Празд­но­ва­ние Святой Пасхи
(исто­рико-литур­ги­че­ская справка)

(ЖМП. 1966. № 4. С. 52–56.)

Цер­ков­ное пас­халь­ное бого­слу­же­ние ведет свое начало из глу­бо­кой хри­сти­ан­ской древ­но­сти. В тече­ние сто­ле­тий оно допол­ня­лось новыми обря­дами и пес­но­пе­ни­ями, пока, нако­нец, при­няло совре­мен­ный вид.

Осно­ва­ние цер­ков­ному бого­слу­жеб­ному году было поло­жено в век апо­столь­ский празд­но­ва­нием вос­крес­ного дня. Первое опре­де­лен­ное ука­за­ние на празд­но­ва­ние вос­крес­ного дня нахо­дится в 1‑м Посла­нии ап. Павла к корин­фя­нам (1Кор.16:1–2). В Книге Деяний (Деян.20:7–8, 11) име­ется ука­за­ние на освя­ще­ние вос­крес­ного дня бого­слу­жеб­ным собра­нием. В Троаде «в первый день недели, когда уче­ники собра­лись для пре­лом­ле­ния хлеба, Павел… бесе­до­вал с ними и про­дол­жил слово до полу­ночи… пре­ло­мив хлеб и вкусив, бесе­до­вал довольно, даже до рас­света». Как видим, вос­крес­ный день («первый день недели») освя­щался совер­ше­нием Евха­ри­стии. Дее­пи­са­тель отме­чает также, что в гор­нице, где про­ис­хо­дило пре­лом­ле­ние хлеба, было «довольно све­тиль­ни­ков».

О празд­но­ва­нии еже­не­дель­ного вос­крес­ного дня всей Цер­ко­вью после апо­столь­ских времен упо­ми­нают многие цер­ков­ные писа­тели. Так, св. Игна­тий Бого­но­сец, ученик ап. Павла, в Посла­нии к маг­не­зий­цам сове­тует оста­вить хра­не­ние суб­боты и жить «жизнью Вос­кре­се­ния, в кото­ром и наша жизнь вос­си­яла чрез Него и чрез смерть Его» («Писа­ния мужей апо­столь­ских», в перев. прот. П. Пре­об­ра­жен­ского. СПб., 1895, с. 282).

О еже­не­дель­ном празд­но­ва­нии хри­сти­а­нами вос­крес­ного дня упо­ми­нает в начале II века и Плиний Млад­ший. «Они, — пишет Плиний, — …имеют обык­но­ве­ние соби­раться в опре­де­лен­ный день перед рас­све­том и петь гимны Христу, как Богу…».

В обра­ще­нии к языч­ни­кам древ­ние цер­ков­ные писа­тели (св. Иустин Фило­соф, Тер­тул­лиан и др.) часто назы­вали вос­крес­ный день днем солнца, потому что так назы­вался у языч­ни­ков этот день недели. В обра­ще­нии же к иудей­ской среде они, когда нужно было отли­чить вос­крес­ный день от суб­боты, назы­вали его днем вос­кре­се­ния Гос­подня и просто днем Гос­под­ним.

Если первые хри­сти­ане сохра­няли иудей­ские обычаи, в том числе празд­но­ва­ние суб­боты, то во II веке вос­крес­ный день вытес­няет суб­боту, а Лаоди­кий­ский Собор 29‑м пра­ви­лом прямо запре­щает хри­сти­а­нам «иудей­ство­вать», то есть празд­но­вать суб­боту, и пове­ле­вает всем «день вос­крес­ный пре­иму­ще­ственно празд­но­вать».

День вос­крес­ный освя­ща­ется и празд­ну­ется и доныне в каждом обще­стве хри­стиан. Про­слав­ляя Гос­пода, вос­крес­шего из мерт­вых, и тор­же­ствуя Его победу над смер­тью. Святая Цер­ковь уста­но­вила еже­не­дельно совер­шать бого­слу­же­ние в радост­ный день Вос­кре­се­ния Хри­стова без обя­за­тель­ных коле­но­пре­кло­не­нии в молитве.

У писа­те­лей ран­него хри­сти­ан­ства име­ются све­де­ния и о празд­но­ва­нии еже­год­ного дня смерти и Вос­кре­се­ния Хри­стова, то есть Пасхи (Посла­ние св. Иринея, епи­скопа Лион­ского, к епи­скопу Рим­скому Вик­тору; две книги о Пасхе Мели­тона, епи­скопа Сар­дий­ского; писа­ния Апол­ли­на­рия, епи­скопа Иера­поль­ского, Кли­мента’ Алек­сан­дрий­ского, ов. Иппо­лита, папы Рим­ского, и др.).

Иссле­дуя сочи­не­ния этих цер­ков­ных писа­те­лей, можно прийти к выводу, что пер­во­на­чаль­ное празд­но­ва­ние Пасхи было празд­но­ва­нием стра­да­ний и смерти Хри­сто­вых —«Пасха крест­ная» (PЈsca dtaurоsimon), так ска­зать, «дог­ма­ти­че­ская Пасха» — 14 нисана, в день еврей­ской Пасхи,— при этом празд­но­ва­ние сопро­вож­да­лось постом,— и затем празд­но­ва­нием соб­ственно Вос­кре­се­ния Хри­стова — «Пасха вос­крес­ная» (PЈsca ўnadt¦simon), или «исто­ри­че­ская Пасха», то есть соот­вет­ству­ю­щая после­до­ва­тель­но­сти еван­гель­ских собы­тий, в виде тор­же­ствен­ного пре­кра­ще­ния поста в вечер того же дня 14 нисана или в сле­до­вав­шее за ним вос­кре­се­нье. (Прак­тика разных Церк­вей Востока и Запада была в послед­нем отно­ше­нии раз­лич­ной. Пасха Вос­кре­се­ния не везде могла празд­но­ваться с самого начала.) «Воз­можно, что слова Спа­си­теля,— гово­рит, осно­вы­ва­ясь на многих древ­них сви­де­тель­ствах, проф. М. Ска­бал­ла­ио­вич,— «егда же отни­мется от них жених, тогда постятся», выстав­лен­ные таким древним писа­те­лем, как Тер­тул­лиан, в каче­стве осно­ва­ния для пас­халь­ного поста, были поняты в этом смысле и самими апо­сто­лами и побуж­дали их освя­щать постом, кото­рый они вообще любили (Деян. 13:2), годо­вой день смерти Гос­под­ней… В виде такого поста и суще­ство­вала “пер­во­на­чально Пасха, как убе­димся из пер­во­на­чаль­ного сви­де­тель­ства о ней во II в. у св. Иринея. Даже в III в. Пасха сво­ди­лась к посту, была крест­ной Пасхой, подле кото­рой еще и тогда едва лишь начала высту­пать в каче­стве само­сто­я­тель­ного празд­ника Пасха Вос­кре­се­ния — под видом тор­же­ствен­ного остав­ле­ния пас­халь­ного поста» (Тол­ко­вый Типи­кон, вып. 1‑й, Киев, 1910, с. 45). Во всяком случае, кано­ни­че­ские памят­ники III в.—Каноны Иппо­лита, Еги­пет­ские поста­нов­ле­ния, Сир­ская Дидас­ка­лия и «Заве­ща­ние Гос­пода» (в основе своей памят­ник II в.) — еще сохра­няют взгляд на Пасху как на пост.

Если на Пасху вна­чале могли смот­реть как на пост в память смерти Спа­си­теля, умер­шего в день еврей­ской Пасхи, то вскоре начи­нают соеди­нять с ней и радост­ное вос­по­ми­на­ние о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом и при­уро­чи­вать это собы­тие к вос­крес­ному дню, а не к любому дню недели, на кото­рый при­хо­ди­лась бы еврей­ская Пасха, и осо­бенно это было заметно в Запад­ной Церкви.

С тече­нием вре­мени из празд­но­ва­ния Пасхи крест­ной обра­зо­ва­лась Страст­ная сед­мица (в древ­но­сти она назы­ва­лась «вели­кой сед­ми­цей»), с ее тор­же­ственно-скорб­ными бого­слу­же­ни­ями, из Пасхи же воcкрес­ной — соб­ственно Пасха с Свет­лой сед­ми­цей, а древ­няя прак­тика кре­ще­ния огла­шен­ных на Пасху с пред­ше­ство­вав­шим этому их огла­ше­нием (настав­ле­нием в исти­нах веры) за бого­слу­же­ни­ями, во время кото­рого они, про­водя время в посте и молит­вах, зна­ко­ми­лись с содер­жа­нием Свя­щен­ного Писа­ния, начи­ная с книги Бытия, дала начало посту Св. Четы­ре­де­сят­ницы. Соро­ка­днев­ная про­дол­жи­тель­ность этого поста уста­нов­лена в память и под­ра­жа­ние соро­ка­днев­ному посту Иисуса Христа пред нача­лом Его слу­же­ния делу нашего спа­се­ния. В совре­мен­ном Уставе сохра­ни­лись следы древ­него празд­но­ва­ния Пасхи крест­ной и Пасхи вос­крес­ной. Это заметно в празд­нич­ном харак­тере служб Вели­ких чет­вертка, пятка и суб­боты и в струк­туре бдения на Пасху, состо­я­щего из тор­же­ственно-скорб­ной пас­халь­ной полу­нощ­ницы, с кано­ном Вели­кой суб­боты, и из тор­же­ственно-радост­ной пас­халь­ной утрени. (Что службы пас­халь­ных полу­нощ­ницы и утрени состав­ляют одно целое, видно из того, что при сов­па­де­нии Бла­го­ве­ще­ния с Пасхой Устав назна­чает петь канон Бла­го­ве­ще­нию на полу­нощ­нице и на утрене.)

IV век озна­ме­но­вался пре­кра­ще­нием гоне­ний, и это, конечно, ока­зало бла­го­твор­ное воз­дей­ствие на созда­ние тор­же­ствен­но­сти всех цер­ков­ных служб, и тем более пас­халь­ной. Этому спо­соб­ство­вали также меры по усу­губ­ле­нию тор­же­ствен­но­сти пра­во­слав­ных бого­слу­же­ний, про­во­див­ши­еся вели­кими иерар­хами Церкви в борьбе с ари­ан­ством, кото­рое при­вле­кало после­до­ва­те­лей внеш­ней пыш­но­стью своих рели­ги­оз­ных про­цес­сий. О вели­чии и тор­же­ствен­но­сти совер­ше­ния пас­халь­ного бого­слу­же­ния в этот период можно судить по Пас­халь­ным Словам таких отцов, как свв. Иоанн Зла­то­уст, Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов, Гри­го­рий Нис­ский и другие. Св. Гри­го­рий Нис­ский в своем Слове на Пасху гово­рит: «Слух наш огла­ша­ется во всю свет­лую ночь словом Божиим, псал­мами, пени­ями, пес­нями духов­ными, кото­рые, втекая в душу радост­ным пото­ком, пре­ис­пол­няли нас бла­гими надеж­дами, и сердце наше, при­ходя в вос­хи­ще­ние от слы­ши­мого и види­мого, воз­но­си­лось чрез чув­ствен­ное к духов­ному, пред­вку­шало неска­зан­ное бла­жен­ство, так что блага сего покоя, удо­сто­ве­ряя собою в неиз­ре­чен­ной надежде на полу­че­ние уго­то­ван­ного, служат для нас обра­зом тех благ, «ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце чело­веку не взы­доша» (1Кор. 2:9)».

Обсто­я­тель­ные и инте­рес­ные све­де­ния о тор­же­ствен­но­сти совер­ше­ния служб Святых Стра­стей и Пасхи в Иеру­са­лим­ской Церкви в IV веке дают записки палом­ницы IV века Этерии (Силь­вии Акви­танки), — в част­но­сти све­де­ния о схож­де­нии св. огня, кре­ще­нии огла­шен­ных в Вели­кую суб­боту и т. д.

С IV в. утвер­жда­ется семи­днев­ное празд­но­ва­ние Св. Пасхи, что видно из писа­ний свв. Кирилла Иеру­са­лим­ского, Иакова Низи­бий­ского и Иоанна Зла­то­уста, кото­рый семи­днев­ное тор­же­ство Пасхи назы­вает духов­ным браком (Слово против упи­ва­ю­щихся и о Вос­кре­се­нии). Пас­халь­ная служба начи­на­ется в ночное время .и закан­чи­ва­ется с рас­све­том. Осо­бен­но­стью этого ноч­ного пас­халь­ного бого­слу­же­ния явля­ется, по сви­де­тель­ству исто­рика Евсе­вия и других, воз­жже­ние мно­же­ства све­тиль­ни­ков в храмах и в горо­дах, бла­го­даря чему «эта таин­ствен­ная ночь ста­но­ви­лась свет­лее самого свет­лого дня» (Е в с е в и й. Жизнь Кон­стан­тина, IV, 22).

В даль­ней­шем пас­халь­ное бого­слу­же­ние в основ­ном не пре­тер­пе­вает особых изме­не­ний, а только попол­ня­ется новыми пес­но­пе­ни­ями. Те вели­че­ствен­ные пес­но­пе­ния, кото­рые мы слышим в Свет­лый Празд­ник Пасхи, боль­шею частью при­над­ле­жат св. Иоанну Дамас­кину, кото­рый сложил их согласно с высо­кими выра­же­ни­ями о Пасхе свя­щен­ных писа­те­лей и древ­них отцов Церкви, пре­иму­ще­ственно свв. Гри­го­рия Бого­слова и Гри­го­рия Нис­ского.

Нынеш­ний поря­док совер­ше­ния пас­халь­ного бого­слу­же­ния сходен с уста­вами древ­ней­ших бого­слу­жеб­ных памят­ни­ков Пра­во­слав­ного Востока. Осо­бен­но­сти утрен­него “пас­халь­ного бого­слу­же­ния — отсут­ствие чтений (за исклю­че­нием Слова св. Иоанна Зла­то­уста), шесто­псал­мия, кафизм, литии, поли­е­лея и вели­кого сла­во­сло­вия — .весьма древ­него про­ис­хож­де­ния. Они коре­нятся в особых тор­же­ствен­ных бого­слу­же­ниях Древ­ней Церкви,— так назы­ва­е­мых песен­ных после­до­ва­ниях (ўsmaticЗ Јkolouq…a). совер­шав­шихся в Вели­ких (кафед­раль­ных церк­вах Кон­стан­ти­но­поля, Антио­хии, Солуни, о кото­рых гово­рят Устав Вели­кой Кон­стан­ти­но­поль­ской церкви и блаж. Симеон Солун­ский и кото­рые воз­никли пер­во­на­чально в Вели­кой церкви Иеру­са­лим­ской,— о них еще в IV в. упо­ми­нает Силь­вия Акви­танка (А. Дмит­ри­ев­ский, Бого­слу­же­ние Страст­ной и Пас­халь­ной седмиц во св. Иеру­са­лиме IX—Х в., Казань, 1894, с. 286—290). Ука­зан­ные осо­бен­но­сти име­ются, напри­мер, в най­ден­ном и опуб­ли­ко­ван­ном А. Дмит­ри­ев­ским «После-дова­нии Святых Стра­стей и Пас­халь­ной недели в Иеру­са­лиме IX—Х в.». Если же при­нять вместе с проф. А. Дмит­ри­ев­ским, что этот памят­ник сохра­няет в своей основе прак­тику бого­слу­же­ний V, VI и VII вв. (цит. соч., с. XV), то можно счи­тать, что уже во вре­мена Силь­вии Авви­та­яки и в бли­жай­шие после ее вре­мени сто­ле­тия рас­смат­ри­ва­е­мые осо­бен­но­сти суще­ство­вали в пес­нен­ных после­до­ва­ниях Вели­кой Иеру­са­лим­ской церкви.

* * *

Боже­ствен­ной славе Вос­крес­шего и вели­чию свет­лого Празд­ника Пасхи, по совре­мен­ному Уставу, как и в древ­нее время, при­суща высо­кая и осо­бен­ная тор­же­ствен­ность. Свя­щен­но­слу­жи­тели перед нача­лом утрени обла­ча­ются, по ука­за­нию Типи­кона, «в свет­лей­шыя свя­щен­ныя одежды». С зажжен­ными све­чами, Еван­ге­лием и обра­зом Вос­кре­се­ния, при пении сти­хиры «Вос­кре­се­ние Твое, Христе Спасе, ангели поют на небеси, и нас на земли спо­доби чистым серд­цем Тебе сла­вити», кото­рая сна­чала поется трое­кратно в алтаре, они выхо­дят из храма с пев­цами и наро­дом, совер­шая шествие вокруг храма, сопро­вож­да­ю­ще­еся тор­же­ствен­ным звоном коло­ко­лов. Этим шествием, по изъ­яс­не­нию тол­ко­ва­те­лей этого обряда; мы изоб­ра­жаем «миро­но­сиц, шедших утру глу­боку пома­зать Тело Христа Спа­си­теля» (К. Николь­ский. Посо­бие к изу­че­нию Устава бого­слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церкви. СПб., 1874, стр. 614).

В при­творе храма начи­на­ется пас­халь­ная утреня. Затем с радост­ной вестью «Хри­стос Вос­кресе!» все входят в храм, как текли неко­гда жены-миро­но­сицы в Иеру­са­лим воз­ве­стить апо­сто­лам о Вос­кре­се­нии Гос­пода.

Этой же песнью «Хри­стос Вос­кресе», мно­го­кратно повто­ря­е­мой во время пения канона, Святая Цер­ковь, «Царя Христа узрев из Гроба, яко Жениха про­ис­хо­дяща», выра­жает незем­ной вос­торг празд­нич­ного тор­же­ства.

В конце пас­халь­ной утрени при пении «Вос­кре­се­ния день, и про­све­тимся тор­же­ством, и друг друга обымем, рцем: «братие!», и нена­ви­дя­щим нас про­стим вся Вос­кре­се­нием…» веру­ю­щие при­вет­ствуют друг друга, про­из­нося «Хри­стос Вос­кресе!» и отве­чая «Воис­тину Вос­кресе!», и запе­чат­ле­вают это при­вет­ствие поце­луем и даре­нием пас­халь­ных яиц.

С древ­него вре­мени на пас­халь­ной заут­рене чита­ется «Слово огла­си­тель­ное св. Иоанна Зла­то­уста на Пасху», сопро­вож­да­е­мое пением тро­паря Свят. Иоанну.

Непо­сред­ственно после утрени, «без­рас­ходно», по при­меру храма Вос­кре­се­ния в Иеру­са­лиме, начи­на­ется тор­же­ствен­ное слу­же­ние литур­гии.

Тор­же­ствуя и изоб­ра­жая во всех своих пес­но­пе­ниях, молит­во­сло­виях и свя­щен­но­дей­ствиях победу Христа над смер­тью и начало вечной, бла­жен­ной жизни, Святая Цер­ковь на пас­халь­ной литур­гии анти­фо­нами из псал­мов 65, 66 и 67 при­зы­вает всю все­лен­ную вос­клик­нуть Гос­поду и воз­дать славу Ему.

В апо­столь­ском чтении (Деян.1:1–8) гово­рится о Вос­крес­шем Ииусе Христе, Кото­рый пред Своими уче­ни­ками «явил Себя живым в стра­да­нии Своем со мно­гими вер­ными дока­за­тель­ствами, в про­дол­же­нии сорока дней явля­ясь им и говоря о Цар­ствии Божием» (Деян. 1, гово­рится и об обе­то­ва­нии апо­сто­лам Свя­того Духа.

Еван­гель­ское литур­гий­ное чтение (Ин.1:1–17) воз­ве­щает, что Вос­крес­ший есть Сын Божий, вое­при­яв­ший плоть чело­ве­че­скую, соде­лав­ший веру­ю­щих чадами Божи­ими и явив­ший славу Свою, славу Еди­но­род­ного Сына Божия, пол­ного бла­го­дати и истины, кото­рыми Он напол­няет веру­ю­щих в Него и во всей тол­ноте сооб­щает им то, что служит к бого­по­зна­нию и бого­по­чи­та­нию, к про­све­ще­нию и веч­ному бла­жен­ству. Это чтение Еван­ге­лия совер­ша­ется на литур­гии пер­вого дня Пасхи на многих языках во сви­де­тель­ство того, что про­по­ведь веры хри­сти­ан­ской, осно­ва­нием кото­рой явля­ется Вос­кре­се­ние Хри­стово, огла­сила все народы, все концы земли. (В Гре­че­ской Церкви Еван­ге­лие на литур­гии чита­ется обыч­ным поряд­ком, а на многих языках чита­ется Еван­ге­лие на вечерне пер­вого дня Пасхи).

Не менее тор­же­ственно совер­ша­ется в первый день Пасхи и вечер­нее бого­слу­же­ние с чте­нием Еван­ге­лия, в кото­ром повест­ву­ется о явле­нии Вос­крес­шего Спа­си­теля «дверем затво­рен­ным» в первый день вокре­се­ния уче­ни­кам в Иеру­са­лиме (Иоан.20:19–25).

В дни Святой Пасхи в пра­во­слав­ном народе с древ­них времен суще­ствует обычай вку­ше­ния освя­щен­ных брашен. Хри­сти­ан­ская Пасха есть Сам Хри­стос Своим Телом и Кровию: «Пасха—Христос Изба­ви­тель!» — поет Святая Цер­ковь, повто­ряя слова ап. Павла (1Кор. 5,

Поэтому в свет­лый день Пасхи осо­бенно при­лично при­ча­щаться Св. Тайн Тела и Крови Хри­сто­вых, «но так как пра­во­слав­ные хри­сти­ане имеют обычай при­ни­мать Св. Тайны в про­дол­же­ние Вели­кого поста и в Свет­лый день Вос­кре­се­ния Хри­стова при­ча­ща­ются не многие, то по совер­ше­нии литур­гии в этот день бла­го­слов­ля­ются и освя­ща­ются в храме осо­бен­ные при­но­ше­ния веру­ю­щих, назы­ва­е­мые пас­хами, чтобы вку­ше­ние от них напо­ми­нало о при­ча­ще­нии истин­ной Пасхи Хри­сто­вой и соеди­няло всех верных во Иисусе Христе» (Прот. Г. Деболь­скиий. Дни бого­слу­же­ния Пра­восл. Кафо­лич. Вост. Церкви, т. 2, СПб., 2, с. 14).

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки