схиархимандрит Иоанн (Маслов)

МИР

I. МИР С БЛИЖНИМИ

Христианский мир. См. двенадцатая глава, восьмой статьи, второй книги «О истинном христианстве» (3:431–434).

Христиане должны быть мирны между собой, как члены одного тела

Христиане должны между собою мир и согласие о Христе иметь. В вещественнем теле все уды согласны и мирны пребывают: рука на руку, нога на ногу, око на око и на прочия уды не враждует; но что един уд делает, тое и другие; куда одно око смотрит, туда и другое; куда едина нога ступает, туда за нею и другая ступает. Тако и в прочиих телесных удах великое согласие между собою и во всем составе имеется. Тако бо Творец устроил: иначе бы не могл цел быть состав. Такое согласие должно быть и в духовном теле, то есть в христианстве (3:364).

Если нет мира с ближними, Бог не принимает ни покаяния, ни молитвы

Смотри, христианине, как нужно нам с ближним нашим примирение: Бог ни покаяния нашего, ни молитвы, ни инаго чего от нас не приемлет, пока с ближним нашим не примиримся. Так дорого почитает Бог любовь и мир с ближним нашим! Берегись убо, оскорбивше ближняго твоего, небрещи о примирении, но не медля с ним примирись, да не праведному Божию гневу подпадеши. Словом ближняго твоего оскорбил ты, словом и примирись; смирись пред ним, и испроси у него прощения. Делом ближняго своего оскорбил ты, делом и примирись (5:185).

II. МИР С БОГОМ

Мир с Богом был потерян в Адаме и приобретен во Христе

Мир сей, мир с Богом потеряли – было во Адаме, но во Христе Господе нашем паки приобрели. Он учинился Ходатаем между Богом и человеками, якоже Церковь поет Бму: «Ходатай Богу и человеком был еси, Христе Боже», и проч. (Песнь 5-я 2-го гласа). Он страданием и смертию Своею за грехи наши удовлетворил, грехи отнял, и вечную правду ввел, и Бога умилостивил: и тако нас Богу и Бога нам примирил (4:192).

Мира с Богом не может быть, если нет согласия между христианами

Убо погрешают христиане и от должности своей заблуждают, которые друг с другом ссорятся и друг на друга враждуют; а тако и с Богом имети мира не могут, пока во вражде пребывают. Хотящему бо мир имети с Богом должно с братом прежде примиритися... «Аще не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших», глаголет Господь (Мф. 6, 15). Тожде показуется и притчею о царе и должнике его и клеврете того должника (Мф. 18, 23–35). А кому отпущения грехов нет, тот и мира с Богом иметь не может: следовательно и гневу Его подлежит, и всему временному и вечному бедствию, которое Божию гневу последует (3:365).

Мир с Богом наступает после примирения с ближними (5:185) (см. ОСКОРБЛЕНИЕ, 628).

III. МИР-ВСЕЛЕННАЯ

Какие значения слову «мир» придаются в слове Божием

Мир в Святом Писании не в едином разуме берется.

1) Мир разумеется за весь небесный и земный круг, в котором все созданныя вещи заключаются. Тако разумеется оное слово: «в мире бе, и мир Тем бысть» (Ин. 1, 10). (О создании сего мира пишется в главе 1-й и 2-й книги Бытия).

2) Мир означается за лучшую мира сего часть, то есть человека. О сем мире глаголет Христос: «тако возлюби Бог мир» (Ин. 3, 16–17) и проч.

3) Мир берется за все, что в мире сем услаждает и увеселяет нашу плоть, разжигает похоть ея, и от Христа отводит и ведет к вечной погибели. О сем глаголет Апостол: «все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очес, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть» (1Ин. 2, 16).

4) Мир приемлется за людей, которые, своим прихотям работая, не хотят истины евангельской принять и последовать. Сей мир означает Христос, глаголя Апостолам: «аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде» (Ин. 15, 18) (2:266).

Мир-вселенная имеет своего Создателя

Ничто само от себе не бывает. Всякий град не от себе, но от инаго; всякий дом не от себе, но от инаго созидается; всякое письмо не от себе, но от инаго пишется; всякая книга не от себе, но от инаго сочиняется; словом, всякая вещь не от себе, но от инаго делается, тако мир сей не от себе, но от Создателя своего сотворен. «Той рече и Быша; Той повеле, и создашася» (Пс. 148, 5) (4:7).

Мир-вселенная управляется

и сохраняется Творцом

Небо и земля с исполнением своим стоит и пребывает, как создана от Создателя, и будет стоять, пока Всемогущей воли Его угодно будет. «Постави я в век, и в век века; повеление положи и не мимо идет» (Пс. 148, 6). Всякая стихия на своем месте пребывает и пребывати будет, всесильным словом утверждена. Небо, и воздух, и земноводный круг неподвижимо на своих местах пребывают. Бог тако повелел им, и всесильное слово Его содержит и сохраняет их тако. Земля прорастает плоды и животныя плодятся, хлеб питает скоты и человеки и всякое животное: сие действует всемогущее слово Его и повеление. Облаки, премножеством вод исполненныя, по тончайшей стихии – воздуху ходят, и с места на место переходят; и не падают на землю, но только дождь из себе испущают: сие всемогущей силе Его причитаем, и проч. Как хозяин дом свой хранит, содержит и управляет, тако Бог, яко Господь, весь мир во всемогущей руце Своей содержит, хранит и управляет. «В руце бо Его вси концы земли суть» (5:64).

Бог управляет всем миром (5:63; см. БОГ, 65) (5:64; см. БОГ, 67).

Бог творит мир, как книгу

Якоже бо сочинитель книги из разума своего износит слова, и написует их на хартии, и тако сочиняет книгу, и как бы из ничего нечто делает: тако премудрый и всемогущий Создатель, что в Божественном Своем разуме имел, и что восхотел, все сотворил, и как бы книгу из двух листов, то есть неба и земли состоящую, сочинил. В которой книге видим Божие ВСЕМОГУЩЕСТВО, ПРЕМУДРОСТЬ и БЛАГОСТЬ. ВСЕМОГУЩЕСТВО, яко все из ничего хотением и словом сотворил. ПРЕМУДРОСТЬ, яко все премудро сотворил: «вся премудростию сотворил еси» (Пс. 103, 24). БЛАГОСТЬ, яко все не ради Себе, но ради нас сотворил. Добро бо есть сообщительно самого себе. Ибо Бог Сам ради Себе ничего не требует. Как прежде век, так и ныне, и во веки веков, во всесовершенном блаженстве пребывает (4:8).

Мир Бог созидает не так, как человек

Мир не так от Создателя создан есть, как человеки созидают. Человеки созидают одно от другаго, то есть из какой-нибудь материи дело делают, и то с трудом; но Бог мир сей, то есть небо и землю с исполнением их, из ничего и без всякого труда, единым хотением и словом создал. «Рече и Быша; повеле, и создашася», – которое дело всемогущей Божией силе приписуется. РАЗУМ НАШ, который говорит, что ничего из ничего не бывает, не может понять того, како так великий мира сего состав из ничего произведен; но ВЕРА недостаток разума дополняет, и убеждает его признавать тое, что БОГУ, яко всемогущему, все возможно. «Яко не изнеможет у Бога всяк глагол» (Лк. 1, 37) (4:7–8).

Мир создан ради человека

Бог ради человека все, небо и землю с исполнением и украшением их, сотворил, весь бо видимый мир ради человека создан. Ибо прежде человека вси вещи созданы от Бога ради того, дабы было где человеку жить и чем до вольствоваться, и было бы кому служить человеку имеющему создатися, яко господину: а после всего уже человек создан, дабы, как господин, созданными вещами обладал и довольствовался, и тако Бога, яко Создателя и Благодетеля своего, благодарил, почитал и хвалил. Сего ради человек есть конец всего Божия создания видимаго (3:329).

Весь свет человеку в службу определил Бог. Небо, солнце, луна, звезды, воздух и земля с украшением своим единому человеку служат. Бог бо ради Себе не требует сих. Что бо ни создал, ради человека создал (2:279).

Мир сотворен ради человека и ведет к познанию Творца

Мир ради человека сотворен, но все в мире вещи суть как следы Божия, и свидетельствуют человеку о Боге, суть как ручьи, которые ведут человека к оному живому и живота Источнику, и показуют Его, и от Него почерпать и прохлаждать души наши научают: кто бы хотел от ручьев пить, видя самый источник живый? Добры суть создания, и добры зело, но несравненно лучше есть Создатель, Который их добрыми сотворил. Создания убо БЛАГОСТЬ и ЛЮБОВЬ Божию к нам показуют нам, и научают нас Бога любить, хвалить, и благодарить, яко Создателя и Благодетеля своего, а не себе к люблению представляют; как бы тако к нам оне ответствовали: мы к пользе вашей и употреблению сотворены от Создателя: Того убо любите, Который нас ради вас сотворил, а не нас, которые вас любити не можем, и, нас к пользе своей употребляя, благодарите Тому, Который нас вам подал (5:36).

Мир-вселенная работает Богу

Вся тварь работает Ему, яко Господу своему, якоже поет Ему Пророк: «всяческая работна Тебе, Господи» (Пс. 118, 91), – яко «творит слово Его» (Пс. 148, 8). Убо и нам, яко твари Его разумной, должно сие звание отправлять, и Ему, яко Господу нашему, работати (3:170).

Мир свидетельствует о бытии Бога

Град и палата архитектора своего, художество мастера своего, дом хозяина своего показует и в познание всякому приводит. Всяк бо от художества художника, и от строения строителя познает. Мир сей видимый, как град прекрасный; не руками, но словом Божиим сотворенный, и яко художество премудрое и дом пребогатый, в котором вси живем. Бога, яко архитектора, строителя, промыслителя и хозяина своего, как перстом показует, и яко чудное, премудрое, благое создание, чуднаго, благаго, премудраго и всесильнаго Создателя доказывает: но грешник слепый не познает (2:141).

Мир-вселенная свидетельствует о ТВОРЦЕ

Слышишь, что един у другаго спрашивает, кто той-то дом, или той град создал: и видишь, что ничто собою не делается, но от инаго начало и бытие свое имеет. От сего случая обрати рассуждение твое к миру и всему, что в мире имеется, и вопроси, от кого он со всем своим исполнением и украшением имеет начало. И молча отвещает тебе: Той мя создал. Небеса отвещают тебе: «мы поведаем славу Божию» (Пс. 18, 2). Солнце, луна и звезды отвещают тебе: Той нас создал, и дал нам свет к просвещению вашему, Той Иже «одевается светом яко ризою» (Пс. 103, 2). Облака отвещают тебе: Той нас создал и повелел дождити на вас и нивы ваши. Земля отвещает тебе: Той мене создал, и повелел плоды творити вам. Вода отвещает тебе: Той мене создал, и повелел напояти вас и скота ваши. Рыбы отвещают тебе: Той нас создал, и подал вам в пищу. Древеса, травы и вся прозябающая отвещают тебе: Той нас создал, и повелел служити нуждам вашим. Скоты и звери отвещают: Той нас создал, и повелел работати вам. Огнь отвещает тебе: Той мене создал, и повелел согревати вас, светити вам и варити пищу вашу. Люди Его отвещают тебе: «Той сотворил нас, а не мы; мы же людие Его, и овцы пажити Его» (Пс. 99, 3) (2:44).

Весь мир свидетельствует о Бозе Создателе своем, и без гласа о Нем говорит нам, разумной твари: «Той мя создал». Велико и чудно здание великаго и чуднаго Создателя показует. Свидетельствует великая и непостижимая обширность неба: «Той мя создал. Небеса поведают славу Божию» (Пс. 18, 2). Велико и обширно небо, но Создатель несравненно больший, Которому «небо престол, земля же подножие» (Ис. 66, 1) (4:344–345).

Каждая вещь свидетельствует о Творце и возводит ум к духовному (4:344–346).

Дела Бога нашего суть аки следы Его, из которых познаем божественная Его шествия, и самого Бога. Егда взираем на небо и красоту его, на солнце, луну, звезды и свет их, на землю и исполнение ея, познаем в них шествие Бога нашего, и Самого Бога, шествие в них показавшего, признаем. И тако убеждаемся прославлять всемогущую «силу» Его; яко сия из ничего словом единым сотворил;– «премудрость Его: яко так дивно устроил и в порядке своем все постановил;-"благость Его: яко вся сия нас ради сотворил. Сам бо сих Себе ради не требует; ибо как прежде век, так и ныне Сам в Себе доволен и блажен. Создания бо суть аки следы Бога нашего, из которых убеждаемся познавать Самого Бога, и яко дивная показуют славу Божию по оному; «небеса поведают славу Божию» (Пс. 18, 2) (2:81).

Мир-вселенная свидетельствует о БЛАГОСТИ Божией

Создания нам, разумной твари, как перстом, указуют на Создателя, и, как бы за руку вземше, ведут к познанию благости Божией, так точно, как ручьи к самому источнику живыя воды; и подают нам случай «вкусить и видеть, яко благ Господь». Как бы тако к нам слово простирали: смотрите на нас, мы вси добры от Создателя сотворены, мы вси вам пользу приносим и подаем: «вкусите и видите, коль благ Сам Господь», сотворивый нас. Тем самым научают нас Его, яко Источника благих, любити, Его единаго искать, от Котораго все благое происходит, яко существеннаго и вечнаго Блага (2:80).

Чему научает человека мир

От сего научаешися христианине. 1) Что есть Бог Создатель, Которого создания показуют, как мастера мастерство. 2) Что все от Него начало и бытие свое имеет. 3)Что все повелением Божиим человеку работает. 4) Что человек, пользуясь Божиим созданием, неотменно обдолжается Богу благодарить, имя Его хвалить, и усердно работать Ему. 5) Что заблуждают те, яко слепые, которые сея должности не исполняют, и от своей совести изобличаются, яко неблагодарные. 6) Что сие самое им во обличение будет на суде Христовом, что добром Божиим пользовались, живучи в мире, но Богу, добра Дателю, не хотели благодарить и работать. 7) От сего можешь и себе рассмотреть, тщишися ли ты сию должность исполнять, да не неблагодарным к Создателю твоему явишися, и с неблагодарными рабами в день суда Христова осудишься (2:44–45).

Мир-вселенная работает человеку

Вся тварь, по повелению Его, нам служит. Солнце, луна и звезды светят нам, огонь согревает нас, облака орошают нас, вода напояет нас, земля плоды приносит нам, скоты служат нам и пищу подают нам, и проч. Работает сие создание нам, дабы мы Создателю нашему усердно работали, и за службу, которую от создания Его приемлем, Ему благодарили. Не требует Он ради Себе ничего, яко «всесовершенно блаженный», но требуем мы. Сего ради, имея создать человека, прежде сотворил небо и землю и все украшение их, дабы сотворенныя вещи имущему быть человеку были, как рабы и слуги, готовы к служению, и тако сотворил человека, разумную тварь, дабы их к потребе и служению своему употреблял, и, от них слугу себе имея, Создателю своему, яко ближайший и разумный раб, безпосредственно служил. Видиши, христианине, како работает нам тварь неразумная, дабы мы разумные Богу работали (3:170–171).

IV. МИР ЗЕМНОЙ, ГРЕХОВНЫЙ, СУЕТНЫЙ

Мир – страсти в сердце

Пошел ты в монастырь по своему желанию. Живи же: Бог тебе помощник, брате! Убежал ты от сродников и от мира; отрекись же от мира, который в сердце нашем живет, то есть: тщеславия, гордости, лености, осуждения, презрения, негодования и проч. и блажен будеши (1:225).

Что относится к миру суетному?

В сем мире заключается самолюбие, самоволие, сребролюбие, славолюбие, любочестие, лесть богатства, славы и чести суетныя, которыми надымается и возносится плоть наша. К сему причисляется все, что увеселяет и услаждает чувства наши, и ударяет в сердце наше и помрачает душевное око, которым Свет вечный – Бог видится; зде место имеет богопротивное чреву угождение. До сего мира надлежат братия и друзи наши, жена и дети, отец и мать наши и прочие, когда они нас от Христовой отводят любви. Самаго здравия нашего, членов наших, живота нашего отрещися должны мы; безчестия, поругания, уз темницы, смерти не ужасатися (2:267).

Мир не вселенная, но похоти

Мир зде разумеется не небо и земля с исполнением своим, но «похоть плотская, похоть очес и гордость житейская», как таможде Апостол учит (1Ин. 2, 16). Чрез сие САТАНА нас, как АДАМА в рай чрез вкушение от заповеданнаго древа, от Христа непослушания Ему должнаго отводит. Богатство, честь, слава и сласти мира сего суть приятное зрелище плоти нашей; на сия указует она, сатаною прельщаемая, древним оным змием, как Ева указывала Адаму на яблоко заповеданнаго древа, и хощет отвратить сердце от любви Христовой и обратить к созданию Его, и вместо Создателя создание любить (3:146–147).

Мир преисполнен ЗЛА

Ныне обрати очи твои на мир и разсмотри, чго он такое, и что любителям своим дает. Представляет тебе образ его Апостол и глаголет: «мир весь во зле лежит» (1Ин. 5, 19). Зло во градех, в селех, зло в домех, зло на путех. Сосед на соседа враждует; путник с товаром боится разбоя: «врази человеку домашнии его» (Мф. 10, 36); нищий богатому завидует, поселянин гражданину, сановитый подлаго презирает, подлый негодует; жена над мужем, муж над женою подзирает; господин рабу не верит, раб господину льстит и лукавнует. Все друг друга опасаются. Един крадет, другий окраден жалуется и проклинает. Тот клевещет, другий оклеветаем усугубляет оклеветающему. Иный досаждает, другий отмщевает досадившему. От сего ссоры, брани, взаимныя злословия; за сим следуют драки и кровопролития; отсюда друг на друга жалобы, друг друга судят и осуждают, а все неправы. Доходит дело до суда; тут зло злу последует новое и большее. Вымышляют друг на друга язвительныя обличения, друг друга погубить, или в крайнее бедствие вринуть тщатся. Сами себе безпокойствуют душевредно; безпокойствуют и тем, кому долг надлежит разбирать праваго и виноватаго. Тако мир непрестанно, как море, волнуется, и любителей своих утруждает (3:154).

Мир суетный непостоянен и изменчив

Мир сей непостоянен. Как на воздухе различная перемена бывает, то день, то нощь, то светло, то мрачно, то тепло, то холодно: так и человеку в мире сем случается; то богатство, то нищета, то слава, то безславие, то честь, то безчестие последует. Бывает, что кто сегодня богат, утро нищь, кто ныне ездит на колеснице, утро заключается в темнице; кого вчера хвалили, сегодня ругают; кому покланялись, того попирают. И едва сыщется, кто бы в едином постоянном счастии до конца жития своего дошел. Почто убо за такою суетою гоняться, которая, как дым, вмале является и исчезает? (2:272).

Мир непостоянен: сегодня нас хвалят, а на другой день ругают; сегодня почитают, а потом безчестят; сегодня покланяются, а после попирают ногами; сегодня величают, а мало спустя смеются нам; сегодня ездим на колеснице, а на другой день сидим в темнице; вчера музыка в дому, а сегодня плач; вчера в порфире и виссоне, а сегодня в рубищах ходим. И едва сыщешь, кто бы в едином постоянном счастии до конца жития своего дошел; что день, то почти всякому какая-нибудь перемена. Так-то мир нами играет. «Любящим же Бога», хотя и многие приключаются беды и напасти, но «вся» им «поспешествуют во благое», как Апостол учит (Рим. 8, 28) (1:175).

Мир суетный есть суета сует и препятствие ко СПАСЕНИЮ

При смерти будем непременно о том жалеть, что «мир и еже в мире» любили. Спроси всякаго умирающаго: какое он мнение о мирских вещах имеет, какое о чести, о богатстве, о славе, о сладострастии? Далеко иное, нежели живучи имел: тогда он все тое вменяет как благо, как суету, или паче, как препятствие к спасению; тогда кается, жалеет, сокрушается, что в тех суетах чрез все житие ум его занят был; тогда праведно, но поздно, о всем том разсуждает, тогда с Соломоном признает, что «суета суетствий, всяческая суета» (Еккл. 1, 2) (1:175).

Мир препятствует на пути ко спасению, против него нужен подвиг (3:187;см. ХРИСТИАНИН, 1118).

Мир суетный увлекает СЕРДЦЕ человека от Бога и СПАСЕНИЯ

Мирския вещи так обременяют человека, что ему не удается и помыслить о Бозе и о спасении вечном. Смотри на сребролюбиваго богача: где у него сердце? «Где сокровище его, тамо и сердце его», по словеси Христову. Сегодня приходы, заутра расходы считает, на третий день о новых думает. В доме седя печется, чтобы товары, пущенные в торг, не пропали; в церкви стоит, и тут не спокоится сердце его, и тогда то к сундукам, то к лавкам, то к прочиим местам, где товары ходят, мыслию бросается; днем о том печется, ночью печется, да и во сне печется: мучительная, да и безполезная забота! Какому тут быть о душе попечению, где мамона сердцем завладела? (1:175–176).

Мир суетный ненавидит работающих Богу

Когда человек, отставши от грехов, мир презревши и прелесть его, тщится Богу угождать, Христу последовать верою и терпением, – сретает его ненависть мира, и самые те, которые другами прежде были, врагами его делаются, как в том же псалме глаголется: «друзи мои и искренние мои прямо мне приближашася и сташа; и ближнии мои отдалече мне сташа; и нуждахуся ищущии душу мою, и ищущии злая мне глаголаху суетная, и льстивным весь день поучахуся» (Пс. 37, 12–13) (3:116).

Мир суетный ослепляет человека

Так мир прелестный ослепляет нас, что дотоль сего не чувствуем, доколь сами на себе делом самым не узнаем. Иный мыслит старыя житницы разорить и создать новыя, чтобы собрать жита своя, и душу свою чрез многая лета весело учреждать; но страшнаго Божия гласа не слушает: «безумне! в сию нощь душу твою истяжут от Тебе: а яже уготовал еси, кому будут?» (Лк. 12, 20). Иный земли, вотчины, палаты расширяет, но не видит, что един гроб в три аршина в земли готовится ему, – но и того, может быть, не сподобится; ибо или утроба звериная, или пучина морская, или иное что гробом может быть. Иный старается, как бы на высоту чести и славы подняться; но не примечает, что равно славные, сановитые и подлые земле предаются. Иный утучняет тело свое, но не усматривает, что большую пищу заготовляет червям. Но в таких замыслах всякаго постигает конец, и так «погибают вся помышления его» (Пс. 145, 4) (2:238–239).

Мир суетный увлекает и пленяет человека

Пристрастившиеся миру сытости не знают. Чего ради всякому должно заблаговременно от сетей сих пагубных отстать, дабы, в них запутавшися, тако не окончать жития своего, тогда уже мир его и нехотящаго оставит. Пристрастие к миру многих зол виновно бывает. Мирския вещи так пленяют человеческое сердце, что не допускают его о Бозе помыслить и о душе своей пещися (2:271).

Плененные миром не знают покоя во всей своей жизни и при смерти

Работающий миру непременно будут при смерти жалеть и совестию мучиться, что мир сей любили. Пленники, которые попадают в варварския и мучительныя руки, день целый работая, к вечеру не иное что от них, как посмеяние и биение приемлют: тако мира сего пленники, приближившеся к концу жития своего, не иное что от него чувствуют, как ударения и язвы грехов, которыми совести их уязвляются, что миру, а не Богу, работали; приемлют и посмеяние от князя мира сего, как безчеловечнаго мучителя, который сею их суетою прельщал и обманывал. Спроси у умирающаго миролюбца, котораго ум и сердце заняты были суетою мирскою: что он тогда чувствует внутрь себе? Сильное ударение грехов, печаль, страх и ужас поражают совесть его и к конечному преклоняют отчаянию. Враг душевный предстоит и смеется: «в руки наши пришел, и нам предан еси!» Тогда бедная душа мятется, кается, жалеет, сокрушается, что в так непотребных суетах житие провождала: тогда праведно, но поздно о всем разсуждает; тогда признает, что «суета суетствий и всяческая суета» (Еккл. 1, 2) (2:272).

Мир греховный есть враг Церкви (3:34; см. ЦЕРКОВЬ, 1156).

Человек, когда к миру обращается, от Бога отвращается (5:34; см. МИР ЗЕМНОЙ, 528).

Кто к миру суетному прилеплен СЕРДЦЕМ, тот не имеет ЛЮБВИ к Богу

Кто к мирским и суетным вещам прилепляется сердцем, в том нет любве Божия. «Яко любы мира сего вражда Богу есть, иже бо восхощет друг быти миру, враг Божий бывает (Иак. 4, 4), научает Иаков апостол. Бог бо и мир суть две вещи противныя, и потому единаго любовь выгоняет любовь другаго. Кто любит Бога, нет в том любве мирской; а в ком мирская любовь есть, в том нет любве Божией. Итак, Божия и мирская любовь в едином сердце поместиться не может, так точно, как огнь с водою. Бог бо есть ревнитель, хощет, чтобы всем сердцем Его любил человек, а не половиною: «возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим» (1:85–86).

Любовь к миру свидетельствует об отсутствии любви к Богу

Не любит тот Бога, который мир любит, по свидетельству Апостола: «аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем» (1Ин. 2, 15). Таковые суть, которые хотят в гордости и пышности мира сего жить, в богатых домах жить, в богатых каретах проезжаться, богатою одеждою одеваться, от всех славиться и почитаться, и проч. Таковые «похоть плотскую, похоть очес и гордость житейскую», что все противно Богу, любят, а не Бога (5:235).

Кто любит мир, тот враг Божий

Кто любит мир и с ним дружбу имеет, враг Божий бывает, что страшно, ибо Бога любить и мир невозможно: «не можете Богу работать и мамоне», глаголет Христос. Никакой пользы нет человеку, хотя бы мир под властию своею имел, а душу свою погубил, глаголет Христос (Мф. 16, 25 и 26)... Чем кто более любит мир, тем более от Бога удаляется: как напротив, чем кто более презирает мир, тем более к Богу приближается (1:175).

Апостол глаголет: «любы мира сего, вражда Богу есть; иже бо восхощет друг быти миру, враг Божий бывает» (Иак. 4, 4). Коль же страшно есть врагом Божиим быть, и как жалостно дружества Божия отпасть, не требует доказательства. С Богом бо и миром дружбу иметь, Бога и мир любить невозможно (2:270).

Признаки человека, привязанного к миру

Делаешь какое добро, то есть или милостыню даешь, или в церковь ходишь, или постишися, или храмы Божии строишь и украшаешь, или иное что, чтобы «явиться пред людьми», миру угождаешь, а не Богу. Когда лишаешься отца, или матери, или жены, или детей, или братии, или друзей, или богатства, или славы, или чести и прочаго, и более скорбишь, нежели когда пред Богом согрешишь, и тако чрез грех Бога лишаешься: более любишь мир, плоть свою и кровь, нежели Христа. Ибо чим более кого любим, тем более скорбим, когда его лишаемся. Слышишь поносное слово от ближняго твоего, и гневаешься на него: еще мир имеет место в сердце твоем. Ищешь злом за зло воздать, отметить за обиду: с миром едино мыслишь, который не делает ничего, кроме зла. Боишися безчестия, изгнания, темницы, ссылки, смерти, и ради того правды не свидетельствуешь: мира боишися, а не Бога; миру угождаешь, а не Богу (2:268–269).

1) Кто не тщится воли Божией творить, но свою исполняет: самолюбец есть и миролюбец.

2) Когда уклоняешься от зла не ради Бога, но ради стыда, или суда гражданскаго, или иныя какия временныя корысти: политик еси и миролюбец, а не христианин.

3) Когда ищешь чести, славы, богатства в мире сем; хощешь, чтобы тебе хвалили, почитали, прославляли: миру работаешь сердцем твоим.

4) Попался ли в какую напасть и прибегаешь к сребру или злату, к защитникам твоим, чтобы избавиться: на мир надеешься, не на Бога; миру прилепился еси, а от Бога отступил (2:268).

Человек любовью мира сего, яко вином, упивается (4:116; см. ПЬЯНСТВО, 780).

Безумен тот, кто упивается ЛЮБОВЬЮ к миру до бесчувствия

Воистину безумен, и смеха или паче сожаления достоин таковый! Аще бы кто на чуждой стороне был, и имел бы оттуда скоро возвратитися в отечество и дом свой, а много бы тамо запасал недвижимых вещей, не был ли бы он смеха достоин? Неотменно бы всяк, видя дела его и начинания, достойно выговаривал ему: ведь ты все сие зде оставишь; почтож убо так много заготовляешь? Тако безумен есть и смеха достоин, который в мире сем много запасает, но ведает, что все сие надобно ему оставить в мире, как на чужой стороне, и оставить вскоре. Делает то в нем пьянство, не от вина и сикеры, но от любви мира сего сотворенное, которое так ум его помрачило, что бедный сам не знает, что делает (4:116).

Упившийся ЛЮБОВЬЮ к миру, не понимает, что делает

УПИВШИЙСЯ от вина часто не знает, что говорит и делает, и ни стыда, ни страха не имеет: и что ни делает, почти все смеха достойное делает: тако упившийся любовию мира сего и прочими беззаконными мыслями, не знает, что делает; то за то, то за другое хватается, но все начинание и дело его противу его есть. Видит, что вси умирают, и никто с собою ничего не относит: однако ж так старается о умножении богатства, о разширении земли, о созидании домов и прочих прихотей своих, о приобретении чести и славы суетныя – так, говорю, старается, как бы он един в мире сем имел вечно жить. «Рече же ему Бог: безумне! в сию нощь душу твою истяжут от Тебе: а яже уготовал еси, кому будут» (Лк. 12, 20)? (4:116).

Упившийся ЛЮБОВЬЮ к миру, приносит больше вреда, чем пьяница

Тако упившийся злою суетнаго мира похотию, много вреда людям делает; и далеко более, нежели пияный от вина. От кого бедные и беззаступные насилия и обиды терпят? От кого вдовицы и сироты плачут и кровавыми слезами умываются, как от сильных, любовию мира сего упоенных?.. Вся сия, и большая сих злая ненасытное суетнаго мира пиянство делает. Видим сие БЕЗЗАКОННОЕ пиянство, везде разливающееся: видим и упоенных, тем свирепеющих; видим и воздыхаем. Тако упившемуся что на ум не приходит? чего не замышляет, чтобы жажду, крыющуюся в сердце своем, угасить?.. Но откуду взять? где сыскать на все то сумму? Господину надобно собирать тую с крестьян... Судии надобно собирать с приходящих к суду; вместо правды неправду делать, о законе Божии и о Бозе нерадеть... Беззаконному купцу надобно лгать, обманывать, льстить и худую вещь за добрую, и дешевую за дорогую продавать!.. Тако и в прочем чине и звании пиянство не от вина, но от мира, много зла и вреда делает (4:117).

Упившийся ЛЮБОВЬЮ к миру имеет помраченный ум

Упившийся от вина, истрезвившися, часто жалеет, что в шумстве своем того-то и того обидел: но упоенный от похоти мира не жалеет, что толь много делал и делает людям, подобным себе, обиды, – не жалеет, понеже помраченный ум, яко пияный, имеет (4:118).

Упившийся ЛЮБОВЬЮ к миру не замечает вреда

ПИЯНЫЙ от вина не чувствует, коль вредно есть пиянство, пока упивается: тако упившийся от похотей мира сего не знает, коль вредны суть похоти тии, пока в них пребывает. Ибо как у того, так и у сего ум помрачен бывает (4:120).

Упившийся ЛЮБОВЬЮ к миру, отрезвляется с великой трудностью

Люто есть пиянство от вина и сикеры; но сие лютейшее есть. Упившийся от вина и сикеры удобно истрезвляется; но упившийся любовию мира сего с великою трудностию. Похоть, которая в нем живет и обезумляет его, много причин вымышляет и не допущает его истрезвитися (4:116).

Сколько бы человек ни стремился к миру земному, насытиться не может им

Миром сим душа удоволитися не может, отсюда тое можно познать, что миролюбцы, чим более ищут зде сокровищ своих, тем более желают их, и насытитися не могут. Сребролюбцу никакое недовольно богатство: чим более собирает его, тем более желает; желающие чести, чим более возвышаются, тем высше подняться хотят, так что многие, не довольствуясь высоким царским титулом, богами себе называть повелевали, как читаем в историях о царях – язычниках. Роскошники и сластолюбцы сколько выдумывают угодий и удовольствию своему, сколько брашен и питий приятных и прочаго, известно всякому: но удовольствовать себе и души своея не могут. Причина сему сия есть, что хотят ДУШУ свою удовольствовать тем, чим она не удоволяется. Дух бо есть безсмертный, и потому не тленным и смертным веществом, но живым и безсмертным Божеством удоволяется (5:36).

Обращаясь от Создателя к миру, ЧЕЛОВЕК вместо блаженства злополучие и окаянство получает

Человек, когда от Создателя к созданию обращается любовью, – отпадает от своего истиннаго блаженства и впадает в истинное окаянство и бедность; и как тот, который оставивши царя своего любовью и дружеством с рабом его низшим себе прилепляется, делает сам себе безчестным и бедным, так грешник в безчестие и окаянство себе предает, который, оставивши Бога, к твари прилепляется. О таковом поется, или паче с сожалением и плачем глаголется: «Человек в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным, и уподобися им» (Пс. 48, 13). Хотя бо и всякое создание добро, и весьма добро (Быт. 1), однако ж всякая доброта созданий от Бога, как от источника, происходит, как и самые создания, и которая доброта во всех созданиях есть, тая несравненным, лучшим и превосходным образом в Создателе имеется; создания вся, как и самый человек, ничто пред Богом. От Бога бо как бытие, так и силу свою и доброту свою, как тень от древа, имеют, и дотоле пребывают и сохраняются, доколе воля Божия хощет, и всемогущая Его сила сохраняет их. Сего ради, когда человек от Бога к созданию обращается, – избирает вместо совершеннаго добра, как ничто, и так избирает вместо совершеннаго блаженства совершенное окаянство и злополучие свое и сам себе бедным и окаянным делает (5:35).

Мир земной для христианина, как древо запрещенное для Адама

Мир бо сей нам есть, как Адаму древо заповеданное ко ИСКУШЕНИЮ нашему положен: к чему мы обратим сердце наше, к Богу или к миру. Когда к Богу обратим, от мира отвратим; и когда к МИРУ обращаемся, от Бога отвращаемся. Мир бо и Бога любити невозможно, как выше сказано: «Аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем». Как бо Адаму не велел Бог вкушать от древа онаго, так и нам ныне глаголет: «Не любите мира, ни яже в мире». Видишь убо, ради чего должны мы презреть мир, то есть, да Бога нашего почтим; мир не любить, да Бога возлюбим; создание оставить, да Бога обрящем; от создания отвратиться, да к Богу обратимся. Как бо не можем и к востоку и к западу, и к небу, и к земли купно смотреть, так и к миру и к Богу прилепляться сердцем; и когда очи наши обращаем к земли, отвращаем от неба; и когда обращаемся к западу, отвращаемся от востока: так точно отвращаемся от Бога сердцем, когда любим мир; и когда к Богу сердечно обращаемся, тогда от мира отвращаемся. Едино из двух надобно всякому избрать. «Никто бо не может двум господинам работать: либо единаго возлюбит, а другаго возненавидит, или единаго держится, о друзем же нерадети начнет» (Мф. 6, 24) (5:34).

Ни внести, ни забрать из мира ничего невозможно

Все, что ни есть в мире сем, ЧЕЛОВЕК при смерти оставляет, как и самый мир, наг входит в мир, наг и исходит от мира; никто не рождается богатым, благородным, почтенным, славным, но вси равными, убогими и нагими рождаются; такожде и от мира равными отходят: никто с собою ничего не выносит, ни богатый богатства, ни славный славы, ни почтенный чести, ни благородный благородия, но вси все зде оставляют; и тогда всяк праведно о сих мира сего сокровищах рассуждает, но уже поздно. Почто же за тем гоняться, что сегодня или утро оставим? А вместо того уязвленную и трепещущую суда Божия совесть относим; едина ДОБРОДЕТЕЛЬ с нами отходит отсюда, и спутствует нам, и клеветникам наших заграждает уста, и приводит нас к Богу (5:44).

Во время смерти все оставляется

Что ни есть в мире сем, или драгое, или красное и приятное людям, то есть богатство, злато, сребро, убор, камение драгое, украшение строений, домов, коней, платья, лиц, честь, слава, власть, и прочее, что очесам и прочим чувствам и похоти приятно, все тое минуется и отходит от нас, как и сам мир, как Апостол учит: «Мир преходит, и похоть его» (1Ин. 2, 17). Во время бо смерти все оставляем, и не токмо тое, что имеем, но и самый мир, и самое тело оставляем; а отходим токмо душами отсюда, ничего с собою не относим. На что ж о том стараться, что сегодня или утро оставим (5:32–33).

Мир останется, а вси наги как вошли в мир, так и изыдем от мира, и ничего с собою не возьмем, ни сребра, ни злата, ни вотчин, ни чести, ни славы... Сколько ни жить и наслаждаться мирских красот и утех, надобно будет и не хотя с ними разстаться, и итить к суду Божию (1:175).

Мир суетный дает БЛАЖЕНСТВО, но ложное

Обещает мир и представляет любителям своим блаженство свое, но прелестное и ложное. Блаженство его состоит в чести, славе и сласти; но сие блаженство подобно есть сонному мечтанию, и меху надменному воздухом, который дотоле показуется бьпь полным и нечто имеющим, доколе воздух не выйдет; или подобно водному пузырю, который как скоро является, так скоро и исчезает (3:154).

Суетный мир любить и со Христом быть невозможно и есть неблагодарность к Богу

Миру работать и Христу, мира наслаждаться и со Христом крест свой носить, без котораго никто не спасется, невозможно. «Не можете Богу работать и мамоне», глаголет Христос (Мф. 6, 24). Великое неблагодарствие и презрение являем Христу, когда небесная благая, кровию Его дражайшею нам приобретенная, оставляем, а ищем тленная земная. Временных бо и вечных искать купно невозможно. Великое паки неблагодарствие Ему и презрение бывает, когда Его, яко Создателя и Отца своего оставльше, любим создание Его безчувственное, и прилепляемся ему (1:176).

Нельзя одновременно и слово Божие и мир суетный любить (3:210; см. СЛОВО БОЖИЕ, 914).

Все в мире употреблять ради нужды, а не похоти (5:36; см. ЧЕЛОВЕК, 1166).

Христианин – странник и пришелец в этом мире (5:91; см. ХРИСТИАНИН, 1084) (5:287; см. ЧЕЛОВЕК, 1165) (5:36; см. ЧЕЛОВЕК, 1166).

Каждый христианин обязан выйти из мира сердцем и помышлениями

Непременно нам должно от мира изыти, не ногами, но СЕРДЦАМИ и ПОМЫШЛЕНИЯМИ. Сам ты знаешь, что человек, удалившийся от отечества и дома своего, делает: на чужой стране обращается, но сердцем и мыслями своими непрестанно в отечестве и доме своем имеется: всегда думает, как бы в дом здоровому возвратитися; телом и ногами ходит по чужой стороне, но сердцем и душею в дому своем; и ничего тамо недвижимаго не заводит: ни строений богатых, ни садов и прочаго, чего с собою в отечество взять невозможно. Мы странники и пришельцы есмы на земли, якоже и отцы наши. Отечество наше – небо, к которому мы созданы, и святым крещением обновлены, и словом Божиим позваны. Что же нам, странникам и пришельцам, остается делать, как зде в мире сем телом жить, и ногами ходить, пока Бог позовет нас отсюда, но сердцами и помышлениями в отечестве своем обращаться; ни о чем, кроме нужных к житию сему, не пещися, и не скрывать на чужой земли сокровищ себе, «идеже червь и тля тлит, и идеже татие подкапывают и крадут: но скрывать себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкапывают, ни крадут. Идеже бо есть сокровище наше, ту будет и сердце наше» (Мф. 6, 19–21). Тамо бо наше отечество, тамо дом, тамо радость, тамо ликование, вечеря велия, и все блаженство наше тамо. Туда сердце наше и помышления наша и желание наша возводить должно. Аще сия помышлять будем всегда, ничего в мире сем не будем желать и искать (5:37).

Не увлекаться миром суетным, т.к. все временно (4:116; см. СУЕТА, 1026).

Для истинного богопознания необходимо сердце освободить от мирских привязанностей (5:60; см. БОГОПОЗНАНИЕ, 104).

Первый плод любви – презрение мира суетного (1:85; см. ЛЮБОВЬ, 462).

Чтобы СЕРДЦЕ не увлекалось миром, необходима истинная ВЕРА

К тому, чтобы от любви суетнаго мира отвратилось сердце, во-первых нужна есть вера нелицемерная (которая имеет место свое на сердце, а не токмо на языке), так, что без нея тое отвращение быть не может. Ибо свойство веры сие примечается, что она единаго Бога ищет, Ему единому прилепляется, на Него единаго надеется, уповает; защищения, помощи, избавления, спасения от Него единаго чает, и Его воли последует; следственно удаляется от твари, от всего видимаго, земнаго; от богатства, чести, славы, всякаго пристрастия, сердце человеческое, в котором находится, отвращает и к единым невидимым и вечным привлекает. Как бо плоть и чувства наши наклоняют и влекут сердце наше к земным и видимым; так, напротив того, вера отвращает от сих и обращает к Богу и Его вечным обещанным благим, во основание полагая истину Божию, в слове Его святом явленную и утвержденную (2:275–276).

Что значит отречься мира?

Мира отрещися не тое, чтобы всех вещей отстать. Ибо без них ни на едину минуту быть не можем; и ради нас оне созданы, чтобы ими пользоваться и Богу Создателю благодарили: да и удалиться от них не можем, ибо везде оне нас окружают, сретают и последуют нам.

Не тое паки, чтобы людей ненавидеть и ими гнушаться. Ибо повелено нам друг друга любить, и любить не токмо добрых, но и злых, не токмо другов, но и врагов наших, по словеси Господню, подражая в том небесному Отцу, Который «солнце Свое сияет на злыя и благия» (Мф. 5, 44–45).

Не тое паки, чтобы заключиться в монастыре или пустыне. Ибо мир тот, котораго берещися должны мы, внутрь нас носим, и потому, куды ни пойдем, не убежим от него. И как не вси, живущии в монастырях или пустынях, его отрекаются, так и во градех и селех пребывающии, не вси работают ему, как из следующих сие увидим.– Чтож убо есть отрещися мира? Есть не иное что, как от всего того, что нас от любви Божией отводит и до вечнаго неблагополучия доводит, сердце и любовь отвратить. Сюда принадлежит плоть наша со страстьми и похотьми, которую должно «распинать», когда хощем «Христовыми быть», а не мира сего чадами (Гал. 5, 24) (2:266–267).

Как отвлечь СЕРДЦЕ от увлечения миром

Нужно есть поучение усердное в слове Божием, которое с помощию Божиею веру вкореняет и умножает, и суету мира сего показует.

Размышление о настоящей и будущей жизни, о настоящем и будущем веке, о временных и вечных благих. Тако бо человек внутренними глазами усмотреть может суету мира сего и приитить в познание истиннаго блаженства. Сие бо паче всего нужно есть, чтобы познать суету, и в чем состоит истинное блаженство.

Понеже плоть наша похотствует противу духа, и чрез чувства, как орудия свои, влечет нас к земным и видимым, нужно есть подкрепление от помощи Божией. Чего ради должно с Пророком усердно молитися всегда: «отврати очи мои, еже не видети суеты; в пути Твоем живи мя», Господи! (Пс. 118, 37) (2:276).

Должно отрицаться не создания, но любви к нему

Может здесь кто помыслить и противу сказать: создание вся ради человека сотворена суть: ради чего их отрицаться?

«Отвещаю»: Не создания отрицаться должно, но любви к созданию. Известно, что все ради человека сотворено, убо тем самым все должно человеку служить, а не человек ему. Создание человеку должно работать по повелению Божию, а не человек созданию. Работает же человек созданию, когда сердцем ему прилепляется, и которою любовию Богу должен, тую созданию посвящает.

Должно создания употреблять умеренно, а не излишне, к нужде, а не к сладострастию.

Создания суть как следы и свидетельства, которыя показуют Создателя, и от них научаемся и увещаваемся любить и почитать Создателя.

Создания служат нам, чтобы мы Создателю служили; а когда не служим, то и их служение нам тщетно бывает, и Богу оттуду великое неблагодарствие последует (2:275).

Отречься от мира – не иметь пристрастия к тленным и суетным вещам

Мир презреть или мира отрещися есть не иное что, как не иметь пристрастия к тленным и суетным вещам, как-то: к чести, богатству и прочиим. Отрещися мира не токмо едины монахи, как многие худо думают и говорят, должно, но и вси христиане: ибо, как выше из Писания видно, «горняя мудрствовать, а не земная», всем повелевается, хотя то монахам наипаче долг тот предлежит (1:174).

Размышлением о временности мира отводить мысль от любви к нему

Отлучай мысль всегда от мира сего, то есть: что все здешнее и сладкое и горькое кончится, и наступает смерть, которая нечаянно приходит и восхищает людей. Где ныне предки наши? В своих местах. И мы за ними пойдем. Далее будет суд Христов, от котораго инии (праведнии) в вечный живот, а инии (грешнии) в муку вечную пойдут. Помышляй сия часто, наипаче в ночи: тогда бо тихое время и удобное к размышлению (1:225).

Чтобы избавиться от ПРИСТРАСТИЙ, необходимы РЕВНОСТЬ и ПОДВИГ

Отзываешься ты: «Я бы хотел от суеты отстать, но не могу». Нет, отвечаю тебе: не не можешь, но не хочешь. Хотящему действительно все возможно. По водам ходить, по воздуху летать и проч. нам невозможно, а от любве мира отвратитья с помощью Божией возможно. Бог бо, Который повелевает изыти от мира, той и помогает хотящим и тщащимся. Прочие люди такие же, как и ты, земные и плотяные были, и презрели мир, и ныне многие презирают. Им возможно было: убо и тебе, который единаго с ними естества и немощи еси. Понуди себе, когда не хощешь; размышление беды наступающия, и несомненная обещанного блаженства надежда понудит и унылое сердце. Знаешь, что делают люди в пожарном случае, или в нашествии иноплеменников: все бросают, чтобы живот свой спасти, хотя и жалеют о доме и имении своем. Видишь, что страх временнаго бедствия и смерти делает, как и выше писал я тебе: ты им последуй в деле вечнаго СПАСЕНИЯ. Они ради временной беды и смерти оставляют все: ты ради вечнаго бедствия и смерти оставь мир, да не с миром погибнеши. Попадают люди в руки иноплеменническия, и умирают, или в плен горчайшей смерти отводятся, которые, нехотячи оставить имения, в доме остаются, и часто сгорают, люди, которые в домы, пламенем объемшиеся, возвращаются, чтобы оттуда имение восхитить, и тако люди, хотячи имение соблюсти, и сами погибают. Тако делают многие христиане, которые много собирают, а о души небрегут; но тоежде страдают. Имение остается чужим, а сами в оный век отходят без надежды спасения (5:42–43).

Презревшие мир приобретают Христа

Наконец, презревши мир, приобретают Христа со всем небесным и вечным сокровищем, и с ним воцарятся во веки веков (1:177).

Только презревшие обладают им

Презревши мир зде сторицею приемлют, ибо они верою всем миром обладают, их слушает небо: повелевают облакам, и дождь дают; повелевают солнцу и стоит; запрещают морю, и бежит от них; они огнь в росу прелагают; им покоряются львы, яко агнцы; они преставляют горы; им непроходимыя места бывают, пути гладки; они по морю ходят, аки по суху; им небо дождит манну; они изводят воду из камене; им покаряются царие; пред ними припадают врази их; им возвращаются реки вспять; они гласом сокрушают грады крепкие. Они богатства гнушаются, но все имеют, «яко ничтоже имуще, а не содержаще»; чести бегают; а вси их почитают; от всех удаляются, но всех к себе привлекают; сокрываются, но скрыться не могут; утехи бегают, но внутрь сладце утешаются. Чем более смиряются, тем более возносятся: «всяк смиряяй себе, вознесется», по словеси Христову (1:176–177).

Презрение и отрицание мира. См. глава третья, третьей статьи, второй части, первой книги «О истинном христианстве» (2:266–276).

Мир (презрение его). См. «Плоть и дух» (1:174–177).

V. МИР ДУШЕВНЫЙ

Христос есть душевный мир для христианина (3:153; см. ХРИСТОС, 1124).

Мир между людьми и мир с Богом есть источник всякого блага

Видим в мире, что когда едино царство с другим городом, село с другим селом, сосед с соседом, жена с мужем, и прочий живущий в едином доме друг с другом мир имеют; тогда все благополучно бывает, и никакого зла друг от друга не опасаются: только бы мир истинный, а не лицемерный был, каковый часто между людьми бывает. Тако, когда христианин мир с Богом имеет, тогда все блаженство в себе заключает, и всякое бедствие и злополучие отгоняет. Тогда человек в милости у всесильнаго Бога, и покрывающаго Своих рабов, находится; гнева и суда Божия не боится; ада и геенны не ужасается; диаволов и всех наветов вражиих не устрашается; вечныя жизни и тоя обещанных благих и всякаго благословения Божия без сомнения надеется (4:191–192).

Сатана прервал мир между Богом и человеком

Сладчайший и дражайший мир сей между Богом и человеком пресеклся было, когда сатана, змий лукавый, позавидел блаженству наших прародителей, и их злым и лукавым своим советом ввергнул в ров преслушания, и от того последующего гнева Божия, Которым гневом Божиим, как темным мраком, вся вселенная покрылася; и следовало всякому не инаго чего от разгневаннаго Бога ожидать, как достойныя клятвы и вечнаго осуждения. Яко «все согрешиша и лишени суть славы Божия, и весь мир учинился повинен Богу» (Рим. 3, 23 и 19) (3:432).

Мир души только в чистой совести и есть дар Святого Духа

Сей мир не может, как только в чистой и непорочной совести быть; и есть высочайший дар Святаго Духа. Сего мира Апостол святый в начале почти всех своих посланий христианам желает: «Благодать вам и мир», и проч. Сего мира и служители Божии на всех публичных богослужениях нам желают: «мир всем!» (4:192).

Мир души имеет место в совести и сердце

Мир бо сей в совести и сердце имеет место свое; но совесть, пороками оскверненная и беззакониями раздраженная, не иное что грешнику, как Бога, законопреступлением огорченнаго, и гнев Божий, клятву Божию и осуждения вечное возвещает: почему тако и мир сей места не имеет, но вместо того червь злый, смущение и всякое безпокойствие. А имеют драгое сие и небесное сокровище тии только, которые, верою очистивше сердца, «творят плоды покаяния» (Мф. 3, 8), «распинают плоть со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24); яко Христовы раби, «плотоугодия в похоти не творят» (Рим. 13, 14), и «работают друг другу любовию» (Гал. 5, 13), и «мир» друг с другом о Христе «имеют» (2Кор. 13, 11) (3:433).

Мир от духовного сердца и духовного мудрования (3:57; см. БРАНЬ, 116).

В христианах должен быть мир (4:44; см. ХРИСТИАНИН, 1069).

Тот имеет мир,

кто и благополучие и неблагополучие одинаково воспринимает с ТЕРПЕНИЕМ и БЛАГОДАРЕНИЕМ Богу

Кто в терпении, в благополучии и неблагополучии равно постоянен будет: тот в тишине, покое и мире всегда будет пребывать; и благоприятное, сладкое, Христову житию подобное и сообразное будет иметь житие; и на земли небесную будет чувствовать радость, и во временной жизни вечнаго живота сладости вкушать. «Господи, помози мне! И да возвеселятся вси уповающии на Тя, во век возрадуются, и вселишися в них, и похвалятся о Тебе любящии имя Твое» (Пс. 5, 12) (4:198).


Комментарии для сайта Cackle