо­сти, они по-осо­бому обща­ются друг с другом во время и после пас­халь­ного бого­слу­же­ния, отсту­пают прочь чело­ве­че­ские раз­но­гла­сия, обиды, ссоры, отчуж­ден­ность людей друг от друга. Вот этот дух Пасхи, кото­рый я первый раз почув­ство­вал, будучи еще огла­шен­ным, мне дово­ди­лось потом пере­жи­вать каждую Пасху, где бы я ни нахо­дился, в России ли или где-то в другом месте, в Москве или в другом городе. И именно этим духом осо­бого обще­ния, особой откры­то­стью сердец харак­терно пра­во­слав­ное празд­но­ва­ние Пасхи, и я думаю, что этот дух не исче­зает, а только укреп­ля­ется в нашей Церкви сего­дня.

— Многие люди, кото­рые не ходят в цер­ковь и не счи­тают себя веру­ю­щими, при­хо­дят в храм в пас­халь­ную ночь. Что-то влечет их туда. Как им – людям нецер­ков­ным – объ­яс­нить смысл празд­ника Пасхи?

— К сожа­ле­нию, дей­стви­тельно при­хо­дится видеть, как люди при­хо­дят в пас­халь­ную ночь, чтобы просто посмот­реть на крест­ный ход. Многие, к сожа­ле­нию, вос­при­ни­мают это как какое-то внеш­нее для себя дей­ствие, они больше наце­лены на то, чтобы этот празд­ник обра­тить в некое подо­бие свет­ского тор­же­ства, неко­то­рые уже на крест­ный ход при­хо­дят выпивши, поют песни, раз­бра­сы­вают около храма еду, еще что-то такое. Конечно, это все коро­бит свя­щен­но­слу­жи­те­лей, коро­бит веру­ю­щих людей. Конечно, нам нужно больше объ­яс­нять и через СМИ, и в храмах назна­че­ние празд­ника Пасхи.

Людям, кото­рые все-таки желали более глу­боко постичь смысл этого празд­ника, хоте­лось бы посо­ве­то­вать две вещи. Первое – все-таки прийти в храм не только на крест­ный ход, а начать ходить в храм хотя бы в Вели­кий Чет­верг, в Вели­кую Пят­ницу, утром Вели­кой Суб­боты, чтобы хотя бы таким мини­маль­ным уча­стием в пост­ном подвиге под­го­то­виться к празд­но­ва­нию Пасхи. И самое глав­ное, хоте­лось бы посо­ве­то­вать уви­деть и понять, открыв свои духов­ные очи, что этот празд­ник – это не нечто внеш­нее, этот празд­ник каса­ется каж­дого из нас, ибо каж­дого из нас каса­ется иску­пи­тель­ная жертва Хри­стова. Хри­стос умер на кресте за нас и своим вос­кре­се­нием под­во­дит нас к вечной жизни. Если уви­деть и понять, что то, что про­ис­хо­дит в храме на Пасху и до Пасхи, отно­сится к нашей духов­ной жизни и нашей судьбе здесь и в веч­но­сти самым прямым обра­зом, то все-таки, навер­ное, изме­нится и станет более серьез­ным отно­ше­ние к пас­халь­ному бого­слу­же­нию.

Конечно, Цер­ковь никого не отвер­гает, если люди при­хо­дят даже без осо­бого духов­ного настроя в храм в пас­халь­ную ночь, это, может быть, как-то их изме­нит, и дай Бог, чтобы это про­изо­шло, но все-таки нужно пом­нить о том, что Пасха – это не просто повод отпразд­но­вать что-то с дру­зьями, это не просто кра­си­вое дей­ство, это таин­ствен­ная реаль­ность, кото­рая каса­ется каж­дого из нас. Хотя, дей­стви­тельно, часто бывает так, что Гос­подь самого вроде бы не имев­шего серьез­ных духов­ных наме­ре­ний чело­века может воз­ве­сти к позна­нию себя. Я помню случай: в про­шлом году я празд­но­вал Пасху в сель­ском храме, пришел чело­век к концу пас­халь­ной литур­гии ночью, сильно выпив­ший, встал около цар­ских врат, под амво­ном внизу, раз­ма­ши­сто кре­стился, есте­ственно, его стали выво­дить из храма и вывели, но через неко­то­рое время он пришел абсо­лютно в ином состо­я­нии, я его испо­ве­до­вал, и ока­за­лось, что чело­век пришел в храм прак­ти­че­ски слу­чайно, шел мимо, но тем не менее почув­ство­вал какую-то внут­рен­нюю пере­мену в душе, и потом он стал ходить в храм регу­лярно. Так что не надо отго­нять даже тех, кто ведет себя не очень достойно и не очень серьезно.

— Что бы Вы поже­лали чита­те­лям – цер­ков­ным и нецер­ков­ным – в дни Святой Пасхи?

— Мира во всем мире, мира в стране, мира в наших семьях, мира там, где мы тру­димся, и самое глав­ное – мира внутри, потому что каж­дому из нас и нашей стране сего­дня нужен мирный дух, чтобы мы могли посреди бушу­ю­щих волн житей­ского моря хра­нить неза­мут­нен­ными свои духов­ные очи, чтобы раз­ли­чать добро и зло, чтобы отли­чать истину и ложь, чтобы не рас­те­рять, а при­умно­жить то духов­ное богат­ство, кото­рое дает нам Цер­ковь, кото­рое дает нам бла­го­дать Божия.

Весь Пост – боль­шая под­го­товка к Пасхе

свя­щен­ник Максим Обухов

На вопросы отве­чает свя­щен­ник Максим Обухов – руко­во­ди­тель Пра­во­слав­ного медико-про­све­ти­тель­ского центра “Жизнь”, клирик храма Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бого­ро­дицы в Пет­ров­ском парке в Москве:

— Чем пра­во­слав­ное пони­ма­ние Пасхи отли­ча­ется от непра­во­слав­ного? Почему на Западе глав­ным празд­ни­ком счи­тают Рож­де­ство, а для всех пра­во­слав­ных именно Пасха – “празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство из тор­жеств”?

— На этот вопрос непро­сто отве­тить. У людей на Западе несколько иное мыш­ле­ние, иной взгляд на вещи и, сле­до­ва­тельно, то, что счи­та­ется у нас наи­бо­лее важным, у них может ока­заться вто­ро­сте­пен­ным. Это другая циви­ли­за­ция, другое мыш­ле­ние. В запад­ных стра­нах люди, в том числе и бого­словы, зача­стую мыслят юри­ди­че­скими поня­ти­ями, науч­ными тер­ми­нами. Греко-рос­сий­ская циви­ли­за­ция более созер­ца­тель­ная и душев­ная. Дру­гими сло­вами – рим­ля­нин – это адво­кат и юрист, грек – это поэт, фило­соф и мате­ма­тик. Поэтому фор­мально, юри­ди­че­ски, глав­ный празд­ник ‑Рож­де­ство, а по суще­ству, по смыслу хри­сти­ан­ского учения о спа­се­нии – глав­ный празд­ник Пасха. Но это исхо­дит еще из самой древ­но­сти этого празд­ника, кото­рый ведет начало к Вет­хому Завету. На нем как бы схо­дятся все нити и все дороги ко спа­се­нию. Осо­зна­ние Пасхи как самого важ­ного празд­ника вос­хо­дит к пер­во­хри­сти­ан­ским вре­ме­нам. Но и Рож­де­ство счи­та­ется не менее важным и даже самым важным днем после Пасхи. Так, к нему поло­жена дли­тель­ная под­го­товка в виде Рож­де­ствен­ского поста.

— Как нужно и как пра­вильно духовно под­го­то­виться к празд­нику Св. Пасхи?

— Весь Пост – боль­шая под­го­товка к Пасхе.

— Помните ли Вы Вашу первую созна­тельно и цер­ковно отме­чен­ную Пасху? Когда и как это было?

— Это было в начале 80‑х годов, когда мне уда­лось обма­ном про­рваться через кордон мили­ции, кото­рая не пус­кала моло­дежь на службу.

— Что бы Вы поже­лали чита­те­лям – цер­ков­ным и нецер­ков­ным – в дни Святой Пасхи?

— Читайте Страна.ру – это сайт, кото­рый, в отли­чие от многих других новост­ных и поли­ти­че­ских сайтов, делают люди, кото­рые любят Россию.

— Как Вам кажется, дея­тель­ность Цер­ков­ного медико-про­све­ти­тель­ского центра “Жизнь”, в кото­рой Вы игра­ете одну из клю­че­вых ролей, дает свои резуль­таты? Если да, то как Вы эти резуль­таты (отказ мате­рей от абор­тов или пла­ни­ро­ва­ния семьи) отсле­жи­ва­ете?

— Я могу пока­зать живых детей, кото­рых спасли от аборта, а матери потом бла­го­да­рят нас за то, что мы ска­зали им правду. 40% сни­же­ние числа абор­тов за послед­нее время про­изо­шло бла­го­даря Церкви и духов­ному воз­рож­де­нию народа. Мы в это внесли свой скром­ный вклад. Мало того, мы знаем, как решить демо­гра­фи­че­скую про­блему в России не при­бе­гая к затра­там денег, кото­рых нет, и не при­бе­гая к репрес­сивно-запре­ти­тельно-адми­ни­стра­тив­ным и сило­вым мерам.

— Какие формы работы Церкви с моло­де­жью Вам пред­став­ля­ются наи­бо­лее удач­ными и пло­до­твор­ными?

— При­вле­че­ние моло­дежи к уча­стию в цер­ков­ной жизни, а также созда­ние военно-пат­ри­о­ти­че­ских клубов.

— Чем отли­ча­ется слу­же­ние мос­ков­ского свя­щен­ника от слу­же­ния в других горо­дах и реги­о­нах России? Какова она, мос­ков­ская паства?

— Мос­ков­ская паства, во-первых, очень мно­го­чис­лен­ная и в общих цифрах, и в про­цент­ном отно­ше­нии к насе­ле­нию. Это довольно таки актив­ная часть пра­во­слав­ного насе­ле­ния, кото­рая во многом опре­де­ляет и весь облик РПЦ. Типич­ный мос­ков­ский при­хо­жа­нин это чело­век сред­них лет, с высшим обра­зо­ва­нием. К сожа­ле­нию, мы моск­вичи иногда забы­ваем, что Россия – это не только Москва.

На Пасху все кругом ликует и играет

иеро­мо­нах Сергий (Рыбко), насто­я­тель храма Соше­ствия Свя­того Духа на Лаза­рев­ском клад­бище.

— Отец Сергий, чем объ­яс­ня­ется то, что Пасху назы­вают “празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство из тор­жеств”?

— Празд­ни­ков празд­ни­ком и тор­же­ством из тор­жеств Пасху назы­вают именно потому, что это самый глав­ный празд­ник для пра­во­слав­ного чело­века. Поскольку жизнь чело­века вся напол­нена скор­бями, болез­нями, несча­стьями. И в общем-то любой нор­маль­ный чело­век, не только веру­ю­щий, неудо­вле­тво­рен земной жизнью. Одни раз­ре­шают этот кон­фликт тем, что ста­ра­ются полу­чить побольше земных благ, и в этом есть смысл их жизни – в стя­жа­нии богат­ства, славы, насла­жде­ний. Пра­во­сла­вие же пони­мает, что это все равно тупи­ко­вый путь, жизнь наша в Боге нахо­дится, всякий, кто открыл для себя Гос­пода, пони­мает, что под­лин­ная жизнь пре­бы­вает на небе­сах, а здесь оста­ется для нас под­го­товка к этой небес­ной жизни. И поэтому догмат Вос­кре­се­ния из мерт­вых к вечной жизни явля­ется самым глав­ным в хри­сти­ан­стве. В этом дог­мате сосре­до­то­чены чаяния вся­кого чело­века на земле: в том, что земная жизнь когда-нибудь кон­чится, насту­пит вечная бла­жен­ная жизнь. И вот бла­го­даря празд­нику Пасхи нам дается при­кос­нуться к этому бла­жен­ству, и поэтому любой чело­век, при­хо­дя­щий в храм в эти дни, чув­ствует какую-то особую радость, какой-то подъем. Кто бы ни был этот чело­век, даже неве­ру­ю­щий. Они чув­ствуют, что этот день какой-то осо­бен­ный, что в храме какая-то осо­бен­ная, совер­шенно другая атмо­сфера. И это не зави­сит от того, чело­век вече­ром придет в храм нака­нуне Пасхи или в самый празд­ник. Все кругом ликует, играет, и это не есть какое-то само­вну­ше­ние, это есть нечто от нас не зави­ся­щее. Чело­век пра­во­слав­ный эту радость осо­бенно чув­ствует и пере­жи­вает. При этом насколько чело­век знает и ува­жает веру и идеи хри­сти­ан­ские, настолько он чув­ствует эту радость, какое-то при­кос­но­ве­ние. Поэтому мы все так ждем этот празд­ник. Цер­ков­ная жизнь очень раз­но­об­разна, есть разные празд­ники – Вели­кий Пост, другие какие-то празд­ники, – они все напол­нены внут­рен­ним содер­жа­нием. А для чело­века посто­рон­него, внеш­него, это все просто разные молитвы и пес­но­пе­ния. А для пра­во­слав­ного чело­века, кото­рый знает суть, содер­жа­ние этого празд­ника, собы­тие, вокруг кото­рого празд­но­ва­ние воз­ни­кает, это сопе­ре­жи­ва­ние, сопри­кос­но­ве­ние, уча­стие в этих собы­тиях. Не просто спек­такль, созер­ца­ние какое-то теат­раль­ное. Нет, тут глу­бина времен как бы раз­дви­га­ется и мы сопри­част­ными ста­но­вимся Входу Гос­подню в Иеру­са­лим, Бла­го­ве­ще­нию Пре­свя­той Бого­ро­дицы, Пасхе. Поэтому это для нас реаль­ные, дей­стви­тель­ные сопе­ре­жи­ва­ния собы­тий. Так что любые празд­ники для пра­во­слав­ного чело­века очень радостны.

— Как пра­вильно духовно под­го­то­виться к празд­нику святой Пасхи?

— Во-первых, для под­го­товки к празд­нику Пасхи суще­ствует Вели­кий пост. Чело­век, кото­рый не соблю­дал Вели­кий пост, все равно ощутит празд­ник Пасхи, радость Пасхи, потому что, как ска­зано в Огла­си­тель­ном слове свя­ти­теля Иоанна Зла­то­уста, кото­рое чита­ется на пас­халь­ной заут­рене, “постив­ши­еся и не постив­ши­еся, воз­ве­се­ли­тесь днесь”, то есть кто готов и кто не готов, вместе ликуйте. Но чело­век под­го­то­вив­шийся просто больше сумеет пере­жить, больше сможет почув­ство­вать. А Пост заклю­ча­ется не только в том, чтобы что-то не есть, важнее всего этот пост для души. И пост душев­ный не менее труден. Бывает, что пост в отно­ше­нии пищи чело­век просто иногда не в состо­я­нии соблю­дать по состо­я­нию здо­ро­вья. В этом ника­кого греха нет, Цер­ковь раз­ре­шает осла­бить посту боля­щему чело­веку. А пост душев­ный нужно соблю­дать всем. Это такой пост, когда чело­век уда­ля­ется от всего того, что спо­соб­ствует гре­хов­ным пере­жи­ва­ниям, мыслям. Лишний раз Постом в гости не пойдет, в театр не пойдет, лишний раз пойдет в храм, вста­нет на молитву. Чело­век Постом при­зван про­во­дить более спо­кой­ную, более сосре­до­то­чен­ную жизнь. Но сосре­до­то­читься необ­хо­димо не столько на себе, сколько на молитве как беседе с Гос­по­дом. Тот, кто Пост достойно про­ве­дет, тот к Пасхе при­хо­дит уже в опре­де­лен­ном состо­я­нии духа. Если мы что-то делаем ради Гос­пода, то любая молитва, вообще любой шаг отра­жа­ется на нас, изме­няет нас, помо­гает избав­ле­нию от каких-то гре­хов­ных сла­бо­стей, гре­хов­ных свойств и души и тела. Про­ис­хо­дит освя­ще­ние, обла­го­ра­жи­ва­ние, воз­вы­ше­ние к Богу. И вот когда чело­век про­де­лает путь Вели­кого Поста, при­бли­зится к Пасхе, тогда он достойно радость Пасхи встре­тит. Подобно чело­веку, кото­рый под­го­то­вился к какому-нибудь зем­ному тор­же­ству, кото­рый умылся, оделся, поза­бо­тился о том как при­нять гостей, поду­мал о подар­ках для гостей, – когда при­хо­дят гости, то все у него бывает нор­мально, все готово. А когда чело­век непод­го­тов­лен, то как полу­ча­ется: чело­век с утра про­сы­па­ется, вдруг ему звонят: “Вася, мы к тебе в гости едем”. Он хва­тает что-то лихо­ра­дочно, из холо­диль­ника что-то достает, что-то оде­вает, нагла­жи­вает, все полу­ча­ется сум­бурно, гости все равно при­ез­жают, но празд­ник все равно уже немно­жечко не тот, празд­ник испор­чен. На всей земле люди гото­вятся к земным празд­ни­кам, а тем более к такому собы­тию. Внут­рен­няя под­го­товка заклю­ча­ется во внут­рен­ней борьбе чело­века с гре­хами путем пока­я­ния, осо­зна­ния каких-то своих гре­хов­ных качеств и, по воз­мож­но­сти, пре­одо­ле­ния их. Тогда дей­стви­тельно, Пасха – это радость, это награда чело­веку. Как сказал один из святых, пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский, любой земной царь в награду своим под­дан­ным раз­дает подарки. Так и Бог веру­ю­щим дает особый, бла­го­дат­ный пода­рок. Вот мы этот бла­го­дат­ный пода­рок от Бога полу­чаем в празд­нике Пасхи.

— Помните ли Вы Вашу первую созна­тельно и цер­ковно отме­чен­ную Пасху? Как и когда это было?

— Да, помню очень хорошо. Я только-только начал ходить в храм, мне было 18 лет, даже еще не испол­ни­лось, по-моему, восем­на­дцати лет, я был тогда еще хиппи. Только-только начи­нался мой путь к Богу. Но для меня это все было зна­чимо, потому что мой путь к Богу завер­шился при­хо­дом в храм, но этому пред­ше­ство­вали долгие поиски, бро­же­ния, уча­стие в разных нефор­маль­ных дви­же­ниях моло­дежи. Когда я пришел, я понял, что это то, что я искал. Посте­пенно все осталь­ное начало отхо­дить. Я пришел в храм, причем тогда моло­дежь не пус­кали, меня пыта­лись не пустить какие-то дру­жин­ники. Там бабушки стояли, я их попро­сил: “Ска­жите, что я ваш внук”. Меня про­пу­стили, бабушки меня про­вели, хотя я был одет доста­точно экс­тра­ва­гантно. И я прошел и отстоял в храме первую свою Пасху. Меня настолько пора­зило эта пас­халь­ная служба сама по себе, эта радость какая-то, когда начали читать Еван­ге­лие на несколь­ких языках, я настолько был потря­сен и пора­жен. Когда Огла­си­тель­ное слово Иоанна Зла­то­уста читали, я не знал, на небе я или на земле. Такая радость была. Вели­кий Пост я до этого соблю­дал, но не знал, что на Пасху можно при­ча­щаться. Потом пошел домой, раз­го­велся после Вели­кого Поста, настолько радостно это все было, одно из самых заме­ча­тель­ных пере­жи­ва­ний того вре­мени. Я сейчас огля­ды­ва­юсь назад и пони­маю, что эта первая Пасха очень много мне дала в смысле бого­по­зна­ния. Я понял тогда: вот в этой радо­сти нет ника­кого обмана, все это правда, так, как должно быть. Поэтому я очень Богу бла­го­да­рен за то, что Он дал мне все это так пере­жить.

— Люди на Пасху при­хо­дят в храм, в том числе люди нецер­ков­ные и даже неве­ру­ю­щие. Как таким людям попу­лярно объ­яс­нить смысл празд­ника Пасхи?

— Бывают, что люди при­хо­дят посмот­реть просто на какое-то тор­же­ство. И этого не надо отвер­гать, потому что многие люди пришли в храм слу­чайно, а вышли оттуда веру­ю­щими, поскольку Гос­подь Сам любит каж­дого чело­века, откры­ва­ется каж­дому чело­веку очень инди­ви­ду­ально. Есть, навер­ное, люди, кото­рые Бога не ищут, но, как пока­зы­вает опыт, в том числе мой соб­ствен­ный свя­щен­ни­че­ский опыт, боль­шин­ство людей ищут Бога, не могут удо­вле­тво­риться без­бож­ной жизнью, поскольку что бы чело­век не имел, без Бога все равно нет пол­ноты жизни. Самая счаст­ли­вая семья, самая инте­рес­ная работа, самое бога­тое богат­ство, – все равно, если не будет Бога, то не будет под­лин­ного содер­жа­ния жизни, а будет только внеш­няя канва. Если люди как-то не спра­ши­вают ничего, я ста­ра­юсь просто к ним не под­хо­дить, не тро­гать их, поскольку, знаете, Пасха гово­рит сама за себя. Эти пес­но­пе­ния, вели­ко­ле­пие храма, сама обста­новка в храме, тор­же­ствен­ные лица людей. При­хо­дят люди очень раз­но­об­раз­ные. Раньше как думали: при­хо­дят, дескать, одни ста­рушки, в жур­на­лах велели выма­ры­вать лица моло­дых людей, чтобы было впе­чат­ле­ние, что там одни ста­рушки. А сейчас видно, что далеко не одни ста­рушки. Твор­че­ская интел­ли­ген­ция, моло­дежь, самые здра­вые силы обще­ства. Поэтому я ста­ра­юсь у таких людей ни о чем не спра­ши­вать и ничего не гово­рить, чтобы не оби­деть чело­века, кото­рый чего-то не знает. Если же чело­век спра­ши­вает, что такое Пасха, то тогда с ним непре­менно пого­во­ришь, и тут важно даже не то, что ска­жешь, а важно то, как ска­жешь. Сейчас, слава Богу, на теле­ви­зи­он­ных кана­лах, в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции часто подробно объ­яс­няют, какой цер­ков­ный празд­ник, что за празд­ник, так что если задают вопросы, то это в боль­шин­стве слу­чаев что-то такое инди­ви­ду­аль­ное. Глав­ное, чтобы чело­век что-то пере­жил, что-то почув­ство­вал. Мне рас­ска­зы­вала одна жен­щина, как она при­е­хала в какой-то мона­стырь, чтобы научиться иконы писать, даже не осо­бенно веру­ю­щей она тогда была. И вот она пого­во­рила часа пол­тора-два с одним мона­хом. Ни о чем осо­бен­ном они не гово­рили, но, как она потом ска­зала: “я поняла только одно – я хочу жить так, как живет этот чело­век”. Вот этот пожи­лой инок смог открыть ей то, как чело­век живет верой. Так и Пасха гово­рит сама за себя.

— Отец Сергий,что бы Вы могли поже­лать нашим чита­те­лям в дни святой Пасхи, как цер­ков­ным, так и людям нецер­ков­ным?

— Я хочу поже­лать пас­халь­ной радо­сти и сохра­не­ния этой радо­сти. Хра­ните ее, чтобы не просто при­кос­нуться к ней, а потом уйти, забыть и рас­те­рять ее. Ведь она может очень быстро поте­ряться, а может быть сохра­нена и даже может пре­об­ра­зить нас, каж­дого чело­века. Но хра­нится она, стя­жа­ется радость эта бла­го­дат­ная в жизни по сове­сти, в доброй жизни. И хра­нится радость эта тоже в доброй жизни, в жизни еван­гель­ской. “Не делай дру­гому того, чего не хотел бы себе”. Вот это самая глав­ная хри­сти­ан­ская запо­ведь, и если чело­век во всем, всегда и везде этим руко­вод­ству­ется, то он всегда живет этой пас­халь­ной радо­стью.

В Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом реа­ли­зо­ва­лось все упо­ва­ние чело­ве­че­ства

свя­щен­ник Роман Зайцев

На вопросы отве­чает свя­щен­ник Роман Зайцев насто­я­тель Пат­ри­ар­шего Кру­тиц­кого подво­рья в Москве:

— Почему Пасха – глав­ный празд­ник для пра­во­слав­ного чело­века, ведь Пасху назы­вают “празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство из тор­жеств”?

— Пасха явля­ется празд­ни­ком празд­ни­ков, потому что дей­стви­тельно в Пасхе, в этом собы­тии Вос­кре­се­нья Хри­стова реа­ли­зо­ва­лось все упо­ва­ние, вся надежда чело­ве­че­ства, жив­шего до Христа. Этого дня, как гово­рит нам Свя­щен­ное Писа­ние, ждали с нетер­пе­нием, наши пра­отцы, наши про­роки, наши пра­ро­ди­тели, кото­рые только с надеж­дой и упо­ва­нием желали хотя бы краем своего глаза уви­деть гря­ду­щие собы­тия. И в этом празд­нике яви­лось то обе­то­ва­ние, кото­рое с такой надеж­дой они ждали. Раз­ру­ши­лась пре­града смерти, жизнь, неко­гда постав­лен­ная под угрозу, вос­тор­же­ство­вала, чело­ве­че­ство обрело свою надежду и некое такое явное вопло­ще­ние в вос­кре­се­нии Спа­си­теля, как апо­стол Павел гово­рит: “если со Хри­стом уми­раем, то веруем, что и жить будет с Ним”. В вос­кре­се­нии Спа­си­теля чело­ве­че­ство обрело свое соб­ствен­ное вос­кре­се­ние в надежде на вечную жизнь.

— Как надо пра­вильно духовно гото­виться к Пасхе?

— Каждый хри­сти­а­нин, живу­щий цер­ков­ной жизнью, участ­вует в тех бого­слу­же­ниях, в тех служ­бах, кото­рые Цер­ковь уста­но­вила уже много лет и кото­рые хри­сти­а­нина под­го­тав­ли­вают к этому свет­лому празд­нику. Пост Вели­кий, кото­рый уста­нов­лен, явля­ется одним из самых лучших при­го­тов­ле­ний к празд­нику празд­ни­ков, потому что уже как пове­лось, как мы знаем из цер­ков­ной тра­ди­ции, без рас­пя­тия, без смерти не было бы вос­кре­се­ния. Без Гол­гофы нет Пасхи. Поэтому, конечно, прежде чем подойти к Пасхе, чело­век должен умыться в своих слезах, очи­стить свою душу пока­я­нием, осмыс­лить свой про­жи­тый год, при­не­сти Богу мини­маль­ную жертву и в посте физи­че­ском и в посте духов­ном, в воз­дер­жа­нии от всяких низ­мен­ных дел и даже от того, что достав­ляет может быть какую-то радость и отдох­но­ве­ние в обыч­ные дни жизни. Нужно как-то огра­ни­чить свои при­вя­зан­но­сти, и, конечно, бого­слу­же­ния осо­бенно Страст­ной Сед­мицы создают в душе каж­дого хри­сти­а­нина ту атмо­сферу пока­я­ния, тот такой уди­ви­тельно скорб­ный настрой, кото­рый помо­гает, может быть, хотя бы частично вспо­мя­нуть те стра­да­ния Христа, кото­рые Он пре­тер­пел ради нашего спа­се­ния. Помя­нуть то, что сделал наш Спа­си­тель ради того, мы смогли сего­дня подойти к свет­лому празд­нику с надеж­дой, что и мы спа­семся, будем спо­собны при­кос­нуться к свету вос­кре­се­ния.

— Помните ли Вы свою первую созна­тель­ную Пасху, цер­ковно отме­ча­е­мую? Когда и как это было?

— Эта Пасха, кото­рая запом­ни­лась на всю жизнь, потому что одно дело, когда я встре­чал Пасху как при­хо­жа­нин, как моля­щийся, стоя в храме и взирая на все свя­щен­но­дей­ствия, про­ис­хо­дя­щие в алтаре и самом храме. И другое совсем впе­чат­ле­ние на меня, конечно про­из­вело, оста­вило след совсем другой та Пасха, когда я сам уже был свя­щен­но­де­я­те­лем, когда я сам участ­во­вал, пере­об­ла­чался в одежды раз­ного цвета, когда я сам при­вет­ство­вал народ воз­гла­сом “Хри­стос вос­кресе!”, когда народ на твое при­вет­ствие отве­чал таким друж­ным гро­мо­глас­ным при­вет­ствием “Во истину вос­кресе!”. Это было в 1996 году, потому нака­нуне на Верб­ное вос­кре­се­нье меня руко­по­ло­жили в иерея, а через неделю я уже встре­чал свою первую Пасху. И здесь, конечно, спле­лись впе­чат­ле­ния от недав­него руко­по­ло­же­ния, те ощу­ще­ния, когда свя­щен­ник в первый раз совер­шает бого­слу­же­ние. И есте­ственно эта Пасха запом­ни­лась на всю жизнь как самое свет­лое, вол­ну­ю­щее собы­тие.

— Многие нецер­ков­ные люди при­хо­дят в храм на Пасху. Как им объ­яс­нить смысл празд­ника?

— Наверно при­ходя на празд­ник Пасхи, многие люди при­хо­дят, и не осо­зна­вая, конечно, своим разу­мом, умом своим того собы­тия, участ­ни­ками кото­рого они ста­но­вятся волей или нево­лей, бла­го­даря просто своему иногда любо­пыт­ству, инте­ресу. Объ­яс­нять можно долго и по вся­кому, но не всегда какие-то сло­вес­ные объ­яс­не­ния наши и раз­го­воры каса­ются сердца чело­века. Мне кажется, что все-таки свя­щен­но­дей­ствие пас­халь­ное, вся служба, кото­рая имеет такой совер­шенно особый аромат, каса­ется в чело­веке особых струн души, именно это пес­но­пе­ние, эта таин­ствен­ность, само бого­слу­же­ние, кра­сота, вели­чие, все это особым обра­зом каса­ется сердца чело­века. И, как пра­вило, Пасха на всех людей ока­зы­вает вли­я­ние неза­бы­ва­е­мое. И в душе каж­дого чело­века посто­янно оста­ется этот свет­лый отблеск вос­кре­се­ния Хри­стова. Един­ственно, что конечно вслед за этим свет­лым отблес­ком хорошо было бы, если б чело­век еще и еще раз пришел в храм, чтобы этот огонек, кото­рый зажи­гает празд­ник, остался в душе и рас­цвел. И тогда уже сама беседа могла бы иметь совсем иное дей­ствие. Когда я общался, только недавно придя к пра­во­сла­вию, со своим духов­ным настав­ни­ком, он мне сказал, что пра­во­сла­вие как раз такая рели­гия, кото­рую очень трудно объ­яс­нить на словах, кото­рую очень трудно так пред­ста­вить чело­веку сло­вами, чтобы он ее понял до глу­бины своей души, всем своим серд­цем, умом. Это та рели­гия, кото­рую можно познать, только живя в ней. И вот как раз празд­ник Пасхи, мне кажется, он тоже отно­сится к числу таких празд­ни­ков, кото­рые иногда очень трудно ура­зу­меть просто умом. Его надо про­жить, всем своим суще­ством ощу­тить ту истину, что Хри­стос дей­стви­тельно вос­крес.

— Чтобы Вы поже­лали чита­те­лям на Пасху?

— На Пасху чита­те­лям хотел бы поже­лать, чтобы они в своей жизни вни­ма­тель­нее отно­си­лись к каж­дому про­жи­тому дню. Чтобы они ста­ра­лись найти в своей жизни в каждом явле­нии, кото­рое они встре­чают, в каждом собы­тии ту радост­ную сто­рону, кото­рая, без­условно, при­сут­ствует в каждом дне нашей жизни. Потому что, несмотря на то, что наша жизнь испол­нена и скор­бей, и пере­жи­ва­ний, каких-то труд­но­стей, без­условно, в каждом дне мы имеем какую-то частицу радо­сти, кото­рую вни­ма­тель­ный ум, вни­ма­тель­ное сердце может отде­лить от всей повсе­днев­но­сти, от всей пош­ло­сти, от всей угрю­мо­сти наших дней. И в то же время в этой радо­сти, в нахож­де­нии этой радо­сти в своей жизни, чело­век может и обре­сти Христа. Потому что дей­стви­тельно хри­сти­ан­ство радост­ной благой вестью, кото­рую мы должны услы­шать и уло­вить. И тут вспо­ми­на­ется празд­ник Бла­го­ве­ще­ния, кото­рый пред­ше­ствует всегда Пасхе. Пре­свя­тая Бого­ро­дица услы­шала бла­го­ве­стие Архан­гела. А услы­шала Она ее потому, что тихо было в ее сердце, мирно было в ее сердце и радостно было в ее сердце оттого, что жила она с Богом, оттого что сми­ре­ние ее известно было всем людям и в первую оче­редь Богу. И вот в радо­сти сер­деч­ной, в тихо­сти, в уми­ро­тво­рен­но­сти каждый чело­век в глу­бине своего сердца может раз­ли­чить тихий Божий голос, кото­рый воз­ве­щает о том, что воис­тину вос­крес Хри­стос и отныне каждый чело­век имеет воз­мож­ность при­слу­шаться и услы­шать это вели­кое и радост­ное бла­го­ве­стие Божие.

После Вос­кре­се­ния Хри­стова смерть – дверь, а не стенка

На вопросы отве­чает диакон Андрей, клирик храма св. Иоанна Пред­течи что на Пресне, про­фес­сор Свято-Тихо­нов­ского Пра­во­слав­ного Бого­слов­ского Инсти­тута.

— Отец Андрей, чем пра­во­слав­ное пони­ма­ние Пасхи отли­ча­ется от непра­во­слав­ного? Почему на Западе глав­ным празд­ни­ком счи­тают Рож­де­ство, а для всех пра­во­слав­ных именно Пасха – “празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство из тор­жеств”?

— Для нас очень дороги слова апо­стола Петра: “Мы спа­сены вос­кре­се­нием Иисуса Христа”. То есть то, что про­ис­хо­дит в связи со стра­да­ни­ями Христа – это путь к Пасхе, это сред­ство, но это не глав­ное. Глав­ное не в том, чтобы еще одна боль появи­лась в мире, в данном случае боль Христа. Вот с запад­ной точки зрения полу­ча­ется, что именно стра­да­ния Христа собою в глазах Бога засло­няют грехи всего чело­ве­че­ства. И поэтому боль Христа и есть то, что ока­зы­ва­ется выку­пом, кото­рый удо­вле­тво­ряет боже­ствен­ную жажду пра­во­су­дия. И поэтому, видя стра­да­ния Христа на кресте, Бог нас про­щает. Пра­во­сла­вие не при­ем­лет такую юри­ди­че­скую холод­ную схему по сути бух­гал­тер­ского учета, зачета чьих-то грехов, стра­да­ний. Для пра­во­сла­вия важнее орга­ни­че­ское пере­жи­ва­ние всех этих собы­тий. Чело­век скорее забо­лел. Грех не столько вина, не столько пре­ступ­ле­ние, нару­ше­ние закона какого-то, сколько рана и болезнь души. И вот для того чтобы эту болезнь нашу вра­че­вать, а имя этой болезни то, что мы смертны, то, что у нас кор­руп­ция тления, кор­руп­ция рас­пада и смерти вошла. И вот для того чтобы ее пре­одо­леть, для этого сам Бог вовле­ка­ется в нашу чело­ве­че­скую плоть, и затем как бы пере­жи­гает в Себе ее, про­водя через распад, для того чтобы вос­ста­но­вить в изна­чально чистом виде. Обыч­ный образ у восточ­ных святых отцов такой, когда, скажем, кузнец делает меч, и вдруг в него откуда-нибудь с потолка падает какой-то кусок изве­сти, в резуль­тате каче­ство металла теря­ется, затем, для того чтобы испра­вить меч от этой порчи, кото­рая в нем ока­за­лась, меч надо пере­пла­вить. И конечно во время этой пере­плавки он пере­ста­нет быть мечом. Он рас­те­чется и поте­ряет свою изна­чаль­ную форму, но затем он вновь в нее вер­нется, но уже в очи­щен­ном состо­я­нии. Вот так вот пра­во­сла­вие пони­мает собы­тия стра­да­ний Христа и его вос­кре­се­ние. Стра­да­ние – это доб­ро­воль­ное вхож­де­ние в смерть не ради того, чтобы уми­ло­сти­вить Бога, а ради того, чтобы пере­со­здать вот это трид­не­вие смерти, чтобы в него пере­со­здать и пере­стро­ить чело­ве­че­ство и уже затем вос­кре­шен­ное, пас­халь­ное чело­ве­че­ское есте­ство Христа в При­ча­стии раз­дать всем пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам.

— Батюшка, как под­го­то­виться духовно к встрече празд­ника Пасхи?

— В одном сти­хо­тво­ре­нии Бориса Пастер­нака гово­рится: “у людей пред празд­ни­ком уборка, в сто­роне от этой толчеи, омываю миром из ведерка Стопы Пре­чи­стые Твои”. Я думаю, что дей­стви­тельно все-таки в сто­роне от толчеи лучше гото­виться к празд­нику. Не стре­миться к тому, чтобы под­го­то­вить стол повкус­нее, при­борку в доме сде­лать. Чистый Чет­верг не потому Чистый Чет­верг, что в этот день делают баню или про­мы­вают мебель от пыли, а потому что люди при­хо­дят испо­ве­ду­ются и при­ча­ща­ются. Вели­кая Суб­бота – это отнюдь не просто время пред­празд­нич­ной суеты, а это время сокро­вен­ного мол­ча­ния о тайне Бога, сошед­шего во ад ради нас. И, конечно, Вели­кая Пят­ница – это опять же не время поез­док на клад­бище или заку­пок водки, а это время, когда хри­сти­а­нин по воз­мож­но­сти весь день должен про­ве­сти в храме в созер­ца­нии Христа, Его стра­да­ний, памя­туя, что вообще-то это не рим­ляне и не древ­ние евреи забили гвозди в руки Христа, а грехи каж­дого из нас.

— Отец Андрей, помните ли вы первую вашу Пасху, созна­тельно отме­чен­ную? Как и когда это было?

— Это было в 1983 году. Тогда, я не помню, в том году или в сле­ду­ю­щем, я про­бо­вал строго очень поститься, так, чтобы в Вели­кую Пят­ницу и в Вели­кую Суб­боту вообще ничего не есть. Но, честно говоря, в итоге ока­за­лось, что я начи­наю смот­реть на часы в ожи­да­нии, когда же будет Пасха. И тогда ожи­да­ется Пасха ради удо­вле­тво­ре­ния желудка, а не ради духов­ной радо­сти. Поэтому я бы просил на этом моем печаль­ном опыте, чтобы может другие избе­жали бы подоб­ного иску­ше­ния. Надо все-таки вду­мы­ваться, ради чего мы ждем празд­ника, ради чего мы счи­таем часы и минутки, остав­ши­еся до этой радост­ной ночи. Ради того, чтобы побыст­рее сесть за стол или же ради того, чтобы про­сла­вить Христа Вос­крес­шего.

— На Пасху при­хо­дят очень много не цер­ков­ных людей, даже неве­ру­ю­щих, в Храмы. Как им объ­яс­нить кратко, в чем смысл празд­ника Пасхи, чтобы до них это как-то дошло?

— Есть песня Вла­ди­мира Высоц­кого, где есть слова: “кори­доры кон­ча­ются стен­кой”. Так вот Хри­стос – Тот, Кто вышиб эту стенку. То есть жизнь отныне кон­ча­ется не тупи­ком, смерть ока­зы­ва­ется дверью, а не стен­кой. И можно пройти через про­стран­ство смерти, войдя в вечную жизнь. Вот это и озна­чает Пасха.

— Что бы Вы поже­лали чита­те­лям – цер­ков­ным и нецер­ков­ным – в дни Святой Пасхи?

— Цер­ков­ным людям я бы поже­лал подольше сохра­нить пас­халь­ный дух, дух радо­сти, чистоты. А нецер­ков­ным людям я бы поже­лал найти пути к тому, чтобы пас­халь­ная радость хри­стиан стала бы и вашей радо­стью.

См. также главу из книги о. Андрея: Пасха — путь из ада

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки